<<
>>

3.1. Обязанности комиссионера и ответственность за их нарушение

е 1. Основная обязанность комиссионера - качественное выполнение комиссионного

поручения. Ее содержание в литературе принято сводить исключительно к совершению порученной сделки (а) на наиболее выгодных для комитента условиях (б), в соответствии с указаниями комитента (в), а при отсутствии таких указаний - в

соответствии с обычаями делового оборота (абз.

1 ст. 992 ГК РФ). Однако подобная трактовка представляется слишком узкой. Комиссионер помимо указанного обязан

* выполнить поручение в установленный договором комиссии срок[122] (г) и обеспечить действительность совершенных сделок2 (д). Поскольку вопрос о сроке выполнения поручения уже был рассмотрен во 2 главе, в этой части работы акцент будет сделан, прежде всего, на первых трех и последнем элементах обязанности качественного

исполнения поручения.

а) Комиссионер должен фактически выполнить поручение (выполнить

* обязательство в натуре) - осуществить все необходимые для совершения сделки действия, а именно найти контрагента, провести с ним переговоры, согласовать условия сделки, подписать соответствующее соглашение и, по общему правилу, исполнить данное соглашение. В дореволюционной и советской литературе отмечалось, что комиссионер всегда обязан осуществить в интересах комитента все права и обязанности, вытекающие из сделки с третьим лицом1. Подобная позиция основывалась на ранее действовавшем

* законодательстве (например, ст. 275-е ГК РСФСР 1922 г.). Однако, как уже отмечалось, сейчас законодательством прямо допускается исполнение совершенной комиссионером сделки комитентом. Поэтому данный элемент выполнения поручения является

диспозитивным.

Комиссионер обязан выполнять поручение комитента «с наибольшей заботливостью, которую можно ожидать от добросовестного торговца в своих

* собственных делах»[123] [124].

В указанной обязанности проявляется основной принцип комиссионных отношений, согласно которому комиссионер должен действовать в

интересах комитента. Соответственно комиссионер обязан проявить осторожность и осмотрительность в выборе контрагентов[125], товаров, способов их упаковки, затаривания, хранения, доставки и т.п. В случае ненадлежащего исполнения данной обязанности комитент вправе требовать возмещения возникших у него вследствие этого убытков.

* Определенной спецификой обладает исполнение комиссионных поручений, предполагающих совершение сделок, при которых требуется государственная регистрация перехода прав или государственная регистрация самой сделки. Во-первых, в

этих случаях исполнение поручения возможно, как правило, только путем заключения

■ комиссионером либо договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ), либо договора об

исполнении третьему лицу (ст. 313 ГК РФ), которые позволяют в рамках комиссии соблюсти требования государственной регистрации. Исключение составляет купля- продажа недвижимости (за исключением жилых домов и помещений, а также предприятий) требующая только регистрации перехода права. В этом случае допустимо воспользоваться обычным договором купли-продажи. Комитент при этом в случае

• неисполнения комиссионером обязанности по передаче приобретенной недвижимости вправе требовать признания за собой права собственности и его государственной регистрации1. Во-вторых, если порученная сделка требует государственной регистрации (купля-продажа жилых помещений, предприятий, аренда предприятий - п. 2 ст. 658 ГК РФ, недвижимости сроком более 1 года-и. 2 ст. 651 ГК РФ), в обязанности комиссионера входит осуществление этой регистрации, поскольку в противном случае сделка будет

w считаться незаключенной, а поручение неисполненным. В-третьих, государственная

регистрация перехода права собственности от третьего лица к комитенту или от

комитента к третьему лицу в данном случае должна осуществляться комитентом, так как

именно он в комиссии продажи является собственником комиссионного имущества, а в комиссии покупки должен стать таковым.

Указанная регистрация должна производиться

на основании договора, заключенного комиссионером, и договора комиссии.

• Следует отметить, что если комиссионер сначала совершает сделку с третьим лицом, например, приобретает какой-либо товар, а потом заключает договор комиссии на

покупку данного товара, выдавая уже совершенную к этому моменту сделку как

исполнение обязательства по договору комиссии, подобные отношения конструкцией

договора комиссии не охватываются. После заключения договора комиссии и возникновения комиссионного обязательства комиссионер в подобном случае фактически

1 См,: Постановление Федерального Арбитражного Суда Западно-Сибирского округа от 07.08.2001 г. № Ф04/2319-744/А45-2001 г. И ГАРАНТ-МАКСИМУМ: Справочно-правовая система.

не осуществляет действий по его исполнению - не совершает порученную сделку.

Приобретая до заключения договора комиссии соответствующий товар, комиссионер становится его собственником и фактически осуществляет его продажу (поставку) комитенту. Однако, тем не менее, подобные отношения являются допустимыми, а передачу комиссионером ранее приобретенного товара комитенту, как уже отмечалось в главе 1, необходимо рассматривать в зависимости от обстоятельств либо в качестве отступного, либо новации. Аналогичная ситуация складывается и случае, когда комиссионер сначала совершает с третьим лицом договор на продажу какого-либо товара, а потом заключает договор комиссии продажи в целях исполнения первого договора1.

Интересным с практической и теоретической точки зрения является также вопрос о

том, может ли одно лицо, являясь комиссионером двух комитентов и, получив от них

поручение, соответственно, купить и продать одинаковый товар, использовать этот товар

для исполнения обоих поручений. Иными словами допустима ли при комиссионных отношениях ситуация, аналогичная коммерческому представительству (п. 2 ст. 184 ГК РФ)? На данный вопрос, казалось бы, следовало ответить отрицательно.

Во-первых, комиссионер в данном случае, на первый взгляд, не совершает сделок, порученных ему

комитентами. Поскольку при выполнении обоих поручений он действует от свого имени, заключить договор купли-продажи сам с собой он не может. Поэтому комиссионер только передает товар, полученный от одного комитента, другому комитенту в обмен на денежный эквивалент, предоставленный вторым комитентом. Во-вторых, в такой ситуации сложно соблюсти интересы обоих комитентов. По этой причине еще в дореволюционной литературе отмечалось, что если комиссионер все же примет вышеуказанные поручения, любой из комитентов может отказаться от исполнения договора комиссии, потребовать от комиссионера возмещения убытков и возврата

1 См.: Постановление Федерального Арбитражного Суда Западно-Сибирского округа от 27.02.2001 г. №

Ф04/547-81/А03-2001 Н КонсультантАрбитраж: Западно-Сибирский округ: С правой но-правовая система.

комиссионного вознаграждения, если оно уже было уплачено1. Но, проанализировав *' данную конструкцию, следует сделать вывод о том, что подобного рода отношения, в

принципе, допустимы. Принятие комиссионером поручений от разных комитентов приобрести товар для одного и продать такой же товар другого, совмещение исполнения

данных поручений не запрещено действующим гражданским законодательством.

Поэтому, если в результате таких действий комиссионера интересы обоих комитентов нарушены не будут (например, в случае, когда условия обоих поручений о качестве,

* количестве и цене товара одинаковы), следует признать допустимость такого способа исполнения поручений. Передачу полученного от одного комитента имущества другому, а

также передачу денежных средств, полученных от последнего, первому следует

рассматривать в качестве договора по отчуждению соответствующего имущества,

совершаемого комиссионером от своего имени, что полностью соответствует предмету

договора комиссии. Право собственности на комиссионный товар в данном случае

* переходит от одного комитента к другому в момент вручения товара последнему

комитенту комиссионером.

б) Комиссионное поручение должно быть выполнено на наиболее выгодных дли комитента условиях. Вопрос о выгодности или невыгодности условий выполнения

поручения решается комиссионером исходя из известных ему целей комитента, которые

могут следовать из договора, переписки, обычаев делового оборота и экономических закономерностей. Под выгодой, как правило, понимается превышение суммы, вырученной

от реализации товара, или ее уменьшение при покупке товара по сравнению с той, которая указывалась в договоре комиссии или инструкциях комитента2. Однако, как уже отмечалось, в современных условиях содержание понятия выгоды существенно

изменилось. В конечном итоге все сводится к определенным материальным последствиям.

Однако изначально выгода может носить неэкономический (нематериальный) характер.

* 1 Гойхбарг А.Г. Указ, соч. С, 42—43.

2 Гражданское право. Учебник. Часть II. / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. С. 566.

Комитенту может быть выгодно, прежде всего, установление прочных хозяйственных

* связей, доверительных отношений с участниками рынка и т.п. Поэтому, несмотря на возможность выделения определенных критериев выгодности, данный аспект носит в настоящее время в основном субъективный характер и должен определяться в каждом конкретном случае. Ведь то, что является выгодным для одного комитента, может оказаться невыгодным для другого. По этой причине вряд ли следует поддерживать предложение об установлении в законе ответственности комиссионера в виде возмещения

* убытков комитента, в случае, если он имел возможность совершить сделку на более выгодных условиях, но совершил ее на менее выгодных условиях. На практике очень

трудно однозначно определить наличие возможности комиссионера выполнить поручение

(совершить сделку) на более выгодных условиях, поскольку на это обстоятельство оказывает влияние множество факторов правового, экономического, социального характера, объективно оценить которые в совокупности и взаимосвязи представляется

* весьма сложной задачей. Для одного комиссионера одни факторы могут быть существенными, для другого — эти же факторы лишены какого-либо значения. В случае возникновения спора перед судом возникла бы неразрешимая проблема их оценки. Поэтому вполне достаточно наличия ответственности комиссионера за отступление от

указаний комитента.

Если комитент конкретно указал условия, на которых должно быть выполнено

* поручение, а комиссионер совершил сделку на более выгодных условиях, принесших дополнительную выгоду[126], то, по общему правилу, выгода делится между сторонами договора комиссии поровну (ч.2 ст. 992 ГК). Иное можно предусмотреть соглашением сторон, установив, например, что вся выгода поступает комиссионеру или комитенту либо делится в иной пропорции. Императивное правило, содержавшееся в Гражданских

кодексах РСФСР 1922 года и 1964 года, согласно которому вся дополнительная выгода

* поступала исключительно комитенту[127], и которое обосновывалось тем, что в противном случае комиссионер неосновательно обогащался бы за счет комитента2, в современных условиях вряд ли следует приветствовать. Во-первых, возможность получения комиссионером части дополнительной выгоды необходимо рассматривать не как неосновательное обогащение, а как премию за улучшенное исполнение комиссионного поручения. Во-вторых, подобный императив лишает комиссионера стимула выполнения

• поручения на более выгодных условиях, что не в интересах комитента.

Общие положения о распределении дополнительной выгоды между сторонами договора комиссии действуют независимо от того, явилось ли возникновение этой выгоды результатом дополнительных усилий комиссионера или же объективно сложившейся конъюнктуры рынка3. Следует также отметить, что если по такому договору вознаграждение комиссионера определяется в зависимости от суммы заключенной сделки, то при исчислении вознаграждения следует учитывать тот факт, что сделка заключена на более выгодных условиях.

Из буквального смысла закона следует, что положения о последствиях заключения сделки на более выгодных условиях не действуют в тех случаях, когда комитент не давал

конкретных указаний в отношении условий заключаемых сделок. Считается, что здесь сделка и так будет совершена на наиболее выгодных условиях в силу общей обязанности комиссионера исполнять поручение на наиболее выгодных для комитента условиях. Однако более справедливым было бы предусмотреть в законе положение, согласно которому комиссионер, заключивший сделку на настолько выгодных условиях, которые на момент ее заключения при существующем состоянии рынка обычно недостижимы,

также имеет право на дополнительное вознаграждение, установленное соглашением

* сторон.

Выполнение поручения на менее выгодных условиях, чем были указаны комитентом, является нарушением указаний комитента, за которое комиссионер, по общему правилу, несет ответственность.

в) Комиссионер должен выполнить поручение в соответствии с указаниями комитента. Предварительно необходимо выяснить соотношение данного элемента с

* предыдущим. Выдача указаний по выполнению комиссионного поручения является правом, а не обязанностью комитента[128]. В случае их отсутствия ориентиром деятельности комиссионера будет выступать как раз выгода комитента, а также обычаи делового оборота и обычно предъявляемые требования (ст. 992 ГК РФ). Обязанность выполнить поручение на наиболее выгодных для комитента условиях будет действовать в полной мере. Если же комитент дал указания относительно выполнения комиссионного поручения, соотношение обязанности выполнить поручение на наиболее выгодных условиях с обязанностью следовать указаниям комитента может быть двояким. Когда данные указания носят императивный, категоричный характер комиссионер должен выполнить их, даже если это, по мнению комиссионера, не выгодно для комитента. В данном случае приоритет отдается обязанности выполнить поручение в соответствии с указаниями комитента. Если же указания комитента являются некатегоричными, оба элемента действуют одновременно - комиссионер обязан выполнить подобные указания комитента, однако, может отступить от них, если это будет в интересах комитента и более

выгодно для него, поскольку на комиссионера в этом случае одновременно возлагается

обязанность выполнить поручение на наиболее выгодных для комитента условиях. Естественно, отступление в данном случае должно быть разумным и не выходить за рамки поручения. Комиссионер не может, например, вместо сдачи в аренду, продать имущество

комитента, сославшись на то, что данная сделка более выгодна комитенту, поскольку в

• таком случае комиссионер в одностороннем порядке фактически изменяет предмет

договора комиссии, что недопустимо в силу п. 1 ст. 450 ГК РФ.

Указания комитента могут содержаться в самом договоре, а также выдаваться

комиссионеру отдельно в процессе выполнения поручения. Указания, как правило, касаются способа исполнения поручения и условий сделок, подлежащих совершению

комиссионером, и являются по существу условиями договора комиссии, определяющими

* его предмет. Если комитент не выдает комиссионеру указаний, либо если они носят неопределенный характер, то, как отмечалось ранее, комиссионер обязан действовать в интересах комитента разумно и рационально в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями (ч.1 ст. 992 ГК)1, Стороны своим соглашением могут прямо установить, что комиссионер самостоятельно определяет

условия выполнения поручения (цену, количество и т.п.), исходя, например, из

9 соотношения на рынке спроса и предложения подлежащего приобретению (отчуждению)

имущества[129] [130]. Комитент в указанных случаях обязан принять предложенное комиссионером исполнение, если только последний не допустил злоупотреблений, явных нарушений и отступлений от обычных правил и условий выполнения комиссионных поручений. В судебной практике такие действия комиссионера рассматриваются как злоупотребление правом (ст. 10 ГК РФ) и влекут ответственность в виде возмещения убытков, причиненных комитенту в порядке ст. 15 ГК РФ[131]. Предоставление комиссионеру такой

свободы в выборе способов и методов выполнения поручения является особенностью

* договора комиссии, которая объясняется тем, что правовые последствия совершаемых

сделок в виде прав и обязанностей возникают не у комитента, а у комиссионера. Таким образом комитент достаточным образом защищен.

В случае, когда комитент дает комиссионеру указания относительно выполнения комиссионного поручения, возникает закономерный вопрос о степени их обязательности для комиссионера и возможности отступления от указаний1. Согласно самой радикальной

» позиции комиссионер обязан исполнить поручение в точности с указаниями комитента -

ни лучше, ни хуже, даже если это повлечет убытки для комитента2. При этом комиссионер должен всеми усилиями уменьшить убыток, а если это невозможно, он обязан не начинать исполнение комиссионного поручения. Исключение предлагалось делать только для случая (casus) - при возникновении чрезвычайных обстоятельств, подпадающих под

признаки непреодолимой силы, комиссионер вправе в интересах комитента отступить от указаний, предварительно заручившись его согласием3. Данная позиция поддерживалась в дореволюционной литературе, а также в советский период4, кроме этого она получила законодательное закрепление во Франции и Великобритании, где предусматривается ответственность комиссионера в виде лишения комиссионного вознаграждения за любое отступление от указаний комитента5. Несмотря на то, что изложенная точка зрения полностью соответствует принципу недопустимости одностороннего изменения условий

обязательства, следует признать, что она не совместима с потребностями хозяйственного

1 Предварительно следует отметить, что отступление (невыполнение) от указаний комитента необходимо рассматривать как одностороннее изменение условий обязательства, которое по общему правилу недопустимо и может иметь место согласно ст, 310 ГК РФ только в случаях, установленных законом, а в отношении обязательств, связанных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, - в случаях, установленных законом и договором.

2 МовчановскиЙ Б. Договор комиссии по советскому праву // Рабочий суд. № 2. 1926. С. 136; Кобленц И. Договор комиссии по гражданскому кодексу РСФСР // Еженедельник советской юстиции. № 51. 1926. С. 1420.

1 Носенко Д. О договоре комиссии (опыт исследования) // Журнал гражданского и уголовного права. 1879. Кн. 1.С. 128.

4 Ландкоф С.Н, Договор комиссионной продажи сельскохозяйственной продукции // Советское государство и право!! № 4, 1954. С. 56; Яковлева В.Ф. Договор комиссии продажи сельскохозяйственной продукции. С. 37; Безрук Н.А. Указ. соч. С. 19.

1 Основные институты гражданского права зарубежных стран. / Под ред. В.В. Залесского. С. 38.

оборота, который требует оперативного решения вопросов, возникающих в процессе

* выполнения комиссионного поручения. Предложенная конструкция делает это невозможным, поскольку чрезмерно ограничивает свободу комиссионера, который, как правило, лучше комитента ориентируется в рыночной ситуации и способен выбрать в интересах последнего наиболее подходящий способ выполнения поручения. Кроме этого, данная позиция не соответствует пункту 1 ст. 995 ГК РФ, предусматривающему случаи отступления от указаний комитента, не связанные с непреодолимой силой.

• В .соответствии с иным мнением для комиссионера обязательны только указания комитента, которые касаются существа и необходимых условий сделок, совершаемых во

исполнение договора комиссии. От этих указаний комиссионер вправе отступать только в случаях, аналогичных предусмотренным пунктом 1 ст. 995 ГК РФ. От других указаний любой комиссионер вправе в интересах комитента отступать совершенно свободно без согласия последнего1. Основания для такой позиции можно усмотреть в том, что

* комитент, прежде всего, заинтересован в том, чтобы заключались те сделки, ради которых он вступил в комиссионные отношения, и именно на тех условиях, которые он считает для

себя наиболее подходящими. Следовательно, наибольшее значение для комиссионного обязательства имеют указания, касающиеся существа и условий совершаемых комиссионером сделок, а другие указания менее значимы. Однако в силу многогранности хозяйственных отношений зачастую интересы комитента могут простираться дальше простого заключения сделок на заранее определенных условиях. Он может ставить цель

установления прочных доверительных отношений с контрагентами, рассчитанных на

перспективу, цель занятия прочного положения на рынке, минимизирования затрат на

подготовку и саму процедуру заключения и исполнения договоров и т.п. Указания

комитента относительно данных аспектов могут иметь такое же значение, что и указания,

касающиеся существа и условий совершаемых комиссионером сделок. Следовательно, не

1 Красавчиков О.А., Якушев В.С. Указ. соч. С. 10.

вполне оправданно предоставлять любому комиссионеру полную свободу отступления от

* указаний комитента, за исключением указаний о существе и условиях сделки. Кроме этого, вторая позиция также не соответствует действующему законодательству. Исходя из смысла ст. 992 и и. 1 ст. 995 ГК РФ комиссионер по общему правилу не обладает правом свободного отступления в одностороннем порядке от любых указаний ко.митента.

По этим же причинам представляется упречной точка зрения, прямо противоположная первой из вышеизложенных, которая предоставляет комиссионеру как

* профессионалу без ограничений в интересах комитента отступать от любых его указаний. Ее сторонники отмечают, что комитент должен в этом случае довериться профессионализму и компетенции комиссионера’. Однако они совершенно не учитывают то обстоятельство, что комиссионер в своей деятельности должен руководствоваться

интересами комитента, которые проявляются, в том числе, и в указаниях последнего.

Поэтому полное их игнорирование и возможность свободного отступления могут

* привести к нарушению прав и интересов комитента.

Согласно четвертой позиции общим правилом является недопустимость

отступления от указаний комитента. Однако комиссионер вправе отступить от них,

получив предварительное согласие комитента, а также в иных случаях, не связанных с

непреодолимой силой, которые должны быть прямо предусмотрены законом. Данная позиция нашла свое отражение в ст. 992, п, 1 ст. 995 ГК РФ. Комиссионер согласно ст. 992 ГК РФ по общему правилу должен выполнить поручение в строгом соответствии с

*

указаниями комитента, которые по степени обязательности приравниваются к условиям договора комиссии[132] [133], так как фактически ими и являются. Однако пунктом 1 ст. 995 ГК РФ предусмотрены исключения из указанного общего правила - случаи отступления от

указаний комитента и порядок отступления, аналогичные случаям и порядку,

установленным для поверенного по договору поручения. Так, по общему правилу,

* отступление допускается только с предварительного согласия комитента, для получения которого комиссионер обязан сделать соответствующий запрос. В результате стороны своим соглашением изменяют условия выполнения комиссионного обязательства. Причиной отступления могут выступать как интересы комитента, так и комиссионера, которому, например, удобнее выполнить поручение другим способом, чем тем, который указал комитент. В случае, если у комиссионера отсутствует возможность запросить

* комитента, либо если ответ от комитента на запрос не был получен в разумный срок, однако отступление необходимо в интересах комитента, комиссионер вправе отступить от указаний, уведомив об этом комитента, когда это станет возможно (п.1 ст. 995 ГК РФ). Возможность отступления от указаний без предварительного запроса, но с последующим извещением комитента предоставляется также комиссионеру, действующему в качестве

предпринимателя.

# Однако в большей степени соответствует потребностям современного хозяйственного оборота точка зрения, предлагающая выделять две категории указаний комитента — безусловные (твердые), из смысла и формы выражения которых следует недопустимость отступления от них, и не безусловные (мягкие), содержащие в себе, по сути, разрешение комиссионеру отступить от них, если этого потребуют интересы комитента. От указаний, относящихся к первому виду, отступать нельзя, даже если это повлечет ущерб для комитента. Комиссионер в данном случае обязан уведомить

комитента о возможных последствиях выполнения таких указаний. Если комитент будет настаивать на них, комиссионер обязан выполнить поручение в соответствии с этими указаниями. При этом он освобождается от ответственности за возможные убытки. Исключением в данном случае будет выступать, во-первых, прямое разрешение комитента отступить от императивных указаний, во-вторых, случай, когда убытки могут быть

значительными, а спросить разрешения комитента нет возможности или он медлит с

ответом, и, в-третьих, ситуация, когда объектом договора комиссии является

• скоропортящийся товар. Здесь комиссионер вправе отступить от категоричных указаний комитента. Таким образом, предусмотренные п.1 ст. 995 ГК РФ случаи отступления от указаний комитента согласно рассматриваемой позиции необходимо применять только к императивным указаниям комитента. От указаний, относящихся ко второй группе, комиссионер может отступать свободно, лишь бы это было выгодно комитенту1. Вопрос об отнесении указаний комитента к той или иной группе должен решаться комиссионером

• с учетом конкретных обстоятельств, формы и содержания этих указаний. Если комиссионер сомневается в категоричности указаний комитента, он должен снестись с ним, уточнить данный вопрос и запросить право отступить от них. В противном случае комиссионер будет нести ответственность за наступившие убытки. Молчание комитента

при этом должно означать, что указания не императивные и комитент согласен на отступление[134] [135].

Во всех случаях комиссионер обязан удостовериться, что соответствующий запрос поступил к комитенту, поэтому целесообразнее делать его в письменном виде в форме письма или телеграммы с уведомлением о вручении, либо вручать комитенту лично. Вопрос о том, медлит ли комитент с ответом, должен решаться в каждом случае отдельно. Так, например, в случае, если запрос направлен телеграммой, медлительность будет иметь место в том случае, если комитент не направит ответ на следующий за днем отправления

телеграммы день, а если запрос направляется письмом - в случае, если ответ от комитента

не поступит в течение периода времени, необходимого для пробега почтового отправления в оба конца[136].

Изложенная позиция относительно возможности отступления от указаний комитента обладает большей гибкостью, по сравнению с предыдущими. Она позволяет

учесть интересы комитента и одновременно не допустить существенного ограничения

• свободы действий комиссионера, который должен выступать в отношениях с третьими лицами как самостоятельный хозяйствующий субъект. Таким образом, целесообразно соответствующим образом изменить редакцию п. 1 ст. 995 ГК РФ, закрепив последнюю

конструкцию отступления от указаний комитента.

Комиссионер вправе без последствий отказаться от соблюдения указаний, данных в процессе исполнения обязательства по договору комиссии, выполнение которых выходит

• за рамки его специальности, за пределы территории, определенной для деятельности комиссионера договором,1 либо если комитент не снабдил комиссионера необходимыми для выполнения указаний средствами2. Подобными указаниями комитент фактически в одностороннем порядке изменяет условия договора комиссии, что противоречит п. 1 ст. 450 ГК РФ и является недопустимым. Комиссионер также не обязан следовать предписаниям комитента, если они обязывают совершить противоправное деяние.

Гражданским кодексом предусмотрена ответственность комиссионера в случае отступления от указаний комитента без согласия последнего (пп. 2, 3 ст. 995 ГК)3. Ответственность дифференцируется в зависимости от вида комиссии - продажи или покупки. Так, в случае продажи комиссионного товара по цене ниже согласованной с комитентом комиссионер обязан возместить ему разницу между этими ценами. Он освобождается от указанной обязанности, если докажет, что у него не было возможности продать имущество по согласованной цене, и при этом продажа по более низкой цене

»

предупредила еще большие убытки (например, вследствие падения спроса на данный товар). При этом, если первое обстоятельство является довольно субъективным, то второе не зависит от личности и действий комиссионера, т.е. носит объективный характер4.

1 Шершеневич Ґ.Ф, Курс торгового права: В 4-х томах. 4-е изд. СПб., 1908. Т. 1. С. 505.

2 Гойхбарг А.Г. Указ. соч. С. 42,

3 С учетом воспринятой точки зрения относительно обязательности данных указаний, следует уточнить, что эти последствия должны иметь место только в случае отступления комиссионера от императивных указаний комитента. Нарушение в интересах последнего «мягких» указаний не должно влечь за собой

• ответственности комиссионера.

4 Гражданское право. Учебник. Часть II. / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. С. 567.

Дополнительно в случае наличия обязанности комиссионера предварительно уведомить ♦ комитента об отступлении от указаний, которую комиссионер не выполнил, последний

для освобождения от ответственности должен доказать еще и невозможность получения

предварительного согласия на отступление. При покупке комиссионером имущества по цене выше согласованной с комитентом, последнему предоставляется выбор: он может не принять такую покупку, уведомив об этом комиссионера в разумный срок после

получения от него уведомления о заключении сделки с третьим лицом, или принять эту

» сделку. Если комитент не уведомляет комиссионера в разумный срок о непринятии

сделки, она считается принятой. Молчанию законом в данном случае придается значение юридического факта (п. 3 ст. 995 ГК РФ).

Согласно правилу, установленному ч.2 п.З ст. 995 ГК, в случае, если комиссионер, отступивший от указаний комитента и купивший товар по более высокой цене, заявит, что принимает разницу в цене на свой счет, комитент не может отказаться от заключенной для него сделки. В данной ситуации комиссионер допускает нарушение комиссионного обязательства. Однако поскольку это не влечет каких-либо убытков для комитента, так как все последствия комиссионер целиком принимает на себя, отказ последнего от принятия такой сделки означал бы злоупотребление правом. В целях предотвращения этого законодателем предусмотрено вышеуказанное правило. Следует отметить, что и в

комиссии продажи комитент также вправе принять сделку, совершенную комиссионером

с отступлениями от указаний. Однако здесь не действует правило о том, что несообщение комитентом о непринятии данной сделки означает фактическое ее принятие и обязанность комитента выполнить свои обязательства по договору комиссии в полном объеме.

Принятие комитентом сделки, совершенной комиссионером с отступлением от указаний, независимо от формы и случая такого принятия является бесповоротным1. Комитент не вправе в дальнейшем отказаться от него. Более того, после принятия

ь 1 Гойхбарг А.Г. Указ. соч. С. 61.

комитентом исполнения, осуществленного с отступлением от указаний, на комиссионера • не может быть возложена какая-либо ответственность — комитент не вправе требовать от

комиссионера возмещения затрат и расходов. Считается, что в этом случае последний не

нарушил своих обязательств, поэтому комитент обязан выплатить комиссионное

вознаграждение в предусмотренном договором размере, а также выполнить все другие

свои обязанности. Это обстоятельство объясняется тем, что, приняв от комиссионера

исполнение с отступлениями от указаний, комитент тем самым соглашается с

допущенными отступлениями, что означает изменение условий договора комиссии по соглашению сторон (п.1 ст. 450 ГК РФ). Последующий отказ комитента будет рассматриваться как одностороннее изменение договора, которое по общему правилу

недопустимо.

Отступление от указаний комитента не влечет за собой такого последствия, как

недействительность сделки, совершенной комиссионером. Комитент только получает

право не принимать эту сделку за свой счет1. Если он им воспользуется, то сделка

сохранит свою действительность, однако будет считаться совершенной комиссионером

для себя и за свой счет. В этом случае товары, полученные комиссионером по такой

сделке, перейдут в его собственность[137] [138] [139], а комиссионер не вправе требовать уплаты 3

комиссионного вознаграждения и компенсации расходов, понесенных при их покупке .

В предпринимательской практике особое внимание уделяется форме указаний комитента, выдаваемых в процессе исполнения договора. Во избежание разногласий и

*

споров между сторонами в договорах обычно предусматривается положение, согласно которому комитент вправе давать указания только в письменной форме, а устные указания для комиссионера не обязательны. Такая оговорка вполне рациональна и

выгодна для обеих сторон. Так, комитент в случае отступления комиссионером от

• указаний сможет легко доказать факт их выдачи, ссылаясь на письменный документ.

Комиссионер в свою очередь защищен от чрезмерного вмешательства комитента и может

ссылаться на отсутствие каких-либо указаний, если они не даны в установленной договором форме. Кроме этого указания комитента в таком случае получают большую определенность и конкретность, что способствует их надлежащему исполнению.

д) Наличие такого элемента качественного выполнения поручения как обеспечение

* комиссионером действительности совершаемых сделок следует из правовой и экономической природы комиссионных отношений. Комитент заключает договор

комиссии не только и не столько ради совершения сделки посредством комиссионера,

сколько в целях получения экономического эффекта от этой сделки (например, приобретения права собственности на имущество, получения прав на результаты работ и т.п.). Данное утверждение напрямую вытекает из положений ст. 999, 1000 ГК РФ,

# согласно которым комиссионер обязан передать, а комитент принять все исполненное (полученное) по договору комиссии. В случае же признания совершенной комиссионером сделки недействительной, она, согласно п. 1 ст, 167 ГК РФ, считается недействительной с

момента ее совершения и не повлечет юридических последствий, кроме тех, которые

связаны с ее недействительностью. Комитент в данной ситуации, как правило, не получит экономического и правового результата от такой сделки, поэтому цель договора комиссии

достигнута не будет. Следовательно, для того, чтобы качественно выполнить комиссионное поручение комиссионер обязан не просто осуществить действия по совершению сделки, но и обеспечить действительность совершаемых им по поручению комитента сделок. Так, во-первых, комиссионер не должен допускать при совершении

сделок нарушений закона, которые могут послужить основанием для признания их недействительными. А, во-вторых, в отношении контрагентов по сделкам он обязан проявить необходимую осмотрительность и разумность - проверить их право- и

дееспособность, наличие необходимых лицензий, доверенностей и т.п.1 Если, несмотря на надлежащее выполнение данной обязанности, совершенная сделка все же будет признана недействительной (например, по основаниям ст. 177, 178 ГК РФ), комиссионер не должен отвечать перед комитентом ни за ее недействительность, ни за наступившие последствия

недействительности, поскольку предпринял все зависящие от него меры. Комитент в этом случае не только не вправе требовать от комиссионера возмещения убытков либо уплаты договорных санкций, но, более того, он обязан по общему правилу уплатить комиссионеру вознаграждение, возместить расходы и выполнить иные обязанности, предусмотренные ст. 1 000 ГК РФ.

Если же комиссионер допускает при совершении сделки нарушения, повлекшие признание ее недействительной, то, с одной стороны, комиссионер, совершив необходимую комитенту сделку, формально считается исполнившим комиссионное поручение. Однако, с другой стороны, поскольку эта сделка в силу положений п.1 ст. 167 ГК РФ не порождает правовых последствий, следует говорить о некачественном

выполнении поручения и, соответственно, о ненадлежащем исполнении или

неисполнении комиссионного обязательства. Комиссионер в силу ст. 393 ГК РФ обязан возместить возникшие у комитента убытки, а также нести ответственность за просрочку исполнения комиссионного поручения, если впоследствии требуемая сделка все же будет

совершена им качественно.

В случае признания недействительной сделки, совершенной комиссионером, для лиц, участвовавших в данной сделке, наступают общие последствия недействительности сделок, предусмотренные п. 2 ст. 167 либо ст. 169-179 ГК РФ, а именно двусторонняя или односторонняя реституция либо недопущение реституции. Однако наличие договора

комиссии накладывает свой отпечаток.

Подробнее см.: Скороходов С.В. Последствия недействительности сделок, совершаемых комиссионером И Хозяйство и право. 2003. № 1. С. 50.

Если комиссионер к моменту признания совершенной им сделки * недействительной, не успел выполнить обязанность, предусмотренную ст. 999 ГК РФ, и

не передал все полученное (имущество, денежные средства и т.п.) комитенту, произойдет

полноценная реституция - комиссионер вернет полученное по сделке своему контрагенту,

а контрагент - полученное от комиссионера (двусторонняя реституция). При односторонней реституция комиссионер либо вернет все полученное по сделке контрагенту, не получив взамен ничего, либо передаст все полученное в доход

> государства, получив в последнем случае от контрагента переданное ему ранее имущество

или денежные средства. Прн недопущении реституции все полученное по сделке должно быть передано в доход государства. Указанные последствия будут иметь место, несмотря на то, что согласно п. 1 ст. 996 ГК РФ собственником вещей, приобретенных комиссионером, казалось бы, должен выступать комитент. Поскольку в основании возникновения права собственности комитента лежит сложный юридический состав —

договор комиссии, сделка, совершенная комиссионером, акт передачи имущества

комиссионеру по данной сделке, а один из элементов данного состава (сделка, совершенная комиссионером) является недействительным и в силу п. 1 ст. 167 ГК РФ не порождает правовых последствий, следовательно, право собственности у комитента на товар, приобретаемый комиссионером по такой сделке, не возникает. При этом во всех трех случаях договор комиссии будет считаться неисполненным (сделка считается несовершенной, комитент не получил исполненного по сделке), комиссионер по- прежнему останется обязанным совершить сделку и передать комитенту полученное по этой сделке имущество или денежные средства1.

Если же комиссионер к моменту признания сделки недействительной уже передал

все исполненное комитенту, полноценной реституции не произойдет.

Подробнее см.: Скороходов С.В. Последствия недействительности сделок, совершаемых комиссионером // Хозяйства и право. 2003. № 1, С. 50.

Случай двусторонней реституции. Получив от комиссионера имущество,

* приобретенное по недействительной сделке, комитент в силу вышеуказанных причин становится не собственником, а добросовестным незаконным владельцем (приобретателем) этого имущества. При этом индивидуально определенное имущество в большинстве случаев истребовать от комитента будет невозможно в силу положений п. 1 ст. 302 ГК РФ. Если комиссионером были переданы деньги, или имущество, определяемое родовыми признаками, применение виндикации также невозможно в силу ст. 301, п. 3 ст.

* 302 ГК РФ. Данное имущество и деньги не могут быть истребованы от комитента, в том числе и путем предъявления обязательственного иска как комиссионером (поскольку отсутствует правовое основание для истребования - комиссионное обязательство не нарушено), так и его контрагентом по недействительной сделке1. Недопустимо применять в данном случае и институт неосновательного обогащения, поскольку обогащения

комитента за счет контрагента комиссионера не происходит, ведь сделка с этим третьим

лицом совершается комиссионером возмездно и при этом за счет комитента. Поэтому комитент фактически рассчитывается за приобретенное имущество. Следовательно, контрагент комиссионера может адресовать свои требования по возврату переданного по недействительной сделке имущества и денежных средств только к комиссионеру, у

которого данное имущество отсутствует.

Таким образом, в случае, если комиссионер к моменту признания сделки

недействительной передал комитенту полученное по данной сделке имущество, его

возврат в порядке реституции, как правило, невозможен. При комиссии покупки согласно

п. 2 ст. 167 ГК РФ на комиссионера в таком случае возлагается обязанность по

возмещению контрагенту стоимости полученного от него имущества в деньгах.

Поскольку у контрагента в силу этого же п. 2 ст. 167 ГК РФ имеется встречная обязанность по возврату суммы, уплаченной комиссионером при приобретении

1 Согласно п. 1 ст. 990 ГК РФ контрагент комиссионера и комитент не связаны друг с другом какими-либо обязательствами.

имущества, то в силу ст. 410 ГК РФ допустимо прекращение данной обязанности, а также

* обязанности комиссионера по возмещению стоимости переданного имущества путем зачета. Таким образом, движения денежных средств и имущества между комиссионером и

его контрагентом по признанной недействительной сделке в данном случае может и не произойти[140].

По договору комиссии продажи комиссионер во исполнение п. 2 ст. 167 ГК РФ обязан вернуть контрагенту денежные средства, уплаченные последним за комиссионный

* товар. Поэтому комиссионер, перечисливший данные денежные средства комитенту, вынужден будет передать контрагенту свои собственные денежные средства. При этом взамен он получит от контрагента переданный ранее комиссионный товар, поэтому каких- либо убытков не претерпит. Комиссионер не имеет правовой возможности обязать

комитента вернуть переданные ему денежные средства, вырученные от продажи данного

товара, и соответственно не может требовать забрать обратно этот товар, поскольку фактически договор комиссии исполнен. Данный товар поступает в собственность

комиссионера, и он может, реализовав его третьим лицам, компенсировать свои расходы, понесенные в связи с реституцией2.

При односторонней реституции сторона сделки, совершенной комиссионером, виновная в ее недействительности, понесет убытки. Так, если ответственным за недействительность является комиссионер, он должен за свой счет возместить

контрагенту стоимость полученного от него имущества, которое уже передано комитенту,

*

либо вернуть денежные средства, вырученные от продажи комиссионного имущества.

При этом взамен комиссионер не получит ничего, поскольку контрагент перечислит денежные средства, полученные от комиссионера за проданный товар либо соответственно передаст товар в доход государства. Если виновен контрагент,

комиссионер получит обратно денежные средства или имущество, переданные

* контрагенту по недействительной сделке, а полученное по сделке от контрагента соответственно имущество или денежные средства обязан будет передать в доход

государства.

В случае, когда имеет место недопущение реституции, убытки несут обе стороны недействительной (ничтожной) сделки, поскольку подобное последствие согласно ст. 169 ГК РФ наступает только при наличии вины обеих сторон сделки в недействительности.

♦ Несмотря на указанные последствия, договор комиссии во всех перечисленных случаях, то есть когда комиссионер до признания сделки недействительной передал все

исполненное комитенту, следует считать исполненным, поскольку комитент получил

имущественный результат данной сделки, То обстоятельство, что данная сделка оказалась недействительной, как уже отмечалось ранее, не порочит договора комиссии. Полноценная же реституция в случае, когда имущество, полученное комиссионером по недействительной сделке, уже передано комитенту, возможна только при условии

признания недействительной не только сделки, совершенной комиссионером, но и самого договора комиссии[141]. Указанного положения придерживается и судебная практика2. Однако, в большинстве случаев основания для этого отсутствуют.

2. Комиссионер может самостоятельно, своими силами выполнять

комиссионное поручение либо доверить его выполнение другому лицу —

»

субкомиссионеру, заключив субкомиссионный договор (ст. 994 ГК РФ). Законом данное право ничем не ограничивается. Комиссионер не обязан уведомлять комитента о привлечении субкомиссионера даже в том случае, когда в соответствии с условиями

субкомиссионного договора исполнение должно вручаться субкомиссионером * непосредственно комитенту. Последний обязан принять исполнение в соответствии с п. 1

ст. 313 ГК РФ. Однако в договоре комиссии допустимо предусмотреть возможность заключения договоров субкомиссии только с предварительного согласия комитента, либо установить обязанность комиссионера уведомлять комитента обо всех заключенных договорах субкомиссии, либо вообще обязать комиссионера выполнять поручение лично, не привлекая субкомиссионеров. Подобная свобода по договору комиссии, в отличие от

» договора поручения, объясняется тем, что комиссионер, заключивший договор

субкомиссии, не выбывает из комиссионного обязательства, а по-прежнему несет

ответственность за его выполнение и согласно абз. 2 п. 1 ст. 994 ГК РФ отвечает за

действия субкомиссионера перед комитентом как за свои собственные. Поэтому комитенту по общему правилу безразлично, кто конкретно совершит необходимую сделку. Он всегда может спросить с комиссионера в случае ненадлежащего исполнения

поручения.

W

Отдельно следует отметить особенность субкомиссии на рынке ценных бумаг. В соответствии со ст. 3 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» брокеры, которые

могут действовать как от своего имени, так и от имени клиента, но всегда за его счет,

вправе передавать исполнение поручения только другому брокеру и лишь в случае, если такая возможность предоставлена договором с клиентом или если брокер вынужден к этому силой обстоятельств для охраны интересов клиента. Поскольку в отношении

договора комиссии Гражданским кодексом РФ закреплено прямо противоположное правило (согласно ст. 994 ГК РФ право комиссионера на заключение субкомиссионного договора может быть ограничено только договором, а не законом), следует сделать вывод о противоречии специального закона общему. При разрешении споров в данной ситуации следует руководствоваться нормами Федерального закона «О рынке ценных бумаг». Однако в будущем выявленное противоречие необходимо устранить, предусмотрев в

Законе «О рынке ценных бумаг» дифференциацию случаев передачи исполнения поручения в зависимости от того, действует ли брокер от своего имени или от имени

клиента.

Договором комиссии комитенту может предоставляться право выбора субкомиссионера. Однако данное обстоятельство в отличие от договора поручения не оказывает никакого влияния на существо отношений - комиссионер по-прежнему останется обязанным перед комитентом за действия субститута.

Закон разрешает передачу в порядке субкомиссни иному лицу как части, так и всех полномочий, принадлежащих комиссионеру. В первом случае это лицо (субкомиссионер) выполняет только отдельные действия, входящие в предмет договора комиссии (совершать одну из нескольких порученных комиссионеру сделок), а во втором он как бы становится на место комиссионера, фактически заменяя его, но с точки зрения закона оставаясь только субкомиссионером.

В предпринимательской практике часто возникает вопрос о возможности возложения на комиссионера по аналогии с правилом п. 1 ст. 1009 ГК РФ (агентский договор) обязанности заключить договор субкомиссии, запретив самостоятельное выполнение комиссионного поручения. Поскольку прямого запрета подобной

конструкции законодательство не содержит, а сама конструкция не противоречит природе

договора комиссии, то в силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ) ее следует признать допустимой, если такой способ выполнения комиссионного поручения выгоден для комитента. В данном случае комиссионеру фактически поручается совершить две

сделки - основную, направленную на удовлетворение конечного экономического интереса

комитента, и вспомогательную - договор субкомиссии. Однако первую сделку комиссионер может заключить только через субститута. Функции комиссионера сведутся только к поиску субкомисснонера, заключению с ним договора субкомиссии и осуществлению контроля в ходе выполнения договора субкомиссии. Подобные

положения могут включаться в такой договор комиссии, исполнение которого требует специальных познаний и опыта в какой-либо узкой сфере деятельности. Комиссионер в данном случае, не выбывая из комиссионного обязательства, выступает в качестве

организатора и гаранта его выполнения, переложив все конкретные действия, входящие в предмет комиссии, на других лиц - специалистов в своей области.

Обращаясь к последствиям заключения субкомисионного договора, необходимо отметить, что действия субкомиссионера не порождают обязательственных прав и обязанностей непосредственно для комитента. Суб комиссионер сам становится обязанным по совершенным им сделкам. Вещи, поступившие к субкомиссионеру в ходе исполнения субкомиссионного поручения от третьих лиц, в соответствии с п. 1 ст. 996 ГК РФ признаются собственностью комитента. Комиссионер может выступать только в качестве промежуточного звена - законного владельца, если только договор субкомиссии не предполагает вручения исполнения непосредственно комитенту. Соответственно при продаже субкомиссионером вещи, переданной ему комиссионером, право собственности переходит непосредственно от комитента к третьему лицу, минуя комиссионера. Однако в

целях защиты интересов последнего законом установлено ограничение на прямые

контакты между субкомиссионером и комитентом. Они по общему правилу допускаются только с согласия комиссионера (п.2 ст. 994 ГК). Данное согласие должно быть получено предварительно и выражено конкретно. Стороны в договоре комиссии, тем не менее, могут предусмотреть возможность таких контактов без согласия комиссионера. Следует подчеркнуть, что даже в случае разрешения прямых контактов субкомиссионера и комитента, субкомиссия не превратится в уступку права требования. По отношению к основному договору она будет выступать разновидностью возложения исполнения обязательства на третье лицо[142].

В литературе встречается мнение о том, что «на отношения между

• субкомиссионером и комитентом в указанном случае распространяются условия заключенного комиссионером договора комиссии (основного договора)»[143]. Поскольку авторами не уточняется, что означает в данном случае утверждение «распространяются

условия договора комиссии», изложенная позиция представляется некорректной. Так, если имелось в виду распространение на субкомиссионера каких-либо прав или обязанностей, предусмотренных основным договором, высказанная точка зрения

• противоречит п. 3 ст. 308, ст.ст. 420, 425 ГК РФ, так как субкомиссионер не участвует в согласовании условий договора комиссии и не является его стороной. Если же предполагалось, что на субкомиссионера распространяются условия, на которых должна быть совершена необходимая комитенту сделка, это также не соответствует вышеуказанным нормам. Для субкомиссионера в этой части действует только договор субкомиссии и указания комиссионера. Отношения по передаче (вручению) исполнения между субкомиссионером и комитентом основываются на договоре субкомиссии и положениях законодательства об исполнении обязательства третьему лицу (ст. 312 ГК РФ) либо положениях о договоре в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ). Поэтому на отношения между субкомиссионером и комитентом не могут распространять действие

положения основного договора комиссии.

Также необходимо отметить, что допустимо последовательное заключение нескольких договоров субкомиссии. Тогда каждый из последующих комиссионеров будет нести ответственность перед предыдущим2.

3. Следующий блок обязанностей можно обозначить как имущественный, поскольку они связаны с обращением с имуществом, полученным от или для комитента.

Данная группа обязанностей включает в себя обязанность принять комиссионное

* имущество (а), обеспечить его сохранность (б), не пользоваться нм самостоятельно (в) и застраховать его (г).

а) Закон прямо не предусматривает обязанности комиссионера принять от комитента (транспортной организации) или третьих лиц комиссионное имущество, осмотреть его, проверить качество, количество, пригодность товара для целей договора комиссии1. Однако наличие такой обязанности следует из системного

* толкования п.1 ст. 996 и ст. 998 ГК РФ.

Первоначально рассмотрим вариант получения товара от комитента. В случае,

когда товар прибывает к комиссионеру транспортом определенного вида, он не вправе отказаться от его принятия как в силу указанной обязанности, так и в силу требований транспортного законодательства. Если товар окажется ненадлежащего качества либо не

соответствует условиям договора комиссии о количестве, наименовании, ассортименте,

комплектности или комплекте, комиссионер обязан осуществить действия по обеспечению прав и интересов комитента, а именно составить коммерческий акт, принять товар на ответственное хранение и обеспечить его сохранность в том виде, в котором он прибыл. Ряд авторов отмечают, что комиссионер в этом случае также обязан немедленно предъявить претензию к перевозчику[144] [145]. Это действие, по их мнению, охватывается заключенными комиссионером сделками. Однако из закона такое положение не следует, что является совершенно оправданным. Составив коммерческий акт и приняв на

*

ответственное хранение комиссионный товар, комиссионер в достаточной степени обеспечит интересы и права комитента в части предъявления претензий и судебных исков к перевозчику. В дальнейшем о судьбе данного товара должен позаботиться его

собственник — комитент, выступающий в качестве грузоотправителя, которого

* комиссионер в соответствии с и. 2 ст. 998 ГК РФ обязан немедленно уведомить о произошедшем. Поэтому вряд ли целесообразно на законодательном уровне закреплять обязанность комиссионера предъявлять претензии к перевозчикам, оставив решение данного вопроса на усмотрение сторон1. Когда товар передается комиссионеру непосредственно комитентом, комиссионер также обязан принять комиссионный товар. Однако при выявлении в ходе приемки несоответствия данного товара условиям

• комиссии комиссионер, по общему правилу, вправе отказаться от его приемки, поскольку в таком случае комитент в нарушение ст. 450 ГК РФ фактически изменяет поручение и

соответственно условия договора комиссии.

Если товар передается в количестве меньшем, чем указано в договоре комиссии,

однако другие его характеристики соответствуют условиям данного договора,

комиссионер обязан принять его и выполнить комиссионное поручение с учетом измененного количества товара. При этом все убытки, которые может понести в данном

случае комиссионер, например, вследствие нарушения уже заключенных им к данному

моменту договоров с третьими лицами, должны относиться на комитента как на сторону,

допустившую нарушение комиссионного обязательства. Если комитент передает товар в количестве, превышающем указанное в договоре комиссии, комиссионер обязан принять только то количество товара, которое указано в договоре. В отношении остального товара комиссионеру предоставляется право выбора: он может принять его и выполнить

поручение с учетом увеличенного количества товара с соразмерным увеличением

комиссионного вознаграждения. В этом случае стороны договора комиссии своими действиями в соответствии с и. 3 ст. 438 ГК РФ изменяют условия первоначального договора комиссии. Однако комиссионер вправе и отказаться от принятия товара, не согласившись с предложенным комитентом изменением условий договора комиссии.

Ландкоф С.Н. Два закона о договоре комиссии // Еженедельник советской юстиции. № 7. 1927. С. 183.

Комиссионер при получении товара не обязан применять какие-либо специальные

* способы определения соответствия товара условиям договора комиссии, а именно привлекать специалистов, экспертов и т.п. Закон обязывает осуществить только

наружный осмотр (п. 2 ст. 998 ГК РФ). Однако если комиссионер впоследствии обнаружит скрытые недостатки, он также обязан зафиксировать их, уведомить комитента и принять меры к сохранности имущества. Если последний не предпримет мер по замене данного товара, изменению поручения либо будет хранить молчание, комиссионеру в

* соответствии со ст. 328 ГК РФ предоставляется выбор — он может исполнить поручение с использованием данного товара либо отказаться от исполнения поручения и вернуть товар комитенту1. При этом комиссионер освобождается от ответственности за какие-либо убытки, возникшие вследствие этого у комитента. Более того, комитент обязан будет

возместить комиссионеру расходы, связанные с возвратом.

Необоснованный отказ комиссионера от принятия товара, прибывшего в его адрес

от комитента или передаваемого непосредственно комитентом, следует рассматривать как

* і

неисполнение комиссионного поручения.

Обязанность комиссионера принять товар у третьих лиц, с которыми комиссионер

вступил в отношения для исполнения комиссионного поручения, возникает из сделок,

совершенных комиссионером с данными лицами (поставки, аренды, подряда и т.п.) и регулируется соответствующими положениями гражданского законодательства. Однако поскольку товар с момента поступления его к комиссионеру от этих лиц по общему правилу признается собственностью комитента, положениями Гражданского кодекса РФ о договоре комиссии устанавливается обязанность комиссионера проявить должную

внимательность и осмотрительность при принятии имущества, предназначенного для

комитента, в том числе и от третьих лиц. Поэтому в случае несоответствия поступившего

товара условиям совершенной сделки и условиям договора комиссии комиссионер также обязан принять меры для охраны имущества, собрать надлежащие доказательства и

«

1 Безрук Н.А. Указ. соч. С.20-21.

уведомить об этом комитента. Аналогичные действия комиссионер должен совершить,

когда комиссионное имущество повреждено третьими лицами в период его нахождения у

него. За нарушение данной обязанности комиссионер несет ответственность в виде возмещения убытков комитенту. Кроме того, последний вправе отказаться от принятия ненадлежащего исполнения с отнесением всех расходов на счет комиссионера. Однако, как уже указывалось ранее, комитент вправе и принять ненадлежащее исполнение без каких-либо претензий, при этом комиссионер освобождается от ответственности.

Рассматриваемая обязанность комиссионера принять, осмотреть, проверить качество и количество товаров отсутствует в том случае, когда исполнение совершенной

комиссионером сделки осуществляется третьим лицом непосредственно комитенту или

когда комитент исполняет сделку (например, отгружает товар) третьему лицу. Если указанная сделка носит характер договора в пользу третьего лица, комитент приобретает в соответствии с п. 1 ст. 430 ГК РФ самостоятельное право требования к третьему лицу, в том числе и в отношении качества и количества передаваемого товара. Если имеет место только вручение исполнения третьим лицом комитенту и соответственно приемкой товара будет заниматься последний, именно на него должна возлагаться обязанность удостовериться в надлежащем качестве исполнения. Когда комитент исполняет сделку

третьему лицу, минуя комиссионера, последний не получает в свое распоряжение

соответствующий товар и не может нести ответственности за его приемку от комитента.

На практике часто возникает вопрос о том, обязан ли комиссионер в случае

получения от третьего лица товара, не соответствующего условиям совершенной сделки и договора комиссии, самостоятельно от своего имени предъявлять иск к данному лицу. В

этом случае применим подход, использованный при рассмотрении вопроса о предъявлении претензий к перевозчику. Такая обязанность комиссионера не предусмотрена законодательно, а исходя из смысла п. 2 ст. 998 ГК РФ можно сделать

вывод, что претензионно-судебными вопросами должен заниматься комитент.

Комиссионер лишь обеспечивает последнему такую возможность путем сбора доказательств и уступки в соответствии с п. 2 ст. 993 ГК РФ права требования к третьему лицу. Однако договором комиссии допустимо возложить данную обязанность на комиссионера, естественно, за соответствующее дополнительное вознаграждение. При этом в случае, если комиссионер по требованию комитента передаст последнему право

требования к третьему лицу, предъявление иска комиссионером возможно только от имени комитента. В остальных случаях комиссионер, являясь в силу п, 1 ст. 990 ГК РФ

управомоченным субъектом по сделке с третьим лицом, осуществляет защиту интересов комитента от своего имени1.

б) Комиссионер, получивший товар от комитента или для него, обязан принять меры к сохранению полученного имущества. Он отвечает перед комитентом за его утрату, недостачу и повреадение (п. 1 ст. 998 ГК РФ, ч. 2 ст. 1001 ГК РФ). Фактически на комиссионера возлагается обязанность, аналогичная обязанности хранителя по договору хранения. Следовательно, к данным отношениям допустимо субсидиарно

применять положения о договоре хранения в части, не противоречащей природе договора комиссии[146] [147]. Однако, несмотря на это, в данном случае нельзя говорить о наличии смешанного договора, содержащего элементы комиссии и хранения — это единый договор[148]. Комитент не ставит цели сохранения своего имущества, данное действие не входит в предмет договора комиссии. Обязанность по сохранению комиссионного имущества является вспомогательной, второстепенной обязанностью комиссионера по отношению к основной обязанности совершить сделку.

Пределом ответственности комиссионера за несохранность комиссионного товара,

* по мнению одних авторов, выступает только случай, так как риск случайной гибели несет собственник имущества - комитент. Комиссионер при этом отвечает за утрату или повреждение предмета комиссии независимо от наличия вины1. А если он допустит просрочку в передаче товара комитенту, то ответственность наступает и за случайную утрату или повреждение комиссионного имущества[149] [150] (п.1 ст. 405 ГК РФ). Другие отмечают, что комиссионер должен отвечать только за свою вину, наличие которой

* предполагается[151]. Поэтому, доказав, что утрата или повреждение произошли вследствие обстоятельств, которые не могли быть предотвращены при соблюдении всех мер предосторожности, и при этом отсутствует его умысел или грубая неосторожность[152], он освобождается от ответственности. Третьи предлагают дифференцировать условия ответственности в зависимости от того, действует ли комиссионер как предприниматель или нет. В первом случае в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ ответственность наступает независимо от наличия вины, а во втором - в соответствии с п. 1, 2 ст. 401 ГК РФ только за вину[153].

Более правильным представляется в отношении пределов ответственности руководствоваться правилами о договоре хранения (ст. 901 ГК РФ), согласно которым непрофессиональный хранитель за утрату или повреждение переданного на храпение имущества отвечает на условиях, предусмотренных ст. 401 ГК РФ, а профессионал (юридическое лицо, осуществляющее хранение в качестве одной из целей своей

»-

профессиональной деятельности ~ п. 2 ст. 886 ГК РФ) - если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо вследствие

особых свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен

• был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя. За утрату, недостачу или повреждение принятых на хранение вещей после того, как наступила обязанность поклажедателя взять эти вещи обратно, хранитель отвечает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности. Поэтому, если комиссионер-предприниматель подпадает под признаки профессионального хранителя, то пределы его ответственности за несохранность комиссионного имущества будут гораздо

• уже пределов, установленных для иных предпринимателей пунктом 3 ст. 401 ГК РФ, согласно которому единственным основанием освобождения от ответственности являются только обстоятельства непреодолимой силы[154]. Если же комиссионер-предприниматель не осуществляет хранение в качестве одной из целей своей профессиональной деятельности, ответственность за несохранность комиссионного имущества он несет на общих условиях, предусмотренных п. 3 ст. 401 ГК РФ.

в) Комиссионер, если иное не предусмотрено договором, не вправе пользоваться

имуществом как принятым от комитента, так и переданным для него по сделкам,

заключенным во исполнение договора комиссии, даже если это в интересах

последнего. Данные действия не входят в предмет комиссии, а поэтому требуют

дополнительного согласования с комитентом.

г) Обязанность страхования находящегося у комиссионера имущества комитента (п.З ст. 998 ГК) возлагается в случаях, когда она прямо закреплена в договоре,

»-

либо когда комитент дал указание застраховать товар, либо когда страхование предусматривается обычаями делового оборота. Таким образом, по общему правилу, комиссионер не обязан страховать комиссионное имущество.

Относительно условий страхования закон предусматривает только то, что оно

•' производится за счет комитента. Однако при этом остается неясным, в качестве кого

выступает по договору страхования комиссионер и комитент, кому должны

производиться страховые выплаты. Теоретически возможны два варианта решения данных вопросов. Согласно первому, комиссионер заключает договор страхования в свою пользу, выступая страхователем. В этом случае, получив страховую выплату при наступлении страхового случая, он обязан передать соответствующую сумму за вычетом

♦ своих расходов комитенту. В противном случае имеет место неосновательное

обогащение[155]. Однако поскольку в данном случае осуществляется имущественное страхование, то лицо, в пользу которого оно производится, согласно ст. 930 ГК РФ, должно иметь основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в

сохранении этого имущества (страховой интерес). В отношении комиссионного имущества таким интересом обладает его собственник — комитент. У комиссионера, который только несет договорную ответственность за сохранность этого имущества,

является его законным владельцем, однако не может его использовать в своих целях

(например, как арендатор по договору аренды), страховой интерес в сохранении комиссионного имущества отсутствует. Его интерес, связанный с возможным

возложением на него ответственности за утрату или повреждение данного имущества, является интересом в сохранении своего имущества, а не имущества комитента2. Таким образом, изложенный вариант страхования комиссионного имущества противоречит основам имущественного страхования и ст. 930 ГК РФ, а такой договор страхования

согласно и. 2 ст. 930 ГК РФ является недействительным. Следовательно, единственно

возможным следует признать второй вариант, в соответствии с которым договор страхования заключается комиссионером (страхователем) в пользу комитента

(выгодоприобретателя) - осуществляется страхование интереса собственника, В этом

* случае выплата страхового возмещения будет производиться напрямую комитенту.

Конкретные условия, на которых осуществляется страхование, должны определяться в договоре или указаниях комитента. В случае их отсутствия комиссионеру

следует застраховать комиссионное имущество на условиях, обычно применяемых при

таком виде страхования.

В литературе встречается мнение, согласно которому комитент обязан принять

* расходы по страхованию комиссионного товара и в том случае, когда комиссионер

осуществил страхование по своей инициативе при отсутствии соответствующих указаний комитента. Объясняется это тем, что данные действия предприняты в интересах комитента, которые являются главным ориентиром для комиссионера1. Однако поскольку подобное положение может повлечь ущемление прав и интересов комитента, в данном случае следует руководствоваться правилом, согласно которому комитент обязан

* возмещать разумные и необходимые расходы комиссионера. Если последний докажет необходимость осуществить страхование без указаний комитента, то связанные с этим расходы должны быть возмещены.

В случае нарушения комиссионером обязанности по страхованию имущества, он будет нести ответственность в соответствии с общими правилами о ненадлежащем исполнении обязательств. Кроме этого следует подчеркнуть, что страхование не избавляет комиссионера от обязанности обеспечить сохранность комиссионного имущества.

4. Комиссионер обязан передать комитенту все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения (ст. 999 ГК), причем своевременно[156] [157]. Традиционно содержание данной обязанности принято сводить к передаче имущества,

полученного от третьих лиц, с которыми комиссионер совершил сделки,

• неизрасходованного имущества (товара, денежных средств), полученного комиссионером

от комитента для выполнения поручения, а также к передаче имущественных прав,

приобретенных комиссионером в процессе выполнения комиссионного поручения. Однако с учетом формулировок ст. 999 и 1000 ГК РФ сюда следует включить необходимость передачи информации (списков клиентуры, иных коммерческих сведений), полученной в результате выполнения поручения, а также рекламных средств,

♦ образцов, документов, чертежей и иной документации, переданных комитентом. Иными

словами, комиссионер должен передать все то, что принадлежит комитенту.

Рассматриваемая обязанность возникает у комиссионера при условии получения имущества в свое распоряжение1 в результате фактического поступления или получения возможности распоряжаться имуществом (например, получение товарораспорядительных документов). Способ передачи комиссионером исполненного по договору комиссии зависит от характера имущества. Так, в отношении вещей исполнение данной обязанности может осуществляться через фактическое вручение комитенту, путем отгрузки

определенным транспортом по отгрузочным реквизитам, указанным комитентом, передачи коносаментов, складских свидетельств и иными способами[158] [159]. Передача имущественных прав в случае, когда комиссионеру поручается только заключить договор

или приобрести имущественное право, осуществляется в порядке цессии (ст. 382-390 ГК РФ). Если исполнение заключенного комиссионером договора осуществляется третьим

*

лицом непосредственно комитенту, обязанность комиссионера по передаче всего исполненного фактически сводится к уведомлению комитента об отгрузке и обеспечению надлежащей отгрузки.[160] После уступки комиссионером комитенту прав требования к третьему лицу (например, права требования получения от третьего лица

соответствующего имущества), рассматриваемая обязанность комиссионера фактически

* будет считаться исполненной с момента уступки1.

Срок передачи всего исполненного комитенту законодательно не установлен. Однако на практике стороны обязательно включают такое условие в договор комиссии2. Иначе подлежат применению положения п. 2 ст. 314 ГК РФ о сроке исполнения

обязательств.

Определенная специфика исполнения обязанности по передачи исполненного

• комитенту имеется в случае объявления комиссионера несостоятельным (банкротом). Поскольку вещи, приобретенные им по договору комиссии, признаются собственностью комитента, они исключаются из конкурсной массы и передаются комитенту конкурсным управляющим комиссионера. В отношении прав и обязанностей, приобретенных последним в ходе выполнения поручения, законом предусмотрено особое правило,

согласно которому они автоматически после принятия судом решения о признании

комиссионера банкротом и открытии конкурсного производства переходят к комитенту без заключения соглашения между комиссионером и комитентом, а также без согласия третьих лиц (ч. 2 ст. 1002 ГК РФ)3. Данное положение противоречит ст. 391 ГК РФ, в силу которой перевод долга допускается только с согласия кредитора, и при этом возможность установления каких-либо исключений законом или договором не предусматривается. Однако в силу того, что ч. 2 ст, 1002 ГК РФ является специальной нормой, имеющей в случае противоречия приоритет над общей нормой, в рассматриваемой ситуации при решении спора необходимо руководствоваться именно ч. 2 ст. 1002 ГК РФ, а не ст. 391 ГК РФ. В будущем следовало бы устранить данную коллизию, допустив в случаях,

предусмотренных законом, перевод долга без согласия кредитора.

1 Постановление Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.10.199 7г. № 6056/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. №2.

2 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.09.1997 г. № 4837/97 // ГАРАНТ- МАКСИМУМ: Справочно-правовая система,

3 Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2002 г. № 68 «О практике

. применения части второй статьи 1002 Гражданского кодекса РФ» // Вестник Высшего Арбитражного Суда

РФ. 2002. № 9.

Положениями ст. 999 ГК РФ предусмотрено, что передача комиссионером

* исполненного должна осуществляться по окончании исполнения поручения. Несмотря на то, что ни норма ст. 999 ГК РФ, ни какая-либо другая норма гражданского

законодательства нс содержит прямого запрета вручения комитенту полученного по

совершенной сделке до момента окончательного исполнения поручения (получения всего товара по данной сделке или совершения других порученных сделок), в данном случае следует руководствоваться положениями ст. 311, 315 ГК РФ, ограничивающими право на

* частичное исполнение любых обязательств и право на досрочное исполнение обязательств, связанных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности. Таким образом частичная или досрочная передача комиссионером исполненного по договору комиссии, связанному с осуществлением предпринимательской деятельности его сторонами, по общему правилу, допустима только при условии, если договором или обычаями делового оборота комиссионеру прямо предоставлено такое

. право. В противном случае интересы комитента могут быть значительно ущемлены1. В

случае, если вышеуказанное общее правило окажется неудобным для сторон договора

комиссии, они могут его изменить, предусмотрев в договоре возможность передачи

исполненного комитенту сразу же после его получения комиссионером от третьих лиц

(например, части поставленного товара), не дожидаясь окончательного исполнения поручения. Если же общее правило не изменено, и комиссионер попытается передать

комитенту полученное по сделкам до момента окончательного исполнения поручения,

*

комитент вправе отказаться от принятия, что не должно рассматриваться как нарушение

его обязанностей, установленных ст. 1000 ГК РФ.

Гражданским кодексом РФ предусмотрено право комиссионера задержать

выполнение обязанности по передаче комитенту всего полученного по сделкам —

удержать соответствующее имущество и денежные средства до момента исполнения

* 1 Так, например, он будет не готов к досрочной приемке, однако согласно ст. 1000 ГК РФ обязан будет ее

осуществить, в результате чего понесет значительные расходы и соответственно убытки.

комитентом обязанностей по выплате вознаграждения и возмещению расходов (п.2 ст. 996

* ГК). Подобная мера носит обеспечительный характер, поэтому в случае, если комитент вообще не выплатит вознаграждение или не возместит расходы, комиссионер в соответствии с правилами о залоге (ст. 360 ГК РФ) вправе удовлетворить свои требования за счет данного имущества. Право на удержание прекращается в момент признания комитента несостоятельным (банкротом) и введения конкурсного производства. В этом случае требования комиссионера удовлетворяются наравне с требованиями,

* обеспеченными залогом (ч.2 п.2 ст. 996 ГК).

В случае неисполнения комиссионером обязанности по передаче комитенту всего исполненного по сделкам, последний вправе требовать принудительного изъятия того, что подлежит передаче, предъявив обязательственный иск. В этом случае комитент должен доказать, что комиссионер приобрел данное имущество не для собственного использования, а по поручению комитента и за его счет[161]. Помимо этого на комиссионера за нарушение обязанности по передаче исполненного комитенту может быть возложена ответственность по правилам ст. 393 ГК, а в отношении денежных средств -

ответственность в виде уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами,

предусмотренная ст. 395 ГК РФ.

5. Важной обязанностью комиссионера является предоставление комитенту отчета о выполнении поручения (ст. 999 ГК). Законодательно предусмотрено

*

представление отчета только по окончании исполнения поручения. Промежуточная отчетность может быть установлена договором комиссии. Рассматриваемая обязанность является императивной. Закон требует представления отчета независимо от срока действия договора и сложности комиссионных отношений. Комиссионер обязан

отчитаться независимо от того, насколько качественно он выполнил поручение и

* насколько точно он придерживался при этом указаний комитента1. Существующее в литературе мнение, согласно которому эта обязанность отсутствует, если отношения краткосрочны, или когда комиссионер обязан совершить лишь одну сделку в интересах комитента[162] [163], не имеет под собой ни правового, ни экономического основания. При отсутствии отчета комитенту значительно труднее оценить деятельность комиссионера, а

также возместить расходы, понесенных последним при выполнении своих обязательств.

• Отчеты можно условно разделить по содержанию на общие и финансовые. Первые содержат общую информацию о ходе и результатах исполнения обязанностей

комиссионера по договору - сколько и на каких условиях совершено сделок, как

производилось их исполнение и т.п. Эти отчеты должны содержать сведения, необходимые комитенту для осуществления прав и обязанностей как в отношении третьих лиц, с которыми комиссионер вступил в обязательственные отношения при исполнении

* поручения, так и в отношении самого комиссионера. Отчеты второго типа отражают движение денежных средств в ходе выполнения комиссионного поручения (расходование средств комитента, поступления от третьих лиц и т.п.). Представление финансовых отчетов необходимо, поскольку комиссионер действует за счет комитента. Законом в отношении договора комиссии, в отличие от агентского, не установлена обязанность

комиссионера представлять с отчетом документы, доказывающие расходы,

произведенные за счет комитента. Однако поскольку в этом заинтересованы обе стороны,

на практике данную обязанность часто включают в договоры комиссии[164].

Следует отметить, что на практике редко выделяют вышеуказанные виды отчетов.

Как правило, комиссионером представляется один отчет, содержащий элементы обоих.

Порядок представления отчетов, их форма, а также конкретный срок представления

* определяются комиссионным договором. На практике отчеты комиссионера представляют собой таблицы, содержащие сведения о совершенных комиссионером сделках, их

исполнении, произведенных отгрузках, поступивших денежных средствах, размере

удержанного комиссионного вознаграждения, расходов, перечня подтверждающих

каждую операцию документов. Однако допустима и устная форма отчетности, если поручение не отличается большой сложностью1.

• Если комитент имеет возражения по отчету комиссионера, он должен заявить о них ему в течение 30 дней со дня получения отчета, если в договоре не установлен иной срок. При отсутствии такого заявления отчет считается принятым (ст. 999 ГК). Наличию возражений по отчету закон не предает какого-либо особого правового значения. В этом случае выявляется наличие спора между сторонами договора комиссии, который подлежит разрешению в предусмотренном законом или договором порядке[165] [166].

л Гражданское законодательство РФ не предусматривает никакой ответственности за

непредставление или несвоевременное представление отчета. Этот вопрос регулируется исключительно на договорном уровне (как правило, устанавливается штраф или уменьшается размер вознаграждения).

6. На комиссионера возлагаются определенные информационные обязанности, одни из которых носят положительный характер - для их осуществления необходимо выполнить определенные действия, другие - отрицательный - от соответствующих

действий следует воздерживаться. Ряд информационных обязанностей, а именно обязанность уведомить комитента о допущенных отступлениях от его указаний (п. 1 ст. 995 ГК РФ), а также обязанность сообщить о недостатках и повреждениях комиссионного

* остальных.

Во-первых, комиссионер обязан информировать комитента о своих действиях по выполнению договора комиссии. Эту обязанность следует отличать от обязанности представить отчет, так как первая заключается в предоставлении оперативной информации о состоянии дел на текущий момент. При этом ошибочно сводить содержание рассматриваемой обязанности только к уведомлению комитента об

» обстоятельствах, которые могут воспрепятствовать достижению цели договора[167] [168]. Она

горазда шире и предполагает передачу любых сведений о ходе исполнения поручения, от которых зависит выполнение комиссионного поручения[169] и которые комитент не в состоянии узнать самостоятельно, даже проявив должное усердие[170]. Указанная информация необходима комитенту как для осуществления планирования своей хозяйственной деятельности[171], так и для текущего контроля над действиями комиссионера

* с целью своевременного вмешательства и защиты своих интересов путем выдачи определенных указаний или прекращения договора.

Следует полагать, что комиссионер обязан предоставлять комитенту текущую информацию о ходе выполнения поручения не только по запросам последнего, но и самостоятельно. Хотя положениями ГК РФ о договоре комиссии вышеуказанная обязанность в такой форме прямо не установлена, о ее наличии можно судить исходя из того, что комиссионер обязан действовать в интересах комитента. Ответственность за ее

*

нарушение будет иметь место только в случае, если это нарушение повлекло убытки для

комитента.

Раскрывая содержание указанной информационной обязанности, ряд

• исследователей отмечают, что комиссионер должен немедленно известить комитента о заключении сделки с третьим лицом и об ее исполнении1, по требованию комитента указать данное лицо и ознакомить комитента с условиями совершенной сделки[172] [173]. Подобные положения прямо предусматривались Гражданским кодексом РСФСР 1922 года (ст. 275-у) с целью устранения с рынка комиссионеров, «не выполняющих полезных функций... которые должны были прекратить свою деятельность после оглашения своих

» контрагентов»[174]. За нарушение данной обязанности предусматривались серьезная

последствия — лишение комиссионного вознаграждения и установление личной

ответственности комиссионера за исполнение сделки. Однако современное гражданское законодательство подобных положений не предусматривает, что следует признать более правильным. Иначе под угрозу было бы поставлено существование комиссионной деятельности в целом, поскольку, назвав своих контрагентов комитенту, любой комиссионер рисковал бы остаться без работы.

Во-вторых, комиссионер обязан не разглашать третьим лицам полученные в

процессе выполнения поручения конфиденциальные сведения и не использовать их для конкуренции с комитентом (т.е. не использовать эти сведения для личной выгоды в ущерб комитенту)[175]. В некоторых случаях стороны относят условия самого договора комиссии к конфиденциальной информации. Тогда они также не подлежат разглашению третьим лицам. Эта обязанность существует как в период действия договора

*

комиссии, так и после его прекращения. Она имеет, прежде всего, этическую основу, вытекающую их фидуциарного характера комиссионного обязательства.

Все указанные сведения по своей правовой природе следует относить к коммерческой тайне, и распространять на них соответствующий правовой режим,

предусмотренный статьями 128, 139 ГК РФ. Данные сведения могут быть доведены до третьих лиц только с согласия комитента — собственника подобной информации. Исключение составляют государственные органы (суд, милиция, прокуратура, ФСБ, судебные приставы - исполнители и т.п.), которые в связи с исполнением своих обязанностей в пределах своих полномочий могут получать в предусмотренных законом случаях подобные сведения, в том числе и от комиссионера.

Гражданским кодексом РФ рассматриваемая обязанность комиссионера прямо не предусмотрена и устанавливается, как правило, соглашением сторон. Однако в связи с широким применением информационных технологий в предпринимательской деятельности в настоящее время требуется определить грань информационной свободы комиссионера и предел вмешательства комитента в хозяйственную деятельность

комиссионера. Поэтому целесообразно дополнить закон нормой, устанавливающей вышеуказанную обязанность.

7. Следующая обязанность комиссионера касается ограничений его деятельности, которые могут устанавливаться в договоре. Комиссионеру может быть поручено

действовать строго на определенной территории, выход за пределы которой повлечет определенную ответственность (п. 2 ст. 990 ГК РФ). Формулировку Кодекса можно истолковать и таким образом, что комиссионер в таком случае приобретает исключительное право действовать на соответствующей территории. Однако,

проанализировав аналогичные положения законодательства об агентском договоре (ст. 1007 ГК РФ), подобное толкование следует признать неверным. Дело в том, что оно фактически означает запрет комитенту заключать аналогичные договоры комиссии с

иными лицами на данной территории и самостоятельно осуществлять деятельность,

аналогичную деятельности комиссионера (самостоятельно заключать договоры с

* третьими лицами, минуя комиссионера). Такое ограничение может устанавливаться

только законом, поскольку оно является отступлением от конституционного принципа

свободы предпринимательской деятельности (ст. 34 Конституции РФ), а также правил антимонопольного законодательства. Основываясь на изложенных умозаключениях,

следует ответить отрицательно также и на вопрос о допустимости установления

договором комиссии иньгх ограничений деятельности комиссионера, например,

* аналогичных тем, которые могут действовать в отношении агента (не заключать агентских соглашений с другими принципалами). Закон предоставляет возможность только

территориального ограничения.

8. Законодательства многих иностранных государств предусматривают возможность установления в договоре комиссии обязанности комиссионера не

* конкурировать с комитентом, т.е. не заниматься в своих интересах деятельностью, аналогичной той, которая входит в предмет договора комиссии. Указанное положение действует только в случае, если, во-первых, зафиксировано в письменной форме, и, во- вторых, его действие ограничено определенной территорией или определенной категорией лиц, закрепленных за комиссионером, в отношении которых он должен осуществлять свою комиссионную деятельность1. Подобные ограничения являются проявлением идеи о том, что комиссионер не вправе делать что-либо для себя, что

*

противоречило бы интересам комитента. Интересы комиссионера не должны противоречить его обязанностям по договору. Однако в других государствах наоборот комиссионеру позволяется без ограничений осуществлять одновременно с выполнением обязанностей по договору комиссии аналогичные сделки в своих интересах и за свой счет

Рябиков С. Регулирование деятельности торговых агентов в рамках ЕЭС И Внешняя торговля. 1989. №1. С. 40.

(Франция)1, Схожее положение складывается и в российском торговом обороте. Тем не

• менее, поскольку в таком случае права комитента могут быть существенно нарушены3, по крайней мере, на договорном уровне следует устанавливать ограничение действий

комиссионера в своих интересах, указывая, что этими действиями он не должен наносить

вред интересам и имущественной сфере комитента, а также обязан извещать его о такой деятельности. В будущем целесообразно дополнить закон более детальным положением о

неконкуренции комиссионера с комитентом и о возможности действия в своих интересах

• без ущемления прав последнего.

9. Дореволюционное российское гражданское право и современное законодательство ряда иностранных государств предусматривают особое преддоговорное

правоотношение, которое возникает на стадии заключения договора комиссии между

потенциальными комитентом и комиссионером, занимающимся своей деятельностью профессионально. Содержание данного правоотношения аналогично содержанию

преддоговорного правоотношения, возникающего до заключения договора поставки

между потенциальными поставщиком и покупателем (ст. 507 ГК РФ). Так, комиссионер, занимающийся своей деятельностью в виде промысла, по дореволюционному

гражданскому законодательству обязан был, получив предложение, немедленно сообщить оференту о своем согласии либо об отказе в заключении договора. Молчание комиссионера приравнивалось к акцепту3. Если одновременно с предложением комиссионеру сразу же направлялся комиссионный товар, который необходимо продать, комиссионер обязан был принять все меры к его сохранению4. Он отвечал за убытки, которые могли бы возникнуть у потенциального контрагента (комитента) в связи с

1 Рябиков С. Указ. соч. С. 40.

2 Комиссионер, действуя в своих интересах, большее внимание и заботу будет уделять своим делам, нежели делам комитента,

3 Садовский В. Договор комиссии по действующим законодательствам и по нашей судебной практике И Журнал гражданского и уголовного права. 1891. Кн. 8. С. 82.

4 Носенко Д. О договоре комиссии (опыт исследования) // Журнал гражданского и уголовного права. 1879, Кн.2. С. 1-2.

невыполнением вышеуказанных преддоговорных обязанностей. Поскольку данные положения способствуют стабильности отношений в предпринимательской сфере, с учетом того, что в настоящее время указанная сфера является основной областью применения договора комиссии, целесообразно закрепить в отношении комиссионера, действующего в качестве предпринимателя, вышеуказанные обязанности на уровне закона, дополнив главу 51 ГК РФ новой статьей «Урегулирование разногласий при заключении договора комиссии», аналогичной по содержанию статье 507 ГК РФ.

10. Отдельно необходимо остановиться на вопросе ответственности комиссионера за неисполнение сделки, совершенной по поручению комитента. В соответствии с п.1 ст. 993 ГК комиссионер не отвечает перед комитентом за неисполнение третьим лицом сделки, заключенной в интересах комитента. Следует полагать, что данное правило применяется и в случае ненадлежащего исполнения третьим лицом обязательств по

данной сделке.

Ранее в литературе выдвигалась точка зрения, согласно которой комиссионер

должен нести ответственность за неисполнение следки третьим лицом, если не называет

комитенту имени этого третьего лица в извещении о совершении сделки. В подобном

случае предполагалось, что комиссионер самостоятельно купил или продал

соответствующий товар комитенту, т.е. сам исполнил сделку, за что он должен отвечать самостоятельно[176]. Современное гражданское законодательство не содержит таких положений, поэтому в настоящее время указанная позиция не имеет под собой правовых оснований. Следует считать достаточным наличие двух установленных п. 1 ст. 993 ГК РФ

исключений из общего правила, согласно которым комиссионер отвечает за исполнимость совершенной им сделки, если не проявил необходимой осмотрительности в выборе контрагента либо если принял на себя ручательство за исполнение сделки (делькредере).

В отношении первого случая каких-либо сложностей с определением условий и

• оснований ответственности не возникает. Если комиссионер при выборе контрагента не предпринимает элементарных действий по проверке его надежности (не осуществляет проверку учредительных документов, бухгалтерского баланса) либо игнорирует общедоступную информацию о контрагенте (например, публикации об открытии в отношении него процедуры конкурсного производства либо о его неплатежеспособности) и заключает с ним договор, налицо грубая неосторожность, за которую комиссионер

• должен нести ответственность в виде возмещения комитенту убытков, вызванных неисполнением сделки указанным контрагентом. Комиссионер в данном случае отвечает

за свои действия и соответственно за свою вину.

По поводу природы делькредере в литературе единое мнение отсутствует. Ряд

авторов указывает, что ручательство по своей природе схоже с поручительством1. Однако данная позиция не выдерживает критики, поскольку третье лицо, за исполнение

обязательства которым ручается перед комитентом комиссионер, не является должником

комитента, в то время как это выступает необходимым признаком поручительства. Согласно другому мнению, делькредере следует рассматривать как принятие комиссионером на себя повышенного предпринимательского риска, которое подлежит оплате. Соответственно соглашение о ручательстве представляет собой договор

страхования коммерческого интереса комитента, по которому комиссионер за

вознаграждение принимает на себя риск наступления предусмотренного договором события (неисполнения следки третьим лицом), обязываясь возместить комитенту убытки в пределах установленной суммы страхования2. Действительно, по договору имущественного страхования страховщик может принимать на себя риск наступления убытков в имущественной сфере страхователя, обязуясь их компенсировать (п. 1 ст. 929 ГК РФ). Соглашаясь на делькредере, комиссионер фактически выполняет аналогичную

1 Граве К.А. Указ, соч. С. 310.

2 Ландкоф С.Н. Торговые сделки. Теория и практика. С. 178.

функцию, что дает определенные основания рассматривать ручательство в качестве

• страхования предпринимательского риска1 (поди, 3 п, 3 ст. 929, ст. 933 ГК РФ). Комиссионер здесь выступает как бы в качестве страховщика, а комитент — в качестве страхователя. Однако данная позиция также является ошибочной. Во-первых, согласно ст. 938 ГК РФ и п. 1 ст. 6 Закона «Об организации страхового дела в РФ» в качестве

страховщиков договоры страхования могут заключать только юридические лица,

имеющие разрешения (лицензии) на осуществление соответствующего вида страхования.

• Поскольку согласно п. 1 ст. 6 Закона «Об организации страхового дела в РФ» страховщики не вправе заниматься производственной, торгово-посреднической и банковской деятельностью, следовательно, комиссионер не может выступать

страховщиком и соответственно не вправе заключать договоры страхования в качестве

страховщика. Таким образом, если рассматривать соглашения о делькредере как договоры страхования, указанные соглашения всегда бы являлись ничтожными в силу ст. 168 ГК РФ и ручательство потеряло бы свой смысл. Во-вторых, в силу положений

законодательства о договоре комиссии для установления ручательства достаточно

простого упоминания о нем в договоре. А для того, чтобы договор имущественного страхования порождал обязательства страховщика перед страхователем, он должен содержать все существенные условия, указанные в п. 1 ст. 942 ГК РФ. Таким образом,

соглашение о делькредере не является видом договора имущественного страхования в

смысле положений Гражданского кодекса РФ.

Делькредере - это особый гражданско-правовой институт, по своей природе

близкий к институту имущественного страхования, но не являющийся таковым в силу указанных особенностей. Соглашение о ручательстве порождает самостоятельное

Имеется в виду страхование риска убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риска неполучения ожидаемых доходов.

обязательство по оказанию услуг (страховых по своей природе)1 между комитентом и

* комиссионером, которое необходимо отличать от обязательства комиссионера по совершенной сделке. Условия и объем ответственности комиссионера по делькредере могут определяться либо в договоре комиссии при его заключении, либо в отдельном соглашении. Если эти условия не определены, но, тем не менее, стороны договорились об

установлении ручательства, комиссионер отвечает перед комитентом так же, как третье лицо перед самим комиссионером[177] [178]. В случае уступки комитенту прав по совершенной

* комиссионером сделке делькредере прекращается, поскольку иначе комитент вправе был бы требовать возмещения убытков как с третьего лица в силу состоявшейся уступки, так и с комиссионера в силу ручательства[179].

При неисполнении третьим лицом сделки, комиссионер, независимо от наличия ручательства, должен сначала принять меры к получению исполнения[180] (например, направить третьему лицу соответствующе требование), а затем осуществить следующий комплекс действий: немедленно сообщить об этом комитенту, собрать необходимые доказательства и по требованию комитента передать ему права по такой сделке с соблюдением правил об уступке права требования (п.2 ст. 993 ГК). При этом обязанности комиссионера по данной сделке сохраняются за ним. Условие договора, заключенного

комиссионером с этим третьим лицом, о недопустимости или ограничении уступки прав

по этому договору не препятствует такой уступке в силу прямого указания закона (п.З ст.

993 ГК). Однако закон также определяет, что подобная уступка не освобождает

* комиссионера от ответственности перед третьим лицом в связи с нарушением условия о запрете или ограничении уступки. Указанные положения вовсе не способствуют надлежащему исполнению комиссионером обязанностей, возникающих в связи с неисполнением сделки третьим лицом. Однако в данном случае законодатель избрал из двух зол меньшее, поскольку в результате освобождения комиссионера от указанной ответственности не только нарушались бы права и интересы третьих лиц, но и ставилась

* под угрозу стабильность хозяйственного оборота, так как фактически допускалось свободное отступление от условий договора.

В случае неисполнения комиссионером обязанности по уступке комитенту прав требования к третьему лицу, не исполнившему сделку, комитент вправе в судебном порядке требовать данной уступки. В литературе существует мнение, что право требования комиссионера к третьему лицу в случае неисполнения последним сделки,

* переходит к комитенту автоматически, в силу закона и договора комиссии, который выполняется за счет комитента1. Однако данное утверждение, во-первых, противоречит правилам об уступке прав требования. Так, согласно п. 1 ст. 383 ГК РФ право требования передается другому лицу по сделке или переходит на основании закона. Между тем ни статьей 387 ГК РФ, предусматривающей перечень случаев перехода прав требования на основании закона, ни каким-либо иным законом не предусмотрен автоматический переход права требования от комиссионера к комитенту в рассматриваемом случае. Во-вторых, пункт 2 ст. 993 ГК РФ прямо говорит об обязанности комиссионера передать комитенту право требования к третьему лицу по требованию комитента. В случае, если бы право требования переходило автоматически данная обязанность отсутствовала.

! Носенко Д. О договоре комиссии (опыт исследования) //Журнал гражданского и уголовного права, 1879. Кн. 2. С. 15-16; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. С. 437.

Как уже указывалось, комиссионер, по общему правилу, не обязан предъявлять

• претензии либо иски к третьему лицу, не исполнившему обязательство. Поэтому, получив соответствующее право требования и необходимые доказательства, комитент должен самостоятельно осуществить защиту своих прав. Данное правило действует и в случае, когда последний не воспользуется правом, предоставленным п. 2 ст. 993 ГК РФ, и не потребует от комиссионера передачи прав по совершенной сделке, т.е. фактически согласится с возможными убытками. Комиссионер, уведомивший комитента о нарушении

• и собравший необходимые доказательства, в подобной ситуации должен считаться надлежащим образом исполнившим комиссионное поручение и вправе претендовать на вознаграждение. Существует, однако, мнение, что комиссионер хотя и не обязан, но

вправе в связи с неисполнением сделки третьим лицом от своего имени, но за счет

комитента в защиту интересов последнего предъявлять иски и претензии как с согласия комитента, так и без такового1. Однако, подобную вольность вряд ли стоит приветствовать. Во-первых, судебные расходы могут быть довольно значительными, в результате чего комитент, неожиданно для него поставленный перед необходимостью их возмещения комиссионеру, может быть неприятно удивлен. В случае же неудачного решения спора, данные расходы превратятся в убытки комитента. Во-вторых, возможны ситуации, когда комитент заинтересован во внесудебном решении спора, в то время как комиссионер, действующий самостоятельно, обратится с иском в суд.

<< | >>
Источник: Скороходов Сергей Викторович. Договор комиссии по законодательству РФ и практика его применения В предпринимательской деятельности [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.03 .-М.: РГБ. 2003. 2003

Скачать оригинал источника

Еще по теме 3.1. Обязанности комиссионера и ответственность за их нарушение:

  1. 3.1. Обязанности комиссионера и ответственность за их нарушение
  2. Основная обязанность комиссионера
  3. Имущественные обязанности комиссионера
  4. Обязанность принять комиссионного имущества
  5. § 4. Ответственность работодателей за нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права
  6. Обязанности и сфера ответственности рекламораспространителя
  7. ГЛАВА III. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСПОЛНЕНИЯ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЕГО НАРУШЕНИЕ
  8. § 3. Обязанности сторон. Риски. Ответственность по внешнеторговому контракту
  9. Глава III. Ответственность комбатантов за нарушение норм международного гуманитарного права
  10. § 2. Уголовная ответственность комбатантов за нарушение норм международного гуманитарного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -