<<
>>

§1. Методика анализа материалов приостановленного уголовного дела о нераскрытом преступлении

Каждое преступление оставляет свои следы - отражения в окружающей среде, а потому в принципе каждое преступление может и должно быть раскрыто. Так писали многие российские классики криминалистики советского периода. Практика расследования преступлений как в советский период, так и в нынешние годы независимости наших государств как в России, так и в Таджикистане внесла в это утверждение, в основе своей верное, весьма существенные коррективы.

Следует заметить, что закономерности возникновения, собирания, исследования и оценки доказательств, вошедшие в предмет науки криминалистики благодаря трудам Т.В.

Аверьяновой, Р.С. Белкина, А.И. Винберга, А.Ф. Волынского, Г.Г. Зуйкова, Ю.А. Курбанова, И.М. Лузгина, В.П. Лаврова, Х.С. Салимова, Н.П. Яблокова и многих других ведущих ученых-криминалистов, в резко изменившихся условиях жизни российского общества и общества Таджикистана конца ХХ - начала ХХІ веков при расследовании преступлений на практике не учитываются должным образом.

В силу разного рода причин объективного и субъективного характера примерно половина расследуемых в этих странах преступлений остаются нераскрытыми, подчас даже не выявленными и не зарегистрированными, а совершившие их лица - неустановленными либо установленными, но находящимися в розыске и не несущими уголовной ответственности.

В первой главе диссертации уже было отмечено, что в соответствии с требованиями ст. ст. 209 и 210 УПК РФ, (ст. ст. 231 и 232 УПК РТ) следователи и органы дознания после приостановления расследования обязаны принимать меры по установлению лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых , а также меры к их розыску .

В этой деятельности важнейшее значение приобретает такой метод (форма, направление работы по раскрытию преступлений), как анализ материалов приостановленного дела о нераскрытом преступлении. В современных условиях ведомственными и межведомственными нормативными актами МВД и СК Российской Федерации такой анализ признан необходимым организационным и тактико-криминалистическим условием повышения эффективности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений прошлых лет .

К сожалению, подобных ведомственных и межведомственных актов в Республике Таджикистан пока не имеется, а они необходимы. Мы постараемся показать это в настоящем параграфе. Анализ материалов уголовных дел, приостановленных по п. 2 части 1 статьи 208 УПК РФ и п. 2 части 1 статьи 230 УПК РТ, имеет свою специфику и является важным элементом поисковой работы следователя.

Под поисковой работой следователя по приостановленному делу нами понимается совокупность принимаемых следователем по этому делу мер в целях установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого. Работа эта немыслима без анализа собранных по уголовному делу данных. В расширенном варианте это определение можно сформулировать следующим образом. [67] [68] [69]

Анализ материалов приостановленного дела о нераскрытом преступлении есть творческий мыслительный процесс, заключающийся в изучении и оценке содержащейся в материалах дела информации в целях ее дальнейшего использования для установления виновного в преступлении лица. В принципе подобный анализ должен производиться на всех стадиях, этапах расследования уголовного дела и в обязательном порядке при решении вопроса о приостановлении производства. Основные цели и методы анализа материалов расследуемого и приостановленного дела совпадают.

По этому поводу И.Л. Петрухин справедливо писал: «На отдельных стадиях процесса различается не существо действий по оценке доказательств, не методология оценки, а условия, в которых она осуществляется, ее задачи и процессуальные последствия»[70].

Как и при оценке доказательств при расследовании, при анализе материалов приостановленного дела применяются общенаучные методы познания: наблюдение, измерение, описание, сравнение, моделирование, эксперимент. В этом процессе чрезвычайно важно правильное применение приемов и законов формальной логики (анализа, синтеза, законов тождества, непротиворечия, достаточного основания, исключенного третьего) и форм логических выводов (дедукции, индукции, аналогии и др.).

Именно эти специфические особенности, а также тот факт, что активная работа после приостановления производства на практике нередко прерывается на значительный период времени либо поручается новому следователю, вызывают необходимость в систематическом (или по меньшей мере в периодическом) анализе материалов приостановленного дела. Следователь должен вновь и вновь возвращаться к исходным данным, полученным как на первоначальном, так и на последующем этапах расследования, но каждый раз обогащенный новыми сведениями по делу, новым - своим и чужим научным опытом расследования, дальнейшим развитием криминалистики и ряда других наук.

Поскольку речь идет о нераскрытом преступлении, отличительной чертой мышления при анализе материалов дела в условиях недостатка информации выступает эвристический поисковый характер такого мышления, его направленность на оценку имеющихся и отыскание неизвестных, новых, относящихся к личности виновного данных.

Разумеется, важную составляющую часть анализа приостановленного дела образует оценка доказательств. Под оценкой в юридической, как и в философской литературе, понимается операция, состоящая в определении (выявлении, познании) значения одного явления, предмета действительности для другого. Применительно к уголовному делу оценка имеющихся доказательств есть суждение об их ценности, «логический процесс установления допустимости и относимости доказательств, наличия и характера связей между ними, определения значения и путей использования доказательств для обнаружения истины»[71].

Из всех методов познания наибольшее значение для анализа приостановленного дела приобретает сравнение. Именно при сравнительном исследовании материалов дела проверяется полнота собранных данных, выявляются имеющиеся между ними противоречия, определяются пути дальнейшей работы по установлению виновного. Выделение в различных материалах дела признаков искомого преступника для сравнения есть проявление абстракции; последующее сопоставление, признание содержания и значение этих признаков - их анализ, а оценка - синтез, как совокупное рассмотрение предметов или связей в плане тех их свойств, которые важны для анализа. Глубокий анализ материалов приостановленного дела является важным средством установления преступника.

С оценкой тесно связана такая категория, как сомнение. Сомнение - одновременное наличие двух или нескольких мнений об одном и том же предмете, факте, явлении. Сомнение неотступно следует за противоречием, неразрывно связано с ним. Познать - значит преодолеть, разрешить противоречие, а тем самым и сомнение.

Сомнение как мысль в движении, как форма поиска истины позволяет прорвать пределы устоявшегося, привычного, взглянуть на это привычное новыми глазами, обнаружить противоречие и пути его разрешения. Значение такого эвристического сомнения в работе по приостановленному делу и особенно в анализе его материалов трудно переоценить.

На каждом этапе деятельности по раскрытию преступления, наряду с общими чертами и общими используемыми приемами, анализ этот имеет и свои специфические черты, приемы, особенности, зависящие от содержания следственной ситуации, сложившейся по делу к моменту проведения анализа.

Применительно к теме диссертации необходимо особое внимание уделить: специфике целей и задач анализа материалов именно приостановленного дела о нераскрытом преступлении; субъектам и объектам этого анализа; его конкретным приемам и методам, а также специфике фиксации хода и результатов такого анализа.

Вначале, соглашаясь с мнением В.П. Лаврова, И.Ю. Кулеевой, Я.М. Мазунина, отметим основные общие совпадающие цели анализа материалов как расследуемого, так и приостановленного дела:

- исследование и оценка всех доказательств, собранных при расследовании;

- исследование и оценка иной, ориентирующей информации, в том числе данных, полученных оперативно-розыскным путем;

- оценка самого процесса, хода расследования, установления пробелов в нем, ошибок и возможностей их устранения;

- определение конкретных задач и форм дальнейшей работы по раскрытию преступления.

С учетом этого рассмотрим существенные особенности (отличия) анализа материалов приостановленного дела о нераскрытом преступлении по сравнению с анализом дела до его приостановления.

Анализируя материалы «текущего» дела, следователь (дознаватель) обязан исходить из необходимости исследовать полученную информацию в равной мере обо всех обстоятельствах, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, предусмотренных ст. 73 УПК РФ (ст.85 УПК РТ), а также вытекающих из содержания конкретной статьи Уголовного кодекса РФ и Уголовного кодекса РТ, по которой квалифицировано расследуемое преступление.

Как отмечает В.П. Лавров, по приостановленному же делу анализ преследует, прежде всего, две основные цели.

1. Вычленение из собранного материала лишь тех сведений, которые относятся к неустановленному пока лицу, совершившему преступление (или скрывшемуся подозреваемому, обвиняемому). В большинстве дел о нераскрытых преступлениях прямых указаний на личность виновного не имеется, однако нередко есть сведения, в том или ином отношении характеризующие преступника: признаки внешности, способы действий при подготовке, совершении и сокрытии преступления, оставленные следы, сведения о кличках, прозвищах, навыках и привычках и тому подобных признаках, дающих возможность в будущем при определенных условиях выявить и идентифицировать преступника.

2. Определение возможных направлений, форм и методов, дальнейшей работы по раскрытию преступления с учетом влияния фактора времени и результатов взаимодействия с оперативными сотрудниками и специалистами[72].

Субъектами анализа приостановленных дел о нераскрытых преступлениях обычно являются:

1) следователь или дознаватель, расследовавший и приостановивший дело;

2) другой следователь (дознаватель), приступающий к обслуживанию территории, где совершено преступление, оставшееся нераскрытым;

3) оперативный сотрудник, осуществляющий оперативно-розыскные меры по установлению виновного в преступлении, оставшемся нераскрытым, розыску скрывшегося подозреваемого (обвиняемого) по поручению следователя (дознавателя) в порядке ст. 210 УПК РФ (ст. 232 УПК РТ) или по своим функциональным должностным обязанностям в соответствии с Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995г. № 144-ФЗ, (Закона Республики Таджикистан «Об оперативнорозыскной деятельности» от 23.05.2011г. № 587) и другими нормативноправовыми актами;

4) руководитель следственного подразделения, а также его заместитель - в порядке выполнения своих процессуальных обязанностей по контролю за расследованием (в соответствии с требованиями ст. 39 УПК РФ, ст.38 УПК РТ), а также своих функциональных должностных обязанностей по организации работы подчиненных ему следователей;

5) начальник подразделения дознания - в порядке процессуального контроля в соответствии со ст. 40.1 УПК РФ, (ст. 41 УПК РТ) по делам, приостановленным находящимися в его подчинении дознавателями;

6) начальник органа дознания, его заместитель - по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно (в соответствии со ст. 40 и ст. 41 УПК РФ, (ст. 40 и п. 4 ст. 41 УПК РТ), а также ведомственными нормативными актами);

7) сотрудники контрольно-методических отделов следственных управлений МВД (ГУ МВД, УМВД) и отделов криминалистики следственных управлений СК Российской Федерации по субъектам Федерации - по своим функциональным обязанностям;

8) члены специальных постоянно действующих аналитических групп по вопросам организации работы по раскрытию преступлений прошлых лет. Такие аналитические группы, состоящие из наиболее опытных следователей управлений СК Российской Федерации и МВД РФ, ГУ МВД, УМВД создаются совместными приказами руководителей управления СК Российской Федерации по краю (области) и начальников ГУ МВД (УМВД) и активно работают по выполнению своих обязанностей, предусмотренных приказами и Положениями о таких аналитических группах[73].

В Таджикистане таких групп пока нет. Мы полагаем, что их создание по опыту Российской Федерации весьма целесообразно и для Республики Таджикистан;

9) члены совместных постоянно действующих следственно-оперативных групп СУ СК Российской Федерации и ГУ МВД (УМВД) по субъекту Федерации, создаваемых для раскрытия убийств, похищений людей, иных тяжких и особо тяжких преступлений, совершаемых в условиях неочевидности и совершенных организованными преступными группами;

10) ветераны - пенсионеры органов внутренних дел и прокуратуры, имеющие большой опыт по раскрытию неочевидных преступлений и привлекаемые к участию в анализе материалов приостановленных дел на общественных или договорных началах.

В Таджикистане такими субъектами на практике обычно являются следователи и оперативные сотрудники отделов по раскрытию преступлений прошлых лет СУ и УУР МВД РТ.

Типичными объектами анализа являются не только непосредственно сами документы приостановленного уголовного дела, но и все без исключения приложения к нему, в том числе вещественные доказательства (особенно оружие и другие орудия преступления); магнитофонные и видеозаписи, содержимое дисков и флэшек; записи камер видеонаблюдения, а также вспомогательная документация, отражающая организацию расследования по делу или составленная в целях наглядного выражения его результатов; планы расследования, планы работы следователя (дознавателя) по приостановленному делу; схемы связей потерпевшего или заподозренных по делу лиц, диаграммы, графики; программы и результаты тестирования лиц, проверявшихся с использованием полиграфа, и т.п. К сожалению, в Республике Таджикистан на сегодняшний день полиграф пока применяется при расследовании крайне редко.

Особым объектом, требующим внимательного изучения, являются все материалы оперативно-поискового дела, заведенного по факту совершения преступления, оставшегося нераскрытым. Поскольку вопрос о допуске следователей и дознавателей к непосредственному изучению ими всех оперативных материалов по таким делам в достаточной мере в РФ и в РТ не отрегулирован, на практике их анализ обычно поручается (начальником органа дознания - в Таджикистане или руководителем специализированной следственно-оперативной группы - в России) наиболее опытным работникам, включенным в спецгруппу, либо иным оперативным сотрудникам, осуществляющим оперативное сопровождение работы следователя (дознавателя) по приостановленному делу о нераскрытом преступлении.

Весьма полезным является также изучение в совокупности материалов нескольких уголовных дел о преступлениях, аналогичных нераскрытому по способу подготовки, совершения, сокрытия следов, а также при наличии других признаков «серийности» их совершения в данном регионе.

Начиная анализ, лицо, его производящее, должно иметь анкету, включающую подлежащие уяснению вопросы, возможные гипотезы, использование определенных методов исследования и оценки собранных по делу данных.

Такая анкета может быть составлена и самим аналитиком применительно к конкретному делу либо к целой группе дел о нераскрытых преступлениях определенного вида, к их «серии». Однако на практике в России чаще прибегают к использованию анкет, разработанных в целях сбора эмпирического материала в ходе научных исследований проблемы нераскрытых преступлений прошлых лет, а также анкет для анализа и контроля за результатами расследования неочевидных тяжких и особо тяжких преступлений, составляемых в контрольно-методических подразделениях Следственного департамента МВД, ГСУ, СУ МВД, ГУ МВД, УМВД субъектов Российской Федерации. Такие анкеты целесообразно использовать при анализе материалов приостановленного производством уголовного дела о нераскрытом преступлении и в МВД, УВД, ОВД Республики Таджикистан. Указанные анкеты были в свое время разработаны и с успехом использовались в Академии МВД СССР, в МВД Украинской ССР, УВД Челябинской области, других подразделениях и сейчас имеются в Академии управления МВД России, СУ УМВД по Вологодской, Архангельской областей, ГУ МВД по Ставропольскому краю и в других подразделениях.

Перечень вопросов таких анкет-программ различен и обычно включает от 50 до 100 вопросов, на которые следует ответить при анализе приостановленного дела.

Прежде всего, должны быть исследованы своевременность возбуждения уголовного дела, полнота круга и качества проведения первоначальных и следственных действий. Ход и результаты каждого отдельного следственного действия, процессуального и управленческого решения оцениваются с точки зрения задачи установления лица, совершившего преступление (как главной задачи работы по делу о нераскрытом преступлении), либо по крайней мере определения круга лиц, среди которых следует искать виновного.

То же относится и к оценке результатов последующих этапов расследования, каждого из последующих следственных действий и каждого из экспертных исследований, проведенных по делу, а также поисковых мероприятий, выполненных следователем, дознавателем и взаимодействовавшими с ними оперативным сотрудником и специалистом в работе по обнаружению преступника по приостановленному делу.

Обязательно должна быть проверена полнота выдвижения версий и степень их исследования по делу. Уже в начале аналитической работы пользу может принести изучение планов проведенного расследования (если они сохранились) и сопоставление их содержания с материалами уголовного дела, с помощью чего обычно нетрудно определить степень выполнения этих планов, реализации запланированных мероприятий.

Полезным является личное ознакомление аналитика с местом происшествия в целях его непосредственного восприятия, а также с другими местами, связанными с расследуемым преступлением.

Важно определить, все ли необходимые в конкретной ситуации следственные действия были выполнены и в достаточной ли мере при расследовании использованы научно-технические средства и знания специалистов в целях раскрытия преступления. В сложных случаях решить вопрос о качестве использования специальных знаний помогает консультация с высококвалифицированным специалистом в соответствующей области знания.

Особое внимание обращается на наличие и характер следов преступления и преступника, обнаруженных при расследовании, а также на негативные обстоятельства1, не получившие достаточного объяснения в материалах дела.

В случае обнаружения пробелов, ошибок, иных недостатков в работе со следами появляется возможность провести предварительное (доэкспертное) исследование таких следов по анализируемому приостановленному делу.

Обязательно проверяется, соблюдены ли были все требования по постановке на учет изъятых при расследовании криминалистически значимых объектов. Речь идет, прежде всего, о проверке по дактилоскопическим учетам, учету оружия, похищенных вещей, учету без вести пропавших лиц и другим криминалистическим и оперативнорозыскным учетам. При обнаружении пробелов в данном отношении немедленно даются поручения об их устранении. Следует также помнить о современных возможностях использования системы уголовной регистрации, связанных с появлением новых, весьма перспективных учетов. Речь идет о геномной регистрации, учете преступников по их запаховым следам и некоторых других новых учетах, созданных за последние 20 лет в системе МВД Российской Федерации . К сожалению, в Республике Таджикистан в связи с отсутствием специалистов и специальных лабораторий с техническими средствами, почти не проводится до сих пор, например, экспертиза по ДНК, за исключением проведения экспертизы, подтверждающей или не подтверждающей отцовство ребенка.

В последние годы в поисковой работе по приостановленным делам в России активно используется учет похищенных мобильных телефонов и контроль за их использованием по IMEI (Волгоградская, Вологодская [74] [75] области и др.). Так, в Волгоградской области с 2006 года оставалось нераскрытым убийство Турутиной, совершенное в г. Михайловске. При осмотре места происшествия не был обнаружен мобильный телефон убитой. Проверка его активации в ходе расследования положительных результатов не дала. При анализе материалов приостановленного дела через 3 года выяснилось, что на контроль в ГУ МВД по IMEI телефон, принадлежавший убитой, поставлен не был. Приняли срочные меры и тут же получили результат: телефон потерпевшей использовался с SIM-картой жителя г. Смоленска. После возобновления производства по делу было установлено, что именно он совершил убийство Турутиной[76].

Одной из важнейших задач анализа материалов приостановленного дела является оценка проделанной ранее работы по изучению личности потерпевшего, особенно в связи с оценкой данных им при расследовании показаний. Выясняется, хорошо ли изучены взаимосвязи потерпевшего с окружавшими его людьми на момент совершения преступления и к моменту анализа приостановленного дела; в достаточной ли степени использована помощь потерпевшего (оставшегося в живых) в установлении преступника; нет ли существенных противоречий между характеристикой личности потерпевшего и другими материалами дела, между показаниями потерпевшего и другими материалами дела, между несколькими показаниями потерпевшего, данными им в разное время.

Особое внимание должно быть уделено сведениям о лицах, которые подозревались или обвинялись в совершении преступления, оставшегося в конце концов нераскрытым. Нередко доказательств причастности определенного лица к преступлению бывает недостаточно для признания его подозреваемым или обвиняемым, но имеющиеся в деле или оперативных материалах данные достаточно убедительны, чтобы применить к этому лицу термин «заподозренный», имеющий чисто тактическое значение.

Практика анализа приостановленных уголовных дел показывает, что во многих случаях версия о причастности такого лица к совершению преступления оказывается проверенной при расследовании недостаточно тщательно. Уже при анализе приостановленного уголовного дела подчас возникают сомнения в алиби заподозренного, казалось бы установленном в ходе расследования. Дальнейшая глубокая проверка этих сомнений в работе по проанализированному приостановленному делу, а затем и при расследовании после возобновления производства нередко приводит к раскрытию преступления.

Проверяется, достаточно ли тщательно выполнены поручения, дававшиеся следователем (дознавателем) оперативным работникам в ходе расследования, в момент приостановления производства и в процессе дальнейшей работы по установлению преступника по приостановленному делу. Многое может дать беседа лица, анализирующего дело, со следователем (дознавателем), ранее производившим расследование и приостановившим производство за необнаружением виновных.

В современных условиях особенно важно обратить внимание на наличие или отсутствие признаков противодействия расследованию преступления, оценить характер и эффективность принятых ранее мер по предотвращению противодействия или нейтрализации уже имевшего место воспрепятствования расследованию. В первую очередь при этом определяется, были ли приняты необходимые меры, предусмотренные Административным регламентом МВД России (а в МВД Республики Таджикистан - Законом РТ «О судах», Законом РТ «О прокуратуре» и другими нормативными актами) по обеспечению защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, обеспечению безопасности участников уголовного судопроизводства и их близких (утверждены соответствующими приказами МВД России и МВД Республики Таджикистан).

Если такие меры не были приняты, а по материалам анализируемого дела их необходимость очевидна, следует немедленно обратиться в установленном порядке в соответствующие, предусмотренные законом, постановлениями Правительства Российской Федерации (постановлениями Правительства Республики Таджикистан) и ведомственными нормативными актами инстанции с инициативными предложениями о принятии мер государственной защиты.

Способы фиксации результатов анализа материалов приостановленного дела выработаны практикой деятельности органов внутренних дел, подразделений Следственного департамента МВД РФ. В их числе:

1) ведение черновых записей, памятных заметок непосредственно в ходе изучения материалов дел;

2) составление аналитической справки (заключения, докладной записки), включающей в себя изложение основных результатов изучения дела, а также выводы и предложения аналитика о проведении дальнейшей работы по раскрытию преступления;

3) заполнение анкеты, используемой для программированного анализа материалов дела. В практике, например, СУ УМВД по Вологодской области такая анкета именуется матрицей;

4) составление схем связей потерпевшего, а также заподозренных в причастности к преступлению лиц;

5) составление картотек на проходящих по делу лиц (особенно многотомному, в котором по ряду признаков объединены несколько уголовных дел о нераскрытых преступлениях, либо когда по нескольким сходным по способу совершения преступлениям ведется поисковая работа одной следственнооперативной группой).

Результаты анализа материалов дела, даже промежуточные, в целом ряде случаев можно и нужно использовать уже в процессе работы по приостановленному делу для решения главной задачи - поиска лица, совершившего преступление, не дожидаясь возобновления производства по

делу. При этом средствами проверки и использования сделанных при анализе выводов могут быть, например, такие упомянутые выше меры, как: проведение специалистами предварительных (доэкспертных) исследований; проверки достоверности показаний отдельных лиц путем опроса этих лиц с использованием полиграфа; комплекс поисковых мер, направленных на установление мест пребывания заинтересовавших аналитика лиц и их поведения в периоды времени с момента совершения преступления и после приостановления расследования с учетом того, что это время может быть весьма длительным.

В некоторых ситуациях следует подумать о возможности использования применяемых сейчас в России на практике современных способов активизации памяти участников судопроизводства, например, трансовых (гипнотических) психотехник, методов гипнорепродукции[77].

В целом же по результатам анализа приостановленного дела о нераскрытом преступлении чаще всего может быть принято одно из двух наиболее типичных решений: продолжать работу по обнаружению виновного в преступлении без возобновления производства либо (при установлении оснований, предусмотренных ст. 211 УПК РФ и ст. 233 УПК РТ) возобновить производство по делу и произвести все необходимые для раскрытия преступления следственные действия.

Объектами исследования при анализе должны быть все без исключения документы приостановленного производством дела, все приобщенные к нему или находящиеся в других местах вещественные доказательства, магнитофонные и видеомагнитофонные записи. Тщательному изучению подлежит вспомогательная документация, составляющаяся как в период расследования, так и после приостановления производства: планы расследования, планы подготовки и проведения отдельных следственных действий, план работы следователя по приостановленному делу, схема связей потерпевшего или подозревавшегося по делу лица, графики «путь - место - время» и. т. п.

Важным источником информации являются материалы розыскного дела, заведенного по факту нераскрытого преступления. По установленному в настоящее время порядку следователь органов внутренних дел, к сожалению, не может непосредственно изучить все материалы, связанные с использованием специальных негласных сил и средств. Тем выше в этих условиях роль правильно организованного взаимодействия следователя и оперативного работника при анализе имеющейся информации и планировании дальнейшей работы по раскрытию преступления.

Следователь и оперативный работник должны, в частности, совместно решить, нет ли противоречий в материалах уголовного и розыскного дел; нет ли в этом деле данных, подлежащих проверке следственным путем, а по розыскному делу - подлежащих проверке с помощью оперативно-розыскных мер; достаточно ли полно использованы криминалистические, оперативные и иные учеты органов внутренних дел и. т. д.

Анализ дела должен осуществляться по определенной системе, в соответствии с принятой самим следователем программой. По своему содержанию программа включает оценку обоснованности возбуждения дела, качества первоначального и последующего этапов расследования, процесса и результатов проведенного отдельного следственного действия следователя. Обязательно проверяется полнота выдвижения версий (как общих, так и частных) и степень их исследованности по делу. Поскольку движение и проверка версий является основной, ядром процесса планирования, тем самым определяются и качество планирования произведенного расследования, и возможности устранения выявленных недостатков.

Уже в начале аналитической работы полезным является сопоставление содержания планов произведенного расследования (если они сохранились) с материалами уголовного дела, в которых отражается степень реализации этих планов. Полезным следует признать также личное ознакомление следователя, анализирующего дело, с местом происшествия в целях его непосредственного восприятия, а также ознакомление с другими объектами, связанными с расследуемым событием.

Если анализ производит новый следователь, многое может выяснить его обстоятельная беседа с лицами, ранее производившими расследование или осуществлявшими оперативно-розыскную работу по делу.

Необходимо установить, все ли требуемые ситуацией следственные действия выполнены и в достаточной ли мере при расследовании использованы специальные познания, научно-технические средства.

Так, по приостановленным делам о нераскрытых преступлениях из 450 изученных нами осмотр места происшествия не производился вообще (в 25% случаев), хотя необходимость в нем имелась. Специалист-криминалист участвовал лишь в половине осмотров из 450 произведенных. По 120 делам из 450 изученных не были назначены либо назначены, но не выполнены необходимые экспертизы.

При изучении дела надо обязательно проверить, поставлены ли на учет похищенные и иные разыскиваемые по делу вещи. Если правила уголовной регистрации нарушены, следует немедленно устранить недостатки.

Объектом непосредственного восприятия для лица, анализирующего дело, должны явиться все вещественные доказательства. Уяснение их сущности, основных свойств, связей с другими установленными по делу фактами позволит правильнее определить значение этих вещественных доказательств и на этой основе - потенциальные возможности их использования в дальнейшей работе по раскрытию преступления.

Следователь при анализе уголовного дела обязан проверить принципиальную возможность принадлежности установленных свойств личности, во-первых, самому преступнику, а не иному лицу, а во-вторых, одному, а не нескольким различным лицам, которые могли совершить групповое преступление. Такой анализ позволит избежать искажений информации путем включения в информационную систему свойств личности неизвестного преступника обнаруженных сведений о других лицах.

На совершение преступлений группой лиц могут указывать, например, обнаруженные на месте происшествия признаки нескольких различных следов рук, ног, из чего можно заключить, что на месте происшествия было несколько неизвестных лиц. Обнаружение на месте происшествия нескольких орудий преступления, иных предметов (количество использованной посуды, нескольких окурков со слюной разных групп и признаками различных привычек курильщиков и тому подобное) также могут свидетельствовать о пребывании там группы лиц. Надо принимать во внимание и невозможность выполнения одним лицом совершенных на месте преступления разных действий.

Из сказанного видно, что при анализе материалов дела вычленяются различные по своему индентификационнному значению признаки, позволяющие отождествить конкретное лицо, и признаки, позволяющие лишь отнести это лицо к определенному кругу лиц. Однако идентификационная доказательственная значимость признаков не всегда равнозначна поисковой их значимости, то есть их значению для обнаружения преступника.

Отсюда следуют два важных практических вывода.

Во-первых, поисковое значение выделенного при анализе признака следует определять не только и не столько по его значению для последующей идентификации преступника, а по потенциальной возможности именно обнаружения, выявления преступника на основе использования в поиске данного признака. Правильно определить эту поисковую значимость признака можно только при условии оценки его в совокупности со всеми другими обстоятельствами дела.

Во-вторых, необходимо учитывать существующую коррекционную зависимость некоторых свойств человека и, соответственно, признаков, в которых проявляются эти свойства. Исходя из установленных признаков можно в отдельных случаях предположительно судить о таких свойствах неизвестного преступника, которые непосредственно не проявились в его признаках, обнаруженных при расследовании и зафиксированных в материалах дела.

Так, о профессии и о некоторых других особенностях личности можно судить по отпечаткам пальцев и ладоней, о половой принадлежности, возрасте, образовании, профессии, национальности, месте длительного проживания, психофизическом состоянии - по признакам письменной речи; о росте - по длине шага.

На основе анализа материалов дела можно прийти к предположительным выводам еще об одной группе важных признаков неустановленного преступника. Речь идет о тех признаках, которые могли возникнуть именно в связи с совершением преступления и не были присущи данному лицу раньше. Прежде всего, это телесные повреждения и повреждения одежды, обуви преступника, остающиеся на нем следы действия химических ловушек, иные микрочастицы, перенесенные на его тело и одежду при совершении преступления. О психических изменениях в личности преступника, порождаемых совершенным преступлением, упоминалось ранее.

Решая основную задачу анализа материалов дела - выделение и оценку информации, могущей помочь в раскрытии преступления, нельзя забывать и управленческий аспект анализа. Так, ни начальник следственного подразделения, ни следователь, изучающие приостановленное дело, не имеют право пройти мимо нарушений законности, сведения о которых нередко отражаются в материалах уголовного дела.

Результаты анализа приостановленных, а впоследствии возобновленных и направленных в суд (или прекращенных за давностью) уголовных дел о нераскрытых преступлениях, отражающие типичные недостатки при расследовании таких дел, общие для России и Таджикистана: отсутствие необходимой активности, наступательности как в расследовании по горячим следам, так и в работе после приостановления производства; недостаточное использование современных криминалистических и иных научнотехнических средств и методов для раскрытия преступлений (в частности, исследований ДНК) по указанным делам; отсутствие должного взаимодействия следователей, оперативных сотрудников и специалистов экспертно-криминалистических подразделений по многим из этих дел; некачественное проведение отдельных следственных действий; иные недостатки в проведении отдельных следственных действий. Все это связано с тщательным планированием работы следователя (дознавателя) по уголовному делу о нераскрытом преступлении, что будет рассмотрено в следующем параграфе.

<< | >>
Источник: САМИЕВ НАЗАР МУРАДОВИЧ. РАССЛЕДОВАНИЕ НЕРАСКРЫТЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОШЛЫХ ЛЕТ (ПО МАТЕРИАЛАМ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ). 2012

Еще по теме §1. Методика анализа материалов приостановленного уголовного дела о нераскрытом преступлении:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. §1. Методика анализа материалов приостановленного уголовного дела о нераскрытом преступлении
  4. §2. Планирование работы следователя (дознавателя) по приостановленному уголовному делу о нераскрытом преступлении
  5. § 3. Планирование расследования и тактика отдельных следственных действий после возобновления производства
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -