<<
>>

§ 2. Общие положения о криминалистической характеристике преступлений в сфере нарушения требований пожарной безопасности

На протяжении многих десятилетий в криминалистической методике сложилась позиция о формулировании закономерностей преступной деятельности при совершении определенной категории преступлений через научную категорию криминалистической характеристики преступлений .

Как правильно сформулировал эту позицию А.Ю. Головин, «механизм преступления должен выступать объектом научного исследования, результатом которого явится формирование криминалистической характеристики. ... Криминалистическая характеристика преступления содержит сведения, полученные в результате познания криминалистикой этих закономерностей»[4] [5].

Существует множество определений понятия криминалистической характеристики преступлений[6], научная дискуссия, связанная с определением понятия, содержания и структуры данной научной абстракции до сих пор не завершена[7]. Не вдаваясь детально в проблемы теоретико-методологического характера, сопутствующие разработке криминалистической характеристики как категории российской криминалистики[8], обозначим свою позицию на ее сущность, структуру и содержание постольку, поскольку это необходимо для уточнения криминалистической характеристики исследуемых нами преступлений.

Итак, мы солидарны с авторами, обозначающими через

криминалистическую характеристику преступлений закономерности преступной деятельности, отраженные в системе взаимосвязанных криминалистически значимых элементов определенной группы преступлений. В результате системного познания преступной деятельности при совершении

соответствующей категории преступлений и его обобщения с точки зрения концептуальных положений учения о криминалистической характеристике преступлений формируется информационная модель преступной деятельности.

Значение разрабатываемой модели преступной деятельности весьма существенно - как для теории, так и для правоприменительной практики[9].

В теории криминалистики данная научная конструкция является хорошим подспорьем для осуществления дальнейших исследований по смежной или более прикладной тематике, либо аналогичной тематике, но с учетом потребности в обновлении существующих криминалистических методик.

В процессе расследования конкретных преступлений соответствующей категории учет данной модели преступного события важен, во-первых, при наличии дефицита информации, касающейся определенных элементов преступления (что позволяет рационализировать процесс построения и проверки следственных версий); - во-вторых, при организации расследования, планировании ее общей стратегии, определении общего перечня обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу; в-третьих, при планировании тактики следственных действий (определении места и времени проведения, использования конкретных тактических приемов, наиболее результативных с учетом данных о личности субъектов, с участием которых проводятся следственные действия); - в-четвертых, при преодолении ситуаций противодействия расследованию (для выявления и правильной интерпретации негативных обстоятельств; стратегически верных действий следователя в условиях конфликтных ситуаций).

Вопрос о структуре элементов криминалистической характеристики преступлений является одним из наиболее обсуждаемых в специальной научной юридической литературе, их количестве, наименовании, содержании, соотношении между собой[10].

Считая специальное углубленное исследование этого вопроса прерогативой исследователей, специализирующихся на общих положениях криминалистики, в настоящей работе отметим, что мы разделяем позицию о том, что степень информативности, специфичности, а, следовательно, теоретической и практической значимости различных элементов криминалистической характеристики неодинакова применительно к различным категориям преступлений. Это объясняется практической ролью криминалистической характеристики в процессе расследования, носящим поисковый характер.

Итак, обозначим основные элементы криминалистической характеристики преступлений в сфере нарушения требований пожарной безопасности, образующие ее структуру.

В учебнике криминалистики под редакцией Р.С. Белкина на конкретном интересном примере иллюстрируется высокое сходство криминалистической характеристики поджогов и преступных нарушений требований пожарной безопасности, поскольку непреднамеренные возгорания и преднамеренные пожары с практической точки зрения нередко имеют тонкую грань[11], что необходимо учитывать при построении следственных версий и их проверке.

Раскрывая криминалистическую характеристику преступных нарушений требований пожарной безопасности, Р.С. Белкин и соавторы в указанном литературном источнике называют следующие элементы:

- совокупность сведений о причинах возникновения пожаров и условий их развития;

- механизм следообразования;

- обстоятельства преступления (в том числе: место пожара, его очаг, наличие и состояние противопожарных средств);

- личность субъекта преступления[12].

При этом говоря ранее о некоторых криминалистически значимых элементах поджогов (в частности о способах поджогов), имеющих сходство с преступными нарушениями требований пожарной безопасности, представляется неясным, выделяют ли Р.С. Белкин и соавторы способы нарушений требований пожарной безопасности в качестве самостоятельного элемента криминалистической характеристики этих преступлений или считают, что способ преступления как самостоятельный элемент криминалистической характеристики свойственен только поджогам, но не нарушениям требований пожарной безопасности. При этом касательно нарушений требований пожарной безопасности, по мнению названных авторов, правильнее выделять не способ преступления, а, например, типичные причины возникновения пожара и условия их развития. Дело в том, что авторы, раскрывая некоторые общие черты преступлений, связанных с пожарами, переходят к рассмотрению способов поджогов, затем, констатируя сходство криминалистической характеристики поджогов и нарушений требований пожарной безопасности, приступают к краткому изложению отдельных элементов криминалистической характеристики нарушений требований пожарной безопасности, но при этом не возвращаются более к предметному изучению способов преступлений[13].

Думается, что такой вариант изложения информации также свидетельствует о разногласиях системного характера, связанных с изложением теоретических основ учения о криминалистической характеристике преступлений и иных смежных криминалистических учений (учения о способе преступления и др.).

Другой причиной такой неопределенности является, на наш взгляд, объединение в рамках единой сферы познания преступлений, имеющих хотя и одинаковые последствия (пожар), но все же различные действия по природе возникновения противоправной деятельности и ее материального воплощения в виде неконтролируемого горения как результата.

Мнение о том, что способы совершения преступления не входят в структуру криминалистической характеристики нарушений требований пожарной безопасности, более категорично отражено в учебнике под редакцией А.Г. Филиппова. Сторонники данной точки зрения утверждают, что «криминалистическая характеристика преступных нарушений правил пожарной безопасности отличается тем, что вместо способа совершения преступления

важнейшим ее элементом являются типичные нарушения противопожарных правил, ведущие к пожару или создающие условия для его распространения»[14].

Видимо, авторы исходят из отсутствия активной и целенаправленной деятельности субъектов преступления по формированию криминальной ситуации, и, как следствие, отсутствие, как такового, преступного умысла на совершение возгорания (в отличие от поджогов). Как известно, классическое для криминалистики определение способов преступления восходит из

криминалистического учения о способе преступления и определяется как система взаимосвязанных и взаимообусловленных действий по приготовлению, совершению и сокрытию преступлений, детерминированных условиями внешней среды и свойствами личности, условиями места и времени, используемыми орудиями и средствами преступления[15].

Очевидно, что данная трактовка способов преступления как

полноструктурных способов преступления, присуща многим умышленным деяниям. Что касается преступлений, совершенных по неосторожности, то позиции различных авторов свидетельствуют о наличии разногласия.

Не все исследователи признают весомость (высокую информативность) способов совершения неосторожных преступлений в качестве элемента криминалистической характеристики[16]. Отсутствие умысла на совершение преступления действительно разрывает связь между действиями по совершению и действиями по сокрытию преступления как детерминированных общностью побуждений виновных и условий окружающей среды, а также заведомо исключает возможность осуществления подготовительных действий. Это побуждает исследователей говорить о существенных различиях в понимании способов совершения умышленных и неосторожных преступлений.[17]

Н.П. Яблоков пришел к выводу о том, что применительно к неосторожным преступлениям целесообразно говорить не о способе совершения преступления, а о способе преступного поведения.[18]

А.С. Князьков полагает, что «для криминалистической характеристики неосторожных преступлений способ подготовки и способ совершения преступления выделен быть не может».[19]

Полагаем, что отсутствие сознательной и целенаправленной деятельности по созданию ситуации неконтролируемого горения не означает, что совершаемые субъектами преступления действия не детерминированы пространственно-временными условиями окружающей обстановки, психологическими свойствами субъекта преступления и иными криминалистически значимыми особенностями. Субъекты преступления сознательно (то есть заведомо) нарушают требования пожарной безопасности, самонадеянно или легкомысленно рассчитывая на невозникновение ситуации пожара. Соответственно они реализуют те или иные элементы преступного поведения, которые и есть ничто иное, как способы совершения преступления.

И.Д. Чешко и соавторы считают элементами криминалистической характеристики нарушений требований пожарной безопасности: обстановку преступления, способ совершения преступления, механизм следообразования, техническую причину пожара[20].

По мнению С.И. Соболевской, криминалистическая характеристика преступлений, связанных с пожарами, образована следующими элементами: - особенности субъектов преступлений; - характеристика непосредственного объекта преступного посягательства; - типичные способы совершения преступления, в том числе используемые средства и орудия преступления; - ситуации, в которых были совершены преступления[21].

И.А. Попов считает, что криминалистическая характеристика преступлений, связанных с пожарами, включает следующие элементы: - объект пожара, его виктимологическая пожарная характеристика; - место, время, обстановка совершения преступления; - техническая причина пожара, условия, способствующие его распространению и развитию до наступления соответствующих последствий; - личностные характеристики типичного субъекта преступления; - особенности способа и механизма совершения (сокрытия) преступления, следообразования, характера наступивших последствий; - наиболее вероятные мотивы умышленных преступлений, связанных с пожарами, а также неосторожное поведение, вызвавшее пожар, повлекший общеопасные последствия[22].

Критикуя конструкции криминалистической характеристики, предложенные И.А. Поповым и С.И. Соболевской, А.Б. Маханек отмечает, что данные о мотиве совершенного преступления вряд ли целесообразно рассматривать в качестве самостоятельного элемента криминалистической характеристики преступлений. Данные о мотивах преступного поведения излагаются при характеристике личностных особенностей субъектов преступления и не имеют, по мнению А.Б. Маханек, самостоятельного значения[23].

Полагаем, что данные о типичных мотивах преступной деятельности в структуре криминалистических характеристик различных категорий преступлений имеют неоднозначное значение, что предопределено неодинаковой ролью мотивов в формировании механизма преступления и реализации противоправного события. Несомненно, мотив продуцируется сознанием (и даже отчасти бессознательной составляющей психики) личности субъекта преступления. Вместе с тем, степень его влияния на криминальную картину события преступления и на отдельные ее составляющие (элементы) неодинакова в зависимости от специфики механизма преступного деяния, отображаемого в криминалистической характеристике преступлений. Если различные мотивы, которыми движут действия субъектов преступления и последствия которых отображаются в окружающем пространстве, влияют на все или на большинство элементов механизма преступной деятельности, то целесообразно говорить о типичных мотивах преступления как о самостоятельных элементах криминалистической характеристики преступления. Типичным примером являются преступления экстремистской направленности, где мотив, по признанию различных авторов является центральным элементом криминалистической характеристики преступлений. Таким образом, ведущая роль мотивации как элемента криминалистической характеристики

преступлений проявляется в возникновении корреляционных взаимосвязей мотивов с иными элементами криминалистической характеристики

преступлений, взаимно отображаясь в них.

Однако эта ситуация не относится к преступным нарушениям требований пожарной безопасности. Лицо, ответственное за соблюдение требований пожарной безопасности, сознательно допустило их нарушение. Но независимо от того, по каким мотивам лицо допустило эти нарушения (нежелание устранять неисправность; нежелание ознакомиться с техникой безопасности; самонадеянность; чрезмерное доверие к коллегам или членам семьи, попустительство, отсутствие должного контроля, финансовые трудности; скупость и др.), - оно в любом случае не желало возникновения пожара и тяжких последствий. Поэтому применительно к преступным нарушениям требований пожарной безопасности, действительно, типичные движимые субъектами преступлений мотивы не играют такой роли, какую они играют при совершении других категорий преступлений.

Неосторожное поведение, вызвавшее пожар, повлекший общеопасные последствия, с точки зрения концепции криминалистической характеристики преступлений, также относится, скорее, не к мотивации преступного поведения, а к способам преступной деятельности как элементу криминалистической характеристики преступлений.

По нашему мнению, вряд ли целесообразно сосуществование в качестве самостоятельных элементов криминалистической характеристики объекта пожара и места совершения преступления. Сама по себе типизация объектов пожара на жилые, производственные и т.п. не вызывает возражения и имеет право на существование, скажем, в рамках законодательства об обеспечении противопожарной безопасности, или в рамках объективных уголовно-правовых признаков данного деяния.

Однако с точки зрения объекта и предмета криминалистики, частной криминалистической методики и собственно поискового назначения криминалистической характеристики преступления как обобщенной информационной модели преступления, подобное разграничение объектов пожара имеет меньшую весомость, чем выделение наиболее типичных мест совершения преступления как элементов обстановки совершения преступления. Дело здесь вовсе не в том, что, как отмечает А.Б. Маханек, обгоревшие стены на любых объектах пожарной охраны (будь это частная квартира либо домовладение, официальное учреждение или организация культурного или социально-значимого характера) как бы нивелируют индивидуальность этих объектов[24]. Специфика места возникновения пожара, повлекшего жертвы, предопределяет информационно значимые взаимосвязи этого места с характеристикой личности погибших (пострадавших), субъектов преступлений, непосредственной причиной пожара и способами нарушений требований пожарной безопасности.

Также, на наш взгляд, представляется излишним выделение в качестве самостоятельных элементов криминалистической характеристики нарушений требований пожарной безопасности виктимологической пожарной характеристики, наряду с обстановкой (местом, временем и иными условиями окружающего пространства) совершения преступления. Пространственные аспекты этой виктимологической характеристики охватываются особенностями места преступления, а антропогенные - особенностями жертв потерпевших, в т.ч. с точки зрения наличия взаимосвязей с субъектами преступных посягательств и иными криминалистически значимыми особенностями.

По мнению А.Б. Маханек, к которому она пришла в результате критического анализа различных трудов, посвященных аналогичной тематике, криминалистическая характеристика преступлений, связанных с пожарами и преступными нарушениями требований пожарной безопасности, состоит из следующих элементов:

1) характеристика исходной информации;

2) данные о способе и механизме совершения (сокрытия) преступления, механизме следообразования, характера наступивших последствий;

3) сведения о причине возникновения пожара, условиях, способствующих его распространению и развитию до крупных размеров и наступлению тяжких последствий;

4) данные о типичной личности преступника и вероятных мотивах и целях преступления;

5) данные о месте, времени, обстановке совершения преступления[25].

Мы не разделяем точку зрения о том, что характеристика исходной информации входит в структуру криминалистической характеристики преступления, поскольку эти данные посткриминального этапа раскрывают особенности поступления информации о преступлении. С точки зрения структуры частной криминалистической методики данная информация могла бы быть размещена в особенностях проверки сообщения о преступлении в стадии возбуждения уголовного дела или в характеристике исходных следственных ситуаций (в зависимости от взглядов и их научных обоснований разработчиков частных криминалистических методик).

Несколько иная криминалистическая характеристика нарушений требований пожарной безопасности создала составителями частной криминалистической методики непосредственно нарушений требований пожарной безопасности, включающая следующие элементы:

- объект пожара;

- место, время, обстановка совершения преступления;

- техническая причина пожара, условия, способствующие его распространению и развитию, наступлению тяжких последствий;

- типичные способы и механизм совершения преступления, способы его сокрытия, особенности следообразования, типичные наступившие последствия»[26].

Как мы уже отмечали, объект пожара (автономно от места пожара), по нашему мнению, не имеет столь выраженного криминалистического значения и скорее, может быть интегрирован с типичным местом совершения преступления. Полагаем, что обстановка совершения преступления и условия, способствующие его распространению и развитию, относятся к единому элементу криминалистической характеристики преступления, поскольку условия преступления и обстановка преступления - понятия, равнозначные даже в филологическом смысле. В криминалистике эти понятия не наделены специфическим смыслом, отличным от общеупотребительного.

На наш взгляд, особенности оставляемых следов в широком смысле охватывают и типичные наступившие последствия, что косвенно подтверждается в общей (универсальной) структуре криминалистической характеристики преступлений, разработанной Р.С. Белкиным и соавторами безотносительно к конкретным категориям преступлений[27].

Что касается типичных способов и механизма совершения преступления как элементов криминалистической характеристики преступления, то, признавая различие научных представлений касательно соотношения этих понятий, являющегося предметом отдельных научных дискуссий[28], и не вдаваясь глубоко в содержание данных дискуссий, сформулируем нашу позицию. Мы придерживаемся точки зрения о том, что способ преступления (независимо от того, полноструктурным или усеченным он является, входит в содержание механизма преступления в качестве одного из его элементов[29]). В свою очередь механизм преступления - это динамическая система, отражающая закономерности преступной деятельности. Р.С. Белкин определяет механизм преступления как «сложную динамическую систему, включающую субъекта преступления, его отношение к своим действиям, их последствиям, соучастникам; предмет посягательства; способ совершения и сокрытия преступления; преступный результат; обстановку преступления ... поведения и действия лиц, оказавшихся участниками события»[30].

Статическое отображение данной сложной динамической системы проявляется в криминалистической характеристике преступления. Эта мысль подтверждается в трудах различных авторов. В.Н. Верютин констатирует, что «динамическая взаимосвязь поведенческих актов участников преступления в механизме его совершения образует своеобразную систему криминалистически значимых признаков. Знание следователем наиболее типичных механизмов совершения преступлений уже в начале расследования конкретного деяния позволит сформулировать мысленную модель механизма его совершения и определить места поиска необходимой информации о его участниках, оставляемых ими следах»[31].

Но наиболее удивительно то, что разработчики вышеуказанного варианта криминалистической характеристики преступлений не предусмотрели в качестве элементов криминалистической характеристики личностные особенности ни субъектов преступления, ни типичных жертв преступлений.

Субъект преступлений обладает достаточной совокупностью криминалистически значимых качеств: психологического, демографического, гендерного, профессионального, социального характера, которые, преломляясь в иных элементах криминалистической характеристики преступлений и образуя с ними различные взаимосвязи, имеет собственное специфическое содержание.

Ю.А. Бондаренко называет следующую структуру основных элементов нарушений требований пожарной безопасности:

- обстановка преступления;

- способ преступления;

- механизм следообразования;

- характеристика личности типичного преступника и типичной жертвы[32].

Свой вывод он подкрепляет интерпретацией следующих эмпирических данных, полученных им в результате изучения архивных уголовных дел по данной категории преступлений: - в 100,0 % уголовных дел установлена обстановка совершения преступления (место, время, обстоятельства); - в 100,0 % субъект преступления привлечен к ответственности; - в 100,0 % обнаружены следы преступления; - в 98,0 % установлен способ совершения преступления; в 97,3 % уголовных дел установлена личность потерпевшего[33].

Признавая логичность такой аргументации, указывающей на попытку автора осуществить универсализацию структуры криминалистической характеристики, все же уточним, что в рамках криминалистической характеристики важно не только то, что было установлено практически во всех материалах уголовных дел, но и информация, которая сама может быть и нейтральна с точки зрения объективных и субъективных признаков преступления, но находится в системных и устойчивых взаимосвязях с иными элементами, образующими механизм преступной деятельности. Кроме того, анализ материалов уголовных дел свидетельствует о том, что в подавляющем большинстве уголовных дел установлена непосредственная (техническая) пожара, которую данный автор, вместе с тем, не счел целесообразным включать в качестве структурного элемента криминалистической характеристики преступления.

Нам представляется, что спецификой поисковой направленности расследования анализируемой группы преступлений является установление непосредственной причины пожара, роль которой в структуре криминалистической характеристики преступлений различными авторами однозначно не определена. Сравнение выше представленных авторских структур криминалистических характеристик нарушений требований пожарной безопасности, кроме тех аспектов, на которые мы обратили внимание ранее, позволяет выявить различное отношение составителей на наличие такого элемента, как техническая (непосредственная) причина пожара. Некоторые исследователи различают такой элемент, наряду со способами преступления и обстановкой преступления, иные включают его в содержание того или иного элемента.

Действительно, непосредственная (техническая) причина пожара, отличающаяся от способа нарушения требований пожарной безопасности, является специфической областью знаний, значимой для расследования данных категорий преступлений. Несмотря на техническое происхождение данного понятия, оно обладает криминалистической значимостью, поскольку находится во взаимосвязях с иными важными для доказывания признаками преступления, позволяя установить иные обстоятельства. Именно установление непосредственной (технической) причины пожара является, на наш взгляд, ключом к установлению лиц, виновных в нарушении требований пожарной безопасности и иных значимых для дела обстоятельств.

В специальной криминалистической литературе имеются попытки дать определение понятию «техническая причина пожара». По мнению И.А. Попова, технической причиной пожара выступает явление, предопределенное наличием физических закономерностей, не связанное с волей, желанием и действиями человека, которое обусловило неконтролируемое горение, причинившее вред жизни и здоровью человека, имущественный вред, вред интересам общества и государства[34].

Это определение вызывает критику других исследователей, поскольку те типичные технические причины пожара, определение которых входит в число задач пожарно-технической экспертизы, едва ли полностью отделимы от действий людей. Полностью независимы от действия людей могут быть только стихийные природные катаклизмы, послужившие причиной возгорания. Что же касается действий человека, то именно они в определенной степени послужили технической причиной пожара.

Как показывают материалы проанализированных уголовных дел, непосредственной причиной пожара являлись: тлеющие (непогашенные) окурки сигарет, уроненные людьми в процессе засыпания или людьми с ограниченными физическими возможностями, взрыв бытового база, короткое замыкание, перегрузка электросети, выход из строя различных приспособлений и т.д.

Например, непосредственной причиной пожара (как мы покажем далее - весьма распространенной) в пансионате явился непогашенный окурок, а вмененные субъектам уголовной ответственности преступные действия включали: незаконную перепланировку путем надстройки деревянного этажа без установки автоматической пожарной сигнализации, системы оповещения и управления эвакуацией и др.[35]

Вообще, как показывает исследование эмпирических материалов, к пожару может привести совокупность различных и взаимосвязанных причин, так или иначе отражающих серию ошибок или недоработок ответственных за соблюдение противопожарных правил лиц, их легкомыслие или

самонадеянность. Например, многочисленные нарушения требований пожарной безопасности были выявлены в клубе «Хромая лошадь»: и незаконная перепланировка, и отсутствие аварийных запасных выходов, их недоступность для посетителей, и оборудование потолка клуба легко воспламеняющимся декором и т.д. Но само по себе возгорание произошло в результате попадания искры от так называемого «холодного фейерверка» на легковоспламеняющийся декор потолка.

Поэтому закономерен вопрос о разграничении в таком случае таких элементов, как непосредственная (техническая) причина пожара и способ совершения преступления, поскольку и те, и иные действия находятся в причинной связи с возникновением ситуации неконтролируемого горения. Иными словами, следует различать непосредственную (техническую) причину пожара и причину распространения пожара. Причиной распространения пожара могут быть действия лиц, нарушающих требования пожарной безопасности, с точки зрения криминалистической методики, входящие в содержание способов преступных нарушений требований пожарной безопасности.

Так, пожар в торговом комплексе «Адмирал» в г. Казани 11 марта 2015 г. возник в 12ч. 55 мин. из-за кровельных работ на крыше одноэтажной пристройки в районе входа № 1. Технической причиной пожара в торговом комплексе явилось «воспламенение пенополиуретана сэндвич-панелей и гидроизоляционных материалов на основе битума от внешнего источника на крыше пристройки». Огонь быстро распространился на площадь около 4 тыс. м[36]. Из здания было эвакуировано более 650 человек. В тушении пожара участвовало 305 человек и 76 единиц техники (в том числе сотрудники и специализированная техника МЧС России), а также пожарный поезд и три вертолета Ми-8. Лишь в 21.30 удалось ликвидировать открытое горение. Затем последовали продолжительные работы по ликвидации последствий пожара в частично обрушившихся помещениях, поиску пострадавших и извлечению тел погибших. Что же касается нарушений требований пожарной безопасности, то на территории торгового комплекса они были неединичными. Так, не были оборудованы исправные системы оповещения о пожаре, произведены планировочные решения, существенно затруднявшие эвакуацию людей, а также способствовавшие быстрому распространению задымления и огня[37].

В литературе, наряду с понятием «техническая причина пожара» также встречается синонимичное понятие «непосредственная причина пожара».

Такая же ситуация с сосуществованием понятий «техническая причина пожара» и «непосредственная причина пожара» была нами выявлена при изучении заключений пожарно-технических экспертиз. На наш взгляд сходство этих понятий сочетается с определенными отличительными нюансами. Говоря о технической причине пожара, акцентируется внимание на именно техногенном источнике возгорания, а говоря о непосредственной причине пожара - об обстоятельствах, непосредственно предшествующих возгоранию. Так, брошенный лицом (не обязательно субъектом преступления) тлеющий окурок, на наш взгляд, вряд ли может явиться технической причиной пожара, но вполне вписывается в содержание понятия непосредственной причины пожара.

Таким образом, под непосредственной причиной пожара нами понимается действие или событие, напрямую повлекшее возгорание, быстрому распространению которого способствовала соответствующая обстановка на месте происшествия, например, нахождение в опасной близости пожароопасных предметов или деталей интерьера.

Как известно, непосредственной причиной пожара в молодежном клубе «Хромая лошадь» явилась искра из пиротехнического оборудования, попавшая на обшивку потолка в зале клуба, имитирующую, согласно арт-концепции развлекательного заведения, сено в конюшне. Вместе с тем, искра могла бы не повлечь возгорания и, тем более, таких трагических последствий (хотя бы потому, что специалистами-пиротехниками использовались технологии так называемого холодного фейерверка), если бы руководство клуба соблюдало бы требования пожарной безопасности, а именно: декорированная деревянными прутьями поверхность стен и потолка подвергалась бы регулярной обработке химическими средствами, предотвращающими воспламенение, соблюдало требования о предельно допустимой наполняемости зала для отдыхающих; не допускало перепланировку помещения и т.д.

В материалах уголовных дел, отражающих мотивированные процессуальные решения (о предъявлении обвинения, формулировании обвинительного заключения, приговоре) также принято дифференцировать непосредственную причину пожара и причину возникновения пожара и наступления в результате него тяжких последствий (причину быстрого распространения пожара), то есть общую причину совершенного преступления (в виде смерти определенного количества человек, причинения вреда здоровью соответствующей степени тяжести, иных последствий), что представляется обоснованным.

Наш вывод основан на изучении документов уголовных дел. В качестве примера приведем фрагменты формулировки приговора по делу о пожаре в психоневрологическом интернате. Итак, согласно обвинительному приговору в отношении директора С. Магомедова и главного инженера по технике безопасности и охране труда А. Куликова, «непосредственной причиной возникновения пожара» (выделено нами) явилось воспламенение горючих материалов (одежда малоподвижного пациента, текстильные материалы постельных принадлежностей) в зоне нахождения кровати этого пациента в юговосточном углу палаты на первом этаже здания мужского корпуса, от источника зажигания в виде открытого пламени (спички, зажигалки, факела и т.п.) или от теплового воздействия тлеющего табачного изделия.

Вместе с тем, суд определил, что «причиной возникновения пожара и наступления в результате него тяжких последствий» (выделено нами), то есть, иными словами, причиной возникновения и быстрого распространения пожара либо общей причиной преступления, повлекшего тяжкие последствия, а именно: смерть 37 человек, причинение вреда здоровью различной тяжести 4 человек, явилась совокупность следующих взаимосвязанных факторов:

- отсутствие в жилом корпусе надлежащего количества круглосуточных постов медицинского персонала, а также количества персонала, достаточного для обеспечения надлежащего ухода за больными, контроля за соблюдением ими норм пожарной безопасности;

- невыполнение действий, направленных на предупреждение возникновения пожара вследствие неосторожного обращения с огнём и курения малоподвижных пациентов;

- отсутствие в жилом корпусе объёмно-планировочных решений и конструктивного исполнения эвакуационных путей и выходов, позволяющих осуществить безопасную эвакуацию людей при пожаре;

- отсутствие в здании жилого корпуса систем коллективной защиты и средств индивидуальной защиты людей от опасных факторов пожара;

- отсутствие в интернате инструкций, соответствующих требованиям пунктов Правил противопожарного режима, регламентирующих меры пожарной безопасности на объекте с учётом его специфики, устанавливающих надлежащие порядок и действия персонала при пожаре, при проведении эвакуации лиц, имеющих ограниченные возможности;

- неознакомление с данными инструкциями работников;

- непроведение в установленном порядке тренировок, учений по действиям персонала при пожаре и по эвакуации обеспечиваемых лиц, отсутствие в этой связи у персонала интерната практической подготовки и навыков проведения эвакуации и спасения лиц с ограниченными возможностями;

- допуск к работе лиц, фактически не знакомых с требованиями пожарной безопасности, порядком использования средств индивидуальной защиты, первичных средств пожаротушения.

Подводя итог и формулируя приговор, суд констатировал, что пожар и его последствия обусловлены совокупностью указанных выше нарушений, допущенных директором и главным инженером по технике безопасности и охране труда, каждое из которых во взаимосвязи с другими создавало не только реальную возможность наступления вредных последствий, но и являлось необходимым условием их наступления[38].

Поэтому мы считаем, что в содержании криминалистической характеристики нарушений требований пожарной безопасности целесообразно различать непосредственные способы совершения этих деяний (в виде типичных нарушений требований пожарной безопасности, повлекших возгорание), и непосредственную (техническую) причину пожара. Более того,

непосредственная (техническая) причина пожара является одним из информативных элементов криминалистической характеристики преступлений в сфере нарушения требований пожарной безопасности, имея взаимосвязи с иными элементами, формирующие механизм преступления. Далее по тексту работы мы уделим внимание рассмотрению указанного элемента криминалистической характеристики нарушений требований пожарной безопасности.

Под способами совершения преступлений в сфере нарушения требований пожарной безопасности нами понимаются сознательные действия субъектов преступления, совершенные вопреки требованиям пожарной безопасности, повлекшие по неосторожности возникновение и быстрое распространение пожара, приведшего к тяжким последствиям в виде гибели людей или причинения им тяжкого вреда здоровью.

На наш взгляд, представленная формулировка определения понятия способа совершения преступлений в сфере нарушения требований пожарной безопасности имеет значение: - во-первых, вследствие дискуссионности данного элемента в структуре криминалистической характеристики данных деяний; - во- вторых, в связи с наличием в исследуемой нами группе деяний преступлений с двойной формой вины, т.е. умыслом в отношении самих по себе противоправных действий и неосторожности в отношении последствий.

Таким образом, криминалистическая характеристика преступлений в сфере нарушения требований пожарной безопасности содержит следующие элементы: - способы совершения и сокрытия преступлений в сфере нарушений требований пожарной безопасности; - особенности механизма следообразования; - обстановка совершения преступлений в сфере нарушений требований пожарной безопасности; - непосредственная причина пожара; - криминалистически значимые особенности субъектов преступлений в сфере нарушений требований пожарной безопасности и лиц, пострадавших в результате преступления.

<< | >>
Источник: Овсепян Геворг Мартинович. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ НАРУШЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. 2016

Еще по теме § 2. Общие положения о криминалистической характеристике преступлений в сфере нарушения требований пожарной безопасности:

  1. 2.3. Особенности производства неотложных следственных действий при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом нарко-тических средств и психотропных веществ.
  2. 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации
  3. 14.2. Общие условия предварительного расследования
  4. Понятие и виды преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях
  5. Глава 3 Способы совершения компьютерных преступлений
  6. Глава 4 Предупреждение компьютерных преступлений
  7. ОГЛАВЛЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. § 2. Общие положения о криминалистической характеристике преступлений в сфере нарушения требований пожарной безопасности
  10. § 4. Особенности механизма следообразования, обстановка нарушения требований пожарной безопасности и непосредственная причина пожара как элементы криминалистической характеристики
  11. § 5. Криминалистически значимые качества субъектов совершения преступлений в сфере нарушений требований пожарной безопасности и жертв указанных преступлений
  12. § 1. Тактические особенности производства осмотра, обыска, выемки при расследовании преступлений в сфере нарушений требований пожарной безопасности: вопросы повышения эффективности
  13. § 2. Допрос субъектов уголовного судопроизводства по указанной категории дел: современные проблемы формирования показаний
  14. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -