<<
>>

§ 1. Исключительное право как системное явление

Классическим для отечественной цивилистики является определение

субъективного гражданского права, предложенное С.Н. Братусем, согласно

которому гражданское право в субъективном смысле понимается как

112

признанная и обеспеченная законом мера возможного поведения лица . Через категорию меры дозволенного поведения субъективное гражданское право

114

определяется в трудах других выдающихся цивилистов . Согласно второй распространенной точке зрения субъективное гражданское право предлагается определять не только как меру, но и как вид возможного поведения.

Выразителем такого подхода стал Н.Г. Александров , в современной литературе данная точка зрения получила дальнейшее обоснование . Для науки последнего десятилетия субъективное гражданское право представляет интерес как явление социально-правовой действительности, что проявляется в подходе к определению субъективного гражданского права через категорию «возможности». Как юридически обеспеченную возможность управомоченного лица предопределять поведение других лиц субъективное гражданское право определяет Н.Ю. Мурзина . В.А. Белов считает, что субъективное гражданское право представляет собой возможность лица — носителя права вести себя (действовать) определенным образом, т.е. с соблюдением установленных границ или пределов этой возможности . А.В. Власова рассматривает субъективное гражданское право как структурно- совокупный набор видовых возможностей .

Логическое противоречие между пониманием субъективного права как средства юридического обеспечения возможностей и как самой возможности снимается, если четко разграничить возможности фактические (возникающие по факту обладания социальным благом) и возможности юридические или правовые (возникающие по факту обладания субъективным правом). Фактические возможности предполагают любые действия с социальным благом, которые с ним в принципе можно совершить, и вид этих действий зависит главным образом от естественных и социальных свойств этого блага. Так, вещью можно владеть, ее можно потребить, переработать, передать другому лицу, уничтожить. Произведение искусства можно воспринять (прочесть, просмотреть и т.п.), довести его до других лиц, но как идеальную субстанцию нельзя уничтожить. Честь или достоинство нельзя передать другому, но ими можно пользоваться, их можно умалить. В целом ряде случаев возможность воздействовать на других лиц в рамках общественных отношений у обладателя социального блага существует как фактическая: владелец земельного участка может его огородить, обеспечить охрану различными средствами, автор произведения искусства может использовать технические средства защиты своего произведения от несанкционированного копирования или «скачивания» и т.п. Однако, воздействовать на других лиц, прибегая к потенциалу механизма государственного принуждения, обладатель социального блага способен лишь по факту обладания субъективным правом.

Наделяясь субъективным правом, субъект «попадает» под правовое воздействие, и через призму правового воздействия его фактические возможности преобразуются в правовые. Правовые возможности — это те же фактические, но оцененные правопорядком как правомерные и дозволенные к осуществлению. Правовая оценка количества и качества фактических возможностей происходит не только с позиции интересов обладателя социального блага, но и с позиции общественных и государственных интересов.

Это выражается в том, что правовые возможности — есть ограниченные фактические, т.е. объективное право устанавливает меру возможностям правомочного лица: использование земельных участков и жилых .помещений по целевому назначению, случаи ограничения исключительных прав, установленных в интересах других лиц и т.п. Вместе с тем, субъективное право дает его обладателю дополнительные возможности, которых у него не было и не могло быть по факту обладания социальным благом (например, возможность обратиться к мерам государственного принуждения для защиты своего права, возможность отказаться от субъективного права и др.). Таким образом, набор правовых возможностей всегда является шире круга фактических возможностей правомочного лица.

Представляется, что понимание субъективного права через категории вида и меры возможного поведения является верным. Субъективное гражданское право устанавливает модель поведения правомочного лица, т.е. вид поведения через указания на отдельные правовые возможности. Эти правовые возможности уточняются путем указания на их количественно- качественные характеристики, что формирует их юридические границы, меру поведения . Такое понимание субъективного права согласуется с принципами функционирования общедозволительного правового регулирования, свойственного частному праву.

Применительно к субъективным обязательственным правам, возникающим из договоров, такая мера всегда задается в процессе формирования договорного правоотношения, тем самым модельный вид поведения, установленный нормами объективного права конкретизируется сторонами договора. Субъективное гражданское право «как мера дозволенного вида поведения (ее количественно-качественные характеристики) в пределах данного правоотношения вырабатываются сторонами на базе типовой модели, и существует в рамках индивидуальной правовой модели...» . Применительно к абсолютным гражданским правам вид и мера дозволенного поведения заданы законом императивно и не могут быть изменены в процессе приобретения права. В рамках заданной меры управомоченный свободен в выборе и осуществлении тех или иных правовых возможностей, императивно установленных законом.

Правовые возможности, в совокупности предоставленные субъекту права как вид дозволенного к осуществлению поведения, традиционно именуются правомочиями. Субъективное гражданское право, таким образом, выступает как сложное образование, оно «как модельный элемент юридической конструкции гражданского отношения... характеризуется через совокупный набор правомочий, необходимых для правового опосредствования фактических возможностей, заключаемых в том или ином виде социально значимого поведения» . Правомочия, являясь «дробными частями субъективного права» , в совокупности составляют его содержание. Иными словами, .правомочие — это элемент субъективного права. Вместе с тем, субъективное гражданское право необходимо рассматривать не как простую совокупность (набор), правомочий, но как структурно-совокупное образование. В этом

123

смысле принято говорить о структуре субъективного гражданского права , при этом само субъективное гражданское право рассматривается как системное образование, состоящее из отдельных возможностей .

Относительно состава правовых возможностей (правомочий), входящих в содержание субъективного гражданского права, в цивилистике не сложилось единого мнения. Существует точка зрения, что субъективное гражданское: право не опосредует действия управомоченного относительно объекта; права — социального блага, субъективное право сводится, лишь к возможности требовать от обязанного лица надлежащего поведения в рамках его правовой

125

обязанности . Так, по мнению О.С. Иоффе «управомоченный нуждается в юридическом: обеспечении не своего собственного поведения, а поведения других, -обязанных лиц...; право всегда является правом- не на свои собственные, а на чужие действия» . Такой подход, как уже говорилось, использовался для объяснения природы субъективных исключительных прав, которые понимались лишь как «возможность запрещать» или как права, не имеющие; позитивных правомочий. Между тем, именно для поведения правомочного лица по потреблению и использованию социального блага определенная мера задана объективным правом: собственник ограничен в вопросах пользования жилым помещением целевым назначением этого помещения, обладатель исключительного права на товарный знак при . неиспользовании знака в течение определенного времени рискует утратить свое .право. Это обстоятельство дает основание утверждать, что субъективное гражданское право устанавливает правовые возможности позитивного характера, а действия правомочного с объектом своего права «не безразличны» для правового регулирования.

. Существует так же точка зрения, что субъективные абсолютные гражданские права не предполагают : правовых связей с какими-либо обязанными лицами, что является выводом из другого общего утверждения,

согласно которому абсолютные права не сущетвуют в правовых отношениях .

Так, В.А. Лапач следующим образом определяет сущность абсолютных прав:

«По нашему мнению, сущность таких прав состоит в установлении

определенного рода правовой связи непосредственно между субъектом права и

1

его (права) объектом» . Сторонники данной концепции, видимо, не приемлют возможность существования в рамках абсолютного правоотношения неопределенного круга обязанных лиц. Между тем, такой подход не является традиционным для отечественной юридической науки. В частности, отмечалось, что «многие юридические отношения возникают по поводу вещей, но, в конце концов, всегда есть отношения между людьми» . Что касается неопределенности в составе участников обязанной стороны в абсолютном правоотношении, то есть мнение, что «точная определенность участников не относится к специфическим признакам правоотношения» .

Тезис, согласно которому абсолютное право существует вне правоотношения, должен предполагать неизбежный вывод, что такому субъективному праву не корреспондирует какая-либо обязанность. Принять эту посылку — значит отождествить субъективное право и дозволенность. Однако следует различать «простую дозволенность чего-либо, означающую лишь отсутствие установленного юридической нормой ограничения фактической возможности, и право, предполагающее расширение фактической возможности. установлением соответствующей правоспособности» .

Субъективное право всегда обеспечено обязанностью, оно в отличие от обычного дозволения является некой социальной ценностью, «социальной силой», и, как справедливо отмечает Л.А. Чеговадзе, «особое свойство той «социальной силы», которая обозначается как субъективное гражданское право, проявляется прежде всего в том, что она, предоставляя возможность совершения собственных действий, в случае необходимости служит причиной чужих действий (воздержания от

них)» . И, кроме того, «если допустить, что субъективное право существует, но нет правом обязанных лиц, тогда непонятно для кого и в каких целях очерчены пределы свободы правомочного лица?» .

Являясь элементом гражданского правоотношения, субъективное гражданское право, таким образом, формирует для его обладателя правовую j возможность воздействовать на обязанное в данном правоотношении лицо, с целью получения от последнего потребного управомоченному лицу поведения, обусловленного содержанием такой юридической обязанности.

Правообладатель должен иметь возможность собственного поведения, равно как и быть уверенным в надлежащем поведении обязанных лиц. В соответствии с этим в содержании субъективного гражданского права выделяют два правомочия: возможность совершения определенных действий самим управомоченным и возможность управомоченного требовать определенного поведения от обязанного лицаш. Действительно, если субъективное право это «обособленная объективным правом возможность

135

осуществления интереса» , то следует признать, что «реализация интереса может произойти только в результате общих усилий связанных им лиц, то есть действиями как одной, так и другой стороны общественного отношения» .

Оба правомочия присущи как относительным, так и абсолютным субъективным правам.

В исследованиях, посвященных содержанию субъективного (в частности гражданского) права, правовые возможности субъекта по извлечению естественных и социальных свойств объекта права обозначаются через категорию правомочия на собственные действия, а правовые возможности по

w 7 37

воздействию на обязанное лицо именуются правомочием на чужие действия . Насколько такая терминология отражает сущность исследуемого правового явления?

Противопоставляя указанные правомочия в рамках содержания субъективного гражданского права, А.В. Власова утверждает, что правомочие на собственные действия осуществляется действиями правомочного лица, а

too

правомочие на чужие действия осуществляется действиями обязанного лица . Между тем, субъективное право есть комплекс правовых возможностей самого управомоченного, осуществить которые он сам (или специально уполномоченное лицо) только и в состоянии; обязанное лицо своими действиями осуществляет не чужое право, оно исполняет свою юридическую обязанность.

Юридическая гражданская обязанность, устанавливаемая через запрет или позитивное обязывание как средства правового регулирования, есть «средство ре1улирования поведения граждан, осуществляемое нормами гражданского права для обеспечения определенного поведения тому лицу, кому

1 "5Q

принадлежит обязанность» . Как и субъективное право, юридическая обязанность есть самостоятельное юридическое средство, существующее в системе гражданского правоотношения. Обязанность определяют как вид и меру (либо только меру) должного поведения , при этом такие вид и мера устанавливаются законом или соглашением сторон как и в случае с субъективным правом. И не смотря на то обстоятельство, что обязанность корреспондирует субъективному праву, не само субъективное право обязывает, а закон или договор определяют содержание юридической обязанности: «Запреты в праве характеризуются формальной определенностью, тем, что они получают закрепление в нормах права и отличаются определенностью по содержанию, четкими границами» . Содержание юридических обязанностей в абсолютных правоотношениях определяется нормативно: в ст. 1229 ГК РФ и др. - для исключительных правоотношений, в п.4,5 ст. 19, ст. 150 ГК РФ, - для неимущественного правоотношения, складывающегося по поводу имени гражданина. Для вещного правоотношения собственности подобных специальных норм не предусмотрено, однако содержание юридической обязанности, противостоящей вещным правам, можно вывести из норм о виндикационном, негаторном исках, из норм институтов деликтных и кондикционных обязательств и др.

Если говорят, что в субъективном гражданском праве присутствует правомочие на чужие действия, значит эти чужие действия есть объект права. Между тем «чужие действия» есть фактические действия по исполнению обязанным лицом своей обязанности, обусловленные содержанием юридической обязанности. Означает ли это, что объектом права выступает содержание юридической обязанности? Полагаем, что нет. Применительно к абсолютным правам известно, что их объектами выступают вещи и идеальные блага, но не действия. Однако объектом обязательственного права как раз и являются действия должника. Но здесь, как представляется, необходимо различать действия должника как объект права кредитора, и действия должника, обусловленные содержанием его юридической обязанности.

Объект субъективного права — это то или иное социальное благо, способное удовлетворить интерес. Социальным благом способно стать и действие определенного лица. Содержание юридической обязанности равно в абсолютных или относительных правоотношениях в сущности состоит в том, что бы. дать возможность правомочному лицу и не препятствовать ему извлекать полезные свойства этого социального блага .

В абсолютном правоотношении объект права объективно независим от личности обязанного лица, соответственно не препятствовать управомоченному пользоваться объектом права можно, в частности, путем воздержания от подобных действий с объектом. Объект обязательственного права есть действие не отделимое от личности того, кто его совершает, и что бы не препятствовать кредитору извлекать пользу из такого социального блага, должник вынужден доставить это действие управомоченному, совершить его. И хотя фактически действие как объект субъективного права и доставление этого действия как содержание юридической обязанности в итоге совпадают, такой подход к пониманию содержания юридической обязанности все же позволяет различать указанные явления. Так, в обязательстве по передаче вещи в обусловленном месте объектом права кредитора следует признать действие по передаче вещи, но содержанием юридической обязанности должника так же обусловлены действия по доставке вещи в условленное место, в противном случае обязательство не будет исполнено надлежащим образом. Вот они - «чужие действия» (действия по доставке товара), которые не являются объектом субъективного права, но которыми исполняется юридическая обязанность. Более того, действиями, обусловленными содержанием юридической обязанности, правомочное лицо не способно распоряжаться, как об этом говорят на страницах юридической литературы . Иначе и не может быть, поскольку содержание юридической обязанности уже задано нормативно или определено соглашением сторон; правомочное лицо не может ни изменять его по своему усмотрению , ни определять характер фактических действий обязанного лица в процессе исполнения последним юридической обязанности .

Получается, что у правомочного лица нет права на чужие действия, через категорию «право на чужие действия» можно характеризовать лишь субъективное обязательственное право, подразумевая под этим то обстоятельство, что объектом права кредитора выступают действия должника. Соответственно и выделение в рамках содержания субъективного гражданского права группы правовых возможностей, именуемых правомочием на чужие действия, представляется не совсем корректным. Не согласимся так же и с выделением в содержании субъективного гражданского права отдельного правомочия на собственные действия, поскольку субъективное право — это всегда право на свои действия, набор собственных правовых возможностей; которые осуществляет управомоченный, будь то потребление объекта своего права или заявление требования обязанному лицу о надлежащем исполнении лежащей на нем обязанности.

, Итак, в содержании субъективного гражданского права обособились две группы правовых возможностей: правовые возможности, опосредующие совершение определенных действий с объектом права, и правовые возможности, опосредующие правомочному лицу воздействие на лицо обязанное с, целью получения от последнего потребного поведения. Первую группу правовых возможностей предлагается именовать правомочием на совершение действия с объектом права. Вторую группу правовых возможностей целесообразнее именовать другим традиционным термином — правомочие требования.

Представляется, что в содержании субъективного гражданского права можно отдельно обособить третью группу правовых возможностей — правовые возможности по распоряжению субъективным правом. Выделение в содержании субъективного гражданского права такого правомочия наряду с правомочием на действия с объектом и правомочием требования характерно для, германской цивилистики. JI. Эннекцерус предлагал выделять три правомочия в содержании субъективного гражданского права: правомочия господства, притязания и правопреобразования , подразумевая под последним «правовую власть, в силу которой изменение права, т.е. установление, прекращение или изменение субъективных прав может быть осуществлено либо нами (самими), либо наступает в наших интересах даже помимо нашей

147

ВОЛИ» .

Обладатель субъективного гражданского права, как известно, способен не только воздействовать на объект своего права или на лицо, состоящее с ним в правоотношении на обязанной стороне. Управомоченный так же способен определять «судьбу» своего субъективного права: обременять его или прекращать. Сложность, однако, состоит в том, чтобы развести правомочие распоряжения правом с правомочием, опосредующим совершение действий с объектом права; к примеру, в рамках правомочия на действия с объектом в субъективном праве собственности выделяют правомочие распоряжения вещью. Между тем, действия с объектом права в вещных, обязательственных, личных неимущественных правах могут обладать правоизменяющим и (или) правопрекращающим эффектом: отчуждение или уничтожение вещи влечет прекращение вещного права, уступка обязательственного требования приводит

1 48

прекращению обязательственного права на требование , воздействие на нематериальное благо способно привести к изменению характера возможностей относительно этого объекта . Как утверждает С.С. Алексеев, «для субъекта гражданского права возможность распоряжения субъективными правами имеет общее значение, она в принципе касается всех гражданских субъективных прав» . С этой позиции все субъективные гражданские права можно разделить на три группы:

субъективные права, распоряжение которыми осуществляется непосредственно (без совершения каких-либо действий с объектом права). К этой группе относятся исключительные права.

субъективные права, распоряжение которыми осуществляется как непосредственно, так и через совершение действий с объектом права. Сюда следует отнести вещные и обязательственные права .

субъективные права, распоряжение которыми осуществляется только через распоряжение объектом права — личные неимущественные права.

Получается, правомочие распоряжения субъективным правом присутствует в любом гражданском праве и осуществляется оно либо через , действия с объектом права, либо непосредственно. Так или иначе, выделять данную группу правовых возможностей особенно целесообразно в случае с исключительными правами, поскольку: 1) распоряжение исключительным правом всегда происходит непосредственно, т.е. в отсутствии каких-либо действий с объектом права; 2) категории «распоряжения исключительным правом» и «оборот исключительных прав» признаны в науке о чем свидетельствуют названия некоторых работ последнего десятилетия ; 3) наличие отдельного правомочия на распоряжение исключительным правом признано легально (п. 1 ст. 1229 ГК РФ, ст. 1233 ГК РФ и др.).

Таким образом, правовые возможности, составляющие содержание исключительного права (а равно любого другого гражданского права), можно разбить на три группы и в соответствии с этим выделить три правомочия в содержании субъективного права:

правовые возможности, опосредующие действия с объектом права - правомочие на действия с объектом права\

правовые возможности, опосредующие воздействие на субъекта обязанности, корреспондирующей данному субъективному праву, с целью получения от последнего потребного управомоченному поведения - правомочие требования,

правовые возможности по распоряжению субъективным правом — правомочие распоряжения правом.

С вопросом о содержании субъективного гражданского права связана еще одна проблема. Юридическую возможность защиты субъективного права от нарушения одни ученые рассматривают как правомочие в составе нарушенного субъективного права , другими — как особое субъективное право (право на защиту) . Мы, в свою очередь, полагаем, что юридически обеспеченная

возможность защиты нарушенного субъективного права (и абсолютного в том

числе) является его необходимым элементом. Реализация этой возможности

представляет собой юридическую деятельность по устранению препятствий на

пути осуществления субъектами своих прав и пресечению правонарушения, а

так же восстановлению положения, существовавшего до правонарушения . По

нашему мнению, следует согласиться с утверждением, что «правомочие на

защиту подлежит реализации в процессе осуществления субъективного

гражданского права его обладателем и не может являться отдельно от этого

процесса - процесса осуществления субъективного права» . Поэтому, как

представляется, следует признать, что правомочие на защиту имманентно

самому субъективному праву, и наряду с другими правовыми возможностями

составляет потенциал субъективного права.

Поскольку защита права осуществляется во взаимодействии с

правонарушителем - обязанным субъектом, мы полагаем возможным

присоединиться к точке зрения, высказанной М.С. Мурашко, согласно которой

«правомочие защиты представляет собой свойственное каждому

субъективному праву требование, претерпевшее определенные изменения

1

после посягательства» . Таким образом, защита субъективного гражданского права есть воздействие на обязанное лицо, предъявление ему требования об исполнении лежащей на нем обязанности, осуществляемое в принудительном порядке. Более подробно обоснование нашей позиции будет изложено в § 4 данной главы.

Указанные правомочия в свою очередь распадаются на более мелкие образования — частные правовые возможности. Так, в рамках правомочия на действия с объектом права в субъективном праве собственности выделяют возможности по владению, пользованию и распоряжению вещью. Правомочие требования можно представить в виде суммы двух групп правовых возможностей: возможности предъявить требование о надлежащем исполнении юридической обязанности и возможности применить меры правоохранительного характера. Правомочие распоряжения субъективным правом объединяет возможности прекращения, обременения права и определения правопреемника на случай перехода права в порядке универсального правопреемства. Такие составные части правомочий являются элементами субъективных гражданских прав, их предлагают именовать субправомочями .

Таким образом, состав субъективного права представлен двумя уровнями: в нем есть уровень правомочий и уровень субправомочий. Субъективное право по своему составу — это сложное, разноуровневое образование.

Представляется, что состав правомочий является типичным для всех видов субъективных гражданских прав, однако состав и объем самих правомочий определяется характером объекта права. Так, правомочие на действия с объектом права в вещных, исключительных и личных неимущественных правах выгладит неодинаково и в зависимости от вида субъективного права имеет особенности в своем содержании. Право собственности, а точнее правомочие на действия с объектом в составе этого права, принято раскрывать через известную триаду правомочий (субправомочий): владение, пользование и распоряжение вещью. Согласно господствующей в современной науке концепции исключительных прав возможности обладателя исключительного права опосредуются двумя правомочиями: использование объекта и распоряжение исключительным правом. Представляется, что помимо субправомочия использования объекта в составе правомочия на совершение действия с объектом обладателя исключительного права существует особое субправомочие обладания объектом, о чем будет говориться ниже при характеристике элементов исключительного права. Отличия в возможностях, опосредуемых вещными и исключительными правами, определяются характером объектов этих прав. Как -известно, «существует внутренняя зависимость между свойствами объекта и

159

его правовым режимом» , вещь материальна и, как правило, индивидуально определена, результат интеллектуальной деятельности - это информационный нематериальный объект, поэтому правомочия владения в вещном праве и обладания в праве исключительном опосредуют разные возможности и выполняют разные функции.

Характер объекта права так же предполагает отличия в объеме частных групп правовых возможностей (субправомочий) в рамках одного вида субъективных прав. Прежде всего, это касается исключительных прав. К примеру, неодинаков объем правомочия использования относительно разных объектов исключительных прав (в авторском исключительном праве правомочие использования не предполагает использование объекта по назначению, не опосредует действия по потреблению естественных свойств объекта; исключительное право на изобретение, напротив, обеспечивает применение объекта, т. е. его использование по назначению). Характер такого объекта как наименование места происхождения товара предполагает использование его только производителями товаров в рамках определенной географической зоны, следовательно, у правообладателей ограничено правомочие распоряжения исключительным правом на данный объект. Исключительное право на коллективный товарный знак имеет квазиабсолютную природу, правообладатель не вправе запретить использование знака другим лицам, имеющим такое же право, следовательно, правомочие требования в исключительном праве на коллективный товарный знак ограничено по сравнению с исключительным правом автора произведения, к примеру.

Все сказанное дает основание утверждать, что характер объекта права непосредственно определяет как состав субъективного гражданского права (т. е. обуславливает наличие в праве конкретных субправомочий и их функции), так и характер возможностей, опосредуемых этими правомочиями (т.е. объем правомочий).

, Между тем, для характеристики субъективного гражданского права как системного образования одного лишь состава элементов не достаточно. Необходимо установить наличие структуры субъективного гражданского права, т.е. совокупности устойчивых отношений и связей между элементами. Наличие же структурности субъективного гражданского права проявляется (и это не трудно увидеть) в динамике его осуществления, т.е. в процессе удовлетворения того интереса, ради которого право и предоставлено. И в этом смысле субъективное гражданское право есть «система возможностей, связанных целевым (функциональным) единством» , которая служит достижению определенной цели (удовлетворению интереса); каждый отдельный элемент этой системы - правомочие - есть «мера возможного поведения, предназначенного для решения одной из промежуточных задач, ведущих к достижению этой цели» .

Во-первых, структурность элементов субъективного права проявляется в том, что одни правомочия могут выступать в роли функционально- подчиненных (обеспечительных) элементов по отношению к другим. В исключительных правах (как и в других абсолютных) правомочие на совершение действий с объектом права является основным, правомочие требования и правомочие распоряжения являются для него обеспечительными. Очевидно, что без получения надлежащего поведения со стороны обязанного лица, которое обеспечено правомочием требования, невозможно нормальное использование объекта права; предъявление требования в принудительном порядке (защита права) имеет конечной целью все то же удовлетворение интереса за счет беспрепятственной деятельности с объектом права. С другой стороны извлечение дохода из результата интеллектуальной деятельности/средства индивидуализации путем предоставления права на его использование другим лицам возможно лишь посредством «задействования» правомочия распоряжения (заключение лицензионного договора). Используя механизм коллективного управления исключительным авторским или смежным

правом , правообладатель способен достигнуть оптимального осуществления всех трех правомочий: правомочия на действия с объектом, правомочие требования и правомочия распоряжения.

Во-вторых, о наличии структурности в субъективном праве свидетельствует и то, что осуществление/неосуществление одних правомочий/субправомочий прямо обуславливает осуществимость («работоспособность») других. Так, распоряжение исключительным правом в форме выдачи исключительной лицензии другому лицу, может повлечь для правообладателя невозможность Использования объекта своего права оговоренными в лицензионном соглашении способами (право обременяется). Неосуществление правомочия на действия с объектом и правомочия распоряжения обладателем патента на изобретение может повлечь обременение исключительного права в виде предоставления заинтересованному лицу принудительной лицензии (п.1, ст. 1362 ГК РФ).

Таким образом, исключительное право, как и любое другое субъективное гражданское право, является системой особым образом организованных и взаимодействующих между собой элементов — правомочий и субправомочий . Система субъективного гражданского права является сложной, двухуровневой системой: первый уровень - уровень правомочий, второй - уровень составляющих правомочия элементов, называемых субправомочиями.

Итак: :

•• ,1. Исключительное право, как и любое субъективное гражданское право, следует характеризовать через категории вида и меры дозволенного поведения. Вид .дозволенного; поведения - это предоставленные управомоченному определенные правовые возможности, мера - это их юридические границы.

1 2. Исключительное право является системой особым образом , организованных и взаимодействующих между собой элементов — правомочий и субправомочий. (^системности исключительного права свидетельствуют его содержание (состав элементов) и наличие структуры (устойчивых связей между элементами).

. 3. Содержание исключительного права представлено тремя группами правовых возможностей (тремя правомочиями): правомочие на действия с объектом прав, правомочие требования и правомочие распоряжения правом. Указанные правомочия разлагаются на более мелкие образования — субправомочия. Состав правомочий любого исключительного права типичен, состав и объем субправомочий отдельных исключительных прав зависит главным образом от свойств объекта исключительного права.

<< | >>
Источник: Аникин Александр Сергеевич. СОДЕРЖАНИЕ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2008. 2008

Еще по теме § 1. Исключительное право как системное явление:

  1. Исключительное право как системное явление
  2. § 1. Общая характеристика механизма правового регулированияобщественных отношений
  3. § 1. Исключительное право как системное явление
  4. § 2. Общие особенности гражданско-правового регулирования корпоративных отношений
  5. 2.3. Взаимосвязь сущности нрава и «политики» права»
  6. 1. ОБЪЕКТЫ ПРАВ В ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ПРАВА
  7. 2. ОБЪЕКТЫ ПРАВ И ОБЪЕКТЫ ПРАВООТНОШЕНИЙ
  8. § 1. Понятие осуществления субъективных гражданских прав
  9. Нарушение специальных правил поведения как общий признак преступления со специальным составом
  10. ПРИЛОЖЕНИЕ А КРУГЛЫЙ СТОЛ «ВЕРХОВЕНСТВО ПРАВА КАК ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР ЭКОНОМИКИ» (СТЕНОГРАММА)
  11. Лекция 1. Предмет и методология теории государства и права.
  12. § 2. Содержание правоотношений по подготовке проектов нормативных правовых актов
  13. § 3. Структура правоотношений в деятельности по подготовке проектов нормативных правовых актов
  14. ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ ПРАВА Т. ПАРСОНСА И Г. БРЕДЕМЕЙЕРА
  15. ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ, ПОНЯТИЕ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРАВА
  16. Правопонимание, правотворчество и правореализация
  17. Интегративное правопонимание как основа универсализации права в условиях глобализации
  18. § 1. Развитие теории правоотношений в правовой науке
  19. §4. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации как высший судебный орган и участник конституционализации системы российского права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -