<<
>>

§ 3. Правомочие обладателя исключительного права на распоряжение правом

Возможность обладателя субъективного гражданского права своей волей прекратить или ограничить в осуществлении принадлежащее ему право

опосредована юридически. Такая возможность распорядиться правом признается реальным выражением начала диспозитивности как признака метода гражданско-правового регулирования и имущественно. распорядительной самостоятельности участников гражданского оборота как признака предмета гражданско-правового регулирования . Вместе с тем

распоряжение правом не принято рассматривать в качестве элемента

, гражданской правоспособности, оно представляет собой структурно

г

совокупный элемент субъективного права .

Об этом так же свидетельствует то, что совершение распорядительной сделки часто сопряжено с

осуществлением другого правомочия — пользования объектом, и имеет целью получить полезный эффект от эксплуатации (реализации) социального блага. Действие по распоряжению правом в итоге нацелено на его объект. Однако следует различать категорию распоряжения правом и категорию распоряжения объектом права. В составе права собственности (иногог вещного права) традиционно выделяется правомочие распоряжения вещью как "признанная за собственником и гарантированная ему возможность совершать действия, направленные на изменение экономического назначения или состояния вещей, в первую очередь на передачу их другим субъектам права в собственность, оперативное управление либо во владение" . Распоряжение объектом имущественного права как изменение состояния объекта имеет место в случае ,с переработкой вещи (ст. 220 ГК РФ), так же в случае изменение предмета обязательства в результате отступного (ст. 409 ГК РФ), но не в случае с переработкой результата интеллектуальной деятельности, т. к. это-действие приводит к появлению двух объектов - оригинала и производного, относительно которых существуют отдельные исключительные права. Стало

быть, невозможно переработать результат интеллектуальной деятельности подобно вещи, можно создать на основе результата интеллектуальной деятельности новый результат. В остальных случаях распоряжение объектом права определяет состояние принадлежности социального блага определенному лицу (лицам) или никому вообще (в случае уничтожения социального блага). При этом о принадлежности социального блага можно говорить лишь относительно вещей, относительно результатов интеллектуальной деятельности (средств индивидуализации) об этом можно говорить только условно, имея в виду обладание их стоимостью (в основном меновой), что дает возможность ее эксплуатации. Как отмечает Г.В. Бромберг, «весь смысл исключительных имущественных прав на интеллектуальную

217

собственность заключается в монополии на потенциальную прибыль» . Поэтому социальные блага (объекты прав) способны к участию в экономическом обороте, т.е. обладают свойством оборотоспособности. Субъективное право, закрепляющее принадлежность социального блага определенному лицу есть лишь «всего-навсего идеальная (понятийная) категория, приспособленная для закрепления определенных возможностей субъекта вести себя известным образом и требовать, чтобы другие лица вели себя так, как потребно, в том числе и посредством воздействия на них через суд» .

Однако свойство оборотоспособности все чаще приписывают

субъективным правам, было замечено, что «юридико-технические абстракции

потеснили телесные вещи...права становятся имуществом... всякое имущество,

в сущности, выступает как право» . Имущественные права признаются

объектом оборота, их относят к категории экономических благ, обладающих

220

меновой стоимостью , а гражданское законодательство характеризует их как имущество (напр. п.4 ст.454, п.2 ст.567, п.1 ст.572 ГК РФ). Представление о

субъективном праве как об имущественном благе в экономической науке имело

„ „ „ „ 221 место в трудах представителен австрийской экономической школы и

является одним из основных положений новой институциональной теории,

которая исходит из того, что объектом собственности выступает не ресурс, а

совокупность или доля прав по использованию ресурса (Р. Коуз, А. Алчин, И.

Барцель) . Хоть право и является по сути абстрактной юридической моделью

поведения, оно обладает определенной социальной ценностью, и такая

ценность права «заключается в том, насколько состояние правовой

принадлежности субъекта способствует реализации возможностей

фактического характера, удовлетворению того социального интереса, ради

лял

которого и устанавливалось право» . Особенно наглядно это проявляется, если разграничить субъективное право и фактическую возможность поведения. Возможность поведения — категория фактическая, право же есть ее юридическое обеспечение. Фактическую возможность воздействовать на социальное благо могут иметь помимо правообладателя и другие лица. Можно осуществлять лов рыбы в чужом водоеме, похитить у собственника вещь и пользоваться ей, предъявить требование об исполнении действия, представив поддельный документ или используя угрозу насилием и т.п. В приведенных примерах возможность использовать социальное благо есть, но осуществляется она не на основании права, такое поведение является неправомерным и чревато , применением юридической санкции. И в этом смысле лицо, которое намеревается эксплуатировать социальное благо, заинтересовано в том, чтобы легитимировать свои возможности относительно блага, «узаконить» их, т.е. заинтересовано в приобретении субъективного права.

Исходя из этого можно, хотя и с известной долей условности, говорить об оборотоспособности имущественных прав . О.А. Городов наряду с оборотоспособностью приписывает исключительным правам свойства отчуждаемости и оцениваемости, которые называет «коммерческими свойствами» . Имеется точка зрения, что имущественные права обладают меновой стоимостью . И такая стоимость подлежит оценке: именно исключительные права, а не результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, признаются объектами оценки . Показательно так же то, что оценка имущественных прав, хотя и основана на стоимости объектов этих прав (социальных благ), может зависеть от иных факторов. Очевидно, например, что стоимость исключительного права на определенный объект, приобретаемого для использования в стране, где уровень правовой охраны таких объектов достаточно низок, будет отличаться от стоимости такого же права на такой же объект, приобретаемого для использования в стране, предоставляющей более высокий уровень правовой охраны.

Тем не менее, как представляется, субъективное право само по себе как идеальная категория, в отрыве от объекта, не имеет самостоятельной ценности, «заинтересованность в приобретении права ради самого права, даже если оно имущественное, существовать не может» . Сама цель установления субъективных прав заключается в разграничении интересов по поводу социальных благ - предметов и явлений, способных удовлетворять потребности и интересы. А посему «оборот» прав не может мыслиться вне оборота объектов этих прав, он лишь опосредует движение социальных благ и состояние их принадлежности определенным субъектам. Иными словами, оборот прав в конечном итоге опосредует оборот социальных благ. Таким образом, распоряжение правом всегда предполагает распоряжение объектом права, в результате чего происходит изменение состояния принадлежности социального блага.

Однако, как представляется, распоряжение исключительным правом происходит непосредственно без совершения каких-либо действий с объектом этого права. Объект исключительного права подобно вещи не может быть передан, поскольку в результате акта такой «передачи» передающий субъект по-прежнему останется обладателем объекта. Это обстоятельство объясняет позицию законодателя по данному вопросу. В п. 4 ст. 129 ГК РФ сказано: «Результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации не могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому».

В отличие от правомочия использования объекта исключительного права, опосредующего действия фактического характера, правомочие распоряжения исключительным правом обеспечивает действия, которые предполагают юридические последствия в виде прекращения, обременения права или перехода права в порядке универсального правопреемства. При этом вид и характер действий по распоряжению обусловлен существенными признаками объекта исключительного права.

Исключительное право прекращается у правообладателя при совершении им следующих действий: уступка исключительного права, отказ от права.

Уступка (отчуждение) исключительного права по договору допускается

229

для всех видов исключительных прав , кроме исключительного права на коллективный товарный знак, на НМПТ и на фирменное наименование (п. 2 ст. 1510, п. 4 ст. 1519, п. 2 ст. 1474 ГК РФ) . Невозможность уступки права на коллективный знак объясняется назначением данного средства индивидуализации, который служит для обозначения товаров с определенными качественными или иными характеристиками, отраженных в уставе коллективного знака Кроме того, исключительное право на коллективный знак принадлежит объединению лиц, а не каждому участнику объединения в отдельности, приобрести право на использование коллективного знака возможно лишь в результате вступления в данное объединение в качестве участника. Поскольку право на наименование места происхождения товара тесно связано с определенной территорией, оно не может быть передано другому лицу. Лицо же, которое производит такой же товар в пределах аналогичного географического объекта имеет возможность самостоятельно получить такое право. Данные обстоятельства обуславливают отсутствие «оборотоспособности» у права на НМПТ.

Возможность отказа от исключительного права законодательно установлена для обладателей патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения (абз. 2 ст. 1399, п. 3 ст. 1442 ГК РФ) и обладателей свидетельств на товарный знак, знак обслуживания и НМПТ (пп.5 п. 1 ст. 1514, пп.5 п. 2 ст. 1536 ГК РФ). Как представляется, односторонняя сделка, состоящая в отказе от права и влекущая его прекращение, возможна для обладателей любого исключительного права, даже если она законом не предусмотрена. Такой вывод следует из отсутствия в объективном праве общего запрета на отказ от субъективных гражданских прав и установления общего дозволения на совершение любых не противоречащих закону сделок (ст. 18 ГК РФ). Отказ от осуществления права, который влечет прекращение права лишь в случае, предусмотренном законом (п. 2 ст. 9 ГК РФ), по всей видимости, не тождественен отказу от самого субъективного права. Так, отказ от осуществления исключительных прав на товарный знак и коммерческое обозначение может привести к их досрочному прекращению (ст. 1486, п. 2 ст. 1540 ГК РФ), а отказ от осуществления права из патента в правовых системах некоторых государств рассматривается как одна из форм злоупотребления правом . Совершение лицом распорядительной сделки, направленной на прекращение исключительного права ввиду отказа от него нормативно не запрещено, закону не противоречит и является средством реализации гражданской правоспособности. Относительно исключительного права на произведение в современной литературе есть точка зрения, согласно которой возможен отказ от исключительного права, вследствие чего произведение перейдет в общественное достояние . С такой позицией следует согласиться.

Распоряжение исключительным правом путем его обременения означает установление других субъективных прав, которые ограничивают осуществление исключительного права: право лицензиата по лицензионному договору,; право залогодержателя при залоге исключительного права и др. Субъект исключительного права своей волей ограничивает свое право в осуществлении в большей или меньшей степени; при этом идеальная, информационная природа объекта исключительного права определяет правовые механизмы такой формы распоряжения правом, в частности, наличие института неисключительных лицензий (возможность предоставления права использования объекта одним и тем же способом неограниченному числу лиц).

Как уже говорилось, исключительные права на коллективные знаки и НМПТ законодателем «изъяты из оборота», что выражается так же в установлении запрета для правообладателя предоставлять третьим лицам право на использование объекта по лицензии.

Возможность обладателя исключительного права определить правопреемника, который приобретет данное субъективное право в порядке универсально правопреемства (при наследовании или в результате реорганизации юридического лица) так же опосредуется правомочием распоряжения. Распорядительной сделкой в данном случае будут выступать составление завещания, передаточного акта или разделительного баланса. Закон не содержит запрета на переход в порядке универсального правопреемства каких-либо видов исключительных прав, потому, как представляется, эти права, являясь имущественными, способны к такому переходу. О.А. Городов рассматривает право на НМПТ как отчуждаемое в порядке универсального правопреемства, хотя оно и не участвует в гражданском обороте. Вместе с тем лицо, приобретая право на коллективный знак или НМПТ в результате реорганизации или по наследству, способно осуществить это право (прежде всего его позитивную сторону) при определенных условиях: относительно коллективного знака — если станет участником соответствующего объединения и примет условия устава коллективного знака, относительно НМПТ - если станет производить соответствующий товар в границах соответствующего географического объекта. В противном случае приобретение в порядке универсального правопреемства права на эти средства индивидуализации теоретически возможно, но порождает ряд вопросов, например, имеет ли правопреемник возможность реализовать «запретительный» потенциал исключительного права, при том что не способен осуществлять позитивные правомочия своего права . Если же правопреемник не способен осуществить ни одно из правомочий своего права, целесообразность такого правопреемства такая же, как и при уступке права на коллективный знак или НМПТ, которая, как известно, запрещена. Вызывает озабоченность также то обстоятельство, что с одновременным установлением запрета на сингулярное правопреемство (в результате уступки) в правах на данные средства индивидуализации закон допускает возможность универсального правопреемства в этих правах. А результат в итоге один — правообладателем становится другое лицо, нежели то, за которым право было изначально зарегистрировано.

Допуская возможность перехода права на НМПТ в порядке универсального правопреемства, целесообразным видится установить такой переход права не самого по себе, а в составе предприятия как имущественного комплекса, на котором производится соответствующий товар, обладающий уникальными свойствами. Правопреемнику, который приобрел предприятие, не было бы нужды инициировать длительную процедуру регистрации нового права на НМПТ, а по завершению процесса правопреемства он имел бы возможность сразу преступить к использованию НМПТ в своей предпринимательской деятельности.

Нельзя исключать и то обстоятельство, что возможно в будущем возникнут предложения в урегулировании возможности уступки права на НМПТ, и появится потребность во включении данного объекта в гражданский оборот. Как отмечалось, любое лицо при соответствии определенным условиям способно самостоятельно приобрести (зарегистрировать) такое право и, соответственно, не нуждается в такой уступке как способе установления права на НМПТ. Но, как представляется, предложение об обеспечении оборотоспособности прав на НМПТ не лишено здравого смысла, поскольку позволяет правоприобретателю избежать длительной процедуры регистрации права, что особенно актуально при приобретении предприятия (имущественного комплекса), в состав которого могло бы входить право на

НМПТ. Одним из вариантов правового обеспечения введения права на НМПТ в экономический оборот видится урегулирование возможности уступки данного права в составе предприятия по производству товара с определенными свойствами. В отрыве от предприятия, где производится товар, относительно которого НМПТ зарегистрировано, оборот права на НМПТ не имеет смысла. Напротив же, приобретатель предприятия с правом на НМПТ не будет вынужден ожидать окончания регистрации и выдачи ему охранного свидетельства, а способен сразу использовать средство индивидуализации в своей предпринимательской деятельности. Продавец же предприятия выручит большую цену от продажи имущественного комплекса.

Как видно, содержание правомочия распоряжения исключительным правом (вид и характер распорядительной сделки) в значительной мере обусловлено природой объекта права. Это выражается так же и в том, что нематериальная сущность объектов исключительных прав предполагает невозможность их уничтожения (по аналогии с уничтожением вещи как одной из форм распоряжения ею). Однако, уничтожение последнего или единственного материального носителя или иной объективной формы объекта, хотя и не означает утрату самого объекта исключительного права, но неизбежно приведет к значительным затруднениям в осуществлении такого исключительного права, а чаще всего — к невозможности его осуществления.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

Правомочие распоряжения исключительным правом можно определить как юридическое обеспечение возможностей правообладателя своими действиями прекратить исключительное право, установить ограничения в осуществлении права или иные обременения в праве, а также определить правопреемника на случай перехода права в порядке наследования или в результате реорганизации юридического лица.

Такое правомочие можно представить в виде суммы трех субправомочий: субправомочие по прекращению права (реализуемое в виде отчуждения права или отказа от него), субправомочие по обременению права и субправомочие по определению правопреемника на случай перехода права в порядке наследования или в результате реорганизации юридического лица. Данные субправомочия могут присутствовать не во всех исключительных правах.

3. Содержание правомочия распоряжения обусловлено сущностными и функциональными особенностями объектов исключительных прав. Данное обстоятельство объясняет значительное ограничение субправомочия по прекращению права и отсутствие/ограничение субправомочия обременения права в исключительных правах на НМПТ, коллективный товарный знак, фирменное наименование и коммерческое обозначение.

<< | >>
Источник: Аникин Александр Сергеевич. СОДЕРЖАНИЕ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2008. 2008

Еще по теме § 3. Правомочие обладателя исключительного права на распоряжение правом:

  1. Исключительное право и право собственности
  2. Характеристика исключительного права
  3. Правомочие обладателя исключительного права на совершение действий с объектом права
  4. Правомочие обладателя исключительного права на распоряжение правом
  5. Распоряжение исключительным правом путем его обременения
  6. Отдельные правомочия исключительного права
  7. §2. Исключительное право как самостоятельная разновидностьабсолютного права
  8. §4. Проблемы определения понятия исключительного права
  9. § 1. Исключительное право как системное явление
  10. § 2. Правомочие обладателя исключительного права на совершениедействий с объектом права
  11. § 3. Правомочие обладателя исключительного права на распоряжение правом
  12. § 2. Условия осуществления исключительных прав
  13. § 3. Субъекты осуществления исключительных прав
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -