<<
>>

§2. Принципы экономичности исполнения и содействия сторон при исполнении обязательств

Принцип экономичности исполнения обязательств - это основополагающая идея обязательственного права, согласно которой должник должен выбирать наиболее разумный, экономный способ исполнения; сторонам следует стремиться осуществлять свои права и обязанности наиболее выгодным друг другу образом, «субъекты должны исполнять свои обязательства разумно, рационально, с наименьшими издержками при достижении требуемого результата»[360].

Указанная категория применительно к обязательственному праву является одним из проявлений принципа добросовестности, правила о недопустимости злоупотребления правом, иных общих норм, находит своё отражение в отдельных положениях ГК РФ. Действительно, если действия по исполнению обязательств не соответствуют требованиям экономичности, рациональности, обязанность исполнена с необоснованными издержками, то в большинстве случаев такие действия следует признать недобросовестными, а вполне возможно, и злоупотреблением правом.

Норма-принцип экономичности существовала в советский период развития цивилистики: ч. 2 ст. 168 ГК РСФСР 1964 г. было установлено, что каждая из сторон должна была исполнять свои обязанности наиболее экономичным для социалистического народного хозяйства образом. Принцип экономичности определялся в литературе того времени, как обязанность должника и кредитора «по рациональному расходованию материальных и денежных ресурсов, по взаимному исполнению с минимальными и целесообразными затратами, с наиболее полным использованием резервов действий, составляющих содержание обязательства»[361]. Особо подчеркивалось, что главное назначение принципа экономичности заключается в исполнении обязательств таким способом, который является наиболее эффективным, выгодным для всего народного хозяйства в целом[362] [363]. Более того, действия должника по исполнению обязанности действовать экономично могли и не затрагивать интересов контрагента и даже не соответствовать им . Разумеется, в современных условиях понимание сущности принципа экономичности нуждается в корректировке. На первый план должны выходить не интересы народного хозяйства, а уполномоченного лица - кредитора. Сказанное соответствует целевому назначению, основным началам, методам гражданского права.

Необходимо отметить, что в настоящее время принцип экономичности прямо в законе не зафиксирован, однако находит своё отражение применительно к отдельным видам обязательств. Так, согласно п. 1 ст. 713 ГК РФ подрядчик обязан использовать предоставленный заказчиком материал экономно и расчетливо, после окончания работы представить заказчику отчет об израсходовании материала, а также возвратить его остаток либо с согласия заказчика уменьшить цену работы с учетом стоимости остающегося у подрядчика неиспользованного материала.

Вряд ли подобное правило применимо исключительно к договору подряда и ему подобным соглашениям. Напротив, представляется, что требование экономичности является фундаментальным правилом института исполнения обязательств, должно распространяться на всё обязательственное право.

Представим такую ситуацию. Гражданин впервые приехал в город Москва. Ему необходимо добраться от Ленинградского железнодорожного вокзала до Казанского. Казанский и Ленинградский вокзалы расположены на одной площади друг напротив друга. Не зная расположения указанных объектов, гражданин нанимает такси. Таксист осуществляет перевозку гражданина через всю Москву и, разумеется, просит плату за весь маршрут. Пассажир расплачивается, так как не знает, что его обманули. В приведенной ситуации имело место реальное исполнение обязательства, так как результат, к которому стремился гражданин (перемещение в определенное место), достигнут. В то же самое время исполнение обязательства в данном случае не соответствует требованиям добросовестности, разумности, действия перевозчика не соответствуют закону, он злоупотребил своим правом, следовательно, суд может отказать ему в защите права по п. 2 ст. 10 ГК РФ.

Авторы ряда современных работ обосновано утверждают о существовании принципа экономичности, хотя зачастую подробно его сущность не раскрывают. В частности, делается справедливый вывод, что основное назначение рассматриваемого принципа в современных условиях заключается в том, что неэкономичное исполнение должником своей обязанности не должно отражаться на интересе кредитора и на его правах1.

Также нам близка позиция о существовании в гражданском праве принципа эффективности, который в законе прямо не сформулирован, но имманентен существу гражданских отношений[364]. Более того, считаем, что данная категория не только соответствует основным началам гражданского законодательства, но и вытекает из них, на основании чего может применяться на практике. Утверждается, что «принцип эффективности предопределяет такое сочетание способов и правовых средств в процессе осуществления прав и обязанностей, при котором правовая цель достигается при минимальных издержках с максимальной полнотой»[365] [366]. С учётом сказанного, принцип экономичности - это категория, которая является отражением в обязательственном праве не только нормы-принципа добросовестности и иных общих норм гражданского права, но и принципа эффективности. Следовательно, действующее законодательство знает немало оснований для применения категории экономичности для разрешения конкретных споров в судах.

Необходимо отметить, что современная судебная практика действительно ориентирует стороны исполнять свои обязанности наиболее экономичным способом. Например, суды указывали на необходимость использо-

вания наиболее экономичного способа отгрузки . По другому делу был сделан следующий вывод: передвижение по городу Москве до аэропорта на такси не может считаться наиболее экономичным способом передвижения с учётом того, что имеется более дешёвый вид транспорта - аэроэкспресс[367].

В процессе правоприменения должна быть более подробно раскрыта сущность категории «экономичность исполнения». Считаем возможным выделить некоторые её характеристики. Отметим, что предложенный перечень критериев категории «экономичность исполнения» является примерным и открытым, может быть дополнен судом с учётом всех обстоятельств рассматриваемого дела.

1. Исполнение обязательства с наименьшими материальными и финансовыми затратами. Как уже было сказано, исполнение обязанности не должно отражаться на интересе кредитора. Очень часто интерес кредитора заключается как раз в том, чтобы обязательство было исполнено наиболее дешёвым способом. Если же должник, имея возможность исполнить обязательство с наименьшими материальными и финансовыми затратами, не делает этого, чаще всего, имеет место злоупотребление правом. В указанном случае кредитор получает право на возмещение убытков, размер которых должен определяться судом в каждой конкретной ситуации.

2. Исполнение обязательства с наименьшими временными затратами. В тех случаях, когда срок исполнения обязательства не определён соглашением сторон, не вытекает из закона или обычая, следует говорить, что должник не имеет права намеренно затягивать процесс исполнения. Речь идёт не только о том, что обязательство должно быть исполнено в разумный срок, но и о том, что обязанному лицу следует принимать меры к скорейшему достижению результата отношения. В тех случаях, когда кредитор заинтересован в скорейшем принятии исполнения (проведение ремонта жилого помещения, оказание различных услуг гражданам, перевозка пассажира и др.) намеренное затягивание данного процесса может рассматриваться как недобросовестное поведение, нарушение принципа экономичности.

3. Эффективное использование при исполнении обязательств организационных возможностей. Нередко при исполнении обязательств должнику приходится привлекать значительные организационные ресурсы (аренда транспортных средств для поставки товаров, привлечение работников, а также иных организаций и физических лиц, применение собственных помеще- ний для временного хранения и т.п.). Неэффективное, нерациональное использование организационных возможностей может в значительной степени повысить издержки, что, в конечном счёте, негативным образом скажется на интересе кредитора, его правах. Следовательно, с точки зрения принципа экономичности должнику при исполнении обязательств следует грамотно и рационально использовать организационные возможности: как свои, так и привлеченных лиц.

4. Недопущение волокиты, необязательных согласований при оформлении документов, иного намеренного затягивания процесса исполнения обязанностей. С нерациональным использованием временных и организационных ресурсов тесно связано намеренное затягивание процесса исполнения обязательства путем проведения необязательных согласований, оформления большого количества документов, важность которых в конкретной ситуации является сомнительной и т.п. Указанные действия, исходя из обстоятельств дела, также могут быть признаны недобросовестными.

Более того, принцип экономичности следует использовать не только в правоприменительной, но и в правотворческой деятельности. Правовые акты, регулирующие обязательственные отношения, должны создавать такой правовой механизм, который обеспечивал бы наиболее разумный, эффективный и быстрый способ исполнения. Совершенно очевидно, что заложенный в законодательстве необоснованно сложный и запутанный механизм реализации прав создаёт субъектам гражданского оборота дополнительные издержки, заставляет их привлекать дополнительные ресурсы (материальные, временные, организационные и т.п.) для того лишь, чтобы реализовать свои законные права и интересы. Подобные правовые акты следует признавать неэффективными, не соответствующими требованию экономичности и требующими внесения в них изменений и дополнений. Бесспорно мнение Е.В. Вавилина о том, что «нормативно-правовой акт... должен быть подготовлен к исполнению, продуман весь его механизм»[368].

Так, законодательство, регулирующее предпринимательскую деятельность, вполне справедливо исходит из намеренного уменьшения количества административных барьеров осуществления предпринимателями своих прав. Например, установлены максимальный срок рассмотрения заявления о государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, ответственность должностных лиц за его нарушение, регистрация по принципу «одного окна» и многое другое. Тем не менее, в науке справедливо утверждается, что до сих пор отсутствие четких административных процедур - одна из причин проблемы незащищённости субъектов малого и среднего бизнеса[369] [370]. Считаем, что совершенствование законодательства в данном направлении должно быть продолжено.

К сожалению, принцип экономичности не всегда в полной мере находит своё отражение в законодательстве. Нередко, особенно когда исполнение обязанности лежит на государстве, монополистической организации, правовые акты предусматривают сложный порядок реализации прав. Иллюстрации трудностей процедурного характера реализации прав можно встретить в

научной литературе: обеспечение военнослужащих жилыми помещениями , получение жилищно-коммунальных услуг[371].

Ещё один пример: договор энергоснабжения. Осуществление прав по данному соглашению затрудняется ввиду использования в законодательстве понятий, разграничение между которыми не проведено («договор энергоснабжения», «договор поставки электрической энергии», «двусторонний договор купли-продажи электрической энергии» и т.д.). Также не единичны случаи принятия законов в области энергетики и энергоснабжения без наличия в них механизма их реализации[372].

Еще одно проблема: непринятие должностными лицами правовых актов, которые раскрывали бы сам процесс исполнения обязанности. Как справедливо подчеркнуто З.И. Цыбуленко, «нередко для осуществления прав граждан, провозглашенных Конституцией РФ, требуется принятие целого ряда законов, подзаконных актов в виде положений, правил, инструкций и т. п. Это отдаляет сроки осуществления гражданами их конституционных

Л

прав, удовлетворения их потребностей» . Считаем, что необоснованное затягивание правотворческого процесса негативно сказывается на защите прав и законных интересов субъектов гражданского права, которые не могут реализовать своё право, требовать исполнения обязанности только лишь из-за отсутствия документа процедурного характера.

Всё вышесказанное подтверждает тезис о том, что принцип экономичности должен активнее внедряться в правотворческую деятельность, находить своё отражение в различных правовых актах, прежде всего, процедурного характера.

Итак, как видим из положений законодательства, его смысла, а также из судебной практики, сущность принципа экономичности по сравнению с советским периодом изменилась, однако сама категория не утратила своей актуальности. Принцип экономичности исполнения обязательств следует рассматривать как основополагающую идею обязательственного права, согласно которой должник должен выбирать наиболее разумный, экономный способ исполнения; сторонам следует стремиться осуществлять свои права и обязанности наиболее выгодным друг другу образом.

В качестве критериев экономичного исполнения следует рассматривать: исполнение обязательства с наименьшими материальными, временными, организационными затратами, недопущение волокиты, необязательных согласований при оформлении документов и т.п. Принцип экономичности следует использовать не только в правоприменительной, но и в правотворческой деятельности. Правовые акты, регулирующие обязательственные отношения, должны создавать такой правовой механизм, который обеспечивал бы наиболее разумный, эффективный и быстрый способ исполнения.

Принцип содействия сторон при исполнении обязательств - еще одна правовая категория, вытекающая из смысла законодательства. Особого развития она достигла в советском праве. По ГК РСФСР 1964 г. каждая из сторон должна была оказывать другой стороне все возможное содействие в исполнение ею своих обязанностей (ст. 168). Суть анализируемого принципа по О.С. Иоффе заключалась в том, что «стороны вправе рассчитывать на такую взаимопомощь, которая не вытекает из их конкретных обязанностей, но становится в силу сложившихся обстоятельств необходимой для одной стороны и может быть ей оказана другой стороной без ущерба для себя»[373]. Несколько иную дефиницию дал З.И. Цыбуленко, по мнению которого принцип сотрудничества - нормативно-руководящее начало, «в соответствии с которым при осуществлении прав и исполнении обязанностей каждая из сторон обязательства должна оказывать другой стороне всё возможное содействие в выполнении ею своих обязанностей, независимо от того, предусмотрено оно конкретным нормативным актом, договором или не предусмотрено ими, но вытекающее из общей нормы права»1. В последнем определении совершенно верно сделан акцент на том, что обязанность сотрудничать (оказывать содействие) должна вытекать из общей нормы права. На сегодняшний день подобной нормой является принцип добросовестности.

Необходимость принципа содействия в советский период вытекала из сущности административно-плановой экономики. Выполнение плана - общая обязанность каждого предприятия, всеобщая конечная цель, для достижения которой участники экономического оборота должны были не только надлежащим образом исполнять свои обязанности, но и содействовать в этом другим субъектам2.

С учётом того, что сущность принципа содействия в советский период была тесно связана со спецификой плановой экономики, некоторыми авторами был сделан вывод о том, что принцип содействия сторон при исполнении обязательств является началом, который не соответствует современной экономике, поэтому законодатель справедливо отказался от его включения в ГК

РФ . Сложно найти аргументы, подтверждающие данный факт. Смысл действующего гражданского законодательства, практика применения общих положений ГК РФ, а также принципов исполнения обязательств наглядно свидетельствуют об актуальности категории «содействие сторон». Связано это с тем, что все участники оборота заинтересованы в получении определенного результата, причем такого, который был бы наиболее выгоден для них. Достижение подобного результата, а как следствие, реализация законных прав и интересов субъектов, нередко невозможны в отсутствии содействия между сторонами при исполнении обязательств. [374] [375]

Особое мнение высказано В.В. Ровным: «принцип кредиторского содействия неприменим, если в каждой конкретной ситуации иное не предполагается и не следует из специальной нормы права или условия договора»[376]. Получается, что автор сформулировал своего рода презумпцию неприменения принципа содействия: если иное не предусмотрено законом или договором, анализируемая категория не применяется. Между тем на сегодняшний день данный тезис не в полной мере соответствует действующим положениям ГК РФ, который установил принцип добросовестности, а также презумпцию добросовестности участников гражданского оборота. С учётом того, что категория содействия сторон тесно связана с данными нормами, нет оснований утверждать, что принцип содействия применяется исключительно в тех случаях, когда это прямо указано в законе или договоре.

На основании изложенного следует согласиться с тем, что «хотя экономичность и сотрудничество сторон при исполнении обязательств не закреплены в ГК РФ в качестве принципов обязательственного права, они применяются на практике и их использование необходимо»[377]. Разумеется, целевое назначение указанных начал, их сущность в современной экономике несколько иная, чем в административно-плановой. Во главу угла ставится не общегосударственная цель в виде выполнения плана, а частная - достижение реального результата, к которому стремятся стороны при исполнении. Основная задача анализируемых принципов в современный период: создание эффективного гражданского оборота, способного в наибольшей мере удовлетворять интересы его субъектов. Таким образом, произошло изменение назначения, сути анализируемого принципа, но говорить о том, что он потерял своей актуальности, нельзя.

Показательно, что принцип содействия прямо закреплён отдельными нормами международного и зарубежного права. Например, в силу Принципов Международных коммерческих договоров 2010 г. каждая сторона должна сотрудничать с другой стороной, если такое сотрудничество можно разумно ожидать в связи с исполнением обязательств этой стороны. Подобная обязанность («duty to co-operate») предусмотрена Принципами европейского договорного права[378]. Иностранными авторами утверждается, что данная обязанность призвана обеспечить наиболее полное исполнение обязательств сторонами[379]. Данный зарубежный опыт интересен применительно и к российской правовой системе, может быть применен как в практической деятельности (с учётом признания в нашей стране обычаев, а также правил ст. 7 ГК РФ о применении в России международных норм), так и в работе по совершенствованию гражданского законодательства.

ГК РФ не знает общего правила, которое прямо устанавливало бы обязанность сторон сотрудничать. Однако применительно к договору подряда заказчик обязан в случаях, в объеме и в порядке, предусмотренных договором подряда, оказывать подрядчику содействие в выполнении работы. При неисполнении заказчиком этой обязанности подрядчик вправе требовать возмещения причиненных убытков, включая дополнительные издержки, вызванные простоем, либо перенесения сроков исполнения работы, либо увеличения указанной в договоре цены работы. Некоторые обязанности по содействию сторон вытекают из норм, регулирующих договор коммерческой концессии (ст. 1031 ГК РФ).

Кроме того, принцип содействия при исполнении обязательств должен применяться значительно чаще тех случаев, которые прямо указаны в законе. Например, по отношению к договору оказания услуг: образовательных, медицинских, консультационных и т.п. Субъекты данных отношений заинтересованы в определенном результате, который может быть достигнут только в том случае, если они будут оказывать друг другу всё возможное содействие.

Так, обязанность по предоставлению информации врачу об образе жизни больного, его вредных привычках и т.п. может быть не указана в договоре оказания медицинских услуг. Тем не менее, без её исполнения затруднительно выбрать наиболее эффективный способ лечения. Вместе с тем в выздоровлении больного заинтересован не только пациент, но и сам врач, так от результата лечения зависит восприятие потенциальными клиентами профессиональных качеств последнего.

Приведённый пример доказывает актуальность мнения В.А. Тархова, высказанного применительно ещё к советскому праву, о том, что при возникновении трудностей, связанных с исполнением обязательств «стороны должны предупреждать друг друга и совместно находить пути к их преодолению»[380]. На сегодняшний день данное правило может быть выведено из требований принципа добросовестности и применимо к большей части обязательств. Считаем, что обязанность сообщать о трудностях исполнения вытекает из смысла правовых норм, регулирующих договоры розничной купли- продажи, поставки, подряда, контрактации, перевозки и т.д. Неуведомление контрагента о сложностях реализации соглашения может наряду с другими обстоятельствами расцениваться, во-первых, как аргумент в пользу уменьшения того, что стороне причитается по договору, а, во-вторых, как основание для уменьшения ответственности стороны, виновной в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства.

Интересны примеры и из судебной практики. Например, при толковании норм, регулирующих отношения по договору лизинга в своем Постановлении Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что «стороны договора должны действовать, руководствуясь, в том числе, соображениями сотрудничества»[381]. Можно сказать, что в последнее время увеличилось число случаев использования судами анализируемого принципа. Правило о том, что стороны должны действовать, учитывая соображения сотрудничества, используется судами и для обоснования своей позиции по делу, и для усиления аргументации, и для правильного разрешения дела[382] [383].

Сказанное наводит на мысль, что необходимость применения принципа содействия формально обоснована самыми разнообразными основаниями. З.И. Цыбуленко применительно к советской правовой системе выделял следующие формы осуществления принципа сотрудничества: соблюдение его требований, содержащихся в нормативно-правовых актах; исполнение обязанностей по содействию, включённых в договор по соглашению сторон, решению суда; соблюдение обязанностей, вытекающих из общего правила ст. 168 ГК РСФСР; исполнение обязанностей по сотрудничеству, вытекающих

из положений договоров о сотрудничестве и тому подобных соглашений . Современные авторы обосновывают возможность применения на практике анализируемой категории следующими положениями: использование аналогии права, общепризнанных принципов и норм международного права, обычаев, из которых вытекает изучаемый принцип[384]. Кроме того, в отдельных сферах экономики получили распространение соглашения о взаимодействии и сотрудничестве (например, в области железнодорожного транспорта)[385].

Исходя из изложенных точек зрения, действующих правовых норм, сложившейся судебной практики, полагаем, что существуют следующие формы реализации принципа содействия сторон при исполнении обязанности:

1) обязанность оказывать возможное и необходимое содействие как элемент требования добросовестности, возведенного в ранг принципов гражданского права;

2) конкретные нормы гражданского законодательства (применительно к договору подряда, коммерческой концессии и т.п.);

3) отдельные положения заключённого сторонами соглашения, которые прямо предусматривают определённые обязанности по оказанию друг другу содействия и взаимопомощи;

4) признанные Российской Федерацией нормы международного права;

5) обычаи и деловые обыкновения;

6) обязанность оказывать возможное и необходимое содействие, вытекающая из смысла положений закона и/или соглашения сторон.

Таким образом, необходимость применения принципа содействия сторон при исполнении обязательств выходит далеко за рамки договора подряда и иных случаев, прямо указанных в законе. Более того, следует говорить о том, что анализируемый принцип применим по отношению ко всем обязательствам.

Однако не стоит и абсолютизировать принцип содействия. Его применение или неприменение следует соизмерять с требованиями разумности, добросовестности, а также с тем положением, из которого стороны исходили при заключении соглашения. Так, в литературе приводится следующий пример. Продавец должен в срок доставить партию товара на склад покупателя. За несколько километров до склада автомобиль продавца ломается и не в состоянии продолжить путь. Покупатель может без особых сложностей выделить транспорт и сотрудников для завершения доставки груза, но, несмотря на просьбу продавца, не делает этого. Авторы утверждают, что подобные действия покупателя не соответствуют принципу содействия сторон[386]. Однако, думается, что в приведенном случае нет нарушения требований добросовестности и разумности. Покупатель вполне обосновано исходил из того, что на продавце лежит риск неисполнения обязанности, никаких договоренностей по возможному использованию транспорта покупателя не было. Кроме того, возложение на последнего обязанности по содействию путем предоставления транспортного средства создает для него дополнительные риски, связанные с необходимостью оплаты труда работников, занятых доставлением груза, возможной поломкой автомобиля в пути и т.п. В связи с этим актуально замечание З.И. Цыбуленко о том, что требование содействия «не может доходить до подмены должника кредитором при исполнении обяза- тельств»[387] [388].

В связи со сказанным возникает вопрос о пределах анализируемого принципа. Как указано З.И. Цыбуленко, «пределами должны быть законность, обоснованность, целесообразность, выполнимость действий по оказа-

нию содействия в исполнении обязательств» . Представляется, что критерии необходимого содействия сторон при исполнении обязательств должны быть выработаны судебной практикой и базироваться на учете того положения, из которого стороны исходили при заключении договора, а также того, в чем именно должно заключаться содействие и взаимопомощь, в частности, не создаст ли оно дополнительных рисков.

В литературе отмечалось, что принцип сотрудничества тесно связан с началом экономичности, поскольку он направлен «именно на то, чтобы избежать лишних неоправданных расходов»[389]. Не вызывает сомнения тот факт, что все принципы исполнения взаимосвязаны и дополняют друг друга, так как направлены на достижение одного результата: того, который был заложен сторонами при возникновении обязательства. Тем не менее, принципы экономичности и содействия, по сути, разные явления. Первое из них есть, по большей части, требование к должнику, неисполнение которого может быть следствием уменьшения того, что ему положено по договору. Принцип содействия - это, в первую очередь, обязанность кредитора оказать помощь контрагенту, без которой достижение желаемого сторонами результата окажется трудновыполнимым.

Отдельными авторами высказана позиция о том, что принципы экономичности и содействия сторон при исполнении обязательств действуют исключительно в договорных обязательствах[390]. С одной стороны, указанные начала действительно в большей мере свойственны обязательствам, возникающим из договоров. Именно в данных правоотношениях раскрывается суть анализируемых явлений. Тем не менее, нельзя сказать, чтобы категории экономичности и содействия сторон при исполнении обязательств совершенно не характерны для внедоговорных обязательств, так как они также должны быть исполнены должником наиболее разумным, эффективным способом с привлечением наименьших временных, организационных ресурсов. Подобная обязанность вытекает из принципа добросовестности, смысла норм о внедоговорных обязательствах, а её неустановление негативным образом сказалась бы на реализации прав и законных интересов кредитора. Последний, в свою очередь, обязан оказывать содействие должнику. Например, предоставлять подробную информацию, которая необходима должнику для исполнения обязанности.

Цивилистикой не в полной мере раскрыто соотношение принципов экономичности и содействия сторон при исполнении обязательств с другими началами гражданского права. Прежде всего, изучаемые явления, безусловно, связаны с важнейшим положением института исполнения - принципом надлежащего исполнения. Так, С.В. Сарбаш небезосновательно утверждает, что принцип надлежащего исполнения включает в себя все другие начала исполнения, в том числе экономичности и содействия[391]. Схожая позиция у З.И. Цыбуленко. По мнению цивилиста, принцип содействия - важнейшее правовое средство, способствующее осуществлению иных принципов исполнения, в том числе надлежащего исполнения[392] [393].

Несколько иное мнение высказано Т.В. Богачёвой, по мнению которой принципы экономичности и содействия сторон должны соблюдаться уже на стадии заключения договора . Принцип надлежащего исполнения действует лишь на стадии исполнения обязательства, следовательно, указанные явления нельзя рассматривать как частное и общее. Считаем, что приведенная позиция особенно актуальна в связи с предстоящими изменениями в ГК РФ. Дело в том, что планируется введение института преддоговорной ответственности, который может рассматриваться как проявление принципов экономичности и содействия сторон на стадии заключения договора. Таким образом, мысль о том, что принципы надлежащего исполнения, а также содействия сторон и экономичности являются разноплоскостными явлениями, имеет право на существование и соответствует тенденциям развития современного гражданского законодательства.

Представляется, что разграничение между указанными явлениями можно провести в следующем. Исполнение гражданско-правового обязательства должно соответствовать как букве закона и договора, так и их смыслу, духу. Неудивительно, что суд при разрешении споров осуществляет толкование норм закона и положений соглашения сторон в соответствии с требованиями добросовестности, разумности, справедливости. Считаем, что принципы надлежащего и реального исполнения обязательств реализуются, прежде всего, в положениях о том, что исполнение должно соответствовать буквальному содержанию закона и договора. Начала экономичности и содействия сторон, исходя из их сущности, призваны обеспечить правильное исполнение обязательств, исходя из смысла, духа правовых норм и положений заключенного сторонами соглашения.

Рассмотрим также соотношение анализируемых принципов с категорией добросовестности, которая с недавнего времени является нормой- принципом в соответствии со ст. 1 ГК РФ. Прежде всего, представляется, что категории экономичности и содействия сторон являются отражением отраслевого начала добросовестности применительно к обязательственному праву и на этом основании должны применяться при регулировании всех отношений указанной подотрасли. В этой связи абсолютно правильным представляется утверждение, что принцип сотрудничества способен выполнять нормообразующую функцию как часть принципа добросовестности\ Из сказанного можно сделать два вывода. Во-первых, принцип добросовестности с одной стороны и принципы экономичности и содействия сторон, с другой, соотносятся как общее и часть. Во-вторых, закрепление принципа добросовестности в ст. 1 ГК РФ даёт формальное основание для применения начал экономичности и содействия сторон в правоприменительной деятельности.

Думается, что добросовестность - это важнейшая оценочная категория отечественного гражданского права, возведенная в ранг основных начал гражданского законодательства, которая включает в себя все иные оценочные категории, которые используются в ГК РФ: разумность, справедливость, нравственность и другие. Применительно к обязательственному праву такими явлениями являются экономичность и содействие сторон при исполнении обязательств.

В этом плане показателен зарубежный опыт. Так, итальянское законодательство не содержит прямо сформулированного правила об обязанности сотрудничать. Тем не менее, иностранные авторы указывают, что эта обязанность прямо вытекает из общего принципа добросовестности и честности[394]. В самом деле, общее положение добросовестности требует, чтобы стороны вели себя лояльно по отношению друг к другу, подразумевает, помимо прочего, обязанность защищать интересы контрагента[395].

В связи со сказанным возникает проблема: есть ли смысл выделения самостоятельных принципов экономичности и содействия сторон, если они всего лишь частные проявления отраслевого принципа добросовестности. Отдельные авторы отрицательно отвечают на данный вопрос. Например, А.Д. Корецкий предлагает рассматривать категорию экономичности не как самостоятельный принцип, а как конкретное проявление в обязательственном праве принципов разумности и добросовестности[396]. Схожее мнение у

О.А. Кузнецовой, которая считает, что «принцип товарищеского сотрудничества в действующем гражданском законодательстве целесообразно заменить требованиями добросовестности, разумности и справедливости исполнения гражданско-правовых обязанностей»[397].

С одной стороны, приведенные замечания имеют право на существование и в полной мере соответствуют действующему ГК РФ, который отказался от закрепления анализируемых нами категорий. Однако, с другой стороны, без выделения самостоятельных принципов экономичности и содействия сторон при исполнении обязательств останется непонятным и неясным, в чём конкретное выражение применительно к обязательственному праву принципа добросовестности. Данное начало само по себе имеет слишком общее содержание. Так, очевидно, что обязательства должны исполняться добросовестно, однако, какие именно обязанности по добросовестному исполнению обязательства несут стороны, не в полной мере ясно. Категории экономичности и содействия сторон наполняют принцип добросовестности применительно к обязательственному праву определенным содержанием, указывают конкретные ориентиры для контрагентов по договору, а также законодателя по дальнейшему развитию и совершенствованию категории добросовестности как на практике, так и в правовых актах. Таким образом, теоретическое осмысление рассмотренных выше принципов, а также анализ практики их применения - одна из актуальных задач современной цивилистики.

Более того, совершенно очевидно, что «исполнение обязанностей должно быть гарантировано как общими, так и специальными юридическими средствами»[398]. Вряд ли на практике будет достаточно лишь общих правил (принцип добросовестности) в отсутствии специальных (категории экономичности исполнения и содействия сторон).

Изучив принципы исполнения обязательств, подведем итоги. Первостепенным вопросом изучения принципов исполнения обязательств является их перечень. Считаем, что к ним можно отнести принципы надлежащего, реального исполнения, экономичности исполнения, а также содействия сторон. Перечисленные категории следует рассматривать в качестве принципов обязательственного права.

Принципы содействия сторон и экономичности исполнения, хоть и не закреплены прямо в законе, следуют из его смысла. Их понимание и сущность изменилась по сравнению с советским периодом, но актуальность данных категорий от этого не утрачена. Более того, можно говорить о косвенном закреплении принципов содействия и экономичности исполнения через принцип добросовестности.

<< | >>
Источник: Волос Алексей Александрович. ПРИНЦИПЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2015. 2015

Скачать оригинал источника
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме §2. Принципы экономичности исполнения и содействия сторон при исполнении обязательств:

  1. Введение
  2. § 2. Принципы исполнения обязательств
  3. Договоры, регулирующие торговый оборот
  4. Посреднические договоры в торговле
  5. Статья 309. Общие положения
  6. 7.2.1. Обязанность оказывать своевременную и квалифицированную медицинскую и врачебную помощь, содействовать охране и укреплению здоровья людей, предотвращению и лечению заболеваний
  7. §3. Исключительные имущественные права (интеллектуальная собственность) и ноу-хау, используемые в предпринимательской деятельности
  8. 5. Исполнение медицинских услуг
  9. § 1. Понятие и значение исполнения обязательств.
  10. Тема 27. Исполнение, изменение и прекращение обязательств
  11. Введение
  12. § 2. Принципы исполнения обязательств
  13. § 2. Классификация средств правовой защиты по Венском конвенции
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. §2. Соотношение принципов гражданского права и принципов обязательственного права
  16. Глава 3. ПРИНЦИПЫ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  17. §1. Принципы надлежащего и реального исполнения обязательства
  18. §2. Принципы экономичности исполнения и содействия сторон при исполнении обязательств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -