<<
>>

§3. Требования, предъявляемые к методам технико-криминалистической исследования документов

Любое исследование строится на использовании определённого инструментария - в том числе на применении определённых методов. Как уже отмечалось, экспертиза является разновидностью практической деятельности, которая опирается на научные знания и не является научным исследованием.

Таким образом, и методы, применяемые при ее производстве, должны рассматриваться не как методы научного исследования, а как что-то иное, как определенный феномен. И действительно, формализация научно-практической деятельности, подчинение её потребностям и условиям права (в частности уголовного процесса) повлекло за собой определённую специфику в формировании иерархии методов криминалистического исследования, особенности в целесообразности и возможности их использования и, наконец, выработало ряд конкретных требований к их применению.

В связи с этим на протяжении долгого времени в криминалистической науке идут споры о применении тех или иных научных методов. Это связано с тем, что эффективные по своей природе, некоторые из них не соответствуют ряду требований по сохранности и неизменяемости вещественных доказательств. Возникает вопрос - может ли цель уголовного судопроизводства (установление в судебном решении истины по делу; обнаружение истины по уголовному делу, установление виновности и справедливое наказание лица, совершившего преступление, ограждение от необоснованного обвинения невиновного лица и оказание воспитательного воздействия на граждан) оправдать средства достижения этой цели.

Вопреки этому сам закон ставит определенные преграды, в том числе и для лиц, осуществляющих экспертно-криминалистическую деятельность. В

этом случае наша задача - разобраться в особенностях применения тех или иных методов исследования только в одной области криминалистической техники - технико-криминалистическом исследовании документов. Для этого подвергнем анализу динамику развития методической базы и её правовых основ.

По словам профессора Р. C. Белкина криминалистика, кроме того, что разрабатывает свои методы, заимствует также методы из отраслевых наук, преобразуя их либо оставляя их в том же виде[67]. Но рассматривая последние два варианта, возникает вопрос о допустимости применения таких методов. Очевидно, что, разработанные в других науках и дисциплинах, они по своей эффективности и последствиям их применения не рассчитаны на требования криминалистики, и уж тем более на требования уголовно-процессуального законодательства.

Как уже говорилось выше, при рассмотрении требований к методам криминалистического исследования, мы не должны забывать, что имеем слияние методов науки и методов практической деятельности. Еще в 1952 г. В. П. Колмаков, характеризуя методы криминалистики, перечислил признаки, отличающие именно её методы как практической деятельности: «законность, целесообразность и оперативность», тем самым сформировал общее представление об этом вопросе. В традиционном понимании так же и существует ряд требований, которым должны соответствовать вообще все криминалистические методы. Это научность, безопасность, целесообразность и законность.

Требование научности означает наличие у метода научной основы, его точность и высокая результативность применения. Следующее требование безопасности вполне обоснованно, так как многие методы, используемые в криминалистике, связаны с источниками повышенной опасности, например

наличие мощного радиационного излучения, использование химических реактивов и т.д.

И самое важное требование - законность и этичность метода. Так же метод считается целесообразным или эффективным, когда

поставленные цели достигаются в небольшой период времени и с наименьшими затратами. Таким образом, несоответствие методов

вышеперечисленным требованиям влечет за собой невозможность (с правовой точки зрения) их применения.

Рассмотрение данной проблемы целесообразно начать с самого главного, на наш взгляд требования - с законности. По определению законность — это принцип реального действия права в государстве, при котором государственные органы, должностные лица и граждане строго соблюдают правовые нормы и, в первую очередь, законы. Соответственно, в нашем случае, мы рассматриваем законность как соответствие применения достижений науки и техники нормам уголовного процесса (иначе требованиям к доказательствам). Для того чтобы понять, какие условия должны быть соблюдены для «законности применения методов», рассмотрим требования к доказательствам в уголовном процессе: допустимость; достоверность; относимость.

Отметим, что достоверность доказательств - это соответствие доказательств объективной действительности, а относимость - это признак, указывающий на наличие искомой связи между доказательственной информацией и обстоятельствами, подлежащими доказыванию. Нас, в частности, интересует допустимость доказательств. Есть несколько подходов к её пониманию. Учёные-процессуалисты понимают под допустимостью доказательств, признанную законодателем пригодность данного источника доказательств служить средством процессуального доказывания[68]. Считают, что закон устанавливает следующие условия признания доказательства допустимым:

- доказательство должно быть получено надлежащим субъектом, правомочным проводить по данному делу процессуальные действия, в ходе которых было добыто доказательство;

- фактические данные должны быть получены только из источников, предполагаемых уголовным законом;

- доказательство должно быть получено с соблюдением правил проведения процессуального действия, в ходе которого получено

доказательство;

- при получении доказательств должны быть соблюдены все требования закона при фиксировании хода и результата следственного действия.

Кроме того, по мнению профессора М.К. Треушникова допустимость доказательств - это совокупность условий, предусмотренных

законодательством для совершения процессуальных действий, их последовательность, порядок закрепления и оформления процессуальных

~ 69

действий, процессуальные сроки .

Есть и еще одна позиция, по которой вопрос допустимости доказательств характерен не для самого материала (как доказательства), а деятельности по его использованию. В данном случае автор считает, что материалы

доказательственной деятельности, например, не допустимые в руках обвинения, могут быть допустимы в руках стороны защиты; а материалы, допустимые на одних этапах производства по делу, могут быть допустимы на других его этапах. В целом, позиция автора интересна своей новизной, автор статьи оценивает вопросы допустимости доказательств с практической точки зрения.

Но мы все же согласимся с классическим, по нашему мнению, определением критериев допустимости доказательств и в своей работе постараемся рассмотреть именно эти пункты: [69]

1. Надлежащий субъект доказывания.

2. Надлежащий источник доказательств.

3. Надлежащий способ собирания доказательств.

4. Надлежащий порядок проведения и оформления процессуального

70

действия .

Очевидно, что перечисленные выше условия напрямую относятся к методам, используемым для получения этих доказательств. В нашем случае через производство судебной экспертизы. Таким образом, в первую очередь нас интересует компетенция эксперта, производящего исследование, а значит, применяющего те или иные методы.

Уголовно-правовая оценка фактических обстоятельств дела составляет прерогативу органов расследования (суда) и в компетенцию эксперта не входит. Только исходя из этого принципиального положения, может быть правильно решен, например, вопрос о праве эксперта-криминалиста свидетельствовать о факте подделки документов. Такая оценка выходила бы за пределы его компетенции; предметом же заключения в данном случае может быть только оценка способов изготовления документа и соответствия их предусмотренным технологиям. Эти вопросы решаются следователем и судом по совокупности обстоятельств дела.

Компетенция эксперта в этих случаях исчерпывается установлением технологий. Сказанное о недопустимости решения экспертом вопросов, составляющих компетенцию органов расследования и суда, относится ко всем другим видам экспертиз. Кроме того, в литературе неоднократно рассматривался вопрос о том, входит ли в компетенцию эксперта вопрос, нарушил ли субъект своими действиями те или иные правила (изготовления бланков документов). Некоторые процессуалисты формулируют общее правило, согласно которому эксперт вообще не вправе решать вопрос о [70] нарушении норм права, к какой бы отрасли права они ни относились. Представляется, что это мнение ведет к необоснованному сужению компетенции эксперта. Если технический норматив или профессиональная норма санкционированы государством, то фактически речь идет не о двух разных нормах, а об одной норме, имеющей научно-техническое содержание и правовую форму.

Во многих случаях судить о соответствии или несоответствии действий лица определенным специальным правилам можно, лишь располагая специальными познаниями в области сложной технологии производства, технического состояния транспорта, строительства, бухгалтерского учета и т.п. В связи с этим вывод эксперта о нарушении специальных правил (или об отсутствии такового нарушения) является доказательством по делу. Понятно при этом, что вывод эксперта подлежит оценке следователем или судом, как и любое другое доказательство, и ни в коей мере не предрешает вывода следователя и суда о вине и ответственности.

Нормы права, в которых эксперт находит относящиеся к его компетенции технические и профессиональные правила, могут содержаться в различных правовых актах. Лишь в некоторых случаях нормы права, устанавливающие специальные профессионально-технические правила, используются также для обоснования заключений различных экспертиз. Говоря о компетенции эксперта, необходимо подчеркнуть и то, что он выходит за ее пределы в случаях, когда самостоятельно собирает исходный доказательственный материал для исследования, помимо направленных на исследование объектов и представленных ему для ознакомления материалов дела. Во всех случаях, когда возникает необходимость дополнить объекты экспертного исследования новыми доказательствами, эксперт обязан обратиться с соответствующим ходатайством к органу, назначившему экспертизу.

Пределы научной компетенции должны учитываться и при исследовании экспертом обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Для того чтобы заключение эксперта не выходило при этом за пределы его специальных познаний, в нем могут найти отражение: а) лишь такие обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, для выявления которых необходимы именно эти специальные познания; б) лишь содержательная сторона обстоятельств, способствовавших совершению преступления, без правовой их оценки; в) эксперт может рекомендовать только такие меры технического и организационного характера по устранению указанных обстоятельств, которые вытекают из данных экспертного исследования и специальных познаний эксперта и основаны лишь на материалах дела, относящихся к предмету экспертизы.

Эксперт выходит за пределы своей компетенции и в тех случаях, когда он при проведении экспертизы по материалам уголовного дела по своему усмотрению отбирает некоторые из данных, относящихся к предмету экспертизы, оставляя без внимания остальные, т. е. присваивает себе функции оценки доказательств. Во избежание этого суд и орган расследования перед назначением экспертизы должны принять меры к устранению противоречий в материалах дела, на основе которых эксперту предлагается дать заключение. Если же это в полной мере сделать не представилось возможным, то в самом постановлении (определении) о назначении экспертизы необходимо указать, на каких именно материалах дела эксперт должен основывать свое заключение.

Заключение эксперта, данное по материалам дела, в которых имеются противоречия, может содержать также альтернативу: эксперт предлагает следователю (суду) несколько решений поставленного перед ним вопроса в зависимости от того, какие из противоречивых материалов взяты за основу (например, какие из показаний о скорости движения транспорта следует использовать).

Кроме того, особое внимание обращается на использование специальных знаний. В литературе подход к понятию специальных знаний неоднозначен. Это связано с тем, что их уровень и объём не имеет чётко выраженных рамок, тем самым, конкретно не определяет пределы компетенции эксперта. Например, Н.А. Классен с соавторами предлагает нам следующие признаки

-71

специальных знаний :

- это совокупность знаний, к которым не относятся общественные и общедоступные;

- это знания, полученные в результате специальной подготовки и опыта работы по определённой специальности;

- это знания, применяемые для решения задач уголовного или

гражданского судопроизводства (или имеющие юридическую цель

применения);

- это знания, имеющие научную основу.

Анализ указанных признаков порождает ряд дискуссионных моментов. Мы знаем, что специальные знания могут использоваться в процессуальной и не процессуальной форме определённым «сведущим лицом», которое может облекаться в ту или иную организационную или процессуальную форму, т.е. наделяться определёнными правами и обязанностями, соответствующими принимаемому статусу. Очевидно, что термин «сведущее лицо» имеет больший объем по сравнению с терминами «эксперт» и «специалист».

Толкование дефиниции «сведущее лицо» сводится к признанию того, что это лицо обладает специальными, зачастую весьма редкими, уникальными знаниями и умением их использовать для достижения поставленной цели. Применительно к доказательственной деятельности таковой является [71] достижение истины по уголовному делу, достоверное установление обстоятельств готовящегося или совершенного преступления.

К примеру, в Толковом словаре Д.Н. Ушакова находим: «Сведущий - имеющий большие познания, сведения в чем-нибудь, компетентный, авторитетный, осведомленный в какой-либо области».

Формально, эксперт-криминалист, как и специалист-криминалист, попадает под понятие «сведущее лицо», т.к. является носителем специальных знаний. Но мы подчас сталкиваемся с тем, что задачи исследования выходят, опять же, формально, за рамки образовательного стандарта по специализации. С этой проблемой в частности столкнулись мы при производстве исследований документов, подвергшихся изменению в результате воздействия внешней среды. Вполне ясно, что наличие специальных знаний для сведущего лица - это квалифицирующие условие, apriori налагающиеся на знания общедоступные. Определением границ специальных знаний, а точнее в разграничении специальных и обыденных знаний является, по нашему мнению, объем последних, предусмотренный образовательными стандартами общего среднего образования.

Теперь перейдём к рассмотрению других требований к методам судебных экспертиз, в частности к методам ТКЭД. Мы уже упомянули выше научность. Рассматривать данное требование, возможно, было и перед остальными ввиду его безусловной значимости. Научность характеризуется основательной эмпирической проработкой и возможностью прогнозирования результатов применения метода. Общеизвестно, что научные знания должны быть:

- систематическими: отдельные фрагменты должны быть взаимосвязаны, а выводы — структурно организованы;

- методическими: в любой научной практике должны присутствовать рекуррентные процедуры сбора и анализа материала, системы понятий и логических операций, принятые как минимум двумя индивидами (требование интерсубъективности метода);

- критическими, т. e., во-первых, достоверными и доказательными, что обычно достигается не одним только стремлением к «эмпирической объективности»; а во-вторых, публичными, иначе говоря, открытыми для обсуждения, критики и верификации всему научному сообществу;

- общими: полученные результаты, данные и выводы должны быть справедливы и применимы не только к ситуации, в которой они были получены, но и за ее пределами.

По своей сути, метод - это способ получения информации . И его научность, в свою очередь должна соответствовать таким информационным свойствам, как достоверность и объективность. Достоверность информации - это соответствие принятого сообщения переданному. Количественное ее определение основывается на вероятности возникновения ошибок при передаче информации. В любой информационной системе задача состоит в достижении максимальной достоверности передачи информации. Для этого применяются различные математические и логические приемы выявления ошибок. Поэтому в своих исследованиях мы ведём речь о погрешности. И здесь возникает юридический нюанс. Дело в том, что применение некоторых методов исследования, где абсолютная точность результата не может быть обеспечена, теоретически невозможно в криминалистике. Но подчас эти методы являются единственными, способными решить задачу. И в этом случае мы ведём речь о достаточности признаков.

Объективность информации - это её свойство, характеризующее существование данных информационного поля вне зависимости от внешней оценки. Под объективным, вообще, понимается то, что существует вне и независимо от субъекта, его сознания. В применении к информации это [72] означает существование таких ее видов, которые присущи, в частности, биологическим объектам или системам неживой (естественной) природы. Здесь при употреблении понятия «объективное» нужно иметь в виду существование чего-то «вне и независимо» от сознания субъекта (назовем это строгим смыслом понятия объективности). Здесь возникает ещё одно важное требование к методам криминалистического исследования - единообразие. Очевидно, что при соблюдении общего требования к научности методов, в случае, когда один и тот же объект исследуется разными методами, естественная погрешность и субъективный личностный фактор могут привести к экспертной ошибке (что мы зачастую имеем, когда исследования производятся в экспертных учреждениях различных систем и ведомств). Требование единообразия косвенным образом было утверждено практикой стандартизации и паспортизации методик экспертного исследования.

Эти критерии справедливы и актуальны для криминалистики, и лишь качественная природа исследуемых объектов, соответственно, не обладающих и обладающих сознанием, определяет специфику выполнения этих требований в разных парадигмах, основанных на принципиально разных онтологиях. Следовательно, научность никогда не бывает абсолютной, и уж тем более — ограниченной познанием явлений только одной природы, скажем, лишь эмпирических фактов, принадлежащих миру вещей. При этом не надо забывать о культурно-исторической принадлежности научного знания. Что, в свою очередь, обуславливает динамику интеграции и дифференциации знаний в судебной экспертизе.

Рассмотренная в предыдущих параграфах иерархия методов в ТКЭД явным образом показывает нам, что научность каждого отдельного метода должна быть обеспечена опытом и признанием «материнской» (для метода) науки.

Безопасность метода. На наш взгляд, это требование не односложно и включает в себя следующее:

-соответствие метода условиям безопасности и охраны труда;

-обеспечение сохранности вещественного доказательства. Сразу стоит оговориться, ведь справедливым будет замечание о наличии разрушающих методов. Но мы подчёркиваем их исключительность, обозначенную в законодательстве. Поэтому их существование не противоречит выше обозначенному критерию.

Соответствие метода условиям безопасности и охраны труда подразумевает под собой систему сохранения жизни и здоровья лиц, производящих экспертное исследование, включающая в себя правовые, социально-экономические, организационно-технические, санитарногигиенические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные

мероприятия.

Подчёркивая безусловную значимость этой составляющей, А.М. Зинин и Н.П. Майлис относят положения безопасности труда к допустимости применения метода . Об этом же говорит и Р.С. Белкин, отмечая лишь, что в криминалистике допустимость метода не исчерпывается его безопасностью. И поскольку криминалистика имеет дело с социальным явлением - преступлением, метод должен сообразовываться с этическими нормами.[73] [74] Однако же при технико-криминалистическом исследовании документов, когда исследователь (эксперт или специалист) сталкивается не с людьми, а с неодушевлёнными предметами, вопросы этики затрагиваются в меньшей мере.

Необходимо отметить, что охрану труда нельзя отождествлять с техникой безопасности, производственной санитарией, гигиеной труда, ибо они являются элементами охраны труда, её составными частями. Таким образом, в состав системы охраны труда входят следующие элементы:

- техника безопасности;

- производственная санитария определяется как система

организационных мероприятий и технических средств, предотвращающих или уменьшающих воздействие вредных производственных факторов;

- гигиена труда характеризуется как профилактическая медицина, изучающая условия и характер труда, их влияние на здоровье и функциональное состояние человека и разрабатывающая научные основы и практические меры, направленные на профилактику вредного и опасного воздействия факторов производственной среды и трудового процесса на работающих;

- электробезопасность — состояние защищённости работника от вредного и опасного воздействия электротока, электромагнитного поля и статического электричества.

- пожарная безопасность - состояние защищённости личности, имущества, общества и государства от пожаров.

По нашему мнению, при разработке методик экспертного исследования весь комплекс и алгоритм применения методов должны соответствовать действующим инструкциям по охране труда. Данные нормативные акты устанавливают требования по охране труда при выполнении работ в производственных помещениях, на территории предприятия, на строительных площадках и в иных местах, где производятся эти работы или выполняются служебные обязанности.

Инструкции по охране труда могут быть типовые (отраслевые) и для работников предприятий (по должностям, профессиям и видам работ). Типовые инструкции утверждаются федеральными органами исполнительной власти после проведения предварительных консультаций с соответствующими профсоюзными органами. В качестве типовой инструкции данной отрасли может быть использована типовая инструкция другой отрасли для работников соответствующих профессий (видов работ) c согласия федерального органа исполнительной власти, утвердившего указанную инструкцию. Инструкции по охране труда могут разрабатываться как для работников по должностям или направлениям экспертной специализации (в частности - для экспертов, специализирующихся в области ТКЭД), так и для конкретных методов, применяемых в исследовании. Типовая инструкция и инструкция для работников должны содержать следующие разделы:

- общие требования безопасности;

- требования безопасности перед началом работы;

- требования безопасности во время работы;

- требования безопасности в аварийных ситуациях;

- требования безопасности по окончании работы.

При необходимости в инструкции можно включать дополнительные разделы. Для вводимых в действие новых производств допускается разработка временных инструкций для работников. Временные инструкции должны обеспечивать безопасное ведение технологических процессов и безопасную эксплуатацию оборудования. Инструкции для всех должностей работников утверждаются руководителем предприятия после проведения предварительных консультаций с соответствующим профсоюзным органом и службой охраны труда, а в случае необходимости и с другими заинтересованными службами и должностными лицами по усмотрению службы охраны труда. Инструкции работникам могут быть выданы на руки под расписку в личной карточке инструктажа для изучения при первичном инструктаже, либо вывешенных на рабочих местах или участках, либо храниться в ином месте, доступном для работников. Изучение инструкций для работников обеспечивается

работодателем. Требования инструкций являются обязательными для работников. Невыполнение этих требований должно рассматриваться как нарушение трудовой дисциплины.

Анализ нормативно-правовой базы показал, что вопросы организации и охраны труда практически не проработаны. Так в Национальном стандарте Российской Федерации «Аккредитация судебно-экспертных лабораторий» (ГОСТ Р 52960-2008) в разделе «Технические требования» говорится о компетентности персонала, о безопасности хранения исследуемых объектов, о наглядности испытаний и т.д., но не предъявляются специальные санитарноэпидемиологические требования к помещению, не говорится об организации охраны труда . Этих же замечаний нет и в Инструкции по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических

подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации (приложение к Приказу МВД России от 29.06.2005 №511). В связи с чем мы предлагаем внести соответствующие коррективы в документы, регламентирующие экспертнокриминалистическую деятельность.

Как уже отмечалось выше, безопасность применения метода, с точки зрения сохранности вещественных доказательств, обуславливается

требованиями уголовно-процессуального закона к их неизменяемости. Методы экспертного исследования должны отвечать требованию сохранения объекта в том виде и состоянии, в котором он поступил на экспертизу. Разрушение, уничтожение объекта разрешается только в крайних случаях по согласованию со следователем (судом), назначившим экспертизу. Но в любом случае, прерогатива отдаётся недеструктивным методам исследования.[75] [76] Данное условие должно обеспечиваться не только выбором конкретных методов, применение которых не влечёт за собой изменение структуры и содержания объекта исследования, но и специальными профилактическим действиями по обеспечению консервации таких объектов. Кроме того, анализ литературы и экспертной практики показал, что совершенно справедливо определение разрушающих методов исследования, как «методов, которые при своей реализации приводит либо к разрушению объекта в целом или исследуемого образца, либо к необратимым изменениям состава, структуры или отдельных свойств объекта при сохранении его формы и внешнего вида» .

Исходя из этого, мы можем говорить о таком требовании к методу исследования, как его «обратимость». Это свойство метода, характеризующее то, что последствия его применения не должны не только безвозвратно изменять свойства объекта, но и коренным образом не должны сказываться на возможности проведения дальнейших исследований.

И, наконец, целесообразность применения метода - комплексная характеристика, которая включает в себя следующие факторы:

- простота и экономичность времени;

- экономичность материальных и кадровых ресурсов;

- высокая результативность.

Указанные положения, на наш взгляд, напрямую увязываются с вышеперечисленными требованиями к методам экспертно

криминалистического исследования. Здесь мы должны соотносить цель исследования и затраченные силы и средства на её достижение. Очевидно, что целесообразность применения метода как раз и определяется через стремление к наименьшим затратам во времени, административных и материальных ресурсах при условии высокого положительного результата. Так любой метод, являющийся целесообразным для применения при технико

криминалистическом исследовании документов в обязательном порядке должен быть научным, безопасным и законным.

На наш взгляд, также немаловажное значение имеет сам процесс разработки новых методов внутри самой технико-криминалистической [77]

экспертизы документов. Известно, что такая разработка может проходить по

78

трём направлениям :

- разработка новых методов на базе уже существующих в криминалистике или на базе методов других наук. Это обуславливается непрекращающимся процессом развития науки и техники;

- разработка методов, основанная на анализе процесса конкретного исследования при решении конкретной задачи. Иными словами, это методы, основанные на результате, полученном эвристическим путём;

- разработка методов на основе поставленной задачи. В данном случае искомый результат моделируется экспертом, и метод подстраивается под имеющуюся модель.

Указанные пути разработки методов предполагают творческую деятельность исследователя (эксперта или специалиста). А это значит, что они напрямую сопряжены с уровнем его специальных знаний - одной из составляющих его компетентности. Что в свою очередь, по нашему мнению, накладывает на метод очередное требование - назовём его «компетентность». Это значит, что материально-техническая и научная база метода должна всецело соответствовать образованию эксперта или специалиста.

Так, например, некоторыми авторами предлагается ряд методов исследования в частности, применяемых при цифровой обработке слабовидимых изображений, которые, безусловно, являются научно обоснованными и вполне эффективными. Но, всесторонний анализ и интерпретация которых затруднена для исследователя, имеющего образование по специальности «судебная экспертиза», что в свою очередь может повлечь непоправимые экспертные ошибки даже, несмотря на видимую простоту обозначенных методов. Это замечание справедливо и для других методов, внедряемых в технико-криминалистическое исследование документов из [78] других наук и областей знаний и требующих специфической подготовки субъекта их использования.

Особое значение имеет общая методика использования инструментальноаналитических методов. В первую очередь, необходима четкая постановка следователем экспертной задачи (идентификация, классификация,

установление факта контактного взаимодействия, установление механизма взаимодействия) на основе определения предмета доказывания и подлежащих исследованию свойств вещественных доказательств. C этой целью следователь должен в моделируемой им обстановке расследуемого события выделить пространственно ограниченный искомый объект, характеризуемый его функциональной связью с преступлением (субъект, предмет, орудие, средство, место преступления).

Следователь должен стремиться к индивидуальному определению искомого объекта, что особенно важно в случае, когда в этом качестве фигурируют источники происхождения вещественных доказательств. Далее с участием специалиста или эксперта должно быть определено, какие свойства искомого объекта или элемента механизма взаимодействия нашли (или могли найти) отражение в следах преступления и подлежат выявлению, анализу и сравнительному исследованию, т.е. выделены соответствующие

идентификационные (информационные) поля, объекты и методы аналитического исследования. На этой основе осуществляется выбор специалистов, экспертов и экспертных учреждений, имеющих возможность разрешить поставленную задачу.

Кроме того, результаты применения методов должны быть очевидны и наглядны для всех участников судопроизводства. Это обуславливается требованием к доступности информации - мере возможности получить ту или иную информацию. На степень доступности информации влияют одновременно как доступность данных, так и доступность адекватных методов для их интерпретации. Отсутствие доступа к данным или отсутствие адекватных методов обработки данных приводят к одинаковому результату: информация оказывается недоступной. Отсутствие адекватных методов для работы с данными во многих случаях приводит к применению неадекватных методов, в результате чего образуется неполная, неадекватная или недостоверная информация. Это значит, что эксперт-криминалист, используя тот или иной метод должен ориентироваться на то, что результаты его применения должны быть очевидны для всех участников судопроизводства - лиц, в основе своей, не имеющих специальных познаний в науке, технике и ремесле.

Ни один из применяемых научных методов нельзя абсолютизировать, превращать в единственно возможный, универсальный. Ни один из научных методов, взятый изолированно от других, не может привести к успеху ни в научном исследовании, ни в практической деятельности. Только совокупность методов познания может обеспечить достижение истины.

Всеобщий метод познания, выступающий для науки криминалистики базисом, и основанные на нем частные и специальные методы применяются в диалектическом единстве и взаимосвязи. Все они в совокупности и образуют содержание комплексного и сложного по своей структуре понятия метод криминалистики. Все элементы этого понятия неразрывно связаны друг с другом. Более того, каждое последующее звено системы представляет собой детализацию и специализацию предыдущего применительно к задачам и условиям криминалистического научного исследования. В любом частном методе без труда можно различить проявление законов и категорий диалектики; любой специальный метод в своей первооснове представляет собой специфическую комбинацию всех или некоторых частных методов.

Неправильно было бы считать, что перечисленные выше группы методов жестко отделены, отграничены друг от друга. Поэтому мы хотим предложить ещё одно требование к методам криминалистического исследования - «совместимость» (не влияние результатов их применения на другие методы).

Таким образом, в завершение данного параграфа необходимо отметить, что, на наш взгляд, выбор метода исследования в ТКЭД должен отвечать следующим критериям: законность, научность, единообразие, безопасность, компетентность, совместимость и целесообразность.

Памятуя о широком круге методов исследования в криминалистике, данную систему требований можно поставить под сомнение. Оговоримся лишь, не вдаваясь в детальный анализ рассуждений, что традиционно принимаемые в качестве специальных методов криминалистики идентификация,

классификация и типизация, на наш взгляд, не методы, а процессы или процедуры познавательной деятельности, при осуществлении которых используются самые различные методы познания, как общенаучные, так и - по нашей терминологии - специальные.

Фигурирующие в этих процедурах объекты исследуются не с помощью идентификации, классификации и т. п., а в целях их идентификации, классификации, типизации для решения задач, связанных с природой этих объектов, их связей с другими объектами и в конечном счете с их ролью в процессе доказывания по уголовному делу.

Мы согласимся с мнением о дискуссионности этих положений, в связи с развитием научно-технического прогресса и нормативно-правового

регулирования экспертной деятельности возможно появление новых методов и соответственно требований, предъявляемым к ним.

77

<< | >>
Источник: Коляманов Руслан Александрович. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРИМЕНЕНИЯ МЕТОДОВ ТЕХНИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ДОКУМЕНТОВ. 2015

Еще по теме §3. Требования, предъявляемые к методам технико-криминалистической исследования документов:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -