<<
>>

ПРИЛОЖЕНИЕ 1326 Материалы судебной практики

(\извлечения)ш

Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением

части первой ГК РФ»

32. Ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (пункт 1 статьи 166). Учитывая, что Кодекс не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица.

При этом следует учитывать, что такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные пунктом 1 статьи 181. При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе. 325

Подготовлено при информационной поддержке СПС «КонсультантПлюс». 326

Хотелось бы отметить, что не во всех приведенных ниже примерах из судебной практики прослеживается единообразная позиция, по некоторым примерам позиция автора не совпадает с позицией судебного органа.

В связи с тем, что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения.

54. При разрешении спора, вызванного неисполнением или ненадлежащим исполнением возмездного договора, необходимо учитывать, что в случае, когда в договоре нет прямого указания о цене и она не может быть определена из условий договора, оплата должна производиться по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги (пункт 3 статьи 424 ГК). При этом наличие сравнимых обстоятельств, позволяющих однозначно определить, какой ценой необходимо руководствоваться, должно быть доказано заинтересованной стороной. При наличии разногласий по условию о цене и недостижении сторонами соответствующего соглашения договор считается незаключенным. 57.

Договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта при условии, что акцепт получен лицом, направившим оферту, в пределах указанного в ней срока, а при отсутствии в оферте срока для акцепта — до окончания срока, установленного законом или иными правовыми актами. Если срок для акцепта не определен ни самой офертой, ни законом или иными правовыми актами, договор считается заключенным при условии, что акцепт получен в течение нормально необходимого для этого времени (пункт 1 статьи 433, статья 440, пункт 1 статьи 441).

Если в оферте, законе, иных правовых актах, помимо срока для акцепта оферты, определен срок для ее рассмотрения и извещение об акцепте направлено адресату в пределах указанного срока, договор должен признаваться заключенным даже в том случае, если извещение об акцепте получено адресатом с опозданием, за исключением случаев, когда сторона, направившая оферту, немедленно уведомит другую сторону о получении ее акцепта с опозданием (статья 442). 58.

При разрешении преддоговорных споров, а также споров, связанных с исполнением обязательств, необходимо иметь в виду, что акцептом, наряду с ответом о полном и безоговорочном принятии условий оферты, признается совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора, если иное не предусмот- рено законом, иными правовыми актами или договором (пункт 3 статьи 438).

Следует учитывать, что для признания соответствующих действий адресата оферты акцептом Кодекс не требует выполнения условий оферты в полном объеме.

В этих целях для квалификации указанных действий в качестве акцепта достаточно, чтобы лицо, получившее оферту (в том числе проект договора), приступило к ее исполнению на условиях, указанных в оферте и в установленный для ее акцепта срок.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего

Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 г. № 13/14 «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами»

26. В тех случаях, когда денежные средства передаются приобретателю в безналичной форме (путем зачисления их на его банковский счет), следует исходить из того, что приобретатель должен узнать о неосновательном получении средств при представлении ему банком выписки о проведенных по счету операциях или иной информации о движении средств по счету в порядке, предусмотренном банковскими правилами и договором банковского счета. При представлении приобретателем доказательств, свидетельствующих о невозможности установления факта ошибочного зачисления по переданным ему данным, обязанность уплаты процентов возлагается на него с момента, когда он мог получить сведения об ошибочном получении средств.

Постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.05.2004 г № 11 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства, регулирующего недействительность сделок»

14. При разрешении хозяйственными судами споров о недействительности сделок следует разграничивать недействительные договоры от незаключенных договоров, т. е. таких договоров, в которых отсутствуют установленные законодательством условия, необходимые для заключения (например, отсутствует соглашение по всем существенным условиям, указанным в законодательстве; не получен акцепт стороной, направившей оферту; не передано имущество, если в соответствии с законодательством для заключения договора требуется его передача (статьи 402, 403 ГК).

Установив, что договор является незаключенным, хозяйственный суд по этим основаниям оставляет без удовлетворения иск по спору о недействительности сделки.

Последствия недействительности сделки к незаключенному договору не применяются.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.01.2005 г. № 90 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке»

19. При указании сторонами в договоре об ипотеке нескольких разных оценок предмета ипотеки такой договор не может считаться незаключенным, если возможно установить, какая из оценок представляет собой ту, о которой стороны договорились как о существенном условии договора об ипотеке.

Банк-кредитор предъявил в арбитражный суд иск о взыскании с ответчика долга по договору кредита и об обращении взыскания на заложенное ответчиком по договору об ипотеке здание.

Ответчик, возражая против удовлетворения требования об обращении взыскания на заложенное им по договору об ипотеке здание, ссылался на то, что данный договор является незаключенным. В соответствии с пунктом 1 статьи 339 ГК РФ и пунктом 1 статьи 9 Закона об ипотеке оценка предмета залога' является существенным условием договора о залоге, по которому стороны должны были достичь соглашения. В заключенном истцом и ответчиком договоре об ипотеке стороны указали три разных оценки заложенного здания. Поскольку условия договора не позволяют определить, какого соглашения достигли стороны при оценке предмета ипотеки, договор об ипотеке является незаключенным.

Арбитражный суд удовлетворил иск кредитора о взыскании с ответчика суммы долга и об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество.

При анализе условий договора об ипотеке суд установил, что в нем стороны указали три разных оценки предмета ипотеки: оценку по заключению независимого оценщика, залоговую оценку и оценку по документам органа технической инвентаризации.

При этом суд установил, что стоимость заложенного здания по документам органа технической инвентаризации указана сторонами в целях реализации положения пункта 4 статьи 4 Закона Российской Федерации «О государственной пошлине», действовавшего в момент заключения договора об ипотеке. Данное положение предусматривало, что при определении размера государственной пошлины за совершение нотариальных действий нотариусами стоимость жилого дома, квартиры, дачи, гаража и иных строений, помещений, сооружений определяется органами технической инвентаризации, а в местностях, где инвентаризация указанными органами не проведена, — органами местного самоуправления или страховыми организациями. Оценка, которую дал предмету ипотеки независимый оценщик, привлеченный сторонами, и которую стороны указали в договоре об ипотеке, в силу статьи 12 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» носила для них рекомендательный характер и не являлась обязательной.

Суд, исследовав все обстоятельства и материалы дела, пришел к выводу, что именно залоговая оценка является той оценкой заложенного здания, которую стороны по соглашению между собой дали этому предмету ипотеки. j

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.02.2004 г. № 76 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение»

5. Заявление об установлении наличия или отсутствия права (права собственности, права из обязательства и др.) не подлежит рассмотрению в порядке особого производства.

По другому делу общество с ограниченной ответственностью обратилось с заявлением об установлении факта аренды земельного участка с октября 1998 года.

Как обоснованно расценил суд, заявление, по существу, представляло собой требование о признании наличия арендных правоотношений между заявителем и комитетом по земельным ресурсам и землеустройству, поэтому у суда не имелось оснований для рассмотрения данного требования по существу в порядке особого производства.

Таким образом, арбитражный суд правомерно оставил заявление без рассмотрения в соответствии с частью 3 статьи 148 Кодекса.

И. Заявление о признании договора заключенным либо незаключенным не подлежит рассмотрению в порядке особого производства.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаключенным договора строительного подряда как юридического факта.

В обоснование своих требований заявитель (подрядчик) сослался на отсутствие при согласовании условий договора между ним и обществом с ограниченной ответственностью соглашения в отношении сроков строительства. Данное обстоятельство, по мнению заявителя, не позволяет считать правоотношение по договору строительного подряда возникшим, поскольку срок является существенным условием данного договора (статьи 432, 740 Гражданского кодекса Российской Федерации). С целью предвосхитить вероятные разногласия с упомянутым обществом с ограниченной ответственностью заявитель обратился с настоящим требованием.

В силу статьи 30 Кодекса арбитражные суды рассматривают в порядке особого производства дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения и прекращения прав организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

По результатам рассмотрения заявления арбитражный суд пришел к правильному выводу о наличии в данном случае требования, связанного со спором о праве и затрагивающего права третьего лица— другой стороны договора (часть 3 статьи 221 Кодекса). С учетом этого суд прекратил производство по делу согласно пункту 1 части 1 статьи 150 Кодекса. -- - --

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.11.2003 г. № 75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением

договоров страхования»

15. Отсутствие в договоре страхования точного перечня застрахованного имущества само по себе не может служить основанием для признания договора недействительным или незаключенным.

Страховщик обратился в арбитражный суд с иском о признании незаключенным договора страхования имущества, ссылаясь на то, что сторонами не было достигнуто соглашение об определенном имуществе, являющемся объектом страхования.

Как установил суд, договор между сторонами заключен посредством выдачи страхователю полиса. Страхователем выступала организация, оказывающая услуги по ремонту оргтехники. В заявлении страхователя и полисе застрахованное имущество определено как оргтехника, принадлежащая третьим лицам и сданная ими согласно квитанциям в ремонт в мастерскую, расположенную по указанному адресу. Предусмотрены общая стоимость застрахованного имущества и максимальная страховая сумма по договору.

Согласно статье 942 ГК при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение об определенном имуществе, являющемся объектом страхования. Стороны согласовали родовые признаки, общую стоимость и местонахождение имущества. Совокупность этих признаков позволяет четко отграничить застрахованное имущество от незастрахованного и индивидуализировать его в момент наступления страхового случая. По условиям предпринимательской деятельности страхователя идентифицировать принятую им в ремонт оргтехнику иначе невозможно. Поэтому отсутствие в договоре перечня конкретного имущества не может служить основанием для признания договора незаключенным, поскольку его условие об имуществе, являющемся объектом страхования, имеет достаточную степень определенности, позволяющую при наступлении страхового случая установить, что страховой случай произошел именно с тем имуществом, которое было застраховано. ч >

С учетом изложенного суд отказал в удовлетворении иска.:•

Информационное письмо Президиума Высшего

Арбитражного Суда РФ от 24.09.2002 г. № 69 «Обзор практики разрешения споров, связанных №

с договором мены»

2. При невозможности определить до договору мены наименование или количество товара, подлежащего передаче одной из сторон, договор считается незаключенным.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к агрофирме о взыскании стоимости переданного трактора, убытков, вызванных его доставкой, и процентов в соответствии со статьей 395 ГК.

Ответчик против исковых требований возражал, ссылаясь на то, что они не вытекают из содержания договора.

Суд исковые требования удовлетворил, исходя из следующего.

Согласно материалам дела сторонами подписан договор мены, по условиям которого общество обязалось передать агрофирме трактор в обмен на продукцию, наименование, ассортимент и количество которой подлежали дополнительному согласованию в течение десяти дней с момента подписания договора.

Общество свои обязательства по передаче трактора выполнило. Поскольку на его предложение о необходимости согласования наименования, ассортимента и количества продукции агрофирма не ответила и установленный договором для этого срок истек, общество обратилось в суд, полагая, что к отношениям сторон, связанным с передачей трактора, должны применяться нормы, регулирующие договор купли-продажи.

По мнению суда, у покупателя возникло обязательство оплатить товар по истечении срока, установленного сторонами для согласования условий договора по обязательствам агрофирмы.

Неисполнение этой обязанности является основанием для привлечения агрофирмы к ответственности, предусмотренной статьей 395 ГК.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил, сославшись на следующие доводы.

В подписанном сторонами договоре не определены условия о предмете договора (наименование и количество). При их отсутствии договор в соответствии со статьей 432 ГК является незаключенным.

В связи с изложенным суд кассационной инстанции договор мены признал незаключенным, требования истца удовлетворил в части взыскания стоимости переданного трактора и процентов за пользование чужими денежными средствами.

->

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21.01.2002 г. № 67 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными

бумагами»

4. Условия договора о залоге ценных бумаг, индивидуализирующие его предмет, могут оформляться несколькими взаимосвязанными документами.

Залогодержатель обратился в арбитражный суд с иском к залогодателю об обращении взыскания на заложенные ценные бумаги — простые векселя, переданные ему в заклад без совершения на них каких-либо передаточных надписей в его пользу.

Ответчик в своих возражениях сослался на пункт 1 статьи 339 ГК, в соответствии с которым условие о предмете является существенным условием договора о залоге. В данном случае договор о залоге не заключен, поскольку в тексте подписанного сторонами договора отсутствуют необходимые условия, позволяющие индивидуализировать предмет залога. В тексте договора содержались сведения о векселедателях передаваемых векселей, их вид (простые), номинал и сроки платежа, но их серии и номера приведены не были. Эти данные не были указаны и в акте приема-передачи векселей в заклад. В соответствии с пунктом 1 статьи 339 ГК условие о предмете является существенным условием договора о залоге.

Истец-залогодержатель объяснял, что индивидуальные признаки векселей были определены в тексте кредитного договора, исполнение которого должно было обеспечиваться залогом. Поскольку залогодатель являлся заемщиком по данному договору, условия договора о залоге содержатся одновременно в двух не противоречащих друг другу и взаимосвязанных документах. Кроме того, при передаче векселей в заклад залогодатель передал истцу перечисленные в тексте кредитного договора ценные бумаги. Это подтверждается самим фактом нахождения именно этих бумаг у истца.

Арбитражный суд в удовлетворении заявленного требования отказал, поскольку в соответствии с пунктом 1 статьи 339 ГК в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом.

Пункт 1 статьи 339 ГК требует совершения договора о залоге в письменной форме. Сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание, либо путем обмена документами посредством связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (пункт 1 статьи 160, пункт 2 статьи 434 ГК). Поскольку в данном случае в едином документе существенные условия договора о залоге не были определены, обмена документами,между сторонами не произведено, суд признал договор о залоге незаключенным.

Апелляционная инстанция решение отменила, сославшись на статьи 160 и 434 ГК, по смыслу которых под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, каждый из которых подписывается ее сторонами. В связи с этим отсутствуют основания для признания договора о залоге незаключенным только на том основании, что его условия определены в двух документах — в тексте самого договора о залоге и тексте кредитного договора, при наличии взаимных отсылок в этих документах.

Апелляционная инстанция на основе анализа текстов кредитного договора и договора о залоге сделала правомерный вывод о согласовании сторонами всех существенных условий договора о залоге.

*

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24.01.2000 г. № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»

т 19. Требования гражданского законодательства о регистрации договора аренды распространяются также на договор субаренды.

Отредактировал и опубликовал на сайте ? PRESSI ( HERSON )

Арендатор обратился в арбитражный суд с иском к субарендатору о взыскании в соответствии с договором субаренды неустойки за просрочку внесения арендной платы.

Суд первой инстанции признал подписанный сторонами договор субаренды незаключенным из-за отсутствия его государственной регистрации, в связи с чем в иске о взыскании неустойки, предусмотренной этим договором, отказал.

Обжалуя решение суда в апелляционной инстанции, истец сослался на то, что договор субаренды является производным от договора аренды, не обладает самостоятельностью, заключается на срок, не превышающий срок договора аренды, дополнительно не обременяет вещные права собственника имущества, а поэтому не подлежит государственной регистрации.

Суд апелляционной инстанции рассмотрел доводы заявителя и признал их необоснованными, указав, что в соответствии с абзацем третьим пункта 2 статьи 615 ГК к договорам субаренды применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

В ГК и Федеральном законе «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» не содержится норм, исключающих для договоров субаренды применение требования о государственной регистрации.

Следовательно, вывод суда первой инстанции о том, что подписанный сторонами договор субаренды нежилого помещения в силу пункта 2 статьи 609, пункта 2 статьи 651 Кодекса подлежал государственной регистрации и мог считаться заключенным с момента такой регистрации, правомерен.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции оставил решение суда без изменения.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16.02.2001 г. № 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"»

і

5. Учреждение юстиции, осуществляющее государственную регистрацию, правомерно отказало юридическому лицу в государственной регистрации договора купли-продажи здания, так как закон не предусматривает государственной регистрации такого договора.

Стороны обратились в арбитражный суд с иском к учреждению юстиции об обжаловании отказа в государственной регистрации.

Из представленных суду документов следовало, что стороны, заключившие договор купли-продажи здания, обратились к учреждению юстиции с заявлением о его государственной регистрации, сославшись на содержащееся в договоре условие о том, что он вступает в силу с момента государственной регистрации. Учреждение юстиции на основании пункта 1 статьи 20 Закона о государственной регистрации отказало в регистрации, поскольку данный договор не подлежит государственной регистрации.

Арбитражный суд первой инстанции отказал сторонам в удовлетворении иска к учреждению юстиции. В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Закона о государственной регистрации государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК.

Государственная регистрация сделок с недвижимым имуществом согласно требованиям статей 164 и 131 ГК осуществляется только в случаях, установленных законом. В соответствии со статьей 4 Закона о государственной регистрации во всех случаях, когда закон предусматривает государственную регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, такая регистрация всегда является обязательной. Гражданским кодексом не предусмотрено государственной регистрации договора купли-продажи здания. Включение сторонами в договор, не подлежащий государственной регистрации, условия о том, что он подлежит государственной регистрации и вступает в силу с момента государственной регистрации, противоречит нормам ГК. Такое условие является ничтожным в силу требований статей 168 и 180 ГК. Поэтому учреждение юстиции правомерно отказало в государственной регистрации договора купли-продажи здания.

15. Соглашение, определяющее размер, сроки и порядок предоставления в качестве отступного недвижимого имущества, не подлежит обязательной государственной регистрации. Государственной регистрации подлежит переход права собственности на недвижимое имущество, предоставляемое в качестве отступного.

Банк обратился в арбитражный суд с иском к учреждению юстиции об обжаловании отказа в государственной регистрации.

Из представленных суду документов следовало, что между банком и обществом с ограниченной ответственностью было заключено соглашение, по которому общество передало банку в качестве отступного в целях прекращения обязательств по возврату кредита 5 принадлежащих обществу квартир в жилом доме.

Учреждение юстиции отказало банку и обществу в регистрации перехода права собственности на указанные квартиры на том основании, что само соглашение об отступном не было зарегистрировано учреждением юстиции и, следовательно, не соответствовало требованиям, предъявляемым законодательством к документам, представляемым на государственную регистрацию. Арбитражный суд первой инстанции иск удовлетворил и обязал учреждение юстиции зарегистрировать переход к банку права собственности на квартиры от общества с ограниченной ответственностью. При этом арбитражный суд указал, что согласно пункту 1 статьи 164 ГК сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных статьей 131 ГК и Законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Согласно пункту 1 статьи 131 ГК государственной регистрации подлежат право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение. Таким образом, пункт 1 статьи 164 ГК не предусматривает государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом отдельной от регистрации вещных прав на недвижимое имущество, ограничения этих прав, их возникновения, перехода и прекращения. Отдельной обязательной государственной регистрации подлежат только те договоры с не- движимым имуществом, для которых она прямо предусмотрена в Гражданском кодексе.

Поскольку статья 409 ГК не содержит требований о государственной регистрации соглашения, определяющего размер, сроки и порядок предоставления в качестве отступного недвижимого имущества, то, следовательно, такое соглашение не нуждается в отдельной государственной регистрации.

18. Договор простого товарищества (о совместной деятельности), по которому одна из сторон обязуется в качестве своего вклада передать недвижимое имущество, не требует государственной регистрации. Однако, если одна из сторон по такому договору уклоняется от государственной регистрации возникновения общей долевой собственности сторон на это имущество, суд вправе по требованию другой стороны принять решение о государственной регистрации перехода недвижимого имущества в общую долевую собственность.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о признании своего права на долю в праве собственности на здание, внесенное акционерным обществом в виде вклада в совместную деятельность.

Из представленных суду документов следовало, что между акционерным обществом и обществом с ограниченной ответственностью был заключен договор о совместной деятельности, по которому акционерное общество обязалось в качестве своего вклада внести здание, а общество с ограниченной ответственностью — денежные средства. Размеры вкладов были равными.

В соответствии с условиями договора общество с ограниченной ответственностью перечислило денежные средства, составляющие его вклад на счет акционерного общества, которому было поручено ведение общих дел. Договор не предусматривал какого-либо специального оформления сторонами факта внесения акционерным обществом здания в общую долевую собственность товарищей. Однако по условиям договора акционерное общество было обязано зарегистрировать общую долевую собственность товарищей на вносимое здание. Такая регистрация не была им произведена.

В ходе судебного разбирательства истец изменил исковые требования: заявил иск о государственной регистрации перехода здания в общую долевую собственность сторон по договору о совместной деятельности. В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, было привлечено учреждение юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество.

Акционерное общество, возражая против иска, заявило, что, поскольку по договору оно должно было внести в качестве вклада недвижимое имущество, договор подлежал государственной регистрации в соответствии с пунктом 1 статьи 164 ГК. Так как договор не был зарегистрирован, то согласно пункту 3 статьи 433 ГК он считается незаключенным, и, следовательно, истец не вправе на основании условий этого договора требовать государственной регистрации перехода здания в общую долевую собственность.

Арбитражный суд первой инстанции в решении указал, что договор простого товарищества, по которому одна из сторон обязуется внести в товарищество недвижимое имущество, не подлежит обязательной государственной регистрации в силу пункта 1 статьи 164 ГК, так как требования статей 1041 — 1054 ГК не предусматривают государственной регистрации такого договора. Момент заключения договора определяется в соответствии с общими требованиями пунктов 1 и 2 статьи 433 ГК.

Согласно пункту 1 статьи 1043 ГК внесенное товарищами имущество, которым они обладали на праве собственности, а также произведенная в результате совместной деятельности продукция и полученные от такой деятельности плоды и доходы признаются их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом или договором простого товарищества либо не вытекает из существа обязательства.

Поскольку ответчик не зарегистрировал в срок, установленный договором, общую долевую собственность товарищей на здание, вносимое им в виде вклада в простое товарищество, истец имеет право требовать регистрации перехода здания в общую долевую собственность. В данном случае в соответствии с пунктом 1 статьи 6 ГК по аналогии применяются требования пункта 3 статьи 551 ГК.

В связи с изложенным арбитражный суд удовлетворил исковые требования истца и принял решение о государственной регистрации учреждением юстиции перехода здания в общую долевую собственность сторон.

Информационное письмо Президиума Высшего , Арбитражного Суда РФ от 24.01.2000 г. № 51 «Обзор * - практики рассмотрения споров по договору

строительного подряда»

* 4. Договор строительного подряда считается незаключенным, если в нем отсутствует условие о сроке выполнения работ.

Генеральный подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с заказчика установленных договором строительного подряда пеней за просрочку передачи технической документации для производства работ.

Возражая против заявленного иска, ответчик сослался на то, что, поскольку в договоре подряда отсутствует условие о сроке выполнения работ, он считается незаключенным.

Суд отказал в удовлетворении иска по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 740 ГК по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный срок по заданию заказчика построить определенный объект либо выполнить иные строительные работы. Следовательно, условие о сроке окончания работ является существенным условием договора. Поскольку в договоре это условие отсутствовало, в силу статьи 432 ГК данный договор следует считать незаключенным. Таким образом, у заказчика не возникло обязательства по передаче документации. Поэтому и пени, установленные этим договором, взысканию не подлежат.

5. Отсутствие утвержденной в установленном порядке технической документации не является безусловным основанием для признания договора незаключенным.

Подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с заказчика неустойки за просрочку оплаты работ.

В своих возражениях заказчик сослался на статью 743 ГК, в соответствии с которой подрядчик обязан осуществить строительство и связанные с ним работы согласно технической документации, определяющей объем, содержание работ и другие требования. В связи с отсутствием технической документации, определяющей предмет договора, или соглашения о ее предоставлении договор следует считать незаключенным. v

Суд удовлетворил иск о взыскании неустойки, так как обязательство не выполнено к установленному сроку.

Суд отклонил доводы заказчика по следующим основаниям.

Предмет договора, как следует из статьи 740 ГК, является существенным условием договора, при отсутствии которого он считается незаключенным.

В соответствии со статьей 743 ГК техническая документация определяет объем, содержание работ и другие предъявляемые к ним требования, то есть предмет договора.

В договоре стороны предусмотрели, что обязанностью подрядчика является постройка хозблока из бруса площадью 6 на 8 метров, и указана договорная цена этих работ. До заключения договора заказчик был ознакомлен с типовым образцом хозблока, возводимого подрядчиком. Следовательно, это свидетельствовало о том, что сторонами фактически был определен предмет договора.

У сторон не возникло разногласий по этому предмету договора, и они сочли возможным приступить к его исполнению. Заказчик принял результат работ по amy . Совокупность указанных обстоятельств не дает оснований считать договор незаключенным в связи с отсутствием технической документации.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.01.2000 г. № 49

«Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном

обогащении»

6. Требование о взыскании доходов, извлеченных из неосновательно приобретенного в натуральной форме имущества, не может быть заменено требованием об уплате процентов.

Между истцом и ответчиком была достигнута предварительная договоренность о совместной производственной деятельности по заготовке леса. До заключения договора истец передал ответчику лесозаготовительную технику и оборудование в количестве 10 единиц стоимостью 2 914 500 000 рублей.

После передачи техники ответчик от подписания договора отказался. Требования истца о возврате техники были ответчиком оставлены без удовлетворения.

Истец, считая, что ответчик незаконно владеет указанной техникой и неосновательно обогатился за счет ее использования в своем производстве, обратился с иском о возврате имущества или взыскании его стоимости, а также об уплате процентов за незаконное использование имущества.

При этом истец указывал, что определить точный размер подлежащих возмещению на основании пункта 1 статьи 1107 ГК доходов, которые ответчик извлек или должен был извлечь из этого имущества, затруднительно из-за технической сложности расчетов. Истец применил правила пункта 2 статей 1107 и 395 ГК, посчитав неосновательным обогащением стоимость лесозаготовительной техники, и начислил на эту сумму проценты по ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации за период пользования техникой.

Стоимость техники была определена истцом на основании акта приема-передачи.

Суд установил, что возврат техники в натуре невозможен, и на основании пункта 1 статьи 1105 и пункта 2 статьи 1107 ГК исковые требования полностью удовлетворил.

Между тем в данном случае объектом неосновательного получения являлось имущество в натуральной (неденежной) форме. Возмещение потерпевшему неполученных доходов от использования такого имущества предусмотрено пунктом 1 статьи 1107ГК. Истец не представил доказательств, позволяющих определить размер полученных ответчиком доходов, а также данных о размере доходов, обычно извлекаемых при использовании аналогичного имущества.

Положения пункта 2 статьи 1107 ГК применяются только в случаях, когда имело место обогащение в денежной форме.

Исходя из изложенного апелляционная инстанция отменила решение суда в части взыскания процентов и в этой части отказала в удовлетворении исковых требований. В остальной части решение оставлено без изменения.

11. Положения подпункта 4 статьи 1109ГК не применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке.

На основании договора купли-продажи покупатель перечислил сумму аванса продавцу. В последующем арбитражный суд по иску покупателя констатировал ничтожность договора.

Покупатель также обратился с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки и взыскании с продавца сумм аванса на основании статей 167 и 1102 ГК.

Продавец в отзыве на иск указывал, что о ничтожности сделки покупатель не мог не знать в момент ее совершения, поскольку при ее заключении были нарушены требования закона. Покупатель перечислял суммы аванса, зная об отсутствии обязательств, поскольку сделка, противоречащая требованиям закона, не порождает правовых последствий, кроме связанных с ее недействительностью (пункт 1

статьи 167 ГК, статья 168 ГК). При таких условиях в соответствии с подпунктом 4 статьи 1109 ГК неосновательно полученное не может быть истребовано от приобретателя.

Решением суда исковые требования были удовлетворены. Суд указал, что при применении последствий недействительности ничтожной сделки следует руководствоваться положениями пункта 2

статьи 167 ГК, которые не связывают обязанность стороны подобной сделки вернуть другой стороне все полученное с наличием условий, предусмотренных подпунктом 4 статьи 1109ГК. В силу статьи 1103 ГК в этом случае подлежат применению специальные правила, регулирующие последствия недействительности сделок.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.02.1998 г. № 30 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором энергоснабжения»

1. Договор энергоснабжения считается незаключенным, если в нем отсутствует условие о количестве ежемесячно и ежеквартально поставляемой энергии.

В арбитражный суд обратилось акционерное общество с иском к муниципальному предприятию жилищно-коммунального хозяйства о взыскании предусмотренного сторонами в договоре штрафа за неподачу тепловой энергии.

Ответчик возражал против исковых требований, ссылаясь на то, что причиной неподачи тепловой энергии явилось уклонение акционерного общества при заключении договора от согласования количества ежемесячной и ежеквартальной поставки энергии.

Арбитражный суд исковые требования удовлетворил.

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции отменила, в иске акционерному обществу отказала по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 432 ГК договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным его условиям.

По договору купли-продажи, отдельным видом которого в силу пункта 5 статьи 454 ГК является договор энергоснабжения, условие о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара (пункт 3 статьи 455 ГК).

Согласно статье 541 ГК энергоснабжающая организация обязана подавать абоненту энергию через присоединенную сеть в количестве, предусмотренном договором энергоснабжения.

Если договор не позволяет определить количество подлежащего передаче товара, договор не считается заключенным (пункт 2 статьи 465 ГК).

Поскольку договор, на основании которого производился отпуск тепловой энергии, сведений о количестве ежемесячно и ежеквартально поставляемой энергии не содержал, он признается незаключенным.

Следовательно, у суда не было оснований для удовлетворения иска о взыскании штрафа.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.01.1998 г. № 27 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о

банковской гарантии»

2. При отсутствии в документах, содержащих гарантийное обязательство, указаний о сроке, на который оно выдано, гарантийного обязательства не возникает.

Кредитор предъявил в арбитражный суд иск к гаранту, принявшему на себя письменное обязательство выплатить 100 млн рублей при предъявлении ему документов, подтверждающих неисполнение третьим лицом договора поставки.

Арбитражный суд, исследовав представленные кредитором документы. в том числе текст гарантийного обязательства гаранта, переписку между кредитором и гарантом по поводу условий гарантии, пришел к выводу о том, что гарантийное обязательство не возникло и оснований для удовлетворения требования кредитора не имеется.

При этом арбитражный суд исходил из следующего. Ни в тексте гарантии, ни в других письменных документах, связанных с оформлением гарантийного обязательства, не содержалось условия о сроке, в течение которого требование может быть заявлено гаранту. Содержащееся в гарантии указание на выплату суммы после истечения срока поставки товара не может быть расценено в качестве условия о сроке действия гарантии.

Как следует из пункта 2 статьи 374 и пункта 1 статьи 376 Кодекса, срок, на который выдана гарантия, является существенным условием гарантийного обязательства. При его отсутствии гарантийное обязательство в силу статьи 432 Кодекса следует считать невозник- шим.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.01.1998 г. № 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге»

2. При отсутствии в договоре о залоге сведений, индивидуально определяющих заложенное имущество, договор о залоге не может считаться заключенным.

Решением арбитражного суда удовлетворены исковые требования банка о взыскании с акционерного общества суммы задолженности по кредитному договору и со ссылкой на условия заключенного сторонами договора о залоге обращено взыскание на два Автомобиля. По мнению акционерного общества, оспорившего указанное судебное решение в части обращения взыскания на принадлежащие ему транспортные средства, предметом возникших между сторонами отношений по залогу было имущество, определенное сторонами в договоре о залоге как «автомобили и иные принадлежащие заемщику транспортные средства». В ходе рассмотрения спора установлено наличие в собственности акционерного общества нескольких автомобилей.

Истец же полагал, что решение суда соответствует статье 26 Закона Российской Федерации «О залоге», согласно которой в том случае, если предметом залога является несколько вещей, залогодержатель приобретает право получить удовлетворение за счет любой из них по своему выбору.

При рассмотрении указанного спора следовало учитывать следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. При отсутствии соглашения сторон хотя бы по одному из названных условий договор о залоге не может считаться заключенным. Таким образом, исходя из существа залогового обязательства при определении в договоре предмета залога должна быть названа не только видовая принадлежность имущества (автомобиль), но и должны быть указаны индивидуальные характеристики предмета залога, позволяющие вычленить его из однородных вещей.

Поскольку из представленных на рассмотрение арбитражного суда документов следовало, что при определении предмета залога стороны не применили формулировку, позволяющую достоверно определить, какое конкретно имущество являлось предметом залога (индивидуализировать заложенное имущество), удовлетворение иска путем обращения взыскания на автомобили, фактически выбранные по усмотрению залогодержателя из всего имущества залогодателя, являлось необоснованным. В этом случае договор о залоге считается незаключенным.

В другом случае предметом залога выступало стационарное оборудование, расположенное по месту нахождения ремонтного участка акционерного общества (залогодателя).

Арбитражный суд признал обоснованным довод ответчика, ссылавшегося на отсутствие в договоре о залоге индивидуальных признаков заложенного имущества, позволявших вычленить его из аналогичного имущества, расположенного на ремонтном участке. Так, в соглашении сторон не содержалось описи заложенного оборудования, его наименования, заводских номеров, а также каких-либо других количественных или качественных показателей.

Как указано в судебном решении, стационарность, т. е. неизменность места расположения имущества, ставшего предметом залога, сама по себе не является достаточным признаком, позволяющим индивидуализировать спорное оборудование. В связи с этим договор о залоге нельзя признать состоявшимся.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.11.1997 г. № 21 «Обзор практики разрешения споров, возникающих по договораіІ купли-продажи недвижимости» г

3. Договор купли-продажи нежилых помещений считается заключенным с момента его подписания, а не с момента регистрации іерехода права собственности.

Комитет по управлению имуществом обратился в арбитражный ;уд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыска- яии стоимости помещения магазина, приобретенного по договору супли-продажи, заключенному на основании результатов аукциона, л пеней за просрочку оплаты.

Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал в полном объеме. При рассмотрении спора судом установлено, гго сумма основного долга погашена ответчиком до предъявления иска. Во взыскании пеней отказано в связи с тем, что договор не зарегистрирован в установленном порядке, то есть не вступил в законную силу. В этом случае, по мнению суда первой инстанции, договорная ответственность не применяется.

Апелляционная инстанция не согласилась с решением суда и удовлетворила исковые требования комитета о взыскании с общества пеней за просрочку оплаты в размере, предусмотренном договором.

При этом апелляционная инстанция обоснованно сослалась на следующие обстоятельства.

В соответствии со статьей 425 ГК договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. В статье 433 Кодекса указано, что договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает обязательную государственную регистрацию договора о продаже жилых помещений (статья 558) и договора купли-продажи предприятия (статья 560). Кодекс не предусматривает обязательной государственной регистрации сделок купли-продажи иных, кроме указанных, видов недвижимого имущества.

Регистрация перехода права собственности (статья 551 Кодекса) не означает регистрации самого договора купли-продажи.

Поэтому договор купли-продажи здания следует считать заключенным с момента его подписания согласно пункту 1 статьи 433 Кодекса, а не с момента государственной регистрации. г

Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 19.08.1994 г. № С1-7/ОП-587 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной

практике»

1. В соответствии с Основами гражданского законодательства договор считается заключенным, когда между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным его условиям (о предмете договора, по условиям, которые признаны существенными законодательством или необходимы для данного вида договора).

Для договора купли-продажи существенным условием является как предмет договора, так и цена и качество продаваемого имущества.

Согласно пункту 3 статьи 58 Основ гражданского законодательства сторона, сделавшая предложение о заключении договора купли- продажи, в котором указаны существенные условия договора, связана этим предложением при принятии его другой стороной. Другая сторона в письменном виде сообщает о принятии предложения заключить договор либо об отклонении предложения.

В том случае, когда другая сторона не сообщила в письменном виде о своем согласии заключить договор, арбитражный суд, рассматривая конкретный спор, должен выяснить, был ли фактически сторонами заключен договор. При этом арбитражному суду необходимо выяснить действительные намерения обеих сторон по заключению договора. Арбитражный суд принимает во внимание как письменные документы (обмен письмами, телеграммами, телефонограммами и т. п.), так и действия сторон, свидетельствующие о принятии или отклонении предложения стороны заключить договор. К таким действиям может, например, относиться отгрузка указанной в письме покупателя продукции и выставление платежного требования на ее оплату по предложенной покупателем цене. Арбитражному суду следует также оценить предшествующие сделке переговоры, переписку, практику, установившуюся во взаимоотношениях сторон, последующее поведение сторон и т. п. Если в результате оценки арбитражный суд придет к выводу, что стороны намеревались заключить договор на условиях, предложенных одной из них, и фактически это намерение было выполнено, ненаправление письменного ответа на предложение заключить договор купли-продажи не может служить основанием для признания договора незаключенным.

Если же в предложении заключить договор купли-продажи не содержались существенные условия, либо другая сторона, не сообщив о своем намерении заключить договор, начала его исполнять на иных условиях, чем было указано в предложении стороны, и арбитражный суд при исследовании всех обстоятельств дела не смог установить намерения сторон по этим существенным условиям, либо другая сторона не согласилась с предложенными условиями (не сообщила о принятии или отклонении предложения заключить договор) и начала исполнять его на иных условиях, чем указано в предложении стороны, договор нельзя считать заключенным.

Определение Конституционного Суда РФ от 5.07.2001 г. № 132-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы

закрытого акционерного общества «Ребау АГ» на нарушение конституционных прав и свобод п. 1 ст. 165

и п. 2 ст. 651 ГК РФ»

Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Закрытое акционерное общество «РЕБАУ АГ» по договору с открытым акционерным обществом «Зарубежстроймонтаж», заключенному 29 октября 1997 года, получило в аренду нежилое помещение. Однако по иску ОАО «Зарубежстроймонтаж» решением Арбитражного суда города Москвы от 9 февраля 1999 года, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции того же суда от 27 января 2000 года и Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 марта 2000 года, признаны недействительными акт государственной регистрации договора аренды, а также акт государственной регистрации права аренды, возникшего у ЗАО «РЕБАУ АГ» на основании этого договора, в связи с чем решением Арбитражного суда города Москвы от 27 апреля 2000 года, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 13 июля 2000 года, был удовлетворен иск ОАО «Зарубежстроймонтаж» к ЗАО. «РЕБАУ АГ» о выселении из спорного помещения.

ЗАО «РЕБАУ АГ», в свою очередь, обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к ОАО «Зарубежстроймонтаж» о регистрации договора аренды от 29 октября 1997 года. Суд решением от 8 июня 2000 года, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 3 августа 2000 года и Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 октября 2000 года, в иске отказал, исходя из того, что, как указано в Постановлении кассационной инстанции, договор аренды является незаключенным ввиду отсутствия согласования сторонами существенных условий в части срока действия договора и размера арендной платы, т. е. договор признан недействительным вследствие нарушения основных положений о заключении договора (статья 432 ГК Российской Федерации).

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ЗАО «РЕБАУ АГ» утверждает, что примененные в его деле пункт 1

статьи 165 и пункт 2 статьи 651 ГК Российской Федерации необоснованно ограничивают свободу экономической деятельности и, следовательно, свободу договора, а потому не соответствуют статьям 8, 15, 17, 34, 45 и 55 Конституции Российской Федерации.

2. В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации несоблюдение нотариальной формы, а в случаях, установленных законом, — требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность; такая сделка считается ничтожной (пункт 1 статьи 165); договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом (пункт 3 статьи 433); договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации (пункт 2 статьи 651).

В соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 года «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (в редакции от 12 апреля 2001 года) государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом ; Российской Федерации; государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного - права; зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке; отказ в государственной регистрации прав либо уклонение соответствующего органа от государственной регистрации могут быть обжалованы заинтересованным лицом в суд, арбитражный суд (статья 2). Основанием для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним в случае договора аренды, как это следует из статей 17 й 26 названного Федерального закона, являются соответствующий Договор аренды и прилагаемые к нему поэтажные планы здания, сооружения, на которых обозначаются сдаваемые в аренду помещения с указанием размера арендуемой площади; договор аренды помещения или части помещения регистрируется как обременение прав арендодателя соответствующего помещения (части помещения). Из этих законоположений в их взаимосвязи следует, что право лица на аренду конкретного помещения возникает в силу гражданского договора; любая сторона в договоре аренды может зарегистрировать данный договор; при этом в регистрации договора не может быть отказано, если он составлен в надлежащей форме (в письменной форме путем составления одного документа) и к нему приложены документы, перечень которых установлен законом. Таким образом, государственная регистрация договора аренды здания или сооружения, равно как и государственная регистрация права его аренды, производимые соответствующим учреждением, не могут подменять собой договор аренды как основание возникновения, изменения и прекращения права аренды, вторгаться в содержание договора.

Государственная регистрация — как формальное условие обеспечения государственной, в том числе судебной, защиты прав лица, возникающих из договорных отношений, объектом которых является недвижимое имущество, — призвана лишь удостоверить со стороны государства юридическую силу соответствующих правоустанавливающих документов. Тем самым государственная регистрация создает гарантии надлежащего выполнения сторонами обязательств и, следовательно, способствует упрочению и стабильности гражданского оборота в целом. Она не затрагивает самого содержания указанного гражданского права, не ограничивает свободу договоров, юридическое равенство сторон, автономию их воли и имущественную самостоятельность и потому не может рассматриваться как недопустимое произвольное вмешательство государства в частные дела или ограничение прав человека и гражданина, в том числе гарантированных Конституцией Российской Федерации права владеть- пользоваться и распоряжаться имуществом, находящимся у лица на законных основаниях, а также свободы экономической деятельности.

При том что государственная регистрация договора аренды здания или сооружения, заключенного на срок не менее года, обязательна, ее отсутствие, по смыслу названных законоположений, само по себе не лишает заявителя права на судебную защиту, возможности представлять в суде доказательства законности и обоснованно- сти акта государственной регистрации договора, или доказательства, подтверждающие недобросовестное поведение собственника, и т. п

Как следует из приложенных к жалобе материалов, Федеральный арбитражный суд Московского округа, Постановлением от 10 октября 2000 года отказывая ЗАО «РЕБАУ АГ» в иске к ОАО «Зарубежстроймонтаж», исходил из того, что договор аренды является незаключенным ввиду отсутствия согласования сторонами существенных условий договора (статья 432 ГК Российской Федерации).

Таким образом, пунктом 1 статьи 165 и пунктом 2 статьи 651 ГК Российской Федерации конституционные права заявителя, в том числе право на судебную защиту и свобода экономической деятельности, включая свободу договоров, нарушены не были, а потому его жалоба не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению. Проверка же законности и обоснованности решений арбитражных судов в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда

РФ от 23.02.1999 г. № 2792/98

Истец обратился с иском в суд к ответчику о взыскании 1 453 304 355 рублей (здесь и далее — неденоминированных) договорной неустойки за просрочку оплаты поставленного газа.

Решением в удовлетворении иска отказано в связи с тем, что в договоре стороны не пришли к согласию о размере неустойки за просрочку оплаты газа.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, исковые требования удовлетворены в сумме 500 000 000 рублей неустойки на основании пункта 8 Постановления Президиума Верховного Совета Российской Федерации и Правительства Российской Федерации от 25.05.1992 г. №2837-1 «О неотложных мерах по улучшению расчетов в народном хозяйстве и повышении ответственности предприятий за их финансовое состояние». В остальной части иска отказано в связи с уменьшением размера неустойки согласно статье 333 ГК.

В кассационном порядке законность решения не проверялась.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается постановление апелляци- онной инстанции отменить, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, между сторонами был заключен договор на поставку газа. Факт просрочки оплаты поставленного газа документально подтвержден. Согласно пункту 8.3 договора при просрочке оплаты платежных требований за поставленный газ потребитель уплачивает поставщику187 пени за каждый день просрочки, начиная со дня, следующего за сроком оплаты, по день оплаты включительно в размере двойной учетной ставки Центрального банка Российской Федерации. Однако указанный договор был подписан потребителем с протоколом разногласий по данному пункту, который, в свою очередь, не был принят поставщиком. При заключении договора стороны руководствовались Правилами поставки газа потребителям, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.12.1994 г. № 1445 и действовавшими на тот момент. Согласно пункту 1 названного постановления положения Правил об ответственности за нарушения поставки газа являются примерными условиями.

Следовательно, арбитражными судами двух инстанций сделан обоснованный вывод о заключении договора поставки газа без согласования условия об ответственности за просрочку его оплаты.

Однако применение апелляционной инстанцией ответственности за просрочку оплаты, установленной пунктом 8 Постановления Президиума Верховного Совета Российской Федерации и Правительства Российской Федерации от 25.05.1992 г. № 2837-1, когда ее размер не определен по согласованию сторон, незаконно.

Несвоевременная оплата полученного товара влечет ответственность покупателя в форме уплаты процентов в соответствии с пунктом 3 статьи 486 ГК.

Принимая во внимание, что правовые акты, изданные до введения в действие части второй Кодекса, применяются постольку, поскольку они не противоречат Кодексу (статьи 4, 8 Федерального закона «О введении в действие части второй ГК»), неустойка за просрочку оплаты полученных по договору поставки товаров, установленная указанным постановлением, применению не подлежит. ,

Таким образом, в удовлетворении иска в части требования об уплате неустойки следует отказать.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда

РФ от 06.10.1998 г. № 981/98

Истец обратился с иском в суд к ответчику о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами. До принятия решения по делу истец увеличил размер исковых требований в части основного долга и заявил об отказе от взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением, оставленным в силе постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, иск удовлетворен.

В ' протесте заместителя Председателя ВАС РФ предлагается решение и постановления апелляционной и кассационной инстанций отменить, дело передать на новое рассмотрение.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что в период с февраля по июль 1997 г. ЗАО истец поставлял ответчику электротехническую продукцию. Договора поставки заключено не было, продукция поставлялась по счетам-фактурам, в которых указывалось наименование, количество и цена продукции. Со стороны ответчика счета- фактуры подписывались инженером-экономистом коммерческо- снабженческого отдела, не имеющим полномочий на приемку продукции.

Всего за февраль-июль 1997 г. истец отпустил ответчику электротехнической продукции на 10 821 399 ООО рублей. Оплата за продукцию производилась путем составления многосторонних актов разовых взаимозачетов с участием уполномоченных представителей истца, ответчика, третьих лиц. Всего было уплачено 3 986 ООО ООО рублей, задолженность составила 6 835 399 413 рублей.

Принимая решение о взыскании задолженности с ответчика, суд исходил из того, что действия сторон по поставке, приемке и оплате продукции по актам разовых взаимозачетов свидетельствуют о заключении сторонами единого договора поставки. Поэтому ответчик обязан оплатить всю полученную продукцию. Фактически отгрузка продукции осуществлялась по 26 счетам-фактурам, в каждом из которых содержались существенные условия договора поставки: наименование товара, количество, цена. При отсутствии единого письменного документа, подписанного сторонами, наличие в каждом счете-фактуре определенного предмета договора дает основание в соответствии со статьей 435 ГК считать его самостоятельной офертой. Согласно пункту 3 статьи 438 ГК совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте. Материалами дела подтверждено, что из 26 счетов-фактур ответчик оплатил только десять. Таким образом, акцепт, выраженный в виде оплаты, состоялся только по 10 счетам- фактурам. Остальные 16 счетов-фактур не были оплачены. Поскольку продукция была принята неуполномоченным представителем структурного подразделения и не оплачена ответчиком, для решения вопроса о том, состоялись ли сделки по оставшимся 16 счетам- фактурам и должен ли ответчик оплатить продукцию, полученную по этим счетам, необходимо выяснить, находится ли эта продукция на ответственном хранении или получатель ею распорядился.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда

РФ от 11.03.1997 г. № 2516/98

Истец обратился с иском в суд к ответчику о взыскании долга и пени.

Решением с ответчика взыскан основной долг и пени.

Постановлением апелляционной инстанции решение изменено: в части взыскания пени отказано по мотиву несогласования сторонами объема (количества) продукции, подлежащей поставке, в связи с чем нельзя считать договор заключенным, а следовательно, применить санкции, предусмотренные этим договором.

Кассационная инстанция постановление апелляционной инстанции отменила, решение суда первой инстанции оставила в силе. Суд отметил, что апелляционная инстанция вышла за пределы рассматриваемого спора, признав договор незаключенным.

В протесте Председателя ВАС РФ предлагается решение суда первой инстанции и постановление кассационной инстанции в части взыскания договорной неустойки за просрочку платежа отменить, постановление апелляционной инстанции оставить в силе.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям. Как видно из материалов дела, между истцом и ответчиком заключен договор, который судом первой инстанции определен, исходя из его содержания, как договор поставки (купли-продажи) пиломатериалов и столярных изделий. В договоре предусмотрено, что покупатель поручает, а поставщик обязуется по согласованной заявке поставлять для нужд первого пиломатериалы и столярные изделия. Как установлено апелляционной инстанцией, заявку стороны не согласовали, объем подлежащей поставке продукции не определили. Договорное обязательство по поставке не возникло, следовательно, нет оснований для применения установленной указанным договором неустойки. Произведенные истцом отгрузки продукции необходимо рассматривать как разовые сделки. Поэтому апелляционная инстанция в соответствии с пунктом 2 статьи 75 действовавших в то время Основ гражданского законодательства правомерно взыскала с ответчика сумму основного долга. Для взыскания договорной неустойки за просрочку платежа при указанных обстоятельствах оснований не имеется.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда

РФ от 27.02.2001 г. № 7755/00

Истец обратился с иском в суд к ответчику о признании кредитного договора недействительным.

В судебном заседании истец на основании статьи 37 АПК изменил основание иска: просил признать кредитный договор незаключенным.

Решением иск удовлетворен на том основании, что банком не были представлены доказательства выдачи кредита по договору.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено ввиду нарушения норм процессуального права и исковое требование удовлетворено, поскольку ответчик и третье лицо на стороне ответ- чика не доказали исполнения кредитного договора о передаче денежных средств истцу.

В протесте заместителя Председателя ВАС РФ предлагается все состоявшиеся по делу судебные акты отменить и в иске отказать ввиду неправильного применения судом норм материального права.

Рассмотрев протест, Президиум не находит оснований для его удовлетворения.

Как следует из материалов дела, по кредитному договору ответчик обязался предоставить истцу кредит. Ссылаясь на невыполнение кредитором обязательства по предоставлению кредитных средств, общество считает указанный договор незаключенным, в связи с чем предъявило настоящий иск. Суд, принимая решение об удовлетворении иска, исходил из того, что ответчик не выполнил взятых на себя обязательств перед истцом, т. е. не предоставил кредит. Исходя из этого, вывод о том, что другая сторона никаких обязательств по оспариваемому договору не может нести, является обоснованным.

Поэтому оснований для отмены правильных по существу судебных актов нет.

' г:.

Постановление Президиума ВАС РФ от 28.05.2002 г. по

делу № 1663/01

Истец обратился к ответчику с иском о признании недействительным договора о залоге имущества.

Решением исковое требование удовлетворено, поскольку Арбитражный суд решением по другому делу признал спорный договор незаключенным и обстоятельства, установленные названным решением, не требуют дополнительного доказывания.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

В протесте заместителя Председателя ВАС РФ предлагается указанные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение. Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, согласно приложению № 1 к договору, заключенному сторонами, предметом залога являются рельсы в незавершенном производстве, рельсы в готовой продукции.

Отредактировал и опубликовал на сайте ? PRESSI ( HERSON )

рельсы экспортные в готовой продукции, квадрат экспортный в готовой продукции. По каждому наименованию имущества указаны его количество, стоимость одной тонны и фактическая стоимость имущества, подлежащего залогу.

При рассмотрении спора по делу № А27-7013/2000-1 суд пришел к выводу об отсутствии возможности на основании названных сведений выделить заложенное имущество из однородного имущества, принадлежащего залогодателю, в связи с неуказанием в договоре его индивидуализирующих признаков (технических характеристик продукции). Поэтому суд в мотивировочной части решения указал, что сделка по залогу является незаключенной, поскольку не достигнуто соглашение о предмете залога. Между тем вывод суда сделан без исследования вопроса о виде залога, о возможности применения к отношениям сторон положений статьи 357 ГК «Залог товаров в обороте». Указанный вопрос имеет существенное значение, так как при залоге товаров в обороте ссылка в договоре на их индивидуализирующие признаки необязательна, поскольку в силу пункта 1 статьи 357 Кодекса залогодатель вправе изменять состав и натуральную форму заложенного имущества при условии, что его общая стоимость не становится меньше указанной в договоре о залоге. Таким образом, суд принял решение о признании договора о залоге незаключенным на основании неполно исследованных обстоятельств дела. При указанных условиях дело подлежит направлению на новое рассмотрение, при котором суду следует решить вопрос об объединении настоящего дела и дела № А27-7013/2000-1 в одно іроизводство.

Постановление Президиума ВАС РФ от 27.04.2002 г. по

делу № 11011/01

Конкурсный управляющий обратился в суд с иском к ответчику о признании незаключенным договора купли-продажи нежилого помещения.

В обоснование иска истец сослался на то, что сторонами не были согласованы существенные условия договора. В частности, договор не содержит данных, позволяющих определенно установить расположение помещения в составе недвижимого имущества, а также условия о порядке, сроках и размерах платежей.

Решением исковое требование удовлетворено по основаниям, указанным истцом.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено и принято новое решение — об отказе в удовлетворении искового требования. Федеральный арбитражный суд постановление апелляционной инстанции оставил без изменения.

В протесте первого заместителя Председателя ВАС РФ предлагается постановления апелляционной и кассационной инстанций отменить, решение суда первой инстанции оставить в силе. Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

По договору купли-продажи истец продал ответчику упомянутое нежилое помещение.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении искового требования, суд апелляционной инстанции сослался на то, что в пункте 1 договора указан адрес объекта, то есть определено расположение недвижимости на соответствующем земельном участке.

Однако данный вывод нельзя признать законным и обоснованным. Статьей 554 ГК предусмотрено, что в договоре продажи недвижимости должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества. При отсутствии этих данных договор не считается заключенным.

Между тем договор не содержит сведений о том, какие конкретно площади в здании являются предметом купли-продажи.

Косвенные обстоятельства, на которые сослался суд апелляционной инстанции (приобретение истцом этих же площадей истцом у третьего лица по договору купли-продажи, фактическое пользование ими истцом, отсутствие у него других площадей в здании, а также наличие акта приема-передачи и свидетельства на право собственности), не являются доказательством соблюдения сторонами требований, установленных в статье 554 ГК о конкретном указании в договоре его предмета.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии в договоре существенных условий и правомерно удовлетворил иск, признав договор купли-продажи незаключенным.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.06.2003 г. по делу

№ Ф08-2198/2003

Истец обратился в суд с иском к ответчику о признании незаключенным договора и изъятии из незаконного владения ответчика переданного ему имущества. Требования обоснованы тем, что в оспариваемом договоре купли-продажи недвижимого имущества не указаны данные, позволяющие определенно установить подлежащие передаче покупателю объекты, в частности: адрес, точное месторасположение, кадастровые номера зданий либо такое описание или иная индивидуализация имущества, позволяющая выделить его из других объектов недвижимости.

Арбитражный суд признал договор купли-продажи имущества незаключенным. Изъял из незаконного владения ответчика переданное ему по договору имущество. Решение мотивировано несогласованием сторонами предмета договора.

Апелляционная инстанция оставила решение без изменения, дополнив его резолютивную часть после слова «незаключенным» словами «а поэтому недействительным». В обоснование постановления указано на отсутствие в договоре данных, конкретизирующих объекты купли-продажи, а также стоимости находившегося в переданных объектах оборудования, а также на отсутствие регистрации права по договору.

Изучив материалы дела и выслушав представителей сторон, кассационная инстанция считает, что из резолютивной части апелляционного постановления надлежит исключить слова «дополнив резолютивную часть» после слов «незаключенным» словами «а поэтому недействительным», в остальной части постановление апелляционной инстанции оставить без изменения.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25.11.2003 г. по делу

№ Ф08-3990/2003

Исковые требования предъявлены к обществу на том основании, что решением Арбитражного суда г. Москвы по другому делу договор подряда признан незаключенным, однако результаты выполненных работ фактически получены ответчиком и их оплата не произведена.

Суд первой инстанции квалифицировал спорные правоотношения как неосновательное обогащение предприятия в виде сбережения денежных средств.

Суд кассационной инстанции указал, что из материалов дела следует, что принятие предприятием результатов строительных работ от общества осуществлялось на основании договора подряда.

Признание указанного договора незаключенным не влияет на характер фактических правоотношений сторон, так как в соответствии с нормами гражданского законодательства обязательственные правоотношения между коммерческими организациями основываются на принципах возмездности и эквивалентности обмениваемых материальных объектов и недопустимости неосновательного обогащения. Поэтому обязанность оплаты полученных юридическим лицом результатов работ зависит от самого факта их принятия этим лицом. Недостатки формы сделки не являются обстоятельством, исключающим обязанность лица оплатить (возместить) фактически полученное им. Принятие ответчиком работ по актам формы № 2 и дальнейшее использование результата работы, выполненной подрядчиком, свидетельствует о наличии между сторонами фактических отношений по строительному подряду.

К фактическим отношениям строительного подряда должны применяться нормы о строительном подряде, а не о неосновательном обогащении.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 05.06.2003 г. по делу

№ Ф08-1830/2003

При рассмотрении дела суд установил, что договоры не содержат существенного условия в виде срока начала и окончания работ.

Поэтому суд правильно в соответствии со статьей 740 ГК признал указанные договоры незаключенными.

Однако данное обстоятельство не является основанием для отказа в иске о взыскании долга за выполненные работы. Акты приемки выполненных работ, подписанные обеими сторонами, свидетельствуют о возникновении между сторонами фактических отношений, которые регулируются правовыми нормами о договоре подряда. В соответствии со статьями 702, 711, 740, 746 ГК заказчик обязан оплатить принятые от подрядчика работы.

Суд установил факт выполнения истцом работ на спорную сумму. Это обстоятельство подтверждается имеющимися в материалах дела актами формы № 2 и № 3, а также заключением эксперта.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22.10.2003 г. по делу № Ф08-3816/2003-1559А

Суд апелляционной инстанции необоснованно признал договор купли-продажи имущества незаключенным.

Согласно вышеуказанному договору ООО обязалось передать заявителю имущество — основные средства продавца (согласно актам приема-передачи и накладных), в сумме 6 683 979 рублей в течение 180 дней со дня подписания договора. В соответствии с пунктом 3 статьи 455 Гражданского кодекса Российской Федерации условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара. Конкретизированные наименования и количество основных средств продавца указаны в актах приема-передачи (накладных), приложенных к договору и подписанных обеими сторонами. Кроме того, в ходе рассмотрения спора стороны не заявляли о наличии спора о предмете купли-продажи.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 03.06.2003 г по делу

№ Ф08-1819/2003

Истец обратился с иском к ответчику о расторжении договора аренды и выселении ответчика из занимаемого помещения, сослав- шись на неисполнение обязательства по внесению арендной платы по договору. ~~~

Решением суд, признав требования обоснованными, иск удовлетворил.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в удовлетворении иска отказано. Постановление мотивировано тем, что договор аренды является незаключенным ввиду отсутствия государственной регистрации.

В кассационной жалобе истец просит отменить постановление апелляционной инстанции и оставить в силе решение суда первой инстанции. По мнению заявителя, суд апелляционной инстанции необоснованно сделал вывод о незаключенности договора аренды, поскольку договор сторонами исполнен и по его условиям обязанность регистрации возложена на арендатора.

Федеральный арбитражный суд считает, что постановление апелляционной инстанции подлежит частичной отмене по следующим основаниям.

Поскольку договор аренды был заключен на один год и не прошел государственную регистрацию, суд апелляционной инстанции сделал правомерный вывод о незаключенности договора и отсутствии оснований для удовлетворения требований истца о его расторжении.

Ссылка истца на то, что договором аренды обязанность по регистрации договора возложена на ответчика, не может быть принята во внимание, так как не влияет на правильность вывода о незаключенности договора аренды.

Поэтому доводы заявителя о незаконности постановления апелляционной инстанции в части вывода о незаключенности договора аренды и отказа в расторжении договора аренды отклоняются судом кассационной инстанции.

В части отказа в удовлетворении требований истца о выселении постановление апелляционной инстанции вынесено с нарушением норм материального права.

Отсутствие у ответчика законных оснований для занятия спорного помещения влечет обязанность его возврата истцу на основании статьи 301 ГК. При указанных обстоятельствах постановление апелляционной инстанции в части отказа в иске о выселении ответчика следует отменить, иск о выселении удовлетворить.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 03.06.2003 г. по делу

№ Ф08-1796/2003

Истец обратился с иском в суд к ответчику о взыскании задолженности по арендной плате и договорных пеней. с

Решением в пользу истца взыскана арендная плата и частично пеня.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в удовлетворении исковых требований отказано в связи с тем, что договор аренды не заключен, ответчица пользовалась имуществом без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. Требования о взыскании арендной платы и пеней по договору удовлетворены необоснованно, а иск о взыскании платы за пользование на основании норм о неосновательном обогащении не заявлен.

В кассационной жалобе истец просит отменить постановление апелляционной инстанции и оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на обоснованность сделанных выводов о взыскании платы за пользование помещением.

Изучив материалы дела, Федеральный арбитражный суд считает, что решение и постановление апелляционной инстанции подлежат отмене, с принятием нового решения по следующим основаниям.

В силу статьи 1 и пункта 6 части 2 статьи 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», а также статьи 651 Гражданского кодекса Российской Федерации договор аренды нежилых помещений, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. Срок действия договора составляет один год, поэтому договор в силу приведенных норм подлежал государственной регистрации и ввиду ее отсутствия является незаключенным.

Таким образом, судом апелляционной инстанции сделан правильный вывод об отсутствии у ответчика установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований для пользования помещением.

Однако отказ в удовлетворении иска о взыскание платы за пользование помещением следует признать ошибочным. Как следует из материалов дела, ответчик пользовался нежилым помещением без правовых оснований, вследствие чего получил неосновательное обогащение в виде арендной платы. В силу статьи 1103 ГК лицо, пользующееся имуществом на основании незаключенного договора аренды, обязано уплатить арендодателю стоимость пользования имуществом, размер которой определяется на основании статьи 424 ГК. В исковом заявлении истец просил взыскать с ответчика стоимость пользования помещением столовой, ссылаясь на фактические основания — передачу его арендатору за плату, и правовые — договор. Несмотря на установленное апелляционной инстанцией отсутствие правовых оснований иска в связи с признанием договора аренды незаключенным, суд должен был рассмотреть исковые требования по их фактическим основаниям. Поэтому предъявления нового иска о взыскании платы за пользование на основании норм о неосновательном обогащении, о чем указано в постановлений апелляционной инстанции, не требовалось.

Суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что размер арендной платы, согласованный сторонами в договоре, соответствует обычным ставкам, уплачиваемым за аренду аналогичных объектов; размеры этих ставок сторонами не оспаривались и предметом спора не являлись. Таким образом, с предпринимателя подлежит взысканию плата за пользование помещением. Поскольку взыскание пеней за просрочку оплаты предусмотрено условиями договора, признанного незаключенным, требования истца в этой части не подлежат удовлетворению.

Постановление Федерального арбитражного суда у Северо-Кавказского округа от 21.04.2003 г по делу Ш

№ Ф08-1162/2003 *

" В деле имеется платежное поручение, согласно которому ООО «Техэнерго» перечислило ООО «Снек» 55 000 рублей за оборудование по договору. В актах ввода оборудования в эксплуатацию, а также инвентарных карточках учета основных средств, принадле- жащих ООО «Снек», проданное оборудование обозначено под теми же наименованиями, что и в договоре. Исходя из содержания заявленного требования о возвращении оборудования продавцу, истцы не ставят под сомнение факт передачи оборудования покупателю.

Таким образом, договор реально исполнен сторонами, что свидетельствует об отсутствии у них затруднений с определением предмета сделки. В силу статьи 223 ГК к приобретателю перешло право собственности на вещь с момента ее передачи. При изложенных обстоятельствах отсутствовали основания для признания исполненной сделки незаключенной.

Придя к ошибочному выводу о незаключенности сделки, Судане выяснил обстоятельства, составляющие предмет доказывания по заявленному иску, не дал оценку приобщенным к делу доказательствам.

: ЫГ Л'

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.11.2002 г. по делу

№ Ф08-4197/2002

Г '

Представленный ответчиком в апелляционную инстанцию договор содержит условие о принятии принадлежащего истцу товара на комиссию и оплате 50% его стоимости по истечении срока договора. Срок действия договора не указан, однако в пункте 6.4 уточнено, что оставшиеся 50% стоимости товара оплачиваются продавцу после его реализации.

Из содержания статей 990, 996, 998 ГК следует, что срок исполнения комиссионером поручения комитента и ассортимент товаров, являющихся предметом комиссии, не входят в число обязательных условий договора комиссии, однако элементы предмета комиссии, индивидуализирующие передаваемое комитентом имущество, должны быть указаны в договоре. Договор содержит лишь видовые признаки имущества — товарно-материальные ценности — ив соответствии со статьей 432 ГК не является заключенным. Кроме того, накладная на передачу товара не содержит ссылки на какой-либо договор. Таким образом, имеющиеся в деле доказательства не дают оснований считать, что возникшие между сторона- ми отношения по передаче от истца ответчику двух мебельных наборов регулируются нормами о договоре комиссии. В то же время получение товара по накладной и его частичная оплата в силу статей 428-432 ГК свидетельствуют о наличии отношений из договора купли-продажи.

Из содержания накладной, доверенности на получение товара и приходного кассового ордера на оплату 50% стоимости товара, а также фактических действий сторон по исполнению взаимных обязательств следует, что в соответствии со статьей 488 ГК имело место соглашение об отсрочке части оплаты без указания конкретного срока.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 09.07.2003 г по делу

№ Ф08-2395/2003

> I {.ГJ ' .

• К,"

>''' л

В кассационной жалобе ответчик считает, что суд не мог признать договор от незаключенным, так как соответствующие исковые требования заявлены не были.

Федеральный арбитражный суд считает, что кассационная жалоба удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Доводы кассационной жалобы являются ошибочными. Вывод суда о незаключенности договора является оценкой письменного доказательства, осуществленной в соответствии со статьей 71 АПК, и не может признаваться как рассмотрение судом незаявленного искового требования.

г

Постановление Федерального арбитражного суда 1 Северо-Кавказского округа от 21.11.2000 г по делу ; № Ф08-3264/2000

Истец обратился с иском в суд к ответчику о расторжении договора аренды, взыскании задолженности по арендным платежам, коммунальным услугам, пени за просрочку платежа.

Решением расторгнут договор аренды, заключенный сторонами, взысканы с ответчика основной долг и пеня. Судебное решение мотивировано тем, что отношения сторон возникли из договора аренды, обязанность по уплате арендных платежей ответчиком не исполняется, поэтому подлежит взысканию, как сумма основного долга, так и пени за просрочку платежа, при этом судом применена статья 333 ГК, размер пеней снижен до размера основного долга. Расторжение договора также обусловлено систематическим неисполнением ответчиком условий договора по уплате арендных платежей.

В апелляционной инстанции решение не проверялось.

В кассационной жалобе ответчик просит отменить решение суда первой инстанции, ссылаясь на то, что истец злоупотребляет правом, так как по условиям договора должен был выселить ответчика, если он в течение одного месяца не исполнил условий договора, договор аренды заключен на срок свыше одного года, не прошел государственную регистрацию, поэтому является недействительным.

Федеральный арбитражный суд считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что стороны заключили договор аренды нежилого помещения. Срок действия договора установлен с 01.08.1999 г. по 31.12.2000 г. По акту приема-передачи нежилое помещение принято арендатором.

Согласно статье 609 ГК договор аренды нежилого помещения, заключенный на срок более года, подлежит государственной регистрации.

Согласно статье 433 ГК договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента такой регистрации. Поскольку договор аренды нежилого помещения зарегистрирован не был, он является незаключенным.

При незаключенном договоре у суда отсутствовали основания для применения договорной ответственности за ненадлежащее исполнение условий договора, поэтому в части взысканий санкций решение подлежит отмене.

Не может быть расторгнут в судебном порядке незаключенный договор, поэтому вывод арбитражного суда о расторжении договора аренды, заключенного сторонами, не соответствует обстоятельствам дела и нормам материального права.

Вместе с тем из материалов дела видно, что нежилое помещение было получено ответчиком, доказательств того, что спорное помещение не использовалось и возвращено в установленном порядке истцу, суду не представлено, поэтому ответчик обязан возместить истцу неосновательно сбереженные денежные средства за пользование имуществом истца, при этом размер должен исчисляться исходя из суммы, которую надеялся получить истец.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11.05.1999 г. по делу

№ Ф08-774/99

Обосновывая отсутствие арендных правоотношений между сторонами, суд сослался на ст. 433 ГК. Однако отсутствие акта приема- передачи оборудования не влечет незаключенности договора аренды, так как последний является консенсуальной сделкой и при отсутствии оформленного акта приема-передачи исполнение договора может быть подтверждено другими доказательствами.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.02.2002 г. по делу

№Ф08-176/2002

г;:

Истец обратился в суд с иском к ответчику о расторжении договора аренды, взыскании неосновательного обогащения и истребовании у ответчика занимаемых им помещений.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования в части признания договора аренды незаключенным, истребовании помещений и взыскании удовлетворены, в остальной части исковых требований производство по делу прекращено. Судебные акты мотивированы тем, что договор аренды между истцом и ответчиком является незаключенным в связи с неопределенностью объекта аренды, ответчик без законных на то оснований пользуется нежилыми помещениями, поэтому

должен освободить помещения и возместить истцу стоимость неос-

і

новательного обогащения и проценты за пользование чужими денежными средствами.

В кассационной жалобе ответчик просит принятые судебные акты отменить.

Федеральный арбитражный суд считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению частично по следующим основаниям.

Судебными инстанциями дана правильная оценка договору аренды и обоснованно указано, что местонахождение сдаваемого в аренду помещения и его площадь определить не представляется возможным ввиду того, что в договоре указаны два различных адреса, без конкретизации, какие помещения находятся по тому или иному адресу, а общая площадь сданных в аренду помещений не совпадает с площадью конкретных помещений, перечисленных в договоре.

Кассационной инстанцией отклоняются доводы жалобы о том, что из смысла договора следует, что воля сторон при заключении договора была направлена на сдачу в аренду офисных помещений по адресу: ул. Пушкинская, 70. Судом первой инстанции был исследован план третьего этажа помещения, расположенного по данному адресу, и установлено, что указанный в пункте 1.1 договора офис площадью 288,7 кв. м на этом этаже отсутствует.

При таких обстоятельствах судебными инстанциями сделан обоснованный вывод о том, что договор аренды от 03.01.1996 г. является незаключенным, так как в нем отсутствуют данные, позволяющие определенно установить его объект.

Признав отсутствие между сторонами обязательственных отношений, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения на основании статей 301, 305 ГК.

Поскольку фактически ответчик без законных на то оснований пользовался принадлежащими истцу нежилыми помещениями, судебными инстанциями сделан правильный вывод о том, что между ними возникли обязательства из неосновательного обогащения, и неосновательно сбереженная ответчиком арендная плата должна быть взыскана в порядке статьи 1105 ГК.

Однако решение и постановление апелляционной инстанции в части взыскания суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами приняты по неполно исследованным обстоятельствам дела.

В силу статьи 1105 ГК лицо, пользующееся имуществом на основании незаключенного договора аренды, обязано уплатить арендодателю стоимость пользования имуществом, размер которой определяется на основании статьи 424 ГК.

Приняв основанный на условиях незаключенного договора расчет суммы неосновательного обогащения, представленный истцом, суд не исследовал вопрос о соответствии указанной истцом ставки арендной платы обычным ставкам, уплачиваемым за аренду аналогичных объектов.

Ввиду неполного исследования обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, обжалуемые судебные акты подлежат отмене в части взыскания неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами с направлением дела на новое рассмотрение.

V",

А ' <;

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 27.04.2000 г. по делу ^ № Ф09-530/2000-ГК

Оспаривая судебный акт, заявитель ссылается на нарушение п. 4 ст. 105 АПК, излишнее взыскание коммунальных платежей. Договор на аренду помещения, по мнению заявителя, является незаключенным, так как не прошел государственную регистрацию, арендная плата необоснованно увеличена в 5,9 раза.

Законность судебного акта проверена в порядке ст. ст. 162, 171, 174 АПК.

Статьей 609 ГК предусмотрена государственная регистрация договора аренды недвижимого имущества, и такой договор согласно ч. 3 ст. 433 ГК считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Если договорные отношения отсутствовали, арендатор обязан оплачивать арендодателю плату за пользование имуществом применительно к п. 3 ст. 424 ГК, в соответствии с которой оплата должна производиться по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги.

Поскольку материалы дела не содержат данных о соответствии размера предъявленных к оплате арендных платежей ценам, обычно взимаемым за аналогичное имущество в спорный период, проверить правильность взыскания задолженности по арендным платежам и процентов не представляется возможным. Поэтому решение в этой части подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

Постановление Федерального арбитражного суда е Северо-Западного округа от 15.11.1999 г. по делу

№ А05-2221 /99-8/13

Истец обратился с иском в суд к ответчику о признании недействительным договора о переводе долга и применении последствий недействительности сделки.

Решением, оставленным постановлением апелляционной инстанции без изменения, в иске отказано.

В кассационной жалобе истец просит отменить решение и постановление, признать недействительным договор и применить последствия его недействительности, полагая, что договор о переводе долга недействителен в связи с отсутствием его государственной регистрации, поскольку был заключен во исполнение договоров аренды, подлежащих государственной регистрации, хотя и не прошедших ее.

Федеральный арбитражный суд оставил решение и постановление без изменений.

В соответствии с пунктом 1 статьи 131 ГК право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации.

Законом же — пунктом 2 статьи 651 ГК — установлено, что договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее одного года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

Договоры аренды предусматривали срок их действия более одного года. Факт досрочного их расторжения не внес изменений в этот срок. Следовательно, эти договоры подлежали государственной регистрации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 391 ГК к форме перевода долга соответственно применяются правила, содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 389 Кодекса. В частности, в силу пункта 2 статьи 389 ГК уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Следовательно, договор о переводе долга подлежал регистрации в порядке, установленном для регистрации договоров аренды, долг по которым был переведен.

В соответствии с пунктом 1 статьи 165 ГК несоблюдение требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность лишь в случаях, установленных законом.

Положения пункта 2 статьи 609, пункта 2 статьи 651 ГК не содержат указания на то, что незарегистрированные договоры аренды являются недействительными. Не содержат такого требования и нормы закона об условиях и форме перевода долга.

Согласно пункту 3 статьи 433 ГК договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. Следовательно, по этим основаниям договор о переводе долга следует признать незаключенным. В то же время стороны не лишены возможности в уста- ^ новленном законом порядке решить вопрос о регистрации договора.

В связи с изложенным следует признать, что в иске о признании недействительным договора о переводе долга отказано правомерно, как и в удовлетворении требования о применении последствий недействительности этого Договора.

Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 29.06.1999 г. по делу № А10-258/12-1589/98-Ф02-981 /99-С2

г-

Истец обратился с иском в суд к ответчику об истребовании имущества (компьютерной техники) и взыскании убытков, с Решением в удовлетворении иска отказано. | ; Решение мотивировано тем, что договор между сторонами заключен не был, поскольку счет-фактура не отвечает требованиям

статьи 435 ГК и не является офертой. Следовательно, у истца отсутствует право требовать передачи имущества, указанного в счете- фактуре, и отсутствует право требовать возмещения убытков, вызванных непередачей имущества. v

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено и принято новое решение об изъятии у ответчика спорного имущества и взыскании убытков.

Постановлением Федерального арбитражного суда постановление апелляционной инстанции отменено, дело передано на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Истец обратился в Федеральный арбитражный суд с кассационной жалобой. По мнению заявителя кассационной жалобы, счет- фактура является публичной офертой и, следовательно, при вынесении решения и постановления апелляционной инстанции суд не применил подлежащую применению статью 437 ГК.

Изучив материалы дела и проверив доводы кассационной жалобы, Федеральный арбитражный суд не находит оснований для отмены.

Судом первой и апелляционной инстанций были установлены следующие имеющие существенное значение для дела обстоятельства.

Платежным поручением истец перечислил ответчику денежные средства. Основанием оплаты в платежном поручении указано: согласно счету. В деле имеется счет-фактура, в которой перечислено компьютерное оборудование (8 позиций) и его цена; в качестве поставщика указан ответчик; графа «покупатель» не заполнена.

Платежным поручением ответчик возвратил денежные средства истцу.

В соответствии со статьей 432 ГК договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям Договора; договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

Согласно статье 433 ГК договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. В соответ- ствии с пунктом 1 статьи 435 ГК офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение; оферта должна содержать существенные условия договора. Судом первой и апелляционной инстанций счет-фактура правильно не признана офертой, поскольку указанная счет-фактура никому не адресована, и из ее содержания не усматривается, что ответчик намерен заключить договор с истцом. Довод о том, что счет-фактура является публичной офертой, является несостоятельным. В соответствии с пунктом 2 статьи 437 ГК содержащее все существенные условия договора предложение, из которого усматривается воля лица, делающего предложение, заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется, признается офертой (публичная оферта). Счет- фактура не является и публичной офертой, поскольку из ее содержания не усматривается воля ответчика заключить договор с любым, кто отзовется.

В материалах дела отсутствуют и какие-либо доказательства, которые бы свидетельствовали о том, что между сторонами был заключен договор.

Поскольку договор между сторонами заключен не был, у истца отсутствует право требовать передачи имущества, а у ответчика отсутствует корреспондирующая обязанность его передать. Не могут быть удовлетворены требования о возмещении убытков, вызванных неисполнением договора, в связи с тем, что договор между сторонами заключен не был.

Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10.10.2001 г. по делу

№ А29-1329/01-2э

* ?

Податель жалобы оспаривает вывод суда о заключенности д<$*о- вора с 18.04.2000 г. по следующим основаниям:

— указание в преамбуле договора варианта истца — 18.04.2000 г. не является доказательством момента возникновения сделки, ибо договор аренды относится к реальным и для его совер- шения в силу статей 606, 611, 433 ГК необходима передача вещи. Истец вопреки статье 53 АПК не представил доказательств передачи имущества субарендатору именно 18. 04. 2000;

— неверное истолкование апелляционной инстанцией статьи 607 ГК относительно существенных условий договора аренды привело к незаконному выводу о незаключенности договора в варианте, предложенном ответчиком, лишь из-за неуказания в нем площади арендованного имущества.

Кроме этого, рассмотрение вопроса о заключенности договора без заявления соответствующего требования на этот счет является нарушением процессуального права.

Изучив документы кассационного производства, третья инстанция не находит оснований к отмене обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, истец заключил с ответчиком договор от 18. 04. 2000 г. на субаренду нежилого помещения.

Данный спор возник в результате того, что каждый из контрагентов ссылается на свой вариант договора от 18.04.2000 г., содержащий разные данные о сроке аренды (по мнению истца — с 18.04.2000 г., ответчика — с 04.08.2000 г.), размере арендной платы (31 280 рублей и 16 345 рублей соответственно), предмете договора (у истца дополнительно прописан метраж передаваемых в пользование площадей — 405,0 м2).

По общей характеристике гражданско-правовых обязательств договор аренды является консенсуальным и считается заключенным с момента достижения сторонами соглашения по его существенным условиям. Момент вступления договора в силу не связывается с передачей арендованного имущества арендатору. В связи с этим аргумент кассатора по поводу правовой характеристики договора и момента его совершения является ошибочным, как и его ссылка на статью 433 ГК.

Передача сданного в аренду объекта арендатору представляет собой исполнение заключенного и вступившего в силу договора аренды со стороны арендодателя.

При этих условиях Арбитражный суд правомерно посчитал заключенным договор с 18.04.2000 г. и взыскал с ответчика задолженность по арендной плате.

Несостоятельны возражения ответчика по поводу передачи ему истцом имущества в апреле месяце, поскольку в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие использование ответчиком правил пункта 3 статьи 611 ГК.

Кассационная инстанция также считает обоснованным вывод апелляции о том, что такое существенное условие договора аренды, как его предмет (в данном случае — нежилое помещение), должно определяться не только почтовым адресом, но и данными о конкретном метраже площадей, передаваемых в аренду.

г ,

Постановление Федерального арбитражного суда кг Уральского округа от 17.04.2002 г. по делу

№ Ф09-678/02-ҐК :

Истец обратился с иском в суд к ответчику о признании недействительной (ничтожной) сделки по взаимным расчетам в федеральный бюджет по договору. Решением в иске отказано. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения. Истец с постановлением апелляционной инстанции в части признания договора цессии и дополнительного соглашения к нему незаключенными согласен, однако считает необоснованными отказ в удовлетворении требования к ответчику о взыскании суммы неосновательного обогащения, ссылаясь на неправильное применение ст. 155 АПК, неприменение норм о неосновательном обогащении.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что договор и дополнительное соглашение к нему нельзя признать заключенными. Согласно ст. 432 ГК договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Поскольку условия договора и дополнительного соглашения к нему не позволяют определить основание возникновения обязательства, право (требование) по которому передавалось истцом, правильным является вывод суда о несогласовании сторонами условия о предмете договора, являющегося одним из существенных условий, что влечет признание договора незаключенным. В силу ст. 37 АПК изменение основания или предмета иска возможно только до принятия решения арбитражным судом. При таких обстоятельствах судом апелляционной инстанции обоснованно не принято изменение исковых требований, изложенное истцом в апелляционной жалобе. Ссылка заявителя на неприменение судом норм ГК о неосновательном обогащении судом кассационной инстанции отклоняется, поскольку истцом требование о взыскании с ответчика суммы по основаниям, предусмотренным ст. ст. 1102-1105 ГК, не заявлялось. Таким образом, решение и постановление законны, отмене не подлежат.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 22.12.1999 г. по делу № А09-2823/99-11

Суды как первой, так и апелляционной инстанций, отказывая в иске в части признания недействительной сделки по аренде, исходили из того, что имущество, предусмотренное договором аренды, фактически не передавалось, а в соответствии с законом для заключения договора необходима была такая передача. Поскольку передачи имущества не произошло, договор аренды в силу п. 2 ст. 433 ГК является незаключенным.

Однако в соответствии со ст. 425 ГК договор вступает в законную силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Судом не учтено, что для заключения договора аренды законодателем не предусмотрена, как обязательное условие, передача имущества арендатору.

Если арендодатель не представил арендатору сданное внаем имущество, арендатор вправе истребовать это имущество в соответствии с нормами ст. 398 ГК и потребовать возмещения убытков либо расторжения договора.

Суду при новом рассмотрении дела, при решении вопроса о признании данной сделки недействительной, необходимо учесть вышеназванное обстоятельство.

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.01.2001 г. по делу № Ф04/124-796/А70-2000

Истец обратился в арбитражный суд к ответчику о возмещении стоимости неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Решением исковые требования удовлетворены. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения. Судебные акты мотивированы установленным фактом неосновательного обогащения ответчика.

Не согласившись с судебными решениями, ответчик обратился с жалобой в кассационную инстанцию. В кассационной жалобе заявитель ссылается на неправомерное изменение судом основания иска. В качестве основания иска истец указывает нарушение ответчиком условий договора в части сдачи в субаренду арендованного помещения без согласия арендодателя и нарушение статьи 615 ГК, а суд, по мнению заявителя, принимая решение, руководствовался иными нормами права (статьями 433, 609, 651 ГК ) и удовлетворил иск, признав договор незаключенным. Таким образом, суд нарушил статью 37 АПК, устанавливающую право истца на изменение основания иска.

Рассмотрев материалы дела, кассационную жалобу, проверив в порядке статьи 174 АПК законность судебных актов, кассационная инстанция не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как видно из материалов дела, истец, будучи собственником нежилого здания, заключил с ответчиком договор аренды нежилых помещений сроком действия до 01.01.2024 г. 01.04.1999 г. ответчиком с третьим лицом был заключен договор субаренды № 05/03, согласно которому ответчик передал третьему лицу во временное пользование указанное помещение с арендной платой с большей арендной платой. Третье лицо, выполняя условия договора субаренды, оплатило ответчику арендную плату.

Истец, считая, что ответчик без установленных законом оснований для сделки путем сдачи в субаренду арендованного помещения обогатился, обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Давая правовую оценку правоотношениям сторон, суд правильно исходил из того, что отношения сторон регулируются разделом 34 ГК. В соответствии с пунктом 2 статьи 652 ГК договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее одного года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. Поскольку договор аренды заключен между сторонами на срок 25 лет и не зарегистрирован в установленном порядке, вывод суда о том, что указанный договор является не- заключенным, правомерен. Ввиду отсутствия у ответчика прав владения и пользования помещением он не имел никаких правовых оснований пользоваться помещением и распоряжаться им (сдавать в субаренду).

Поскольку факт субарендных отношений судом установлен и ответчиком не отрицается, суд правомерно признал исковые требования обоснованными и, руководствуясь статьей 1102 ГК, обоснованно взыскал сумму неосновательного обогащения. Обязательность регистрации договоров аренды нежилого помещения закреплена нормами гражданского законодательства и Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок», поэтому следует признать правомерным взыскание с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами на основании статьи 395, части 2 статьи 1107 ГК.

Доводы кассационной жалобы об изменении судом основания иска несостоятельны. Основания иска — это обстоятельства, на которые истец ссылается в подтверждение исковых требований к ответчику. Истец, предъявляя требования о взыскании неосновательного обогащения, сослался не только на договор, но также и на норму права (статью 1102 ГК ). Фактическое пользование ответчиком арендованным помещением и уплата им арендной платы за пользование не является доказательством наличия между сторонами договорных отношений и правомерности действий по распоряжению им помещением.

Учитывая изложенное, оснований для отмены судебных актов не имеется.

J Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30.08.2000 г. по делу * № Ф04/2201-462/А03-2000

Истец обратился с иском в суд к ответчику о взыскании задолженности по арендной плате и убытков на основании статьи 15 ГК.

Исковые требования мотивированы невыполнением обязательств ответчиком по поставке пшеницы в виде оплаты за пользование имуществом по договору аренды, причиненными убытками в результате предстоящих расходов по восстановлению арендованной разукомплектованной техники.

Отредактировал и опубликовал на сайте ? PRESSI ( HERSON )

Решением в иске отказано. Постановлением апелляционная инстанция решение оставила без изменения. В обоснование принятых актов суд указал, что правовых оснований для взыскания арендной платы нет в связи с отсутствием между сторонами арендных отношений, оформленных в установленном законом порядке, а также денежного обязательства ответчика по оплате за арендуемое имущество.

В кассационной жалобе истец просит отменить состоявшиеся судебные акты. По мнению заявителя, выводы арбитражного суда о незаключении договора аренды противоречат фактическим обстоятельствам и нормам материального права. Так, суд первой инстанции ошибочно в нарушение статей 224 и 433 ГК указал на необходимость составления акта приема-передачи к договору аренды имущества, а вывод апелляционной инстанции о том, что предмет договора не конкретизирован, противоречит приложению к договору, в котором стороны указали наименование и количество передаваемой техники. В нарушение судом обоснованности обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены решения и постановления арбитражного суда.

Рассмотрев материалы дела, кассационная инстанция не находит оснований для отмены принятых решений. Суд первой инстанции, отказывая истцу в иске, правомерно указал на то, что поскольку в приложении № 1 к договору аренды указан лишь перечень имущества, а тракторы, комбайны, автомобили индивидуально не определены и не передана техническая документация к ним, договор не считается заключенным.

Оставляя решение в силе, апелляционная инстанция, рассмотрев дело в порядке статьи 155 АПК повторно, в обоснование судебного акта дополнительно указала, что стороны предусмотрели передачу в аренду также и недвижимого имущества. Однако данные о его месторасположении отсутствуют, не указана характеристика. Кроме того, подтверждением того, что договор не заключен, является также то обстоятельство, что стороны не осуществили государственную регистрацию договора аренды недвижимого имущества, заключенного на срок свыше одного года, как это предусмотрено пунктом 2 статьи 651 ГК. Неконкретность в указании имущества подтверждается уточнением к иску, в котором истец просит считать иными нежели указано в договоре, марки тракторов, комбайнов, жаток.

В решении суда первой инстанции содержится ссылка на неза ключение спорного договора также и в связи с отсутствием акт;

приема-передачи имущества, передаваемого в аренду. Между тем ошибочное применение материального права не повлияло на принятие обоснованного судебного акта об отказе истцу в иске, а суд апелляционной инстанции со ссылкой на главу 24 ГК допущенное нарушение устранил, поэтому доводы кассационной жалобы в этой части приняты во внимание быть не могут.

Кассационная инстанция считает правильными выводы арбитражного суда об отсутствии между сторонами обязательственных правоотношений, основанных на договоре аренды имущества, и правомерным отказ истцу в иске об удовлетворении требований о взыскании оплаты по договору и в возмещении причиненных убытков.

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29.05.2000 г. по делу № Ф04/1354-341/А45-2000

Истец обратился в арбитражный суд с требованием о выселении ответчика из трехкомнатной квартиры, занимаемой на основании договора аренды.

Ответчиком до принятия решения предъявлен встречный иск о признании договора аренды недействительным и применении последствий недействительности сделки.

Решением основной иск удовлетворен. В удовлетворении встречного иска отказано.

Не согласившись с судебными решениями, ответчик обратился с жалобой в кассационную инстанцию. В кассационной жалобе заявитель ссылается на то, что при вынесении решений судом не были учтены его возражения в части того, что истец уклонялся от регистрации договора аренды, а также полагает, что выводы суда о признания договора незаключенным противоречат материалам дела, поскольку письменная форма договора соблюдена, имеется акт при- емки-передачи квартиры и налицо фактическое исполнение договора в виде уплаты заявителем арендной платы. Просит судебные акты отменить и разрешить спор по существу, обязав истца зарегистрировать договор аренды.

В силу части 3 статьи 433 и части 2 статьи 651 ГК договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации. При рассмотрении дела судом установлено, что данный договор аренды нежилого помещения не был зарегистрирован в установленном порядке, что подтверждается письмом учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Возникновение гражданских прав и обязанностей сторон по договору аренды, заключенному на срок свыше одного года, гражданское законодательство связывает непосредственно с государственной регистрацией такого договора. В связи с отсутствием государственной регистрации договор аренды не порождает для сторон никаких прав и обязанностей. В силу чего признание судом договора аренды незаключенным следует признать правильным. Поскольку ответчик осуществлял пользование имуществом истца без правовых оснований, выводы суда о выселении ответчика из помещения правомерны.

Признание договора незаключенным, как правильно указано апелляционной инстанцией, исключает возможность одновременного признания договора недействительным и применения последствий недействительности договора, а потому отказ суда в удовлетворении встречного иска также обоснован.

Доводы кассационной жалобы в части вины истца в отсутствии государственной регистрации договора несостоятельны. Согласно статье 53 АПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Однако ответчик доказательств, подтверждающих обращение его в суд с требованием вынести решение о регистрации спорного договора аренды в соответствии с пунктом 3 статьи 165 ГК, не представил.

Учитывая изложенное, оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

j Постановление Федерального арбитражного суда 1 Западно-Сибирского округа от 19.07.2000 г. по делу

№ Ф04/1760-369/А03-2000

Прокурор обратился в суд с иском к ответчику о признании не- ^действительным договора аренды, применении последствий недей- ствительности сделки и взыскании неосновательного обогащения. В обоснование указал на статьи 167, 168, 432, 1107 ГК.

Решением отказано в иске (постановлением апелляционной инстанции оставлено без изменения).

Постановлением Федерального арбитражного суда отменены состоявшиеся судебные акты с направлением на новое рассмотрение. Решением в удовлетворении иска отказано. Принимая судебный акт, суд исходил из того, что договор не заключен, так как не содержит предмета договора, являющегося существенным условием в силу правовой нормы, и отсутствуют основания применения последствий по статье 167 ГК.

В кассационной жалобе комитет по управлению имуществом просит отменить решение, полагая договор заключенным, пользуясь помещениями, ответчик уплачивал за все время пользования плату. Неприменение статьи 168 ГК в решении не мотивировано. По мнению истца, законодательство не исключает возможности признания договора незаключенным и недействительным одновременно.

Кассационная инстанция считает решение соответствующим нормам материального и процессуального права. Вывод суда о незаключенности договора основан на материалах дела. Договор не определяет состав передаваемого имущества. Содержится указание обязательства о передаче нежилого помещения в здании. Причем на каком этаже, какие помещения и какого размера, не указано. По акту передача не состоялась. В настоящее время ответчик продолжает пользоваться помещениями, и стороны намерены оформить занимаемые помещения договором.

Согласно статье 432 ГК договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенным для договора аренды является определение предмета аренды. В силу статьи 432 ГК отсутствие хотя бы одного существенного условия влечет незаключенносгь договора.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.05.2000 г. по делу № КГ-А40/1771-00

Истец обратился в суд с иском к ответчику о применении последствий недействительности ничтожной сделки — договора арен-

8 Зак. П94

ды нежилого помещения в виде взыскания с ответчика сумм, полученных им в качестве арендной платы по договору.

Решением суд в удовлетворении исковых требований отказал.

На решение подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос об отмене обжалуемого судебного акта как незаконного и принятии нового решения об удовлетворении иска. Суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены принятого решения.

Арбитражный суд, разрешая спор, сделал вывод о том, что договор на основании ст. 165 ГК является недействительной сделкой, поскольку доказательства его государственной регистрации не представлены. В иске о применении последствий недействительности ничтожной сделки суд отказал ввиду невозможности применения двусторонней реституции исходя из характера отношений сторон.

Однако вывод суда о недействительности договора аренды не соответствует требованиям закона. Действительно, ст. ст. 164, 609 ГК предусматривают государственную регистрацию договоров недвижимого имущества. Вместе с тем согласно ч. 3 ст. 433 ГК договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Таким образом, у суда не имелось оснований для признания договора недействительным на основании ст. 165 ГК. В силу ч. 3 ст. 433 ГК данный договор следует считать незаключенным, поскольку он не прошел государственную регистрацию.

Между тем в целом отказ в удовлетворении требований о применении последствий недействительности сделки следует признать правильным. Из материалов дела следует, что фактические арендные отношения между сторонами состоялись. Помещение, являющееся объектом аренды, было предоставлено истцу по акту приема- передачи и использовалось им, за что и выплачивались арендные платежи, являющиеся формой оплаты собственнику за право пользования переданным в аренду имуществом. Действующим законодательством не предусмотрено применение двусторонней реституции как последствия незаключения договора аренды. В силу изложенного оснований для удовлетворения заявленных истцом требований не имеется, поэтому суд принял правильное решение об отказе в иске.

Неправильное применение судом норм материального права (ст. 165 ГК) не привело к принятию неправильного решения.

Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 05.09.2001 г. по делу № А10-684/01 -14/Ф02-2038/2001-С2

Проверкой материалов дела в кассационной инстанции установлено, что иск заявлен о применении последствий недействительности ничтожной сделки договора аренды — путем возврата истцу здания.

Иск обоснован тем, что между сторонами заключен договор аренды магазина на один год с 20 марта 2000 г. по 20 марта 2001 г. Поскольку договор аренды не прошел государственную регистрацию, истец считает его ничтожной сделкой и, в силу статьи 167 ГК, просит применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Удовлетворяя требования истца, судебные инстанции исходили из того, что договор аренды, заключенный сторонами сроком на один год, не прошел государственную регистрацию и является ничтожной сделкой, как не соответствующий пункту 2 статьи 651 ГК. На основании статьи 167 ГК суд применил последствия недействительности договора путем изъятия у ответчика здания.

Судом апелляционной инстанции данный вывод суда признан правомерным.

Не может быть признана обоснованной оценка договора, содержащаяся в принятых по делу судебных актах. Судебные инстанции при вынесении судебных актов полагали, что договор аренды является совершенной сделкой, не соответствующей требованиям закона. Между тем из материалов дела следует, что спорный договор аренды не прошел государственную регистрацию. Такие договоры согласно пункту 2 статьи 651 ГК считаются незаключенными. Закон содержит диспозитивную норму о последствиях отсутствия государственной регистрации договоров аренды недвижимости, заключенных на срок не менее одного года, и относит их к незаключенным договорам, а не к ничтожным сделкам.

Недостаточная обоснованность выводов судебных инстанций о последствиях отсутствия государственной регистрации договора аренды могла повлечь неправильные выводы суда по делу о наличии у истца права требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки для незаключенного договора.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.09.1998 г. по делу

№ А56-9287/98

В соответствии с пунктом 3 статьи 433 ГК договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

С учетом изложенного кассационная инстанция находит правильным и полностью соответствующим материалам дела и действующему законодательству вывод суда первой инстанции о том, что спорный договор аренды является незаключенным, в связи с чем не имеет правовых последствий.

Поскольку исковые требования основаны на неисполнении ответчиком своих обязательств по перечислению арендной платы по договору аренды, который считается незаключенным, такие требования подлежат отклонению. Суд указал в решении, что ходатайство об изменении исковых требований в порядке статьи 37 АПК истец не заявлял.

На основании изложенного кассационная инстанция пришла к выводу, что суд вынес правомерное решение об отказе в иске, в связи с чем оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта и удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.05.2000 г. по делу

№ А05-946/00-62/20 Как следует из материалов дела, договор не был зарегистрирован и поэтому является незаключенным. Ввиду этого он не может быть признан недействительным, но, поскольку истец пользовался спорным имуществом, что подтверждается актом об установлении факта использования муниципального имущества и не оспаривалось истцом, последний должен был производить платежи.

Таким образом, суд правомерно отказал истцу в удовлетворении иска о взыскании с ответчика неосновательного обогащения в виде арендной платы.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.08.2001 г. по делу

№777/01-12

Истец обратился в арбитражный суд с иском к ответчику о применении последствий недействительности ничтожной сделки по передаче имущества истца по актам приема-передачи.

Решением в удовлетворении иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе истец просит решение и постановление апелляционной инстанции отменить.

Как следует из материалов дела, по актам передачи истец передал ответчику движимое и недвижимое имущество. Считая данную сделку недействительной, истец и обратился с настоящим иском.

Акт передачи оборотных активов, акт передачи объектов незавершенного производства, акт передачи кредиторской задолженности, акт передачи ценных бумаг, акт передачи основных средств не подтверждают факта заключения сделки. Из указанных документов невозможно определить, на каких условиях передавалось упомянутое имущество (купля-продажа, аренда, безвозмездное пользование, залог или иное).

В соответствии с пунктом 1 статьи 432 ГК договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме (в данном случае в письменной форме), достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Поскольку материалами дела не подтверждается, что стороны достигли соглашения по всем существенным условиям, то акты о передаче указанного имущества не могут быть признаны заключенным договором. Следовательно, незаключенный договор не может быть признан недействительным.

При таких обстоятельствах суд первой и апелляционной инстанций правомерно и обоснованно отказал в иске.

Согласно статье 37 АПК предмет и основание иска определяет истец, и арбитражный суд не вправе самостоятельно их изменять.

Предмет иска, то есть материально-правовое требование истца к ответчику (пункт 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.10,1996 г. № 13), истец не изменял, иск об истребовании имущества на основании статьи 301 ГК из чужого незаконного владения не заявлял.

Требование о возврате имущества из чужого незаконного владения содержится лишь в кассационной жалобе. Согласно пункту 1 статьи 37 АПК изменение основания или предмета иска допускается до принятия решения арбитражным судом.

* 1" І ?

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.04.2002 г. по делу

№ А13-7256/01-12 н

Истец обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительной сделки по передаче от истца ответчику недвижимого имущества и о применении последствий недействительности сделки.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен.

В кассационной жалобе ответчик просит отменить решение и постановление и отказать в иске. Податель жалобы полагает, что оспариваемый истцом в качестве недействительной сделки акт приема-передачи имущества не является сделкой, поскольку имущество было передано на основании учредительного договора о создании ответчика.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, кассационная инстанция находит, что они подлежат отмене.

Удовлетворяя иск, суд указал, что названный акт является сделкой, поскольку направлен на установление, изменение и прекращение гражданских прав по передаваемому имуществу. При этом суд, признав недействительной сделку по передаче недвижимого имущества истца в качестве вклада для формирования уставного капитала

ответчика, применил последствия ее недействительности, обязав ответчика возвратить истцу недвижимое имущество, внесенное в качестве вклада в уставный капитал. ,

Однако спорное имущество внесено в уставный капитал ответчика не в результате совершения сделки, оформленной, как счел суд, актом, а на основании такой сделки, как учредительный договор, і заключенный истцом и тринадцатью физическими лицами, о созда- | нии ответчика. Спорное имущество передано по акту приема- і передачи, которым оформлена лишь передача имущества во исполнение истцом своих обязательств по конкретной сделке — учредительному договору. Именно этот договор явился сделкой по отчуждению истцом имущества.

Указанная сделка (учредительный договор) с ответчиком не заключалась. Сторонами этой сделки явились истец и тринадцать физических лиц.

Законность учредительного договора по настоящему делу не оспаривается истцом и не входит в предмет рассмотрения данного спора.

Акт не является сделкой по передаче спорного имущества, переданного на основании такой сделки, как учредительный договор. Ответчик стал собственником спорного имущества на основании сделки, заключенной в виде учредительного договора о создании общества, в связи с чем невозможно изъятие имущества от ответчика путем применения последствий недействительности акта приема- передачи, правовая природа которого представляет собой лишь фиксацию исполнения обязательств одного из учредителей ответчика, в то время как сама сделка по передаче имущества заключена при учреждении общества в момент подписания учредительного договора его участниками, что предусмотрено учредительным договором и вытекает из пункта 1 статьи 12 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Обязание судом ответчика возвратить истцу спорное имущество фактически представляет собой применение последствий недействительности не акта, а учредительного договора, хотя такое требование истцом не заявлялось и договор недействительным не признан.

Постановление Федерального арбитражного суда in Северо-Западного округа от 25.01.2000 г. по делу

№ А42-5001/99-7

•т

Истец обратился с иском в суд к ответчику о признании договора займа от 01.10.1998 г. недействительным, ссылаясь на его притворность, и договора займа от 01.12.1998 г. незаключенным, ссылаясь на его безденежность. До принятия судом решения истец уточнил свои исковые требования и просит признать договор займа от 01.12.1998 г. ничтожным и незаключенным в связи с его безденежностью.

Решением в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе истец просит отменить решение суда и иск удовлетворить. Кассационная инстанция не находит оснований для отмены решения суда.

Как следует из материалов дела, 01.12.1998 г. между истцом и ответчиком заключен договор займа. По условиям этого договора ответчик (предприниматель) передает истцу в собственность 34 677 долл. США. Заемщик принял на себя обязательство возвратить заемные средства до 30.12.1998 г. Полагая, что указанный договор не соответствует требованиям закона, а денежные средства фактически не передавались, истец и предъявил данный иск.

Согласно ст. 807 ГК договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В данном случае предметом договора займа являются денежные средства. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд правомерно сослался на то, что факт исполнения заимодавцем передачи денежных средств установлен и подтвержден копией приходного ордера, а также актом сверки. При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу, что оснований считать договор незаключенным в силу безденежности не имеется.

Отказывая в признании спорного договора ничтожной сделкой, суд сослался на то, что наличие в договоре займа элементов кредитного договора не дает оснований считать его ничтожным.

Согласно ст. 431 ГК при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

В данном случае спорный договор по смыслу его содержания безусловно является реальным договором и, следовательно, заемным, а не кредитным, который является консенсуальным договором. Кроме того, возмездность договора займа не противоречит природе заемных отношений и требованию закона.

Кассационная инстанция считает необходимым отметить, что истец при предъявлении данного иска сам себе противоречит, поскольку незаключенный договор, каким он просит признать спорный договор, не может быть ничтожным.

С учетом изложенного кассационная инстанция не находит оснований для отмены решения, которое принято в соответствии с требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.10.2000 г. по делу

№ А05-2327/00-5/22

По утверждению подателя жалобы, на момент заключения спорного кредитного договора кредитные средства ему фактически не были предоставлены. Данное обстоятельство, по мнению ответчика, свидетельствует в соответствии со ст. 807, 819 ГК о незаключении между сторонами указанного кредитного договора, а в соответствии со статьями 167, 168 данного Кодекса— о его ничтожности.

Довод о незаключенности и ничтожности спорного кредитного договора основан на ошибочном толковании подателем жалобы статей 807, 819, 167, 168 ГК. Договор по своей правовой природе является кредитным договором, а не договором займа.

В соответствии со ст. 819 ГК по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. Согласно приведенной норме кредитный договор вступает в силу с момента его подписания сторонами, однако проценты за пользование кредитными средствами начисляются с момента их поступления на счет заемщика, а не с момента заключения договора либо даты, когда кредитор должен был предоставить денежные средства.

Таким образом, кредитный договор, в отличие от договора займа, является не реальной, а консенсуальной сделкой. Кроме того, договор не может являться одновременно и ничтожным, и незаключенным.

. I

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 12.09.2002 г. по делу № КҐ-А41/6038-02

Иск предъявлен о признании оспоримой сделки недействительной, причем сделкой истец считает передачу имущества должника в уставный капитал. В то же время из материалов дела следует, что передача имущества сама по себе сделкой не является, а представляет собой действия по исполнению сделки — учредительного договора, заключенного сторонами по данному делу — ответчиком и третьими лицами. Гражданское законодательство не предусматривают возможность признания действий по исполнению договора

недействительными или НИЧТОЖНЫМИ. t

«

I'j

01 Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 27.04.2001 г. по делу № КГ-А40/1998-01

Истец обратился с иском в суд к ответчику о признании недействительным соглашения. Истец обосновывал свои требования тем, что, по его мнению, не была соблюдена нотариальная форма и не была осуществлена государственная регистрация указанного соглашения, то есть были нарушены ст. 131, 165, 550, 551 ГК.

Решением, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в иске было отказано. При принятии решения суды руководствовались ст. 5, 131, 153, 154, 165, 168, 420, 550, 551 ГК.

Не согласившись с решением и постановлением, истец подал кассационную жалобу, в которой просил судебные акты отменить и

удовлетворить иск о признании недействительным соглашения. В кассационной жалобе истец указывал на неправильное применение судами в оспариваемых актах ст. 5, 68 ГК и неприменение ст. 429 ГК.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив правильность ! применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и норм процессуального права, кассационная инстанция пришла к выводу, что оспариваемые акты должны быть оставлены I без изменения.

j Истец просил признать недействительным соглашение между

! истцом и ответчиком, из текста которого следует, что стороны пришли к соглашению по цене продажи нежилых помещений, находящихся по адресу: г. Москва..., и состоящих из магазина (1 этаж и подвал) общей площадью 610,4 кв. м. и 3 сараев общей площадью 282,3 кв. м., расположенных на земельном участке 0,14 га, в сумме 250 ООО долл. США плюс НДС — 20% в рублях по курсу ММВБ на день оплаты.

Отказывая в иске, суд первой инстанции сделал вывод о том, что оспариваемое соглашение является намерением сторон совершить в дальнейшем сделку и соответственно оно не порождает никаких взаимных обязательств и не влечет за собой никаких правовых последствий.

Оставляя без изменения решение, суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что оспариваемое соглашение по своей правовой природе не является сделкой (договором), поскольку не создает обязательства, не устанавливает, не изменяет и не прекращает взаимные права и обязанности каждой из сторон, подписавших соглашение, не определяет содержание их прав и обязанностей, а лишь закрепляет намерение сторон о продаже и приобретении нежилых помещений по определенной цене.

Указанные выводы судов первой и апелляционной инстанций не противоречат материалам дела. В обжалуемом соглашении отсутствуют существенные условия договора, предусмотренные ст. 307, 420, 421, 432, 434 ГК, в связи с чем отсутствуют основания для применения к соглашению положений ст. 131, 165, 550, 551 ГК.

Также не применима к обжалуемому соглашению ст. 429 ГК о предварительном договоре, на которую ссылается истец, так как в соглашении отсутствует обязательство сторон заключить в будущем договор о передаче нежилых помещений, а также отсутствуют условия такого договора.

, с-. -' ?

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.04.2001 г. по делу Г ] № КГ-А40/1412-01 ы,ч

Истец обратился с иском в суд к ответчику о применении последствий недействительной сделки — договора субаренды и обяза- нии ответчика освободить земельный участок. Требования заявлены на основании ст. 166, 167, 168 ГК.

Решением суда иск удовлетворен. При этом суд исходил из того, что договор субаренды не прошел государственной регистрации и в соответствии с п. 1 ст. 165 ГК является ничтожной сделкой.

На указанный судебный акт ответчиком подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос об отмене решения и отказе в удовлетворении иска в связи с нарушением судом норм материального и процессуального права.

Суд кассационной инстанции считает, что решение подлежит отмене по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, между сторонами заключен договор на субаренду. Согласно п. 2 ст. 609 ГК договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не предусмотрено законом. Арбитражный суд признал данный договор ничтожной сделкой на основании п. 1 ст. 165 ГК, так как договор субаренды не прошел государственной регистрации. Однако оспариваемый договор был зарегистрирован 25.09.1998 г. Московским земельным комитетом. На момент заключения договора субаренды учрежден Московский городской комитет по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, однако функции по регистрации договоров субаренды переданы Москомрегистрации после заключения договора субаренды.

Более того, согласно п. 3 ст. 433 ГК договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. При отсутствии государственной регистрации договор считается незаключенным.

<< | >>
Источник: Кияшко В. А.. Несостоявшиеся сделки: очерк законодательства, теории и правоприменительной практики.— СПб.: Издательство Р.Асланова «Юридический центр Пресс». — 240 с.. 2007

Еще по теме ПРИЛОЖЕНИЕ 1326 Материалы судебной практики:

  1. Алфавитно-предметный указатель
  2. ПРИЛОЖЕНИЕ 1326 Материалы судебной практики
  3. Александр Дмитриевич Градовский (1841-1889)
  4. РАЗНОГЛАСИЯ СУПРУГОВ И ФИНАНСОВАЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ ЖЕНЩИН
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -