<<
>>

§2. Понятие правосубъектности юридического лина и си соотношение с правоспособностью

В научной литературе по общей теории права, также как и в работах, п которых освещается понятие субъекта нрава в отношениях, регулируемых различными отраслями права, были высказаны различные суждения о понятии правосубъектности.

Можно выделить три основных направления в трактовке этого понятия.

Первое направление связывает понятие правосубъектности с • категориями правоспособности и дееспособности в их неразрывном

единстве. «Правосубъектность личности, - пишет Н.В. Витрук, представляет собой единство ее структурных элементов - правоспособности и дееспособности»1. Так как дееспособность - это способность своими действиями создавать для себя нрава и обязанности, то отсюда следует выпол, что правосубъектность в конечном счете связана со способностью личности осознавать свои поступки, поведение в целом и руководить ими. Именно это свойство личности (относительно свободная воля) и находит свое выражение в сс правосубъектности*. Таким образом, правосубъектность

4 отождествляется здесь с дееспособностью.

С.С. Алексеев, определяет правосубъектность как праподесспособность и указывая при этом, что категории «субъект права» и «правосубъектность» совпадают, что правосубъектность - это спойство, «которое по своей природе неотъемлемо от дина»3.

В соответствии с другим направлением в научной литературе, содержание правосубъектности должно быть расширено. Оно включает в себя нс только правоспособность или лраволееспособпость, но также и права и обязанности, непосредственно вытекающие из действия законов (например.

'Си.: Граждансю-іірдіїоііое імхюлсіию ліпіюсіи в СССР. М., 1975. С.36. ’Си.: Там же. С.37.

’Си.: ЛлсмссвС.С. Проблеми корпи права. М.. 1972. ГЛ. С. 134-

8$

конституционные права граждан). При такой трактовке правосубъектности она отождествляется с понятием статуса гражданина .

С.С. Алексеев ис приравнивает правосубъектность к статусу гражданина, но дополняя свое понимание правосубъектности как ираподсесіїособности, считает правосубъектность компонентом правового статуса, охватывающего основные конституционные (т.с. общие) права и обязанности граждан2.

Сторонники третьего направления в трактовке понятия • правосубъектности (например, 51.Р. Вебере) признают, что

праводсеспособі гость образует содержание понятия правосубъектности, однако вместе с тем учитывает, что имеются реальные общественные отношения, участниками которых являются правоспособные, по недееспособные граждане. Эго обширная сфера имущественных отношений, регулируемых іражланским нравом н некоторыми институтами тех отраслей права, которые связаны с определенными разновидностями имущественных

отношений.

Законодательство Российской Федерации нс знает термина 9 «правосубъектность». Этот термин появился в научной юридической

литературе. Понятие правосубъектности в науке гражданского процессуального нрава в нашей стране впервые было введено Н.Л. Чечиной, которая предложила заменить понятие гражданской процессуальной правоспособности понятием правосубъектности. Она пишет, что правоспособность - это возможность обладать процессуальными правами и нести процессуальные обязанности. Там же, где права могут использоваться теми липами, кому они принадлежат, нужно употреблять понятие правосубъектности.1 По мнению II.А.

Чечиной, правосубъектность включает

в себя способность нс только иметь, но и осуществлять процессуальные нрава и обязанности. В этой части мнение Н.Л. Чечиной не расходится с

’См.: К>рс сойотского гражданского процесуального прзоа. Том же. С. 102.

•См.: Алексеев С.С. Там же. С. 136.

'См.: Чешка Н.Л. Гражданские npouccyxitnuc ііравоошошеміїз. Jt, 1962. С.46.

мнением С.С. Алексеева н других ученых, которые п содержании & правосубъектности видят сочетание правоспособности и дееспособности. В

процессуальные отношения с судом unpauc вступать только те лица, которые непосредственно могут участвовать в гражданском судопроизводстве, осуществлять свои процессуальные права и нести процессуальные обязанности. Недееспособные лица участвуют в гражданском процессе через своих законных представителей. Содержание правосубъектности определяется процессуальным положением субъекта процессуального

• правоотношения.

Не полностью согласился с данной конструкцией Н.Л. Чечиной В.II. Щеглов. По его мнению, субъектом процессуальных правоотношений .могут быть также процессуально недееспособные лица1. Он указывал» что в тех случаях, когда в процессе защищаются права лии, нс имеющих процессуальной дееспособности, они сами, а нс их представители являются субъектами процесса. Отсюда следует, что в качестве сторон и третьих лиц в процессе .могут участвовать нс только дееспособные, но н недееспособные липа, в связи с чем для граждан, выступающих в качестве сторон или третьих

Ф лиц, нужно сохранить понятие правоспособности и правосубъектности. Что

касается остальных субъектов гражданских процессуальных правоотношений (то есть юридических лиц), то у них возможность обладания правами всегда совпадает с возможностью их осуществления.

В научной литературе высказывалось мнение, согласно которому, подобная позиция не убедительна прежде всего по форме: нельзя себе представить состояние, при котором для одних участников предпосылкой их появления в процессе является правоспособность, а для других - правосубъектность'. Содержание анализируемой концепции также вызывало возражения: если лицо не обладает процессуальной дееспособностью, не может лично быть субъектом процессуальных правоотношений и

'См.: Щеглов В.Н. Cjvlcktu судебного граждаисюю процесса. Точ«. 1979. С-30.

’Си.: Никут М.Л. Строки - союзные лива искового лромнолам. Саратов, 196$. С.24.

участвовать в процессе, то как же оно может осуществлять спои процессуальные права и обязанности?1 Данная точка зрения представляется спорной. Лицо вправе осуществлять свои процессуальные права и обязанности не только лично, по и через представителя, в том числе и законного.

В.Н. Щеглов не признает за гражданской процессуальной правоспособностью сс самостоятельного характера, связывает сс с материально-правовой правоспособностью и ставит се в подчинение

• последней. Позиция В.Н. Щеглова не позволяет четко определить процессуальное положение отдельных участников процесса, пути реализации процессуальных прав. Например, недееспособный ответчик, который не может лично участвовать в процессе, осуществляет свои процессуальные права и обязанности через представителя. Это предусмотрено статьей 37 ГПК РФ: права и охраняемые законом интересы недееспособных защищают в суде их законные представители - родители, усыновители, опекуны. Л их возможность защищать в суде права других лип, т.е. лично участвовать в процессе и осуществлять предоставленные законом процессуальные права,

• опирается на наличие у них дееспособности.

В литературе были предприняты попытки в определенной степени примирить рассмотренные позиции и сохранить в науке оба понятия - правоспособность и правосубъектность. Так, С.Л. Якубов пишет, что все субъекты гражданских процессуальных правоотношений обладают и правоспособностью, и правосубъектностью. По его мнению, правосубъектность - это общая предпосылка образования процессуального правоотношения, абстрактная предпосылка процессуальных прав и обязанностей, а правоспособность - эго способность иметь определенные, конкретные права и обязанности2.

'См.:1Цсглов І» 11. Там же. С-21.

‘См.: Як}(х>9 С.А. советского гражданского upoucccjaii.iioro праві Таїикепі. 1973. С.276.

Праиоспособность должна предшествовать правосубъектности. Позиция

* С.А. Якубова нс получила поддержки, так как она значительно усложняет и затушсиыиает предпосылки участия различных субъектов в процессуальном правоотношении, поскольку, как утверждает С.А. Якубов, для участия в процессе необходимы две предпосылки - правосубъектность II правоспособность, которые не рассматриваются нм как целое и часть, а обособляются.

Возражая проти выделения гражданской процессуальной

• правосубъектности как самостоятельной процессуальной категории, Д.М. Чечог рассматривает понятия правоспособности и правосубъектности как идентичные. Вместе с тем он считает, что невозможно быть субъектом Прага и не обладать правосубъектностью, т.с, способностью к правооблалаїїиіо'.

С точки зрения общего учения о правосубъектности как категории, относящейся ко веем отраслям права, отмечается непоследовательность такого различного по содержанию понимания правосубъектности, лишающего это понятие границ и определенности содержания. В ш действительности же правосубъектность - эго единство правоспособности и

дееспособности.

Существенно отличается от изложенных выше характеристик правосубъектности позиция Е.Л. Флейшнц. В отличие от большинства авторов, считающих, что во всех отраслях права обязательно присутствует правоспособность у лица, вступающего или могущего вступить в правоотношения, она утверждала, что правосубъектность является признанием лица участником правоотношений. Однако далеко не всегда, не во всех отраслях права нужна для этого правоспособность. Она нужна лишь для гражданских правоотношений. І Іосителем же других, исгражданских прав и обязанностей лицо является не потому, что оно может становиться их носителем, а потому что приобретает их в силу закона или других

'Сч.: ЧеютДМ. Учжипіьксражлзискогопроцесса. М„ 1960.С.24.

оснований'. Таким образом, по мнению Е.Л. Флсйшии, правосубъектность ис обязательно связана с правоспособностью. При этом она признавала категорию правоспособности как необходимую предпосылку нравообладання лишь в гражданском праве. Она считала, что правоспособности в других отраслях права нет, там она нс нужна, поскольку субъективные права возникают непосредственно в силу закона.

Необходимым элементом любого правоотношения являются его участники: липа или субъекты. Равным образом субъектный состав

• определяется нс только в конкретных правоотношениях, но и в правовых институтах. Бессубъектного правового регулирования нс бывает’. Па наш взгляд, термин «правосубъектность» обозначает совокупность таких свойств субъекта, как правоспособность и дееспособность. В одних случаях для вступления в правоотношение достаточно обладать только правоспособностью, а отсутсгвуюшая дееспособность восполняется дееспособностью другого лица. Таково положение физических лиц в іражданском праве. В других случаях о правосубъектности можно говорить лишь при наличии одновременно правоспособности и дееспособности, то

• есть при нераздельности этих общественно-юридических свойств. Такова гражданская правосубъектность коллективных образований и, в частности, юридических лиц.

Обращаясь к специфике гражданской правосубъектности, легко обнаружить, что она непременным элементом своего содержания имеет гражданскую правоспособность. Наличие другого элемента правосубъектности — дееспособности — не является обязательным. Не подлежит сомнению, что субъектом гражданского права и, следовательно, лицом, обладающим правосубъектностью, является малолетний (до 6 лег) ребенок, хотя он и недееспособен.

'См.: Ф.ісПіииц Е.Л. Личлис іісимуїмсствспнис права а гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран//Учение тише мі ВПЮІІ. М., 1941. Л’-б. С22

?Си.: Мельник on Л.Л. Сошпсіиіі іраждансккЛ процесс)aauiufl икон. М., 1973. С.47.

Я.Р. Вебере отвергает отождествление правосубъектности с правоспособностью, а также с ираводсеспособностыо, однако при этом утверждает, что правосубъектность базируется па правоспособности и дееспособности, что они выражают способность липа быть субъектом права1. Однако если правоспособность к дееспособность выражают способность быть субъектом права, то тогда без правоспособности или без праводесспособностн пег и субъекта права (то есть субъекта права как обобщенного выражения способности липа иметь допускаемые законом

• права и обязанности). Да и сам Я.Р. Вебере, ио существу, приходні- к тому же

выводу, считая, что правосубъектность «обозначает субъектный состав в правовых институтах и возможность быть как субъектом права вообще, так и конкретных прав и обязанностей»2.

Гражданская правосубъектность тесно связана с признаками, индивидуализирующими конкретного субъекта права. Индивидуализация может осуществляться но различным признакам. Так, государство индивидуализирует территория, органы государственной власти и другие признаки, юридические лица — местонахождение, фирменное наименование и е так далее. Невозможно представить нормальное осуществление гражданских

прав и обязанностей без четкого представления о том, кто именно является их носителем. Например, в соответствии с пунктом 2 статьи 54 ГК РФ, место нахождения юридического дина определяется местом его государственной регистрации. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по мест)' нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности. Определение точного местонахождения юридического лица важно для правильного

применения к нему актов местных органов власти, предъявления исков.

Вебере Я.Iі. Нравос>6ьскіность граждан в сопеїском гражданском и семсПноч праве. Рига. 1976.

CJ6.

?См.: Вебере Я.Р. Там же. С.41.

исполнения п отношении него обязательств к решения множества других вопросов .

Правосубьскі кость является необходимой предпосылкой

правообладанпя через правоспособность. Для возникновения конкретных субъективных прав необходимо наличие юридического факта. Иными словами, наделенное правоспособностью лицо, имеет абстрактную возможность приобретения определенных нрав в результате каких-либо действий или событий - юридических фактов.

• Таким образом, гражданская правоспособность - это признаваемая в равной мере за всеми лицами максимально полная, суммарно выраженная абстрактная возможность правообладанпя. То есть, например, при реализации субъектом такого элемента дееспособности, как возможность заключения сделок (сдслкоспособностъ), собственно возможность их совершения не претерпевает никаких изменении, но в то же время происходит приобретение, изменение или утрата каких-либо прав или обязанностей субъекта.

Гражданская правоспособность является предпосылкой возникновения

• конкретных субъективных гражданских прав и обязанностей, независимо от возраста и психического состояния, у всех физических лии, а также у юридических лип2.

Категории правоспособности и дееспособности были выделены впервые

в теории іражданского права в силу того, что способность к обладанию

гражданскими правами и обязанностями нс всегда сочетается со

способностью своими действиями эти права и обязанности осуществлять.

Позже эти понятия были восприняты наукой гражданского процессуального

права. Однако статья 36 ГПК РФ нс содержит понятия гражданской

процессуальной правоспособности. Согласно статье 36 ГПК РФ, гражданская

процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми

'См.: Спектор Е.И. Ратные административного іакоііодательсіпа о государственной регистрации. М„

2002. С.21.

?См.: Жилин Г. У слови* рсалиіаііии права пд обращение аасудебной аащнтой// Российская юсішії 1999. N•5. С. 14.

•>5

гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству Российской Федерации правом на судебную зашиту прав, свобод и законных интересов. В соответствии с пунктом I статьи 37 ГПК РФ, способность своими действиями осуществлять процессуальные нрава, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю (гражданская процессуальная дееспособность) принадлежит в полном объеме гражданам, достигшим возраста восемнадцати лет, и организациям. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность связаны с гражданской материальной право- и дееспособностью, т.к. обладание гражданскими правами и обязанностями не имело бы необходимых гарантий без возможности обращаться за зашитой их к суду или иному юриеднкиионному органу и отстаивать эти права п гражданском процессе.

Именно необходимость отличать способность обладать нравом от способности приобретать и осуществлять право своими действиями обусловливает необходимость в таких категориях, как правоспособность и дееспособность. І ражданской процессуальной правоспособностью обладают все субъекты гражданского процессуального права. У многих из них

• процессуальная правоспособность немыслима без одновременного обладания

процессу ап ыюй дееспособностью. Таковы суд. эксперт, прокурор и ряд других субъектов. Мы нс согласны с Л.Л. Мельниковым, что у всех иных субъектов гражданского процесса права и обязанности будут возникать на основе не правоспособности, а правосубъектности.1 Он считает, что в основе участия в процессе таких субъектов, как стороны и третьи лица, лежит гражданская процессуальная правосубъектность, включающая правоспособность н дееспособность как составные части, присущие ей одновременно.

Как уже упоминалось, под гражданской процессуальной правоспособностью принято понимать способность иметь гражданские

процессуальные нрава и обязанности*. Субъективное процессуальное право - это возможность совершать процессуальные действия, принадлежащая конкретному субъекту процессуальных правовых отношений2. Процессуальную юридическую обязанность можно определить как предписанную гражданским процессуальным правом меру определенного обязательного поведения участника гражданского процессуального правоотношения’.

Процессуальная обязанность характеризуется следующим. Во-первых, • это предписанное законом поведение. Без указания на обязательность

поведения обязанности не существует. Во-вторых, ее сущность состоит в императивности, безусловности, невозможности иного поведения, чем это предписано обязанному дину’. Норма права закрепляет не только необходимость определенного поведения, но и запрет иного поведения. Процессуальная обязанность всегда означает меру необходимого поведения. Часто атрибутом процессуальной обязанности является обеспеченность поведения обязанного лица санкциями, включая меры государственного

принуждения5.

ф Рассмотрим вопрос о соотношении субъективного гражданского

процессуального права е гражданской процессуальной правоспособностью.

Понятие права может быть определено в объективном и субъективном смысле. Право в объективном смысле - это система закрепленных государственно-обязательных норм, опирающихся на силу государственного принуждения6.

Субъективное право - это вид и мера возможного поведения субъекта в конкретном правовом отношении. Термин «вил» указывает на конкретную

'См.: ІЛакзрін М.С. CjCbCieiu гралллигюго npou.x’cjxii.iioia нрзпх М., ,970. C.I24.

См.: Орлом Л.М. Ирам сторон в гражданском процессе. Минск.» 1973. С.54. чСм.: Лвсрин Л. Права к обязанности cwjxur в суде// Советская юс інші». 1993. Х.СО. С.22.

4См.: На 11 ее оа Л.Л. Понятие юридической oCtiamrccTiv ио граждаїтскопропсссупьному праву// Правоведение. I9S4.5.4. С.47.

?Cmj ЗзЛіісв II.M. Кешу и отвертку-ровные процессуальные права Советская юстиция. 1992. Aj 19.

С.14.

6См.: Фонта М.» Громов II.. Конев Н. Свидетельский иммунитет и его вилы в гражданском судопроизводстве// Законность. 1996. N.4. С.42.

направленность требований, которые может предъявить носитель субъективного нрава. Термин «мера» указывает на объем его требования.

Субъективное право имеет определенную внутреннюю структуру:

- вид н мера возможного поведения самого обладателя субъективного нрава;

- возможность требовать от обязанных лиц определенного поведения, которое удовлетворяет интересам носителя субъективного права;

- возможность прибегнуть к содснстаию государственного аппарата для осуществления субъективного права.

• Четкое разграничение этих понятий способствует реальному

осуществлению субъективных процессуальных прав, т.к. позволяет отличить их от гражданской правоспособности, еще не ставшей субъективным нравом.

Как уже упоминалось» правоспособность - это абстрактная возможность быть субъектом нрав и обязанностей, необходимая предпосылка возникновения субъективного нрава. Соотношение правоспособности и субъективного права можно выразить философскими категориями абстрактной и конкретной возможности определенного поведения, обеспеченной объективным нравом.

« Говоря о правоспособности как об абстрактной возможности

правооблаланпя, следует иметь в виду, что она нс лишена определенного конкретного содержания, ограничена соответствующими пределами. Любой гражданин; или юридическое лицо могут быть субъектами только таких отношении, которые нс противоречат закону1.

Признавая лицо способным к нраьообладанню, закон не связывает это с конкретными субъективными правами, которые это лицо может приобрести (в этом абстрактность правоспособности). По одновременно закон определяет, какие виды субъективных прав іражданни или юридическое лицо может приобрести, а какие не может, устанавливая, таким образом, границы право обладания.

'См.: Васильченко Н.М. ІІічикссуа-іьиос положение оі веі'іика п і|Мжлаиемоч сулонроиївозсівс. Харьков. 1970. С. II2.

Субъективное гражданское процессуальное право - это уже имеющаяся возможность конкретного процессуального поведения, готовая к немедленному осуществлению.

В научной литературе вопрос о содержании гражданской процессуальной правоспособности является дискуссионным1. Утверждение, что содержанием правоспособности япляется совокупность прав, которыми обладает субъект права, нам представляется необоснованным. В данном случае допускается смешение конкретных субъективных прав как составной

♦ части конкретных правоотношений с правоспособностью как возможностью иметь права и обязанности. Не совсем точно и утверждение, что содержание правоспособности составляет совокупность тех прав и обязанностей, которые субъект права может иметь в соответствии с законом. Более правильно считать содержанием правоспособности возможность иметь совокупность нрав, предоставляемых нормативными актами Российской Федерации, международными актами, а также прав, которые законом прямо нс предусмотрены, но не противоречат общим началам іражданского законодательства, нести связанные с указанными нравами обязанности.

• Некоторые авторы в содержание правоспособности включают и возможности осуществления конкретных субъективных прав2. Это мнение представляется спорным. Такую точку зрения не разделяет, например, Я.Р. Вебере'. Поскольку в законе праиоспособность определяется как способность иметь прана и обязанности, то, по мнению Я.Р. Всберса, ее содержание и состоит из возможности иметь эти конкретные субъективные нрава и обязанности1.

В силу своей правоспособности лицо имеет правовую возможность приобретать соответствующие права н обязанности. Через дозволенность приобретения прав и обязанностей правоспособностью определяется и то, какие права и обязанности может иметь соответствующий субъект.

'CmjIIxiuviciikoU.M. Там ас. С.110.

;См.: ВаешьченюН.М. Там же. С.П2.

’СМ.: Вебере Я.Р. Там же. С.65.

'См.: Вебере Я ,Р. Там же. С.77.

«Понятия правоспособности и субъективного права находятся в соотношении возможности и действительности. Пели правоспособность обозначает общую, суммарную возможность приобретения права, то субъективное право есть наличное право оирсдслсиного липа, обеспеченное притязанием к другому субъекту»1.

Считаем возможным согласиться с авторами, которые полагают, что основное проявление правоспособности следует относить не к осуществлению, а к приобретению определенного права. Если субъект нс

• имеет права, ему нечего осуществлять. В осуществлении субъективного нрава нраиоспособиость находит свое косвенное, вторичное выражение2. Возможность иметь права правоспособностью определяется нс прямо, а косвенно, посредством возможности их приобретения.

Диссертант согласен с точкой зрения, согласно которой правоспособность не является субъективным правом1. Аргументируется это тем, что правоспособность является длящимся отношением между лицом и государством, а нс между этим лицом и другими лицами, в силу чего окружающие нс могут нарушить правоспособность обладающего ею

• субъекта. Думается, главная причина такой оценки заключается в необходимости подчеркнуть общность содержания правоспособности в сравнении с локальным содержанием субъективного нрав;?. Если правоспособность признать субъективным нравом, то возникает вопрос - как правоснособность, включающая в свое содержание возможность обладания многими видами прав, разграничить с самими этими правами.

Думается, будет правильным считать правоспособность возможностью правооблаланпя, а субъективное право - его действительностью. Отграничивать правоспособность от других субъективных прав необходимо по их содержанию.

'См.: Грзждансьо-іфаооюс положение личности в СССР. Тач же. С. 17. :См.: ІОрксвич II.Г. Основи теории государства и правд. ,М., I960. С.355. ’См.: Пейере Я.Р. Там же. С.78.

‘См.: Братусь СИ. Там хе. С.6І.

Разграничить субъективные прана возможно но различию фактических составов, вызывающих появление этих прав, и по различию в содержании обеспечивающих реализацию данных нрав и обязанностей1. Факт существования лица влечет появление у него правоспособности, реализация которой обеспечивается возложением на всех других лиц обязанности нс препятствовать правоспособному субъекту участвовать в определенных видах правоотношении. Для возникновения у конкретного лица возможности реального участия в различных правоотношениях факт существования этого

♦ липа должен быть дополнен еще юридическим фактом, порождающим

конкретное правоотношение (фактом открытия наследства, фактом регистрации в качестве юридического липа и так далее).

Качество статичности правоспособности подчеркивается сторонниками концепции «правоспособность - не субъективное право»2. Статичность - это качество регламентирующей праиоспособность нормы нрава. И именно эта норма нрава (с се статичностью, с недопустимостью нарушения), как представляется, постоянно является предметом рассмотрения указанной концепции. Сторонники концепции считают, что правоспособность е относится к числу абсолютных субъективных прав. Ошибочно содержание

правоспособности ставить в зависимость от таких юридических фактов, которые необходимы для участия субъекта в конкретном правоотношении, поскольку содержание правоспособности определяется императивными нормами права. Например, участие в обязательствах вообще допускается для всех лиц и не требует каких-либо дополнительных условий. Но для участия в таком конкретном обязательстве, как страхование, страхователь должен быть заинтересован в сохранности страхуемого имущества. И, таким образом, факт наличия указанного интереса, является обязательной предпосылкой для участия в такой конкретной разновидности обязательств, каким является страховое правоотношение. Ио паличне страхового интереса не влияет на

'Сч.: Як>Сов С.Л. Там же. С. 232.

!Сч.: МіНіиовскіїГі Д.Л. Там же. C.I32.

1-ОЇ

содержание правоспособности. М.М. Агарков, как представляется, счел факт наличия у лица интереса п сохранности имущества за факт, расширяющий содержание правоспособности. Однако, при таком подходе правоспособность и субъективные права разграничить будет невозможно. То, что принято в данном примере за факт, расширяющий содержание правоспособности, на самом деле является условием реализации правоспособности посредством вступления в отношения по страхованию.

Па основании изложенного, можно сделать вывод о том, что

♦ правоспособность служит предпосылкой приобретения гражданских и гражданских процессуальных прав и обязанностей, направленных на удовлетворение интересов и потребностей субъекта права. Непосредственно привести к удовлетворению этих интересов и потребностей управомоченного сама но себе правоспособность не может. Такую функцию выполняют конкретные субъективные права к обязанности, представляющие собой вид и меру правомерного поведения в конкретном правоотношении.

Гражданская правоспособность является предпосылкой субъективного права. Преобразование гражданскоіі правоспособности в субъективное право

• происходит с наступлением соответствующего юридического факта или юридического состава.

В правовых отношениях прослеживается непосредственная связь субъективною нрава и юридической обязанности субъектов правоотношения. Конкретному субъективному праву корреспондирует конкретная юридическая обязанность.

В советский период в нашей стране понятие гражданской процессуальной правоспособности применялось только к сторонам в делах искового производства. С.В. Александровский полагал, что процессуальная правоспособность определяет возможность быть стороной к процессе, обладать процессуальными правами.2

’См.: Лгзрков М.М. Оьямтслиство по советскому іраисданскочу праву. М„ 1940. С.47. ?См.: Гражданско-право w положение личности в СССР. М., 1975. С. 18.

«Для того, чтобы быть стороной в процессе, необходимо обладать процессуальной правоспособностью, - писал Л.Ф. Клейнман, - которая признается за всеми темн липами и организациями, которые пользуются общегражданской правоспособностью»'. Такого же мнения придерживался С.II. Абрамов, когда указывал, что гражданская процессуальная правоспособность - это способность лица иметь пронсссуальньгс права и обязанности2.

Развитие учение о іражданской пропсссуалыюй правоспособности • получило в трудах М.А. Гурвпча. Он писал, что гражданская

процессуальная правоспособность - это способность липа быть субъектом процесса, в частности истцом, ответчиком или третьим липом в процессе. Следовательно, М.А. Гурвич распространял понятие іражданской процессуальной правоспособности пс только на стороны (истца и ответчика), но и на третьих лиц, в чем проявилась тенденция к расширен ню сферы применения понятия гражданской процессуальной правоспособности. Однако obi ограничился только упоминанием о третьих лицах. Правда, высказывалось мнение о том, что, применяя понятие «в частности», М.А.

« Гурвич имел в виду нс только третьих лиц, по и прокурора и субъектов,

выступающих в защиту прав и интересов других лиц? С этим мнением следует согласиться, так как до принятия Основ гражданского судопроизводства, где, как известно, впервые было введено понятие «липа, участвующие в деле», пол субъектами процесса понимались стороны, третьи лица, прокурор и субъекты, выступающие в зашиту прав л интересов других лиц. Остальные субъекты процессуальных отношений именовались участниками гражданского деда.

Дальнейшее развитие учение о гражданской процессуальной правоспособности получило в трудах Д.М. Чечота. Он прежде всего убедительно показал самостоятельный характер гражданской

’См.: КпеАнчзи Л.Ф. Совлеки І» ірджззнекий npourcc. М.. 1954. С.95. гСм.: Абрамов С.Н. ГрдхланскиП npouccc. М„ 1948. С.26.

’См.: I jpeu-i М.Л. Право из иск. М.. 1949. С.55.

процессуальной правоспособности. «Неверным япляется утверждение о том, что гражданская процессуальная правосносооносгь вытекает из гражданской правоспособности и ею определяется. Ведь суд осуществляет защиту не только гражданских, но н трудовых, колхозных, земельных, административных прав граждан и юридических лип, а поэтому ясно, что при рассмотрении судом спора, возникающего из трудовых или колхозных правоотношении, процессуальная правоспособность участвующих в деле лиц кс может вытекать и определяться гражданской правоспособностью. Кроме

♦ того, поскольку субъектами гражданских процессуальных отношений являются суд, прокурор, органы государственного управления, их процессуальная правоспособность нс может ни вытекать из гражданской правоспособности, ни определяться ею».1

Д.М. Чечот подчеркнул, что понятие гражданской процессуальной правоспособности распространяется на суд, прокуратуру, органы государстиснного управления, дающие заключение но делу.

Споеобразньм завершением разработки проблемы самостоятельного характера гражданской процессуальной правоспособности и

• распространения ес на всех участников процесса являются теоретические выводы, изложенные в учебнике «Советское гражданское процессуальное право» 1965 года издания. Автор одной из его глав Л.Ф. Козлов отметил, что для участия в конкретном гражданском деле процессуальной правоспособностью должны обладать нс только стороны, ею и суд, прокуратура, третьи лица, органы государственного управлення и иные лица, выступающие в зашиту прав других лиц, судебные представители, эксперты, свидетели, переводчики, представители общественных организаций или коллективов трудящихся.2

Наукой гражданского процессуального права продолжали разрабатываться правовые категории, к том числе право- и дееспособности, а

'См.: Чеки Д.М. Там же. С 25.

'См.: CoeetCkO; ірахдлнеквс upoueccj&iuioe Праео і Под ред. ироф. К.С. Юдсльсона. М, 1465. C.JM.

также проблемы компетенции в гражданском судопроизводстве, и некоторые авторы высказались о несовместимости понятии гражданской процессуальной правоспособности и компетенции. Так, П.Ф. Елиссйкин отмечает, что при применении понятия гражданской процессуальной правоспособности к судебным органам она как бы поглотает компетенцию суда. Тем самым его процессуальное положение сводится к положению остальных субъектов данного отношения с особыми (присущими только ему) процессуальными нравами и обязанностями. Гражданская процессуальная

* правоспособность - это только способность (возможность) иметь процессуальные права и обязанности, а суд наделен не возможностью их иметь, а обладает ими. Поэтому, по мнению П.Ф. Елнеейкина, применительно к суду нужно говорить нс о процессуальной правоспособности, а о его компетенции как комплексе властных полномочий, которыми он наделен по закону.1 Ого утверждение нам представляется правильным. Процессуальная правоспособность в известной мере определяет процессуальное положение участника процесса. Суд занимает особое, присущее только ему процессуальное положение, потому

• что он осуществляет правосудие, разрешает гражданские споры, защищает нарушенные права. Таких возможностей пет у других участников процесса, поэтому нет оснований ставить его в одно положение с другими участниками процессуального правоотношения. Болес того, понятие процессуальной правоспособности, например для сторон, означает способность иметь процессуальные права, которые они могут и не осуществлять, и нести процессуальные обязанности, исполнение которых для него обязательно. Так, ответчик по делу о взыскании алиментов должен явиться п судебное заседание. Он вправе признать иск, но этим правом он может и нс воспользоваться. Дія суда же, как органа правосудия, характерно то, что реализация нм своих прав является для него в то же время и обязанностью.

'См.; Елисей»») П.Ф. ІІредмеї судебной дсяіс.»ииосчі ncoteichOM гражданском процессе (его понято, место и ліачекис): Лторефораг ді*С...лЮ.и. Л.. 1974. С. 15.

О несовместимости понятии процессуальной правоспособности и компетенции пишет М.С. Шакзрян. Поддерживая постановку вопроса П.Ф. Елиссйкнимм, она развивает его высказывания и приходит к важным выводам. М.С. Шакарян считает, что для тех субъектов гражданских процессуальных правоотношений, которые законом наделены определенной компетенцией, понятие процессуальной правоспособности неприменимо вообще. Поэтому, по се мнению, понятие процессуальной правоспособности неприменимо не только к суду, но и к прокурору, органам государственного

* управления и иным липам, выступающим в защиту прав других лип, представителям общественности. Наличие у этих органов специальной компетенции является предпосылкой их участия в качестве субъектов процессуального правоотношения. Предпосылкой же участия п процессуальном правоотношении истца, ответчика, третьих лиц, свидетеля, эксперта, переводчика, судебного представителя служит их процессуальная правоспособность.1

Четкое определение гражданской процессуальной правоспособности сторон с учетом компетенции отдельных субъектов правоотношений

• позволяет правильно установить предпосылки участия отдельных лип в деле в качестве стороны. Отсюда возникает несколько вопросов, связанных с гражданской процессуальной правоспособностью ответчика и касающихся прежде всего проблем ненадлежащего ответчика.

В науке гражданского процессуального права существует мнение, что ненадлежащий ответчик нс обладает гражданской процессуальной правоспособностью2. Если это утверждение признать верным, то, значит, судья должен отказать в принятии искового заявления к нему, поскольку такое лицо не может быть ответчиком ио делу, субъектом процессуального правоотношения. Однако известно, что ненадлежащий ответчик - это процессуально правоспособное лицо, которое имеет процессуальные права, в

'Сч.: Шакзрян М.С. Учение о еіоропач осопстсьоч гражданской процессе. М., 1933. С.98. ?См.: Васильченко Н.М. Тач же. С. 132.

том числе, ирапо на зашит)' протип предъявленного к нему иска и нс может быть устранено из процесса без согласия лица, предъявившего иск. То, что ненадлежащий ответчик нс является субъектом материально-правового отношения, имеет значение для выносимого судом решения. Иной позиции в этом вопросе придерживается М.Л. Викут. По ее мнению, влияние процессуальной правоспособности ответчика на возникновение п развитие процесса определяется двумя признаками: существованием в гражданском процессуальном нраве института замены ненадлежащей стороны и

* отсутствием в законе указаний о необходимости прекращения производства по делу, если ответчик нс обладает гражданской процессуальной правоспособностью.1

Мне представляется первой позиция П.Ф. ЕлиссЙкина. Думается, что понятие гражданской процессуальной правоспособности применимо только к участникам процесса, а но отношению к суду более правильно говорить о компетенции. Говоря о гражданско- процессуальной правоспособности лиц, содействующих правосудию, необходимо учитывать, что их процессуальное положение обусловлено вспомогательным предназначением в гражданском

• процессе. Встречающиеся в научной литературе суждения о том, что для определен ной категории лиц (прокурор, органы государственного управления, органы местного самоуправления) основанием участия в гражданском процессе является непосредственно их компетенция, представляется неверным. Наличие компетенции представляет собой условие наделения указанных субъектов гражданского процессуального права процессуальной правоспособностью.

Таким образом, процессуальная правоспособность - это абстрактная возможность иметь процессуальные нрава и нести обязанности. Л способность своим» действиями осуществлять процессуальные права к обязанности связана с понятием дееспособности. Категория

’См.: Никут М.А. Там »е. С-21

* правосубъектности объединяет дна понятия: правоспособность и

дееспособность.

Гражданская материальная и гражданская процессуальная правоспособность по своей сущности являются предпосылкой субъект пиною права, предоставляющей управомоченному лицу возможность нравообладання посредством вступления в материальные гражданско- правовые и тражданско-процсссуальные правоотношения.

*

<< | >>
Источник: Анапских Елена Сергеевна. ГРАЖДАНСКАЯ ПРАВОСПОСОБНОСТЬ И ГРАЖДАНСКАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ПРАВОСПОСОБСНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА: ПОНЯТИЕ И СООТНОШЕНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме §2. Понятие правосубъектности юридического лина и си соотношение с правоспособностью:

  1. §1. Развитие учении о категории «управление делами юридического лица»
  2. § 1. Понятие и виды субъектов предпринимательства
  3. Введение
  4. СЛОВАРЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ
  5. §2. Понятие правосубъектности юридического лина и си соотношение с правоспособностью
  6. §2. Понятие, значение и классификация гражданско-правовых средств превентивной охраны прав потребителя электрической энергии
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -