<<
>>

Преодоление противодействия расследованию должностных преступлений, совершаемых в сфере деятельности органов местного самоуправления

В последнее время проблема противодействия расследованию должностных преступлений, совершаемых в сфере деятельности органов местного самоуправления, приобрела особую актуальность и остроту.

Это обусловлено следующими обстоятельствами:

- рассматриваемые преступления совершаются должностными лицами, занимающими преимущественно руководящие должности в органах местной власти, что предполагает наличие у них широкого круга связей с различными влиятельными людьми, в их числе могут быть руководители правоохранительных органов, судебной системы, иных государственных органов;

- высокий уровень образования, знание специфики той отрасли общественных отношений, где совершаются указанные преступления, - местное самоуправление. Причем высокими профессиональными качествами отличаются не только руководители местной власти, но и их подчиненные (без участия которых совершить преступление весьма сложно), среди которых есть специалисты в сфере земельно-имущественных, бюджетных отношений, муниципальных закупок, градостроительства и архитектуры, юриспруденции и т. д.;

- наличие значительных финансово-материальных ресурсов, а также властных полномочий, действие которых распространяется далеко за пределы вверенного органа местного самоуправления. К примеру, глава местной администрации может оказывать негативное воздействие не только на своих подчиненных, но и на иных лиц (данное обстоятельство в особенности актуально в небольших по численности муниципальных образованиях);

- четкий, отлаженный алгоритм действий соучастников должностного преступления (чаще всего в их совершение оказывается вовлечено значительное количество должностных лиц органа местного самоуправления). В частности, отработаны варианты дачи объяснений, система конспирации при обмене информацией, касающейся преступления и мер противодействия при его расследовании, и т. д.

В совокупности все названные обстоятельства свидетельствуют о высококвалифицированном противодействии расследованию данных преступлений, создающем «барьер», парализующий работу по исследованию всех обстоятельств уголовного дела.

Поэтому следователь должен постоянно расширять свой арсенал методических и тактико-криминалистических рекомендаций и приемов борьбы с противодействием расследованию. Отметим, что на имевшее место противодействие, оказываемое в процессе расследования рассматриваемых нами преступле- ний, указали 72 % опрошенных следователей.

Как верно отмечают Л.В. Винницкий и Н.Е. Шинкевич, «противодействие расследованию, наряду с несовершенством уголовного и уголовнопроцессуального законодательства, относится к числу причин, по которым многие преступления остаются нераскрытыми, а лица, их совершившие, - безнаказанны-

113

ми» .

Проблема противодействия расследованию преступлений изучалась многими учеными: Э.У. Бабаевой, Р.С. Белкиным, А.Ф. Волынским, С.Ю. Журавлевым, Е.И. Замылиным, В.Н. Карагодиным, Я.В. Краснощековым, В.П. Лавровым, Л.В. Лившицем, Р.Р. Рахматуллиным, А.А. Харевым и др. В понимании В.Н. Караго- дина, противодействие расследованию есть «умышленные действия (система действий и бездействие), направленные на воспрепятствование установлению объективной истины по уголовному делу, достижению других целей предварительного расследования»[112] [113].

Л.В. Лившиц исходит из того, что противодействие предварительному расследованию - это «действия (бездействие), система действий (деятельность) или поведение лица (группы лиц), направленные на воспрепятствование или препятствующие установлению объективной истины по уголовному делу, решению других задач предварительного расследования»[114].

Противодействие расследованию преступления, с точки зрения А.Ф. Волынского и В.П. Лаврова, - это «совокупность умышленных противоправных и иных действий преступников, а также связанных с ними лиц, направленных на воспрепятствование установлению истины правоохранительными органами в их

деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступных деяний»[115].

Проанализировав мнения ученых, полагаем, что под противодействием расследованию преступлений следует понимать умышленные действия (бездействия), совокупность действий или поведение лица (лиц), направленные на воспрепятствование достижения задач расследования.

Адекватной реакцией на оказываемое противодействие предварительному расследованию выступает его преодоление.

Учеными-криминалистами определены меры по преодолению противодействия расследованию. В частности, из системы правовых норм различных отраслей права, как считает Р.Р. Рахматуллин, должна исходить система преодоления противодействия расследованию[116] [117].

Э.У. Бабаева классифицирует виды преодоления противодействия на следующие: «уголовно-правовые меры, уголовно-процессуальные меры, меры, применяемые при реализации тактических приемов в процессе производства следственных действий, непроцессуальные меры, совокупность организационных мер, направленных на эффективное осуществление уголовно-процессуальных и оперативно-розыскных действий» .

На наш взгляд, следует согласиться с точкой зрения Э.У. Бабаевой, поскольку преодоление противодействия расследованию возможно только при использовании всего комплекса мер, причем данная деятельность должна носить системный характер.

В связи с тем, что следователи и сотрудники органов дознания осуществляют предварительное расследование, есть основание полагать, что противодействие ориентировано на создание препятствий для реализации указанными лицами своих процессуальных полномочий. Как правило, противодействие направлено против расследования преступления в целом, а не касается конкретного следователя или дознавателя. Тем не менее, стоит признать, что главная роль в деятельности по преодолению противодействия расследованию отводится все же следователю и его позиция имеет значение при расследовании уголовного дела.

Всестороннее и детальное изучение состояния противодействия расследованию на современном этапе выявило ряд проблем, возникающих у сотрудников следственных органов.

На основании проведенного нами опроса следователей следственных отделов Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Башкортостан были выявлены основные факторы осуществления противодействия в процессе расследования по рассматриваемым должностным преступлениям:

- наличие возможности воздействовать на криминалистически значимую информацию в целях исключения ее доказательственного значения - 52 %;

- наличие правовых средств для защиты прав и интересов подозреваемого, обвиняемого, то есть «разрешено все то, что не запрещено законом», - 21 %;

- зависимость следователей, сотрудников органов дознания от вышестоящего руководства, влекущая их вмешательство в процесс расследования путем создания различных препятствий - 16 %;

- отсутствие в Уголовном кодексе Российской Федерации нормы, устанавливающей уголовную ответственность за подкуп или принуждение обвиняемого (подозреваемого) к даче ложных показаний со стороны лиц, не задействованных в процессе расследования, - 11 %.

В криминалистической науке различают внутреннее и внешнее противодействие расследованию преступлений. Такая классификация была предложена Р.С. Белкиным[118], и она до сих пор является актуальной. Данная классификация применима и к рассматриваемой нами категории преступлений. Рассмотрим подробно названные формы противодействия, а также конкретные меры по их преодолению при расследовании должностных преступлений, совершаемых в сфере деятельности органов местного самоуправления.

1. Внутреннее противодействие предполагает, что должностные лица органа местного самоуправления - подозреваемые, обвиняемые, свидетели - стремятся скрыть, уничтожить информацию или изменить ее. Их действия главным образом ориентированы на сокрытие должностного преступления.

По мнению А.А. Хараева, под сокрытием преступления следует понимать «деятельность (бездействие), препятствующую получению достоверной информации о расследуемом событии, либо дезориентирующую орган расследования путем уничтожения, утаивания, инсценировки, фальсификации и (или) искажении информации о преступлении» .

Мотивами для сокрытия рассматриваемых преступлений чаще всего выступают:

- боязнь раскрытия причастности к расследуемому должностному преступлению и реальная угроза наказания;

- желание сохранить имидж органа местной власти;

- боязнь потерять должность или ухудшения перспектив в карьерном росте в случае всестороннего расследования обстоятельств уголовного дела и др.

По анализируемым нами преступлениям уничтожение касается главным образом следов преступления, в качестве которых выступают преимущественно документы (незаконные постановления о предоставлении земельных участков, по- хозяйственные книги, договоры со следами внесенных изменений, листы с резолюциями руководителя на заявлении взяткодателя и др.). Нередки случаи, когда отдельные документы, представляющие интерес для следствия, уничтожаются самими виновными или другими сотрудниками органа местного самоуправления по их указанию. [119]

К примеру, по уголовному делу в отношении мэра города Ставрополя Б., осужденного по п. «в» ч. 5 ст. 290 и ч. 3 ст. 30 ч. 6 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации, исходя из показаний свидетелей, а также заключения эксперта, установлено, что к заявлению на имя главы администрации города обратившегося за выделением земельного участка лица был прикреплен листок с резолюцией «Е. в работу» за подписью данного должностного лица. Резолюция, адресованная руководителем своим подчиненным, является обязательной для исполнения. Без письменной резолюции главы администрации никакая работа по выделению земельного участка проведена быть не может. Однако при осмотре землеустроительного дела установлено, что листок с резолюцией отсутствует, хотя он точно был прикреплен к названному заявлению при помощи степлера - на заявлении имеются проколы от скобы степлера. Свидетели К.Л.В. и Е.В.А. пояснить, кто мог убрать листок с резолюцией из землеустроительного дела не могут, но настаивают, что без резолюции вице-мэра или главы администрации никаких действий с этим заявлением в Комитете градостроительства производиться не могло. Кроме того, они указали, что листок с резолюцией главы администрации города Б. после проведения обысков в здании администрации г. Ставрополя по указанию последнего из землеустроительного дела убрать мог любой сотрудник, так как доступ к этим документам имеют все сотрудники Комитета градостроительства, а также ряд сотрудников Комитета по управлению муниципальным имуществом. Данные показания были признаны убедительными, поскольку подтверждались другими собранными по делу доказательствами[120].

Полагаем, что своевременное изъятие документов, имеющих отношение к расследуемому преступлению, способно упредить данный вид противодействия.

Утаивание информации выражается чаще всего в умолчании известных фактов и обстоятельств, имеющих отношение к расследуемому преступлению. Так, свидетели могут, объясняя забывчивостью, не сообщить информацию, к примеру, о наблюдении за встречами между заявителем и должностным лицом органа местного самоуправления, требующим взятку. Причиной такой ситуации является то, что сослуживцы виновного должностного лица крайне неохотно идут на контакт со следователем из-за боязни лишиться работы и в дальнейшем не трудоустроиться, а также ввиду опасения за собственную безопасность (родственников, близких). Кроме того, причиной может быть заблуждение относительно личности соответствующего должностного лица органа местного самоуправления, незнание всех обстоятельств расследуемого уголовного дела (в частности, сослуживцы могут искренне полагать, что виновное должностное лицо «само не могло совершить преступление, его, по всей видимости, «подставили»; «дело сфальсифицировали»; «обвинение основано на домыслах и предположениях» т. д.).

Чтобы преодолеть такую разновидность противодействия, следователю необходимо предъявлять документы (желательно, подготовленные или подписанные допрашиваемым лицом), опровергающие скрываемые обстоятельства. Например, при допросе помощника главы администрации муниципального образования (специалиста канцелярии), который отрицает факт посещения предпри- нимателем-заявителем (впоследствии передавшего взятку) главы администрации муниципального образования, целесообразно предъявить карточку личного приема посетителей с указанием данных названного лица, журнал регистрации приема граждан главой администрации и руководителями его структурных подразделений.

Вместе с тем, как мы уже отмечали, причиной утаивания информации может быть оказываемое в силу занимаемой должности давление со стороны виновного должностного лица органа местного самоуправления. В этой связи представляется целесообразным отстранить на период расследования соответствующее лицо от занимаемой должности, что позволит минимизировать воздействие на свидетелей, обладающих интересующей следствие информацией. Наряду с этим действенной будет дача следователем органу, осуществляющему оперативноразыскную деятельность, поручения для фиксации поведения виновного должностного лица (снятие информации с технических каналов связи, наблюдение, прослушивание телефонных переговоров) в целях пресечения возможного давления на указанных лиц в условиях внеслужебной деятельности. Кроме того, в случае добросовестного заблуждения со стороны коллег виновного должностного лица рекомендуется проводить разъяснительные беседы с такими лицами, в процессе которых следователь старается переубедить их в неправильности занятой позиции, ошибочности сформированного мнения. В отдельных случаях возможно даже частичное ознакомление таких лиц с материалами расследуемого уголовного дела с соблюдением тайны следствия.

Применительно к рассматриваемым должностным преступлениям фальсификация выражена в форме подделки документов (как полной, так частичной), дачи заведомо ложных показаний. Так, при фальсификации должностные лица органов местного самоуправления подделывают уличающие их документы, вносят в них неполные и необоснованные изменения, дополнения с нарушением установленного порядка, иным образом преднамеренно искажают ранее принятые документы. В результате применения этих приемов следствие направляется по ложному пути.

В качестве средства преодоления противодействия в таком случае следует рассматривать скрупулезный осмотр документов, который позволит обнаружить следы фальсификации, подделки документов (рекомендуется обращать внимание на нумерацию страниц, их цвет, формат и другие признаки). Не менее существенную роль в обнаружении фактов подделки документов, а также их подлога играют экспертизы (криминалистические экспертизы документов, почерковедческая экспертиза и др.).

Другим аспектом фальсификации выступает дача заведомо ложных показаний. Вскрыть ложь позволяет комплекс тактических приемов логического, психологического и иного свойства, применяемых при допросе противодействующих лиц. Вместе с тем важно, чтобы следователь еще перед началом допроса имел определенную информацию о том, что допрашиваемое лицо будет стремиться к

противодействию расследованию в процессе проведения данного следственного действия, а имеющиеся противоречия в даваемых им показаниях материалам уголовного дела не будут обусловлены неточностью объяснений или восприятия. В этой связи для получения соответствующей информации следователь вправе обратиться к органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность. Собранная в результате проведения оперативно-разыскных мероприятий информация позволит следователю уже перед началом допроса быть осведомленным об истинных замыслах по противодействию расследованию в рамках данного следственного действия.

Нередко допрашиваемое должностное лицо органов местного самоуправления, оказывающие противодействие расследованию, заявляет, что имел место оговор со стороны лиц, в отношении которых он выполнял свои должностные обязанности, что он с ними даже не знаком и не встречался. Эффективными средствами нейтрализации такого противодействия наиболее являются тактические приемы логического свойства, а именно предъявление доказательств. В качестве таковых следует рассматривать свидетельские показания сослуживцев - очевидцев встреч указанных лиц, заявления таких лиц в орган местного самоуправления с резолюцией виновного должностного лица, журнал регистрации приема граждан главой администрации и руководителями его структурных подразделений и т. д. Также возможно проведение очной ставки между соответствующим должностным лицом органа местного самоуправления и свидетелями.

По справедливому утверждению М.И. Еникеева, «основная цель очной ставки - изобличение лица, противодействующего следствию. Правдивая информация выступает основным фактором психического воздействия. Иногда детальное воспроизведение события оказывает решающее воздействие на прекращение сопротивления противодействующего лица» . Действительно, с рассматриваемых позиций проведение очной ставки способно оказать существенное психологическое воздействие на противодействующее расследованию должностное лицо [121] органа местного самоуправления в целях решения задачи получения от него правдивых показаний, но при условии соблюдения всех требований к проведению данного следственного действия. Представляется, что в числе таковых следует рассматривать фактор внезапности проведения очной ставки. М.Е. Игнатьев рассматривает использование данного фактора как одного из эффективных тактических приемов, ориентированных в том числе на предупреждение и нейтрализацию противодействия расследованию. Так, неожиданное проведение того или иного следственного действия может предотвратить сокрытие следов преступления . В практическом же плане безотлагательное проведение очной ставки вслед за допросом не позволит допрашиваемому должностному лицу органа местного самоуправления оказать давление на свидетеля (сослуживца, представителя обслуживающего персонала и др.) либо вовлечь его в процесс совместного противодействия. Однако неправомерное психическое воздействие может оказываться уже в ходе проведения данного следственного действия, поэтому рекомендуется привлекать сотрудников органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность, для «прогнозирования негативного поведения участника уголовного судо-

124

производства в отношении других участников расследования уголовного дела» .

Нередки случаи, когда должностные лица органа местного самоуправления сообщают, что документы, свидетельствующие о преступном характере их действий, подписаны не ими.

Например, глава органа местного самоуправления О. обвинялся в том, что совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий как главы органа местного самоуправления. Заведомо зная о том, что государственная собственность на земельный участок не разграничена и распоряжаться им в соответствии с п. 10 ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» он как глава органа местного самоуправления не имеет пра- [122] [123]

ва, а компетентен в этом вопросе только уполномоченный орган муниципального образования, незаконно подписал М. выписку из похозяйственной книги с не соответствующей действительности информацией о том, что в указанном документе имеется запись, подтверждающая факт владения М. на праве пользования земельным участком. В ходе допроса О. заявил, что он не мог выдать М. выписку из похозяйственной книги. Копии указанных выписок из похозяйственной книги, по утверждению О., не могут служить объективным доказательством по уголовному делу, так как технические средства позволяют сделать фотомонтаж[124].

Думается, что здесь также будет уместен прием логического воздействия - предъявление результатов проведенной экспертизы (судебной почерковедческой экспертизы по электрофотографическим копиям). Однако далеко не всегда следователь, проводя допрос, располагает такими результатами. В этой связи представляется целесообразным разъяснить допрашиваемому возможности указанной экспертизы, отметив, что истинный исполнитель подписи все равно будет установлен, а полученные результаты экспертизы опровергнут ложную позицию допрашиваемого. При этом демонстрируются другие документы, завизированные должностным лицом органа местного самоуправления, подпись на которых им не опровергалась, и указывается на подозрительное сходство этих подписей с той, которая стоит на анализируемом документе. Одновременно используются приемы психологического свойства - разъяснение о необходимости дать правдивые показания, подробно рассказать об обстоятельствах совершенного преступления.

В ситуациях, когда виновному должностному лицу органа местного самоуправления в силу имеющихся у следователя доказательств уже бессмысленно ссылаться на то, что документы им не визировались, возникают другие варианты. Так, он может утверждать, что не имел представления о том, что его действия не основаны на законе и являются преступными, поскольку доверился занимающимся подготовкой документов сотрудникам, самостоятельно их не анализировал и не сопоставлял, а подпись на них поставил потому, что указанные лица его непра-

вильно проинформировали.

Приведем пример. В., являясь председателем Ретневской территориальной администрации Ирбитского муниципального образования Сведловской области, явно превышая свои должностные полномочия, дала незаконное устное распоряжение подчиненному лицу - делопроизводителю территориальной администрации, изготовить официальный документ - выписку из похозяйственной книги, с указанием ложных сведений о наличии у К. права собственности на земельный участок. После чего, действуя умышленно, В. собственноручно подписала указанную выписку и передала ее К. для предоставления в ФГУ «Земельная кадастровая палата», достоверно зная о том, что данная выписка является основанием для регистрации права собственности на земельный участок. В ходе допроса В. заявила, что выписки из похозяйственной книги подписала не глядя, не читала, с похозяйственной книгой не сверяла, так как доверяла делопроизводителю126.

Полагаем, что опровергнуть такие ложные сообщения допрашиваемого можно посредством показаний коллег по работе, уместно также предъявление должностных инструкций как самого подозреваемого должностного лица органа местного самоуправления, так и исполнителей данного документа, с сопутствующим разъяснением прописанного в них круга обязанностей, степени ответственности соответствующих сотрудников.

Кроме того, нередки случаи, когда виновные должностные лица органов местного самоуправления, рассчитывая на неосведомленность следователя в вопросах местного самоуправления, умышленно стремятся ввести последнего в заблуждение, искаженно интерпретируя нормативные акты, пытаясь придать совершенным ими преступным действиям видимость законности и установленной последовательности.

К примеру, Г., являясь главой сельского поселения, обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушил установленный законом порядок избрания на должность

главы администрации сельского поселения. Это выразилось в том, что Г. единолично, без решения собрания представителей поселения принял и подписал решение о назначении на должность главы администрации поселения М. Давая в ходе допроса показания, Г. пояснил, что был объявлен конкурс на должность главы администрации сельского поселения, по результатам которого члены конкурсной комиссии остановились на двух кандидатурах - А. и М. При подсчете голосов простым большинством выиграл М. Исходя из этого, Г. утверждал, что в голосовании представителей собрания поселения не было необходимости, достаточно было объявить им о результатах конкурса и о том, что он как глава сельского поселения заключает контракт с М. Г. настаивал, что назначение происходило законно, поскольку конкурсная комиссия допустила М. к конкурсу и он набрал больше голосов, чем другие претенденты. Впоследствии было установлено, что в соответствии с Положением о конкурсной комиссии кандидатуры на должность главы администрации сельского поселения, представленные конкурсной комиссией, ставятся на голосование на собрании представителей поселения, по результатам которого принимается решение о назначении на должность лица, набравшего наибольшее количество голосов .

Применительно к данной ситуации следователю необходимо выяснить у допрашиваемого, на чем конкретно основывается его позиция, изучить нормативные акты, на которые он ссылается, проанализировать их, проконсультироваться со специалистами по вопросам местного самоуправления (при необходимости их допросить), чтобы уяснить установленную законодательством практику решения подобных вопросов. В дальнейшем следует предъявлять комплекс доказательств, опровергающих доводы допрашиваемого лица, к примеру, устав муниципального образования, Регламент представительного органа местной власти, Положение о проведении конкурса и др., с отсылкой к конкретным нормам, демонстрацией разъяснений специалистов в данной области, задать вопросы с целью детального уточнения процедуры совершаемых действий и т. д. [125]

Отдельно укажем, что сокрытию должностных преступлений, совершаемых в сфере деятельности органов местного самоуправления, к сожалению, способствуют и тактические ошибки, допускаемые следователями в процессе их расследования. Так, В.П. Крамаренко исходит из того, что «следственные ошибки это ситуационно обусловленные упущения следователя. Они также выражаются в выборе им неоптимальных вариантов реагирования на возникшие ситуации под воздействием объективных либо субъективных факторов. Наличие такой совокупности просчетов в деятельности следователя, имеющих ситуационную природу происхождения, влечет за собой недостижение оптимального результата или утрату потенциальных возможностей предварительного расследования» . К числу таковых по рассматриваемым должностным преступлениям следует отнести:

1) запоздалое осуществление действий по получению криминалистически значимой информации (например, несвоевременное изъятие необходимых документов в органе местного самоуправления может повлечь за собой их уничтожение или фальсификацию);

2) несовершение или несвоевременное совершение действий по пресечению неправомерного влияния на носителей информации, представляющей интерес для следствия. К таковым можно отнести свидетелей, очевидцев. В частности, несвоевременное отстранение представителя местной власти от должности влечет оказание им давления на подчиненных в целях побуждения их к отказу от дачи показаний или даче заведомо ложных показаний; запоздалая дача поручений органу дознания для наблюдения за противодействующим лицом и контроля за его телефонными переговорами - угрозы и шантаж;

3) избыточное сообщение информации, чем это необходимо для успешного расследования преступления. К примеру, общеизвестно, что залогом успешного проведения допроса лица является грамотное предъявление имеющихся в арсенале следователя доказательств. Однако имеют место случаи, когда следователи безосновательно предъявляют все имеющиеся у них доказательства о причастно- [126] сти должностного лица к совершенному преступлению, не оставляя себе «резерва», что влечет утрату возможности «маневра» при необходимости построения тактики допроса в дальнейшем (в частности, для проверки показаний подозреваемого должностного лица органа местного самоуправления).

Полагаем, что должный моральный настрой следователя при расследовании анализируемых преступлений в условиях квалифицированно оказываемого противодействия, подбор оптимальных тактических приемов по его преодолению, своевременное обращение за помощью к органам, осуществляющим оперативноразыскную деятельность, позволит предотвратить следственные ошибки, воспрепятствует сокрытию следов преступления, обеспечит безопасные условия для участников процесса расследования.

2. Внешнее противодействие сводится к тому, что должностные лица, обладающие властными полномочиями, пытаются оказать давление на следователя, свидетелей, на привлеченных к расследованию уголовного дела специалистов и экспертов. Противодействие оказывается посредством подкупа, угроз, шантажа лиц, которые обладают информацией о преступлении. Как указывает Я.В. Крас- нощеков, это связано с имеющимися у отдельных лиц административными или финансовыми возможностями негативного воздействия на органы следствия и

129

правосудие .

В числе субъектов внешнего противодействия следует назвать друзей, родственников виновного должностного лица органа местного самоуправления, региональных руководителей органов государственной власти, сотрудников правоохранительных и контрольно-надзорных органов, представителей средств массовой информации и др.

Действия друзей и родственников соответствующего должностного лица преимущественно направлены на то, чтобы создать у следователя положительное [127] мнение о виновном. Для этого указанные лица направляют ходатайства и жалобы в правоохранительные органы.

Противодействие со стороны руководителей региональных органов государственной власти, сотрудников правоохранительных и контрольно-надзорных органов чаще всего выражено в форме завуалированного давления на руководителя следственного органа (следователя, в чьем производстве находится уголовное дело) в целях прекращения уголовного преследования, изъятия уголовного дела из производства неугодного следователя, минимизации ответственности за совершенное должностное преступление, склонения на свою сторону свидетелей и соучастников преступного деяния.

Эффективно преодолеть указанное противодействие следователю в одиночку вряд ли под силу. В этой связи существенная роль отводится органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность. Как справедливо отмечает Е.И. Замылин, взаимодействие следственных и оперативно-разыскных органов выступает ключевым фактором в решении задач, стоящих перед ними. При этом подобное взаимодействие в особенности важно в тех случаях, когда процесс раскрытия и расследования преступлений осуществляется в условиях активного про- 130

тиводействия со стороны заинтересованных лиц .

Действительно, если принять во внимание имеющейся у указанных органов существенный массив информации, в том числе о возможном противодействии расследованию должностных преступлений, без взаимодействия с ними следователю, безусловно, не обойтись. Названные органы могут снять информацию с технических каналов связи, опросить граждан, провести наблюдение, прослушивание телефонных переговоров, использовать иные технические возможности при осуществлении оперативно-разыскных мероприятий, нацеленных на преодоление противодействия расследованию . В совокупности это позволит следователю [128] [129] получить крайне важную информацию о конкретных субъектах противодействия; их причастности к должностному преступлению; мотивах; преследуемых целях; формах подготавливаемого противодействия и т. д. Как указывает Ю.Л. Бойко, характер использования информации о противодействии в ходе расследования уголовного дела решается совместно следователем и оперативными работниками . Соответственно, незамедлительное получение следователем такой информации поможет принять продуктивные контрмеры, нейтрализовать такое противодействие уже на ранних стадиях.

Отдельно укажем, что противодействие расследованию может осуществляться и средствами массовой информации. По должностным преступлениям, совершаемым в сфере деятельности органов местного самоуправления, данная разновидность противодействия применяется главным образом по резонансным уголовным делам, где виновными выступают главы администраций крупных муниципальных образований, имеющие обширные связи и значительные финансовоадминистративные возможности. Цель такого противодействия заключается в создании «нездоровой» атмосферы вокруг процесса расследования, а также привлечения на свою сторону общественного мнения. Чаще всего подобные ситуации предполагают появление заказной статьи, где обстоятельства преступления преподносятся в гипертрофированном виде, дискредитируется работа следователя из расчета, что у большинства граждан отсутствуют знания в области юриспруден-

133

ции

Так, в процессе расследования уголовного дела в отношении мэра города Ставрополя Б.[130] [131] [132] в газете «Московский комсомолец» появилась статья «Защита экс-мэра Ставрополя обвинила следствие в фальсификациях». Автор публикации, несмотря на комплекс собранных по уголовному делу доказательств (виновность экс-мэра помимо многочисленных свидетельских показаний подтверждалась результатами экспертных заключений), дал вольную интерпретацию процесса расследования, в частности он написал: «оперативный эксперимент означает "негласное наблюдение и документирование поведения лица в искусственно созданных условиях!? То есть заведомо подставное лицо в роли взяткодателя? А вместо так необходимого следствию "лица" - сначала женщина-риэлтор, а потом и второй "посредник" - 75-летний внештатный помощник? После ознакомления с материалами дела адвокаты обнаружили, что ключевые записи встреч "покупателя" с риэлтором, где как раз и обсуждались варианты земельных участков, похоже, исчезли из материалов уголовного дела. Правда, остались следы первоначального пребывания. Адвокаты опасаются уничтожения других доказательств и бьют тревогу на уровне самых высоких инстанций, ими уже направлено соответствующее заявление в Следственный комитет и Генеральному прокурору РФ» .

Следует отметить, что противодействие расследованию с использованием средств массовой информации встречается в различных субъектах Российской Федерации, однако отличается в количественных показателях. В то время как в городах из регионов России на подобное противодействие указали не более 10 % следователей, для Москвы и Московской области этот показатель составил 79 %[133] [134]. Как и в приведенном нами примере, это становится возможным в отдельных случаях «благодаря» озвучиванию адвокатами своей версии процесса расследования (порой сильно отличающейся от действительной) представителям средств массовой информации. Чаще всего журналистам сообщается, что уголовное дело в отношении подзащитного носит заказной характер, все доказательства сфальсифицированы, показания добыты под пытками или путем шантажа, а обвинение

построено на домыслах и предположениях и пр. Наряду с этим, как отмечает Ю.П. Гармаев, «такие адвокаты, ударяясь в полемические крайности, слишком подробно рассказывают прессе об обстоятельствах расследования, о показаниях подзащитных и других лиц, об имеющихся доказательствах, результатах их проверки и оценки и т. д. Делается это в основном исходя из желания получить известность в широких кругах, привлечь потенциальную клиентуру «популистски- 137

ми» заявлениями о действительных и мнимых успехах защиты» .

Возможны ситуации, когда «порою некоторые выступления СМИ, как бы выражая необычное видение той или иной проблемы, из-за ряда объективных и субъективных факторов грешат неточностью, искажением фактов, а иной раз и заказным, противоречащим истине вымыслом. В журналистской среде даже появились такие понятия, как "заказная статья" или "цензура заказчика". Тем не менее, у большинства граждан нашей страны, в том числе следователей, к выступлениям СМИ сложился хотя и не всегда стойкий, но стереотип, что публикации, почти обязательно достоверны» .

Представляется, что в такой ситуации более правильным будет ответственным за взаимодействие со средствами массовой информации должностным лицам следственных органов Следственного комитета Российской Федерации (пресс- секретари, помощники руководителей следственных органов) сообщать журналистам периодических печатных изданий, информационных агентств, радио- и телекомпаний достоверную информацию о процессе расследования, требовать опровержения ложных сведений. Это в полной мере соответствует задаче Следственного комитета Российской Федерации в сфере взаимодействия со СМИ и общественными объединениями, определенной в п. 3.10 Приказа Следственного комитета Российской Федерации от 11 августа 2011 г. № 127 «Об организации взаимо- [135] [136]

действия Следственного комитета Российской Федерации со средствами массовой информации и общественностью»: «оперативно реагировать на информацию в СМИ о деятельности следственных органов, учреждений и организаций Следственного комитета России, не соответствующую действительности или являющуюся юридически неграмотной; требовать от СМИ опубликования опровержения или уточнения такой информации»[137].

Таким образом, мы постарались раскрыть основные разновидности оказываемого противодействия при расследовании рассматриваемых должностных преступлений и конкретные меры по его преодолению. Анализ внутренних и внешних форм противодействия расследованию позволил прийти к выводу, что отсутствует четкий разделительный рубеж между данными формами по названным должностным преступлениям. Полагаем, что на практике различные формы противодействия смешиваются, применяются в комплексе, что серьезно затрудняет процесс расследования.

Исходя из этого, преодоление противодействия возможно только при комплексном подходе:

- проведение оперативно-разыскных мероприятий, нацеленных на выявление и нейтрализацию противодействия расследованию;

- обеспечение следователя информацией о возможных вариантах противодействия. Немаловажную роль играет также надлежащий уровень взаимодействия между следователем и органом, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, без которого преодолеть противодействие практически нереально. Необходимо, чтобы при выявлении случаев, связанных с целенаправленным противодействием расследованию, использовался комплекс тактических приемов, выработанных криминалистикой, а также оперативно-разыскных мер. Кроме того, следователю нужно стремиться легализовать сведения об установленных фактах подкупа, иного неправомерного воздействия на свидетелей и т. д. (имеющих отношение к расследуемому преступлению) в целях доведения их до суда;

- обеспечение эффективной защиты лиц, сообщивших о рассматриваемых должностных преступлениях, поскольку «безопасность участников уголовного процесса по большинству уголовных дел выступает постоянной ситуационной проблемой»[138]. Для этого необходимо повысить уровень профессиональной подготовки лиц, ответственных за безопасность участников уголовного судопроизводства, расширить комплекс оперативно-разыскных мер, направленных на выявление и идентификацию угроз, поступающих в адрес свидетелей, и т. д.;

- привлечение к ответственности оказывающих противодействие следствию лиц и т. д.

Приведенные нами возможности преодоления противодействия не являются исчерпывающими, поскольку формы противодействия расследованию постоянно совершенствуются и видоизменяются. Рассмотренные способы наиболее распространены на практике, а предложенные рекомендации, думается, позволят действовать эффективно даже в тех ситуациях, когда, казалось бы, следствие зашло в тупик.

Таким образом, разработка и принятие эффективных мер по противодействию расследованию должностных преступлений, совершаемых в сфере деятельности органов местного самоуправления, позволит следователю в максимально короткие сроки собрать все имеющиеся доказательства и установить истину по делу.

2.4.

<< | >>
Источник: СЕРГЕЕВ АРТЁМ ЛЕОНИДОВИЧ. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЭТАПА РАССЛЕДОВАНИЯ ДОЛЖНОСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ В СФЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ. 2016

Еще по теме Преодоление противодействия расследованию должностных преступлений, совершаемых в сфере деятельности органов местного самоуправления:

  1. Список диссертационных исследований по военному праву и военным аспектам других отраслей права
  2. Терминологический словарь
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Преодоление противодействия расследованию должностных преступлений, совершаемых в сфере деятельности органов местного самоуправления
  6. Особенности тактики производства вербальных следственных действий
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  9. § 3. Проблемы предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства и возможные пути их преодоления
  10. 1.1 Явление взяточничества и необходимость уголовно-правовой борьбы с ним посредством применением оперативно-розыскных мероприятий.
  11. Список использованных источников
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. § 2. Факторы и причины, влияющие на состояние, структуру и динамику дисциплинарных правонарушений и должностных преступлений в сфере внутренних дел и их правовая характеристика
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -