<<
>>

Общие правила



В соответствии со ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" специальное нормирование вводится для любых сделок акционерного общества, в том числе для сделок займа, кредита, залога, поручительства, если, как указывает закон, в совершении таких сделок имеется "заинтересованность" следующих лиц: а) члена совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества; б) лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа акционерного общества; в) управляющей организации или управляющего; г) члена коллегиального исполнительного органа акционерного общества; д) акционера общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества; е) лица, имеющего право давать акционерному обществу обязательные для него указания.
Указанные лица признаются заинтересованными в совершении акционерным обществом сделки, а сделка соответственно получает статус заинтересованной с последствием в виде применения специальных правил ее совершения в следующих случаях:
1. Если все они (указанные лица); их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные; аффилированные лица lt;*gt;: а) члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, управляющей организации или управляющего, члена коллегиального исполнительного органа общества, акционера общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества, лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания; б) их супругов, родителей, детей, полнородных и неполнородных братьев и сестер, усыновителей и усыновленных (далее для простоты все названные лица будут именоваться "лицами, названными в п. 1"), являются стороной сделки с акционерным обществом.
--------------------------------
lt;*gt; Здесь закон технически несовершенен. В Законе есть фраза: "...в случаях, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица...". Как понимать значение двойного разделительного союза "и (или)". Понимать это как аффилированность применительно к названным лицам ("они") или только к "их супругам, родителям, детям, полнородным и неполнородным братьям и сестрам, усыновителям и усыновленным"? Кроме того, неясно, как это понимать в контексте слов "акционера общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами...". В частности, значит ли это, что такой союз предполагает ограничение и для этих "его аффилированных лиц"?

Чтобы проиллюстрировать данное правило, приведем примеры из судебной практики. В первом из них (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда от 27 июня 2000 г. N 8342/99) истец (ОАО "Информэнерго") требовал признать недействительным договор купли-продажи части здания и применить последствия недействительности сделки, мотивируя свои требования тем, что член совета директоров ОАО "Информэнерго" (продавца), исполнявший в момент заключения договора обязанности генерального директора этого же общества и выдавший доверенность на подписание договора, вместе со своими аффилированными лицами владел более 20 процентов акций покупателя имущества ООО "Гала-Информ" (ответчика). Суд установил, что этот член совета директоров владел 40 процентами акций АОЗТ "Флэш-Инвест", которое являлось собственником 50 процентов долей в уставном капитале ООО "Товарищество "Флэш" и 50 процентов долей в уставном капитале ООО "Флэш-Маркет".
Последнее в свою очередь владело 50 процентами долей в уставном капитале ООО "Товарищество "Флэш", которое являлось единственным учредителем ООО "Гала-Информ". Президиум поддержал позицию истца, согласившись, что заинтересованное лицо владело со своими аффилированными лицами более 20 процентами долей в уставном капитале ООО "Гала-Информ", являвшемся покупателем в оспариваемом договоре и указал на необходимость при новом рассмотрении дела "дополнительно исследовать обстоятельства, на которые истец ссылался в обоснование наличия заинтересованности в совершении оспариваемой сделки".
В другом деле (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 июля 2001 г. N Ф04/1916-197/А81-2001) рассматривалась следующая ситуация. ОАО "Салехардский рыбоконсервный комбинат" обратилось с иском в суд к предпринимателю Алексиевичу В.И. о признании недействительным договора купли-продажи товарно-материальных ценностей. Суды иск удовлетворили. Одним из оснований для такого решения было то, что ответчик (предприниматель без образования юридического лица) являлся родным братом исполняющего обязанности генерального директора истца, подписавшего договор.
Можно привести и такой пример (Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 9 марта 2000 г. N 144/8). Суд, оценивая заключенный между сторонами (АООТ "Фабрика имени С.И. Балашова" (залогодатель) и ЗАО "САВВА Кемикал ТМ" (залогодержатель)) договор залога, указал, что "из материалов дела следует, что ЗАО "САВВА Кемикал ТМ" на дату заключения договора залога владело более 20% акций АООТ "Фабрика имени С.И. Балашова", т.е. являлось заинтересованным лицом в совершении спорной сделки...".
2. Любое из лиц, названных в п. 1, является выгодоприобретателем в сделке с акционерным обществом. Этот случай более сложен по сравнению с первым. Понятие "выгодоприобретатель" с точки зрения российского законодательства является предельно конкретным lt;*gt;. Оно используется только применительно к двум видам договоров - договору страхования (см., к примеру, ст. 929, 930, 932, 934, 937, 939, 943, 949, 950, 954, 956, 958, 959, 965 Гражданского кодекса, ст. 253, 254, 261, 271, 275, 279, 282, 283 Кодекса Торгового Мореплавания) и договору доверительного управления (ст. 1012, 1016, 1020 - 1022, 1024 Гражданского кодекса, ст. 332 Налогового кодекса и другие акты lt;**gt;).
--------------------------------
lt;*gt; Как справедливо указал М.И. Брагинский, "фигура "выгодоприобретателя" используется в двух из числа поименованных в ГК договорах: доверительного управления и страхования. В обоих случаях выгодоприобретатель - это то третье лицо, о котором идет речь в ст. 430 ГК ("Договор в пользу третьего лица"): не будучи стороной в договоре, связывающем кредитора с должником, он приобретает право требовать исполнения обязательства в свою пользу" (Брагинский М.И. Договор страхования. М.: Статут, 2000. С. 37).
lt;**gt; К примеру, Указания по отражению в бухгалтерском учете организаций операций, связанных с осуществлением договора доверительного управления имуществом, утвержденного Приказом Минфина РФ от 28 ноября 2001 г. N 97н; п. 2.3 Инструкции ЦБ РФ N 63 "О порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями Российской Федерации", утвержденной Приказом ЦБ РФ от 2 июля 1997 г. N 02-287.

Применительно к договору страхования под выгодоприобретателем понимается лицо (ст. 929 Гражданского кодекса), в пользу которого заключен договор страхования (в том числе морского - ст. 253 Кодекса Торгового Мореплавания) и которое имеет право на получение страховой суммы (страхового возмещения) по такому договору. Применительно к договору доверительного управления под выгодоприобретателем понимается лицо, в интересах которого доверительный управляющий осуществляет доверительное управление имуществом, - учредитель управления (ст. 1012 Гражданского кодекса).
Таким образом, п. 2 касается только двух указанных видов договоров, заключаемых акционерным обществом.
В таком нормировании есть определенная проблема: иногда при анализе этого пункта под выгодоприобретателем понимают любое лицо, не являющееся стороной в договоре, но в интересах которого такой договор заключается lt;*gt;. Проанализируем ситуацию с договором залога, когда в соответствии со ст. 335 Гражданского кодекса залогодателем выступает третье лицо, на одном примере из судебной практики (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 июля 2000 г. N Ф08-1543/2000). Сбербанком России (залогодержатель) и АООТ "Дружба" (залогодатель) был заключен договор залога оборудования в обеспечение обязательств ООО "Солнечное" по кредитному договору со Сбербанком России. АООТ "Дружба" обратилось в суд с иском к Сбербанку России о признании указанного договора недействительным, в том числе со ссылкой на то, что указанный договор является заинтересованной сделкой. Суды иск удовлетворили, установив, что от имени АООТ "Дружба" договор залога подписан директором Захарчуком В.В., который вместе с двумя другими членами совета директоров этого общества Шило Н.В. и Салгапаровым А.С. одновременно являлся участником ООО "Солнечное". Суд указал: "...учитывая, что решение о выдаче гарантии принято в интересах ООО "Солнечное" (в обеспечение его обязательств по кредитному договору с банком), судебные инстанции обоснованно признали названных лиц заинтересованными...", а "оспариваемый договор сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность". Данное решение вынесено в соответствии с редакцией ст. 81 Закона, действовавшей до 31 декабря 2001 г., которая, кстати, вообще не предусматривала фигуры выгодоприобретателя, но даже с учетом ныне действующей редакции это решение кажется сомнительным. Суд здесь пошел по пути признания не формальной, а фактической заинтересованности, что в идеале правильно, но не соответствует концепции конфликта интересов, заложенной Законом. Очевидно, закон в части сделок, которые совершаются в интересах третьих лиц, нуждается в корректировке. Любые третьи лица, в интересах которых совершается соответствующее юридическое действие, должны признаваться выгодоприобретателями.
--------------------------------
lt;*gt; К примеру, указывают: "...анализ иных норм законодательства определяет возможность участия лица в качестве выгодоприобретателя при заключении договора в пользу третьего лица" (Практический комментарий к новой редакции Федерального закона "Об акционерных обществах" / Под общ. ред. И.И. Игнатова, П.П. Филимошина. М.: ИНФРА-М, 2002. С. 206), что представляется неверным в силу буквального толкования закона. Сходное мнение высказано Д.А. Макаровым, отмечающим, что "если следовать логике ГК, то выгодоприобретатель есть то лицо, в интересах которого заключена сделка" (Макаров Д.А. Управление акционерным обществом: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 12). Встречаются реальные проблемы и в судебной практике. См., к примеру, следующее дело: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21 декабря 2004 г. N Ф09-4200/04ГК. Показательным является также Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 декабря 2004 г. N КГ-А40/11825-04.

Данная проблема представляется практической также в силу следующих обстоятельств. Законодательство о рынке ценных бумаг позволяет размещать так называемые облигации с обеспечением, под которыми ст. 27.2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" понимает облигации, исполнение обязательств по которым обеспечивается залогом, поручительством, банковской гарантией, государственной или муниципальной гарантией. В случае с облигациями с залоговым обеспечением такое обеспечение может быть предоставлено третьими лицами. При этом п. 2.4.7 Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утвержденных Постановлением ФКЦБ России от 18 июня 2003 г. N 03-30/пс, требует для государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) таких облигаций предоставить в регистрирующий орган копию (выписку из) решения (протокола собрания (заседания)) уполномоченного лица (органа лица, предоставившего обеспечение по облигациям), который одобрил сделку по предоставлению такого обеспечения, при наличии у такой сделки (сделок) признаков сделки, в совершении которой имеется заинтересованность. Такая копия решения (выписка) должна содержать указание кворума и результатов голосования за принятие указанного решения и имен членов совета директоров (наблюдательного совета), голосовавших за его принятие (если оно принято коллегиальным органом). Очевидно, что подобная формулировка может существенно затруднить действия эмитента, поскольку его как бы заставляют принимать решение, которое принимать не нужно.
3. Любое из лиц, названных в п. 1, является посредником или представителем в сделке с акционерным обществом. Понятие представительства установлено ст. 182 Гражданского кодекса. Представительство может быть основано на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления. К примеру, эта ситуация, когда любое из названных выше лиц: на основании доверенности от самого акционерного общества или его контрагента совершает какие-либо сделки с акционерным обществом; совершает от имени и за счет самого акционерного общества или его контрагента с акционерным обществом определенные юридические действия в силу договора поручения (ст. 971 Гражданского кодекса) как поверенный либо юридические и иные действия по агентскому договору как агент (ст. 1005 Гражданского кодекса) lt;*gt;.
--------------------------------
lt;*gt; Эту ситуацию не надо путать с заинтересованностью самого доверителя, которая сохраняется в случае, если сделка совершается от имени и за счет доверителя (см. п. 13 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, утв. информационным письмом Высшего Арбитражного Суда от 13 марта 2001 г. N 62).

Приведем пример из судебной практики (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 30 июля 2002 г. N А64-4438/01-9). Внешний управляющий ОАО "Рассказовский трикотаж" (продавец) обратился в суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи автомобиля, заключенного с ЗАО "ТрикоС" (покупатель). Как следует из материалов, договор был подписан со стороны продавца генеральным директором, а со стороны покупателя - директором, его супругой. Поскольку имело место представительство по закону, такой договор, очевидно, является заинтересованной сделкой.
Сложнее с выявлением случаев посредничества. Закон не дает определение понятию "посредник" (сама эта категория в праве является предметом дискуссий lt;*gt;), указывая только в ст. 182 Гражданского кодекса (в противовес определению "представитель"), что представителем не признается "лицо, действующее хотя и в чужих интересах, но от собственного имени (коммерческие посредники...)". Таким образом, понимание того, является ли конкретное лицо посредником, возможно только исходя из анализа конкретных условий договора. С точки зрения поименованных договоров под такое понятие подпадают комиссионеры (ст. 990 Гражданского кодекса), агенты (ст. 1005 Гражданского кодекса). Кроме того, посредником считается лицо, при посредстве которого совершаются биржевые сделки через товарную биржу (биржевые посредники в соответствии со ст. 9, 10 Закона РФ "О товарных биржах и биржевой торговле": брокерская фирма, брокерская контора, независимый брокер) lt;**gt;.
--------------------------------
lt;*gt; Некоторые авторы, анализируя посредничество, вообще предлагают понимать под ним "не какой-либо институт положительного права, а категорию науки гражданского права..." (Егоров А.В. Понятие и признаки посредничества в гражданском праве // Юрист. 2002. N 1. С. 29). См. также другую работу названного автора: Егоров А.В. К вопросу о понятии посредника при сделках с заинтересованностью // Вестник ВАС РФ. 2002. N 5. С. 120 - 132).
lt;**gt; Следует указать на то, что в налоговом праве под посредником понимается, по сути, любое лицо, оказывающее посреднические услуги, связанные с реализацией товаров и услуг (исключая брокера, которого рассматривает отдельно), что следует из самого Налогового кодекса.
Интересно мнение А.В. Егорова, который, делая общий вывод о "фактическом характере посредничества", отмечает следующее: "...о фигуре посредника не может идти речь при совершении односторонней сделки (например, при выдаче банковской гарантии), так как посредничать можно только при двусторонней сделке (например, при заключении соглашения с банком о порядке и условиях выдачи той же самой банковской гарантии), в которой клиент посредника изъявляет собственную волю; фактическим посредником нельзя признать лицо, на которое возложено исполнение обязательств по заключенной сделке (например, банк, производящий платеж) или которому переадресовано исполнение, так как посредничество происходит только на стадии заключения сделки; о посредничестве нельзя говорить, когда посреднические функции будет исполнять лицо, состоящее в трудовых отношениях с контрагентом общества, так как посредничество осуществляется на основе обязательственного отношения между двумя сторонами - посредником и его клиентом (распорядителем чужого дела и хозяином этого дела соответственно) - и предполагает самостоятельность посредника при осуществлении своих функций; не имеет значения, будет ли фактический посредник действовать на возмездной или безвозмездной основе, осуществлять посредничество профессионально или впервые, так как содержание посредничества как категории науки определяется по предметному характеру деятельности, носит универсальный характер и не имеет строгой привязки к предпринимательскому обороту" (Егоров А.В. К вопросу о понятии посредника при сделках с заинтересованностью // Вестник ВАС РФ. 2002. N 5. С. 129 - 130).

4. Любые из лиц, названных в п. 1, владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке с акционерным обществом.
Данное правило, учитывая конкретизацию закона ("долей, паев"), очевидно, относится к юридическим лицам, которые созданы в форме: а) хозяйственного общества или товарищества (полное товарищество, коммандитное товарищество, общество с ограниченной и дополнительной ответственностью, акционерное общество, в том числе народное предприятие); б) производственного кооператива, в том числе сельскохозяйственного; в) потребительского общества, в том числе сельскохозяйственного потребительского кооператива, кредитного потребительского кооператива граждан, садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения граждан, жилищного и жилищно-строительного кооператива, жилищного накопительного кооператива lt;*gt;.
--------------------------------
lt;*gt; См. также по этому вопросу следующее дело: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12 апреля 2004 г. N Ф09-964/04ГК.

Таким образом, если какое-либо из названных юридических лиц совершает сделку с акционерным обществом, при этом любые из лиц, названных в п. 1, владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) такого юридического лица, то соответствующая сделка квалифицируется как заинтересованная.
В судебной практике встречаются дела с применением указанного правила. Приведем несколько примеров. В одном из дел (Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 14 июня 2002 г. N А19-2395/01-22-20-Ф02-1505/02-С2) суд, оценивая обстоятельства совершения сделки (соглашения об отступном), в результате которой истец лишился права собственности на недвижимое имущество, перешедшее по сделке другой стороне - ответчику, установил, что от имени истца соглашение об отступном было подписано генеральным директором, который "вместе со своими аффилированными лицами владел 100% уставного капитала ответчика". Суд справедливо посчитал, что в силу ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" генеральный директор истца являлся лицом, заинтересованным в совершении сделки, и признал сделку недействительной, установив, что был нарушен порядок ее одобрения.
Можно привести в качестве примера и другое дело (Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24 июня 2002 г. N А79-5478/02-СК2-4683). ОАО "АЗНХ" обратилось в суд с иском к ООО "АЗНХ-АВТО" о признании недействительными трех договоров аренды с правом выкупа, мотивировав иск нарушением требований к порядку совершения заинтересованной сделки. Суд установил, что "оспариваемые договоры... подписаны генеральным директором... являвшимся членом совета директоров ОАО "АЗНХ" и одновременно владевшим 25 процентами... ООО "АЗНХ-АВТО" lt;*gt;. В другом случае (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15 января 2003 г. N Ф04/205-726/А75-2002) рассматривался иск ОАО "Модус" к ЗАО "Сургутсантехмонтажсервис" о признании недействительным договора купли-продажи объектов недвижимости. Суд установил, что со стороны ОАО "Модус" договор был подписан генеральным директором, который в то же время являлся учредителем и генеральным директором ЗАО "Сургутсантехмонтажсервис", владея на момент совершения спорной сделки 75 процентами акций.
--------------------------------
lt;*gt; Аналогичный случай приведен и в Постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11 декабря 2003 г. N Ф09-3603/03-ГК.

В следующем деле (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 3 октября 2002 г. N А68-81/ГП-67/АП-02) рассматривалась такая ситуация. ОАО "Регионгазхолдинг" обратилось в суд с иском к ООО ПСП "Кимовскгазстрой" о признании недействительным договора аренды с правом выкупа газонаполнительной станции, заключенного между ОАО "Тулаоблгаз" и ООО ПСП "Кимовскгазстрой". Суды квалифицировали указанную сделку как заинтересованную в связи с тем, что сын генерального директора ОАО "Тулаоблгаз" владел 50 процентами уставного капитала ООО ПСП "Кимовскгазстрой" на момент заключения между обществами сделки по отчуждению имущества.
Показательно для понимания этого основания такое дело (Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 7 мая 2003 г. N А19-9731/02-17-Ф02-996/03-С2). АООТ "Кежемский КЛПХ" обратилось в суд с иском к ОАО "Целлюлозно-картонный комбинат" о признании недействительным договора купли-продажи имущества путем зачета стоимости продаваемого имущества в счет погашения дебиторской задолженности истца перед ответчиком. Судом было установлено, что ОАО "Братсккомплексхолдинг" является владельцем 69,09 процентов акций АООТ "Кежемский КЛПХ", при этом являясь единственным акционером ОАО "Целлюлозно-картонный комбинат". По мнению суда, в данном случае основанием для признания судом сделки недействительной является аффилированность в соответствии с определением, данным антимонопольным законодательством. Суд отметил, что ОАО "Целлюлозно-картонный комбинат" является аффилированным лицом ОАО "Братсккомплексхолдинг".
5. Любые из лиц, названных в п. 1, занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке с акционерным обществом, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица. Это очень интересное правило, поскольку его применение зависит от типа организации, которая "является стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем" по сделке. В частности, для организаций, построенных по корпоративному типу, встает вопрос о статусе их высших органов управления - собраний (конференций) участников (учредителей).
Возьмем для примера общее собрание акционеров акционерного общества. Предположим, что лицо из названных в п. 1 - член совета директоров акционерного общества одновременно является акционером другого общества, контрагента по сделке, владея всего одной акцией, составляющей сотые доли процента от уставного капитала. Является ли такая сделка заинтересованной по указанному основанию? Если исходить из того, что общее собрание акционеров - орган управления, то наличие статуса акционера, безусловно, приводит к положительному ответу на этот вопрос. Однако ситуация может оказаться более сложной, если анализировать понятие "должность".
Должность - это по сути установленный круг обязанностей по исполнению и обеспечению полномочий соответствующего органа организации (публичной или частной). Применяя терминологию Квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и других служащих (утв. Постановлением Минтруда РФ от 21 августа 1998 г. N 37), должность - это набор квалификационных характеристик, описывающих основные трудовые функции (функциональную направленность и содержание деятельности), круг полномочий и ответственность, требования к объему знаний, которыми должен обладать кандидат или лицо, замещающее такую должность (основные требования, предъявляемые к работнику в отношении специальных знаний, а также знаний законодательных и нормативных правовых актов, положений, инструкций и других руководящих материалов, методов и средств, которые работник должен применять при выполнении должностных обязанностей), требования к квалификации. По логике Трудового кодекса на "должность" можно "избрать" (в результате выборов или по конкурсу), "назначить" или "утвердить" (к примеру, ст. 16 - 19, 59, 70, 77, 83, 275 Трудового кодекса). Акционера никто и никуда не избирает, не назначает, не утверждает - акционером (т.е. лицом, входящим в высший орган управления акционерным обществом) лицо становится после внесения приходной записи по лицевому счету / счету депо. Таким образом, акционер - не набор установленных квалификационных характеристик, не должность.
Этот же вывод относится к участнику общества с ограниченной ответственностью. Очевидно, что статус участника полного товарищества, как и статус полного товарища коммандитного товарищества, не является по смыслу закона "должностью". Хотя закон и позволяет передавать ведение дел таких товариществ только одному полному товарищу, однако он не оперирует формальной категорией "орган управления" применительно к такому товарищу.
Это наиболее простые случаи, а вот как быть с ситуацией, когда члена высшего коллегиального органа управления - собрания участников - все-таки выбирают? Такая ситуация свойственна только одной организационно-правовой форме - кооперативу. Так, ст. 20 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" установлено, что садоводческое, огородническое или дачное некоммерческое объединение вправе проводить общее собрание его членов в форме собрания уполномоченных, число и порядок избрания которых устанавливаются уставом такого объединения (такая же ситуация в соответствии со ст. 19, 23 lt;*gt; Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" и в сельскохозяйственных кооперативах - ст. 17 Закона РФ "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации" lt;**gt;, ст. 41 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах" lt;***gt;). Как думается, применительно к этим организациям, данный пункт работает.
--------------------------------
lt;*gt; "Статья 23. Собрание уполномоченных. 1. В кооперативе, в котором число членов превышает 300 членов, общее собрание членов кооператива в соответствии с уставом кооператива может проводиться в форме собрания уполномоченных. 2. Число уполномоченных устанавливается исходя из числа членов кооператива на конец финансового года. 3. Установленные настоящим Федеральным законом и уставом кооператива положения об общем собрании действительны и в отношении собрания уполномоченных. 4. Уполномоченные избираются открытым или тайным голосованием в соответствии с уставом кооператива, в котором устанавливаются: 1) число членов кооператива, от которых избирается один уполномоченный; 2) срок полномочий указанных лиц; 3) порядок их избрания. 5. Уполномоченные не могут передавать свои полномочия другим членам кооператива".
lt;**gt; "Статья 17. Собрание пайщиков кооперативного участка потребительского общества. Общее собрание уполномоченных потребительского общества. 1. В случаях, когда пайщиками потребительского общества являются жители нескольких населенных пунктов и количество пайщиков велико, в потребительском обществе могут создаваться кооперативные участки, высшим органом которых является собрание пайщиков кооперативного участка. На данном собрании рассматриваются вопросы деятельности потребительского общества и кооперативного участка, а также избираются уполномоченные в порядке и по нормам представительства, определяемым уставом потребительского общества. В таких случаях в потребительском обществе проводится общее собрание уполномоченных потребительского общества".
lt;***gt; "Статья 41. Общее собрание членов кооператива в форме собрания уполномоченных. 1. В кооперативе, число членов которого превышает пятьсот человек, общее собрание членов кооператива в соответствии с уставом кооператива может проводиться в форме собрания уполномоченных. 2. Уполномоченные избираются из числа членов кооператива, не входящих в состав правления кооператива или исполнительных органов кооператива. 4. Уполномоченные избираются на собраниях, которые могут проводиться по месту жительства членов кооператива открытым или тайным голосованием... 5. Уполномоченный может избираться не менее чем от десяти и не более чем от пятидесяти членов кооператива. Минимальное число уполномоченных должно быть не менее чем пятьдесят уполномоченных. 6. Уполномоченные избираются в соответствии с уставом кооператива, в котором устанавливаются: 1) число членов кооператива, от которых избирается уполномоченный, в пределах, установленных частью 5 настоящей статьи; 2) минимальный и максимальный сроки полномочий уполномоченного; 3) порядок избрания уполномоченных (открытым или тайным голосованием с использованием бюллетеней для голосования); 4) возможность досрочного переизбрания уполномоченных. 7. Собрание уполномоченных принимает решения в порядке, предусмотренном для проведения годового общего собрания членов кооператива или внеочередного общего собрания членов кооператива, с учетом положений настоящей статьи. Полномочия уполномоченного подтверждаются копией решения избравшего его собрания. Каждый уполномоченный обладает количеством голосов, равным количеству голосов членов кооператива, интересы которых он представляет. Созыв собрания уполномоченных осуществляется в соответствии с настоящим Федеральным законом в порядке и в сроки, которые предусмотрены для проведения годового общего собрания членов кооператива или внеочередного общего собрания членов кооператива".

Напрашивается вывод о том, что п. 5 не может быть распространен на некоторые органы управления, в частности на общее собрание акционеров, общее собрание участников общества с ограниченной ответственностью. Не распространяется он также и на полных товарищей. Из чего мы и будем исходить при анализе данного пункта, который применительно к разным формам юридических лиц означает, что сделка признается заинтересованной, если физические лица из числа указанных в п. 1 занимают должности:
а) в совете директоров (наблюдательном совете), коллегиальном исполнительном органе (или выполняют функции единоличного исполнительного органа), ученом (научном, техническом, научно-техническом) совете (только для научных организаций), контрольной комиссии (только для народных предприятий) акционерного общества (ст. 103 Гражданского кодекса, ст. 47, 64, 69 Федерального закона "Об акционерных обществах", ст. 10 и 12 Федерального закона "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)", ст. 5 Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике");
б) в совете директоров (наблюдательном совете), коллегиальном исполнительном органе (или выполняют функции единоличного исполнительного органа), ученом (научном, техническом, научно-техническом) совете (только для научных организаций) обществ с ограниченной (и дополнительной) ответственностью (ст. 91 Гражданского кодекса, ст. 32 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", ст. 5 Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике");
в) в собрании уполномоченных сельскохозяйственного производственного кооператива, наблюдательном совете и правлении производственного (в том числе сельскохозяйственного) кооператива (или занимают должность председателя кооператива) (ст. 110 Гражданского кодекса, ст. 14 - 17 Федерального закона "О производственных кооперативах", ст. 19 - 30 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации");
г) в органах управления некоммерческих организаций:
- в постоянно действующем коллегиальном органе управления (с любым названием в соответствии с уставом), коллегиальном исполнительном органе (или выполняют функции единоличного исполнительного органа), ученом (научном, техническом, научно-техническом) совете (только для научных организаций) автономной некоммерческой организации (ст. 28 - 30 Федерального закона "О некоммерческих организациях", ст. 5 Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике");
- в постоянно действующем коллегиальном органе управления (с любым названием в соответствии с уставом), коллегиальном исполнительном органе (или выполняют функции единоличного исполнительного органа), ученом (научном, техническом, научно-техническом) совете (только для научных организаций) некоммерческого партнерства, ассоциации (союза) (ст. 122 Гражданского кодекса, ст. 28 - 30 Федерального закона "О некоммерческих организациях", ст. 5 Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике");
- в совете, правлении и собрании уполномоченных потребительского общества (ст. 15 - 19 Закона РФ "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации");
- в собрании уполномоченных, правлении (или занимают должность председателя кооператива), наблюдательном совете сельскохозяйственного потребительского кооператива (ст. 19 - 30 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации");
- в правлении кредитного потребительского кооператива граждан (или занимают должность директора кредитного потребительского кооператива граждан), в комитете по займам и (или) иных органах в соответствии с уставом такого кооператива (ст. 21, 23 - 26 Федерального закона "О кредитных потребительских кооперативах граждан");
- в органах управления объединений работодателей, названных в качестве таковых в соответствии с учредительными документами таких объединений (ст. 11, 12 Федерального закона "Об объединениях работодателей");
- в постоянно действующем руководящем выборном коллегиальном органе общественной организации и общественного движения (заметим, что в соответствии с Федеральным законом "Об общественных объединениях" (ст. 8, 9) используется не термин "орган управления", а термин "руководящий орган", кроме того, неясно, как быть с высшим руководящим органом такой организации - съездом (конференцией) или общим собранием);
- в органах управления (руководящих органах lt;*gt;) фондов, в том числе общественных, названных в качестве таковых в соответствии с учредительными документами таких фондов, в том числе в ученом (научном, техническом, научно-техническом) совете (только для фондов - научных организаций) (ст. 118 Гражданского кодекса, ст. 7, 28 - 30 Федерального закона "О некоммерческих организациях", ст. 5 Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике", ст. 10 Федерального закона "Об общественных объединениях");
--------------------------------
lt;*gt; Опять обращает на себя внимание то, что в ст. 10 Федерального закона "Об общественных объединениях" говорится не об органах управления общественным фондом, а о его руководящих органах.

- в совете и исполнительном органе негосударственного пенсионного фонда (ст. 28 - 31 Федерального закона "О негосударственных пенсионных фондах");
- управляющих учреждения (в том числе должности членов коллегиального органа управления и попечительского совета негосударственного образовательного учреждения), в том числе общественного учреждения, в соответствии с учредительными документами таких организаций, в ученом (научном, техническом, научно-техническом) совете (только для научных организаций) (ст. 28 Федерального закона "О некоммерческих организациях", ст. 11 Федерального закона "Об общественных объединениях", ст. 35, 36 Закона РФ "Об образовании", ст. 5 Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике");
- в органах управления религиозных организаций, названных в качестве таковых в соответствии с учредительными документами таких организаций (ст. 10 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях");
- в правлении (совете) общины малочисленного народа (ст. 15, 16 Федерального закона "Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации");
- в высшем коллегиальном органе управления, исполнительных органах благотворительной организации (ст. 10 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях");
- в собрании уполномоченных, правлении (или занимают должность председателя правления) садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения граждан (ст. 20 - 24 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан");
- в органах управления государственной корпорации (ст. 7.1 Федерального закона "О некоммерческих организациях");
- в органах управления жилищного кооператива - конференции и правлении (ст. 115 Жилищного кодекса РФ);
- в правлении товарищества собственников жилья (ст. 144 Жилищного кодекса РФ);
- в органах жилищного накопительного кооператива (общем собрании членов кооператива в форме собрания уполномоченных, правлении, ревизионной комиссии, исполнительных органах (ст. 33, 41 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах");
д) руководителя, члена ученого (научного, технического, научно-технического) совета (только для научных организаций) унитарного государственного предприятия (ст. 113 Гражданского кодекса, ст. 21 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях", ст. 5 Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике").
Приведем примеры, демонстрирующие разные ситуации применения этого правила.
В одном из дел (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 февраля 2002 г. N КГ-А41/487-02) суд, оценивая доводы сторон, установил, что был заключен договор купли-продажи между ЗАО "Мосреактив" (продавец) и ООО "Реагент" (покупатель). При этом договор "был подписан со стороны покупателя генеральным директором общества и его участником Торопченковым И.Е. - сыном Торопченковой А.Н., которая на момент совершения сделки являлась членом совета директоров и его председателем в ЗАО "Мосреактив"...". Указанные факты послужили основанием для признания соответствующей сделки недействительной. В другом деле (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 6 сентября 2002 г. N КГ-А40/5903-02) рассматривался спор по иску компании "Сэндик-рофт Энтерпрайсис Лимитед" к ООО "ПродСтандарт" о признании недействительным договора аренды земельного участка, заключенного между ЗАО "Терминал Солнечногорский" и ООО "ПродСтандарт". Суд поддержал требования истца, указав, что "при заключении между ЗАО "Терминал Солнечногорский" (арендодатель) и ООО "ПродСтандарт" (арендатор) договора аренды земельного участка... Габдулов и Закирова, занимавшие должности в органах управления ЗАО "Терминал Солнечногорский" и контролировавшие более двадцати процентов акций ООО "ПродСтандарт", не сообщили о своей заинтересованности в совершении сделки". В следующем примере (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 18 июня 2002 г. N А12-4444/01-С13) Комитет по управлению государственным имуществом Волгоградской области обратился с иском о признании недействительным договора купли-продажи к ОАО "Волгоградская агропромышленная финансовая корпорация" и "Волгоград-Агрофинансы". Суд установил, что "договор заключен с нарушениями закона: дополнительное соглашение со стороны продавца подписано его генеральным директором, который одновременно являлся генеральным директором покупателя и членом его Совета директоров". В следующем примере (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 5 февраля 2003 г. N А62-2369/2001) с иском о признании недействительным договора купли-продажи оборудования, заключенного в октябре 2000 г. между ОАО "САК N 1133-РТ-01" и ООО "А", и о применении последствий недействительности сделки обратился конкурсный управляющий ОАО "САК N 1133-РТ-01". Суд установил, что "в совершении оспариваемого договора... имелась заинтересованность председателя Совета директоров ОАО "САК N 1133-РТ-01" Д., одновременно являющегося генеральным директором ООО "А".
Еще в одном случае (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 февраля 2003 г. N Ф04/716-59/А70-2003) ЗАО "Тюменьоблагропромснаб" обратилось в суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи, заключенного между ОАО "Тюменьагропромснаб" и ЗАО "Агропромснаб". Суд установил, что данный договор является заинтересованной сделкой, так как заключен заинтересованными лицами - генеральным директором ОАО "Тюменьагропромснаб" и генеральным директором ЗАО "Агропром-снаб", которые являлись членами Совета директоров ОАО "Тюменьагропромснаб". В качестве примера действия этой нормы можно привести и другие дела lt;*gt;.
--------------------------------
lt;*gt; Постановления: Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 5 октября 2001 г. N А82-26/01-Г/14; Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18 июня 2002 г. N А33-17577/01-С1-Ф02-1518/02-С2; Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15 января 2003 г. N Ф04/205-726/А75-2002; Президиума Высшего Арбитражного Суда от 18 января 2000 г. N 6309/99; Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10 сентября 2002 г. N А43-1956/02-21-33; Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 июля 2001 г. N 4668; Федерального арбитражного суда Центрального округа от 27 октября 2003 г. N А23-956/03Г-4-48; Федерального арбитражного суда Уральского округа от 30 марта 2004 г. N Ф09-769/04ГК и др.

Интересны примеры применения этого правила в части сделок с некоммерческими организациями. В одном из них (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 января 2002 г. N А44-3094/00-С5) рассматривалась следующая ситуация. ЗАО "Крестцылес" и благотворительный фонд "Офицеры России" заключили несколько договоров благотворительного пожертвования. Суд установил, что от имени акционерного общества сделки подписаны его генеральным директором, который одновременно являлся единственным учредителем и генеральным директором благотворительного фонда. Интересен следующий пример (Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 7 февраля 2001 г. N А33-4235/00-С2-Ф02-111/01/С2). ОАО "КрАЗ" обратилось с иском к Красноярскому краевому благотворительному фонду "Духовное возрождение" о признании недействительной сделки по передаче ответчику модуля и оборудования плиточного завода в качестве благотворительного взноса (во исполнение решения совета директоров ОАО "КрАЗ"). Истец заявил, что заинтересованным лицом в сделке являлся Дружинин Г.И., который в одно и то же время был членом совета директоров ОАО "КрАЗ" и председателем попечительского совета Фонда "Духовное возрождение". В доказательство истец представил письма, подписанные Дружининым Г.И. как председателем попечительского совета фонда, газетно-журнальные публикации о деятельности Фонда в средствах массовой информации, печатную продукцию фонда, другие документы. Суд не удовлетворил исковые требования, сославшись на ст. 10 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях": высшим органом управления благотворительной организацией является его коллегиальный орган, формируемый в порядке, предусмотренном уставом благотворительной организации. Согласно уставу ответчика высшим органом управления является попечительский совет Фонда, который формируется его учредителями и осуществляет свою деятельность на общественных началах. Исполнительным органом Фонда является исполнительный директор, назначенный попечительским советом, который осуществляет текущее руководство деятельностью Фонда. Суд установил, что согласно выписке из протокола собрания учредителей Фонда было принято решение о его создании и избрании попечительского совета. Дружинин Г.И. не был избран в состав попечительского совета, он осуществлял функции председателя собрания учредителей. Судебные инстанции пришли к однозначному выводу: ни закон, ни учредительные документы Фонда не предусматривают в Фонде должности председателя попечительского совета, при этом указав, что "истцом не представлено доказательств законности введения в органы управления Фонда должности председателя попечительского совета и занятия этой должности Г.И. Дружининым в законном порядке".
Последний пример важен, так как суд подчеркнул, что необходимо занимать должность именно в органах управления. Для понимания этого правила приведем еще один пример (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 3 мая 2001 г. N А12-11511/00-с13). ОАО "Волжскиймежрайгаз" обратилось в суд с иском к ООО "Татьяна" о признании сделки недействительной. Основанием было то, что директор ООО "Татьяна" Выропаев А.Ю. являлся одновременно начальником коммерческого отдела ОАО "Волжскиймежрайгаз". Суды в иске отказали на том основании, что "директор общества "Татьяна" не является заинтересованным лицом, так как он являлся начальником коммерческого отдела ОАО "Волжскиймежрайгаз", который подчинен генеральному директору, и подменять его функции не мог" lt;*gt;.
--------------------------------
lt;*gt; В этой части нельзя не согласиться с О.М. Крапивиным и В.И. Власовым, отмечающими: "...к сожалению, в тексте п. 1 не учитывается возможность того, что лично заинтересованными в той или иной сделке могут быть и иные лица, определенным образом влияющие на принятие руководителями общества самых различных решений. Эти руководители являются верхним эшелоном руководства, возглавляя административный аппарат общества, состоящий из его структурных функциональных подразделений. Работники этих подразделений инициируют принятие тех или иных решений, в том числе и по сделкам общества, участвуют в их подготовке. Затем подготовленные административным аппаратом проекты решений принимаются исполнительным органом, советом директоров (наблюдательным советом) общества, общим собранием акционеров - в зависимости от того, к чьей компетенции относится тот или иной вопрос. При этом каждый из работников административного аппарата, исполняющий указания своего руководителя или инициирующий принятие того или иного решения, вполне может быть лично заинтересован в совершении обществом сделки, которая будет выгодна ему, определенной группе лиц, хотя и невыгодна или прямо убыточна для общества" (Крапивин О.М., Власов В.И. Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" (постатейный). М.: ИКФ Омега-Л, 2002. С. 360).

Существен вопрос: достаточно ли для возникновения заинтересованности формально находиться в должности в другом юридическом лице или имеет значение фактическое исполнение обязанностей? Закон принципиален: основанием является сам факт занятия должности. Такое мнение косвенно поддерживается и судебной практикой. В качестве примера можно привести следующее дело (Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23 апреля 2002 г. N 49/8). Внешний управляющий АООТ "Красинец" обратился в суд с иском к ЗАО "ОВМ" о признании недействительным в части выкупа линии катонизации договора аренды с правом выкупа, заключенного спорящими сторонами. Требования были мотивированы тем, что это сделка с заинтересованностью, ибо на момент ее совершения одно и то же лицо было одновременно генеральным директором АООТ "Красинец" и членом наблюдательного совета ЗАО "ОВМ". Решением суда требования были удовлетворены, однако это не устроило одну из сторон. Она обратилась с кассационной жалобой, заявив, что указанное лицо было признано заинтересованным в сделке: не было учтено заявление "о выходе по личным мотивам из состава наблюдательного совета ЗАО "ОВМ", которым данный факт принят к сведению", что являлось основанием для того, чтобы не считать такое лицо заинтересованным, ибо "иное противоречит ст. 52, 67 Гражданского кодекса Российской Федерации, закрепляющим право гражданина свободно отказываться от членства в том или ином выборном органе". Однако кассационная инстанция с такими доводами не согласилась: доказательств того, что полномочия данного лица прекращены досрочно решением общего собрания акционеров в силу ст. 48 Федерального закона "Об акционерных обществах", не имеется. С логикой суда следует полностью согласиться, поскольку член совета директоров (наблюдательного совета) не может перестать быть таковым одним фактом подачи заявления о выходе. Это подтверждает понимание категории "выбывшие члены совета директоров", данное в п. 9 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность (утв. информационным письмом Высшего Арбитражного Суда от 13 марта 2001 г. N 62) lt;*gt;. Сходное решение суд принял и в другом деле (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 февраля 2001 г. N А56-26039/2000), хотя здесь доводы были несколько другие. Суд установил, что в соответствии с уставом общества определение количественного состава наблюдательного совета (совета директоров) общества, избрание его членов и досрочное прекращение их полномочий относятся к исключительной компетенции собрания акционеров, какового не было. Возражая против заявленных исковых требований и принятых судебных решений, кассатор (ответчик) в качестве основного довода сослался на одну из статей, согласно которой полномочия члена наблюдательного совета прекращаются в момент предъявления заявления обществу. Однако судом такая логика не была принята: Федеральный закон "Об акционерных обществах" в этой части расширительному толкованию не подлежит, таким образом, ссылки на статью устава, не подлежащую применению как не соответствующую требованиям закона, являются безосновательными.
--------------------------------
lt;*gt; Выбывшими являются члены совета директоров, полномочия которых прекращены досрочно решением общего собрания акционеров и умершие.

Дополнительно закон устанавливает, что уставом акционерного общества могут быть предусмотрены иные случаи, когда указанные лица могут быть признаны заинтересованными в совершении акционерным обществом сделки (т.е. иные случаи, когда сделка может быть квалифицирована как заинтересованная) lt;*gt;.
--------------------------------
lt;*gt; Следует полностью согласиться с критикой данной нормы некоторыми исследователями, отмечающими, что "это приводит к тому, что многие хозяйственные общества еще больше по сравнению с действующим законодательством запутывают в своих уставах качественные критерии сделок с заинтересованностью, причем до такой степени, что контрагенту вообще становится непонятно, как квалифицировать заключаемые с таким хозяйственным обществом сделки" (Шичанин А., Гривков О. Оспоримость сделок, в совершении которых имеется заинтересованность // Российская юстиция. 2003. N 4. С. 19).

С точки зрения закона круг лиц, участие которых делает сделку заинтересованной, существенно расширяется (как небезосновательно подметил С.Д. Могилевский "практически до бесконечности" lt;*gt;) употреблением термина "аффилированные лица" lt;**gt;. Оговоримся, что речь идет об аффилированных лицах члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, управляющей организации или управляющего, члена коллегиального исполнительного органа общества, акционера общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества, лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания; а также об аффилированных лицах супругов, родителей, детей, полнородных и неполнородных братьев и сестер, усыновителей и усыновленных названных лиц. Таким образом, речь идет как об аффилированных лицах физического лица, так и аффилированных лицах юридического лица.
--------------------------------
lt;*gt; Могилевский С.Д. Правовые основы деятельности акционерных обществ: Учебно-практическое пособие. С. 374.
lt;**gt; Интересное отличие между понятиями "заинтересованность" и "аффилированность" (в казахской транскрипции "аффилиированность") приводит Ю.Г. Басин: "...существенное различие между аффилиированными и заинтересованными лицами заключается в том, что аффилиированность - более или менее постоянный признак правового статуса лица, не зависящий от совершаемых им сделок, а заинтересованность определяется только в связи с конкретной сделкой, решение о совершении которой либо участие в которой принимает лицо, названное статьей 81 Закона об акционерных обществах" (Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданскому праву. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 183).

Категория "аффилированные лица" дается в настоящее время в Законе РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (ст. 4). Причем она является сложной и не подразумевает однозначного понимания lt;*gt;.
--------------------------------
lt;*gt; Данный термин, как и многие другие, как было уже отмечено некоторыми исследователями вопроса, "заимствован из англо-американской практики" (Редькин И.В. Аффилированные лица по законодательству РФ: правовое регулирование, теория и практика // Юридический мир. 1998. N 11 - 12. С. 33 - 34).

Под аффилированными понимаются "физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность" lt;*gt;.
--------------------------------
lt;*gt; Иногда дают и более расширенные определения. К примеру, В.В. Залесский определяет аффилированные лица как те, которые "в результате приобретения определенного пакета акций АО, либо в силу своего должностного положения в обществе (члена совета директоров, исполнительного органа), либо в силу иных обстоятельств могут в той или иной степени контролировать деятельность общества" (Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юристъ, 2001. С. 210).
Д.И. Делозари указывает, что "аффилированным лицом АО является юридическое или физическое лицо, которое способно оказывать влияние на деятельность АО, например, имеет право распоряжаться 20 и более процентами голосующих акций общества в результате их покупки либо получения иной возможности осуществления самостоятельно или через представителей воплощенных в этих акциях прав голоса на основании договоров доверительного управления о совместной деятельности, поручения или на основании иных сделок или которое в силу своего соответственно правового положения или должности имеет право давать обязательные для общества указания и (или) иным образом определять условия ведения обществом предпринимательской деятельности" (Делозари Д.И. Указ. соч. С. 80).
О понятии аффилированности см. также: Долинская В.В. Акционерное право: Учебник / Отв. ред. А.Ю. Кабалкин. М.: Юрид. лит., 1997. С. 198 - 201; Правовое регулирование деятельности акционерных обществ (Акционерное право): Учеб. пособие / Под ред. Е.П. Губина. М.: Зерцало, 1999. С. 73; Редькин И.В. Аффилированные лица по законодательству РФ: правовое регулирование, теория и практика // Юридический мир. 1998. N 11-12; Ахмедшина А.Н. Аффилированные лица: правовые нормы и проблемы их применения // Журнал российского права. 2002. N 4. С. 63 - 66; Шичанин А., Гривков О. Оспоримость сделок, в совершении которых имеется заинтересованность // Российская юстиция. 2003. N 4. С. 19 - 21; Эбзеев Б.Б. Сделки с участием заинтересованных лиц акционерного общества: правовые особенности и проблемы регулирования // Закон и право. 2000. N 1. С. 13 - 16; Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 102; Дедов Д.И. Конфликт интересов. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 68 - 73.

Следует отметить, что данное понятие является универсальным для всех иных отраслей lt;*gt;. То есть, если какой-либо отраслевой закон упоминает данную категорию применительно к каким-либо правоотношениям, это означает, что она используется именно в вышеизложенном понимании Антимонопольного закона. Относительно акционерных обществ может сложиться противоположное мнение. Так, ст. 93 Федерального закона "Об акционерных обществах" в редакции, действовавшей до 1 января 2002 г., указывала, что открытое общество обязано было ежегодно публиковать в средствах массовой информации, доступных для всех акционеров данного общества, в том числе списки аффилированных лиц общества с указанием количества и категорий (типов) принадлежащих им акций. При этом специально подчеркивалось, что лицо признавалось аффилированным в соответствии с требованиями "антимонопольного законодательства Российской Федерации". В новой (действующей) редакции Закона ст. 93 уже записано, что "лицо признается аффилированным в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации", т.е. слово "антимонопольный" выпало из действующей редакции статьи.
--------------------------------
lt;*gt; Это существенно отличает действующее законодательство от ранних нормативных актов в этой области. Напомним коротко историю этого понятия. В современном российском праве категория "аффилированные лица" получила закрепление в 1992 г. в Указе Президента РФ от 7 октября 1992 г. N 1186 "О мерах по организации рынка ценных бумаг в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий". Это был исключительно узкоотраслевой акт, поскольку утвержденное им положение об инвестиционных фондах регулировало "общий порядок учреждения и деятельности всех видов инвестиционных фондов в Российской Федерации, за исключением специализированных инвестиционных фондов приватизации, аккумулирующих приватизационные чеки граждан".
Указанным документом устанавливалось, что "аффилированным лицом физического или юридического лица (акционерного общества, товарищества, государственного предприятия) признавались "его управляющий, директора и должностные лица, учредители, а также акционеры, которым принадлежит 25 и более процентов его акций, или предприятие, в котором этому лицу принадлежит 25 и более процентов голосующих акций. В число аффилированных лиц управляющего входят все инвестиционные фонды, заключившие с ним договор об управлении инвестиционным фондом".
В дальнейшем специальное отраслевое регулирование аффилированности для инвестиционных фондов нашло свое отражение в Указе Президента РФ от 23 февраля 1998 г. N 193 "О дальнейшем развитии деятельности инвестиционных фондов" (действует со 2 марта 1998 г.), которым "в целях... Указа" было определено, что "аффилированным лицом юридического лица признается лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, член коллегиального исполнительного органа, член Совета директоров, иное должностное лицо этого юридического лица, а также участник, которому принадлежит 25 и более процентов уставного капитала этого юридического лица, либо коммерческая организация, в которой этому юридическому лицу принадлежит 25 и более процентов уставного капитала; аффилированным лицом физического лица признаются его родители, дети и супруг (супруга), а также коммерческая организация, в которой этому физическому лицу и (или) его родителям, детям и супругу (супруге) принадлежит 25 и более процентов уставного капитала. В число аффилированных лиц управляющего инвестиционного фонда входят также все инвестиционные фонды, заключившие с ним договор об управлении, и негосударственные пенсионные фонды, заключившие с ним договор об управлении их активами".
При этом в Антимонопольном законе общее определение аффилированных лиц появилось только в мае 1998 г.

Однако, как думается, такое изменение существенно не влияет на регулирование деятельности аффилированных лиц применительно к акционерным обществам в силу того, что никакое иное законодательство не содержит никакого иного определения аффилированности. Для такого вывода достаточно рассмотреть использование категории "аффилированные лица" в законах "Об акционерных обществах", "О несостоятельности (банкротстве)", "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях", "Об инвестиционных фондах", "Об обществах с ограниченной ответственностью", а также некоторых других.
В данном аспекте следует несколько слов сказать о связке положений антимонопольного и акционерного законодательства с нормами налогового законодательства. Так как слово "антимонопольный" в Федеральном законе "Об акционерных обществах" опущено, а Антимонопольный закон, говоря об аффилированных лицах, использует обобщающую категорию "способность оказывать влияние на деятельность" каких-либо лиц, может возникнуть соблазн истолковать эти положения в системе с нормами налогового законодательства, в частности в соответствии со ст. 20 Налогового кодекса ("Взаимозависимые лица"). Она устанавливает, что "взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, а именно: 1) одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20 процентов. Доля косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций определяется в виде произведения долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой; 2) одно физическое лицо подчиняется другому физическому лицу по должностному положению; 3) лица состоят в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации в брачных отношениях, отношениях родства или свойства, усыновителя и усыновленного, а также попечителя и опекаемого". При этом "суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям... если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг)". Итак, данная статья использует критерии влияния только "для целей налогообложения", что исключает ее применение в иных правоотношениях. Но даже если предположить возможность такого применения, следует указать, что все ее положения практически полностью поглощены действующей редакцией статьи 4 Антимонопольного закона, за исключением, пожалуй, критерия должностного положения, который выводит на более серьезную проблему аффилированности применительно к обычным физическим лицам - непредпринимателям.
Что следует из определения аффилированных лиц, данного законом? Его буквальное понимание означает, что аффилированные лица существуют только у юридических лиц и физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Это означает, что у обычного физического лица, не обладающего статусом предпринимателя, аффилированных лиц быть не может. Этот момент является в настоящее время, пожалуй, самым спорным в практике применения норм закона.
Вот как применяются правила об аффилированности применительно к физическим лицам в судебной практике. В одном деле суд категорически отверг возможность существования аффилированных лиц у обычных физических лиц (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 августа 2002 г. N КГ-А40/5005-02). ООО "Фирма "Фантазия" обратилось в суд с иском к ООО "Энзас" и Москомрегистрации о признании недействительным договора купли-продажи, заключенного в сентябре 2001 г. между ООО "Фирма "Фантазия" и ответчиком - ООО "Энзас". Суд первой инстанции, удовлетворяя требования и определяя признаки заинтересованности в заключении оспариваемого договора у директора истца Перняк А.С., считал, что, поскольку Перняк А.С. выдала "доверенность на управление пятьюдесятью одним процентом долей в уставном капитале истца" lt;*gt; (!) Ротову А.А., который являлся генеральным директором и одновременно учредителем, владевшим всеми долями в уставном капитале ответчика - покупателя по оспариваемому договору купли-продажи, то в соответствии с положениями ст. 4 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности" Ротов А.А. являлся аффилированным лицом по отношению к Перняк А.С. Однако суд апелляционной инстанции решение изменил, указав, что "признаки аффилированности по отношению к физическому лицу подлежат установлению только в том случае, если физическое лицо имеет статус предпринимателя". С этим решением согласилась и кассационная инстанция: "...толкование судом апелляционной инстанции ст. 4 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности" соответствует буквальному содержанию указанной нормы права".
--------------------------------
lt;*gt; Взято из оригинального текста, опубликованного в справочно-правовой системе "КонсультантПлюс".

Несколько другой логики придерживался суд в следующем деле lt;*gt; (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26 июля 2001 г. N 10756/00-20). ОАО "Ртищевский горторг" обратилось с иском в суд к частному предпринимателю Моисеевой Н.Д. о признании недействительным договора мены, заключенного между сторонами, по которому в порядке расчетов за поставленные предпринимателем товары акционерное общество передало предпринимателю два нежилых помещения. Суды требования поддержали и сделку признали недействительной. Вот какие обстоятельства послужили основанием для такого решения. Суды установили, что договор мены от имени акционерного общества подписан Попковой Л.Ф., действовавшей на основании доверенности, выданной генеральным директором Крючковой М.Н. в августе 1998 г. По мнению суда, аффилированным лицом акционерного общества является юридическое или физическое лицо, которое имеет право распоряжаться 20 процентами и более голосующих акций общества, а также юридическое или физическое лицо, которое в силу своего правового положения или должности имеет право давать обязательные для акционерного общества указания и (или) возможность иным образом определять условия ведения им предпринимательской деятельности. Суд указал, что материалы дела свидетельствуют о том, что долг ОАО "Ртищевский горторг" образовался перед предпринимателем Моисеевой Н.Д. в процессе осуществления предпринимательской деятельности по поставке товаров истцу до апреля 1998 г. До этого момента и в последующем, в частности на момент совершения сделки мены в августе 1998 г., Моисеева Н.Д. также занимала должность товароведа в ОАО "Ртищевский горторг" (о чем, по мнению суда, свидетельствуют "кассовые книги, журнал регистрации расходных ордеров, табели учета рабочего времени и ведомости начисления заработной платы") и, следовательно, находилась в прямом подчинении генерального директора. Исходя из этого, суд признал Моисееву Н.Д. аффилированным лицом генерального директора акционерного общества Крючковой М.Н.
--------------------------------
lt;*gt; См. также Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 3 сентября 2003 г. N КГ-А40/6249-03. Правда, опубликованные материалы этого дела не позволяют в полной мере его проанализировать.

Как будет показано далее, решения обоих судов имеют право на существование в силу внутренней противоречивости самого закона, который в качестве общего определения указывает на невозможность существования у обычного гражданина аффилированных лиц, но уже при описании положений о группе лиц практически везде указывает обратное.
Думается, что следует исходить из того, что у обычного физического лица аффилированных лиц быть не может. Приоритет должен отдаваться общему определению, и именно через его понимание следует толковать все иные положения закона об аффилированности физического и юридического лица. В этом видится и определенная логика. Ведь для чего выделена категория группы лиц? Как думается, для того, чтобы можно было ограничить монополистическую деятельность, которая возникает в результате развития предпринимательских отношений. Соответственно, исходя из того, что обычный гражданин не может заниматься предпринимательской деятельностью, не имея статуса предпринимателя без образования юридического лица, совершенно бессмысленно рассматривать возможность влияния на него каких-либо других лиц.
Итак, сделка квалифицируется как заинтересованная, если:
а) перечисленные ниже аффилированные лица члена совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа акционерного общества, управляющего, члена коллегиального исполнительного органа акционерного общества, акционера общества или его аффилированного лица, имеющих совместно 20 и более процентов голосующих акций общества, лица, имеющего право давать акционерному обществу обязательные для него указания; супругов, родителей, детей, полнородных и неполнородных братьев и сестер, усыновителей и усыновленных всех названных лиц (при условии, если все указанные лица являются предпринимателями без образования юридического лица), подпадают под правило п. 1 ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" lt;*gt;:
--------------------------------
lt;*gt; То есть соответственно:
- являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке с акционерным обществом;
- владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке с акционерным обществом;
- занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке с акционерным обществом, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица;
- в иных случаях, определенных уставом акционерного общества.

- юридическое лицо, в котором перечисленные физические лица имеют право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица;
- принадлежат к той группе лиц, к которой принадлежит данное физическое лицо (см. комментарии далее);
б) перечисленные ниже аффилированные лица следующих юридических лиц: управляющей организации, акционера акционерного общества (юридического лица) или его аффилированного лица (юридического лица), имеющих совместно 20 и более процентов голосующих акций акционерного общества, лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания lt;*gt;, подпадают под правило п. 1 ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" lt;**gt;:
--------------------------------
lt;*gt; Данные лица - есть такие лица, которые перечислены в абз. 1 п. 1 ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" и которые являются юридическими лицами (могут являться).
lt;**gt; То есть соответственно:
- являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке с акционерным обществом;
- владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке с акционерным обществом;
- занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке с акционерным обществом, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица;
- в иных случаях, определенных уставом акционерного общества.

- член совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления, член коллегиального исполнительного органа, а также лицо, осуществляющее полномочия единоличного исполнительного органа соответственно: управляющей организации акционерного общества или акционера акционерного общества (юридического лица), или его аффилированного лица (юридического лица), имеющих совместно 20 и более процентов голосующих акций акционерного общества, лица, имеющего право давать акционерному обществу обязательные для него указания;
- лица, которые имеют право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли соответственно: управляющей организации акционерного общества или акционера акционерного общества (юридического лица), или его аффилированного лица (юридического лица), имеющих совместно 20 и более процентов голосующих акций акционерного общества, лица, имеющего право давать акционерному обществу обязательные для него указания;
- юридическое лицо, в котором соответственно: управляющая организация акционерного общества или акционер акционерного общества (юридическое лицо), или его аффилированное лицо (юридическое лицо), имеющие совместно 20 и более процентов голосующих акций акционерного общества, лицо, имеющее право давать акционерному обществу обязательные для него указания, имеют право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица (о некоторых аспектах этого правила см., к примеру, Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 7 мая 2003 г. N А19-9731/02-17-Ф02-996/03-С2);
- члены советов директоров (наблюдательных советов) или иных коллегиальных органов управления, коллегиальных исполнительных органов участников финансово-промышленной группы, а также лица, осуществляющие полномочия единоличных исполнительных органов участников финансово-промышленной группы, если соответственно: управляющая организация акционерного общества или акционер акционерного общества (юридическое лицо), или его аффилированное лицо (юридическое лицо), имеющие совместно 20 и более процентов голосующих акций акционерного общества, лицо, имеющее право давать акционерному обществу обязательные для него указания, являются участниками финансово-промышленной группы;
- лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное юридическое лицо.
Положения, касающиеся принадлежности к группе лиц, требуют определенных комментариев. Под группой лиц закон понимает группу юридических и (или) физических лиц, применительно к которым выполняются условия, установленные законом, при этом положения относительно группы лиц распространяются на каждое входящее в указанную группу лицо.
Смысл данного положения необходимо, видимо, понимать так: если физическое или юридическое лицо входит в силу условий, названных в законе, в группу лиц, то все лица, входящие в эту группу, будут признаваться аффилированными для данного физического или юридического лица, и соответственно сделка с акционерным обществом будет признаваться заинтересованной (опять же при наличии признаков, указанных в п. 1 ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах").
Правила о группе лиц появились в законодательстве сравнительно недавно. В частности, соответствующие изменения были внесены в Антимонопольный закон в мае 1995 г. lt;*gt; (до этого момента существовало понятие "аффилированная группа инвестиционного фонда" применительно к инвестиционным фондам, в соответствии с Положением об инвестиционных фондах, утвержденным Указом Президента РФ от 7 октября 1992 г. N 1186 "О мерах по организации рынка ценных бумаг в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий"). В мае 1998 г. данные правила были изменены: они существенно расширили понимание группы лиц, добавив новые критерии lt;**gt;. Правила в указанной редакции действовали до октября 2002 г., когда положения о группе лиц были вновь существенно скорректированы и изложены в части критериев в той редакции, в которой рассматриваются ниже.
--------------------------------
lt;*gt; Нельзя сказать, что они были очень удачными, поскольку давали пространные определения критериев отнесения к группе лиц. В частности, группа лиц определялась как: "...совокупность юридических или юридических и физических лиц, применительно к которым выполняется одно или несколько следующих условий: лицо или несколько лиц совместно в результате соглашения (согласованных действий) имеют право прямо или косвенно распоряжаться (в том числе на основании договоров купли-продажи, доверительного управления, о совместной деятельности, поручения или иных сделок) более чем пятьюдесятью процентами от общего количества голосов, приходящихся на акции (вклады, доли), составляющие уставный (складочный) капитал юридического лица.
При этом под косвенным распоряжением голосами юридического лица понимается возможность фактического распоряжения ими через третьих лиц, по отношению к которым первое лицо обладает вышеперечисленным правом или полномочием; между двумя или более лицами заключен договор, которым предоставлено право определять условия ведения предпринимательской деятельности одного или нескольких участников договора или иных лиц либо осуществлять функции их исполнительного органа; лицо имеет право назначения более пятидесяти процентов состава исполнительного органа и (или) Совета директоров (наблюдательного совета) юридического лица; одни и те же физические лица представляют собой более пятидесяти процентов состава исполнительного органа и (или) Совета директоров (наблюдательного совета) двух и более юридических лиц". При этом устанавливалось, что положения закона, относящиеся к хозяйствующим субъектам, "распространяются на группу лиц".
lt;**gt; В соответствии с данной редакцией критериями группы лиц были названы:
- лицо или несколько лиц совместно в результате соглашения (согласованных действий) имеют право прямо или косвенно распоряжаться (в том числе на основании договоров купли-продажи, доверительного управления, о совместной деятельности, поручения или других сделок или по иным основаниям) более чем 50 процентами от общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли одного юридического лица. При этом под косвенным распоряжением голосами юридического лица понимается возможность фактического распоряжения ими через третьих лиц, по отношению к которым первое лицо обладает вышеперечисленным правом или полномочием;
- лицо или несколько лиц получили возможность на основании договора или иным образом определять решения, принимаемые другими лицом или лицами, в том числе определять условия ведения другими лицом или лицами предпринимательской деятельности, либо осуществлять полномочия исполнительного органа других лица или лиц на основании договора;
- лицо имеет право назначать единоличный исполнительный орган и (или) более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа юридического лица и (или) по предложению лица избрано более 50 процентов состава совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления юридического лица;
- физическое лицо осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа юридического лица;
- одни и те же физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры и (или) лица, предложенные одним и тем же юридическим лицом, составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления двух и более юридических лиц или по предложению одних и тех же юридических лиц избрано более 50 процентов состава совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления двух и более юридических лиц;
- физическое лицо, исполняющее трудовые обязанности в юридическом лице или во входящих в одну группу лиц юридических лицах, одновременно является единоличным исполнительным органом другого юридического лица либо физические лица, исполняющие трудовые обязанности в юридическом лице или во входящих в одну группу лиц юридических лицах, составляют более чем 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления другого юридического лица;
- одни и те же физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры и (или) юридические лица имеют право самостоятельно или через представителей (поверенных) распоряжаться более чем 50 процентами голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли каждого из двух и более юридических лиц;
- физические лица и (или) юридические лица имеют право самостоятельно или через представителей (поверенных) распоряжаться в сумме более чем 50 процентами голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли одного юридического лица, и одновременно данные физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры и (или) лица, предложенные одним и тем же юридическим лицом, составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления другого юридического лица; юридические лица являются участниками одной финансово-промышленной группы;
- физические лица являются супругами, родителями и детьми, братьями и (или) сестрами. При этом было установлено новое правило о том, что "положения относительно группы лиц распространяются на каждое входящее в указанную группу лицо".

Группа лиц в соответствии с действующим законодательством образуется при наличии следующих условий:
а) лицо или несколько лиц совместно в результате соглашения (согласованных действий) имеют право прямо или косвенно (возможность фактического распоряжения ими через третьих лиц, по отношению к которым первое лицо обладает вышеперечисленным правом или полномочием) распоряжаться (в том числе на основании договоров купли-продажи, доверительного управления, о совместной деятельности, поручения или других сделок или по иным основаниям) более чем 50 процентами от общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли одного юридического лица.
Так, если акционер (юридическое лицо) владеет 20 и более процентами акций, то участие всех лиц, которые входят с ним в одну и ту же группу, в сделках с акционерным обществом делает такую сделку заинтересованной. А в группу, судя по условию, будут входить все лица, имеющие по отношению к такому акционеру названное выше право или полномочие. К примеру, сюда попадает лицо, которое владеет более чем 50 процентами уставного капитала общества с ограниченной ответственностью, которое владеет в свою очередь более чем 50 процентами голосующих акций акционера - юридического лица. Если предположить, что первый в только что обозначенной цепочке владелец (косвенный владелец) - физическое лицо, то неизбежно напрашивается вывод: оно входит вместе с акционерным обществом-контрагентом по сделке в одну группу, и следовательно, оба этих лица "аффилируют" друг друга. Такое положение кажется тем более абсурдным, так как закон, говоря об аффилированных лицах (что было показано выше), не признает аффилированности у обычных физических лиц. Противоречие в законе совершенно очевидно;
б) лицо или несколько лиц получили возможность на основании договора или иным образом определять решения, принимаемые другими лицом или лицами, в том числе определять условия ведения другими лицом или лицами предпринимательской деятельности, либо осуществлять полномочия исполнительного органа других лица или лиц на основании договора.
Данное основание является не вполне четким. Как думается, оно распространятся на случаи, когда все указанные в п. 1 лица имеют полномочия, описанные этим условием ("определять решения..." и т.д.), а также когда такие полномочия осуществляются в отношении юридических лиц (на физических оно, очевидно, распространяться не может) из указанных в п. 1). К примеру, сделка будет признаваться заинтересованной, если генеральный директор акционерного общества осуществляет функции единоличного исполнительного органа другой организации, являющейся контрагентом по сделке. Нетрудно заметить, что фактически это правило повторяет основание заинтересованности, установленное ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах".
Как думается, в данном правиле речь идет о договорах, по которым одно лицо может определять решения, принимаемые другим лицом или лицами, в том числе условия ведения другим лицом или лицами предпринимательской деятельности (к примеру, договор о создании финансово-промышленной группы (ст. 2, 5, 7, 10 Федерального закона "О финансово-промышленных группах")), а также о договорах, предметом которых является осуществление полномочий исполнительного органа другого лица или лиц (соответствующий договор между акционерным обществом и управляющей организацией в рамках ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах").
Еще большие проблемы с пониманием словосочетания "иной образ". О чем идет речь, о каком образе? Понять сложно. Если исходить из того, что участники гражданских правоотношений определяют свои права и обязанности друг к другу по большей части с помощью договоров, то под "иной образ" подпадает только односторонняя сделка или административный акт. Можно привести такой пример с односторонней сделкой. В соответствии со ст. 12 Федерального закона "Об электроэнергетике" к числу субъектов оперативно-диспетчерского управления отнесен системный оператор Единой энергетической системы России. Как специализированная организация, он уполномочен законом выдавать оперативные диспетчерские команды и распоряжения, обязательные для всех субъектов оперативно-диспетчерского управления, субъектов электроэнергетики и потребителей электрической энергии с управляемой нагрузкой. В соответствии со ст. 14 этого Закона системный оператор именуется "верхним уровнем системы оперативно-диспетчерского управления". Он согласовывает вывод в ремонт и из эксплуатации объектов электросетевого хозяйства и энергетических объектов по производству электрической и тепловой энергии, а также ввод в эксплуатацию; выдачу субъектам электроэнергетики и потребителям электрической энергии с управляемой нагрузкой обязательных для исполнения оперативных диспетчерских команд и распоряжений, связанных с осуществлением функций системного оператора; разработку оптимальных суточных графиков работы электростанций и электрических сетей Единой энергетической системы России. Соответственно, системный оператор в силу закона и на основании своих команд имеет возможность "иным образом" определять решения других юридических лиц.
По сути законодатель предлагает исходить из любых возможных способов влияния одного лица на другое. Однако отсутствие установленного исчерпывающего перечня таких способов не позволяет сделать вывод о возможности лица (лиц) определять подобные решения только на основании федеральных законов и законов субъектов РФ, локальных нормативных актов, уставов, учредительных и внутренних документов организации, если в последних указана возможность определять условия ведения другим лицом (лицами) предпринимательской деятельности либо осуществлять полномочия исполнительного органа другого лица (лиц);
в) лицо имеет право назначать единоличный исполнительный орган и (или) более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа юридического лица, и (или) по предложению лица избрано более 50 процентов состава совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления юридического лица.
Данное правило об отнесении к группе лиц (в изложенной редакции действует с 11 мая 1998 г. и не изменено после 9 октября 2002 г.) сформулировано очень неудачно и сложно в толковании.
Понимать его следует таким образом. Первая часть ("лицо имеет право назначать единоличный исполнительный орган и (или) более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа юридического лица") относится только к унитарным организациям (см. ст. 20 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях"). При этом в группу лиц должны входить только то лицо, которое "имеет право назначать", и организация, в которую назначаются единоличный исполнительный орган и члены коллегиального исполнительного органа. Само лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, и назначенные члены коллегиального исполнительного органа в группу лиц не входят, а являются только признаком ("связкой") для отнесения к группе.
Что касается второй части правила ("(или) по предложению лица избрано более 50 процентов состава совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления юридического лица"), то в этом случае группу лиц образуют физическое или юридическое лицо, по предложению которого избрано более 50 процентов состава совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления юридического лица, и юридическое лицо, в котором избран указанный коллегиальный орган управления. Физические лица - члены совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления юридического лица, избранные по предложению лица и составляющие более 50 процентов состава совета директоров, не входят в рассматриваемую группу лиц, а лишь являются одним из признаков отнесения к ней двух лиц, упомянутых ранее.
Для понимания второй части этого правила интересен вывод суда в одном из дел (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21 августа 2002 г. N Ф09-1951/02-ГК). Истец по данному делу пытался доказать, что совершенная сделка (договор купли-продажи ценных бумаг, заключенный в июне 2001 г.) являлась заинтересованной, в том числе со ссылкой на ст. 4 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарном рынке". Как видно из опубликованных материалов, аффилированность пытались доказать именно по группе лиц на основании того, что по предложению одного лица избраны члены совета директоров другого. Кассационная инстанция отклонила этот довод: "...истцом... не представлено достаточных доказательств, свидетельствующих о наличии отношений зависимости между членами Совета директоров ОАО "Соликамский магниевый завод" и фирмой "Ю.Эф.Джи.Ай.Эс.Трейдинг лимитед", и одновременно возможности оказывать воздействие на деятельность органов управления обоих юридических лиц при заключении оспариваемой сделки. Сам по себе факт избрания членов Совета директоров ОАО "Соликамский магниевый завод" по предложению фирмы "Ю.Эф.Джи.Ай.Эс.Трейдинг лимитед" не может являться достаточным доказательством их аффилированности. Поэтому является обоснованным вывод арбитражного суда о недоказанности истцом заявленных требований".
Данный критерий отнесения к группе лиц противоречит общему определению аффилированного лица, поскольку предполагает, что у обычного физического лица могут быть аффилированные лица. Предположим, что в соответствии с уставом право предложения кандидатур в правление (коллегиальный исполнительный орган) принадлежит генеральному директору. В этом случае сам факт предложения означает, что генеральный директор и все члены правления будут входить в одну группу лиц и станут аффилированными лицами.
г) физическое лицо осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа юридического лица.
Данное основание является предельно ясным и пересекается с указанными основаниями аффилированности. Оно означает, что группу лиц составляют акционерное общество или любая иная организация, а также физическое лицо, занимающее должность генерального директора (директора) или управляющего (ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Если буквально понимать слова "единоличный орган", то под это правило не подпадают члены коллегиальных исполнительных органов управления;
д) одни и те же физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры и (или) лица, предложенные одним и тем же юридическим лицом, составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления двух и более юридических лиц или по предложению одних и тех же юридических лиц избрано более 50 процентов состава совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления двух и более юридических лиц.
Применить это правило наиболее проблемно. Во-первых, оно фактически разбивается на несколько совершенно самостоятельных правил; во-вторых, непонятно, собственно, сколько таких правил оно насчитывает.
Так, в частности, последняя его часть (будет рассмотрена далее) понимается как одно правило отнесения к группе лиц ("или по предложению одних и тех же юридических лиц..."). Однако, как рассматривать указание на "одни и те же физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры и (или) лица, предложенные одним и тем же юридическим лицом, составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления двух и более юридических лиц", - это одно правило или их два, или больше двух?
Вообще фразу: "одни и те же... и (или) лица, предложенные одним и тем же..." можно понимать двояко. Если "одни и те же" не относятся к слову "лица", следующему после сложного союза "и (или)", то группу лиц образуют (варианты):
а) юридическое лицо, по предложению которого избрано более 50 процентов состава совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления двух и более юридических лиц (тот, кто предложил лиц в органы управления); б) одни и те же физические лица; в) супруги, родители, дети, братья, сестры этих "одних и тех же физических лиц" (т.е. охватываются все предложенные лица); г) два и более юридических лица, более 50 процентов составов советов директоров или иных коллегиальных органов которых составляют одни и те же физические лица, предложенные первым юридическим лицом (т.е. лица, где формируются органы управления); д) еще какие-то "лица", предложенные "одним и тем же" юридическим лицом, если эти "лица" и ранее названные "одни и те же лица" составляют более 50 процентов состава совета директоров (наблюдательного совета) названных "двух и более юридических лиц";
а) "одни и те же физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры", если они составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления двух и более юридических лиц"; б) эти "два и более юридических лица";
а) любые "лица, предложенные одним и тем же юридическим лицом", если они составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления двух и более юридических лиц; б) юридическое лицо, предложившее указанных лиц, и опять же в) "два и более юридических лица".
Второй вариант предполагает, что слова "одни и те же" относятся и к словам "лица, предложенные...". Тогда группу лиц образуют (варианты):
а) "одни и те же физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры"; б) другие "одни и те же" "лица, предложенные одним и тем же юридическим лицом", если все эти лица составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) двух и более юридических лиц"; в) лицо, предложившее других "одних и тех же лиц"; г) "два и более юридических лица";
а) "одни и те же физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры", если они составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления двух и более юридических лиц", б) эти "два и более юридических лица";
а) любые "одни и те же" "лица, предложенные одним и тем же юридическим лицом", если они составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления двух и более юридических лиц; б) юридическое лицо, предложившее указанных лиц, и опять же в) "два и более юридических лица".
Все это показывает, что правило столь разнообразно и противоречиво в понимании, что невольно приходишь к выводу о его абсурдности и невозможности правильного и точного понимания условий аффилированности.
При обоих толкованиях возникает вопрос: физические лица здесь члены группы или признак отнесения юридических лиц к группе? В свете предложенного понимания категории аффилированных лиц, в число которых обычные физические лица входить не могут, и п. д) следует понимать таким образом, что физические лица здесь представляют собой не что иное как признак отнесения к группе названных в нем юридических лиц, т.е. группу лиц в этом случае образуют либо "два и более юридических лица", либо эти "два и более юридических лица" и лицо (юридическое или индивидуальный предприниматель), предложившее "одних и тех же" "лиц". При этом совершенно логично было бы относить слова "одни и те же" и к словам "лица, предложенные...", поскольку иначе в группу попадут совершенно никак не связанные друг с другом лица.
Другая часть правила ("или по предложению одних и тех же юридических лиц избрано более 50 процентов состава совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления двух и более юридических лиц") не менее сложна в толковании. Для ее применения, очевидно, достаточно факта "предложения" (не избрания, заметим). В этом случае группу лиц образуют одни и те же юридические лица, по предложению которых избрано более 50 процентов состава советов директоров двух и более юридических лиц, два и более юридических лица, более 50 процентов составов советов директоров которых являются одни и те же физические лица, предложенные указанными выше юридическими лицами;
е) физическое лицо, исполняющее трудовые обязанности в юридическом лице или во входящих в одну группу лиц юридических лицах, одновременно является единоличным исполнительным органом другого юридического лица либо физические лица, исполняющие трудовые обязанности в юридическом лице или во входящих в одну группу лиц юридических лицах, составляют более чем 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления другого юридического лица.
Первая часть данного правила - "физическое лицо, исполняющее трудовые обязанности в юридическом лице или во входящих в одну группу лиц юридических лицах, одновременно является единоличным исполнительным органом другого юридического лица..." - представляется алогичным. Получается, что группой лиц могут быть признаны организации, которые к деятельности друг друга не имеют никакого отношения. Так, новым генеральным директором назначено физическое лицо, которое, к примеру, по совместительству преподает в университете. По логике этого пункта акционерное общество и университет, которые о существовании друг друга и не подозревают, становятся членами одной группы и соответственно аффилированными лицами!
Вторая часть данного правила ("...либо физические лица, исполняющие трудовые обязанности в юридическом лице или во входящих в одну группу лиц юридических лицах, составляют более чем 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления другого юридического лица") тоже сложна. Применительно к первому условию (физические лица, исполняющие трудовые обязанности в юридическом лице, составляют более чем 50 процентов состава совета директоров другого юридического лица) группу лиц образуют: юридическое лицо ("первое лицо"), в котором физические лица, составляющие более чем 50 процентов состава совета директоров другого юридического лица, исполняют трудовые обязанности, сами физические лица, исполняющие трудовые обязанности в "первом лице" и составляющие более чем 50 процентов состава совета директоров другого юридического лица, юридическое лицо, состав совета директоров которого состоит более чем на 50 процентов из физических лиц, исполняющих трудовые обязанности в "первом лице".
Второе условие (физические лица, исполняющие трудовые обязанности во входящих в одну группу юридических лицах, составляют более чем 50 процентов состава совета директоров другого юридического лица) означает, что группу лиц образуют входящие в одну группу лиц юридические лица, в которых физические лица, составляющие более чем 50 процентов состава совета директоров другого юридического лица, исполняют трудовые обязанности, физические лица, исполняющие трудовые обязанности во входящих в одну группу юридических лицах и составляющие более чем 50 процентов состава совета директоров другого юридического лица, юридическое лицо, состав совета директоров которого состоит более чем на 50 процентов из физических лиц, исполняющих трудовые обязанности во входящих в одну группу лиц юридических лицах;
ж) одни и те же физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры и (или) юридические лица имеют право самостоятельно или через представителей (поверенных) распоряжаться более чем 50 процентами голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли каждого из двух и более юридических лиц.
Данное правило, очевидно, относится только к случаям владения акциями (долями) и не предполагает аффилированность через органы управления. Согласно ему группу лиц (соответственно аффилированных лиц) составляют как сами владельцы и их родственники, так и все лица, в которых они обладают указанным процентом голосов;
з) физические лица и (или) юридические лица имеют право самостоятельно или через представителей (поверенных) распоряжаться в сумме более чем 50 процентами голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли одного юридического лица, и одновременно данные физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры и (или) лица, предложенные одним и тем же юридическим лицом, составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления другого юридического лица.
Данный критерий (и в этом он сходен с критерием в)) усложняется как за счет слова "предложенные", так и за счет сложного союза "и (или)", который, как было показано ранее, не позволяет адекватно применять соответствующее правило. По поводу этого правила соответственно можно привести те же замечания, что и по поводу критерия в). Фактически оно также предусматривает несколько случаев. В первом из них, который охватывается словами "физические лица и (или) юридические лица, имеют право самостоятельно или через представителей (поверенных) распоряжаться в сумме более чем 50 процентами голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли одного юридического лица, и одновременно данные физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры и... лица, предложенные одним и тем же юридическим лицом, составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления другого юридического лица", группу образуют: а) сами владельцы более 50 процентов голосов, б) их родственники, в) еще какие-то лица, предложившие более 50 процентов состава органа управления, г) сами члены органов управления, предложенные этими лицами (в)), д) юридические лица, в которых функционируют эти органы управления.
Во втором из них, которое охватывается словами "физические лица и (или) юридические лица, имеют право самостоятельно или через представителей (поверенных) распоряжаться в сумме более чем 50 процентами голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли одного юридического лица и одновременно данные физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры... составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления другого юридического лица", группу образуют: а) сами владельцы более 50 процентов голосов, б) их родственники, в) эти же самые владельцы, если они являются физическими лицами и членами органов управления, г) юридические лица, в которых функционируют эти органы управления.
Третье правило, которое образуется в силу применения разделительного союза "или" и охватывается словами "лица, предложенные одним и тем же юридическим лицом, составляют более 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления другого юридического лица", фактически дублирует ранее указанные критерии;
и) юридические лица являются участниками одной финансово-промышленной группы.
Данное правило не вызывает особых проблем в толковании, поскольку действует Федеральный закон "О финансово-промышленных группах". Статья 2 Закона под финансово-промышленной группой понимает совокупность юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества либо полностью или частично объединивших свои материальные и нематериальные активы (система участия) на основе договора о создании финансово-промышленной группы. То есть либо договор, либо система отношений основного и дочернего обществ;
к) физические лица являются супругами, родителями и детьми, братьями и (или) сестрами.
В толковании понятий "супруги" (под которыми можно понимать членов семьи, связанных узами брака, т.е. союза мужчины и женщины, оформленного в установленном законом порядке - зарегистрированного в органах записи актов гражданского состояния), "родители и дети" (под которыми можно понимать лиц, связанных узами родства или усыновления (удочерения) lt;*gt;) особых проблем нет. Сложнее с употреблением термина "братья и (или) сестры". Единого употребления понятий "брат" и "сестра" в законодательстве нет. Статья 14 Семейного кодекса, содержащая хоть какие-то признаки определения ("не допускается заключение брака между... полнородными и неполнородными (имеющими общих отца или мать) братьями и сестрами"), позволяет понимать под "полнородными братьями и сестрами" лиц, которые имеют общих отца и мать соответственно, под "неполнородными братьями и сестрами" - лиц, которые имеют либо общую мать, либо общего отца (какого-то одного общего "по крови" родителя).
--------------------------------
lt;*gt; В соответствии со ст. 47 Семейного кодекса права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке, что дало основание А.М. Нечаевой отметить: "...основания возникновения родительских прав и обязанностей образуют: во-первых, кровное родство, во-вторых, его государственное признание" (Нечаева А.М. Семейное право: Курс лекций. М.: Юристъ, 1998. С. 144), при этом кровное родство может быть только с одним из супругов (ст. 51, 52 Семейного кодекса регулируют случаи применения метода искусственного оплодотворения или имплантации эмбриона), т.е. фактически "родство" здесь фикция (как прием юридической техники), поскольку носит "социальный" характер (см. также: Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2003. С. 171, 181 - 186).
В соответствии со ст. 137 Семейного кодекса усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению. Таким образом, усыновителей и усыновленных можно рассматривать как родителей и детей в смысле ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах".
Что же касается других форм семейных отношений, в частности, возникающих в связи с применением иных, кроме усыновления (удочерения), способов устройства детей, оставшихся без попечения родителей, как-то опекунство и попечительство (ст. 145 - 150 Семейного кодекса), приемная семья (ст. 151 - 155 Семейного кодекса), то здесь ситуация иная. Правовое регулирование отношений между опекуном (попечителем) и детьми, находящимися под опекой (попечительством), отношения между детьми и приемными родителями не дают оснований считать их родителями и детьми в смысле ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах", что следует отнести к недоработкам закона.

При этом далее термин "братья и сестры" употребляется (к примеру, в части алиментных обязательств) вообще без какого-либо указания на степень их родства (кровной связи лиц, происходящих от общего предка) (ст. 55, 67, 93, 124, 154 Семейного кодекса). Из чего можно заключить, что с точки зрения семейного права для признания лиц братьями (или сестрами) имеет значение именно факт родства по прямой линии - наличие одного (или обоих) общего предка (отца и/или матери).
Интересно, что семейное право не употребляет терминов "родные", "двоюродные", что отличает его от норм гражданского права (которые, правда, тоже не выдержаны в одной логике). Гражданское право применительно к наследственным правоотношениям использует термин "полнородные и неполнородные" (ст. 1143 Гражданского кодекса), а также "двоюродные братья и сестры" (как наследники третьей очереди, ст. 1144 и 1145). Однако применительно к регулированию деликтных обязательств тот же Кодекс использует термин "братья и сестры" без указания характера родства (ст. 1088 и 1089). По-другому подходит к определению "братья и сестры" Кодекс РФ об административных правонарушениях (ст. 25.6). Регулируя права и обязанности свидетеля, этот Кодекс относит к близким родственникам lt;*gt; "родных" братьев и сестер.
--------------------------------
lt;*gt; Интересно, что в ст. 38 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" при регулировании вопроса о сделках, в совершении которых имеется конфликт интересов, используется правовая конструкция "ближайшие родственники" ("сделка кооператива, второй стороной в которой выступают председатель кооператива или исполнительный директор кооператива, члены правления кооператива или наблюдательного совета кооператива, их супруги и ближайшие родственники...").
Кто это такие - неясно, особенно учитывая, что в законодательстве есть понятие "близкие родственники", которое также имеет отраслевую, если так можно выразиться, "прописку".

Ни один из названных кодексов или законов не содержит самого определения понятия "родной" lt;*gt; (брат или сестра), хотя по логике (или по устоявшемуся правилу) это понятие включает полнородного(ую) и неполнородного(ую) брата (сестру).
--------------------------------
lt;*gt; В целом ряде отраслевых законов, слово "брат" всегда сопряжено со словом "родной" (к примеру, ст. 23 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" ("являющиеся сыновьями (родными братьями)") или ст. 5 Федерального закона "О погребении и похоронном деле" ("близкие родственники (...родные братья и родные сестры)... и т.д.").

В любом случае, когда закон использует понятие "братья и сестры" без указания степени родства, возникает вопрос: о братьях и сестрах какого родства идет речь? При этом нельзя однозначно сказать, что закон имеет в виду исключительно "родных" братьев и сестер, поскольку закон (ГК) придает определенное правовое значение боковому родству более отдаленных степеней - двоюродному (используя термин "двоюродные братья и сестры"). Неясно в этой связи и как быть со сводными братьями и сестрами, т.е. родственниками, вообще не имеющими ни одного общего родителя? В этом смысле конкретизация этого понятия в ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" категориями "полнородные и неполнородные" кажется совершенно правильной. В этом смысле никак нельзя согласиться с позицией тех авторов, которые, комментируя ст. 83 Федерального закона "Об акционерных обществах", утверждают: "...очевидно, что сделка общества с братом его генерального директора - непременно сделка с заинтересованностью. Однако братом в данном случае будет полнородный брат генерального директора. Неполнородных братьев и сестер формально в состав братьев и сестер можно и не относить" lt;*gt;. Как думается, данный вывод не имеет под собой законных оснований.
--------------------------------
lt;*gt; Глушецкий А.А., Липаев Ф.А., Пантелеев П.А. Практический комментарий к изменениям и дополнениям к Федеральному закону "Об акционерных обществах" // Практикум акционирования. Периодическое издание-бюллетень. Спец. выпуск. М.: Центр деловой информации еженедельника "Экономика и жизнь", 2002. С. 109.

Итак, все указанные критерии отнесения к группе лиц и соответственно аффилированности неоднозначны в толковании, а тем более неясны для применения на практике.
В качестве примера того, что суды фактически не могут адекватно применять многие из оснований отнесения к группе лиц, можно привести одно из дел (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14 апреля 2003 г. N Ф09-776/2003-ГК), в котором "обыгрывается" сразу несколько критериев аффилированности. В частности, суд пытался квалифицировать различные отношения сторон по критериям группы "а" и "в" (что следует из следующего текста "...под группой лиц понимается группа юридических и (или) физических лиц, если они совместно в результате соглашения (согласованных действий) имеют право прямо или косвенно распоряжаться более чем 50 процентами от общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции одного юридического лица либо по предложению названного лица избрано более 50 процентов состава совета директоров юридического лица..."). Суть спора состояла в следующем: ЗАО "Домбаровский" обратилось с иском в суд к ОАО "Орский мясоконсервный комбинат", ЗАО "Орский мясокомбинат", ЗАО "КС-Капитал" о признании недействительным договора о создании ЗАО "Орский мясокомбинат", заключенного в апреле 2002 г. между ОАО "Орский мясоконсервный комбинат" и ЗАО "КС-Капитал" (доля ОАО "Орский мясоконсервный комбинат" - 24,9 процента, доля ЗАО "КС-Капитал" - 75,1 процента), как сделки, в совершении которой имеется заинтересованность.
Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано; оценивая наличие заинтересованности ЗАО "КС-Капитал", суд первой инстанции исходил из отсутствия оснований ее наличия, поскольку ЗАО "КС-Капитал" на момент совершения сделки не являлось владельцем 20 или более процентов голосующих акций ОАО "Орский мясоконсервный комбинат", а член совета директоров ОАО Коновалов В.А., будучи одновременно миноритарным акционером ЗАО "КС-Капитал", не являлся стороной в оспариваемой сделке.
Кассационная инстанция решение отменила и передала на новое рассмотрение. Судом были установлены следующие обстоятельства. Из протокола годового общего собрания акционеров ОАО "Орский мясоконсервный комбинат" от 15 марта 2002 г. следовало, что по предложению ЗАО "Диалог Траст-Контакт" избрано семь человек членов совета директоров (полный состав) ОАО, в том числе и генеральный директор - Филиппов А.П. ЗАО "КС-Капитал" - собственник 4,71 процент голосующих акций ОАО "Орский мясоконсервный комбинат". По мнению суда кассационной инстанции, "именно с точки зрения способности ЗАО "КС-Капитал" и иных юридических (физических) лиц, принадлежащих к той группе лиц, к которой принадлежит ЗАО, оказывать влияние на деятельность ОАО "Орский мясоконсервный завод", арбитражному суду следовало дать правовую оценку действиям ЗАО "Диалог Траст-Контакт", по предложению которого было избрано 100 процентов членов совета директоров ОАО, а также действиям следующих юридических лиц - акционеров ОАО "Орский мясоконсервный завод": ЗАО "Диалог Траст-Контакт", ЗАО "Сахарная компания "Разгуляй" (правопреемник ООО "Кипрей", ЗАО "Зерновая компания "Разгуляй" (правопреемник ООО "Мист энд компани"), ООО "Мясной дом", которые выдали доверенности на представление их интересов на общем собрании акционеров ОАО "Орский мясоконсервный комбинат" от 15 марта 2002 г. члену совета директоров ОАО Коновалову В.А., избранному в совет директоров по предложению ЗАО "Диалог Траст-Контакт" и впоследствии назначенному генеральным директором ЗАО "Орский мясокомбинат". По мнению суда кассационной инстанции, "именно с этой позиции судом... не учтено и то обстоятельство, что у ЗАО "КС-Капитал" и ЗАО "Диалог Траст-Контакт" одни и те же учредители - Кочетков В.Е. и Артеменко Ю.И., которые одновременно являются генеральными директорами ЗАО "Диалог Траст-Контакт" и ЗАО "КС-Капитал", а генеральным директором ООО "Мясной дом" является член совета директоров ОАО "Орский мясоконсервный комбинат" Здоровцева В.К., избранная по предложению ЗАО "Диалог Траст-Контакт". Попробуем разобраться в этом "винегрете", проанализировав каждый из отмеченных судом моментов заинтересованности.
Эпизод 1: "...по предложению ЗАО "Диалог Траст-Контакт" было избрано 100% членов совета директоров ОАО "Орский мясоконсервный завод".
В данном случае необходимо применять критерий в) либо д). Критерий в) ("...по предложению лица избрано более 50 процентов состава совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления юридического лица"), как думается, подходит в плане нахождения в одной группе (аффилированности) ЗАО "Диалог Траст-Контакт" и ОАО "Орский мясоконсервный завод", но не самих членов совета, поскольку слова "избрано более 50 процентов" являются признаком аффилированности юридических лиц.
Эпизод 2: ряд акционеров ОАО "Орский мясоконсервный завод": ЗАО "Диалог Траст-Контакт", ЗАО "Сахарная компания "Разгуляй", ЗАО "Зерновая компания "Разгуляй", ООО "Мясной дом" выдали доверенности на представление их интересов на общем собрании акционеров ОАО "Орский мясоконсервный комбинат" от 15 марта 2002 г. члену совета директоров ОАО Коновалову В.А., избранному по предложению ЗАО "Диалог Траст-Контакт" и впоследствии назначенному генеральным директором ЗАО "Орский мясокомбинат". Данный факт сам по себе не приводит к образованию группы лиц. Необходимо понимать, сколько конкретно голосов контролируют все упомянутые юридические лица. Даже если бы они контролировали свыше 50 процентов голосов, т.е. реально подпадали под критерий а), это бы никак не касалось того лица, которому были выданы доверенности, даже учитывая обстоятельства, указанные в "эпизоде 1", более того - эти обстоятельства никак не изменяют квалификации сделки как заинтересованной.
Эпизод 3: ЗАО "КС-Капитал" и ЗАО "Диалог Траст-Контакт" имеют одних и тех же учредителей - Кочеткова В.Е. и Артеменко Ю.И., которые одновременно являются генеральными директорами ЗАО "Диалог Траст-Контакт" и ЗАО "КС-Капитал". В данном случае Кочетков В.Е. будет аффилированным лицом ЗАО "Диалог Траст-Контакт" как его генеральный директор, при этом, исходя из критерия отнесения к группе лиц, он же вместе с этим обществом будет составлять группу (по основанию г)). Если исходить из того, что положения относительно группы распространяются на каждое входящее в нее лицо, то и общество можно признать его аффилированным лицом. То же самое можно сказать об Артеменко Ю.И. и ЗАО "КС-Капитал". При этом дополнительно Кочетков В.Е., Артеменко Ю.И., ЗАО "Диалог Траст-Контакт" и ЗАО "КС-Капитал" все вместе будут составлять группу лиц по критерию ж) (одни и те же физические лица, их супруги, родители, дети, братья, сестры и (или) юридические лица имеют право самостоятельно или через представителей (поверенных) распоряжаться более чем 50 процентами голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли каждого из двух и более юридических лиц).
Эпизод 4: генеральным директором ООО "Мясной дом" является член совета директоров ОАО "Орский мясоконсервный комбинат" Здоровцева В.К., избранная по предложению ЗАО "Диалог Траст-Контакт". Исходя из обстоятельств "эпизода 1", получается, что Здоровцева В.К. и ЗАО "Диалог Траст-Контакт" являются аффилированными по отношению друг к другу, при этом Здоровцева В.К. и ООО "Мясной дом" также взаимно аффилируют друг друга по обстоятельствам, указанным в "эпизоде 3". Однако делает ли этот факт аффилированными ООО "Мясной дом" и ЗАО "Диалог Траст-Контакт"? Как думается, для таких выводов нет оснований.
Итак, для определения того, является ли сделка по созданию нового юридического лица между ЗАО "КС-Капитал" и ОАО "Орский мясоконсервный комбинат" заинтересованной (без учета обстоятельств владения акциями, которые в данном примере неясны), необходимо ответить (исходя из смысла ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах") только на один вопрос: если все члены совета директоров ОАО "Орский мясоконсервный комбинат" и ЗАО "Диалог Траст-Контакт" являются взаимно аффилированными лицами, так как образуют группу, и ЗАО "Диалог Траст-Контакт" и ЗАО "КС-Капитал" - взаимно аффилированные, поскольку образуют другую группу, то является ли это основанием считать ЗАО "КС-Капитал" аффилированным лицом для всех членов совета директоров ОАО "Орский мясоконсервный комбинат"? Для ответа на этот вопрос необходимо определить, образуют ли все указанные лица (члены совета директоров ОАО "Орский мясоконсервный комбинат", ЗАО "Диалог Траст-Контакт", ЗАО "КС-Капитал") группу лиц по каким-либо основаниям. Как показывает анализ положений Закона о группе лиц, ни под один критерий данная совокупность лиц не подпадает. В этой связи нет оснований для квалификации сделки как заинтересованной.

<< | >>
Источник: А.В. ГАБОВ. СДЕЛКИ С ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬЮ В ПРАКТИКЕ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ 2005. 2005

Еще по теме Общие правила:

  1. 4. Преступления, нарушающие общие правила безопасности. Характеристика отдельных видов преступлений против общественной безопасности
  2. § 1. Понятие и общие правила производства по делу об административном правонарушении
  3. § 1. Общие правила принятия и отмены мер по обеспечению иска
  4. 1. ОБЪЕКТЫ ПРАВ В ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ПРАВА
  5. §3. Предмет и объект общей теории права
  6. §4. Метод общей теории права
  7. §5. Функции общей теории права
  8. 3.2.2.2. Общая теория права
  9. Общие правила одобрения заинтересованных сделок
  10. § 11. Общие правила производства и протоколирования следственных действий
  11. §1. Общие правила возбуждения уголовного дела
  12. 10.1. Общие правила производства следственных действий
  13. Общие правила проведения следственных действий
  14. МЕТОДОЛОГИЯ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ПРАВА
  15. § 2. Общие правила формирования бюджета
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -