<<
>>

§3. Международно-правовое регулирование использования дрифтерных орудий промысла

Общие положения о дрифтерном промысле.

В результате поражения в русско-японской войне 1904-1905 гг. Россия потеряла право на монопольное распоряжение в своих водах рыбными ресурсами и вынуждена была допустить японских рыбаков к промыслу анадромных видов в прибрежных водах России.

Они расставляли морские стационарные неводы, которые в настоящее время стали называться дрифтерными сетями (или «ловушками»). Для регулирования иностранного промысла анадромных видов генерал-губернатор Приморского края утвердил в то время Правила рыболовства.

Согласно ст. 1 ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» 2004 г. анадромные виды рыб - виды рыб, воспроизводящихся в пресной воде водных объектов в Российской Федерации, совершающих затем миграции в море для нагула и возвращающихся для нереста в места своего воспроизведения. К таким рыбам относятся лососевые виды рыб: горбуша, кета, нерка, кижуч, чавыча, сима и стальноголовый лосось (радужная форель).

Дрифтерный промысел сетями большого размера - это метод рыбной ловли при помощи сети или соединения сетей, удерживаемых в более или менее вертикальном положении поплавками и грузами, цель которых заключается в добыче рыбы на путях миграции путем дрейфа по поверхности или в погруженном состоянии.

Дрифтерный промысел позволяет отлавливать разреженные скопления рыб на огромных акваториях Мирового океана. Эта возможность резко возросла после появления полимерных безузелковых сетематериалов - дешевых, прочных и хорошо удерживающих добычу .

Тысячи рыболовных судов применяют пелагические дрифтерные сети большого размера в водах Тихого, Атлантического и Индийского океанов и в других районах открытого моря Мирового океана.

Дрифтерный промысел является крайне хищническим и опустошительным методом промысла, который по всеобщему признанию создает угрозу эффективному сохранению живых морских ресурсов, таких как далеко мигрирующих и анадромных видов рыб, птиц и морских млекопитающих.

В настоящее время дрифтерный промысел анадромных видов ведется в прибрежных водах США, Японии, Канады, России и ряда других стран. Однако, в отличие от российского промысла в Японии, США и Канаде вся добытая рыба доставляется в порты своих государств для внутреннего потребления. При дрифтерном лове судами под российским флагом продукция после таможенного оформления доставляется в Японию. Как правило, на их борту находятся [249] японские консультанты, которые руководят обработкой лососей в целях соответствия качества продукции требованиям японского рынка.

В исключительной экономической зоне Российской Федерации жаберными дрифтерными сетями изымается около 10 % общего допустимого улова (ОДУ) лососевых рыб, а в других странах (США, Канаде - около 35% ОДУ).

На Дальнем Востоке этим видом промысла занимаются 35 японских и 16 российских судов. Они перекрывают до 1,6 тысяч километров моря на путях

259

подхода лосося на нерест .

Достоинства и недостатки дрифтерного промысла более 20 лет активно обсуждаются в ООН, ФАО и других международных организациях. В специальной литературе высказаны мнения за продолжение этого промысла или его безоговорочном запрете.

По мнению С.А. Синякова, «дрифтерный лов в настоящее время не может рассматриваться в числе угроз воспроизводству российских лососей как по причине незначительных масштабов в сравнении с общим выловом, так и по причине того, что его объем и режим изъятия поддаются эффективному управлению и всегда могут быть приведены в соответствие с состоянием запасов»[250] [251].

Данный автор полагает, что дрифтерный промысел анадромных видов является полноправным экономическим элементом российского рыболовства.

«Существование отдельного сегмента дрифтерной продукции на лососевом рынке - это факт, и было бы неправильно потерять российскую долю и наши возможности в этом сегменте», - считает С.А. Синяков[252].

Крупнейший российский специалист-биолог по анадромным видам рыб О.Ф. Гриценко считает, что морской дрифтерный промысел лососей является «традиционным эффективным способом добычи, дающим ценную товарную продукцию, пользующуюся большим рыночным спросом. Если его вести по правилам, то по своему негативному воздействию на окружающую среду он не отличается в худшую сторону от других способов лова и других видов хозяйственной деятельности человека. Формирование общественного мнения против дрифтерного промысла обусловлено противоречивыми экономическими интересами различных стран и используется для ограничения деятельности конкурентов»[253]. Данный тезис О.Ф. Гриценко резюмирует так: дрифтерный промысел сам по себе ни хорош, ни плох. Это профессиональный инструмент рыбака, нужный ему в определенных случаях для достижения определенных целей. Как топор плотнику. Все зависит от того, кто и как этот инструмент применяет. Для дрифтерного промысла, как и для всякого другого, нужны меры ограничения и контроля, равно как при использовании топора необходимо соблюдение техники безопасности[254].

Как отмечал аудитор Счетной палаты РФ М.И. Одинцов, выступая на заседании Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию 28 мая 2013 г., исторически дрифтер не свойственен ни Японии, ни России. «Дрифтер появился перед войной, когда Советский Союз начал вытеснять японских рыбопромышленников с территориальных вод Сахалина и Камчатки. В ответ на это появились первые дрифтерные сети со стороны японцев, которые блокировали доступ лососям в их традиционные места нерестилищ. Поэтому никакой это ни метод добычи, это метод блокирования доступа лососей к нерестилищам». По его мнению, второй дрифтерный этап наступил в СССР, когда государству понадобилось получить у японцев технологию воспроизводства лососей. В обмен на японскую технологию СССР, а затем Россия дали возможность японским рыбакам заниматься дрифтерным промыслом в нашей исключительной экономической зоне на платной основе.

Однако на сегодняшний день, отмечает М.И. Одинцов, ни одного завода для воспроизводства на японские деньги не построено[255].

Деятельность международных организаций по проблемам дрифтерного промысла.

Г енеральная Ассамблея ООН многократно одобряла резолюции, касающиеся лова рыбы пелагическими дрифтерными сетями большого размера и его последствия для морских живых ресурсов. В последние несколько лет она ежегодно одобряла резолюции со стандартным названием: «Масштабный пелагический дрифтерный промысел, неразрешенный промысел в зонах национальной юрисдикции и в открытом море, промысловый прилов и выброс рыбы и прочие события». Наиболее содержательными являются резолюции № 44/225 от 22 декабря 1989 г., № 46/215 от 20 января 1991 г., № 49/116 и № 49/118 от 19 декабря 1994 г., № 50/25 от 5 декабря 1995 г., № 51/36 от 9 декабря 1996 г., № 52/29 от 26 ноября 1997 г., № 53/33 от 24 ноября 1998 г., № 55/8 от 30 октября 2000 г., № 55/8 от 30 октября 2000 г., № 57/142 от 12 декабря 2002 г.

В Резолюции № 44/225 от 22 декабря 1989 г. отмечается, что многие страны встревожены расширением применения пелагических дрифтерных сетей большого размера, общая длина которых может достигать или превышать 30 миль (55,5 км).

Генеральная Ассамблея ООН призывала всех, кто занимается ловлей рыбы пелагическими дрифтерными сетями большого размера, в полной мере сотрудничать с международным сообществом, и особенно с прибрежными государствами и соответствующими международными и региональными организациями, в расширении сбора статистически достоверных научных данных и обмене ими в целях дальнейшей оценки последствий таких методов лова рыбы и обеспечения сохранения морских живых ресурсов.

Г енеральная Ассамблея рекомендовала государствам - членам ООН ввести мораторий на любой лов рыбы пелагическими дрифтерными сетями большого размера в открытом море к 30 июня 1992 г., при том понимании, что такая мера не будет введена в каком-либо регионе или, в случае ее осуществления, может быть отменена, если будут приняты эффективные меры по сохранению и управлению на основе статистически достоверного анализа, проведенного совместно с соответствующими членами международного сообщества, заинтересованными в промысле рыбных ресурсов в этом регионе, в целях предоставления неприемлемого воздействия такой политики лова рыбы на этот регион и обеспечения, сохранения живых ресурсов этого региона.

В соответствии с этой Резолюцией № 44/225 государства обязаны принять незамедлительные меры для поэтапного сокращения деятельности по лову рыбы пелагическими дрифтерными сетями большого размера в тихоокеанском регионе в целях прекращения такой деятельности к 1 июля 1991 г. в качестве промежуточной меры до тех пор, пока заинтересованные стороны не достигнут соответствующих договоренностей о сохранении ресурсов длинноперого тунца и управлении ими в южной части Тихого океана.

Генеральная Ассамблея ООН потребовала прекращения дальнейшего расширения лова рыбы пелагическими дрифтерными сетями большого размера в открытых водах северной части Тихого океана и во всех других районах открытого моря за пределами Тихого океана.

В Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 46/215, принятой 20 декабря 1991 г., признается, что мораторий на лов пелагическими дрифтерными сетями большого размера необходим, несмотря на то, что это будет иметь неблагоприятные социально-экономические последствия для общин, занимающихся ловом рыбы пелагическими дрифтерными сетями в открытом море.

Генеральная Ассамблея ООН призвала государства начиная с 1 января 1992 г. сократить масштабы ведущегося лова рыбы пелагическими дрифтерными сетями большого размера в открытом море путем, в частности, уменьшения числа ведущих лов рыбы судов, длины сетей и района промысла, с тем, чтобы достичь к 30 июля 1992 г. 50-процентного сокращения рыболовного усилия.

Г осударствам было рекомендовано обеспечить осуществление к 31 декабря 1992 г. глобального моратория на весь лов рыбы пелагическими дрифтерными сетями большого размера в открытых водах Мирового океана, включая закрытые и полузакрытые моря. В морских районах, находящихся под национальной юрисдикцией государств, использование дрифтерных сетей должно быть лицензировано.

В Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН №55/8 от 20 октября 2000 отмечается, что, хотя в целом число сообщений о случаях масштабного пелагического дрифтерного промысла в большинстве акваторий Мирового океана заметно сократилось, в некоторых районах масштабный пелагический дрифтерный промысел по-прежнему представляет угрозу для морских живых ресурсов.

В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 57/142 от 12 декабря 2002 г. с удовлетворением отмечалась сохраняющаяся малочисленность сообщений о фактах масштабного пелагического дрифтерного промысла в большинстве акваторий Мирового океана.

Данный орган ООН выразил неизменную заинтересованность в усилиях по обеспечению того, чтобы осуществление Резолюции № 46/215 в одних районах мира не приводило к переносу дрифтерному промысла, противоречащего этой Резолюции, в другие районы мира.

Генеральная Ассамблея ООН справедливо обратила внимание на то, что несмотря на принятие ею Резолюции № 46/215, практика масштабного пелагического дрифтерного промысла все еще существует и продолжает угрожать морским живым ресурсам. Она призвала государства самостоятельно и через РФМО и договоренности вводить эффективные меры или укрепить существующие, в целях осуществления и обеспечения соблюдения положений Резолюции № 46/215 и последующих резолюций о масштабном пелагическом дрифтерном промысле, чтобы искоренять использование таких сетей во всех морях и океанах при понимании того, что усилия по осуществлению Резолюции

№ 16/215 не должны приводить к переносу дрифтерного промысла,

противоречащего ей, в другие районы Мирового океана, в т.ч. открытое море.

Интересна практика регулирования использования дрифтерных сетей в ЕС. Согласно регламентам ЕС № 345/92 от 27 февраля 1992 г. и № 894/97 от 29 апреля 1997 г. о некоторых технических мерах по сохранению рыбных ресурсов хранение на борту или использование дрифтерных сетей, общая длина которых более 2,5 км, запрещено в водах государств-членов ЕС и за их пределами.

С 2002 г. ЕС запретил использование дрифтерных сетей вне зависимости от их длины при промысле отдельных пелагических видов рыб. С 2008 г. запрещено ведение дрифтерного промысла в Балтийском море, в проливах Большой и Малый Бельты и проливе Зунд, а также не разрешается хранение дрифтерных сетей на борту судов. В случае если не ведется специализированный промысел в Балтийском море, в Бельтах или в проливе Зунд, разрешается хранение на борту малых дрифтерных сетей, если: а) их общая длина не превышает 2,5 км; б) они не используются для промысла в отношении видов, перечисленных в приложении 8 к Регламенту № 894/97; в) виды, перечисленные в приложении 8, попали в дрифтерные сети, они не могут быть выгружены на берег.

Таким образом, ЕС запретил применение всех дрифтерных сетей, вне зависимости от их размеров, если они используются для ловли пелагических видов, а также тунцов, акул, копьеносов, рыбы-меч и других видов, указанных в приложении 8 Регламента № 894/97.

В другом регионе мира - Центральной Америке - государства - члены Организации восточно-карибских государств 24 ноября 1989 г. одобрили Декларацию, в которой выразили озабоченность в связи с ущербом, наносимым морской среде дрифтерными сетями и другими орудиями неизбирательного лова в морях и океанах. Согласно документу государства - члены этой Организации убеждены в том, что любое распространение применения этих неразумных, безответственных и разрушительных методов рыболовства в акватории района действия Организации восточно-карибских государств может иметь необратимые последствия для характера и запасов морских живых ресурсов района.

Авторы указанной Декларации отмечают, что неизбирательное использование рыболовных орудий, будь то в открытом море или в исключительной экономической зоне прибрежного государства, несовместимо с правовыми положениями, провозглашенными в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Г осударства - члены Организации восточно-карибских государств должны стремиться к установлению такого регионального режима регулирования и использования пелагических ресурсов в районе Малых Антильских островов, при котором запрещалось бы законом использование дрифтерных сетей и других разрушительных методов рыболовства коммерческими рыболовными судами. Декларация призывает другие государства к сотрудничеству в этой области в данном регионе. В качестве промежуточного шага все государства - члены Организации примут все возможные меры по предотвращению использования неизбирательных методов рыболовства в своих исключительных экономических зонах.

Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. и другие международноправовые акты и акты рекомендательного характера о дрифтерном промысле.

Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. не содержит специальных статьей о правовом режиме использования дрифтерных сетей. Для нее этот вопрос является частным, производным. Однако статьи 63, 64, 87, 116-119 Конвенции 1982 г. имеют непосредственное отношение к режиму промысла живых ресурсов Мирового океана. Согласно ст. 63 этой Конвенции в случае, когда один и тот же запас или запасы ассоциированных видов встречаются в исключительных экономических зонах двух или более прибрежных государств, а также в районе открытого моря, прибрежное государство и государства, ведущие промысел таких запасов, должны стремиться прямо или через региональные организации согласовать меры, необходимые для сохранения этих запасов.

Примерно такая же диспозиция изложена в ст. 64 Конвенции 1982 г. относительно промысла далеко мигрирующих видов рыб.

В ст. 87 Конвенции 1982 г. закреплен принцип свободы открытого моря и его важнейший элемент - свобода рыболовства. Но она должна осуществляться с учетом условий, закрепленных в других международных договорах (в т.ч. в части запрета дрифтерного промысла).

Согласно ст. 116 этой Конвенции все государства имеют право на то, чтобы их граждане занимались рыболовством в открытом море при условии соблюдения: а) их договорных обязательств; б) прав и обязанностей, а также интересов прибрежных государств; в) положений раздела 2 части VII Конвенции 1982 г.

Все государства обязаны принимать такие меры или сотрудничать с другими государствами в принятии в отношении своих граждан такие меры, которые окажутся необходимыми для сохранения живых ресурсов открытого моря.

Конвенция 1982 г. уделяет значительное внимание вопросам сохранения живых ресурсов открытого моря. Согласно ст. 118 государства обязаны сотрудничать в сохранении живых ресурсов и управлении ими. В ст. 119 перечислены меры по сохранению живых ресурсов. В частности, они должны принимать во внимание воздействие на виды, ассоциированные с вылавливаемыми видами или зависимые от них, в целях поддержания или восстановления популяций таких ассоциированных или зависимых видов выше уровней, при которых их воспроизводство может быть подвергнуто серьезной опасности.

Практика показывает, что дрифтерный промысел часто мешает поддержанию популяции анадромных рыб на оптимальном уровне или подвергает их серьезной опасности.

Ряд положений Соглашения о рыбных запасах 1995 г. имеет прямое отношение к анадромным видам. В частности, государства должны охранять биологическое разнообразие морской среды, а также принимать во внимание интересы рыбаков, занимающихся кустарным и натуральным промыслом.

Как известно, прибрежные рыбаки занимаются промыслом анадромных видов, и многокилометровые дрифтерные сети, расположенные в исключительной экономической зоне, значительно подрывают запасы этих ценных видов рыб.

Помимо общих международных договоров государства приняли ряд специальных актов, направленных на запрещение дрифтерного промысла.

На региональном уровне стоит отметить Таравскую декларацию государств- членов Южно-Тихоокеанского Форума, принятую 11 июля 1989 г. в г. Тарава (Кирибати). В ней подчеркивается, что использование дрифтерных сетей в южной части Тихого океана для ловли длинноперого тунца (альбакора), не совместимо с требованиями, предъявляемыми международным правом к сохранению и рациональному использованию морских живых ресурсов и принципам по охране окружающей среды. В этой связи ради нынешнего и будущего поколений населения Тихоокеанских островов следует запретить в данном регионе использование дрифтерных сетей. Данный запрет мог бы стать первым шагом к полному запрету такого вида промысла. В целях охраны морских живых ресурсов государства Южно-Тихоокеанского Форума должны разработать и заключить конвенцию, устанавливающую районы, свободные от дрифтерного промысла. До подписания такой конвенции государства должны предпринять необходимые меры по запрещению дрифтерного промысла в своих водах. Кроме того, государства должны проводить жесткую позицию в региональных организациях по запрету применения дрифтерных сетей.

В Таравской декларации содержится призыв к Республике Корея, Японии и Тайваню к прекращению дрифтерного промысла в Южной части Тихого океана.

Эта Декларация явилась первым международным документом, в котором заинтересованные стороны выразили обеспокоенность по поводу использования этого пагубного с экологической и экономической точки зрения способа рыболовства. Она была одобрена совещанием глав государств-членов Южной части Тихого океана в октябре 1989 г.

В соответствии с содержащимися в данной Декларации рекомендациями, 24 ноября 1989 г. в г. Веллингтоне (Новая Зеландия) была подписана Конвенция о запрещении промысла длинными дрифтерными сетями в южной части Тихого океана. В преамбуле этой Конвенции отмечается, что дрифтерные сети наносят ущерб тунцовым ресурсам, окружающей среде и экономике государств южной части Тихого океана, а также судоходству в этом регионе. Но наибольший ущерб этот способ промысла наносит рыбным ресурсам.

В ст.1 Конвенции 1989 г. дано описание конвенционного района и приведено следующее определение дрифтерных сетей - это жаберная или другая сеть или комбинация сетей, длина которых составляет более 2,5 км, цель которых состоит в том, чтобы запутать, завлечь рыбу путем дрифтинга на поверхности воды или в толще воды.

Дрифтерный промысел, согласно этому договору, означает следующее: а) лов, изъятие или сбор морских живых ресурсов с использованием дрифтерных сетей; б) попытка лова, изъятия и сбора рыб с использованием дрифтерных сетей; в) вовлечение в любую другую деятельность, которая обоснованно может быть результатом изъятия или сбора морских живых ресурсов с использованием дрифтерных сетей; г) любые действия, направленные на поддержку такой деятельности, включая применение электронного оборудования, радиомаяков, самолетов, вертолетов; д) перевозка рыбопродукции наземным или морским транспортом.

Согласно ст. 2 Конвенции каждая сторона обязуется запретить своим гражданам и судам, зарегистрированным в соответствии с законодательством, заниматься дрифтерным промыслом в указанном Конвенцией районе.

Каждая сторона обязуется: а) не помогать и не поощрять использование дрифтерных сетей в конвенционном районе; б) принимать, в соответствии с международным правом, меры по отражению дрифтерного промысла в конвенционном районе, включая, но не ограничиваясь запрещением дрифтерных сетей в находящихся под их юрисдикцией морских районах и запрещая перевалки рыбопродукции, полученной в результате дрифтерного промысла.

Каждая сторона может также принимать, в соответствии с международным правом, меры по запрещению на своей территории: а) выгрузки уловов, полученных в результате дрифтерного промысла, а также их переработки; импорта любой рыбы, выловленной с помощью дрифтерных сетей; наличия дрифтерных сетей на борту любого рыболовного судна, зарегистрированного на территории государства - участника Конвенции.

Г осударства - участники вправе принимать и иные более строгие меры, чем они определены в ст. 3 Конвенции.

Каждое государство - участник Конвенции обязано оперативно направлять в Южно-Тихоокеанский Форум информацию о принятых мерах по имплементации Конвенции, а также любую информацию о дрифтерном промысле и итогах научных исследований о воздействии такого промысла в Конвенционном районе.

Все государства - участники Конвенции, а также государства, не участвующие в ней, должны сотрудничать в целях содействия эффективному осуществлению ее целей.

Конвенция о сохранении лосося в северной части Атлантического океана от 2 марта 1982 г. запрещает любой вид промысла лосося за пределами районов юрисдикции прибрежных государств в области рыболовства, т.е. за пределами 200-мильных исключительных экономических зон.

Согласно ст. III Конвенции о сохранении запасов анадромных видов в северной части Тихого океана от 11 февраля 1992 г. в открытом море запрещается промысел анадромных видов. Конвенция запрещает также удержание на борту рыболовного судна анадромных видов, добытых в качестве случайного изъятия при промысловой деятельности, направленной на неанадромные виды рыбы. Промысел неанадромных видов должен осуществляться в такое время, в таких районах и таким образом, чтобы максимально возможной степени свести к минимуму случайное изъятие анадромных видов, с тем, чтобы снизить такое случайное изъятие до несущественных уровней.

Как правило, на сессиях Комиссии по анадромным рыбам северной части Тихого океана (НПАФК) отмечается, что благодаря усилиям неконтролирующих органов пока не допускается незаконный дрифтерный промысел в Конвенционном районе. Однако угроза ведения такого промысла существует, и Комиссия рекомендует государствам-членам предпринимать эффективные меры по недопущению ННН промысла анадромных видов рыб[256].

Двусторонние соглашения Российской Федерации по вопросам дрифтерного промысла.

Принципиальные положения относительно правового режима использования анадромных видов рыб содержатся в Соглашении между правительствами СССР и США о взаимных отношениях в области рыболовства от 31 мая 1988 г.

Согласно ст. VII данного Соглашения в интересах сохранения анадромных видов и рационального управления ими обе стороны признают принципы, в соответствии с которыми промысел анадромных видов рыб не должен осуществляться за пределами исключительной экономической зоны или аналогичной ей зоны.

Обе стороны сотрудничают в соответствии со своими международными обязательствами в целях обмена информацией и, в надлежащих случаях, принятия мер в отношении промысла анадромных видов рыб, образующихся в водах каждой из сторон, гражданами и судами третьих государств в районах за пределами исключительной экономической зоны или аналогичной ей зоны и содействием иным образом сохранению этих видов.

В данном Соглашении закреплен принцип запрета промысла анадромных видов в открытом море гражданскими судами обоих государств, а также препятствование промыслу гражданами и судами других государств.

Соглашение не затрагивает промысла анадромных видов в исключительных экономических зонах двух государств.

Правительства СССР и Японии 12 мая 1985 г. заключили Соглашение о сотрудничестве в области рыбного хозяйства. В ст. III данного международноправового акта закреплены следующие принципиальные положения относительно промысла анадромных видов гражданскими судами каждой из стран.

Во-первых, стороны признают, что государство происхождения запасов анадромных видов обеспечивает их сохранение путем принятия соответствующих мер по регулированию промысла этих запасов во всех водах к берегу от внешних границ своей 200-мильной зоны и промысла этих запасов за пределами 200мильной зоны.

Во-вторых, стороны признают, что государство происхождения может после консультации с государством, ведущим промысел запасов анадромных видов, образующихся в его реках за пределами 200-мильных исключительных зон на основе соглашения с ним, и с ведущим промысел этих запасов государством, в воды или через воды к берегу от внешних границ 200-мильной исключительной экономической зоны которого мигрируют такие запасы, и которое сотрудничает с государством происхождения в сохранении и управлении такими запасами, устанавливает общий объем допустимых уловов в отношении таких запасов.

В-третьих, стороны признают, что промысел запасов анадромных видов ведется только в водах к берегу от внешних границ 200-мильных исключительных экономических зон, кроме случаев, когда это положение может привести к нарушениям в экономике какого-либо государства, иного, чем государство происхождения. В отношении такого промысла запасов анадромных видов, образующихся в реках СССР, за пределами 200-мильных исключительных экономических зон в северо-западной части Тихого океана, стороны проводят консультации с целью достижения договоренности о порядке и условиях такого промысла Японии с должным учетом требований, касающихся сохранения этих видов, и потребности в них России.

В-четвертых, Российская Федерация должна принимать во внимание обычный улов и метод ведения Японией промысла запасов анадромных видов и вне районов, в которых ведется такой промысел. Япония пользуется особым вниманием со стороны России в отношении промысла этих запасов.

В-пятых, стороны признают, что обеспечение выполнения правил, касающихся запасов анадромных видов, за пределами 200-мильных исключительных экономических зон осуществляется на основе соглашения между государствами происхождения и другими заинтересованными государствами.

В-шестых, обеспечение выполнения правил, касающихся запасов анадромных видов, образующихся в реках Российской Федерации, за пределами 200-мильных исключительных экономических зон в северо-западной части Тихого океана осуществляется на основе договоренности между Россией и Японией в соответствии со следующими положениями: а) свидетельства, дающие японским рыболовным судам на основе положений данного Соглашения разрешение на ведение промысла запасов анадромных видов за пределами 200мильных экономических зон в северо-западной части Тихого океана, выдаются компетентными органами Японии. Эти компетентные органы незамедлительно уведомляют компетентные органы России о названиях и характеристиках рыболовных судов, которым выданы эти свидетельства, о номерах этих свидетельств, а также о других необходимых данных; б) должным образом уполномоченное должностное лицо Российской Федерации (т.е. инспектор Пограничной службы ФСБ России) должно подняться на борт японского рыболовного судна, ведущего промысел анадромных видов, для осмотра оборудования, трюмов, судовых журналов и иных документов, улова и других предметов, а также для опроса членов экипажа; в) если японское рыболовное судно действительно ведет промысел в нарушение относящихся к нему договоренностей, или если имеются достаточные основания полагать, что это рыболовное судно действительно вело такой промысел до того, как указанное должностное лицо России поднялось на борт судна, оно может задержать это рыболовное судно. В этом случае Российская Федерация должна как можно скорее сообщить японским уполномоченным органам о задержании такого рыболовного судна передать на месте задержания это рыболовное судно вместе с его экипажем, если только между сторонами не будет согласован вопрос о передаче этого судна иначе; г) компетенция производить судебное разбирательство по делам, возникающим в связи с нарушением японскими рыболовными судами относящихся к ним договоренностей, а также подвергать виновных лиц наказанию принадлежит исключительно надлежащим властям Японии; д) Япония уведомляет Россию о мерах, принятых властями Японии по нарушению японскими судами относящихся к ним договоренностях; е) японская сторона примет соответствующие меры к тому, чтобы должным образом уполномоченное должностное лицо Российской Федерации имело возможность беспрепятственно подниматься на борт японского рыболовного судна, и чтобы во время его пребывания на борту члены экипажа этого рыболовного судна оказывали ему содействие в проведении инспекции, включая принятие мер по обеспечению устранения вскрытых в результате инспекции нарушений; ж) компетентные органы Японии направляют компетентным органам России по согласованным каналам и в согласованные сроки информацию о ходе использования Японией установленного объема вылова запасов анадромных видов.

Согласно ст. IV Соглашения Российская Федерация и Япония в надлежащих случаях должны сотрудничать в сохранении и управлении живыми ресурсами за пределами 200-мильных исключительных зон в северно-западной части Тихого океана, в которых они имеют общую заинтересованность, учитывая при этом имеющиеся наиболее достоверные научные данные.

Для достижения целей Соглашения 1985 г. стороны создали Смешанную комиссию по рыбному хозяйству. На своих ежегодных сессиях, стороны обмениваются информацией о промысле японскими рыболовными судами лососей, образующихся в реках России за соответствующий год; обсуждают вопросы, связанные с лососями в северно-западной части Тихого океана; о предотвращении рыболовной деятельности судами третьих стран в отношении запасов лососей, образующихся в реках одной из сторон, за пределами 200мильных зон в северо-западной части Тихого океана.

На этих сессиях утверждаются объемы японского промысла лососей российского происхождения в 200-мильных исключительных экономических зонах Российской Федерации и Японии. Например, на 31-й сессии Смешанной комиссии по рыбному хозяйству, состоявшейся 16-24 марта 2015 г. в г. Москве,

были одобрены следующие объемы: в зоне России - 2050 т., в зоне Японии - 2050

266

т.

Законодательство зарубежных государств о дрифтерном промысле.

Наиболее подробные нормы о запрете ярусного промысла содержатся в Законе Магнусона-Стивенса о рыболовстве 1996 г. (США). Раздел 206, названный крупномасштабным ловом дрифтерными сетями, дополняет положения Акта о контроле и оценке влияния лова дрифтерными сетями 1987 г.

Данный Закон содержит определение крупномасштабного дрифтерного промысла. Это понятие означает метод ведения промысла, при котором в воду помещается жаберная сеть, состоящая из полосы или полос сетевого полотна или из группы таких сетей, общей длиной 2,5 или более километра, и дрейфуют по течению с целью запутывания рыбы в сетевом полотне. По данному Закону судно, «занимающееся крупномасштабным дрифтерным промыслом» означает судно, которое: а) используется, оборудовано с целью использования, или судно такого типа, которое обычно используется для крупномасштабного дрифтерного промысла; или б) используется для оказания помощи одному или большому количеству судов на море в ведении крупномасштабного дрифтерного промысла, включая подготовку, поставку, хранение, охлаждение, транспортировку или обработку рыбы.

В соответствии с Законом Магнусона-Стивенса 1996 г., длительное крупномасштабное использование длинных дрифтерных сетей за пределами исключительной экономической зоны любого государства, является деструктивным и представляет угрозу для живых ресурсов Мирового океана, [257] включая, но, не ограничиваясь, северной и южной частями Тихого океана и Берингова моря.

Использование крупных дрифтерных сетей имеет место в других районах Мирового океана, включая Атлантический океан и Карибское море. США обязуются соблюдать мораторий на дрифтерный промысел, объявленный в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 44/225 от 22 декабря 1989 г. Данного государство поддерживает Таравскую декларацию 1989 г. и обеспечивает постоянный запрет на применение деструктивных методов рыбного промысла, в особенности длинных дрифтерных сетей, в районах за пределами исключительной экономической зоны любого государства. Береговая охрана США должна обеспечить соблюдение международных соглашений с целью незамедлительного проведения в жизнь решений, политики и положений данного Закона Магнусона-Стивенса, в особенности в отношении международного запрета на лов длинными дрифтерными сетями.

Закон о рыболовстве Австралии 1951 г. запрещает дрифтерный промысел австралийскими гражданами, компаниями, зарегистрированными в Австралии и австралийскими судами в австралийской рыболовной зоне и за пределами этой зоны.

В Новой Зеландии с 1991 г. действует Закон о запрещении дрифтерного промысла и имплементации Веллингтонской конвенции о запрещении промысла длинными дрифтерными сетями в южной части Тихого океана 1989 г. В разделе 3 дано определение дрифтерного промысла. В соответствии с этим Законом запрещен дрифтерный промысел в новозеландской рыболовной зоне и в районе действия Веллингтонской конвенции 1989 г. Судам запрещено иметь на борту дрифтерные сети, перевозить или разгружать рыбопродукцию, полученную в результате дрифтерного лова. Разделы 8-11 запрещают: а) разгружать или обрабатывать рыбу, полученную в результате дрифтерного промысла; б) посещать иностранные суда, имеющие на борту дрифтерные сети или которые в течение трех месяцев участвовали в дрифтерном промысле во внутренних водах Новой Зеландии; в) снабжать суда, занимающихся дрифтерным промыслом.

Декрет Президента Греции № 40 запрещает использование дрифтерных сетей в водах, находящихся под юрисдикцией этой страны.

В 1995 г. в Ирландии принят Закон о морском рыболовстве. Он запрещает судам заниматься рыболовством в ирландских водах, если они имеют на борту одну или более дрифтерной сети, которые имеют длину 2,5 км. Согласно Закону дрифтерная сеть означает используемое в промысле плетение, свободно перемещающееся по течению и по ветру.

Закон о рыболовстве Самоа 1999 г. запрещает применение дрифтерного промысла во всех водах, над которыми это государство осуществляет юрисдикцию, и в районе действия Веллингтонской конвенции 1989 г. Ни одно судно под флагом Самоа не должно: а) использоваться для ведения дрифтерного промысла или содействовать такому промыслу; б) иметь во владении или на борту дрифтерные сети в районе действия Веллингтонской конвенции.

Гражданам Самоа запрещено участвовать или оказывать помощь в ведении дрифтерного промысла в районе действия Веллингтонской конвенции 1989 г.

Российское законодательство о дрифтерном промысле.

Президент Российской Федерации В.В. Путин подписал 29 июня 2015 г. ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» № 208, в соответствии с которым в последний внесена статья 502 следующего содержания: «В целях обеспечения сохранения анадромных видов рыб на миграционных путях к местам нереста запрещается применение плавных (дрифтерных) сетей при осуществлении промышленного рыболовства, рыболовства в научно-исследовательских и контрольных целях и прибрежного рыболовства анадромных видов рыб во внутренних морских водах Российской Федерации и, в территориальном море и в исключительной экономической зоне Российской Федерации». Соответствующие изменения внесены и в ч. 4 ст. 57 ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов».

Таким образом, целью принятия данного Федерального Закона является сохранение анадромных видов рыб на миграционных путях к местам нереста.

Этот закон запрещает применение дрифтерных сетей при осуществлении промышленного рыболовства, рыболовства в научно-исследовательских и контрольных целях и прибрежного рыболовства.

Применение дрифтерных сетей запрещается как российским, так и иностранным юридическим лицам и гражданам. Наконец, Закон запрещает применение дрифтерных сетей во всех водных пространствах Российской Федерации (во внутренних морских водах, территориальном море и исключительной экономической зоне).

Как и следовало ожидать, данный нормативный правовой акт получил неоднозначную оценку как в России, так и в других странах.

Президент России В.В. Путин во время встречи с заместителем Министра сельского хозяйства РФ - руководителем Росрыболовства И.В. Шестаковым 20 июня 2015 г отметил, что дрифтерным промыслом японские рыбаки нанесли существенный ущерб анадромным видам, нерестящимся на территории Российской Федерации. Причем ФЗ № 208, как указал Президент РФ, «касается не только наших партнеров, это касается всех участников этой производственной деятельности»[258] [259].

Председатель Совета Федерации В.И. Матвиенко заявила, что дрифтерный промысел - это варварский вылов рыбы, который наносит огромный ущерб экосистеме Мирового океана. Данный закон позволит увеличить объемы добычи

прибрежным способом, обеспечит новые рабочие места и налоговые поступления,

268

увеличение поставок рыбопродукции на внутренний рынок .

Руководитель Росрыболовства И.В. Шестаков полагает, что дрифтерный промысел нес в себе очень серьезный урон, не позволял лососю в оптимальном режиме доходить до нерестилищ[260].

Однако ряд регионов России весьма отрицательно воспринял принятие норм о запрете применения дрифтерных сетей. Так, сахалинские предприятия, участники дрифтерного промысла лососевых, являются добросовестными приобретателями долей квот на промысел анадромных видов по итогам аукциона. Ими было уплачено в бюджет порядка 210 млн. рублей. Заключенные в результате аукционов договоры с Росрыболовством, гарантировали рыбакам доли квот на добычу тихоокеанских лососей в исключительной экономической зоне Российской Федерации до 2020 г. в объеме 600 т. на каждое судно. Кроме того, в результате запрета дрифтерного промысла за период с 2016 по 2020 гг. бюджет и внебюджетные фонды недополучат 661,6 млн. руб. От запрета дрифтерного промысла предприятиям Северо-Курильска при досрочном закрытии промысла

270

недополученная выручка составит за 4 года 5 910, 6 млн руб.

Как отмечает медиахолдинг «Fishnews», представители предприятий Сахалина, осуществляющих добычу тихоокеанских лососей специализированными дрифтерными судами, отметили, что «законодатели, принявшие решение о закрытии дрифтерного промысла, должны были подумать об альтернативе для людей, которые остаются без работы» .

Кроме того, вызывает некоторые опасения и возможная потеря рабочих мест. По мнению депутата Государственной Думы РФ Г. Карлова, высказанному на стадии рассмотрения законопроекта, «в случае принятия законопроекта о прекращении дрифтерного промысла с 2016 года, существующие в настоящее время при дрифтерном промысле 500 постоянных квалифицированных рабочих мест, будут ликвидированы, что по отчетам за 2014 год эквивалентно 114,3 млн. рублей перечисленных налогов в бюджет Российской Федерации и 247,9 млн. [261] [262] рублей выплаченных зарплат.с момента вступления в силу ФЗ № 208 будут ликвидированы 500 постоянных квалифицированных рабочих мест» .

Кроме отечественных рыбаков, дрифтерным промыслом в российской исключительной экономической зоне занимаются японские рыбаки, причем не одно столетие. Еще в середине XIX века они вели в прибрежных водах России добычу анадромных видов стационарными орудиями.

А.А. Курмазов определил этапы развития японского лососевого промысла в российских водах:

1. Прибрежный, с использованием стационарных орудий лова (1855-1926 гг.), японская сторона получила на него права в силу традиционности до 1905 г. и как контрибуцию страны (России), потерпевший поражение в войне после 1907 г.

2. Прибрежный и дрифтерный в пределах 50 миль от побережья Камчатки и Северных Курильских островов (1927-1944 гг.) права Японии на промысел были установлены Первой советско-японской рыболовной конвенцией. Россия по- прежнему не получила никаких компенсаций.

3. Крупномасштабный дрифтерный морской промысел в северо-западной части Тихого океана на значительном удалении от берега (1952-1977 гг.); рамки промысла были установлены Советско-Японской рыболовной комиссией (СЯРК). Российские тихоокеанские лососи получили международно-правовую и национально-правовую защиту.

4. Дрифтерный промысел в открытой части Тихого океана за пределами 200-мильной экономической зоны России (1978-1991 гг.); Россия получила компенсацию от японских рыбаков за право пользования ее лососевыми ресурсами; велась подготовка к усилению международного контроля промысла анадромных видов. [263]

5. Дрифтерный промысел в 200-мильной исключительной экономической зоне России (с 1992 г. по настоящее время). Промысел является полностью

273

платным и контролируемым .

После принятия ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» № 208 Министр рыболовства Японии Й. Хаяси выразил сожаление в связи с подписанием российского закона. По его мнению, запрет дрифтерного лова в российских водах Дальнего Востока может иметь негативные последствия для японского рыболовства, особенно для восточной части острова Хоккайдо. Министр иностранных дел Японии Ф. Кисида также назвал сделанный Россией шаг крайне прискорбным[264] [265] [266].

Премьер-министр Японии С. Абэ в телефонном разговоре с Президентом России В.В. Путиным попросил разрешения продолжить японским рыбакам дрифтерный промысел анадромных видов рыб в российской исключительной

275

экономической зоне .

Таким промыслом ежегодно занимается 30-35 японских судов. В 2014 г. японские суда добыли в исключительной экономической зоне 6,4 тыс. тонн лососевых видов рыб. Это лишь 2% от годового вылова японскими рыбаками анадромных видов в Мировом океане. До Второй мировой войны этот вылов достигал 400 тыс. тонн, а в 1950 г. - 175 тыс. тонн. В результате запрета в наших водах дрифтерного промысла многие рыбаки Хоккайдо могут лишиться работы. Цены на российскую нерку уже выросли вдвое. Эта рыба является торговой маркой Хоккайдо. В целом, экономический ущерб для рыбаков Восточного Хоккайдо составит примерно 220 млн. долл. Секция по рыболовству правящей Либерально - демократической партии Японии 26 июля 2015 г. одобрила

Резолюцию, требующую продолжения дрифтерного промысла лососей в российских водах. В этом документе казывается, что «промысел лосося в северозападной части Тихого океана является базовой отраслью промышленности восточного Хоккайдо, и правительство Японии должно сконцентрировать всю силу для воздействия на правительство России (с целью продолжения этого промысла)». В резолюции отмечается, что при самом худшем развитии событий, если дрифтерный промысел японским рыбакам в российских водах будет запрещен, то правительство должно немедленно приступить к разработке мер оказания всесторонней помощи рыбакам. Возможность перехода японских рыбаков на другие методы и орудия лова ввиду дороговизны и сроков на официальном уровне пока не рассматривается[267].

В 2015 г. на XXI сессии Смешанной российско-японской комиссии по рыболовству квота вылова была снижена до 1961 тонн (для сравнения: в 1995 - 28 000 тонн), что привело к отказу от выхода на промысел 19 судов. Таким образом, в 2015 г. завершилась последняя в истории лососевая путина для японских рыбаков в 200-мильной исключительной экономической зоне Российской Федерации дрифтерными орудиями лова. Причем, завершилась она задержанием 17 июля 2015 г. японского судна «Хоко-мару № 10», на борту которого российские пограничные инспекторы обнаружили лососевых рыб, выловленных с существенным превышением разрешенного объема.

Сложившаяся ситуация вызывает ряд вопросов международно-правового характера. Во-первых, вправе ли Россия в одностороннем порядке запретить японским рыбакам дрифтерный промысел анадромных видов в своей исключительной экономической зоне? Во-вторых, должна ли Российская Федерация компенсировать экономические потери японским рыбакам в результате прекращения ими дрифтерного промысла? В-третьих, вправе ли Россия или Япония денонсировать Соглашение о сотрудничестве между данными государствами в области рыбного хозяйства от 12 мая 1985 г.? Ниже попытаемся ответить на эти вопросы.

Как было отмечено, экологические и экономические факторы обусловили принятие ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» № 208. Стоит согласиться с тем, что дрифтерный промысел - это варварский вылов рыбы, который наносит огромный ущерб экосистеме Мирового океана. В результате такого промысла японскими судами, российскими браконьерскими судами и судами других стран традиционные уловы отечественных прибрежных рыбаков ежегодно снижаются. Как было сказано выше, ООН, а также многие государства коллективно и индивидуально призывали к запрету дрифтерного промысла и одобрили международно-правовые и национально-правовые нормы. В России движение за отмену дрифтерного промысла началось в 2008 г.

Однако запрет дрифтерного промысла ни в коем случае не является контрмерой против односторонних недружелюбных действий Японии в отношении Российской Федерации. В 2008 г., как известно, «санкционных войн» не было. Россия совершенно справедливо приняла меры по защите запасов своих анадромных рыб, которые образуются на ее территории и согласно ст. 66 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. наша страна в первую очередь заинтересована в таких запасах и несет за них первоочередную ответственность. Россия вправе принять соответствующие меры по регулированию промысла таких видов, включая полный или частичный запрет на их промысел.

Что касается обязанности Российской Федерации в отношении компенсации экономических потерь японским рыбакам, то Конвенция 1982 г. не обязывает государства, в реках которых образуются анадромные виды, возмещать иностранным рыбакам потери в результате запрета им промысла анадромных видов в его исключительной экономической зоне. Таких норм нет и в Соглашении о сотрудничестве между данными странами в области рыбного хозяйства от 12 мая 1985 г. Наоборот, государства происхождения анадромных видов вправе потребовать у других государств компенсации за свои расходы по созданию условий для нереста анадромных видов.

Наконец, о возможности денонсации Соглашения 1985 г. В результате принятия Российской Федерацией указанного Федерального закона создалась ситуация, которая в международном праве классифицируется как коренное изменение обстоятельств (rebus sic stantibus). Согласно ст. 62 Венской Конвенции о праве международных договоров 1969 г. последствия изменения обстоятельств, которое коренным образом изменяют сферу действия договора, являются основанием от отказа такого договора. В ст. IX Соглашения 1985 г. определены условия о денонсации. Любая сторона вправе за 6 месяцев до истечения срока действия Соглашения заявить о намерении прекратить его действие.

Некоторые рекомендации по продолжению промысла анадромных видов рыб российскими и японскими рыбопромышленниками.

Применение с 1 января 2016 г. ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» № 208 вызывает следующие вопросы.

1. Совершенен ли ФЗ № 208 в свете практики ведения промысла анадромных видов.

По нашему мнению, этот Закон имеет несовершенные положения, которые существенно затруднят выполнение договоров о закреплении долей квот добычи (вылова) водных биоресурсов - тихоокеанских лососей в исключительной экономической зоне Российской Федерации для осуществления промышленного рыболовства. Укажем на некоторые из них.

Во-первых, Федеральный закон № 208 запрещает применение плавных сетей при осуществлении рыболовства во внутренних морских водах, в территориальном море и в исключительной экономической зоне Российской Федерации. Однако плавные сети применяются в бассейнах и устьях рек . [268]

Дрифтерные сети не являются плавными сетями и Закон не запрещает применение плавных (дрифтерных) сетей в реках или озерах.

Во-вторых, по смыслу указанного Федерального закона запрещается применение дрифтерных сетей на миграционных путях к местам нереста анадромных видов рыб. По логике в других местах возможен промысел этих видов рыб такими орудиями лова.

В-третьих, данный Федеральный закон не содержит понятия дрифтерного промысла, сетей и судов, занятых в таком промысле. Его нет в российском законодательстве, учебной и доктринальной литературе. В публикациях российских авторов дано лишь общее понятие дрифтерной сети. Например, В.Н. Мельников указывает, что «дрифтерная сеть - сетное полотно, посаженное на подборы и оснащенное плавком, а иногда и грузом» .

Как было отмечено выше, определения дрифтерного промысла, сетей и судов, занятых в таком промысле, даны в Веллингтонской конвенции 1989 г. и в законодательстве США, Новой Зеландии, Самоа и многих других стран.

На наш взгляд, закрепление таких понятий в российском законодательстве необходимо, прежде всего, в целях борьбы с ННН промыслом и незаконными приловами.

2. Какие орудия лова могут применять российские и иностранные рыбопромышленники при промысле анадромных видов в исключительной экономической зоне Российской Федерации?

Как показывает мировой опыт, ни одно из существующих орудий лова не способно стать рентабельной альтернативой дрифтеру.

Руководители ряда рыболовных компаний и Ассоциация научно - исследовательских и промысловых организаций по изучению лососей северозападной части Тихого океана (АДИС) обратились в Росрыболовство и отраслевые научно-исследовательские институты за получением официального [269] разъяснения о наличии апробированного в отечественной или мировой практике вида орудий лова, позволяющего осуществлять рентабельную добычу лососей в российской исключительной экономической зоне.

Сахалинский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии ответил, что в мировой практике помимо дрифтерного, известен другой способ широкомасштабной добычи тихоокеанских лососей в открытом море - это крючковой или ярусный. После второй мировой войны этот способ широко практиковался японскими рыбаками в Северной части Тихого океана, но с начала 90-х гг. значительно сократился в связи с вступлением в силу Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. и осуществлялся лишь в японской 200-мильной исключительной экономической зоне.

В российских водах промышленный лов тихоокеанских лососей крючковой снастью запрещен Правилами рыболовства для Дальневосточного бассейна (п.18.1). К тому же, по оценке сахалинских ученых, в сравнении с дрифтерным промыслом ярусный лов анадромных видов убыточен.

Также, по мнению Сахалинского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии, не заслуживают рассмотрения в качестве серьезной альтернативы траловый и кошельковый промысел лососей в 200мильной исключительной экономической зоне. Другие апробированные способы добычи лососей в открытых водах Мирового океана ученым этого института неизвестны.

По данным Тихоокеанского научно-исследовательского

рыбохозяйственного центра в начале 90-х гг. велись разработки пелагических ловушек как альтернативы дрифтерным сетям. Первые же исследования показали, что при небольшом волнении эти орудия лова запутываются и прекращают облавливать рыб. При этом операции с ними (постановка, выборка, распутывание) весьма трудоемки и продолжительны по времени.

Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства сообщил, что не располагает сведениями о наличии апробированного и рентабельного вида лова тихоокеанских лососей в 200-мильной исключительной экономической зоне РФ .

Таким образом, актуальным является вопрос, каким образом 20 рыбопромышленных компаний будут изымать анадромные виды рыбы лососей, выполнять обязанности по Договору о промысле лососей. Этот проблемой озабочены как российские, так и японские рыбопромышленные компании. Например, ООО «Фрегат» в своем письме на имя Руководителя Росрыболовства И.В. Шестакова просит дать «разъяснение по вопросу возможности осуществления освоения долей квот в соответствии с заключенными договорами иными орудиями лова» (письмо от 09.07.15 ФР-1). Руководство ЗАО «Шумшу Ко. Лтд» в письме на имя И.В. Шестакова просит сообщить, с использованием каких орудий и какими способами разрешается осуществлять добычу (вылов) разреженных скоплений тихоокеанских скоплений лососей в море (письмо от 07.07.2015г. №007/15-02 ФАР).

Посольство Японии в Российской Федерации в своем письме от 14 июля 2015 г., адресованном Росрыболовству, по вопросу о применимых орудиях лова указало на следующее: какие способы лова лососевых видов, помимо дрифтерного, можно использовать? Кроме того, посольство Японии хотело бы знать о нормах российского законодательства, разрешающих применять другие виды промысла, например, траловый лов, кошельковый лов, ярусный лов, ставной невод, жаберные сети.

В Японии активно обсуждается возможность перехода на промысел анадромных видов рыб в российской 200-мильной зоне без использования дрифтерных сетей. По мнению Департамента рыболовства Японии, наиболее вероятной альтернативой дрифтерным сетям могут стать ярусные орудия лова или близнецовый траловый промысел. Однако российские Правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна запрещают применение ярусных [270] орудий лова. Проблематичен и промысел близнецовым тралом: для промысла таким тралом необходимы два высокоскоростных мощных судна, что экономически весьма ощутимо.

Япония хотела бы получить у Правительства Российской Федерации разрешение на ведение промысла лососевых траловыми орудиями лова. Причем, в исключительной экономической зоне Японии траловый промысел лососевых запрещен. Как показывает практика, такой промысел малопроизводителен, так как лососевые рыбы, в основном, обитают на поверхности воды (на глубине до 10 метров). По заверению Департамента рыболовства Японии, если рыбаки понесут материальные убытки, то будут выделены бюджетные средства для их погашения.

В Японии рассматривается возможность применения кошелькового невода для промысла «российского» лосося. В исключительной экономической зоне этого государства кошельковый промысел не развит, хотя она обладает высокоразвитыми технологиями для промысла таких видов, как скумбрия, иваси, тунцы, терпуг и кальмар. Японские рыбаки считают, что освоить его с учетом огромного опыта работы на лососевых объектах не очень сложно. Они хотели бы взамен на техническую помощь получить доступ к ресурсам лосося в российской исключительной экономической зоне для своих судов (своеобразный бартер).

По нашему мнению, в соответствии со сложившейся ситуацией следовало бы п. 18.19 Правил рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна изложить в такой редакции: «запрещается применение в территориальном море Российской Федерации и в исключительной экономической зоне Российской Федерации при добыче (вылове) тихоокеанских лососей всех орудий и способов добычи (вылове) за исключением: тралов, в том числе близнецовых; кошельковых неводов; поверхностных ловушек; ставных сетей; обметных сетей; лампар.

По мнению Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии, альтернативой дрифтерному (сетному) способу лова лососевых можно считать сетное каскадное устройство для промысла поверхностных объектов лова. Это устройство включает соединенное между собой крылом в единое орудие лова ловушки. Изобретение относится к области промышленного рыболовства, а именно к устройствам для облова поверхностных видов рыб в прибрежном, морском и океаническом рыболовстве. В 90-х годах были изготовлены опытные образцы данного устройства, проводились морские технические испытания. Но дальнейшего развития это изобретение не получило.

С нашей точки зрения, Росрыболовство должно дополнить Правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна положением о том, что при промысле тихоокеанских лососей применяются многие орудия лова (кроме дрифтерных сетей и крючковой снасти) с соответствующими размерами ячеи. В Дальневосточных морях размеры ячеи в дрифтерных сетях составляли 130 мм.

3. Будет ли уменьшена доля промышленной квоты предприятиям - сторонам договора о закреплении долей квот добычи (вылова) водных биоресурсов?

Как было отмечено выше, 20 юридических лиц на основании результатов аукциона подписали договоры о промысле лососевых. Согласно этим договорам, заключенным в 2010 г., промышленные квоты распределяются соответствующему юридическому лицу, на каждый календарный год по определенному договором виду биоресурсов - тихоокеанскому лососю и району добычи (вылова) водных биоресурсов, исходя из утвержденных в установленном порядке на этот год соответствующих видов квот и доли, закрепленной за юридическим лицом.

В этих договорах не указано, какими орудиями лова будут выбраны квоты. Они не могут заниматься только дрифтерными сетями или другими орудиями лова или другими орудиями лова, запрещенными правилами рыболовства. Проблему выборки квоты должно решать само рыбопромысловое предприятие.

4. Вправе ли стороны договора о закреплении долей квот добычи (вылова) водных биоресурсов расторгнуть его и на каких условиях?

В каждом из договоров о промысле тихоокеанских лососей имеются положения о порядке прекращения и расторжения договора. Согласно ст. IV Договор прекращается в следующих четырех случаях: а) в связи с истечением срока его действия; б) при отказе юридического лица (т.е. рыбопромышленной компании), которому предоставлены в пользование водные биоресурсы, от права на их добычу (вылов); в) в связи с ликвидацией юридического лица или со смертью гражданина, которому было предоставлено право на добычу (вылов) водных биоресурсов; г) в иных случаях, предусмотренных ГК РФ и другими федеральными законами. Договор может быть расторгнут по окончании срока его действия по решению Росрыболовства о принудительном прекращении права на добычу (вылов) водных биоресурсов в случае: а) возникновения необходимости использования водных объектов для государственных нужд; б) если добыча (вылов) водных биоресурсов осуществляется в течение 2 лет подряд в объеме менее 50% от промышленных и прибрежных квот; в) если юридическое лицо в течение календарного года 2 раза или более нарушило правила рыболовства в результате чего был причинен крупный ущерб водным биоресурсам (в порядке, определенном ст. 53 ФЗ о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов № 116).

Запрещение использования дрифтерных орудий промысла, на наш взгляд, является односторонним отказом от исполнения Российской Федерацией в лице Росрыболовства своих договорных обязательств перед владельцем доли.

Согласно ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Из содержания данной статьи ГК РФ вытекает два вопроса: а) имело ли место со стороны российского законодателя одностороннее изменение условий договора, т.е. запрета дрифтерного промысла; и б) как понимать оговорку «за исключением случаев, предусмотренных законом» применительно к рассматриваемому нами случаю?

В Договоре о промысле тихоокеанских лососей не регламентируются типы применяемых орудий лова. Они определены в правилах рыболовства для конкретного бассейна. Например, п.15.22 Правил рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна 2013 г. запрещает специализированный промысел тихоокеанских лососей с применением плавных (дрифтерных) сетей и связанных или сшитых из них порядков в исключительной экономической зоне Российской Федерации: Камчатско-Курильской подзоне, Западно-Беринговоморской зоне, Карагинской подзоне, ПетропавловскоКомандорской подзоне и Северо-Курильской зоне - с 1 октября по 31 мая; в Северо-Охотноморской подзоне - с 16 сентября по 30 июня, в Южно-Курильской зоне - с 1 октября по 30 июня.

В этот период лососевые идут на нерест в реки прибрежных регионов России, и промысел в этих районах запрещен российским и иностранным рыбакам. Следовательно, о таком запрете им заранее было известно и никакого одностороннего изменения условий именно для этого района не было. Но ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» № 208 запрещает промысел во всех акваториях внутренних морских вод, территориального моря и исключительной экономической зоны Российской Федерации. Это можно смело считать односторонним изменением условий промысла. Однако ГК РФ предусматривает односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение его условий, если они предусмотрены законом. В этом случае возникает вопрос: о каком законе идет речь? Вне сомнения, имеется в виду указанный Федеральный закон. Если бы речь шла о других, ранее принятых законах, то соответствующие условия должны быть учтены в договорах о промысле тихоокеанских лососей. Следовательно, одностороннее изменение условий договора относительно запрета дрифтерного промысла является легитимным. На наш взгляд, Росрыболовство должно предложить предпринимателям подписать приложение к договорам, в котором следует изложить нормы о запрете дрифтерного промысла и о разрешении промысла другими орудиями лова (например, тралами, кошельковыми неводами и поверхностными ловушками).

5. Каковы перспективы сотрудничества Российской Федерации и Японии по вопросам промысла тихоокеанских лососей?

Председатель Совета Федерации РФ В.И. Матвиенко после одобрения ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» № 208 отметила заинтересованность России в развитии сотрудничества с Японией и заявила, что «Соглашение 1985 г., разрешающее японским рыбакам вылов рыбы в нашей исключительной экономической зоне, остается в силе, оно не денонсируется... Не уменьшаются квоты вылова для японских рыбаков, только они должны ловить рыбу цивилизованным способом, не нанося вреда морской экосистеме, и в соответствие с международными требованиями строго соблюдать эти правила» .

Руководитель Росрыболовства И.В. Шестаков 13 августа 2015 г. также указал на то, что Россия открыта для сотрудничества с Японией в рыбном промысле. Он выразил поддержку развитию взаимодействия по вопросу о ведении японскими рыболовными судами промысловой деятельности в исключительной экономической зоне РФ .

Как было отмечено выше, квоты и районы промысла японскими рыбаками ежегодно определяются на сессии Смешанной комиссии по рыбному хозяйству. Однако японская сторона должна определить, какими разрешенными в России орудиями лова японские рыбаки будут вести промысел тихоокеанских лососей в 200-мильной российской исключительной экономической зоне.

Согласно ст. 66 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. государства, осуществляющие промысел анадромных видов рыб должны сотрудничать с [271] [272] государствами происхождения этих видов в осуществлении мер по возобновлению запасов этих видов, в особенности путем участия в расходах на эти цели. Япония за промысел в нашей исключительной экономической зоне ежегодно выплачивает 6-8 млн. долларов, а промысел анадромных видов российского происхождения в своей зоне компенсирует путем поставки оборудования на значительную сумму для воспроизводства лососевых на территории Российской Федерации. Следовательно, в соответствии с международным правом Япония должна пользоваться особым вниманием Российской Федерации в отношении промысла тихоокеанских лососей в 200- мильной исключительной экономической зоне, но в рамках российского законодательства.

Несмотря на недавнее законодательное запрещение дрифтерного промысла уже имели случаи нарушения его положений. Например, в июне 2016 г. пограничное управление ФСБ России по восточному арктическому району установило, что 7 судов в ходе промысла использовали плавные или дрифтерные сети, незначительно изменив в них элементы конструкции, и при этом выдавали их за «поверхностные ловушки». В отношении судовладельцев возбудили административное дело по ч.2 ст. 8.17 КоАП РФ. Капитаны судов привлечены к уголовной ответственности.

Вероятно, в целях единообразного применения положений ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» № 208 Росрыболовству необходимо принять

соответствующую инструкцию, утвердив ее своим приказом.

<< | >>
Источник: Бекяшев Дамир Камильевич. СОВРЕМЕННЫЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЫБОЛОВСТВА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме §3. Международно-правовое регулирование использования дрифтерных орудий промысла:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. §2. Принцип устойчивого использования морских живых ресурсов
  4. §1. Понятие и принципы борьбы с ННН рыбным промыслом
  5. §3. Международно-правовое регулирование использования дрифтерных орудий промысла
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. БИБЛИОГРАФИЯ
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -