<<
>>

Параграф 1. Право на наименование юридического лица

1. Как любой гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем (п. 1 ст. 19 ГК РФ), так и каждое юридическое лицо вступает в общественные отношения не обезличенно, а под собственным, только ему принадлежащим наименованием.

Так, действующее гражданское законодательство обязывает любое юридическое лицо иметь свое наименование (п. 1 ст. 54 ГК РФ). Однако, следует отметить, что в соответствии со спецификой правосубъектности юридического лица к его наименованию применяются совершенно иные правила, нежели к имени гражданина.

Право на наименование юридического лица является неотъемлемым субъективным правом организации и сопровождает ее на всем протяжении ее существования - с момента создания и до момента ее ликвидации.

Одновременно, обязанность наличия наименования у любого юридического лица обусловлена прежде всего необходимостью выделения конкретной организации из всей массы существующих юридических лиц, которая возникает в самых различных ситуациях. Конкретное наименование, присущее только определенному юридическому лицу, в совокупности с иными средствами индивидуализации позволяет выполнить эту задачу. В наиболее общем плане, под наименованием юридического лица понимается «имя» организации, закрепленное в ее учредительных документах, под которым она участвует в хозяйственной и иной деятельности.

Формулируя общее правило о наименовании юридического лица, законодатель ограничивается лишь установлением императивного правила о необходимости указания в наименовании организационно-правовой формы юридического лица (п. 1 ст. 54 ГК РФ), а в некоторых случаях и иных характеристик организации (предмет деятельности, собственник имущества т.д.). В остальном же юридическому лицу предоставлена определенная свобода действия при формировании собственного наименования. При этом следует отметить, что в законодательстве отсутствует четкое определение данного объекта интеллектуальной собственности, а также основные требования к его содержанию. Поэтому сформулировать понятие наименования юридического лица и его основные характеристики возможно только на основе анализа целого ряда нормативных актов, содержащих положения об этом объекте.

Ведя речь о наименовании юридического лица, следует заметить, что действующее российское законодательство связывает специфику правового режима наименования и соответственно предъявляемые требования к нему с принадлежностью организации к определенному виду юридических лиц. Так, ст. 54 ГК РФ закрепляет положение, согласно которому коммерческие организации должны иметь фирменное наименование (фирму), а некоммерческие - наименование соответственно. В основе деления всех юридических лиц на указанные виды лежит основная цель их деятельности. Так, коммерческими организациями признаются юридические лица, ^ преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей

деятельности, а к числу некоммерческих относят те организации, которые не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками (п. 1 ст. 50 ГК РФ). Теоретически, можно вести речь о двух разновидностях наименования юридического лица, > которыми являются фирменное наименование коммерческих организаций

(фирма) и наименование некоммерческих организаций.

Однако, думается, что данное деление весьма условно, поскольку различий в правовом режиме фирменных наименований и наименований некоммерческих организаций на порядок меньше, нежели сходства. Кроме того, несмотря на установление ^ законодательного ограничения распределять полученную прибыль между

участниками, некоммерческие организации являются полноправными участниками предпринимательской деятельности и в вопросах использования и охраны собственного наименования заинтересованы не меньше коммерческих организаций.

Общие правила о наименовании юридического лица базируются на ряде следующих основных положений. Во-первых, юридическое лицо может иметь только одно наименование, зафиксированное в его учредительных документах (п. 2 ст. 52, п. 3 ст. 54 ГК РФ). При этом в гражданском обороте может использоваться как полное, так и сокращенное наименование организации, которое должно быть закреплено в его учредительных документах.

Во-вторых, это принцип истинности наименования юридического лица применяемых в отношении всех организаций. В общем виде сущюсть данного принципа заключается в том, что наименование должно соответствовать подлинному имени предпринимателя. Этот принцип характерен для торгового законодательства большинства стран романо-германской правовой семьи, в том числе и для России. Так, еще в 1913 г. Шершеневич Г. Ф. указывал, что при возникновении торгового предприятия соблюдается принцип истинности, т. е. требуется соответствие фирмы с гражданским именем, фамилией торговца. Думается, что сформировавшееся первоначально как принцип истинности по отношению только к фирменному наименованию, рассматриваемое положение на данный момент трансформировалось в общий принцип истинности наименования юридического лица, применяемый в отношении всех организаций. В действующем российском законодательстве да проявляется следующим образом:

I) Наименование юридического лица должно в обязательном порядке содержать указание на его организационно-правовую форму (п. 1 ст. 54 ГК РФ). Традиционно организационно-правовая форма юридического лица трактуется как совокупность конкретных признаков, объективно выделяющихся в системе общих признаков юридического лица и существенно отличающих данную группу юридических лиц от всех остальных. Указание организационно- правовой формы в наименовании выполняет прежде всего определенную информационную функцию в отношении всех остальных участников гражданского оборота. 2)

Для некоторых видов коммерческих организаций помимо указания организационно-правовой формы требуется фиксация в наименовании также имен (наименований) их участников. Так, наименование полного товарищества должно содержать либо имена (наименования) всех его участников, либо имя (наименование) одного или нескольких участников с добавлением слов «и компания» (п. 3 ст. 69 ГК РФ). Аналогичное правило применяется и в отношении товарищества на вере (коммандитного товарищества), но в этом случае требуется указание только таких его участников как полные товарищи (п. 4 ст. 82 ГК РФ). Законодатель пошел еще дальше, закрепив в абзаце 2 п. 4 ст. 82 ГК РФ, что если в фирменное наименование товарищества на вере включено имя вкладчика, то такой вкладчик становится полным товарищем.

Принятие рассмотренных выше норм объясняется прежде всего особенностями правового положения таких участников товариществ как полные товарищи. Во-первых, они несут ответственность по обязательствам юридического лица принадлежащим им имуществом (п. 1 ст. 69, п. 1 ст. 82 ГК РФ)., и, во-вторых, лицо может быть участником только одного полного товарищества или товарищества на вере (п. 2 ст. 69, п. 3 ст. 82 ГК РФ). 3)

Наименования всех без исключения некоммерческих организаций должны содержать указание на характер (предмет) деятельности юридического лица (п. 1 ст. 54 ГК РФ). Законодательное закрепление рассматриваемой нормы в полной мере оправдано только в отношении некоммерческих организаций, которые создаются с главной целью не извлечения прибыли, а для реализации исключительно функций некоммерческого характера (социально-культурных, духовных, управленческих и др.). Возможность распространения на коммерческие организации данной нормы вызывает сомнение, поскольку характер и предмет деятельности юридического лица может с течением времени изменяться.

В-третьих, право на наименование выступает личным неимущественным правом юридического лица. Право на наименование юридического лица состоит в правомочии исключительного пользования в сделках, на вывесках, объявлениях, на бланках, счетах, печатях, в рекламе и т.д.

В-четвертых, действующее российское законодательство момент возникновения исключительного права пользования наименованием юридического лица связывает с моментом государственной регистрации наименования (п. 4 ст. 54 ГК РФ, ст. 4 ФЗ от 08.12.95 г. «О некоммерческих организациях»34).

Рассмотренные выше базовые положения лежат в основе правового регулирования использования и защиты прав на наименование юридического лица. Таким образом, наименование юридического лица представляет собой словесное обозначение. содержащее указание на его организационно-правовую форму юридического лица и указанное в его учредительных документах индивидуализирующее конкретное юридическое лицо среди остальных участников гражданских отношений.

2. Проблема фирменного наименования, являющегося одним из наиболее распространенных и практически значимых вопросов хозяйственной деятельности для коммерческих организаций, становится в процессе происходящих в России экономических перемен актуальной. Об этом свидетельствует и интерес законодателя к данной проблеме в последнее время, проявившийся в принятии ряда законодательных актов, которые в той или иной степени посвящены этому вопросу.

Понятие «фирменное наименование» не является новым для российского законодательства. Термин «фирма» использовался еще в дореволюционном гражданском законодательстве России и представлял собой название торгового

Л

предприятия как обособленного частного хозяйства. Современное российское законодательство рассматривает фирменное наименование как наименование некоторых юридических лиц, а именно коммерческих организаций. В соответствии с п. 4 ст. 54 ГК РФ фирменное наименование должно иметь каждое юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией. Схожее положение содержалось в ст. 29 ГК РСФСР 1964 г. и ст. 149 Основ гражданского законодательства СССР 1991 г35. При этом всегда решение вопроса о том является ли наименование, охрана которого испрашивается, «фирменным наименованием» зависело всецело от государства, где такая охрана испрашивается36, т. е. вопросы квалификации относились только к сфере национального законодательства.

В то же время практика показывает, что зачастую термин «фирма» используется совершенно в ином аспекте. Так, этот термин очень часто употребляется как синоним слов «организация», «юридическое лицо», «предприятие»37. При чем данная ситуация складывается не только на «обиходном» уровне, но и имеет место в законодательной и правоприменительной практике. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к текстам нормативных и правоприменительных актов, в том числе высших органов государственной власти, управления, судебной власти. Таким образом, термин «фирма» в настоящее время не имеет единой смысловой однозначности, в связи с чем, в литературе появляются высказывания о целесообразности отказа от использования в гражданском законодательстве термина «фирма», заменив его на более современное «фирменное наименование»38.

Гражданский кодекс РФ предполагает принятие специального федерального закона о фирменном наименовании, до вступления в действие которого продолжает применяться в части, не противоречащей ГК РФ, Положение о фирме, утвержденное постановлением ЦИК И СНК СССР от 22.06.27 г39. Однако, представляется более оправданным принятие единого законодательного акта, посвященного вопросам правового регулирования как фирменных наименований, так и наименований некоммерческих организаций.

Несмотря на отсутствие в законодательстве четкого определения фирменного наименования следует заметить наличие некоторых требований, предъявляемых к данному объекту. В литературе иногда они именуются признаками или принципами фирмы Так, Сергеев А. П. к числу таких признаков относит следующие: 1) истинность фирменного наименования; 2) исключительность фирменного наименования; 3) постоянство (неизменность) фирменного наименования40.

Истинность фирменного наименования сводится прежде всего к тому, что оно, индивидуализируя конкретное юридическое лицо, попутно всегда предоставляет третьим лицам некоторую информацию. При этом такие сведения должны соответствовать реальному организационно-правовому положению организации. В связи с этим в фирменном наименовании юридического лица должна быть указана его организационно-правовая форма, а в случаях предусмотренных законом и иные характеристики организации и ее деятельности (участники юридического лица, предмет деятельности, собственник имущества).

Необходимость указания организационно-правовой формы в фирменном наименовании зачастую подвергается сомнению. Но именно в этом заключается одно из проявлений принципа истинности «фирмы».

Фирменное наименование унитарных предприятий в обязательном порядке должно содержать указание на характер деятельности и собственника его имущества (п. 1 ст. 54, п. 3 ст. 113 ГК РФ), например, «Муниципальное унитарное предприятие «Муниципальное объединения автобусных предприятий г. Екатеринбурга» (МУП «МОАП»). Кроме того, в фирме унитарного предприятия, основанного на праве оперативного управления, должно быть указание, что оно является казенным (п. 3 ст. 115 ГК РФ). Таким образом, фирменное наименование данной разновидности юридических лиц несет дополнительную информационную нагрузку, сообщая третьим лицам о характере деятельности юридического лица, собственнике его имущества, объеме вещных прав организации, а также особенностях ответственности по своим обязательствам.

Необходимость установления императивного начала об указании в фирменном наименовании коммерческих организаций характера деятельности вызывает большое сомнение. При плановой экономике, когда функциональное назначение юридических лиц было стабильным, это возможно оправданно. Но в условиях рыночных отношений основания для такого рода требований отсутствуют. Коммерческая организация может добровольно по своей инициативе включать в фирменное наименование указание на профессиональную принадлежность, когда это целесообразно ее положению на рынке. Это же может быть целесообразно для отличия от других коммерческих организаций с таким же именем собственным, входящих в одну финансовую группу (холдинг), но занимающихся иными видами деятельности. Однако, в случае включения в фирму организации предмета ее деятельности, он должен соответствовать тем видам деятельности, которые указаны в ее учредительных документах.

Признак истинности фирменного наименования проявляется также и в том. что наименование не должно вводить в заблуждение других участников гражданских правоотношений относительно правового положения его обладателя (п. 7 Положения о фирме). Использование правила истинности фирмы во многом определило существование строго определенной внутренней структуры фирменного наименования, наличие которой также следует относить к обязательным признакам фирмы.

Собственно в структуре фирменного наименования принято выделять два основных элемента: 1) императивный элемент (указание на организационно- правовую форму и иные характеристики юридического лица); 2) собственное название организации. Императивный элемент должно включать любое фирменное наименование в силу прямого указания закона. В литературе эта часть фирменного наименования часто именуется корпусом фирмы41. Требования к императивному элементу довольно четко закреплены в законе и не вызывают каких-либо споров.

Что же касается собственно названия как второго структурного элемента то здесь в полной мере юридическому лицу предоставлена определенная свобода в его выборе. Собственное название (имя) может обозначаться одним или несколькими словами либо словосочетанием, аббревиатурой (например, «МАН»), либо сочетанием слов «предприятие», «компания» и т.д. Как указывает А. П. Сергеев, эта вспомогательная часть включает в себя обязательные и факультативные элементы. Обязательным добавлением является специальное наименование предприятия, его номер или иное обозначение, необходимое для отличия одних предприятий от других. Роль таких наименований чаще всего выполняют различные обозначения (знаки) в виде оригинальных слов (завод «Патра», фабрика «Конфи»), имен собственных (объединение «Алеша»), географических названий (фабрика «Урал»). Другие добавления как-то «универсальный», «центральный» и т.п. относятся к числу факультативных добавлений.

Таким образом, юридическое лицо имеет достаточно широкие возможности в выборе своего фирменного наименования, хотя существуют некоторые ограничения при использовании различных обозначений, о которых нельзя не упомянуть.

Во-первых, существование прямого запрета на указание в фирменном наименовании отдельных видов деятельности при отсутствии у организации соответствующей лицензии. Думается обоснованным является ограничение свободы использования в фирменном наименовании указания на профессиональный статус коммерческой организации, подтверждение которого требует получения от государственных органов специального разрешения (лицензии). Частично это норма уже имеет место в законодательных актах. Так, ч. 4 ст. 7 Закона РСФСР от 02.12.90 г. «О банках и банковской деятельности» в редакции ФЗ от 07.07.95 г', закрепляет правило, согласно которому ни одно юридическое лицо в РФ, за исключением получивших от Центрального Банка России лицензии на осуществление банковских операций, не может использовать в своем наименовании слова «банк», «кредитная организация» или иным образом указывать на то, что данное юридическое лицо имеет ipaeo на осуществление банковских операций. Аналогичное положение зафиксировано и в ст. 5 Закона РФ от 24.06.92 г. «О биржах и биржевой торговле в РФ» в отношении слов «биржа», «товарная биржа». В тоже время такие сугубо профессиональные виды деятельности как аудиторская, медицинская, правовая и ряд других подобной защиты не имеют.

Во-вторых, в законодательстве введены ограничения на использование в фирменном наименовании отдельных слов: «Россия», «Российская Федерация», образованных на их основе слов и словосочетаний (Постановление Верховного Совета РФ от 14.02.92 г. «О порядке использования наименований «Россия», «Российская Федерация» и образованных на их основе слов и словосочетаний в названиях организаций и других структур»3), а также слов «государственный», «федеральный», «муниципальный» (ч. 3 ст. 7 Закона РФ «О банках и банковской деятельности»).

При решении вопроса о возможности такого использования должны быть учтены следующие условия: 1) значимость, характер, масштаб и сфера деятельности организации; 2) положение организации в соответствующей сфере деятельности либо на рынках РФ; 3) производство уникальных, присущих только Российской Федерации видов товаров (работ, услуг); 4) представление интересов России на мировом рынке при осуществлении внешнеэкономической деятельности; 5) наличие оригинального полного и сокращенного названия, позволяющего отличить его от других названий.

Отдельные ограничения касаются возможности использования в фирменном наименовании также названий субъектов Российской Федерации, иных административно-территориальных образований и общеизвестных исторических, ландшафтных и архитектурных сооружений. В частности, п. 3 постановления Правительства РФ от 07.10.96 г. № 1168 «О символике государственных природных заповедников и национальных парков» устанавливает, что использование символики государственных заповедников и национальных парков в наименованиях организаций, в том числе и фирменных, возможно только с разрешения дирекции особо охраняемого природного объекта. Такие ограничения могут быть установлены не только на уровне федеральных органов, но и быть введены субъектами федерации. Так, согласно п. 1 распоряжения Мэра г. Москвы от 16.12.92 г. № 568-РМ «Об использовании наименований «Россия», «Российская Федерация», «Москва», изображений и наименований архитектурных и исторических памятников города Москвы»42, использование наименований «Москва», производных от него и московской символики допускается с разрешения межведомственной комиссии по вопросам создания новых предприятий, организаций, учреждений и уплаты лицензионного сбора.

Возможно ли использование в фирменном наименовании имен собственных? Действующее законодательство прямо не отвечает на данный вопрос, но в тоже время и прямого запрета на такие действия не существует, хотя он должен быть. Думается, что использование в фирменном наименовании обозначений, воспроизводящих имена (фамилии, отчества) любых граждан, независимо являются ли они известными либо нет, возможно только с их согласия. Игнорирование данного положения как следствие приведет к нарушению субъективных прав на указанные нематериальные блага, что является недопустимым и, противоречило бы целям обеспечения защиты этих благ (п. 2 ст. 2, п. 2 ст. 150 ГК РФ). Данное правило должно применяться как в отношении фирменного наименования, так и в отношении иных средств индивидуализации юридического лица и результатов его деятельности.

Также необходимо законодательное закрепление прямого запрета и на использование в фирменных наименованиях обозначений, противоречащих принципам гуманности и морали, оскорбляющих национальные и религиозные чувства граждан.

Необходимость существования рассмотренных выше требований к внутренней структуре фирменного наименования, в частности, к собственному названию юридического лица, продиктована целями обеспечения защиты как субъективных прав третьих лиц, так и государственных, общественных интересов.

Как уже упоминалось, основной функцией фирменного наименования выступает индивидуализация юридического лица. Выполнение этой функции невозможно, если наименование не обладает отличием от наименований других организаций. Отсутствие такого отличия может привести к смешению наименований и, в конечном итоге, невозможности индивидуализации конкретной организации. Последствия этого могут быть самыми негативными- введение в заблуждение широкого круга потребителей, факты недобросовестной конкуренции и т.д. Поэтому фирменное наименование должно обладать новизной, т.е. быть отличным от уже существующих наименований других юридических лиц. Однако сразу напрашивается ряд вопросов: 1) Что понимать под «новизной» фирменного наименования ? 2) Должно ли быть фирменное наименование оригинальным ? Проблема новизны фирменного наименования состоит в определении критериев тождественности или сходства до степени смешения наименований.

Действующее российское законодательство не дает ответа на поставленные выше вопросы, а лишь устанавливает, что юридическое лицо, фирменное наименование которого зарегистрировано в установленном законом порядке, имеет исключительное право его использования (п.4 ст. 54, ст. 138 ГК

\

РФ). Обращение к судебной практике также не дает исчерпывающего ответа на данный вопрос. Так на сегодняшний день единственным актом, затрагивающим данную проблему, является информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.05.92 г. № С-13/ОПИ-122 «Об отдельных решениях совещаний по арбитражной практике»43. Положение, закрепленное в абзаце 5 п. 1 данного письма устанавливает, что «при установлении факта, что одно наименование присвоено различным формированиям, требования истца об изменении ответчиком своего наименования не может быть удовлетворено». Единственный вывод, который напрашивается из указанного положения, состоит в том, что нельзя считать сходными, а тем более тождественными фирменные наименования юридических лиц, имеющих различные организационно-правовые формы. Именно таким образом был разрешен конфликт между екатеринбургским ТОО «Акцепт» и Антимонопольным комитетом РФ по поводу запрета использования наименования «Акцепт» другими юридическими лицами в своих фирменных наименованиях. Комиссия Антимонопольного комитета РФ установила, что ответчики имеют различные с истцом организационно-правовые формы, а как следствие, отсутствие тождества или сходства до степени смешения фирменных наименований и нарушений исключительного права истца на фирменное наименование. Аналогичным образом был разрешен спор по иску ТОО «Мосаудит» к Центру экономической экспертизы и аудиторских услуг «Мосаудит» о запрете использования в своем наименовании слова «Мосаудит»44.

Указанный выше подход к решению проблемы новизны фирменного наименования является, на первый взгляд, довольно простым и удобным, но вряд ли полностью приемлемым, поскольку в целом не решает возникшую проблему. Так, А. П. Сергеев отмечает, что последовательная его реализация не обеспечивает на практике достижение целей должной индивидуализации участников оборота, особенно в тех случаях, когда они выступают в нем под оригинальным названием45. Различие организационно-правовых форм не может быть единственным решающим фактором при решении вопроса о тождестве или сходстве фирменных наименований, и тому имеются следующие аргументы: 1)

На практике участники гражданского оборота в первую очередь обращают внимание не на организационно-правовую форму, а на собственное название организации, поскольку именно оно несет основную смысловую нагрузку; 2)

В фирменном наименовании защите прежде всего подлежат такие элементы как словесный (семантический) и звучание (фонетический). Они могут защищаться как совокупно, так и отдельно. Например, названия финского производителя бытовой техники «ASKO» и страховой компании «АСКО» пишутся различно, а звучат одинаково46; 3)

В пределах узкого географического района возможно дублирование фирменных наименований в силу распространенного использования в собственных названиях одинаковых составляющих (например, «информ», «инвест») либо слов, различных по написанию, но по звучанию довольно сходных (например, «Дриада» и «Триада», «Бриз» и «Приз»).

Конечно же, новизну фирменного наименования нельзя трактовать в том же аспекте как в отношении других объектов интеллектуальной собственности (Изобретение, промышленный образец, полезная модель, товарный знак). Абсолютная новизна, оригинальность фирменного наименования в данном случае невозможны и не предусматриваются действующим законодательством.

Представляется, что для решения вопроса о тождестве или степени сходства фирменных наименований следует использовать не один единственный критерий, а некоторую их совокупность. Анализ существующих в литературе на этот счет мнений47 позволяет выстроить следующую систему критериев: -

организационно-правовая форма;

предмет деятельности организации (профессиональная сфера деятельности). Если при наличии спора между юридическими лицами будет установлено, что сферы их предпринимательской деятельности достаточны далеки друг от друга и не пересекаются, это означает, что они обслуживают различный контингент потребителей и прямой конкуренции здесь быть не может; -

территориальная сфера деятельности юридического лица. Так, интересы организаций, имеющих сходные наименования, могут не пересекаться, если территории их предпринимательской деятельности достаточно удалены друг от друга; -

степень известности юридического лица среди потребителей и предпринимательских кругов. Данный фактор играет немаловажную роль в разрешении споров об исключительности прав на фирменное наименование; -

наличие зарегистрированного на имя юридического лица товарного знака или знака обслуживания.

Таким образом, вопрос о сходстве фирменных наименований должен решаться в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств, включая рассмотренные выше факторы. Но этим не ограничивается признак новизны (отличительности) фирменного наименования. Думается, сюда же следует отнести и вопрос о сходстве фирмы с существующими средствами индивидуализации продукции (товаров, работ и услуг), к числу которых относятся товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара. Как быть в ситуации, когда фирменное наименование полностью или частично воспроизводит товарный знак (знак обслуживания), исключительные права на который принадлежат другому лицу и наоборот?

Закон РФ от 23.09.92 г. «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товара»48 (далее - Закон РФ «О товарных знаках...») закрепляет, что «не регистрируются в качестве товарных знаков обозначения, воспроизводящие известные на территории Российской Федерации фирменные наименования (или их часть), принадлежащие другим лицам, получившим право на эти наименования ранее даты поступления заявки на товарный знак в отношении однородных товаров» (п. 2 ст. 7 Закона РФ «О товарных знаках...»). Но такая формулировка не вносит полной ясности по данной проблеме и, в свою очередь, вызывает ряд дополнительных вопросов. Весьма обоснованными в этом случае являются следующие замечания А. Д. Корчагина по ряду моментов. Что понимается под «известностью фирменного наименования», будет ли факт государственной регистрации являться единственным критерием, либо будет использоваться дополнительный инструментарий. Далее, указание о праве на фирменное наименование в отношении однородных товаров (услуг). Как показывает анализ учредительных документов различных организаций сфера их деятельности заявляется очень широко, практически любой указанный в заявке на регистрацию товарного знака (знака обслуживания) товар (услуга) попадает под определение «однородного товара»49.

Фактически рассматриваемая норма Закона РФ «О товарных знаках...» отдает приоритет правовой охране товарных знаков (знаков обслуживания) перед фирменными наименованиями. Так, отмечает А. Брызгалин, если товарный знак, который совпадает с фирмой одного предприятия, был зарегистрирован, то по смыслу Закона РФ «О товарных знаках...» это предприятие имеет право требовать запрета использовать аналогичное название фирмы в отношении других предприятий, независимо от того, когда были зарегистрированы эти фирменные наименования у других50.

Представляется, что решение данной проблемы должно базироваться на следующих отправных пунктах:

1) фирменное наименование и товарный знак - это равновеликие средства индивидуализации, предусмотренные действующим российским законодательством и ст.ст. 6 и 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 г.; 2)

российское законодательство трактует фирменное наименование и товарный знак как средства индивидуализации юридического лица и результатов его деятельности соответственно, не предоставляя тому или иному объекту каких-либо правовых преимуществ (ст. 138 ГК РФ); 3)

фирменное наименование — необходимый атрибут делового оборота, который, выступая в качестве средства индивидуализации юридического лица, служит также опосредованно и целям отличия товаров, работ и услуг одного предпринимателя от аналогичных товаров, работ и услуг другого предпринимателя. Товарный знак — обозначение, способное отличать товары, работы и услуги одного лица от однородных товаров, работ и услуг другого лица. Оба объекта являются непременными элементами рынка и служат как коммерческим целям их владельца, так и потребительским интересам общества. Во многих случаях фирменное наименование в последующем регистрируется в качестве одного или нескольких товарных знаков, а иногда товарный знак в последующем входит в фирменное наименование его владельца.

Думается, юридически некорректным предоставление правовой защиты товарным знакам, воспроизводящим чужие фирменные наименования, независимо от их степени известности, владельцы которых имеют исключительные права на их использование. В то же время недопустимым выступает факт даже частичного воспроизведения в фирменном наименовании одного юридического лица товарного знака (знака обслуживания), ранее зарегистрированного на имя другого лица, если речь идет об организациях, выпускающих однородные товары, оказывающих однородные услуги.

В этом случае более приемлемой будет следующая редакция абзаца 2 п. 2 ст. 7 Закона РФ «О товарных знаках...»: «Не регистрируются в качестве товарных знаков обозначения, воспроизводящие фирменные наименования, принадлежащие другим лицам, право на которые возникло ранее даты

поступления заявки на товарный знак в отношении однородных товаров».

Помимо рассмотренных признаков фирменного наименования следует выделить признак неизменности фирмы. Данный признак иногда еще именуется как принцип постоянства фирмы, сущность которою заключается в неизменности фирменного наименования в течение всего времени, пока пользующийся ею предприниматель сохраняет свой организационно-правовой статус51. Положение о том, что произвольное и не обусловленное переменой правового статуса изменение фирменного наименования не допускается, не является в полной мере бесспорным. Безусловно с тезисом, что в сохранении названия организации в равной степени заинтересованы как владелец, так и все другие участники оборота, в том числе и потребители и государство, следует согласиться. Однако, следует констатировать и тот факт, что к изменению фирмы может привести не только перемена организационно-правовой формы юридического лица.

Так, изменение характера (предмета) деятельности, если он должен в обязательном порядке указываться в фирменном наименовании, повлечет за собой изменение последнего (например, отзыв у банка лицензии на право осуществления банковской деятельности). Это в полной мере касается не только банков и иных кредитных учреждений, но и унитарных предприятий.

Далее, это возможность изменения наименования в силу факта сходства последнего с фирменным наименованием другого юридического лица, осуществляющего аналогичный вид деятельности. Данное действие также никоим образом не связано с изменением организационно-правовой формы.

Другим основанием для изменения фирменного наименования может быть факт выбытия из состава участников полного товарищества, товарищества на вере одного из участников (полного товарища), имя (наименование) которого указано в фирме данного юридического лица.

Поскольку в фирменном наименовании могут использоваться обозначения, воспроизводящие наименования населенных пунктов, других географических объектов, то изменение последних может повлечь соответственно и изменение наименования организации (п. 7 Положения о фирме).

Вопрос о произвольном изменении (например, изменение наименования на более соответствующее осуществляемой деятельности организации) фирменного наименования остается открытым, так как действующее законодательство не содержит каких-либо запретов в этом вопросе. Запрет на такие действия в законе отсутствует. Исходя из принципа дозволительной направленности гражданско-правового регулирования, одним из проявлений которого является возможность субъектов гражданского права совершать любые действия, не запрещенные законом, можно сделать вывод о допустимости изменения фирменного наименования. Об этом же свидетельствует и правоприменительная практика (например, изменение фирменного наименования «Каринатбанк» на «Русский Банк Развития», «Юлиан-банк» на «Алмаззолото банк»52). Из этого следует, что такого рода действия допустимы с учетом некоторых требований, предъявляемых законодательством в таких случаях. Суть их выражается в следующем.

Изменение фирменного наименования должно быть отражено в учредительных документах юридического лица, что, в свою очередь, подлежит обязательной государственной регистрации в государственных органах. Однако, этого думается недостаточно. За этим должно в обязательном порядке следовать письменное уведомление всех кредиторов и должников данного юридического лица, а также соответствующая публикация в средствах массовой информации.

Следствием изменения фирменного наименования является возникновение у коммерческой организации обязанности произвести переоформление лицензий на осуществляемую деятельность. К примеру, в случае внесения, касающегося своего наименования страховая организация должна переоформить лицензию (п. 4.6. Условий лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации, утвержденных приказом Госстрахнадзора от 12.10.92 г. № 02-02/453).

Для некоторых коммерческих организаций для изменения своего фирменного наименования необходимо получение согласия со стороны государственных органов. Так, согласно п. 98 Инструкции Центрального Банка России от 27.09.96 г. № 49 «О порядке регистрации кредитных организаций и лицензировании банковской деятельности» предполагаемое новое наименование кредитной организации должно быть предварительно согласовано с Банком России. При этом производится публикация соответствующей информации в «Вестнике Банка России» (п. 103 Инструкции).

Возможность изменения фирменного наименования с учетом рассмотренных требований, тем не менее, не исключает принципа постоянства фирменного наименования, а скорее является своего рода исключением из общего правила. Актуальность признака неизменности фирмы заключается прежде всего в том, что в стабильности фирменного наименования заинтересованы все субъекты гражданских правоотношений.

Подытоживая вышеизложенное фирменное наименование можно определить как словесное обозначение коммерческой организации, содержащее указание на ее организационно-правовую форму, отвечающее требованиям истинности. исключительности и постоянства, и служащее целям индивидуализации юридического лица среди других участников гражданских правоотношений.

3. Российское законодательство, с одной стороны, устанавливает юридическую обязанность коммерческих организаций иметь фирменное наименование (п. 4 ст. 54 ГК РФ), с другой стороны, закрепляет исключительное право (субъективное право) юридического лица на его использование.

В общем виде право на фирменное наименование представляет собой юридически обеспеченную меру возможного поведения юридического лика. выражающуюся в использовании фирменного наименования в своей хозяйственной и иной деятельности.

Прежде чем перейти к характеристике конкретных форм реализации данного права, следует обратить внимание на некоторые особенности правовой природы этого субъективного права.

Традиционно право на фирменное наименование относится к числу личных неимущественных прав54. Это положение является полностью оправданным, вследствие того, что само фирменное наименование представляет собой благо нематериальное. Характерная черта права на фирму его неотчуждаемость, неотделимость от носителя. Действительно, являясь необходимым средством индивидуализации юридического лица, фирменное наименование органически связано с самой «личностью» организации и сопровождает ее на протяжении всего времени существования последней во всех общественных отношениях. Как указано Президиумом высшего Арбитражного Суда РФ в Информационном письме от 25.12.98 № 37: «наименование является формальным неотъемлемым признаком юридического лица, изменяемым установленным порядком» (п. 18). Так, следует согласиться с мнением Г. Е. Авилова, В. О. Калятина , что фирменное наименование должно быть признано неотчуждаемым объектом гражданских прав, а переход права на фирменное наименование к покупателю предприятия не может иметь место, как предусматривает ст. 132 ГК РФ.

Неотчуждаемость как одна из особенностей права на фирменное наименование вытекает прежде всего из функционального назначения данного средства индивидуализации. Фирменное наименование в данном случае выступает как «имя» определенного субъекта гражданских отношений, поэтому оно «неотделимо» от своего носителя, в данном случае юридического лица, что следует рассматривать как установленное законом правило. И в этом аспекте оно сопоставимо с правом физического лица на собственное имя.

Предусмотренную действующим законодательством возможность перехода права на фирменное наименование в связи с продажей предприятия в соответствии со ст. 132 ГК РФ необходимо рассматривать лишь как исключение из общего правила. Никаких иных, кроме этих специально предусмотренных случаев, когда организация может каким-то иным образом произвести передачу права на свое фирменное наименование не закреплено законом. Так, в отличие от других объектов интеллектуальной собственности, которые, как правило, могут свободно передаваться другим субъектам гражданских отношений, фирменное наименование не может быть каким-то иным образом отчуждено, кроме как в случае продажи предприятия.

Использование фирменного наименования на основании договора коммерческой концессии нельзя рассматривать еще как еще одно доказательство отчуждаемости права фирменное наименование. В данном случае собственно отчуждения исключительного права на указанное средство 0- индивидуализации не происходит, правообладатель фирменного наименования

не изменяется и сохраняет свое право в полном объеме.

Наиболее очевидна связь фирменного наименования с деловой репутацией коммерческой организации. По мере применения фирменное наименование приобретает все большую известность в кругах контрагентов, становится узнаваемым в массе других наименований, тем самым обеспечивая соответствующую деловую (профессиональную) репутацию своего носителя.

Личные неимущественные права характеризуются отсутствием имущественного содержания, нетоварностью. Это относится и к фирменному наименованию, но при этом следует отметить наличие его определенной * экономической ценности для юридического лица. Так, нарушение

исключительного права на фирму зачастую вызывает имущественно-правовые последствия для юридического лица. Возможна ли стоимостная оценка фирменного наименования? Законодательство допускает это. Так, п. 3 совместного приказа Роспатента РФ и Министерства науки и технической политики РФ от 13.03.95 г., которым утвержден «Порядок включения объектов интеллектуальной собственности в состав нематериальных активов»', закрепляет, что в состав нематериальных активов с указанием их стоимости включаются в качестве учетных единиц права на объекты интеллектуальной собственности, если они используются в хозяйственной деятельности с получением дохода. Однако, в перечне таких объектов интеллектуальной собственности, закрепленных в данной норме, фирменное наименование отсутствует, но при этом сам перечень не носит исчерпывающего, закрытого характера.

В тоже время действующее российское законодательство закрепляет возможность в качестве одного из правомочий коммерческой организации возможность передачи на основании договора коммерческой концессии права на использование принадлежащего ей фирменного наименования за определенное вознаграждение (ст. 1027 ГК РФ). Следовательно, использование права на фирму в хозяйственной деятельности также может приносить доход. Отсюда следует вывод о том, что право на фирменное наименование также может и должно в этом случае включаться в состав нематериальных активов и в этом случае подлежит имущественной оценке. Она производится и при включении фирменного наименования в уставный капитал юридического лиц^.

Право на фирменное наименование носит характер исключительного субъективного права (п. 4 ст. 54, ст. 138 ГК РФ). Под исключительным правом понимается субъективное право, обеспечивающее их носителю совершение всех дозволенных законом действий с одновременным запрещением всем третьим лицам совершения указанных действий без согласия правообладателя3. Исключительное право на использование фирменного наименования означает, что только сам владелец - коммерческая организация может использовать данное фирменное наименование. Все третьи лица не вправе этого делать, они могут осуществлять его использование только с разрешения правообладателя, иначе их действия неправомерны. Исключительность субъективного права характерна, как правило, для всех объектов интеллектуальной собственности, в том числе и для фирменного наименования. Нематериальные объекты, к ^ которым и относится фирменное наименование, вообще могут защищаться

только с помощью исключительных прав. Именно путем признания за субъективным правом на использование фирменного наименования исключительного характера возможно обеспечение реальной защиты прав юридического лица на фирму. Право исключительного пользования распространяется не только на полное, но и на сокращенное фирменное наименование при том условии, что последнее включено в состав полного фирменного наименования (ч. 2 ст. 7 Положения о фирме).

Исключительный характер права на фирменное наименование обусловливает также и его абсолютный характер, который проявляется в отсутствии точной определенности круга обязанных лиц, противостоящих правообладателю. Обязанность, соответствующая абсолютному праву, всегда # состоит в воздержании от совершения действий, ущемляющих абсолютное

право. Так, нарушителем абсолютного права может оказаться любое лицо, закон защищает данное субъективное право от всякого и каждого, т. е. неопределенного круга лиц. Иными словами, фирмовладельцу противостоит не какое-либо конкретное лицо, обязанное совершить или, наоборот, воздержаться от каких-либо действий, а все третьи лица, на которых лежит обязанность не нарушать право на фирму и не препятствовать фирмовладельцу в осуществлении его правомочий55.

Важным аспектом в характеристике права на фирменное наименование выступает основание его возникновения. Пункт 4 ст. 54 ГК РФ устанавливает ^ императивное правило, согласно которому юридическое лицо, фирменное

наименование которого зарегистрировано в установленном законом порядке, имеет исключительное право его использования. Таким образом, для

' Юридический энциклопедический словарь. /Под ред. Сухарева А. Я., М., 1987. С.9

возникновения такого права требуется прохождение специальной государственной регистрации, т. е. законодатель избрал регистрационную систему защиты исключительного права на фирменное наименование. Но история развития законодательства о фирменном наименовании показывает, *

что такое решение этой проблемы не является традиционным для российского законодательства.

Впервые в Российской Федерации такой подход к решению вопроса о моменте возникновения исключительного права на фирму появился «на свет» в 1991 году с принятием Основ гражданского законодательства СССР (ч. 2 ст. 149). До этого времени действующее Положение о фирме 1927 года связывало возникновение исключительного права на фирму с моментом фактического пользования фирмой, при условии соответствия ее требованиям законодательства, устанавливая при этом, что фирменное наименование, не подлежит особой регистрации, независимо от регистрации предприятия (п. 10). Аналогичное правило содержалось и в гражданском законодательстве дореволюционной России56. Какими же обстоятельствами вызвано изменение *

похода к решению этого вопроса ?

Объективно это вызвано, прежде всего, резким увеличением количества юридических лиц в конце 80-х — начале 90-х годов. Это, в свою очередь, породило большое количество тождественных или сходных фирменных наименований, поскольку государственная регистрация большинства коммерческих организаций осуществлялась и осуществляется на местном уровне. В качестве еще одной причины можно указать отсутствие полной информации о фирменных наименованиях зарегистрированных юридических лиц, ввиду отсутствия единого Реестра фирменных наименований РФ.

Кроме того, сторонники такого решения вопроса указывают еще на ряд ^ обстоятельств. Во-первых, фирменное наименование не является результатом

творческой деятельности, критерий творчества не входит в число необходимых признаков объекта. Во-вторых, вследствие отсутствия творческого характера возможно воспроизведение фирменного наименования независимо от первого правообладателя1. Все рассмотренные выше причины, в конечном итоге, предопределили такой «шаг» законодателя. При этом нельзя не обратить внимание на ряд спорных моментов. *

На сегодняшний день в Российской Федерации реально отсутствует специальный механизм государственной регистрации фирменных наименований, на который указывает статья 54 ГК РФ. В связи с чем можно сделать вывод о том, что на данный момент регистрация фирменного наименования фактически осуществляется одновременно с государственной регистрацией самого юридического лица путем внесения данных о фирменном наименовании в единый государственный реестр юридических лиц. Такой вывод напрашивается из анализа ст. 51 ГК РФ, которая устанавливает, что данные государственной регистрации, в том числе для коммерческих организаций фирменное наименование, включается в единый государственный реестр юридических лиц, открытый для всеобщего ознакомления. Указанная позиция совпадает с мнением большинства авторов, из этого исходит и *

правоприменительная практика.

В то же время связывание момента возникновения исключительного права на фирменное наименование с фактом его государственной регистрации неизбежно ведет к коллизии норм, в частности, норм международного права и норм национального законодательства России. Обратимся к тексту Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 года3. Статья 8 конвенции закрепляет правило, согласно которому «фирменное наименование охраняется во всех странах Союза без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака». Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 г.

+ 1

Дозорцев В. Исключительные права и их развитие. //Права на результаты интеллектуальной деятельности. М., 1994. С. 27. 2

См., напр.: Гражданское право. Учебник /Под ред. Калпина А. Г., Масляева А. И. М., 1997. С. 82; Гражданское право. Учебник /Под ред. Толстого Ю. К. С.-Петербруг, 1996. С. 116; Гражданское право России. Курс лекций /Под ред. Садикова О. H. М., 1996. С. 57-58; Сулимова Е. Б. Защита фирменных наименований //Патенты и лицензии. 1993. № 7-8; Яновский А. Визитная карточка предприятия 3

Права на результаты интеллектуальной деятельности. Сборник нормативных актов. М., 1994. закрепляет явочную систему возникновения исключительного права на фирму. Налицо противоречие, на которое не раз указывалось в литературе. При этом следует обратить внимание на ряд моментов. Во-первых, общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы РФ (п. 4 ст. 15 Конституции РФ, п. 1 ст. 7 ГК РФ). Во- вторых, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора (п. 2 ст. 7 ГК РФ). Следовательно, как отмечает А. П. Сергеев, в России возникновение права на фирму как у иностранных, так и у российских юридических лиц не может увязываться с фактом специальной регистрации фирменного наименования, как и вообще зависеть в своих признании и охране от подобной ситуации. Именно с такой позиции должны разрешаться споры, возникающие относительно исключительного права использования фирменного наименования.

Однако подобная ситуация с регистрацией фирменного наименования не может считаться нормальной. Выходом из сложившейся ситуации может быть принятие предложения об отказе от правоустанавливающего характера государственной регистрации фирменного наименования и связывание возникновения исключительного права на фирму с началом ее фактического использования в деятельности юридического лица. Сторонники данной точки зрения указывают при этом, что такое решение рассматриваемой проблемы позволит избежать определенных сложностей, которые могут возникнуть при регистрационной системе. Так, отказ от придания регистрации фирменных наименований правоустанавливающего значения во многом избавит от опасности внедрения в рассматриваемую сферу сугубо формальных моментов, которые несовместимы с истинным смыслом законодательства об охране фирменных наименований57.

Предложение об отказе от правоустанавливающего характера регистрации фирменного наименования не означает отрицание самой процедуры государственной регистрации фирмы. Необходимость ее очевидна, так как только с ее помощью можно в полной мере создать единый «банк информации» относительно существующих в Российской Федерации фирменных наименований, что представляет значительную ценность. Именно на основе этих данных должен быть сформирован единый государственный реестр фирменных наименований юридических лиц, о необходимости ведения которого неоднократно ставился вопрос58.

Представляется, что решение вопроса о моменте возникновения исключительного права на использование фирменного наименования рассмотренным выше образом является наиболее оптимальным вариантом в сложившейся ситуации. Но в этом случае следует принять во внимание ряд важных моментов.

Во-первых, исключительное право на фирменное наименование возникает с момента, когда фактически началось использование фирменного наименования, т. е. с момента его введения в гражданский оборот. Реально на практике он обычно совпадает с государственной регистрацией самого юридического лица.

Во-вторых, поскольку исключительное право возникает у первого пользователя, то в случае возникновения конфликта по поводу нарушения данного права обязанность доказывания наличия исключительного права на фирму и факта его нарушения другим лицом возлагается на истца.

В-третьих, устанавливается государственная регистрация фирменного наименования путем внесения его в единый государственный реестр фирменных наименований. Должна ли в таком случае регистрация носить обязательный характер? Думается, что эта процедура должна быть добровольной, носить факультативный характер. Юридическому лицу необходимо предоставить право самому решать вопрос о регистрации своего фирменного наименования, но не обязывать его делать это. При этом обладателя фирмы следует заинтересовать в необходимости прохождения регистрации, стимулировать такие действия. Но такие последствия должны носить процессуальный характер. Результатом государственной регистрации фирменного наименования должно стать установление презумпции исключительного права лица, зарегистрированного в качестве правообладателя. После прохождения регистрации организация должна предполагаться имеющей такое право, если не доказано обратное, т. е. происходит перемещение бремени доказывания на другую сторону.

Продолжая характеристику права на фирменное наименование, следует упомянуть о правомочиях, составляющих данное субъективное право. Конечной целью использования фирмы выступает индивидуализация конкретного юридического лица. Она достигается при помощи совершения различных действий, которые и составляют конкретные формы реализации исключительного права на фирму. Так, во-первых, юридическое лицо может использовать фирменное наименование на вывесках, объявлениях, счетах, бланках и иных документах, печатях. Также может помещать его на товарах, выпускаемых организацией, их упаковке, в рекламе производимой продукции, выполняемых работ и услуг, и т.п. (п. 8 Положения о фирме). С этим тесно связана и обязанность фирмовладельца, закрепленная в п. 9 Положения о фирме, в том, что «каждое заведение предприятия, открытое для доступа публики (магазин, контора и т. п.), должно иметь на видном месте надпись с обозначением полного фирменного наименования». Другая форма реализации указанного права состоит в возможности использовать фирменное наименование при совершении различных сделок и иных юридических действий, не запрещенных законом. Обладая исключительным правом на фирменное наименование юридическое лицо вправе требовать от неограниченного круга третьих лиц воздерживаться от любого рода действий, нарушающих его право, а в случае нарушения обращаться за защитой к органам государства (суд, антимонопольные органы и т. д.). Однако, как отмечают некоторые авторы, фирменное наименование вопреки воле фирмовладельца может упоминаться любыми заинтересованными лицами в средствах массовой информации, различных публикациях, рейтингах, обобщениях правоприменительной практики и т. п. При этом фирменное наименование не должно искажаться, создавать у публики ложного представления об организационно-правовом статусе юридического лица59, о его предмете деятельности и отношениях с третьими лицами. Примером такого использования может служить письмо Росстрахнадзора от 29.07.94 г. № 12/1-04 «О фактах незаконного использования фирменных наименований страховых организаций финансовыми компаниями»60, свидетельствующее о незаконном использовании фирменных наименований страховых организаций финансовыми компаниями не только в рекламе, но и в так называемых «страховых обязательствах», выдаваемых как гарантия вкладчикам денежных средств. Такие действия предпринимались московскими финансовыми компаниями «Арт-финанс» и «Трест АЛД» в отношении соответственно страховых организаций «Транснациональная страховая компания» и «Империя».

Благодаря появлению института коммерческой концессии (франчайзинга) с принятием части второй Гражданского кодекса РФ у коммерческих организаций возникло еще одно правомочие по использованию своего фирменного наименования. Эта передача в пользование фирменного наименования по договору коммерческой концессии. Так, в соответствии со ст. 1027 ГК РФ по договору коммерческой концессии правообладатель обязуется предоставить пользователю за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, с соблюдением ограничений, возложенных на пользователя законом или договором. Предметом договора выступает комплекс исключительных прав, в том числе право на фирменное наименование.

Сторонами договора (правообладателем и пользователем) выступают только субъекты предпринимательской деятельности.

Пользователь по договору франчайзинга выступает в имущественном обороте (юридически) вполне самостоятельно, но в фактических отношениях го своими контрагентами-потребителями как бы одевает «маску» правообладателя, оформляя результаты своей деятельности его атрибутикой (например, фирменным наименованием). Правообладатель, по существу, расширяет границы своего влияния не только без каких-либо затрат, на даже получает прибыль61. Именно так в большинстве случаев действуют под «вывеской» известных иностранных компаний коммерческие организации, предоставляющие услуги в сфере общественного питания, розничной торговли, гостиничных услуг (например, «Макдональдс», «Баскин Роббинс»)62. В силу этого возникает опасность введения в заблуждение потребителей относительно личности производителя товаров, работ, услуг. Поэтому закон обязывает пользователя информировать потребителей наиболее очевидным для них способом о том, что он использует фирменное наименование в силу договора коммерческой концессии (ст. 1032 ГК РФ).

Поскольку потребители получают товары, работы и услуги под «фирмой» правообладателя, на него возлагается обязанность контролировать их качество, а в случае изготовления пользователем продукции (товаров) ненадлежащего качества правообладатель может быть привлечен к солидарной ответственности (п. 2 ст. 1031, ст. 1034 ГК РФ). Одновременно, ст. 1033 ГК РФ предусматривает, что стороны договора вправе установить в соглашении некоторого рода ограничения. Так, правообладатель может взять на себя обязательства не предоставлять аналогичные права третьим лицам либо самому воздерживаться от аналогичной деятельности на данной территории. Со стороны пользователя возможны обязательства об отказе от конкуренции с правообладателем на определенной территории либо об отказе от получения аналогичных прав от конкурентов правообладателя. При этом все названные условия не должны нарушать антимонопольное законодательство.

Неотъемлемой характеристикой договора франчайзинга является необходимость заключения его в письменной форме и регистрации в органах государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности (ст. 1028 ГК РФ).

Продолжая характеристику права на фирменное наименование, следует отметить, что данное право как большинство личных неимущественных прав имеет бессрочный характер, т. е. существует на протяжении неопределенного промежутка времени, пока существует его носитель - коммерческая организация. Прекращает свое действие право на фирму с момента ликвидации юридического лица (ст. 61 ГК РФ). Однако, не только с ликвидацией юридического лица закон связывает возможность прекращения исключительного права на фирменное наименование у организации. Такими основаниями могут выступать и иные обстоятельства, к числу которых можно отнести как правомерные действия юридического лица, так и правонарушения.

Коль скоро у юридического лица имеется право на изменение своего фирменного наименования, о котором речь шла ранее, то с полной степенью уверенности к числу оснований прекращения исключительного права на фирму можно отнести добровольный отказ от права пользования конкретным наименованием с одновременным избранием иной фирмы.

Безусловно, основанием прекращения может выступать и реорганизация юридического лица. Однако, в соответствии со ст. 57 ГК РФ реорганизация может происходить в различных формах. К числу таких форм реорганизации действующее гражданское законодательство относит слияние, присоединение, разделение, выделение и преобразование. Как известно реорганизация связана с прекращением существования одних юридических лиц и возникновением новых. Поэтому принципиальное значение в данном вопросе имеет установление связи между прекращением юридического лица и фирменным наименованием. Влечет ли прекращение юридического лица автоматически прекращением права на фирменное наименование ? Право на фирменное наименование относится к числу личных неимущественных прав, одной из черт которых является неотделимость от личности носителя, а как следствие, невозможность перехода в порядке правопреемства. Отсюда вытекает единственный вывод, что последствием прекращения деятельности организации является прекращение исключительного права на фирменное наименование. Поэтому если реорганизационные мероприятия ведут к прекращению юридического лица, то обязательным последствием должно быть прекращение исключительного права на фирму. Данное правило сформулировано в п. 13 Положения о фирме, закрепляющего, что «право на фирму прекращается с прекращением самого предприятия».

Традиционно считается, что в четырех из пяти форм реорганизации происходит прекращение деятельности юридического лица63. Это имеет место при слиянии, разделении, присоединении и преобразовании. Означает ли данное положение, что вновь созданное юридическое лицо (лица) не вправе избрать в качестве фирмы наименование прекратившей свое существование коммерческой организации. Видимо, нет. Наоборот, в целях защиты интересов как реорганизованного юридического лица, так и других участников гражданского оборота, следует признать право преимущественного пользования таким фирменными наименованием за созданным в ходе реорганизации юридическим лицом. При этом данная организация вправе выбрать для своей индивидуализации иную фирму, тем самым отказавшись от данного права.

Косвенным подтверждением обоснованности указанного положения выступает постановление Верховного Совета РФ от 15.04.93 г. № 4814-1 «О правопреемстве фирменных наименований акционируемых государственных предприятий»64. В соответствии с п. 1 данного постановления устанавливается право сохранения фирменных наименований за государственными предприятиями, осуществившими и осуществляющими свое обязательное акционирование. При этом акционерные общества (товарищества), имеющие фирменные наименования, идентичные фирменным наименованиям таких государственных предприятий, обязаны произвести изменение своих фирменных наименований (п. 2). Целями же принятия данного постановления явились реализация антимонопольной политики и создание условий «здоровой» конкуренции. Однако, представляется некорректным использование в этом случае термина «правопреемство», так как никаких подобных отношений не возникает в данном случае. Действие правил, закрепленных указанным нормативным актом, следует распространять на все отношения, возникающие при такой форме реорганизации как преобразование юридического лица.

Важным моментом выступает дальнейшая судьба фирменного наименования прекратившего деятельность юридического лица при его разделении. Можно согласиться с мнением65, что при разделении организации право пользования прежним фирменным наименованием может быть признано за любым из вновь образованных юридических лиц, если только это не вводит в заблуждение других участников оборота. Вопрос о том, за кем конкретно будет закреплено данное право, должен решаться по соглашению лиц, участвующих в реорганизации. А как быть, если такое соглашение не достигнуто? В таком случае право преимущественного пользования прежним фирменным наименованием следует признавать за тем юридическим лицом, которое сохраняет профиль и территориальную сферу деятельности, прекратившей свое существование коммерческой организации.

Также одним из возможным вариантов может быть появление и нескольких организаций, действующих под одним и тем же наименованием, тождественным прежней фирме, в том случае, если такие юридические лица намерены действовать на разных участках рынка или на разных территориях, и

это не создает затруднений для других участников оборота66.

Как известно, при такой форме реорганизации как выделение юридического лица прекращение деятельности не происходит, но при этом образуется новое юридическое лицо. В этом случае исключительное право на фирму не прекращает своего действия и сохраняется за прежним юридическим лицом.

Прекращение исключительного права на фирменное наименование может связываться и с неправомерными действиями самого владельца фирмы. Так, пользование фирмой может быть прекращено по решению суда ввиду несоответствия ее требованиям законодательства или нарушения охраняемых законом прав и интересов других лиц.

Таким образом, основаниями прекращения исключительного права на фирменное наименование могут быть следующие обстоятельства: 1) ликвидация юридического лица; 2) реорганизация юридического лица, за исключением случаев выделения юридического лица: 3) изменение фирменного наименования (избрание нового наименования); 4) решение суда в связи с несоответствием фирменного наименования требованиям законодательства или нарушения охраняемых законом прав и интересов других лиц

4. Полноправными участниками хозяйственной и иной экономической деятельности, наряду с коммерческими организациями, являются некоммерческие организации. Некоммерческой организацией признается юридическое лицо, не имеющее в качестве основной цели извлечение прибыли и не распределяющее полученную прибыль между участниками (п. 1 ст. 50 ГК РФ). К числу некоммерческих организаций гражданское законодательство относит потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные фовды, финансируемые собственником учреждения и иные организации. Все они выступают в гражданском обороте под своим наименованием.

Правовые нормы, регулирующие отношения по использованию и защите рассматриваемого средства индивидуализации некоммерческих организаций, помимо Гражданского Кодекса РФ, нашли закрепление и в ряде других законодательных актов. К их числу можно отнести следующие федеральные законы: «О некоммерческих организациях» от 08.12.95 г., «О свободе совести и религиозных объединениях» от 19.09.97 г.67, «Об общественных объединениях» от 14.04.95 г.68, «О потребительской кооперации (потребительских объединениях, их союзах)» от 19.06.92 г. в редакции Федерального закона от 13.06.97 г.69 и др.

В соответствии со ст. 4 ФЗ «О некоммерческих организациях» некоммерческая организация имеет наименование, содержащее указание на ее организационно-правовую форму и характер деятельности. Подобная формулировка полностью повторяет положения ст. 54 ГК РФ. Таким образом, в отношении наименований некоммерческих организаций, как и в отношении фирменных наименований, законодатель ограничился лишь установлением обязательных структурных элементов наименования. Поэтому напрашивается вывод о следующей внутренней структуре наименования некоммерческой организации: 1) организационно-правовая форма; 2) характер (цель) деятельности; 3) собственно название организации. Закрепление данного положения соответствует принципу истинности наименования юридического лица, о котором уже ранее велась речь. Использование данного принципа применительно к рассматриваемой категории юридических лиц, думается, вполне оправданно.

В отличие от фирменных наименований действующее законодательство в качестве необходимого элемента наименования некоммерческой организации закрепляет указание на характер (цель) ее деятельности. Указанная особенность обусловлена прежде всего спецификой правовой природы этих юридических лиц, поскольку извлечение прибыли выступает второстепенной целью их деятельности. Так, например, наименование фонда должно содержать сведения о цели фонда (п. 4 ст. 118 ГК РФ). Аналогичные правила установлены и в отношении других некоммерческих организаций.

Для ряда некоммерческих организаций — общественных и религиозных организаций (объединений) установлены дополнительные, весьма специфические требования к характеристике в своем наименовании осуществляемой ими деятельности. В частности, положения ст.ст. 14 и 28 ФЗ «Об общественных объединениях» устанавливают, что общественные организации в наименовании должны указывать территориальную сферу своей деятельности (общероссийская, межрегиональная, региональная, местная). В наименовании религиозных организаций обязательно указание сведений относительно их вероисповедания (п. 8 ст. 8 ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях»).

Определение же собственного названия организации является прерогативой самого юридического лица, но при этом оно должно быть ограничено необходимыми рамками, т. е. должно соответствовать определенным требованиям. Наличие оригинальности названия должно всячески приветствоваться, но не являться императивным требованием. Однако, необходимо установление таких требований, как непротиворечие общественным интересам, принципам 1уманности и морали, недопустимость использования фамилий, имен, псевдонимов граждан без их согласия, назван»! известных в Российской Федерации произведений науки, литературы и искусства без согласия обладателя авторского права или его правопреемников, которые ранее уже рассматривались относительно фирменных наименований.

Частично эти требования уже нашли законодательное закрепление. Так, отказывается в регистрации общественной организации, если ее наименование оскорбляет нравственность, национальные и религиозные чувства граждан (ст.23 ФЗ «Об общественных объединениях»). Другая статья этого же закона содержит запрет на использование в наименовании общественной организации личного имени гражданина без его согласия или согласия его законных представителей (ч. 3 ст. 28). Представляется, что аналогичными положениями следует дополнить ст. 4 Федерального закона «О некоммерческих организациях».

Своего рода исключением из общего правила является возможность использования в наименованиях ряда некоммерческих организаций наименований «Россия» «российский» и образованных на их основе слов и словосочетаний без специального разрешения государственных органов. Это право предоставлено общероссийским общественным объединениям (ст. 14 ФЗ «Об общественных объединениях»), религиозным организациям (п. 5 ст. 8 ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях»). При этом общероссийским общественным объединением признается организация, распространяющая свою деятельность в соответствии с уставными целями на территорию не менее половины субъектов РФ и имеющая в них структурные подразделения. Относительно религиозных объединений такое право предоставлено только тем из них, структурные подразделения которых действовали на территории РФ на законных основаниях на протяжении не менее пятидесяти лет на момент обращения указанной религиозной организации в регистрационный орган.

Далее, следует заметить, что правовой режим наименований некоммерческих организаций во многом аналогичен режиму фирменных наименований. Это объясняется тем, что как и коммерческие организации, некоммерческие организации являются полноправными участниками предпринимательской и иной экономической деятельности, и в целом всего гражданского оборота. Особенности же правового режима их наименований обусловлены в основном целями, для достижения которых они образованы.

Некоммерческая организация обладает исключительным правом на свое наименование. Прежде всего, такой вывод можно было сделать на основе анализа положений ст. 138 ГК РФ. С принятием ФЗ «О некоммерческих организациях» в 1995 году данное положение было зафиксировано в тексте ст.4 этого Закона. При этом важно заметить, что момент возникновения такого субъективного права связан с моментом государственной регистрации некоммерческой организации. Такое положение вполне допустимо в отношении некоммерческих организаций, поскольку не порождает коллизий правовых норм в отличие от фирменных наименований. Законодатель пошел еще дальше, закрепив возможность отказа в регистрации некоммерческой организации в силу несоблюдения некоторых требований, предъявляемых к наименованию. Так, религиозной организации должно быть отказано в регистрации, если в едином государственном реестре юридических лиц зарегистрирована организация с тем же названием (п. 1 ст. 12 ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях»). В отношении общественных организаций также можно указать аналогичные основания отказа: 1) если ранее зарегистрировано общественное объединение с тем же названием на территории, в пределах которой регистрируемое объединение осуществляет свою деятельность; 2) если название общественного объединения оскорбляет нравственность, национальные и религиозные чувства граждан (ст. 23 ФЗ «Об общественных объединениях»).

Таким образом, исключительное право на наименование некоммерческой организации возникает с момента государственной регистрации юридического лица, осуществляемой путем внесения в единый государственный реестр юридических лиц. При этом любое нарушение рассмотренных выше требований относительно структуры и содержания наименования должно не только влечь отказ в такой регистрации, но и в регистрации самого юридического лица.

Далее, следует констатировать тот факт, что у некоммерческой организации отсутствует возможность передачи исключительного права на наименование по договору коммерческой концессии. Данное положение является следствием признания за некоммерческими организациями специальной правоспособности70.

Подводя итог изложенному о понятии и отличительных особенностях наименования некоммерческой организации, попытаемся сформулировать его определение. Так, наименованием некоммерческой организации является словесное обозначение (включающее указание на организационно-правовую форму, характер деятельности) способное индивидуализировать некоммерческую организацию среди участников гражданского оборота, не нарушая при этом права и законные интересы третьих лиц. Несмотря на некоторые, указанные выше особенности, правовое регулирование использования и охраны некоммерческих организаций основывается на одних и тех же принципах, что и правовой режим фирменных наименований.

Проведенный выше анализ действующего законодательства позволяет определить право на наименование юридического лица как гарантированную законом возможность юридического лица выступать в гражданском обороте под собственным наименованием.

<< | >>
Источник: Дмитриев Владимир Андреевич. Гражданско-правовая индивидуализация юридических лиц и результатов их деятельности / Диссертация / Екатеринбург. 2003

Еще по теме Параграф 1. Право на наименование юридического лица:

  1. § 1. Категория юридическое лицо: генезис, основные теории, сущностные признаки
  2. §1. Определение общих границ юридической категории исключительного права
  3. 5. Должностные преступления по уголовному праву США, Франции и ФРГ
  4. Параграф 1. Понятие гражданско-правовой индивидуализации юридического лица и результатов его деятельности.
  5. Параграф 2. Средства гражданско-правовой индивидуализации юридических лиц и результатов их деятельности
  6. Параграф 1. Право на наименование юридического лица
  7. Параграф 4. Гражданско-правовая охрана прав юридического лица на средства индивидуализации
  8. Параграф 1. Право на товарный знак и знак обслуживания
  9. Параграф 2. Право на наименование места происхождения товара
  10. §3. Унификация и гармонизация законодательства о юридических лицах в рамках Европейских Сообществ.
  11. Юридические лица Понятие юридического лица
  12. 2. Правила документального оформления юридической деятельности
  13. Параграф 1. Понятие гражданско-правовой индивидуализации юридического лица и результатов его деятельности.
  14. Параграф 2. Средства гражданско-правовой индивидуализации юридических лиц и результатов их деятельности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -