<<
>>

2.2.2. Сближениеоспоримыхиничтожныхсделок

¦ '-

Постепенно, с развитием учения о недействительности, указанные признаки оспоримых сделок становились все менее отчетливыми.

1. Было замечено, что возможность оспаривать сделку строго определенными лицами может иметь место и при некоторых составах собственно недействительных (ничтожных) сделок.

В этой связи была выделена самостоятельная классификация недействительных сделок, отличная от их деления на ничтожные и оспоримые: по кругу

1 Виндшейд Б. Указ. соч. С. 154. См. также: Мейер Д. Й\ Указ.

соч. С. 203-205; Растеряев Н. Недействительность юридических сде

лок по русскому праву. СПб, 1901. С. 7; Рабинович Н.В. Недействи

тельность сделок и ее последствия. Л.: йзд-во ЛГУ, 1960. С. 16; Но

вицкий И.В. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 68; Белов В.А.

Гражданское право: Общая часть: Учебник. М.: АО «Центр ЮрЙн-

фоР», 2002. С. 241 и др.              '

142

лиц, которые могут заявлять о недействительности сделки и доказывать эту недействительность, стали различать сделки «абсолютно недействительные» и «относительно недействительные». Поэтому в категорию относительно недействительных сделок попадали как ничтожные, так и оспоримые сделки, о недействительности которых могли заявлять лишь строго определенные лица.

Разница между относительно недействительными в таком понимании и оспоримыми сделками заключалась в том, что в первых последствия недействительности затрагивали всех (они относились к категории ничтожных), а во вторых - только тех лиц, которым было дано право оспаривать сделку.

Как указывал Д.Д. Гримм, «по юридическим последствиям относительно недействительные сделки вполне приравниваются к абсолютно недействительным и резко отличаются от оспоримых»1.

В то же время из «относительности» относительно недействительных и оспоримых сделок следовало одно общее свойство тех и других: в отличие от абсолютно недействительных, относительно недействительные и оспоримые сделки могут «исцеляться» по воле заинтересованного лица.

Это связано с тем, что «они сохраняют силу, раз заинтересованное лицо признает сделку или откажется от права поднять вопрос о недействительности или оспоримости»2,

. Таким образом, «относительность» оспоримых сделок, то есть возможность оспаривания их только определенными лицами, нельзя было считать существенной особенностью оспоримых сделок: она была присуща как ничтожным, так и оспоримым сделкам и имела собственные характеристики. В частности, это зависи-

1 См.: Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. Петроград, 1916. С.121-122. ^ Там же.

i

143

о.в.гутиков. недействительныесделки

ДЕЛЕНИЕНЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХСДЕЛОКНАНИЧТОЖНЫЕИОСПОРИМЫЕ

мость действительности сделки от воли заинтересованного лица1.

2. Однако проводившаяся разница в юридических последствиях между оспоримыми и ничтожными сделками также исчезла после того, как в Германии оспоримые сделки стали признавать недействительными с обратной силой. В этой связи после оспаривания оспоримая сделка считалась недействительной с самого начала, и отмена ее последствий затрагивала не только стороны сделки, но и всех других третьих лиц.

По словам Л. Эннекцеруса, «сделка, действительным образом оспоренная, рассматривается как ничтожная с самого начала, и притом не только в отношении лица, заявившего спор, и того, против кого спор заявлен, но и в отношении всех вообще третьих лиц»2. По сути такая сделка приравнивается к ничтожной. Из этого следуют выводы:

а)              все права, возникшие из такой сделки, считаются

не возникшими с самого начала как в отношении участ

ников сделки, так и в отношении всех третьих лиц:

вещь, переданную по ничтожной сделке, можно винди-

цировать, право считается не переданным и т. д. На ни

чтожность может сослаться всякий и против всякого3;

б)              для третьих лиц - добросовестных приобретателей

по оспоримым сделкам и по ничтожным сделкам - долж

ны действовать одни и те же правила и льготы, а к тому,

кто знал или должен был знать об ©споримости сделки,

следует подходить так же, как к лицу, которое знало

1              Тем не менее данное свойство (зависимость действительности

от воли определенного лица) автор настоящей работы рассматривает

как сущностный вторичный признак оспоримых сделок (см.

подраз

дел 2.4.4), а попытки распространения этого признака на ничтож

ные сделки - результат отсутствия четкого понимания в теории

принципиальных различий между ничтожными и оспоримыми

сделками.

2              Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Полу

том 2. Введение и общая часть. М.: Издательство иностранной лите

ратуры, 1950. С. 210.

3              Эннекцерус Л. Указ. соч. С. 314.

или должно было знать о ничтожности сделки (правило, закрепленное в настоящее время в пункте 2 параграфа 142 ГГУ1).

Отмечались также и другие свойства оспоримой сделки, выводимые из свойств ничтожной сделки.

В частности, указывалось, что после оспаривания не требуется иска, чтобы добиться ничтожности (ничтожность наступает сама собой в результате оспаривания). Если ничтожность, основанная на проведенном оспаривании, стала известна суду, то она должна быть принята во внимание даже тогда, когда сторона, которой это касается, не ссылается на нее. Подтверждение (оздоровление) оспоренной сделки возможно на тех же условиях, что и подтверждение ничтожной сделки (то есть путем заключения новой сделки).

В итоге оспоримость сделок еще больше сблизилась с ничтожностью и стала рассматриваться не как «условная действительность», но как «ничтожность, находящаяся в состоянии неопределенности».

Деление сделок на относительно недействительные и оспоримые, проводившееся ранее по влиянию юридических последствий на третьих лиц, в таком виде стало неуместным. Теперь новое понятие оспоримых сделок стало тождественным старому понятию относительно недействительных сделок (то есть сделок, ничтожных по заявлению строго определенных лиц).

Поэтому к относительно недействительным стали предлагать относить не те сделки, которые признаются недействительными по заявлению строго определенных лиц, а те недействительные сделки, последствия недействительности которых действуют лишь в отношении строго определенных лиц независимо от того, по чьему заявлению эти последствия применяются.

При этом сама сделка считается остающейся в силе для

1 См.: Германское право. Часть I. Гражданское уложение: Пер. с нем. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 39.

144

145

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕНЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХСДЕЛОКНАНИЧТОЖНЫЕИОСПОРИМЫЕ

всех остальных лиц. Появилось новое понятие относительной недействительности.

Так, по мнению Л. Эннекцеруса, неопределенную ничтожность (оспоримость) неправильно называть относительной ничтожностью, так как «сделка, когда решение последовало, или ничтожна в отношении всех, или действительна в отношении всех».

В связи с этим «относительно недействительными... следует обозначить те сделки, правовые последствия которых хотя вообще и наступают, однако с тем ограничением, что некоторые правовые интересы заинтересованного лица, которые закон хочет защитить, остаются обеспеченными так же, как если бы сделка была вообще недействительной. Закон в таких случаях называет сделку недействительной в отношении этого заинтересованного лица... Сомнительна встречающаяся иногда формулировка, что на относительную недействительность может ссылаться только тот, в защиту интересов которого она признана.

В этом смысле, например, запрещение отчуждения вещи, имеющее целью защиту определенного лица, делает отчуждение Недействительным только в отношении этого лица. Сюда же относится также отчуждение несостоятельным должником вещи, принадлежащей к конкурсной массе, или соглашение о передаче права на земельный участок другому лицу вопреки запретительной отметке в поземельной книге»1.

3. Наконец, был повержен последний признак, Характеризующий оспоримую сделку: возможность оспаривания сделки только перед лицом суда н применение последствий недействительности оспариваемой сделки только по судебному решению.

Как только оспоримая сделка стала приравниваться во многих отношениях к ничтожной, возник вопрос: почему лицо, чье право нарушено оспоримой сделкой,

ничтожной с самого начала, должно «терпеть» нарушение своего права до момента судебного решения? Особенно это касается случаев, когда имели место явные нарушения, наличие которых не отрицает другая сторона сделки (явное заблуждение, принуждение, обман и т.

п.).

Не лучше ли дать потерпевшему возможность, не дожидаясь решения суда, устранить последствия нарушения своих прав, заявив другой стороне о том, что он считает совершенную сделку недействительной и не собирается относиться к ней серьезно. Это дает возможность сторонам при отсутствии спора самим разобраться в последствиях недействительности и в добровольном порядке устранить все последствия недействительной сделки без судебного решения, оперативно защищая права потерпевшей стороны. Если же со стороны контрагента потерпевшего возникает спор, то он может обжаловать в суде заявление о недействительности сделки.

Такая система была направлена на упрощение деловых отношений, а также, по замыслу создателей, исключала состояние неопределенности и злоупотребление правами со стороны заинтересованного лица. При традиционной системе заинтересованное лицо могло, не предъявляя иска, усиливать неопределенность положения, указывая другой стороне на пороки сделки и угрожая ей предъявлением иска, тем самым добиваясь для себя каких-либо преимуществ.

При новой же системе заинтересованному лицу до

статочно совершить заявление, как оспаривание счита

лось завершенным и необратимым. Договор считался

уничтоженным с обратной силой, и единственным сред

ством возобновить его действие было составить новый

договор1.              .-

Эта система впервые была воплощена в жизнь в Германском гражданском уложении (ГГУ) в отношении сделок, совершенных под влиянием заблуждениями некоторых других. Впоследствии эта же система в отношении

1 Эннекцерус Л. Указ. соч. С. 309. Об относительно-недействительных сделках в таком понимании см. раздел 6.2 настоящей работы.

146

1 См.Ходомэ Е. Указ. соч. С. 199.

W

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕНЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХСДЕЛОКНАНИЧТОЖНЫЕИОСПОРИМЫЕ

некоторых сделок была введена в некоторых других странах (в Швейцарии, Нидерландах, Англии).

В параграфе 121 ГГУ говорится, что «оспаривание должно быть произведено без виновного промедления (незамедлительно), после того как лицу,'имеющему право на оспаривание, стало известно об основаниях для оспаривания. Заявление об оспаривании, обращенное к отсутствующему, считается последовавшим своевременно, если оно было отослано незамедлительно»1.

При этом оспаривание сделок, совершенных под влиянием заблуждения, может быть осуществлено в течение 30 лет с момента волеизъявления. Оспаривание сделок, совершенных вследствие обмана или угрозы, может быть осуществлено в течение года (параграф 124 ГГУ),

Поэтому обращение в суд и судебное решение перестали быть единственно возможным способом устранить последствия оспоримой сделки. Такие последствия отменялись уже не в силу судебного решения, а в силу одного лишь волеизъявления потерпевшей стороны.

В результате такое волеизъявление стало рассматриваться как самостоятельная сделка, имеющая решающее значение для действительности оспариваемой сделки, а оспоримые сделки приобрели характеристику сделок, действительность которых зависит не от воли суда, а от воли заинтересованного лица2. Если такое лицо оспаривает сделку, то она становится недействительной.

Однако заинтересованное лицо может подтвердить законность совершения сделки, и после такого подтверждения она становится вполне действительной. Подтверждение может иметь место также путем молчания, то есть незаявления спора в течение определенного периода времени.

1              Германское право. Часть I. Гражданское уложение: Пер. с нем.

М.: Международный центр финансово-экономического развития,

1996. С. 35.

2См.: Эннекцерус Л. Указ. соч. С. 308-309,313; Дювернуа Н. Л.

Чтения по гражданскому праву. Том 1. СПб, 1898. С. 907 и др.

Этот период по своему характеру является пресека-тельным сроком, в течение которого у заинтересованного лица существует право на изъявление своей воли на оспаривание сделки. Если заявления об оспаривании в течение этого срока не поступает, то лицо утрачивает право на оспаривание и сделка из неопределенно-ничтожной превращается в определенно-действительную.

Устранение необходимости судебного оспаривания оспоримых сделок в германском праве до сих пор вызывает неоднозначную реакцию в юридической литературе. При этом мнения по этому вопросу разделились на два течения: «либеральное», выступающее за отмену обязательной судебной процедуры оспаривания оспоримых Сделок, и «консервативное», ратующее не только за сохранение этого порядка в отношении оспоримых сделок, но и за распространение его также и на ничтожные сделки.

С одной стороны, приветствуется оперативность, с которой потерпевшая сторона может устранить нарушение своего права, если судебное решение для признания недействительности не является обязательным.

Существующее в российском праве положение о том, что оспоримая сделка недействительна лишь «в силу признания ее таковой судом» (п. 1 ст. 166 ГК РФ), ведет к тому, что решающее значение при установлении недействительности оспоримой сделки придается не фактическим обстоятельствам заключения сделки, не волеизъявлению заинтересованной стороны и даже не нарушению прав этой стороны совершением оспоримой сделки, а судебному решению, которое приобретает таким образом правоустанавливающее значение.

До момента признания оспоримой сделки недействительной судом она считается действительной, однако суд своим решением может превратить ее в недействительную с обратной силой.

Поэтому считается, что решение суда с обратной силой преобразует действительное правоотношение в недействительное, а иск о признании оспоримой сделки

148

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕНЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХСДЕЛОКНАНИЧТОЖНЫЕИОСПОРИМЫЕ

недействительной рассматривается как преобРазова" тельный иск1. Без судебного решения при таких услови-ях стороны не могут своим соглашением преобр^зовать сделку из действительной в недействительную» в том числе применить последствия недействительное*1** оспо" римой сделки.

Как справедливо указывает Е.А. Крашенийников' возражая сторонникам возможности реализац#и пРе~ образовательного притязания без судебного реХаения* «в тех случаях, когда стороны решили полюбовно ликвидировать связывающую их оспоримую сделку **ли СУ~ ществующий между ними договор, который бы-*1 наРУ~ шен одним из его участников, - ...мы имеем дело se c Ре~ ализацией преобразовательного притязания, #отоРая приводит к превращению регулятивного обязат^льства и тем самым к защите охраняемого законом и#'геРеса потерпевшего лица в преобразовании его матер#аЛЬН0~ правового положения, а с основанным на еоглз1116151111 сторон прекращением регулятивного обязате#ьства' влекущим за собой отпадение притязания об осГ*аРива~ нии сделки или расторжении договора. Й в том, # в дРу" гом случае регулятивное обязательство прекра*Дается в результате заключения его участниками еоотв?тствУ" ющего соглашения, а не вследствие осуществлен* CTOJ ронами проистекающего; из совершения осдоРимОИ сделки или нарушения договора преобразовате-пьного притязания, которое в силу специфики субъект#ого со" става связанных им лиц может быть осущеС^влено только судом»2.

Таким образом, как правильно указывает Н-Д* Ше~ стакова, «стороны, совершившие сделку, не упраВОМ(gt;

1              См,: Новицкий И.В. Сделки. Исковая давность. М-* 1У "

С. 68-69; Крашенинников В.А. Понятие и предмет исковой давнос

ти. Ярославль, 1997. С. 17; Тузов Д.О. Иски, связанные с HftaeHCJJJg"

тельностыо сделок. Теоретический очерк. Томск: «Пеленг*' 1а ¦

С. 36, 48; Брагинский М.Н., Витрянский В.В. Договорное ffp**01°°~

щие положения. М.: Изд-во «Статут», 1997. С. 163.

2              Крашенинников Е.А. Указ. соч. С. 18.

чены на принятие решения о признании сделки недействительной. Однако в некоторых случаях суды ошибочно признают аннулирование договора сторонами, приравнивая его к признанию сделки недействительной», но «понятие «аннулирование договора» в российском законодательстве не содержится о1.

Поэтому, по мнению многих, устранение обязательного судебного признания оспоримой сделки недействительной способствовало бы лучшей защите интересов пострадавшей стороны и большей оперативности при применении последствий недействительности оспоримой сделки.

Так, Н.Д. Шестакова, ссылаясь на «заявительный» порядок оспаривания сделок по Германскому гражданскому уложению, считает, что «аналогичная норма в российском законодательстве способствовала бы освобождению судов от рассмотрения тех дел, когда очевидно, что при фактических обстоятельствах дела решение о недействительности будет вынесено судом, и когда обращение в суд объясняется лишь предписанием закона, в соответствии с которым решение суда является конститутивным, то есть юридическим фактом, который необходим для прекращения (изменения, возникновения) правоотношения, прав и обязанностей между сторонами»2.

Что касается применения последствий недействительности, то сторонники «либерального» направления считают, что даже по действующему российскому законодательству применение реституции совершенно необязательно должно происходить через суд.

Недействительная сделка (и ничтожная, и оспоримая) недействительна с самого начала, поэтому исполнение по ней сразу порождает за собой реституционное обязательство: обязанность вернуть исполненное обратно. Исполнение этого реституционного обязательства

1              Шестакова Н.Д. Недействительность сделок. СПб: Издатель

ство «Юридическийцентр Пресс», 2001. С 17-18.

2              Шестакова Н.Д. Указ. соч. С. 18.

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕНЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХСДЕЛОКНАНИЧТОЖНЫЕИОСПОРИМЫЕ

может иметь место как на добровольной, так и на принудительной основе через обращение в суд.

Таким образом, судебная реституция - это лишь один из видов реализации реституционного притязания, являющийся одним из способов судебной защиты гражданских прав. Однако реституционное притязание само по себе может быть реализовано и в добровольном порядке, если стороны готовы это сделать и у них нет спора относительно состава и размера встречных предоставлений.

Как указывал Е. А. Крашенинников, «право на иск, или, что одно й то же, притязание, - это охранительное право требования, обязывающее определенное лицо к совершению известного действия и обладающее способностью подлежать принудительному осуществлению юрис-дикционным органом*1.

О нелепости установления обязательного судебного порядка реализации притязания Е. А. Крашенинников писал: «Следуя трактовке права на иск как «права на принудительное исполнение обязанности должника совершить определенное действие или воздержаться от него», пришлось бы признать, что притязания, которые входят в состав охранительных обязательств, не могут быть удовлетворены должником вне процесса, в то время как ни один здравомыслящий цивилист не станет отрицать того факта» что обязанное лицо по таким притязаниям - деликтным, кондикционным, притязаниям о компенсации морального вреда и т. д. - может исполнить свою охранительную обязанность в добровольном порядке, не доводя дела до суда».

То же самое можно в полной мере сказать и о реституционном притязании, которое также может быть реализовано вне процесса.

К примеру, Н.Д. Шестакова пишет, что «защита прав и законных интересов, нарушенных или оспоренных совершением недействительной сделки, может осу-

1 Крашенинников Е.А. Указ. соч. С. 5. 152

ществляться как в юрисдикционной (в ее общем - судебном порядке), так и неюрисдикционной форме. Так, при совершении ничтожной сделки стороны могут применить последствия ее недействительности самостоятельно, без обращения в суд, возвратив друг другу все полученное по сделке»1.

На наш взгляд, после установления судом недействительности оспоримой сделки то же самое можно сказать и о применении последствий оспоримой сделки.

На сходных теоретических позициях находится Д.О. Тузов, считающий, что реституция - это не санкция за совершение сделки, а «правовое последствие неосновательного предоставления, произведенного по недействительной сделке, а не самой этой сделки и не факта объявления ее недействительной»2. Однако из этих правильных по сути положений Д.О. Тузов делает неожиданный вывод о том, что «для применения последствий исполнения ничтожной сделки, конечно, необходим акт юрисдикциошюго органа»3.

С,другой стороны, сторонники «консервативного» направления считают, что отсутствие обязательного судебного признания оспоримых сделок недействительными и применения последствий их недействительности порождает больше проблем, чем достоинств.

Например, Е. Годэмэ полагает, что устранение системы судебного оспаривания не упрощает систему,

1              Шестакова Н.Д. Указ. соч. С. 148.

2              Тузов Д.О. Реституция в гражданском праве. Автореф. дис. ...

к. ю. н. Томск, 1999. С. 6-7. Отметим, что мы не можем согласиться

с позицией Д.О. Тузова, выраженной в указанной работе (с. 13), со

гласно которой реституция является исключительно последствием

предоставления по недействительной сделке, а не сложного фактиче

ского состава, состоящего не только из предоставления, но также

и из совершения самой недействительной сделки. На наш взгляд, ре

ституционное притязание возникает из совокупности обстоятельств:

совершения недействительной сделки и предоставления по ней.-Су

дебное решение о реституции не порождает, а принудительно осуще

ствляет реституционное обязательство.

3              Тузов Д.О. Иски, связанные с недействительностью сделки.

Теоретический очерк. Томск: «Пеленг», 1998. С. 15.

153

О.В;ТУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕНЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХСДЕЛОКНАНИЧТОЖНЫЕИОСПОРИМЫЕ

а вызывает еще больше,проблем: вместо одной сделки, по поводу которой идет спор, мы получаем две спорные сделки (собственно оспоримая сделка и сделка (волеизъявление) по ее оспариванию), что влечет за собой соответствующее усложнение процедур доказывания и установления недействительности1.

Что же касается возможностей злоупотребления потерпевшей стороны в виде различных угроз и затягивания предъявления иска, то Е. Годэмэ справедливо отмечает, что в германской системе возможности для злоупотребления остаются по сути те же. Потерпевший может заявить другой стороне, что осведомлен о пороках заключенного договора, но до определенного времени он может не делать непосредственного заявления о недействительности, чем искусственно затягивает состояние неопределенности. Поэтому он делает вывод «о практическом преимуществе судебного оспаривания перед оспариванием путем простого заявления»2.

Преимущества судебного оспаривания недействительных сделок кажутся столь очевидными, что многие серьезно считают, что лучший способ упрочить гражданский оборот и защитить его от нарастающего вала недействительных сделок - это.ввести процедуру обязательного судебного оспаривания не только для оспоримых, но и для ничтожных, сделок.,

Так как недействительность многих ничтожных сделок не является очевидной и требует судебного доказывания, эти авторы полагают, что судебное признание недействительности ничтожных сделок в некоторых или даже во всех случаях так же необходимо, как и обязательное судебное признание оспоримых сделок3. По мнению Н.В. Рабинович, «это объясняется тем, что только

1              Годэмэ Е. Указ. соч. С. 200-201.              '  .* .

2              Там же^

3              См.: Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Том I. Часть об

щая. СПб, 1911. С. 711; Рабинович; Н.В. Указ. еоч^ С. 16; Хейфиц Ф.С.

Указ. соч. С. 59.

154

суд или арбитраж могут констатировать наличие условий и предпосылок* согласно закону приводящих в обязательном порядке к недействительности сделки»1.

А. Томилин считает, что появление новых правил о ничтожных сделках, согласно которым они считаются таковыми независимо от признания их ничтожности судом, «привело к большей неопределенности и, следовательно, к снижению стабильности гражданского оборота. Неясность и возможность различного толкования некоторых норм, посвященных ничтожным сделкам, нередко приводят к тому, что должностные лица государственных органов берутся самостоятельно устанавливать факты ничтожности той или иной сделки»2. В конечном счете А. Томилин присоединяется к мнению тех, кто выступает за оспоримость большинства ничтожных сделок, за исключением случаев, прямо указанных в законе.

Оспоримость недействительных (ничтожных) сделок, по их мнению, необходимо закрепить в законе в качестве общего правила. Исключения из этого правила, когда допускается ничтожность недействительной сделки, следует установить в особых случаях по особому закрытому перечню3. По словам Д.М. Щекина, «назрела необходимость усиления частноправового начала при применении институте недействительности сделок. Было бы целесообразно предусмотреть в ГК правило о том, Что сделка считается ничтожной по решению суда, а право иска принадлежит (в отличие от оспоримых) любому заинтересованному лицу*4.

1              Рабинович Н.В. Указ. соч. С. 16.

2              Томилин А. Ничтожные И оспоримые сделки: трудности право

применительной практики // Хозяйство и право. 1998. № 8. С. 108.

3              Зинченко С, Газарьян Б. Ничтожные и оспоримые сделки

в практике предпринимательства // Хозяйство и право. 1997. № 2.

С. 120 и ел.; Анохин В. Недействительность сделок в практике арби

тражного суда // Хозяйство и право. 2001. № 8. С. 88.

4              Щекин Д.М. Налоговые последствия недействительных сде

лок // Ваш налоговый адвокат. Консультации, рекомендации / Под

ред. С.Г. Пепеляева. Вып. 2 (8). М.: Изд. ФБК-Пресс» 1999. С. 19.,

155

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕНЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХСДЕЛОКНАНИЧТОЖНЫЕИОСПОРИМЫЕ

И.Вj Матвеев, рассматривающий практически все недействительные сделки как гражданские правонарушения1, по сути, также приходит к необходимости судебного оспаривания и применения последствий как оспоримых, так и ничтожных сделок.

В связи с этим он указывает, что «судебное аннулирование этого правоотношения2, с применением к нему установленных законом последствий недействительности сделок, влечет за собой появление охранительного правортношения, возникающего в силу судебного решения»3. Поэтому «реституционное обязательство возникает только в силу судебного решения. Эта обязанность носит принудительный характер и обеспечена действиями судебных приставов-исполнителей».

В признании недействительных сделок гражданскими правонарушениями, а также установления в судебном порядке этих правонарушений и применения санкций юридической ответственности (то есть последствий недействительности сделок) И. В. Матвеев видит верный путь к сокращению количества недействительных сделок и созданию условий для их превенции4.

Таким образом, обязательный судебный порядок признания недействительности сделок и применения последствий этой недействительности в юридической литературе постепенно перестал рассматриваться как неотъемлемый признак оспоримых сделок.

Представители «консервативного» направления выступают за распространение этого порядка практически на все виды недействительных сделок. Представи-

1Что само по себе является ошибочным (см. подраздел 1.1.3 на

стоящей работы).

2То есть правоотношения, возникающего из недействительной

сделки. При этом какой-либо разницы между ничтожными

и оспоримыми сделками в дранном случае И.В. Матвеев не проводит.

3              Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок.

М.: ООб Издательство «Юрлитйнформ», 2002. С. 19.

4Там же. С. 4.

тели «либерального» направления, наоборот, являются сторонниками отмены обязательного судебного порядка признания оспоримых сделок недействительными, а также рассматривают действующее гражданское законодательство как не исключающее внесудебного порядка применения последствий недействительности сделок.

Признавая определенные достоинства судебного признания недействительности сделок, мы тем не менее присоединяемся к сторонникам «либерального» течения, считая их взгляды наиболее теоретически и практически обоснованными.

<< | >>
Источник: Гутников О.В.. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. - М.: Бератор-Пресс,2003. - 576 с.. 2003

Еще по теме 2.2.2. Сближениеоспоримыхиничтожныхсделок:

  1. 2.2.2. Сближениеоспоримыхиничтожныхсделок
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -