<<
>>

§ 1.2. Наследование интеллектуальных прав в законодательстве зарубеж­ных стран: сравнительно-правовой аспект

В современных условиях, когда наблюдается тесное соприкосновение раз­личных национально-правовых систем, а также различных правовых семей, про­исходит усиление значимости сравнительно-правового подхода в процессе ис­следования развития различных правовых институтов.

Данный подход, активно применяемый также и в науке наследственного права[47], позволяет уточнить ло­гику правового развития и создает основания для разного рода прогнозов. По­этому для создания полной картины состояния и тенденций развития института наследования интеллектуальных прав целесообразно обратиться к сравнительно- правовому анализу данного института, предусмотренного законодательством различных стран. И, конечно же, продолжая логику исследовательского анализа, содержащуюся в предыдущем параграфе, в фокусе нашего сравнения в качестве важнейшего аспекта окажется рассмотрение различных доктринальных пред­ставлений, которые, в конечном счете, определяют специфику законодательства различных государств в сфере интеллектуальных прав, а также специфику ин­ститута их наследования.

На смену распространенному в XVIII в. пониманию охраны произведений как некой привилегии, которую дарует суверен, пришло понимание данный охраны в качестве права, основанного на законе. Соответственно, происходило

возникновение двух доктринальных моделей, воплотившихся в соответствую­щих национальных законодательствах. В государствах, в которых мощно заяв­ляла о себе римская правовая традиция, признавалось, что принадлежность про­изведения автору определяется самим фактом его создания. Другими словами, законы лишь кодифицируют права человека, «существующие от природы». Цен­тром правовой охраны становилась личность творца духовных благ[48]. Основной предмет внимания - идея распространения охраны не только на принадлежащие автору имущественные права, но и на принадлежащие ему права неимуществен­ные.

XIX век был ознаменован широким распространением проприетарной кон­цепции авторского и патентного права в таких странах, как США, Германия, Ве­ликобритания, Франция, а также в других странах мира. Эта концепция, по сути, была воплощена в законодательстве. Закон штата Массачусетс от 17 марта 1789 г. говорил о том, что нет более важной собственности, нежели та, которая явля­ется результатом умственного труда самого автора[49]. Французский драматург П,- О. К. де Бомарше в 1777 г. основал первое общество авторов в целях содействия признанию их прав. Начиная с 1802 г. авторским правом Франции было разре­шено защищать любые издания, вышедшие из типографии. Сам же термин «ав­торское право» впервые использовал в своем трактате Шарль Огюстен Ренуар.

В государствах общего права, преимущественно в США и Великобритании, проприетарные контуры понимания авторского права предполагают, что послед­нее расценивалось как право бессрочное, которое основывается на правах соб­ственности, рассматриваемых в качестве разновидности естественных прав. Иными словами, для авторского права в рамках англо-американской правовой семьи характерно рассмотрение авторского права в качестве разновидности права собственности. В праве Великобритании и США присутствует комплекс

имущественных прав, которые с юридико-технической точки зрения формули­руются в качестве права автора препятствовать различным нарушениям его прав. В принципе, они сводятся к праву на получение разнообразных выгод от исполь­зования авторского произведения в любой форме и любым способом[50]. Цель за­кона усматривалась в защите имущественных прав создателей и издателей, при­обретающих права либо самого создателя произведения, либо у его правопреем­ников. Тем не менее в процессе кодификации данных прав законодатели предо­ставили авторам достаточно ограниченную имущественную защиту. Между тем предусматривалось, что авторы-создатели вправе уступать принадлежащие им права на произведение в обмен на денежное вознаграждение, если, разумеется, иное не предусмотрено договором.

Концепция исключительных прав, которая в дальнейшем стала распро­страняться в законодательстве европейских стран, появилась значительно позже - к концу XIX века. Ее исходным принципом было выделение в едином субъек­тивном праве интеллектуальной собственности двух видов субъективных прав. Во-первых, это личные неимущественные права, которые неотделимы и неот­чуждаемы от автора. Во-вторых, это имущественные права, вполне отделяемые от личности автора. Данные права обладали таким свойством, как передавае­мость другим лицам. Более того им была присуща возможность быть самостоя­тельным объектом торгового оборота. Исключительные права, которыми отныне стали называться имущественные права на результаты интеллектуальной дея­тельности, стали рассматриваться как основанные на законе. Таким образом они устанавливались государством. Из этого следовал вывод о том, что они были вполне самостоятельными по свой юридической природе и не рассматривались как связанные с естественными правами человека. Во Франции, например, к субъективным авторским полномочиям, признаваемым в качестве имеющих

приоритетное действие, относятся «моральные», а именно - личные неимуще­ственные права: право авторства, право на обнародование, право на неприкосно­венность произведения.

Несмотря на различия, в рамках различных вариантов доктринальных кон­струкций моделирование авторских правоотношений осуществлялось на основе образца абсолютного права. Этот вывод распространяется главным образом на те субъективные авторские правомочия, которые согласно той или иной нацио­нальной правовой системе обладают приоритетным действием.

В условиях XX века, когда большое значение стало придаваться вопросу международной охраны авторских прав, столкновение двух систем и обосновы­вающих их концепций стало рассматриваться как негативное явление. Способом его преодоления выступает сближение соответствующих систем. Поэтому на се­годняшний день можно говорить об определенном синтезе проанализированных выше концепций, находящегося в основе законодательства ведущих стран мира и получившего закрепление в международных актах - Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г., Стокгольмская кон­венция, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственно­сти от 14 июля 1967 г., а также в национальном законодательстве многих стран мира.

Однако указанные международные документы не регулируют отношения по наследованию авторских, патентных прав, оставляя этот вопрос на усмотре­ние национального законодателя.

В мировой практике сложились две основные системы (модели) наследо­вания, основанные на различном понимании правовой природы наследования. Первая правовая модель наследования свойственна странам с континентальной системой права и испытала на себе влияние со стороны римского права. Данная модель, базирующаяся на принципе универсального правопреемства, достаточно органично коррелирует российскому наследственному праву. Отмеченный принцип означает, что имущество умершего лица переходит к другим лицам в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент. В наследнике

усматривается продолжение юридической личности наследодателя[51]. Отече­ственное законодательство построено на основании данного принципа (п. 1 ст. 1110 ГК РФ).

В рамках другой системной модели наследования, распространенной в та­ких странах, как США, Великобритания, Индия, Канада, Австралия и ряде дру­гих стран, правопреемства, отмечает А.А. Рубанов, как такового не происходит[52]. В указанных государствах при наследовании ликвидируется имущество насле­додателя, а именно происходит сбор долгов, которые ему причитались, оплачи­ваются его собственные долги, происходит погашение его налоговых и иных обязательств и т.д. То, что получают наследники, - это право на чистый остаток.

Из различий между англо-американской и континентальной системами ав­торского права проистекают своего рода отличия в системе функционирования наследования авторских прав. Закон Великобритании об авторском праве, про­мышленных образцах и патентах 1988 года в ст. 90 предусматривает передачу авторского права по наследству завещательным распоряжением или по закону в качестве личной или движимой собственности[53]. Если говорить об уступке или иной передаче авторского права, то она рассматривается как частичная, т.е. огра­ниченная для применения. В гражданском праве Канады в дополнение к автор­скому праву другие формы защиты интеллектуальной собственности включают - патенты, товарные знаки и т.д. Все они наследуются как имущественные права[54].

Закон об авторском праве США 1976 года остается основным документом в этой области права с несколькими значимыми поправками, внесёнными

позже[55]. Достаточно интересно, что в данном Законе США допускается полная уступка авторского права[56]. В соответствии со статьей 102 Закона, защита автор­ских прав распространяется на «оригинальные авторские работы, запечатлённые на любых материальных носителях, из которых они могут быть восприняты, вос­произведены или сообщены, либо непосредственно, либо с помощью машины или устройства».

Раздел 204 Закона регулирует передачу права собственности на авторские права, в том числе и в порядке наследования. Закон требует от владельца автор­ских прав подписать физический документ о передаче авторских прав на произ­ведение, чтобы законодательно подтвердить передачу. Наследники имеют право на воспроизведении (копирование) работы в копию и фонограмму; право на со­здание производных произведений оригинальной работы; право распространять экземпляры и фонограммы, а также право на продажу или аренду; право публич­ного исполнения работы (если это литература, музыка, драма, хореография, пан­томима, кинофильм, или иное аудиовизуальное произведение); право публич­ного отображения работы. Закон был изменён в 1995 году, в него включили ше­стой вид исключительного права: на выполнение записи звука с помощью циф­рового аудио.

Исходя из анализа тенденций развития англосаксонского гражданского права, можно сделать вывод о том, что процесс конвергенции правовых систем отразился на развитии институтов авторского и патентного права: в Великобри­тании, США и Канаде появилась такая категория, как личные неимущественные права в сфере интеллектуальной собственности (моральные права, отличные от исключительного права, имеющего экономическое содержание). Более того, в английской доктрине права интеллектуальной собственности, поднимаются во­просы наследования личных неимущественных прав[57]. Канадский исследователь

Й. Гендреу подчеркивает, что в Канаде положения о наследовании моральных прав являются достаточно детализированными, что является продолжением наиболее высокого уровня правового регулирования моральных прав среди стран общего права, и позволяют им переходить к наследнику после смерти ав­тора[58].

Раскрывая вопрос о наследовании авторских прав в законодательстве Г ер- мании, предварительно отметим, что в данном государстве в отличие от госу­дарств общего права, в которых распространена проприетарная конструкция прав промышленной собственности, литературной, научной, художественной или, в наиболее универсальном виде, - интеллектуальной собственности, ши­роко применяется в отношении прав на результаты интеллектуальной деятель­ности категория «исключительные права» («интеллектуальные права», «охрана промышленных прав» и т.п.), понимаемых как права особого рода[59]. Регулирова­ние порядка наследования авторских прав осуществляет Закон Германии «Об ав­торском праве». Ст. 28 данного закона предусматривает возможность передачи авторского права в порядке наследования. Автор может передать осуществление авторского права исполнителю завещательным распоряжением. Согласно ст. 29, «авторское право может быть передано в выполнении завещательного располо­жения или сонаследникам как часть разделения состояния. Авторское право не должно иначе быть передаваемым»[60].

В ст. 30 говорится о том, что правопреемник автора располагает правами, которые полагались автору согласно настоящим Законом, если не определено иное. Авторское право в свою очередь, согласно пункту 1 параграфа 28, перехо­дит по наследству. В ст. 43 указано, что «положения настоящего подраздела при­меняются также в случаях, когда автор создал произведение в порядке выполне­ния обязанностей, вытекающих из трудовых или служебных отношений, если из

содержания или сущности трудовых или служебных отношений не следует ни­что иное». В ч. 1 ст. 31 говорится следующее: «Автор может предоставить дру­гому лицу право использовать произведения определенными или всевозмож­ными способами. Право на использование произведения может предоставляться как простое или как исключительное право».

В и. 5 ст. 34 сказано, что «если передача права на использование произве­дения согласно договору или в силу закона допустима без согласия автора, то приобретатель несет солидарную ответственность за исполнение обязательств отчуждателя, вытекающих из договора с автором». Но положения договора ос­нованы на императивных нормах закона, учитывающих свободу воли, основан­ной на согласии. Так, в и. 1 ст. 34 говорится о том, что «права на использование произведения могут передаваться только с согласия автора. Автор не может зло­намеренно отказать в согласии». О привилегированности прав автора так же ска­зано в и. 1 ст. 35: «Владелец исключительного права на использование произве­дения может предоставлять простые права на использование произведения только с согласия автора. Согласия не требуется, если исключительное право на использование произведения предоставлено только для соблюдения интересов автора».

Из этого положения, основанного на привилегированности прав автора, вытекает привилегированное положение правопреемника (наследника), что под­тверждается положением и. 1 ст. 42: «Автор может отозвать у обладателя право на использование своего произведения, если данное произведение не соответ­ствует больше его убеждениям и реализация произведения не приемлема для него. Правопреемник автора (ст. 30) может объявить об отзыве только в том слу­чае, если он докажет, что автор перед смертью имел право на отзыв, но не мог заявить об отзыве или распорядился в завещании отозвать право на использова­ние произведения».

На основе проведенного анализа Закона Германии можно прийти к выводу о том, что к правопреемнику автора (наследнику) после его смерти переходит по наследству в порядке универсального правопреемства право на вознаграждение

за использование служебного произведения, если из содержания или сущности трудовых или служебных отношений не следует иное и при условии, что права на использование произведения могут передаваться только с согласия автора. В дополнение к сказанному хотелось бы отметить, что законодательство Германии предусматривает переход авторского права в полном объеме сонаследникам: правопреемник обладает правами, которые в свое время полагались автору. От­сюда следует признание перехода по наследству права на воспроизведение.

Большое теоретическое и практическое значение имеет анализ Кодекса ин­теллектуальной собственности Франции[61] (далее - КИСФ). При этом надо отме­тить, что в зарубежной доктрине наследование прав интеллектуальной собствен­ности рассматривается с учетом положений наследственного права Франции[62]. Статья L. 121-1 КИСФ раскрывает содержание моральных прав и говорит о пра­вопреемстве следующим образом: «Автор имеет право на уважение своего имени, своего авторства и своего произведения. Эти права относятся к его лич­ности. Они вечны, неотчуждаемы, на них не распространяется исковая давность. В случае смерти автора, они передаются его наследникам. Их осуществление мо­жет быть передано третьему лицу в соответствии с завещательными распоряже­ниями».

Согласно статье L. 121-2 КИСФ, только автор обладает правом на обнаро­дование своего произведения. Он определяет способ и условия обнародования с оговорками, которые содержатся в статье 132-24. Право на обнародования по­смертных произведений реализует исполнитель или исполнитель завещания, ко­торый еще при жизни был назначен автором. Если таковые отсутствуют, то дан­ное право осуществляется, если это не противоречит воле автора, в следующей очередности - потомками, супругом, в отношении которого нет вступившего в законную силу судебного решения о разделении имущества, или не вступившего

в новый брак, иными наследниками, чем потомки автора, получающими все наследство или его часть, полными отказополучателями или одаряемыми сово­купностью будущего имущества. Данное право может осуществляться даже по­сле истечения срока исключительного права использования, которое определено в статье L.123-1.

Сноска КИСФ содержит следующее уточнение: «На вопрос, могут ли ука­занные правомочия быть переданы в свою очередь наследникам указанных лиц, судебная практика отвечает в целом утвердительно. Во избежание злоупотреб­лений в осуществлении личных неимущественных прав со стороны лиц, нередко никакими узами с автором не связанных, введено правило ст. L. 123-1. Далее ст. L. 121-3 указывает на то, что «в случае явного злоупотребления в осуществлении или неосуществлении права обнародования произведения представителями умершего автора, указанными в статье L. 121-2, суд высокой инстанции может вынести постановление о применении любой соответствующей меры». На ос­нове проведенного анализа положений КИСФ не возникает сомнений о переходе по наследству права на обнародование.

Согласно ст. 121 КИСФ, автор должен пользоваться правом уважения его имени, его авторства и его работы. Так как в Кодексе указано, что это право должно быть свойственно его личности, а наследники могут наследовать эти права и могут защищать их. В данной статье мы видим некое противоречие. С одной стороны, данные права неотчуждаемы и, как следствие, должны быть не­передаваемы, тем более, что на эти права исковая давность не распространяется. С другой стороны, как говорится в статье, несмотря на свою неотчуждаемую природу, они, в случае смерти автора, передаются его наследникам. Таким обра­зом они, будучи неотчуждаемы, являются передаваемыми. К тому же, в законе предусматривается передача их осуществления третьему лицу по завещатель­ному распоряжению. В нашем случае завещательное распоряжение является од­носторонней сделкой в отношении третьего лица, что не основано на универсаль­ном правопреемстве.

Кстати говоря, в зарубежных исследованиях, касающихся т.н. моральных прав, указанное нами противоречие в качестве противоречия как такового не рас­сматривается. Например, М. Рэджэн, поднимая вопрос о сочетании неотчуждае­мой природы моральных прав и их наследуемости, признает, что, например, право на публикацию и право на неприкосновенность, хотя и имеют персональ­ный характер, все же наследуются, а наследники не только осуществляют данные права, но и защищают их[63]. Вместе с тем, в качестве недостатка зарубежной док­трины следует отметить, что подчас в достаточно масштабных работах в сфере права интеллектуальной собственности вопросы их наследования вообще не за­трагиваются[64], либо сопровождаются анализом всего лишь наиболее общих, принципиальных моментов, касающихся перехода исключительных прав по наследству[65]. Между тем, как правильно подчеркивает Дж. Джэнкинс, наслед­ственное право и право интеллектуальной собственности находятся в отношении тесного взаимного пересечения, когда сроки действия исключительных прав ста­новятся категорий наследственного права[66].

Если перейти к анализу вопроса о наследовании интеллектуальных прав в государствах постсоветского пространства, в частности, права следования, то со­гласно ст. 17 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных пра­вах» от 16 мая 1996 г. № 370-ХШ, оно - на срок действия авторского права - является неотчуждаемым и переходит только к наследникам автора по закону или по завещанию[67]. Общий режим наследования устанавливается ст. 24 «Пере­ход авторского права по наследству», которая определяет, что авторское право переходит по наследству. Не переходит по наследству право на имя и право на

защиту репутации автора, хотя согласно данной статье наследники автора и ис­полнители завещания вправе осуществлять защиту указанных прав. Эти право­мочия наследников и исполнителей завещания сроком не ограничиваются. При отсутствии наследников автора защиту указанных прав осуществляет специ­ально уполномоченный государственный орган Республики Беларусь. Автор вправе в том же порядке, определяющем назначение исполнителя завещания, указать лицо, на которое он возлагает охрану своих личных неимущественных прав после своей смерти. Это лицо осуществляет свои полномочия пожизненно. В случае отсутствия таких указаний охрана личных неимущественных прав ав­тора после его смерти осуществляется его наследниками или специально упол­номоченным государственным органом Республики Беларусь, который осу­ществляет такую охрану, если нет наследников.

Статья 17 «Право доступа к произведениям изобразительного искусства» Закона Республики Казахстан от 10 июня 1996 года № 6-1 «Об авторском праве и смежных правах» детально конкретизирует право следования: «В каждом слу­чае публичной (через аукцион, галерею изобразительного искусства, художе­ственный салон, магазин и так далее) перепродажи оригинала произведения изобразительного искусства после первого отчуждения права собственности на такое произведение изобразительного искусства автор или его наследники имеют право на получение от продавца вознаграждения в размере пяти процен­тов от перепродажной цены (право следования). Указанное право является неот­чуждаемым при жизни автора и переходит исключительно к наследникам автора по закону или завещанию на срок действия авторского права»[68]. В итоге, законом не предусматривает переход личных неимущественных прав автора по наслед­ству. Но за наследниками признается право осуществления охраны личных не­имущественных прав. Данные правомочия наследников сроком не ограничива­ются.

Автор вправе в том же порядке, в каком назначается исполнитель завеща­ния, указать лицо, на которое он возлагает охрану личных неимущественных прав. Такое лицо осуществляет свои полномочия пожизненно. При отсутствии такого указания автора охрана личных неимущественных прав автора после его смерти осуществляется его наследниками или уполномоченным органом Респуб­лики Казахстан, который осуществляет такую охрану, если наследников не име­ется или их авторское право прекратилось. К наследникам (в отношении юриди­ческих лиц - правопреемникам) исполнителя, производителя фонограммы, орга­низации эфирного или кабельного вещания переходит право разрешать исполь­зование исполнения, постановки, фонограммы, передачи в эфир или по кабелю и на получение вознаграждения в пределах оставшейся части сроков. В соответ­ствии со ст. 44 любой автор, его наследник или иной обладатель авторских и смежных прав, охраняемых в соответствии с главой III настоящего Закона, вправе передать осуществление своих имущественных прав организации, управ­ляющей имущественными правами на коллективной основе, а организация обя­зана принять на себя осуществление этих прав на коллективной основе, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой орга­низации.

Согласно статье 7 Закона Украины «Об авторском праве и смежных пра­вах» № 2627-Ш от 11 июля 2001 г.[69], субъектами авторского права являются ав­торы произведений, их наследники и лица, которым авторы или их наследники передали свои авторские имущественные права. Наследники в течение опреде­ленного срока пользуются в отношении проданных автором оригиналов произ­ведений изобразительного искусства неотчуждаемым правом на получение пяти процентов от цены каждой последующей продажи произведения через аукцион, галерею, салон, магазин и т. и., что следует за первой его продажей, осуществ­ленной автором произведения (право следования). Выплата вознаграждения в

этом случае осуществляется указанными аукционами, галереями, салонами, ма­газинами и т.п.

Статья 29 Закона Украины регулирует переход авторского права по наследству, предусматривая переход имущественных прав авторов и других лиц, обладающих исключительным авторским правом, по наследству. Переход по наследству личных неимущественных прав автора не предусмотрен. Одновре­менно наследники обладают правом защищать авторство на произведение и про­тиводействовать любым искажениям и изменениям произведения, иным посяга­тельствам на произведение, способным причинить ущерб чести и репутации ав­тора. Согласно ст. 36 наследники относятся к субъектам смежных прав. К наслед­никам исполнителей и правопреемникам производителей фонограмм и видео­грамм и организаций вещания переходит право разрешать или запрещать исполь­зование исполнений, фонограмм, видеограмм, публичные сообщения, а также право на получение вознаграждения в пределах установленного настоящей ста­тьей срока.

Поскольку на Украине личные неимущественные права автора не могут быть переданы (отчуждены) другим лицам, прекращаются со смертью автора, но при этом охраняются бессрочно, это означает, что наследники автора не могут дать разрешение, например, на внесение изменений в произведение, на его со­кращение, на замену имени автора или открытие действительного (истинного) имени автора, если автор не хотел, чтобы оно было отмечено после его смерти или в период его жизни и т.д.[70] При этом исключительные права могут наследо­ваться как гражданами, так и юридическими лицами (организациями).

Согласно Закону Республики Молдова № 293-ХШ от 23.11.94 авторское право переходит по наследству. Этим закон и ограничивается. Оговаривается еще и то, что личные (моральные) права автора охраняются бессрочно. Охрана личных (моральных) прав после смерти автора осуществляется его наследни­ками, а также организациями, на которые в установленном порядке возложена

охрана авторских прав. Эти организации выполняют свои функции по охране личных прав и в случае, когда наследников нет или срок их авторского права

истек.

Право доступа к произведению изобразительного искусства является неот­чуждаемым при жизни автора и переходит на срок действия авторского права исключительным образом к его наследникам по закону или завещанию[71]. В каж­дом случае публичной перепродажи оригинального экземпляра произведения изобразительного искусства (через аукцион, галерею изобразительного искус­ства, художественный салон, магазин и т. д. ) автор, в том числе и его наследники, вправе получить от продавца вознаграждения в размере 5 процентов от перепро­дажной цены (право следования), если данная цена составляет не менее 20 ми­нимальных заработных плат.

Исходя из всего сказанного, можно сделать вывод об общих чертах насле­дования интеллектуальной собственности в постсоветских странах. Как правило, здесь признается переход исключительного права, в отличие от личных неиму­щественных прав, по наследству. Однако за наследниками признается право на охрану личных неимущественных прав. Примечательно, что в некоторых стра­нах допускается переход по наследству права доступа и право на внесение изме­нений.

Последняя часть данного параграфа будет посвящена наследованию ин­теллектуальных прав, осложненному иностранным элементом. В граждан­ском праве используется термин международное наследование, под которым по­нимаются наследственные отношения с иностранным элементом[72]. Некоторые ав­торы считают такое наследование «трансграничным», «интернациональным»[73].

Однако нам ближе всего позиция И.В. Евстафьевой, согласно которой сущность международного наследования заключается в акте правопреемства, «пересекаю­щего» территориальные границы двух и более национальных правопорядкові Однако нам представляется более правильным называть такое наследование экс­территориальным. При этом как наследники, так и само произведение (напри­мер, произведение архитектуры, художественное произведение) могут нахо­дится за пределами государства.

При этом можно говорить о двух типах ситуаций, в основании выделения которых - место нахождения произведения. Первая ситуация характеризуется тем, что произведение находится по своей объективной форме на территории России. Здесь возможны следующие варианты: во-первых, наследодатель (автор или иной правообладатель), который является иностранным гражданином, по­стоянно проживает на территории РФ; во-вторых, наследодатель (автор или иной правообладатель), являющийся иностранным гражданином, постоянно прожи­вает за границей; в-третьих, наследодатель (автор или иной правообладатель) яв­ляется российским гражданином и постоянно проживает за ее пределами.

Вторая ситуация характеризуется тем, что произведение находится в лю­бой его объективной форме за пределами России, наследодатель (автор или иной правообладатель) является гражданином России, постоянно проживающим в РФ; наследодатель (автор или иной правообладатель), являющийся гражданином РФ, проживает постоянно за границей. Основной проблемой является то, что нацио­нальное законодательство различных государств в области правового регулиро­вания наследования, одновременно выступающее в качестве основного источ­ника регулирования наследования в аспекте международного частного права, яв­ляется сферой гражданского права, с трудом поддающейся унификации. Между тем, по мнению отдельных авторов, в европейских странах основные институты

наследственного права характеризуются наличием целого ряда сходных харак­теристик. Это вызвано тем, что институты наследственного права длительное время развивались под мощным воздействием традиций римского частного права[74].

Хорошо известно, что основной вопрос правового регулирования отноше­ний, которые осложнены иностранным элементом, состоит в определении при­менимого права, нацеленного на их урегулирование. Право, которое подлежит применению к части или же ко всей совокупности наследственных отношений, осложненных иностранным элементом, определяется в соответствии с наслед­ственным статутом, регулирующим не только общие вопросы и правила насле­дования, но и частные вопросы.

Переход наследственного имущества от наследодателя к его правопреем­никам, осложненный иностранным элементом, регулируется нормами раздела V «Наследственное право» и VI «Международное частное право» третьей части ГК РФ, а также нормами международных договоров России. В российском праве нормы, применимые к наследственным отношениям, осложненные иностранным элементом, установлены статей 1224 ГК РФ. Нормы, предусматривающие насле­дование авторских прав, содержит Раздел VII Части четвертой части ГК РФ. Если исходить из абз. 1 п. 1 ст. 1224 ГК, в российском законодательстве к наследова­нию имущественных интеллектуальных прав, осложненному иностранным эле­ментом, применимым является право страны, где наследодатель имел последнее место жительства. Исключением является наследование недвижимого имуще­ства. Следовательно, наследование интеллектуальных прав будет осуществ­ляться по праву государства, где в последнее время проживал умерший. Вопросы

коллизионного регулирования достаточно подробно рассмотрены в научной ли­тературе[75]. Поэтому лишь отметим то обстоятельство, что по справедливому за­мечанию Э. Гаврилова, «исключительные права строго территориально ограни­чены и через национальные границы не могут ни передаваться, ни переходить»[76].

Таким образом, правовая охрана предоставляется тем интеллектуальным правам, страна происхождения которых заключила соответствующий договор с РФ. В тех случаях, когда интеллектуальные права появляются в результате госу­дарственной регистрации, иностранные граждане и юридические лица имеют право инициировать такую государственную регистрацию (иными словами, «по­давать заявки») и регистрировать свои интеллектуальные права наравне с рос­сийскими гражданами и юридическими лицами.

Если же речь идет об авторском праве, где государственная регистрация не требуется, то, так как установить момент и место создания названных объектов часто бывает трудно, учитываются момент и место первого опубликования (об­народования) объекта: «Национальные законодательства предусматривают, что иностранцы получают правовую охрану на те объекты, которые начинают охра­няться "автоматически", лишь когда сам объект был впервые обнародован в со­ответствующей стране, а не за ее пределами. То есть если иностранец обнародо­вал объект в своей собственной стране (как обычно и бывает), то во всех других странах он не охраняется»[77]. Отсюда следует, что национальные законодатель­ство большинства государств не предусматривают возникновение правовой охраны для тех объектов, которые были созданы иностранцами и которые, в сущ­

ности, охраняются автоматически, но были опубликованы (обнародованы) впер­вые за рубежом. Данные объекты вполне могут получать и фактически получают правовую охрану, но лишь на основе международных договоров.

Обобщая сказанное, можно говорить о существовании в аспекте междуна­родного частного права двух основных подходов к определению применимого права - универсальной и раздельной системы наследования, выбор которых за­висит от отнесения наследственного имущества к движимому или недвижимому. Раздельная система предполагает применение права страны, где наследодатель имел последнее место жительства, к наследованию именно движимого имуще­ства, а к наследованию недвижимого имущества - предусматривается примене­ние права страны, где данное имущество находится. Универсальная же система наследования независимо от вида имущества, подлежащего переходу, предпола­гает подчинение наследственных отношений, осложненных иностранным эле­ментом, личному закону или закону последнего местожительства наследодателя.

Выводы. 1. В различных государствах, принадлежащих к англо-саксон­ской и континентальной правовым системам, институт наследования интеллек­туальных прав представлен разнообразными моделями, определяемыми, во-пер­вых, разнообразными доктринальными подходами к правовому регулированию интеллектуальных прав, и, во-вторых, традиционно сложившимся порядком наследования. Важной тенденцией выступает расширение и детализация пе­речня интеллектуальных прав, передаваемых по наследству.

2. В условиях динамичного развития трансграничного гражданского обо­рота повышенной актуальностью отличаются вопросы экстерриториального наследования интеллектуальных прав, гармонизация национальных законода­тельств в сфере которого возможна только на основании сближения подходов к определению применимого права.

<< | >>
Источник: КОСТИКОВ ВЛАДИМИР ВАЛЕРИЕВИЧ. НАСЛЕДОВАНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2017. 2017

Еще по теме § 1.2. Наследование интеллектуальных прав в законодательстве зарубеж­ных стран: сравнительно-правовой аспект:

  1. Набиев С. Ф.. Положения об обязательной доле в наследстве и особенности их применения при наследовании авторских прав [Электронный ресурс]: диссертация ... кандидата юридических наук: 12.00.03. - Москва: РГБ. - (Из фондов Российской Государственной Библиотеки), 2007
  2. 1.3. ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВОПРОСОВ НАСЛЕДОВАНИЯ АВТОРСКИХ ПРАВ
  3. 2.2. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О НАСЛЕДОВАНИИ АВТОРСКИХ ПРАВ
  4. 2.3. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВОПРОСОВ УСТАНОВЛЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ДОЛИ В НАСЛЕДСТВЕ ПРИ НАСЛЕДОВАНИИ АВТОРСКИХ ПРАВ
  5. 1.3. ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВОПРОСОВ НАСЛЕДОВАНИЯ АВТОРСКИХ ПРАВ
  6. 2.2. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О НАСЛЕДОВАНИИ АВТОРСКИХ ПРАВ
  7. 2.3. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВОПРОСОВ УСТАНОВЛЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ДОЛИ В НАСЛЕДСТВЕ ПРИ НАСЛЕДОВАНИИ АВТОРСКИХ ПРАВ
  8. § 1. Становление и развитие норм международного права о законных участниках вооруженных конфликтов: историко-правовой аспект
  9. 12.1. Общие положения об интеллектуальных правах и интеллектуальной собственности
  10. § 2. Интеллектуальные права на селекционные достижения
  11. Понятие и система регионального избирательного права и законодательства
  12. КОСТИКОВ ВЛАДИМИР ВАЛЕРИЕВИЧ. НАСЛЕДОВАНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2017, 2017
  13. § 1.1. Становление и развитие института наследования интеллектуальных прав: историко-правовой анализ
  14. § 1.2. Наследование интеллектуальных прав в законодательстве зарубеж­ных стран: сравнительно-правовой аспект
  15. § 2.1. Понятие интеллектуальных прав в контексте их наследования
  16. § 2.3. Наследование исключительных прав на средства индивидуализации
  17. § 2.4. Личные неимущественные и иные интеллектуальные права в си­стеме объектов наследственного права: основные особенности и характе­ристики
  18. § 3.1. Правомочия наследников интеллектуальных прав
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -