<<
>>

ПРИЛОЖЕНИЕ

Отрывок из эпической поэмы «Одиссея» повествует о том, как проводились народные собрания в «гомеровскую эпоху». Поводом для созыва собрания могли быть любые важные проблемы, требующие обсуждения всего коллектива граждан.
В данном случае речь идет о конфликтной ситуации, сложившейся на острове Итака.

Царь этой области Одиссей не вернулся на родину из военного похода против Трои. По воле богов он отправился в длительное странствие. Его семья и соотечественники на протяжении ряда лет не имели о нем никаких сведений. Знатные граждане Итаки сватались к жене Одиссея, полагая, что ее муж погиб. Но жена царя Пенелопа и ее сын Телемах, продолжавшие терпеливо ждать возвращения мужа и отца, решили обратиться к народному собранию, чтобы получить у него защиту от нападок аристократов.

ДОКУМЕНТ № 1.

ГОМЕР

ОДИССЕЯ ПЕСНЬ ВТОРАЯ (извлечения)

Звонкоголосых глашатаев царских созвав, повелел он (Телсмак - Авт.)

Кликнуть им клич, чтоб на площадь собрать густовласых ахеян;

Кликнули те; собралися на площадь другие; когда же

Все собралися они и собрание сделалось полным,

С медным в руке он копьем перед сонмом народным явился -

Был не один, две лихие за ним прибежали собаки.

Первое слово тогда произнес благородный Египтий,

Старец, согбенный годами и в жизни изведавший много;

«Выслушать слово мое приглашаю вас, люди Итаки;

Мы на совет не сходились ни разу с тех пор, как отсюда

Царь Одиссей в быстроходных своих кораблях удалился.

Кто же нас собрал теперь? Кому в том внезапная нужда?

Юноша ли расцветающий? Муж ли, годами созрелый? Слышал ли весть о идущей на нас неприятельской силе? Хочет ли нас остеречь, наперед все подробно разведав? Или о пользе народной какой предложить нам намерен? Должен быть честный он гражданин; слава ему! Да поможет Зевс помышлениям добрым его совершиться успешно». Кончил. Словами его был обрадован сын Одиссеев; Встать и к собранию речь обратить он немедля решился; Выступил он пред людей, и ему, к ним идущему, в руку Скипетр вложил Певсенор, глашатай, разумный советник. К старцу сперва обратяся, ему он сказал: «Благородный Старец, он близко (и скоро его ты узнаешь), кем здесь вы Собраны, - это я сам, и печаль мне великая ныне. Я не слыхал о идущей на нас неприятельской силе, Вас остеречь не хочу, наперед все подробно разведав, Также о пользах народных теперь предлагать не намерен. Ныне о собственной, дом мой постигшей, беде говорю я. Две мне напасти; одна: мной утрачен отец благородный... Более ж злая другая напасть, от которой весь дом наш Скоро погибнет и все, что в нем есть, до конца истребится, Та, что преследуют мать женихи неотступные, наших Граждан знатнейших, собравшихся здесь, сыновья...»

Если бы сила была, то и сам я нашел бы управу; Но нестерпимы обиды становятся; дом Одиссеев Грабят бесстыдно. Ужель не тревожит вас совесть?..

Гомер. Одиссея. II, 6-11, 15-16, 25-49, 62-64 (пер. В. А Жуковского).

Афинское народное собрание имело право судить должностных лиц, подозреваемых в совершении противозаконных действий. В 406 г. до и. э., после победы в морском сражении афинский флот не подобрал раненых и убитых. Этот инцидент был вынесен на рассмотрение экклесии.

В том случае, если речь шла о вынесении смертного приговора, производилось тайное голосование. О том, как оно могло выглядеть, повествует отрывок из сочинения афинского историка и общественного деятеля Ксенофонта.

ДОКУМЕНТ №2.

КСЕНОФОНТ

ГРЕЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ (извлечения)

...Затем было созвано народное собрание, в котором Совет представил на обсуждение следующее предложение... произвести голосование между всеми афинянами по филам; поставить в присутственном месте каждой филы две урны для голосования; пусть глашатаи в каждом из сих присутственных мест громогласно приглашает тех, кто полагает, что стратеги виновны в том, что не подобрали победителей в морском бою, бросать свои камешки в первую урну, а тех, кто держится обратного мнения, - во вторую. Если стратеги будут признаны виновными, то тем самым они будут считаться присужденными к смертной казни.

Ксенофонт. Греческая история. I, 7, 9-10 (пер. С. Я. Лурье).

В судебной системе древних Афин активно применялся принцип тайного голосования при вынесении приговоров. Афиняне придавали большое значение организации судебной процедуры. Прежде чем принять решение, которое может ограничить права гражданина, лишить его имущества или даже жизни, следовало соблюсти ряд принципиальных условий. Одной из гарантий от несправедливого приговора, считалась тайна голосов судей.

Достаточно слооїсная процедура судебного голосования называлась «псе- фофорией». Здесь голоса судей олицетворяли камешки - «псефы» (позднее их заменили металлические пластинки). Вид «камешка» соответствовал решению судьи: обвинить или оправдать подсудимого.

Об организации афинского судопроизводства и, в частности, о порядке голосования, рассказывает одна из глав «Афинской политии» Аристотеля.

ДОКУМЕНТ №3.

АРИСТОТЕЛЬ

АФИНСКАЯ ПОЛИТИЯ

(извлечения)

Баллотировочные «камешки» - медные с трубочкой посередине; одна половина их - просверленные, другая - цельные. Когда прения сторон закончены, те лица, которым выпало по жребию состоять при баллотировочных камешках, вручают каждому из суден по два камешка - просверленный и цельный, и обе спорящие стороны должны видеть это, чтобы никто не мог получить ни оба цельных, ни оба просверленных. Другое лицо, избранное по жребию, отбирает трости, вместо которых каждый подающий голос получает бронзовую марку с проставленной па пей цифрой «3» (возвращая ее, он получит три обола), для того, чтобы все подавали голоса, так как никто не может получить марку, если он не будет участвовать в голосовании.

В суде стоят две амфоры - одна бронзовая, другая деревянная. Они поставлены порознь одна от другой, чтобы нельзя было подкинуть незаметно лишних камешков. В эти амфоры опускают свои камешки судьи. Бронзовая имеет решающее значение, деревянная не берется в расчет. Бронзовая покрыта крышкой с просверленным отверстием, через которое может пройти только один баллотировочный камешек, чтобы одно лицо не могло опустить двух.

Перед тем как судьи должны будут приступить к голосованию, глашатай объявляет сначала, не предполагают ли противники сделать обжалование свидетельских показаний. Дело в том, что обжалование не допускается, когда судьи начнут подавать голоса. Затем он снова объявляет: «просверленный камешек - за первого говорившего, цельный - за говорившего последним» (т. е. просверленный за истца, цельный за ответчика - Авт.). После этого судья берег камешек с подставки светильника и, стараясь просунуть трубку камешка так, чтобы при этом не показать тяжущимся пи просверленного, ни цельного, опускает камешек, выражающий его приговор, в бронзовую амфору, камешек, не имеющий такого значения, - в деревянную.

Когда все подадут голоса, служители берут амфору с решающим значением и высыпают на счетную доску, снабженную дырками, все какие есть камешки, чтобы они лежали па виду и их легко было подсчитывать и чтобы просверленные и цельные были видны тяжущимся. Лица, приставленные по жребию к баллотировочным камешкам, подсчитывают их на счетной доске, отдельно цельные, отдельно просверленные. Затем глашатай объявляет число голосов, причем просверленные идут за истца, цельные - за ответчика. За кого окажется больше, тот выигрывает дело, а если голосов окажется поровну, выигрывает подсудимый.

Аристотель. Афинская полития. 68, 2-4; 69, 1 (пер. С. И. Радцига).

Французский историк Фюстелъ де Кулаиж, Нюма Дени (1830-1889) посвятил ряд своих работ изучению особенностей общественно-политической жизни людей античной эпохи. Ниже публикуется отрывок из его книги «Древняя гражданская община». Рассматривая отношения между человеком и полисом, бытовавшие в античном мире, Фюстелъ де Куланж пришел к выводу о кардинальном различии между такими понятиями, как «свобода», «права», «обязанности», «частная и общественная жизнь» в древности и в современном обществе. Образные высказывания автора позволяют лучше понять специфику рассматриваемого исторического периода, однако чтение следующих отрывков неизбежно вызовет и ряд вопросов, которые могут быть обсуждены.

ДОКУМЕНТ № 4.

ФЮСТЕАЬ де КУЛАНЖ

ДРЕВНЯЯ ГРАЖДАНСКАЯ ОБЩИНА (извлечения)

Книга III

Глава XVIII. О полноте власти государства. Древние не знали индивидуальной свободы

Избирательные жетоны. Применялись при жеребьевке судей. Надпись на жетоне: «общественный камень»

Гражданская община покоилась своим основанием па религии и была устроена подобно церкви. Отсюда - источник се силы, отсюда также пол- нота ее власти и неограниченное владычество ее над своими членами. В обществе, основанном на таких началах, индивидуальная свобода существовать не могла. Гражданин был подчинен во всем без исключения гражданской общине; он ей принадлежал всецело. Религия, породившая государство, и государ-

ство, поддерживавшее религию, опирались друг па друга и составляли одно неразрывное целое; две эти соединенные и слитые силы образовали власть почти сверхчеловеческую, которой равно подчинены были как душа, так и тело.

В человеке не было ничего независимого. Его тело принадлежало государству и было обречено на его защиту; в Риме военная служба была обязательна до сорока шести лет, а в Афинах и в Спарте во всю жизнь. Его имущество всегда находилось в распоряжении государства; если гражданская община нуждалась в деньгах, она могла повелеть женщинам отдать их драгоценности, кредиторам - передать ей их долги, владельцам оливковых садов уступить ей бесплатно все выделанное ими масло...

Государство не позволяло никому относиться безразлично к его интересам; философ, ученый не имели права уклоняться от житейских обязанностей. Подавать голоса па собрании и исполнять общественные должности в свою очередь, считалось для них, как и для всех, обязанностью. В то время, когда борьба партий была явлением постоянным, афинский закон запрещал гражданину оставаться вне той или другой партии; он должен был стоять и бороться за одну из них; па того, кто стремился оставаться в стороне от хода вещей и пребывать в покое, закон налагал тяжелое наказание, лишение прав гражданства...

Аристотель рассказывает Александру Македонскому о типах государственного устройства

Таким образом древние не знали ни свободы частной жизни, пи свободы воспитания, ни свободы религиозной. Человеческая личность ценилась слишком низко в сравнении с той святою п почти божественною властью, которая называлась отечеством или государством. Государству принадлежало не одно только право правосудия по отношению к своим гражданам, как это бывает теперь в наших современных обществах. Тогда государство могло карать и безвинного, если только того требовала общественная польза. Аристид, конечно, не совершил никакого преступления и даже ни в чем не подозревался; но гражданская община имела право изгнать его из своих пределов за одно то, что Аристид, в силу своих добродетелей, приобрел слишком большое влияние и мог сделаться опасным, если бы того захотел. Это называлось остракизмом; такое учреждение было свойственно не одним Афинам; оно встречается также в Аргосе, в Мегаре, в Сиракузах, а согласно Аристотелю, оно существовало во всех греческих городах с демократическим образом правления. Остракизм не был наказанием, а только предосторожностью со стороны гражданской общины по отношению к гражданину, которого она подозревала в возможности причинить ей когда-нибудь беспокойство. В Афинах было возможно обвинить и осудить человека за негражданскнй образ мыслей и действии, т. е. за недостаточную привязанность к государству. Жизнь отдельного лица не обеспечена ничем, раз только дело шло об интересе гражданской общины...

Вот почему величайшим из всех человеческих заблуждений была мысль, что в древних гражданских общинах человек пользовался свободой. Оп даже не имел о ней понятия. Он и не думал, что оп мог лично по праву существовать наравне с гражданской общиной и ее богами. Мы увидим, что образ правления много раз изменялся в своей форме, но природа государства оставалась почти та же самая, а его полновластие почти не уменьшалось. Форма правления называлась по очереди то монархией, то аристократией, то демократией, по ни одни из этих переворотов не дал людям истинной свободы, свободы личной. Обладать политическими правами, подавать голос, назначать магистратов, иметь право сделаться архонтом - вот что называлось свободой у древних; по при всем этом человек был порабощен государству. Древние, а в особенности греки, всегда преувеличивали значение и права общества, что происходило, несомненно, от того священного и религиозного характера, какой усвоило общество с самого начала.

Книга IV

Глава XI. Правила демократического управления; пример афинской демократии

Невольно также удивляешься той массе труда, какую эта демократия требовала от людей. Правление это было крайне трудолюбивое. Посмотрите, как проходит жизнь афинянина. Сегодня оп присутствует на собрании своей демы, где он обсуждает религиозные и финансовые дела этой маленькой ассоциации. На другой день его приглашают па собрание трибы (т. е. филы - Авт.); дело идет об установлении религиозного празднества или о рассмотрении расходов, или об издании постановлений, или о назначении должностных лиц и судей. Три раза в месяц он обязательно должен присутствовать на общем собрании народа, не явиться туда он не имеет права. А собрание длится долго; оп является туда не для одной подачи голосов: оп должен прийти туда утром и оставаться там весь день, пока не выслушает ораторов. Он может подавать свой голос только в том случае, если он присутствовал па собрании с самого начала и слышал все речи. Подача голоса для пего дело крайне серьезное: то требуется назначить политических и военных вождей, т. с. тех, кому па це- лый год вверяются его жизнь и личные интересы; то требуется установить новый налог, или отменить закон; то он должен подавать свой голос по вопросу насчет войны, зная, что ему придется поплатиться собственною кровью или кровью своего сына. Личные интересы неразрывно связаны с интересами государства. Человек не мог оставаться ни безразличным, ни легкомысленным. В случае ошибки он знает, что ему придется скоро понести за это возмездие и что при каждой подаче голоса он рискует и своим состоянием, и своею жизнью. В тот день, когда был решен неудачный поход на Сицилию, не было ни одного гражданина, который бы не знал, что кому-нибудь из его близких придется в нем участвовать, и который поэтому не чувствовал бы себя обязанным как можно внимательнее взвесить в своем уме, какие опасности и выгоды песет за собою такая война. В высшей степени было важно все обдумать и все уяснить. Всякая неудача отечества была для каждого гражданина умалением его личного достоинства, его безопасности, его богатства.

Обязанность гражданина не ограничивалась одною подачею голоса. Когда наступал его черед, ему приходилось быть магистратом в своей деме, или в своей трибе. Средним числом через два года на третий он бывал гелиастом, т. е. судьею, и проводил весь этот год в судах, выслушивая истцов и применяя законы. Не было гражданина, который бы дважды в свою жизнь не участвовал в «сенате пятисот» (т. е. в Совете пятисот, буле - Авт.), тогда в течение целого года он заседал каждый день с утра до позднего вечера, принимая донесення магистратов, отбирая о них отчеты, отвечая иностранным посланникам, составляя инструкции послам афинским, разбирая всякого рода дела, которые должны были вноситься на народные собрания, и подготовляя все постановления. Наконец, он мог быть магистратом гражданской общины, архонтом, стратегом, астп- номом, если ему выпадал жребий или его выбирало большинство. Отсюда видно, что быть гражданином демократического государства было нелегкою обязанностью, что тут было чем наполнить почти всю жизнь и что оставалось очень мало времени для личных трудов it для семейной жизни. Вот почему Аристотель вполне справедливо мог сказать, что человек, имеющий нужду в работе для своего существования, не мог быть гражданином. Таковы были требования демократии. Гражданин, подобно нынешнему чиновнику, должен был весь принадлежать государству. Он проливал за него свою кровь па войне, а во время мира посвящал ему все свое время. Он не имел права удалиться от общественных дел, с тем, чтобы заняться более тщательно своими делами, чтоб поработать самим собою. Демократия могла держаться только под условием непрерывного труда всех ее граждан. Едва ослабевало рвение, как демократии предстояла погибель или распадение.

Фюстельде Куланж. Древняя гражданская община (La Cite' Antique). Исследование о культе, праве, учреждениях Греции и Рима/Пер. с франц. - М., 1895. - С. 210-214; 318-319. Лурье С. Я. История Греции: Курс лекции. — СПб., 1993.

Маклаков В. А. Избрание жребием в афинском государстве. — [М., 1894].

Маринович Л. П. Греки и Александр Македонский. - М, 1993.

Маринович Л. П., Кошеленко Г. А. Становление афинской демократии// Античная демократия в свидетельствах современников. — М., 199G.

Медовичев А. Е. Политическая идеология и практика функционирования афинской демократии: факторы стабильности (зарубежная историография)// Социальные п гуманитарные науки: Отечественная и зарубежная литература. РЖ. ИІІИОГІ. Сер. 5: История. - 1998. - № 4.

Молчанов А. А., Суриков И. Е. У истоков остракизма// Власть, человек, общество в античном мире. — М., 1997.

Остерман Л. О Солон! История афинской демократии. — М., 2001. Перкис Дж. Греческая цивилизация: Справочное пособие/ Пер. с англ. - М., 2000. Петрушевскнй Д. М. Общество п государство у Гомера. — М., 1896. Разумович И. Н. Политическая и правовая культура. Идеи и институты Древней Греции. - М„ 1989.

Рожицын В. С. Развитие в греческой политической литературе учения о формах государственного устройства// Сб. статен в честь проф. В. П. Бузескула. — Харьков, 1914. Сидорова Н. А. Афины. - М., 1984. Словарь античности/ Пер. с нем. — М., 1989.

Строгецкий В. М. Греческая историческая мысль классического и эллинистического периодов об этапах развития афинской демократии: Учеб. пособие. — Горький, 1987. Строгецкий В. М. Полис и империя в классической Греции. — Нижний Новгород, 1991. Суриков И. Е. Античная цивилизация: Греция. — М., 1997.

Суриков И. Е. Новая концепция афинской истории IV в. до п. э.// Вестник древней истории. - 1996. - № 4.

Суриков И. Е. Острака как источник по истории раппекласспческпх Афин// Античный вестник. Вып. 3. — Омск, 1995.

Суриков И. Е. Политическая борьба в Афинах в начале V в. до н. э. и первые остракофо- рии// Вестник древней истории. - 2001. - № 2.

Фролов Э. Д. Огни Диоскуров: античные теории переустройства общества п государства. - Л., 1984.

Фролов Э. Д. Политические лидеры афинской демократии (опыт типологической характеристики)// Политические деятели античности, средневековья и нового времени. Индивидуальные и социально-типические черты. - Л., 1983. Фролов Э. Д. Рождение греческого полиса. — Л., 1988.

Фролов Э. Д. Социально-политическая борьба в Афинах в конце Vb. до п. э. — Л., 1964. Фролов Э. Д. Факел Прометея. Очерки античной общественной мысли. — Л., 1981. Фюстель де Куланж. Древняя гражданская община (La Cite'Antique). Исследование о культе, праве, учреждениях Греции и Рима/ Пер. с франц. - М„ 1895. Хабихт X. Афины. История города в эллинистическую эпоху/ Пер. с нем. - М., 1999.

<< | >>
Источник: Ю. А. Веденеев и др.. Очерки по истории выборов и избирательного права: Учебное пособие. - Калуга: Калужский обл. фонд возрождения историко- культурных и духовных традиций «Символ». - 692 е. 2002

Еще по теме ПРИЛОЖЕНИЕ:

  1. Приложение 1 к Положению о порядке проведения конкурса на замещение вакантных должностей профессорско-преподавательского состава ГОУ ВПО «ВолГУ»
  2. ПРИЛОЖЕНИЕ
  3. Приложение 1 Проект федерального закона «О холдингах»
  4. ПРИЛОЖЕНИЯ
  5. Приложение Типовой концессионный договор[594]
  6. ПРИЛОЖЕНИЕ 1
  7. Приложение 3 УСИЛИЯ M.M. СПЕРАНСКОГО ПО ОРГАНИЗАЦИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ B РОССИИ
  8. Приложение 4
  9. Приложение Б
  10. Приложение Б
  11. ПРИЛОЖЕНИЯ
  12. Приложение 1
  13. Приложение 2.
  14. ПРИЛОЖЕНИЯ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -