<<
>>

5. Общая характеристика корпоративных способов защиты прав акционеров

В отличие от обществ с ограниченной или дополнительной ответственностью система корпоративных способов защиты прав акционеров значительно сложнее. В основе корпоративных способов защиты прав акционеров лежат две противоположные возможности: приобретение акций в порядке осуществления преимущественного права приобретения и отчуждение акций в пользу акционерного общества или третьих лиц, приобретающих или выкупающих ценные бумаги.

Первая возможность предоставляется акционерам с целью сохранения за ними в неизменном виде доли участия в уставном капитале акционерного общества. Акционеру предоставляется право преимущественного приобретения размещаемых дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, с тем чтобы сохранить его долю участия от уменьшения. Преимущественным правом приобретения акций обладают также акционеры закрытого общества в случае отчуждения одним из них акций в пользу третьего лица. Как уже отмечалось выше, закрытое акционерное общество имеет гораздо больше общих черт с обществом с ограниченной ответственностью, чем с открытым акционерным обществом. Хотя общество с ограниченной ответственностью и выступает объединением капиталов, но значение личностного элемента в нем весьма существенно. Поэтому и в обществах с ограниченной ответственностью, и в закрытых акционерных обществах преимущественное право приобретения отчуждаемой в пользу третьего лица доли участия (акций) в уставном капитале общества служит не столько гарантией от уменьшения доли участия субъекта преимущественного права, сколько способом недопущения к участию в обществе третьих лиц.

Вторая возможность, напротив, предусмотрена для тех случаев, когда акционер не заинтересован в сохранении своей доли участия в уставном капитале общества. Эти случаи могут быть вызваны различными обстоятельствами. Например, выводом активов общества, санкционированным общим собранием акционеров, одобрившим крупную сделку (п. 1 ст. 75 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Концентрацией значительного числа акций в одних руках, что может повлечь за собой установление полного контроля над обществом со стороны одного из акционеров (ст. 84.7 Федерального закона "Об акционерных обществах"). При наличии подобных обстоятельств реальная значимость имущественного и неимущественного участия в деятельности общества, обусловленная имеющимся количеством акций, может быть значительно ограниченна. В такой ситуации акционеру гораздо выгоднее произвести отчуждение принадлежащих ему акций и получить за них соответствующий денежный эквивалент. Здесь прекращение корпоративных прав и получение в связи с этим имущественного возмещения более целесообразно, чем сохранение правоотношения участия (членства). Действующее законодательство выделяет два основных случая, связанных с возможностью отчуждения акций как корпоративного способа защиты прав акционеров. В первом случае речь идет об отчуждении акций в пользу акционерного общества, а во втором - в пользу третьих лиц. В свою очередь, отчуждение ценных бумаг может проходить в форме приобретения акций и в форме их выкупа.

6. Отчуждение акций как корпоративный способ защиты прав акционеров

Отношения, связанные с отчуждением акций в пользу третьего лица, которое также может являться акционером общества, подробно урегулированы в гл. XI.1 Федерального закона "Об акционерных обществах" <1>. Корпоративное законодательство развитых государств рассматривает указанные отношения как составную часть процессов слияния и поглощения.

В настоящее время этот процесс наиболее полно урегулирован в США, где каждый штат имеет законодательный акт, устанавливающий порядок слияний и поглощений корпораций <2>. В литературе выделяется пять периодов слияний и поглощений, каждый из которых имеет свою специфику. Первый период слияний, именуемый еще первой волной, датируется 1897 - 1904 гг. Последний период берет начало с 1992 г. <3>. Термин "слияние" (merger) имеет четко определенное содержание и используется в законодательстве и судебной практике для обозначения процесса установления полного контроля одной корпорации над активами другой корпорации <4>. В результате слияния может происходить переход активов одной корпорации к другой с ликвидацией первой организации. Такое слияние именуется статутным (statutory merger). Аналогией данного процесса в отечественном законодательстве является реорганизация в форме присоединения. Известная ГК РФ реорганизация в форме слияния признается корпоративным законодательством штатов не разновидностью слияния, а так называемой консолидацией (consolidation). Слияние может не предусматривать ликвидацию корпорации, передающей активы. Тогда оно именуется подчиняющим слиянием (subsidiary merger) и заключается в приобретении контроля одной корпорацией над активами другой корпорации посредством установления связи "дочерняя - материнская компания". Термин "поглощение" (takeover) является менее определенным и используется для обозначения различных сделок, направленных на приобретение активов или акций корпорации. Положения, регламентирующие процедуры слияний и поглощений, содержатся в различных нормативных правовых актах. Это и законодательство о ценных бумагах, включающее в себя, в частности, Закон о ценных бумагах (Securities Act) 1933 г., Закон о биржах (Securities Exchange Act) 1934 г. и антимонопольное законодательство: Антитрестовский закон Шермана (Sherman Antitrust Act) 1890 г., Закон Селлера-Кифовера (Celler-Kefauver Act) 1950 г., Закон Харта-Скотта-Родино о совершенствовании антимонопольной деятельности (Hart-Scott-Rodino Act) 1976 г. и др. Особое место среди законов, регулирующих порядок слияний и поглощений, занимает Закон о тендерном предложении (Tender Ofer Act) 1968 г., известный как Закон Уильямса. Классическое определение тендерного предложения было дано в деле Hanson Trust PLC v. ML SCM Corp. в 1985 г. Тендерным предложением решено было считать общее обнародованное предложение отдельного лица или группы лиц купить акции публичной компании за цену, значительно превышающую текущую рыночную цену <5>. Помимо отношений, связанных с подачей тендерных предложений, Закон о тендерном предложении регулирует отношения, возникающие в связи со значительным приобретением акций, раскрытием информации и т.д. Вопросам раскрытия информации уделено особое внимание. Вообще, американский подход к регламентации процедур слияний и поглощений заключается не в установлении каких-то ограничений для них, а в обеспечении максимальной открытости указанных процедур. Так, уже после приобретения 5% акций корпорации приобретатель обязан предоставить в Комиссию по ценным бумагам и биржам значительный объем информации по строго установленной форме <6>. Эта информация раскрывается в обязательном порядке даже тогда, когда отсутствует тендерное предложение. Перечень сведений, которые должны быть предоставлены в связи с тендерными предложениями, содержится главным образом в разд. 14 D Закона Уильямса.

<1> Введена Федеральным законом от 5 января 2006 г. N 7-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2006. N 2. Ст. 172.

<2> Гохан Патрик А. Слияния, поглощения и реструктуризация компаний / Пер. с англ. 2-е изд. М.: Альпина Бизнес Букс, 2006. С. 30.

<3> Там же. С. 41 - 81.

<4> Там же. С. 21 - 22; Фостер Рид С., Лажу Александра Р. Искусство слияний и поглощений / Пер. с англ. 2-е изд. М.: Альпина Бизнес Букс, 2006. С. 23 - 24.

<5> Фостер Рид С., Лажу Александра Р. Указ. соч. С. 668.

<6> О предоставляемой в данном случае информации по форме 13 D более подробно см.: Fox B.E., Fox E.M. Corporate Acquisitions and Mergers. N.Y.: Matthew Bender Publiching Co, 1994. P. 27.

Особый порядок регулирования отношений в сфере слияний и поглощений установлен в Великобритании. Как отмечается в литературе, правила слияний и поглощений представляют собой "форму саморегулирования корпоративного сектора и отрасли ценных бумаг" <1>. Они содержатся в так называемом Кодексе Сити о поглощениях. Исполнение Кодекса контролируется комитетом по поглощениям и слияниям (Panel on Takeovers and Mergers).

<1> Гохан Патрик А. Указ. соч. С. 108.

На уровне Европейского союза в 2004 г. после четырнадцатилетнего обсуждения была принята Директива о поглощениях (Directive on Takeover Bids), известная также как Тринадцатая директива. Изначально этот акт был призван ограничить возможности по применению защитных мер против недружественных поглощений в целях упрощения процедуры реструктуризации корпораций. Однако окончательный вариант документа позволил государствам - членам ЕС добровольно имплементировать его ключевые положения в национальное законодательство, что было сделано далеко не всеми <1>. В юридической литературе справедливо отмечается, что в основу Тринадцатой директивы были положены основные правила Кодекса Сити <2>.

<1> Котов А. ЕС защитился от поглощений. Единый рынок не мешает ограничивать M&A // РБК daily. 2007. 28 февраля.

<2> Степанов Д.И. Поглощение, осуществляемое путем приобретения крупного пакета акций, и вытеснение миноритарных акционеров // Хозяйство и право. 2006. N 4. С. 5.

Несмотря на существенные различия между системами упорядочения процессов слияний и поглощений, используемыми в США и объединенной Европе, у них есть и общие черты. Во-первых, они имеют единую цель - обеспечение открытости и подконтрольности процессов установления контроля над корпорациями. Во-вторых, особые правила открытости и подконтрольности установлены только для так называемых публичных компаний (открытых корпораций), акции которых имеют официальные биржевые котировки. Сам порядок приобретения акций публичных и частных компаний (закрытых корпораций) различается кардинальным образом <1>.

<1> Фостер Рид С., Лажу Александра Р. Указ. соч. С. 663 - 664.

В этой связи целесообразность распространения особого порядка приобретения крупного пакета акций, установленного в гл. XI.1 Федерального закона "Об акционерных обществах", на все открытые акционерные общества, вне зависимости от включения организаторами торговли на рынке ценных бумаг выпущенных такими обществами акций в списки ценных бумаг, допущенных к торгам, вызывает большие сомнения. Не понятно, на чем основывался законодатель, когда устанавливал особый порядок приобретения обыкновенных акций, эмитированных, например, открытым обществом с уставным капиталом в 100 тыс. рублей и состоящим из двух акционеров. Этим недостатки обозначенной главы не исчерпываются. Целесообразность многих ее положений также вызывает большие сомнения. Так, законодатель предусмотрел институт так называемого добровольного предложения о приобретении более 30% акций открытого общества. Об искусственности такой конструкции уже писалось в юридической литературе <1>. Действительно, чем можно обосновать соблюдение дополнительных формальностей, связанных с намерением лица приобрести крупный пакет акций, предусмотренных ст. 84.1 Федерального закона "Об акционерных обществах", если законодатель допускает такое приобретение и в обычном порядке. В том случае, когда лицо уже приобрело более 30% общего количества обыкновенных акций и привилегированных акций открытого общества, предоставляющих право голоса в соответствии с п. 5 ст. 32 Федерального закона "Об акционерных обществах", для дальнейшего приобретения подобных акций необходимо соблюдение требований, которые предъявляются уже к обязательному предложению (п. 1 ст. 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах").

<1> См., например: Добровольский В.И. Проблемы корпоративного права в арбитражной практике. С. 358 - 362; Степанов Д. О недостатках российского закона о поглощениях // Корпоративный юрист. 2006. N 6. С. 6 - 12.

Установление механизма обязательного предложения представляется вполне оправданным. Ранее действовавшая ст. 80 Федерального закона "Об акционерных обществах" допускала возможность освобождения лица, сконцентрировавшего в своих руках значительное количество акций, от обязанности предложить остальным акционерам продать принадлежащие им обыкновенные акции и эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в обыкновенные акции (абз. 2 п. 2 ст. 80 Федерального закона "Об акционерных обществах" (в ред. Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 120-ФЗ)). В настоящее время от обязанности предложить акции к продаже не могут освободить ни положения устава, ни решение общего собрания акционеров. Оставшиеся акционеры могут противопоставлять влиянию лица, скупающего ценные бумаги, консолидированные действия по осуществлению прав, удостоверяемых акциями, что, однако, очень редко встречается на практике из-за противоречивых интересов различных групп акционеров. Помимо этого законодатель наделяет их правом выйти из общества путем продажи акций, за которые они получают соответствующее имущественное возмещение. В целях реализации возможности по отчуждению акций, принадлежащих акционерам, законодатель предписывает, что в обязательном предложении должна быть указана предлагаемая цена приобретаемых ценных бумаг или порядок ее определения, а также обоснование цены (п. 2 ст. 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Если в обязательном предложении указывается порядок определения цены приобретаемых ценных бумаг, то он должен обеспечивать единую цену приобретения указанных ценных бумаг для всех их владельцев. Критерии, которым должна соответствовать цена приобретаемых ценных бумаг содержатся в п. 4 ст. 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах".

В целях ограничения возможности совета директоров и исполнительных органов открытого акционерного общества по предотвращению приобретения акций законодатель в ст. 84.6 Федерального закона "Об акционерных обществах" определил перечень вопросов, решение по которым после получения открытым обществом добровольного или обязательного предложения может приниматься только общим собранием акционеров. Подобное ограничение направлено против размывания уставного капитала акционерного общества и вывода его активов.

Требования об обязательном предложении должны соблюдаться также при приобретении обыкновенных акций и привилегированных акций открытого общества, предоставляющих право голоса в соответствии с п. 5 ст. 32 Федерального закона "Об акционерных обществах", если их доля превышает 50 и 75% таких акций. Следующей величиной доли в уставном капитале акционерного общества, с приобретением которой законодатель связывает определенные правовые последствия, является доля в размере 95% указанных выше акций. Такая доля должна быть приобретена в ходе реализации добровольного или обязательного предложения. Факт приобретения данной доли порождает у ее владельца обязанность по выкупу принадлежащих иным акционерам акций, а также эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции (п. 1 ст. 84.7 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Порядок выкупа акций по требованию акционеров в значительной мере воспроизводит порядок отчуждения ими акций в ходе акцепта обязательного предложения. В этой связи введенное законодателем словосочетание "обязательное предложение о приобретении акций" не совсем точно описывает существо рассматриваемого явления. В законодательстве применительно к акционерному обществу - приобретателю ценных бумаг существует четкий порядок использования терминов "приобретение" и "выкуп" ценных бумаг. Основанием для приобретения ценных бумаг является добровольное предложение акционерного общества, сделанное акционерам, которое призывает к продаже акций общества. Такое предложение представляет собой выраженное в установленной законом форме волеизъявление акционерного общества, посредством чего общество осуществляет предоставленное ему право на приобретение собственных акций. Оно может быть сделано как в целях уменьшения уставного капитала, так и для последующей реализации приобретенных акций (п. п. 1 и 2, абз. 2 п. 3 ст. 72 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Что касается выкупа обществом собственных акций, то в данном процессе общество исполняет возложенную на него законом обязанность. Обязанность выкупа акций, принадлежащих акционерам, по их требованию возникает при наличии определенных оснований, исчерпывающий перечень которых установлен в п. 1 ст. 75 Федерального закона "Об акционерных обществах". Соответственно, эта обязанность корреспондирует праву акционеров требовать выкупа принадлежащих им акций <1>. Иначе говоря, инициатором процесса приобретения акций является само общество, а проведение процедуры выкупа акций возможно по требованию самих акционеров и лишь при наличии установленных законом оснований.

<1> Вопросы, связанные с выкупом акционерным обществом собственных акций широко освещались в юридической литературе. См., например: Маковская А.А., Новоселова Л.А. Выкуп акционерным обществом своих акций // Вестник ВАС РФ. 2005. N 8. С. 139 - 161; Новоселова Л. Право требовать выкупа обществом акций в случае совершения крупной сделки // Корпоративный юрист. 2006. N 7. С. 44 - 46.

Экстраполируя сказанное на отношения, регулируемые нормами гл. XI. 1 Федерального закона "Об акционерных обществах", заметим, что термин "приобретение" в собственном смысле может обозначать лишь процедуру приобретения акций в рамках добровольного предложения. В основе данного вывода лежит тот факт, что обозначенное предложение делается по инициативе самого приобретателя в добровольном порядке. Что касается обязательного предложения, то инициация связанной с ним процедуры есть исполнение обязанности, возложенной законом на приобретателя. Эта обязанность, так же как и в случае с выкупом акций, возникает при наличии определенного законом основания, которым является приобретение более 30% общего количества обыкновенных акций и привилегированных акций открытого общества, предоставляющих право голоса в соответствии с п. 5 ст. 32 Федерального закона "Об акционерных обществах". Поэтому более правильно, на наш взгляд, применительно к процедуре обязательного предложения употреблять термин "выкуп акций" и отказаться от термина "приобретение акций". Тогда положения о выкупе акций по основаниям, предусмотренным ст. 84.7 Федерального закона "Об акционерных обществах", будут логически вытекать из правил о выкупе акций в ходе обязательного предложения. Рассматриваемые конструкции будут еще больше согласованы между собой, если законодатель совсем откажется от института добровольного предложения.

Выкуп оставшихся акций может быть произведен не только в ходе процедуры их добровольной продажи, когда миноритарные акционеры осуществляют права требования выкупа акций в порядке, предусмотренном ст. 84.7 Федерального закона "Об акционерных обществах". Правом требовать выкупа акций законодатель наделил также самого приобретателя ценных бумаг (п. 1 ст. 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Таким образом, вместо инициации процедуры, направленной на добровольное отчуждение ценных бумаг в порядке осуществления акционерами права требования выкупа принадлежащих им акций, приобретатель может осуществить принадлежащее ему самому право требования выкупа обыкновенных акций и привилегированных акций, предоставляющих право голоса в соответствии с п. 5 ст. 32 Федерального закона "Об акционерных обществах", а также эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в указанные акции. В последнем случае речь идет о принудительном лишении миноритарных акционеров статуса участника акционерного общества. Очевидно, что в данном случае происходит не ограничение корпоративных прав, а их прекращение, что является следствием отчуждения акций. Четкое разграничение между категориями "ограничение права" и "прекращение права" последовательно проводится в юридической литературе <1>. Вопрос о допустимости принудительного прекращения корпоративных прав давно вызывает дискуссии в юридической литературе. В свое время он даже рассматривался Конституционным Судом РФ <2>. Несмотря на то что Конституционный Суд исследовал положения акционерного законодательства о выкупе дробных акций, образующихся в процессе консолидации, которые в настоящее время утратили силу, на доводы этого органа продолжают ссылаться и при анализе проблемы прекращения корпоративных прав миноритарных акционеров <3>. Действительно, в указанном акте Конституционного Суда содержится аргументированная позиция, согласно которой сами по себе нормы акционерного законодательства, допускающие принудительный выкуп дробных акций, не противоречат Конституции РФ. Однако ссылки на данное постановление можно признать допустимыми с известной долей условности. Дело в том, что прекращение корпоративных прав владельцев дробных акций законодатель связывал не с фактом выкупа таких акций, а с фактом проведения особой процедуры размещения ценных бумаг, именуемой конвертацией и проводимой в форме консолидации акций. Дробные акции сами по себе уже не предоставляли своим владельцам никаких прав. Поэтому проблема заключалась не столько в том, что Конституции РФ не соответствуют нормы о принудительном выкупе дробных акций, сколько в том, что правомерность самого появления таких ценных бумаг в процессе консолидации вызывает большие сомнения <4>. Впоследствии законодатель отказался от конструкции "бесправных" дробных акций. Теперь дробная акция предоставляет ее владельцу права, предоставляемые акцией соответствующей категории (типа), в объеме, соответствующем части целой акции, которую она составляет (п. 3 ст. 25 Федерального закона "Об акционерных обществах"), и о принудительном выкупе таких акций речь уже не идет.

<1> См., например: Микрюков В. А. Ограничения и обременения гражданских прав. М.: Статут, 2007. С. 69 - 70.

<2> Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы" // Вестник КС РФ. 2004. N 2.

<3> Белов В.А. Вытеснение миноритарных акционеров: произвол мажоров или новый институт российского акционерного права? // Законодательство. 2005. N 2. С. 36 - 43; N 3. С. 15 - 22.

<4> Заметим, что в настоящее время Конституционный Суд РФ воспроизвел практически без изменений свои аргументы, высказанные ранее применительно к принудительному выкупу дробных акций, в отношении принудительного прекращения корпоративных правоотношений с участием миноритарных акционеров, чем подкрепил позицию сторонников лишения акционеров без их согласия статуса участников общества (см.: Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 681-О-П "По жалобам граждан Ю.Ю. Колодкина и Ю.Н. Шадеева на нарушение их конституционных прав положениями статьи 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах" во взаимосвязи с частью 5 статьи 7 Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2007. N 6).

В настоящее время в юридической литературе существует множество публикаций, авторы которых оправдывают введение института принудительного выкупа акций у миноритарных акционеров <1>. При этом обычно используется два основных аргумента в подтверждение правильности такой позиции. Первый аргумент заключается в констатации факта принципиальной возможности принудительного прекращения субъективных гражданских прав. Вторым аргументом является ссылка на положения законодательства развитых стран, которые в том или ином виде допускают принудительный выкуп акций у миноритарных акционеров. У рассматриваемых нововведений есть и противники <2>. Представляется, что попытки доказывать очевидные вещи, как то возможность принудительного прекращения субъективных гражданских прав или целесообразность заимствования положительного зарубежного опыта, лишены какой-либо ценности. Суть проблемы заключается в том, насколько необходим отечественному акционерному законодательству институт принудительного выкупа акций у миноритарных акционеров и каким образом в процессе реализации новых норм будут защищены права миноритарных акционеров.

<1> См., например: Агеев А. Новый порядок приобретения крупных пакетов акций // Слияния и поглощения. 2005. N 7 - 8. С. 50 - 52; Белов В.А. Вытеснение миноритарных акционеров: произвол "мажоров" или новый институт российского акционерного права? // Законодательство. 2005. N 2. С. 36 - 43; N 3. С. 15 - 22; Архипов Д.А. Принудительный выкуп голосующих акций - инструмент непропорционального ограничения прав миноритарных акционеров. Так ли это на самом деле? // Вестник ВАС РФ. 2005. N 12. С. 111 - 130; Степанов Д.И. Поглощение, осуществляемое путем приобретения крупного пакета акций, и вытеснение миноритарных акционеров // Хозяйство и право. 2006. N 4 - 7; и др.

<2> См., например: Есекеев А.С. К вопросу об институте произвола "мажоров" // Законодательство. 2005. N 10. С. 64 - 70.

Отвечая на первый вопрос, заметим, что если в ст. 84.7 Федерального закона "Об акционерных обществах" предусмотрены корпоративные способы защиты прав миноритарных акционеров, то в следующей статье названного Закона речь идет о корпоративных способах защиты прав мажоритарных акционеров. Конструируя механизм защиты прав мажоритарных акционеров, законодатель исходил из того факта, что незначительное количество акций, оставшихся у миноритарных акционеров, уже не предоставляет сколько-нибудь существенную возможность влиять на деятельность общества, что создает предпосылки для злоупотребления корпоративными правами. Когда управомоченное лицо не может реализовать свой интерес посредством осуществления субъективного права, велика вероятность, что оно попытается достичь этой цели через злоупотребление принадлежащим ему правом <1>. Возведение презумпции недобросовестности миноритарных акционеров в ранг правовой нормы не может не вызывать сомнений. Сомнительно, что возможность злоупотребления корпоративными правами со стороны миноритарных участников акционерного общества может служить достаточным основанием для лишения их статуса акционера <2>. Что касается уровня проработанности положений ст. 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах", то он оставляет желать лучшего. Достаточно сказать, что сама возможность реализации указанных норм была обусловлена принятием подзаконных нормативных актов <3>. Помимо этого применению таких норм препятствовала их несогласованность с положениями законодательства об оценочной деятельности <4>. К сожалению, законодатель не предусмотрел обязательный судебный контроль над процессом выкупа акций у миноритарных акционеров. Представляется, что наличие такого контроля способствовало бы обеспечению прав миноритарных акционеров на справедливую компенсацию за выкупаемые акции. В настоящее время необходимость судебного контроля предусмотрена, в частности, законодательством таких стран, как Нидерланды и Германия. Предложения в пользу введения судебного контроля можно найти и в современной юридической литературе <5>. Его целесообразность обусловлена в том числе тем, что возможность определения действительной стоимости выкупаемых акций посредством использования существующего порядка оценки вызывает большие сомнения.

<1> Более подробно см.: Ломакин Д. От корпоративного интереса через злоупотребление корпоративным правом к корпоративному спору. С. 29 - 34.

<2> В юридической литературе было даже высказано мнение, согласно которому "лишение прав собственности на акции помимо воли миноритарных акционеров даже при условии справедливой компенсации должно являться крайней мерой, когда исчерпаны иные средства для сохранения инвестиций, и поэтому ничем не обусловленное право принудительного выкупа акций может быть успешно оспорено как не соответствующее Конституции РФ" (Дедов Д. И. Совершенствование правового режима поглощения в акционерном праве // Предпринимательское право. 2006. N 1. С. 10).

<3> См., в частности, Приказ Минэкономразвития России от 29 сентября 2006 г. N 303 "Об утверждении Положения о порядке проведения экспертизы отчета об оценке ценных бумаг, требованиях и порядке выбора саморегулируемой организации оценщиков, осуществляющей проведение экспертизы" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2006. N 46.

<4> Более подробно об этом см.: Выкуп ценных бумаг мажоритарным акционером будет производиться вскоре на легитимных основаниях: Интервью с депутатом Государственной Думы РФ Л. Пепеляевой // Корпоративный юрист. 2007. N 8. С. 3 - 5.

<5> См., например: Архипов Д.А. Указ. соч. С. 129; Санин К.С. Новые правила приобретения инвесторами крупных пакетов акций // Журнал российского права. 2006. N 9. С. 135 - 145.

<< | >>
Источник: Д.В. ЛОМАКИН. КОРПОРАТИВНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ: ОБЩАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ. 2008

Еще по теме 5. Общая характеристика корпоративных способов защиты прав акционеров:

  1. § 1. Общая характеристика процесса осуществления субъективных прав акционеров
  2. § 3. Гарантии осуществления прав акционеров
  3. § 2. Виды пределов осуществления прав акционеров
  4. §1.3. Понятие и общая характеристика положения миноритарных акционеров в АО.
  5. §2.2. Виды прав акционеров.
  6. §3.1. Осуществление субъективных прав акционеров.
  7. §4.2. Защита и восстановление нарушенных прав акционеров.
  8. §4.3. Система внутрикорпоративной охраны и защиты прав миноритарных акционеров.
  9. § 2.1. Структура, классификация и общие положения об осуществлении корпоративных прав
  10. 1.1. Правовая характеристика права акционера на информацию^ его место в системе прав акционера.
  11. $ 1. Общая характеристика имущественных правоотношении, складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками.
  12. § 3. Общая характеристика и особенности правовых режимов приобретения крупных пакетов акций
  13. § 2. Общие особенности гражданско-правового регулирования корпоративных отношений
  14. § 2. Неимущественные права участников хозяйственных обществ как элементы содержания корпоративных правоотношений 1. Общая характеристика неимущественных прав участников хозяйственных обществ
  15. 2. Корпоративные способы защиты прав: понятие и виды
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -