<<
>>

§ 4. Совершенствование процесса использования специальных знаний при расследовании уголовно-наказуемых нарушений требований пожарной безопасности

Как уже отмечалось, анализ уголовных дел и иных источников эмпирической информации свидетельствует, что далеко не всегда результатом предварительного расследования данных преступлений является полная и непротиворечивая система доказательств, всесторонне устанавливающая обстоятельства преступного деяния.

К сожалению, зачастую в уголовном деле остаются невыясненными ряд важных обстоятельств, порой не установлена четко и непротиворечиво причина нарушения требований безопасности, повлекшая возгорание. Односторонность и неполноту предварительного расследования по делам данной категории признают и иные исследователи данной проблематики[141].

Не являются редкостью ситуации, когда в судебном заседании сторона защиты представляет альтернативные результаты исследований независимых экспертиз, в которых критически оцениваются заключения судебных экспертов и (или) формулируются выводы, кардинально отличающиеся от выводов судебных экспертов. Например, в судебном заседании сторона защиты представила заключения двух специалистов, являвшихся сотрудниками ООО «Независимая экспертиза» и ООО «Прометей», выполнивших независимые исследования, в которых подвергаются сомнению выводы эксперта о причине возникновения пожара в результате токовой перегрузки в процессе аварийного режима работы электрической сети. А именно один из независимых специалистов назвал непосредственной причиной пожара «недостаточный противопожарный разрыв между печью и деревянной перегородкой, а также неосторожное обращение с источником огня при курении»; другой из специалистов указал в качестве непосредственной причины «неосторожное обращение с источником огня при курении». Суд, оценивая доказательства, представленные стороной защиты, и сопоставляя их с заключением эксперта, счел необходимым отдать предпочтение заключению эксперта, констатировав отсутствие оснований не доверять заключению эксперта[142].

Свои выводы суд аргументировал тем, что независимые специалисты сделали вывод лишь на основании материалов уголовного дела и не предупреждались об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Тогда как судебный эксперт выезжал на место происшествия в составе следственно-оперативной группы, активно участвуя в осмотре места происшествия в качестве специалиста, он также непосредственно исследовал изъятые на месте происшествия объекты. О квалификации, компетентности и объективности эксперта свидетельствуют продолжительный стаж работы, должность главного эксперта, аргументированность и научная обоснованность выводов, факт предупреждения об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Однако к такому выводу суд приходит не всегда, не всегда заключение эксперта выглядит обоснованным, логически безупречным и верно оформленным. Само по себе активное обращение стороны защиты к альтернативным экспертизам и их использование для обоснования версии стороны защиты свидетельствует о необходимости более тщательного подхода к вопросам использования специальных знаний при расследовании нарушений требований пожарной безопасности.

Наличие пробелов в установлении причины возгорания напрямую связано с трудностями в изобличении лиц, причастных к совершению данных деяний, инкриминировании им нарушений конкретных требований пожарной безопасности. Если материалы уголовного дела свидетельствуют о так называемом бытовом возгорании, возникшем в результате эксплуатации технически и морально устаревшего оборудования (отапливаемых дровами и углем печей, кустарным образом изготовленных обогревателей и т.п.), в результате которого погибли либо получили тяжкий вред здоровью родственники или близкие лица обвиняемого, то достаточно часто, вследствие тяжелых нравственных страданий, обвиняемый соглашается с предъявленным обвинением. Считая себя виновным, прежде всего, морально перед своими близкими людьми, обвиняемый также нередко заявляет об особом порядке судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением.

Между тем, видимо на такую позицию нередко и рассчитывают следователи, поскольку материалы уголовных дел о т.н. бытовых нарушениях требований пожарной безопасности, по которым применялся особый порядок судебного разбирательства, зачастую страдают неполнотой и пробелами в доказывании.

Но, как известно, согласие обвиняемого с предъявленным обвинением вовсе не снимает со следователя обязанности всесторонне и полно установить все обстоятельства, подлежащие доказыванию. Наоборот, концепция особого порядка судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением подразумевает, что предварительное следствие проведено полно и всесторонне, добыта обширная совокупность изобличающих доказательств, что делает необязательным производство судебного следствия, в рамках которого исследуются доказательства, полученные на досудебном этапе. Иначе существует риск, что вследствие некачественно проведенного расследования будет осуждено лицо, не виновное в совершении преступления.

В материалах уголовных дел порой так и остаются невыясненными обстоятельства, исключающие совершение поджога иными лицами, осуществленного вследствие сложившихся личных неприязненных отношений на семейно-бытовой почве, либо по корыстным мотивам. Тем более, что в постсоветский период России совершение поджогов, в т.ч. по вышеуказанным мотивам, имитирующих нарушение правил пожарной безопасности, получило достаточное распространение на фоне общего количественного и качественного роста тяжких насильственных преступлений против личности[143].

Одним из высокоинформативных источников доказательственной информации по делам о преступных нарушениях требований пожарной безопасности является использование специальных знаний[144]. Специальные знания незаинтересованных в результатах расследования сведущих лиц лишены субъективизма и излишних эмоций, объективно и на основе научных методов и методик, путем проведения исследования, позволяют определить обстоятельства, имеющие значение для расследования. Традиционно наиболее распространенной и востребованной процессуальной формой специальных знаний является судебная экспертиза[145].

Применительно к уголовным делам о нарушениях требований пожарной безопасности особую значимость приобретает обращение к знаниям в сфере судебной пожарно-технической экспертизы[146], являющейся разновидностью судебных инженерно-технических экспертиз.

Типичными объектами судебной пожарно-технической экспертизы выступают обгоревшие части зданий и сооружений, противопожарный инвентарь, фрагменты сгоревших предметов, оборудования, веществ, технические документы на обгоревшие помещения, схемы, фотоснимки, протоколы следственных действий и иные материалы уголовных дел.

Предметом судебной пожарно-технической экспертизы являются фактические обстоятельства о причинах возникновения пожара[147], места начала горения, направления распространения огня, способа поджога, состояния сооружений и механизмов, состояния противопожарных объектов[148].

Процесс назначения данного вида судебных экспертиз по делам о нарушениях требований пожарной безопасности нередко сопровождается допущением организационных, тактико-криминалистических и иных ошибок, что, несомненно, сказывается на качестве экспертного заключения, и в целом обедняет доказательственную базу по уголовному делу.

Проанализируем некоторые типичные ошибки, проблемные вопросы, связанные с назначением и последующим проведением пожарно-технической экспертизы.

Одной из проблем, связанных с назначением пожарно-технической экспертизы, является проблема выбора эксперта или экспертного учреждения. Следует отметить, что существует объективный дефицит судебных экспертов, непосредственно специализирующихся на проведении судебных пожарнотехнических экспертиз, что обусловливает проблему правильного выбора судебного эксперта или экспертного учреждения. Не является редкостью проведение пожарно-технической экспертизы экспертами, имеющими образование в области строительства или автомобилестроения, вопреки тому, что в данном случае требуются специальные знания в области горения и взрыва, обеспечения пожаро- и взрывобезопасности, реакции конструкций и материалов в условиях пожара и т.д. Эксперты смежных специальностей, в т.ч. в сфере строительства или автотехники, не обладают таковыми знаниями в достаточной мере. В результате они либо не способны ответить на все поставленные перед ним вопросы, либо формулируют выводы недостаточно четкие и конкретные. В литературе даже отмечаются факты формулирования экспертом автотехником вывода о механизме возникновения пожара, который вообще невозможен в данной ситуации[149].

Ранее отмеченный объективный дефицит судебных экспертов, специализирующихся на проведении судебных пожарно-технических экспертиз и работающих в государственных экспертных учреждениях, вынуждает следователей обращаться к иным компетентным в данной сфере лицам, не являющимся сотрудниками экспертных учреждений.

Данное обстоятельство влечет следующие проблемы. Во-первых, проблема определения компетентности эксперта. Следователи зачастую не осуществляют действия, направленные на подтверждение компетентности лица, не работающего в экспертном учреждении, но назначенное экспертом. В результате далее сторона защиты оспаривает заключение эксперта по данному критерию. Кроме того, в соответствии с уголовно-процессуальным законом, судебный эксперт должен быть предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения или показаний. Если судебный эксперт является сотрудником судебно-экспертного учреждения, то обязанность разъяснения прав и обязанностей эксперта, в т.ч. и предупреждения эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения или показаний возлагается на руководителя учреждения (ст. 199 УПК РФ). Если же эксперт не является сотрудником экспертного учреждения, то права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, должен разъяснить следователь. Он же обязан и предупредить эксперта об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ. На практике в этом случае следователи нередко недооценивают значимость предупреждения эксперта об уголовной ответственности, доверяя данному лицу, либо попросту упуская данный аспект. Однако это является нарушением уголовно-процессуального закона. И даже если эксперт добросовестно осуществил исследование в рамках представленных вопросов и сформулировал достоверные выводы, данный факт может явиться предметом спора между сторонами о допустимости в качестве доказательств заключения эксперта.

Следующим моментом, негативно сказывающимся на содержании заключения эксперта, является неверно сформулированные вопросы. Неверные формулировки, как показал анализ эмпирических источников, касаются постановки эксперту вопросов, выходящих за пределы его компетенции и требующих применения специальных знаний в смежных отраслях, либо относящихся к правовым знаниям. Например, вопрос о том, совершен ли «умышленный поджог». В этом случае на судебного эксперта следователь фактически перекладывает разрешение правовых вопросов, тем более, что термин «поджог» сам по себе подразумевает умышленный характер деяния.

Судебная пожарно-техническая экспертиза нацелена на разрешение обширного перечня вопросов, которые в содержательном аспекте целесообразно дифференцировать на следующие группы:

- вопросы, связанные с установлением места (очага) и времени возникновения пожара и распространения горения;

- вопросы, связанные с установлением сведений технического характера, касающихся обстоятельств возникшего пожара: состояния отопительных, нагревательных, осветительных приборов, электрического оборудования, механизмов, расположенных в зоне пожара, в аспекте наличия связи эксплуатации этих объектов с возникновением возгорания;

- вопросы, определяющие факт и момент короткого замыкания;

- вопросы установления возможности воспламенения горючих материалов от воздействия различных источников зажигания, возможности самовоспламенения определенных веществ в конкретных условиях;

- вопросы установления горючести определенных материалов и веществ, степени их пожарной опасности;

- вопросы, связанные с нарушением требований безопасности, находящихся в причинной связи с возникновением и распространением пожара;

- вопросы, связанные с установлением непосредственной технической причины возникновения пожара;

- вопросы анализа и оценки действий должностных лиц, ответственных за противопожарное состояние объекта, находящихся в причинной связи с возникновением и распространением пожара.

Специфика расследования преступлений, связанных с нарушением требований пожарной безопасности, требует установления и иных обстоятельств, связанных с пожаром. На этапе предварительного расследования следователь имеет дело с фактом пожара, имевшим место в прошлом и ныне давно потушенным. Однако для расследования по уголовному делу нередко имеют значение особенности тушения пожара, а именно тактика тушения пожара, действия пожарной команды. Помимо возможных тактических ошибок в тушении пожара личным составом пожарной команды, а также различных нерациональных действий на месте происшествия во время или непосредственно после пожара иных лиц, не исключается вероятность осуществления виновными и иными заинтересованными лицами действий по созданию инсценировок данного события и иных элементов противодействия расследованию.

На практике следователи весьма редко выясняют подобные обстоятельства. Обращение к данной сфере специального знания в большей степени свойственно гражданскому процессу, когда руководители коммерческих организаций, в которых произошел пожар, обращаются в суд с гражданским иском к противопожарной службе, сотрудники которой, по мнению истцов, непрофессионально тушили пожар, что способствовало причинению неоправданно большего ущерба. Вместе с тем, при наличии информации о возможных признаках инсценировки и причастности к преступлению иных лиц, данное обстоятельство следует устанавливать и в рамках уголовного судопроизводства, в том числе и путем обращения к данной сфере специальных знаний, что, к сожалению, весьма редко происходит на практике, обедняя доказательственную базу по делу.

В юридической литературе отсутствует единообразие в отношении наименования указанного вида экспертизы, исследующей тактику тушения пожара, действия сотрудников пожарной команды по тушению пожара. Одни авторы допускают исследование данных вопросов в рамках судебной пожарнотехнической экспертизы. Возражая им, другие авторы полагают, что подобная позиция побуждает эксперта выйти за пределы его компетенции, ибо данные сферы знания хотя и близкие, но не тождественные. Установление очага, времени, причины и иных обстоятельств, связанных с возникновением и распространением пожаров, относится к сфере пожарного дела; а установление обстоятельств, связанных с тушением пожара - к сфере пожарной тактики[150].

Следовательно, вопросы, связанные с обстоятельствами тушения пожара, являются сферой познания судебной пожарно-тактической экспертизы.

Разделяя данную точку зрения, отметим, что реалии современной преступности в анализируемой сфере, а именно распространенность поджогов, в том числе и имитирующих нарушение правил пожарной безопасности, осуществление виновными действий по инсценировке события преступления, требуют более тщательного исследования в рамках уголовного дела обстоятельств преступления, в т.ч. - в аспекте разграничения поджогов и нарушений требований пожарной безопасности. Одним из действенных источников установления данной информации является назначение и проведение, наряду с пожарно-технической, пожарно-тактической экспертизы, либо осуществление указанных двух видов экспертиз в рамках комплексной экспертизы.

Иным классом судебных экспертиз, в обязательном порядке назначаемых по делам о преступных нарушениях требований пожарной безопасности, являются судебно-медицинские экспертизы, назначаемые в отношении живых лиц, которым в результате пожара были причинены телесные повреждения, повлекшие вред здоровью различной степени тяжести, и в отношении трупов, обнаруженных на месте пожара или в непосредственной близости от места пожара.

Обязательность назначения судебно-медицинских экспертиз при расследовании преступлений, связанных с причинением вреда здоровью, обусловлена положениями ст. 196 УПК РФ, регулирующей случаи обязательного назначения судебных экспертиза, в том числе для установления причины смерти, характера и степени тяжести причиненного вреда здоровью.

Например, причиной смерти, наступившей в клинической больнице, одного из пяти погибших в сауне развлекательного комплекса в г. Смоленске в результате пожара, явились термические ожоги пламенем лица, шеи, туловища, верхних конечностей 2-3а, 3б-4 степени на площади 65%, приведшие к развитию ожогового шока и полиорганной недостаточности.

Одному из посетителей сауны, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, причинены телесные повреждения в виде ожогов спины,

конечностей площадью 25%, которые квалифицируются как тяжкий вред

1

здоровью по признаку опасности для жизни .

Определение причины смерти и характера и степени тяжести причиненного вреда здоровью далеко не всегда носит очевидный характер. Ранее мы говорили о том, что для практики не являются редкостью случаи различных инсценировок как разновидностей сокрытия преступления, в том числе поджог с целью сокрытия убийства. Поэтому назначение судебномедицинской экспертизы при расследовании нарушений требований пожарной безопасности, помимо типичных вопросов о причине и времени наступления смерти, позволяет при наличии возможности определить и факт причинения телесных повреждений (либо воздействия иных факторов) различного характера, их локализации и степени тяжести при жизни, не связанных с влиянием высоких температур.

Например, судебно-медицинские экспертизы трупов других двух человек из пяти погибших и одного пострадавшего в результате пожара в сауне в г. Смоленске показали, что причиной смерти явилась механическая асфиксия, возникшая в результате закрытия просвета дыхательных путей водой при утоплении. Кроме того, имело место отравление угарным газом, незадолго до смерти эти лица находились в очаге пожара[151] [152].

Вместе с тем, анализ заключений судебно-медицинских экспертиз, назначаемых в отношении трупов по уголовным делам о преступлениях данной категории, свидетельствует о том, что возможности судебной медицины не всегда позволяют установить причины смерти. Так, согласно материалам ранее проанализированного уголовного дела о пожаре в сауне, экспертные исследования тел двух других мужчин, погибших в сауне, не смогли установить причину смерти из-за обгорания и обугливания трупа. Вместе с тем, судебномедицинские эксперты смогли сформулировать выводы, что характер повреждений мягких и костных тканей этих трупов свидетельствует об их длительном нахождении в очаге высокой температуры открытого пламени, а также о том, что пострадавшие находились в очаге пожара живыми в течение непродолжительного времени[153].

Другим направлением использования специальных знаний по делам о преступлениях в сфере нарушения требований пожарной безопасности являются исследования сферы человеческой психики, как патологического, так и непатологического характера.

Например, обвиняемая И., арендуя жилой дом с печным отоплением и неисправностью печи, имеющую прогары металла в духовке, покинула домовладение, оставив сушиться над работающей печью постельное белье и оставив без присмотра двух своих малолетних детей. Перегрев печи привел к самовозгоранию пододеяльника, что привело к пожару, в результате которого погибли ее двое малолетних детей.[154]

В отношении И. была назначена судебно-психиатрическая экспертиза, констатировавшая наличие у испытуемой умственной отсталости с нарушениями поведения, не исключающей ее вменяемости.

Обвиняемая полностью согласилась с обвинением, признав себя виновной, что неудивительно, прежде всего, с точки зрения психологических факторов (независимо от наличия объективных доказательств по уголовному делу): гибели ее малолетних детей и умственной отсталости.

Вместе с тем, осуществляя оценку данного доказательства, следователь не принял во внимание, что умственно отсталые люди обладают повышенной внушаемостью, они склонны признавать вину даже за те деяния, к совершению которых они не причастны. Поэтому, добровольное признание вины обвиняемой И., скорее всего, предопределено не ее сознательным выбором, а повышенной внушаемостью на фоне фрустрированных состояний. Кроме того, необходимо было более глубоко исследовать влияние психического состояния обвиняемой на ее способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. В этих целях целесообразно было бы назначение комплексной судебной психолого-психиатрической, а не чисто судебно-психиатрической экспертизы. Осталось невыясненным обстоятельство, осознавала ли обвиняемая, что печь имеет неисправности в виде прогаров. В-третьих, необходимо было, на основе глубокого анализа обстоятельств преступления, принять решение о наличии или отсутствии вины других лиц в совершении данного деяния. Применительно к материалам анализируемого уголовного дела это непосредственно касается арендодателя, собственника, сдавшего в аренду жилой дом, оборудованный неисправной печью, имеющей прогары, не предпринимавшего меры по ремонту или замене печи и не предупредившего о данной неисправности арендатора. В-четвертых, психическое состояние обвиняемой и наличие указанного психического расстройства следовало более тщательно учитывать при назначении наказания.

Мы убеждены, что при наличии у обвиняемого психических расстройств, тем более - при привлечении такого обвиняемого к ответственности за преступления, связанные с причинением смерти в результате его неосторожных действий (бездействия), необходимо проводить судебное разбирательство в общем порядке. Это выступает, прежде всего, важной гарантией соблюдения конституционного принципа защиты прав и законных интересов обвиняемого.

Помимо названных выше судебных экспертиз, при расследовании нарушений требований пожарной безопасности приобретают актуальность и иные экспертизы, назначение которых не является обязательным для расследования каждого преступления указанной категории, а диктуется требованиями следственной ситуации. Типичными экспертизами, назначаемыми с условием ситуационного подхода, являются судебно-почерковедческая экспертиза, а также технико-криминалистическая экспертиза документов. Назначение указанных экспертиз актуализируется в случаях, когда имеются основания полагать, что подозреваемый, обвиняемый или иные заинтересованные лица, в целях сокрытия преступления, вносят изменения в первоначальное содержание документов с целью скрыть факт возложения на данное лицо ответственности за соблюдение требований пожарной безопасности. Например, путем внесения изменений в электронную исходную версию, они исключают или видоизменяют содержание пункта об ответственности за соблюдение требований пожарной безопасности, после чего распечатывают измененный фрагмент и заменяют страницу. В таких случаях назначение технико-криминалистической экспертизы документов преследует разрешение комплекса вопросов, связанных с определением факта и обстоятельств внесения изменений в первоначальное содержание документов. А именно, использовалась ли при распечатывании всего документа одна и та же бумага, а также использовались одни и те же пишущие приборы для подписания различных страниц документа или выполнения иных надписей; на одном или различных печатающих устройствах выполнены все страницы документа[155]. Если в распоряжении следователя имеется изъятая компьютерная техника, с помощью которой, вероятно осуществлялось распечатывание или тиражирование документа, а также используемая бумага, канцелярские приборы, то соответственно необходимо сформулировать данные вопросы в идентификационном ключе.

<< | >>
Источник: Овсепян Геворг Мартинович. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ НАРУШЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. 2016

Еще по теме § 4. Совершенствование процесса использования специальных знаний при расследовании уголовно-наказуемых нарушений требований пожарной безопасности:

  1. 2.3. Особенности производства неотложных следственных действий при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом нарко-тических средств и психотропных веществ.
  2. Терминологический словарь
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. § 4. Совершенствование процесса использования специальных знаний при расследовании уголовно-наказуемых нарушений требований пожарной безопасности
  5. 1.2. Формы и методы контрольно-надзорной деятельности при осуществлении инспектирования подразделений охраны юридических лиц с особыми уставными задачами
  6. Приложения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -