<<
>>

§ 5. Возмещение морального вреда, причиненного работнику

До недавнего времени трудовое законодательство России не содержало норм, регулирующих отношения имущественной ответственности работодателя за моральный вред, причиненный им работнику неправомерными действиями (бездействием) в процессе взаимного осуществления прав и выполнения обязанностей, вытекающих из трудового договора.

Назревший вопрос применения нормативных правовых актов, относящихся к гражданскому законодательству о компенсации морального вреда, к случаям нарушения трудовых прав работников длительное время не находил достаточно определенного решения не только в законодательстве, но и в судебной практике.

Как показывает анализ судебной практики, суды в свое время часто отказывали в компенсации морального вреда работникам, чьи трудовые права были нарушены работодателем. Это касалось и такой значимой категории дел, как незаконное увольнение работников, необоснованный отказ в приеме на работу, перевод на другую работу без законного основания и др.

Причиной такого отказа служило главным образом мнение о том, что компенсация морального вреда допускается лишь в случаях, предусмотренных законом (как известно, подобной нормы в трудовом праве до 17 марта 1997 г. не было) <1>.

<1> См.: ст. 213 КЗоТ РФ в редакции Федерального закона от 17 марта 1997 г. // Собрание законодательства РФ. 1997. N 12. Ст. 1382.

В известной мере проблема компенсации морального вреда при нарушении трудовых прав работников была решена с принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 <1>.

<1> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20 декабря 1994 г. N 10 (с изменениями и дополнениями от 25 октября 1995 г. и 15 января 1998 г.) // Трудовое законодательство: Сборник нормативных актов. М., 2005. С. 626.

Практическое значение этого Постановления для того времени трудно переоценить.

Прежде всего, здесь впервые в судебной практике было дано понятие морального вреда. Под таковым понимаются для всех видов правоотношений "нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона материальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо имущественные права граждан".

Применительно к трудовым отношениям степень нравственных и физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей работника и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Возмещение морального вреда наступает независимо от способа его причинения, характера нарушенного неимущественного права (нематериального блага) - честь, достоинство и деловая репутация.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10 решило одну из главных проблем возмещения морального вреда в трудовых отношениях. В частности, в п. 4 этого Постановления была дана широкая трактовка случаев компенсации морального вреда в трудовых отношениях путем применения аналогии гражданского законодательства. В частности, отмечалось, что отсутствие в законодательном акте указания на возмещение компенсации морального вреда не означает, что потерпевший лишен такого права. В этой связи суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконным увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями и т.п.

Таким образом, указанное Постановление Пленума Верховного Суда РФ пусть не в полной мере, но конкретизировало, в каких случаях суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания.

Нет сомнения в том, что Постановление N 10 сыграло огромную роль в установлении единообразия в правоприменительной практике, относящейся к компенсации морального вреда, при рассмотрении судами споров, вытекающих из трудовых отношений. С принятием этого Постановления суды без колебаний стали применять правовые нормы гражданского права о компенсации морального вреда в случаях нарушения трудовых прав граждан.

Возмещение морального вреда в трудовых правоотношениях уже в 1997 г. получило законодательное закрепление. К сожалению, надо признать, что законодатель в отличие от Верховного Суда РФ принял несколько иное решение, легализовав в ст. 213 (п. 5) КЗоТ (в ред. Федерального закона от 17 марта 1997 г. N 59-ФЗ) только случаи возмещения морального вреда незаконно уволенным или переведенным работникам <1>. Во всех остальных случаях нарушения трудовых прав работника возмещение работодателем морального вреда не предусматривалось.

<1> См.: Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в статью 213 Кодекса законов о труде Российской Федерации" от 17 марта 1997 г. // Собрание законодательства РФ. 1997.

N 12. Ст. 1382.

Годы, истекшие с момента принятия п. 5 ст. 213 КЗоТ РФ и до принятия Трудового кодекса РФ, показали, что в результате отсутствия в трудовом законодательстве четких указаний по поводу оснований и порядка компенсации морального вреда суды иногда отказывали работникам в удовлетворении их законных требований при существенном нарушении их трудовых прав. Такой отказ касался, например, случаев задержки выплаты заработной платы. Суды чаще всего ссылались на отсутствие вины работодателя, который в условиях кризиса из-за отсутствия денежных средств не выплачивал работникам заработную плату.

В Трудовом кодексе РФ (ст. 237) законодатель, как верно заметили М.В. Лушникова и А.М. Лушников, возвращает прежнее "широкое" применение возмещения морального ущерба, причиненного работнику <1>. Это означает, что любые неправомерные действия или бездействие работодателя могут повлечь возмещение работнику морального вреда в денежной форме.

<1> См.: Лушникова М.В., Лушников А.М. Курс трудового права: Учеб. М., 2004. Т. 2. С. 542.

На наш взгляд, такая позиция является верной, она соответствует духу времени и согласуется с высказываниями ученых-юристов. Так, А.М. Эрделевский пишет, что право на хорошую трудовую репутацию может быть нарушено и в результате незаконного применения к работнику дисциплинарного взыскания, ибо применение дисциплинарного взыскания, тем более незаконного, умаляет трудовую репутацию работника, что может повлечь за собой нравственные страдания и переживания <1>.

<1> См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда. М., 2000. С. 107.

Следует признать, что в принципе любая форма нарушения закона безнравственна и аморальна, тем более неправомерные действия работодателя в отношении подчиненных ему работников, ибо работодатель и работник своего рода социальные партнеры, трудовой договор сближает их, они находятся в определенного рода социальном контакте.

Если в гражданском праве круг причинителей морального вреда обширен, им может быть любое лицо, то в трудовом праве круг таких лиц носит персонифицированный характер. Трудовое правоотношение, обладая собственной спецификой, не может не отразиться и на взаимоотношениях его сторон, в том числе и на взаимоотношениях неимущественного характера.

Степень взаимной материальной ответственности работодателя и работника друг перед другом - качественно иная, чем в гражданско-правовых отношениях. Трудовые договоры в подавляющем своем числе заключаются, как известно, на неопределенный срок, и трудовое правоотношение относится к категории длящихся. Иногда, раз возникнув, оно продолжается в течение всей трудовой деятельности работника.

Нормы Трудового кодекса РФ не устанавливают какого-либо специального, отличного от установленного в гражданском законодательстве определения понятия морального вреда. Под моральным вредом в соответствии со ст. ст. 151, 1099 Гражданского кодекса РФ понимаются физические или нравственные страдания, причиненные гражданину.

Физические страдания выражаются в форме болевых ощущений, например при несчастном случае на производстве, связанном с нарушением норм по технике безопасности, приведшем к ранению человека. Нравственные страдания заключаются в негативных переживаниях лица, испытывающего страх, стыд, унижение и т.п.

В Трудовом кодексе РФ о компенсации морального вреда как способе правовой защиты прав работников упоминается в нескольких нормах. Так, в ст. 21 ТК РФ говорится о праве работника на компенсацию морального вреда, а в ст. 22 ТК РФ - как о корреспондирующей с этим правом обязанности работодателя компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом РФ, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.

Уместно заметить, что термины гражданского права "возмещение имущественного ущерба" и "компенсация морального вреда" в Трудовом кодексе РФ не всегда применяются единообразно и последовательно (см. гл. гл. 38, 39 ТК РФ). Например, в ст. 237 ТК РФ использован термин "возмещение морального вреда", а в ст. 3 ТК РФ речь идет о "компенсации морального вреда".

Как верно замечает М.Ю. Тихомиров, "это не в полной мере точно отражает содержание регулируемых отношений, поскольку под возмещением вреда обычно понимается его возмещение в натуре, что в принципе невозможно в ситуациях, когда причинен моральный вред. Не случайно гражданское законодательство в таких случаях говорит не о возмещении, а о компенсации морального вреда, то есть о его денежном эквиваленте" <1>.

<1> См.: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. М.Ю. Тихомирова. С. 28.

Основной нормой, устанавливающей правила возмещения причиненного работнику морального вреда, является ст. 237 Трудового кодекса РФ, которая предусматривает, что моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Нет сомнения в том, что при решении вопроса о размере возмещения работнику морального вреда суд должен учитывать принципы разумности и справедливости, установить реальные финансовые возможности работодателя для исполнения вынесенного решения.

В Трудовом кодексе РФ (ст. 232) установлено правило, в соответствии с которым договорная ответственность работодателя не может быть ниже установленной указанным Кодексом или иными федеральными законами. Однако в рассматриваемом случае минимальной границы законом не установлено. В связи с этим мы присоединяемся к мнению М.В. Лушниковой и А.М. Лушникова, которые полагают, что подобное положение "можно считать очевидным пробелом в правовом регулировании трудовых отношений" <1>, имея в виду отношения по возмещению морального ущерба, причиненного работнику работодателем.

<1> См.: Лушникова М.В., Лушников А.М. Указ. соч. С. 543.

Статья 237 Трудового кодекса РФ в сочетании со ст. 233 этого Кодекса предусматривает компенсацию морального вреда, причиненного работнику любым виновным неправомерным поведением (действием или бездействием) работодателя, независимо от того, какие права работника нарушаются этими действиями (бездействием) - имущественные или неимущественные.

С позиций ст. ст. 151, 1099 Гражданского кодекса РФ ст. 237 Трудового кодекса РФ представляет собой предусмотренный законом случай, когда основанием возникновения права на компенсацию морального вреда может служить нарушение имущественных прав гражданина.

Основным имущественным правом работника является право на своевременное и в полном объеме получение заработной платы (ст. 21 ТК РФ). Кроме того, к имущественным правам следует отнести право на получение гарантийных и компенсационных выплат (гл. гл. 25, 26 ТК РФ).

Нарушение этих имущественных прав в целом ряде случаев приводит к нарушению и личных неимущественных прав работника. Например, несвоевременная или неполная выплата заработной платы нарушает право работника на свободу труда, так как ст. 4 Трудового кодекса РФ квалифицирует такое поведение работодателя как принуждение работника к труду, а также его право на достойное человека существование самого работника и его семьи. Неоплата или задержка оплаты ежегодного отпуска нарушает право работника на отдых и т.д.

Следовательно, основанием ответственности работодателя за причинение работнику морального вреда является наличие морального вреда, то есть физических или нравственных страданий. Условиями такой ответственности являются: -

неправомерное поведение (действие или бездействие) работодателя, нарушающее имущественные или неимущественные права работника; -

причинная связь между неправомерным поведением работодателя и страданиями (физическими или нравственными) работника; -

вина работодателя.

Трудовой кодекс РФ не содержит специального определения понятия вины работодателя. Поскольку работодатель и работник находятся в договорных отношениях, вина работодателя в нарушении вытекающих из трудового договора прав работника должна определяться в соответствии с п. 2 ст. 401 Гражданского кодекса РФ: "Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство".

Таким образом, по аналогии с правилами п. 2 ст. 401 и п. 2 ст. 1064 Гражданского кодекса на работодателя возлагается бремя доказывания отсутствия своей вины в причинении морального вреда <1>.

<1> См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в трудовых отношениях // Управление персоналом. 2003. N 2. С. 71.

Предъявляя требование о компенсации морального вреда в случаях, указанных в законе, истец доказывает факт его причинения. Доказательством может служить, например: заболевание, возникшее в связи с потерей работы; нравственные страдания, обусловленные потерей работы и невозможностью найти другую работу; невозможность трудоустроиться, получить статус безработного в связи с задержкой выдачи трудовой книжки; задержка выплаты заработной платы, поставившая семью в сложное материальное положение, и т.д. Истец обосновывает также размер конкретной суммы возмещения морального вреда, указанной им в исковом заявлении.

Отказ истцу в удовлетворении исковых требований о возмещении морального вреда должен быть мотивирован судом и соответствовать закону.

В ст. 3 ТК РФ предусмотрена возможность компенсации морального вреда, причиненного дискриминацией в сфере труда. Под такой дискриминацией, как следует из этой нормы, понимается ограничение работника в трудовых правах и свободах или предоставление другим работникам каких-либо преимуществ в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

Статья 3 ТК РФ закрепляет, что каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав. Это в полной мере соответствует Конституции РФ (ст. 19), где сказано, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, а также других обстоятельств. Нарушение этих гарантий является преступлением, влекущим ответственность в соответствии с Уголовным кодексом РФ. За названное деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, предусмотрено более строгое наказание (ст. 136 УК РФ).

Развивая содержание ч. 2 ст. 19 Конституции РФ, законодатель устанавливает в трудовом законодательстве запрет на ограничение трудовых прав и свобод и на получение каких-либо преимуществ. Список перечисленных в ст. 3 ТК РФ признаков, в зависимости от наличия или отсутствия которых запрещается дискриминация в сфере труда, не является исчерпывающим. Таким образом, законодатель исключает возможность установления неравенства между работниками в зависимости от наличия или отсутствия любых обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников.

Недопущение дискриминации признано в международном трудовом праве как необходимое условие для утверждения равенства возможностей и обращения в области труда и занятий. Основные общие правовые меры по запрещению, упразднению и недопущению дискриминации в области труда и занятий содержатся в Конвенции МОТ N 111 и Рекомендации МОТ N 111 о дискриминации в области труда и занятий (1958 г.). Особо выделяются те основополагающие правовые нормы, которые касаются обеспечения равного вознаграждения мужчин и женщин за труд равной ценности, и отражены в Конвенции МОТ N 100 и Рекомендации МОТ N 90, принятых в 1951 г.

В более поздний период закрепляется правовая защита работников с семейными обязанностями, которая содержится в Конвенции МОТ N 156 и Рекомендации МОТ N 165 "О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящихся с семейными обязанностями".

В процессе формирования международно-правового комплекса норм, ориентирующих на равенство прав, возможностей и обращения в сфере труда и недопущение в ней дискриминации, следует выделить прежде всего ряд тенденций, соответствующих развитию правотворческой и правоприменительной практики в данном направлении.

Так, установленное в международных стандартах понятие дискриминации постепенно расширяется по объему конкретизирующих ее признаков. Применительно к сфере труда основное международно-правовое понятие термина "дискриминация" определяется как всякое различие, исключение или предпочтение, основанные на признаках расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, национальной принадлежности или социального происхождения и имеющие своим результатом ликвидацию или нарушение равенства возможностей или обращения в отношении доступа к профессиональному обучению, доступа к труду и к различным занятиям, а также в отношении условий труда <1>.

<1> См.: ст. 1 Конвенции МОТ N 111; п. 1 Рекомендации МОТ N 111.

Таким образом, в предмет дискриминации в сфере труда в международные стандарты включены: доступ к профессиональному обучению, доступ к труду и к различным занятиям, а также условия труда.

Содержание дискриминации составляет ее результат, которым является ликвидация или нарушение равенства прав, возможностей и обращения в сфере труда. Формами дискриминации могут быть по крайней мере три: всякое различие, исключение или предпочтение <1>.

<1> См. более подробно об этом: Крылов К.Д. Принцип запрещения дискриминации, ее правовая защита и проблемы дифференциации регулирования труда. Новый Трудовой кодекс Российской Федерации и проблемы его применения (Материалы Всероссийской научнопрактической конференции 16 - 18 января 2003 г.) / Отв. ред. К.Н. Гусов. М., 2004. С. 47 - 48.

Основаниями дискриминации для признания ее в качестве таковой в международноправовых актах (Конвенция МОТ N 111) указываются признаки, по которым она происходит: признаки расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, национальной принадлежности или социального происхождения и др.

Исходя из международно-правовых актов (п. 2 Конвенции МОТ N 111, п. 2 Рекомендации N 111) государство обязано, как справедливо отмечает К.Д. Крылов, определить, провозгласить и проводить национальную политику равенства возможностей и обращения в отношении труда и занятости, направленную на недопущение и искоренение всякой дискриминации в сфере труда. Такая политика должна применяться посредством согласованных с национальными условиями и практикой методов, путем законодательных мероприятий, коллективных договоров между представительными организациями работодателей и работников или всяким другим способом, совместимым с национальными условиями и практикой <1>.

<1> См.: Там же. С. 50.

В российском трудовом законодательстве последних лет расширены принципиальные правовые положения, устанавливающие и регламентирующие запрещение дискриминации в сфере труда, по сравнению с прежним отечественным законодательством о труде. Так, впервые в отечественном трудовом законодательстве прямо указано на недопустимость ограничения прав или установления преимуществ в зависимости от наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания. Особо указано на запрещение отказывать в заключении трудового договора по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей (ст. 64 ТК РФ).

Недопущение дискриминации - одно из основных правовых положений, регламентирующих оплату труда. В соответствии с международными нормами государство должно обеспечивать применение в отношении всех работников принципа равного вознаграждения мужчин и женщин за равный труд. При этом имеется в виду, что вознаграждение включает в себя заработную плату или обычное жалованье, основное или минимальное, и всякое другое вознаграждение, предоставляемое прямо или косвенно, в деньгах или в натуре работодателем работнику в силу выполнения последним какой-либо работы <1>. При этом государством должны быть приняты меры, способствующие объективной оценке различных работ на основе затрачиваемого труда.

<1> См.: Конвенция МОТ N 100 "О равном вознаграждении мужчин и женщин за труд равной ценности" (1951 г.).

Согласно Трудовому кодексу РФ запрещается какая-либо дискриминация при установлении или изменении заработной платы и других условий оплаты труда. Заработная плата каждого работника должна зависеть от его квалификации, сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда и максимальным размером не ограничивается (ст. 132 ТК РФ).

Подводя итог сказанному выше, можно сделать вывод о том, что любая дискриминация в сфере труда влечет возникновение права потерпевшего на возмещение причиненного такой дискриминацией морального вреда.

Трудовой кодекс РФ (ст. 3) установил, что лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда. Обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, в том числе в судебном порядке, отнесено Трудовым кодексом РФ (ст. 2) к основным принципам правового регулирования трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений.

Материальная ответственность работодателя наступает в случае, если он своими дискриминационными действиями (бездействием) причинил работнику имущественный ущерб и (или) моральный вред. Так, при незаконном лишении работника возможности трудиться работодатель обязан возместить не полученный работником заработок. Вместе с тем следует подчеркнуть, что размер компенсации морального вреда не зависит от возмещения материального ущерба, причиненного дискриминацией. При определении его размера учитываются степень физических и нравственных страданий, вина лица, допустившего дискриминацию, и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Исследуя содержание ст. 3 Трудового кодекса РФ, нельзя не заметить, что законодатель в ч. 3

этой статьи ТК РФ указывает на обстоятельства, которые в соответствии с общепризнанными международно-правовыми нормами не могут рассматриваться как дискриминационные. Их назначение - обеспечить охрану здоровья и труда лицам, нуждающимся в повышенной социальной и правовой защите, а также предусмотреть возможность учета (при приеме на работу) различий, исключений и ограничений, свойственных установленным федеральным законом требованиям, предъявляемым к данному виду труда. К охране здоровья и труда относятся, например, нормы, закрепляющие прием на некоторые виды работ без предварительного медицинского освидетельствования. Примером дополнительных требований, свойственных данному виду труда, является требование пройти профессиональный отбор для занятия должности (профессии), связанной с движением поездов (ст. 16 Закона о железнодорожном транспорте) <1>.

<1> См.: Трудовое законодательство: Сб. нормативных актов. М., 2005. С. 317.

Право гражданина на заключение трудового договора может быть ограничено в соответствии со вступившим в законную силу приговором суда, устанавливающим в качестве меры наказания лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 47 УК РФ). В некоторых случаях не допускается прием на работу лиц, которым по медицинским показаниям такая работа запрещена (например, педагогическая деятельность) <1>.

<1> См.: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под ред. К.Н. Гусова. М., 2006. С. 18.

Как нам представляется, заслуживает внимания вопрос о компенсации морального вреда, причиненного необоснованным отказом работодателя в заключении трудового договора. Такой отказ прямо нарушает соответствующий запрет, установленный в ст. 64 Трудового кодекса РФ, порождает право на компенсацию морального вреда.

Из смысла ст. 64 Трудового кодекса РФ следует, что по общему правилу отказ в заключении трудового договора следует считать обоснованным и правомерным лишь в случае, если при наличии соответствующей вакансии отказ связан с деловыми качествами работника. В противном случае отказ в заключении трудового договора является неправомерным действием и порождает у лица, которому необоснованно отказано в заключении трудового договора, право на компенсацию морального вреда. Это право может быть реализовано им в судебном порядке как путем предъявления в суд самостоятельного требования о возмещении морального вреда, так и одновременно с требованием о признании отказа незаконным и понуждении работодателя к заключению трудового договора.

При рассмотрении требований о возмещении морального вреда, причиненного необоснованным отказом в заключении трудового договора, следует учитывать следующее обстоятельство. Хотя указанное действие является нарушением предписания нормы трудового законодательства (ст. 64 ТК РФ), в момент правонарушения между причинителем вреда и потерпевшим не существует трудового правоотношения, поскольку потерпевший еще не является работником, а причинитель вреда - работодателем. Следовательно, к отношениям этих лиц ст. 237 ТК РФ неприменима, поскольку она устанавливает правила возмещения морального вреда лишь при наличии трудовых отношений между причинителем вреда и потерпевшим.

К указанным отношениям прямо применяются положения ст. ст. 151, 1099 - 1101 Гражданского кодекса РФ, которые не содержат указания на соглашение между причинителем вреда и потерпевшим как на самостоятельное основание для определения размера компенсации морального вреда.

Поэтому наличие соглашения о добровольном возмещении морального вреда в такой ситуации теоретически не исключает возможности в последующем предъявления потерпевшим иска и определения судом иного (большего) размера компенсации, хотя на практике такой исход рассмотрения предъявленного иска крайне маловероятен <1>.

<1> См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в трудовых отношениях // Управление персоналом. 2003. N 2. С. 71.

Статья 394 Трудового кодекса РФ предусматривает компенсацию морального вреда, причиненного незаконным увольнением работника или незаконным переводом его на другую работу. Согласно этой норме в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о возмещении работнику денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом. Отсутствие в указанной норме указания на соглашение сторон как основание для определения размера компенсации вовсе не означает, что размер компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением или переводом, не может определяться соглашением сторон.

Статья 394 Трудового кодекса РФ подлежит применению лишь в случае, если спор о незаконном увольнении или переводе не урегулирован по взаимному соглашению между работником и работодателем. Если же такое урегулирование состоялось, то и размер компенсации морального вреда может быть определен соглашением сторон.

В качестве самостоятельного основания возмещения работодателем морального вреда может быть при определенных условиях факт незаконного отстранения работника от работы, о котором изложено выше.

Среди принадлежащих работнику нематериальных благ, умаление которых может повлечь возникновение у него права на компенсацию морального вреда, особого внимания заслуживают персональные данные работника, то есть информация, необходимая работодателю в связи с трудовыми отношениями и касающаяся конкретного работника (гл. 14 ТК РФ в редакции Федерального закона от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ).

Эта информация представляет собой разновидность личной тайны работника, правила защиты которой впервые установлены Трудовым кодексом РФ (ст. ст. 85 - 90). В частности, по общему правилу ст. 86 Трудового кодекса РФ все персональные данные работника следует получать у него самого. Если персональные данные работника возможно получить только у третьей стороны, то работник должен быть уведомлен об этом заранее и от него должно быть получено письменное согласие. При этом работодатель должен сообщить работнику о целях, предполагаемых источниках и способах получения персональных данных, характере необходимых персональных данных и последствиях отказа работника дать письменное согласие на их получение. Работники должны быть ознакомлены под расписку с документами организации, устанавливающими порядок обработки их персональных данных, а также о своих правах и обязанностях в этой области.

В силу ст. 86 (п. 5) ТК РФ работодатель не имеет права получать и обрабатывать персональные данные работника о его членстве в общественных объединениях или его профессиональной деятельности, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами.

В соответствии со ст. 89 Трудового кодекса РФ работники имеют право: на полную информацию об их персональных данных и обработке этих данных; свободный бесплатный доступ к своим персональным данным, включая право на получение копий любой записи, содержащей персональные данные работника (кроме случаев, предусмотренных федеральным законом);

доступ к относящимся к ним медицинским данным с помощью медицинского специалиста по их выбору.

Работники вправе требовать исключения или исправления неверных или неполных персональных данных, а также данных, обработанных с нарушением требований норм Трудового кодекса РФ или иного федерального закона.

Неправомерный отказ работодателя исключить или исправить персональные данные работника, а также любое нарушение прав работника на защиту персональных данных влечет возникновение у работника права требовать устранения нарушения его прав и компенсации причиненного таким нарушением морального вреда.

Работодатель может причинить моральный вред работнику, не связанный с причинением имущественного вреда, и в случае незаслуженного объявления дисциплинарного взыскания. В этом случае работник также вправе требовать компенсации морального вреда в денежной форме. Здесь размер компенсации определяется соглашением сторон, а при отсутствии такового - судом.

Таким образом, правоприменительная практика в соответствии с Трудовым кодексом РФ не может ограничиться лишь отдельными случаями возмещения работнику денежной компенсации за причинение морального вреда, указанными в ряде статей Трудового кодекса РФ.

Как показывает анализ нарушений работодателем трудовых прав работников, такие нарушения повсеместны и многообразны. Это нарушение условий труда, отвечающих требованиям безопасности и гигиены; права на отдых, обеспечиваемое установлением предельной продолжительности рабочего времени, предоставлением еженедельных выходных дней, а также ежегодных оплачиваемых отпусков; права на объединение в профессиональные союзы и др.

Непосредственное восстановление в установленном законом порядке нарушенного права работника непременно должно быть осуществлено путем предъявления соответствующего иска о возмещении работнику денежной компенсации морального вреда, причиненного ему незаконными действиями (бездействием) работодателя.

Между тем и с принятием Трудового кодекса РФ в судебной практике до сих пор возникают вопросы относительно возмещения морального вреда, причиненного работнику.

Например, есть такой вопрос: правильна ли позиция о том, что Трудовой кодекс РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, а не только в перечисленных в ч. ч. 4 ст. 3 и ч. 7 ст. 394 Трудового кодекса РФ и, соответственно, требование работника может наступить лишь при наличии общих условий наступления материальной ответственности стороны трудового договора, то есть лишь при наличии вины работодателя?

По нашему мнению, представляется правильной позиция, согласно которой Трудовой кодекс РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда. Требование работника о возмещении морального вреда может быть удовлетворено в случае причинения ему такого вреда любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя.

Возмещение морального вреда возможно и в тех случаях, когда нарушаются имущественные права работника, связанные с несвоевременной или неполной выплатой причитающихся ему средств.

Невозможно было бы не замечать существенного морального вреда, причиняемого многим работникам бюджетной сферы, особенно учителям, врачам, работникам сельского хозяйства, которым в ряде регионов России порой систематически не выплачивают своевременно заработную плату и отказывают в возмещении морального вреда лишь на том основании, что это их "имущественные права". Оплата труда - это не только имущественный элемент в трудовом правоотношении. Это также показатель чести и достоинства работника, оценки его как личности, занятой производительным трудом.

Анализ судебной практики, изученной нами по вопросу возмещения работодателем морального вреда, причиненного работнику, приводит к выводу о том, что с принятием Трудового кодекса РФ многие работники все чаще стали обращаться в судебные органы с требованием о возмещении морального вреда, когда работодателем нарушены их права, установленные Конституцией РФ, Трудовым кодексом РФ, иными федеральными законами, регулирующими трудовые отношения.

Чаще всего такие обращения имеют место в связи с нарушением права работника на труд: при незаконном увольнении по различным основаниям, переводе на другую работу, отстранении от работы. Кроме того, значительная часть судебных дел о возмещении морального вреда, как показывает судебная практика, относится к нормам института заработной платы.

Ограничимся рядом примеров, которые позволяют сделать вывод о том, что суды достаточно широко применяют нормы Трудового кодекса РФ о возмещении работодателем морального вреда. Вот некоторые из них.

В.Н. Клепиков обратился в Ленинский районный суд Кировской области с иском к заводу "Сельмаш" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула, компенсации морального вреда и расходов, связанных с рассмотрением дела.

Поводом для обращения в суд послужило то обстоятельство, что Клепиков был уволен с работы по ст. 80 ТК РФ (по собственному желанию). Считая, что работодатель принудил истца написать заявление об увольнении по собственному желанию, работник просил суд восстановить его на работе по прежней профессии в качестве огнеупорщика, взыскать с работодателя средний заработок за время вынужденного прогула, обязать работодателя обеспечить внеочередной медицинский осмотр с сохранением места работы и среднего заработка за время прохождения указанного медицинского осмотра, взыскать компенсацию морального вреда в сумме 3000 руб.

С учетом всех исследованных доказательств, имеющихся в данном деле, суд 11 апреля 2005 г. решил: В.Н. Клепикова восстановить на работе по прежней профессии, взыскать с ответчика в пользу истца заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда в сумме 500 руб. и расходы, связанные с рассмотрением дела <1>.

<1> См.: Текущий архив Ленинского районного суда Кировской области за 2005 г.

Другой пример. С.В. Зяблицев обратился в Ленинский районный суд Кировской области с иском к кировскому филиалу ЗАО "Военно-мемориальная компания" о восстановлении на работе, взыскании оплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В исковом заявлении истец указал, что приказом работодателя от 16 июля 2004 г. он уволен за прогул (подп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ), однако при увольнении работодатель нарушил установленный законом порядок.

Истец просил восстановить его на работе в прежней должности, взыскать оплату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в размере 10000 руб.

С учетом исследования всех материалов, имеющихся в данном деле, суд 13 января 2005 г. решил: восстановить С.В. Зяблицева в прежней должности; взыскать в качестве оплаты времени вынужденного прогула 49925 руб.; взыскать в качестве компенсации морального вреда 500 руб. <1>.

<1> См.: Текущий архив Ленинского районного суда Кировской области за 2005 г.

Еще пример. Мировой судья судебного участка N 55 Кировской области рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К.Д. Зубаревой, работавшей главным бухгалтером, к ОАО "ПКТИтяжмаш" об изменении даты увольнения, взыскании выплат, причитающихся по трудовому договору, компенсации морального вреда.

Исследовав материалы дела, руководствуясь ст. ст. 194, 198, 199 ГПК РФ, мировой судья 10 июня 2004 г. решил: обязать ОАО "Проектный конструкторско-технологический институт тяжелого машиностроения" изменить К.Д. Зубаревой дату увольнения; взыскать в пользу истца персональную надбавку в сумме 22462 руб., компенсацию морального вреда в сумме 1000 руб. и расходы по оплате помощи представителя в сумме 1700 руб. <1>.

<1> См.: Защита трудовых прав граждан и прав в сфере социального обеспечения / Сост. А.Л. Благодир, И.Л. Дубровина. Киров, 2005. С. 116.

Тем же мировым судьей моральный вред в сумме 500 руб. взыскан решением от 14 декабря 2004

г. в пользу В.В. Чеботарева, работающего в должности доцента, по иску к Московскому гуманитарно-экономическому институту (кировскому филиалу) о признании приказа о снижении заработной платы незаконным <1>.

<1> См.: Там же. С. 126.

Подобная практика применения судами ст. 237 ТК РФ имеет место и в других регионах России, например в г. Москве.

К примеру: Л.С. Софьян обратился в Люблинский районный суд г. Москвы с иском к ООО "Нурия" о взыскании заработной платы, денежной компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что работал в указанной организации с 20 ноября 2002 г. по 1 апреля 2003 г. и был уволен с работы ответчиком по "собственному желанию", несмотря на то что с таким заявлением к работодателю не обращался. Заработная плата истцу не выплачена с 1 января 2003 г., поэтому он просил взыскать заработную плату за период с 1 января 2003 г. до момента вынесения решения суда. Кроме того, истец просил суд взыскать с ответчика моральный вред и проценты за задержку выдачи заработной платы.

На основе исследования материалов данного дела решением Люблинского районного суда г. Москвы от 19 марта 2004 г. постановлено: "Взыскать в пользу Л.С. Софьян заработную плату в размере 5400 руб., денежную компенсацию за несвоевременную выплату заработной платы в размере 1318 руб., компенсацию за неиспользованные дни отпуска в размере 547 руб., компенсацию морального вреда в размере 500 руб." <1>.

<1> См.: Архив Люблинского районного суда г. Москвы за 2004 г. Дело N 33-9248.

Вместе с тем суды, рассматривая дела, с учетом конкретных обстоятельств принимают решение об отказе в удовлетворении требований истца, в том числе и требования о возмещении работодателем морального вреда, опираясь на нормы Гражданского процессуального кодекса РФ. В качестве примера приведем следующий.

26 мая 2001 г. на основании срочного трудового договора В.П. Алексеев был принят на работу в качестве электрослесаря 5-го разряда в ФГУП "Государственный трест "Арктикуголь".

25 июня 2004 г. В.П. Алексеев был уволен с работы по собственному желанию на основании ст. 80 Трудового кодекса РФ.

Окончательный расчет с указанным работником был произведен перед увольнением - в апреле 2004 г.

В январе 2005 г. представитель В.П. Алексеева обратился в Савеловский районный суд г. Москвы с иском в его интересах к ФГУП "Государственный трест "Арктикуголь" о взыскании невыплаченной заработной платы, судебных расходов и компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований он указал, что оплата труда истца производилась по заниженным тарифам. Общая сумма недоначисленной заработной платы составила 119910 руб., размер морального вреда истец оценил в сумме 111991 руб., расходы на оплату услуг представителя - 4000 руб.

Решением указанного суда постановлено: в удовлетворении исковых требований В.П. Алексеева отказать. Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что В.П. Алексеев пропустил без уважительной причины срок для предъявления в суд иска о разрешении трудового спора.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, рассматривая кассационную жалобу, проверив материалы дела, выслушав возражения представителя истца и обсудив доводы кассационной жалобы, пришла к выводу о том, что не имеется оснований для отмены решения суда в связи с тем, что В.П. Алексеев пропустил без уважительной причины срок для предъявления в суд иска о разрешении трудового спора, что соответствует фактическим обстоятельствам дела и требованиям действующего законодательства <1>.

<1> См.: Архив Московского городского суда за 2005 г. Дело N 33-7993.

Как видим, в судебной практике достаточно широко используется на законных основаниях возмещение морального вреда в пользу работника, трудовые права и гарантии которого нарушены. Это касается отношений по восстановлению на работе, заработной плате, изменению незаконно изданных работодателем приказов и в других случаях.

Судебная практика показывает, что суды в ряде случаев применяют законодательство о компенсации морального вреда и при рассмотрении исковых требований работника, вытекающих из норм права социального обеспечения, например при задержке оплаты пособия по временной нетрудоспособности.

К примеру, мировой судья судебного участка N 53 Кировской области рассмотрел в открытом заседании гражданское дело по иску Н.А. Мориловой к МУП "Горэлектросеть" об оплате пособия по временной нетрудоспособности, компенсации за задержку оплаты пособия, взыскании морального вреда.

При рассмотрении данного дела суд посчитал, что в результате неправомерных действий ответчика истцу действительно причинен моральный вред. Учитывая конкретные обстоятельства дела, суд определил взыскать с ответчика в пользу истца в порядке возмещения морального вреда сумму в 1000 руб. <1>.

<1> См.: Защита трудовых прав граждан и прав в сфере социального обеспечения в судебной практике / Сост. А.Л. Благодир, И.Л. Дубровина. С. 168.

<< | >>
Источник: Гусов К.Н, Полетаев Ю.Н. Ответственность по российскому трудовому праву, 272 с.. 2008

Еще по теме § 5. Возмещение морального вреда, причиненного работнику:

  1. Статья 21. Основные права и обязанности работника
  2. § 2. Материальная ответственность работодателя перед работником
  3. § 2. Работник как субъект трудового права
  4. § 2. Материальная ответственность работодателя перед работником
  5. § 4. Порядок возмещения ущерба, причиненного работодателю
  6. 4. Материальная ответственность работодателя перед работником
  7. Статья 2. Гражданско-правовая ответственность медицинских организаций и медицинских работников
  8. Права и обязанности работника
  9. Статья 21. Основные права и обязанности работника
  10. Статья 90. Ответственность за нарушение норм, регулирующих обработку и защиту персональных данных работника
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -