<<
>>

§ 1.1. К истории вопроса о возникновении и развитии экономической субординации юридических лиц

Приступая к рассмотрению правового положения дочернего и зависимого хозяйственных обществ, нужно сделать оговорку о том, что научное исследование не может ограничиться систематическим изложением и комментированием позитивного права. В первую очередь необходимо выяснить социально- экономические причины, вызвавшие появление данных правовых конструкций, а именно: какие потребности экономического оборота привели к возникновению дочерних и зависимых обществ. Выяснение должно сочетаться с анализом истории возникновения и развития в мировой экономике такого явления как экономическая субординация юридических лиц.

Методология такого анализа состоит в том, чтобы показать, как исследуемое явление исторически складывалось, какова его экономическая и историческая необходимость, этапы и закономерности развития.

Мировая и отечественная экономическая практика показывает, что в процессе поиска путей наиболее эффективного управления капиталами решение зачастую содержится в идее использования разнообразных форм зависимости и контроля между участниками хозяйственного оборота.

В результате чего образуются различного рода совокупности (группы) юридически самостоятельных хозяйствующих субъектов, связанных отношениями экономической зависимости и контроля1. Дочерние и зависимые хозяйственные общества, как правило, входят в состав таких совокупностей (групп), поскольку находятся в состоянии экономической зависимости от какого-либо другого хозяйствующего субъекта.

1 См.: Кулагин М. И. Предпринимательство и право: опыт Запада. М., 1992. С. 49.

Поэтому их появление в истории мировой экономики невозможно показать автономно от зарождения и развития разнообразных экономических форм интеграции юридических лиц.

Анализируя литературу по экономической истории России и зарубежных стран, а также труды русских правоведов конца XIX в. - начала XX в. по рассматриваемым вопросам, можно с определенной долей уверенности сказать, что историко-экономические предпосылки возникновения организаций дочернего и зависимого типа, появились приблизительно во второй половине XIX века. Этот исторический отрезок времени принято относить к периоду возникновения и развития в мировой экономике монополистического капитализма1.

Процесс науки, техники, технологии производства во второй половине XIX в. обусловил новую степень развития производительных сил капиталистической промышленности, в результате чего значительно изменилась сама структура экономики. Изменилась роль тяжелой промышленности по сравнению с легкой: она стала ведущей. Однако для развития тяжелой индустрии требовались значительные капиталы. В связи с этим широкое распространение получают акционерные общества, которые аккумулировали свободные средства крупных и мелких капиталистов и усилили централизацию капитала. Капитал в основном направлялся на финансирование крупнейших предприятий. Поэтому в последней четверти XIX века происходит непрерывный рост сравнительно небольшого количества крупных и крупнейших предприятий и одновременно наблюдается процесс разорения тысяч мелких предприятий.2

Известный русский цивилист Г. Ф. Шершеневич писал: «Дальнейший процесс концентрации капитала, выраженный так ярко в акционерных предприятиях, приводит в последнее время к соединениям, еще более грандиозным

1 См.: Горчаков Р. С. История народного хозяйства зарубежных стран. JL: Издательство Ленинградского университета, 1962.

С. 5-9; Экономическая история зарубежных стран. Курс лекций/ Под общей ред. В. И. Голубовича. Минск, 1997. С. 165-170.

А

Экономическая история зарубежных стран. С. 167.

по размеру, еще более могущественным по влиянию на народно-хозяйственную жизнь. Таковы соединения предприятий, известные у нас под общим именем синдикатов, хотя они представляют большое разнообразие экономических форм.

Основная идея всех этих соединений - предотвратить последствия свободной конкуренции. Стремление нормировать производство и сбыт продуктов известного рода товаров является положительной стороною синдикатов, выдвигающею момент общественной организации над частным произволом. Стремление устранить конкуренцию для обеспечения небольшой группе лиц высокой прибыли за счет потребителей составляет отрицательную сторону синдикатов, так как общественные интересы приносятся в жертву частным»1. В современной литературе в качестве основных форм таких «соединений

Л

предприятий» или словами других авторов, «корпоративных объединений» или «монополий» называют следующие3:

простейшими формами являются всякого рода краткосрочные соглашения о ценах: ринги, корнеры, джентльменские соглашения;

более прочной формой установления связей между организациями по сравнению с вышеперечисленными является картельная форма (картель, пул, ассоциация, юнион, контуар). В картеле каждый его участник сохраняет свою самостоятельность в области производства и в области сбыта. Участники картеля заключают соглашение о регулировании объемов производства, условиях сбыта продукции (устанавливают единый уровень цен, договариваются о разделе рынков сбыта) и найма рабочей силы.

Другой формой рассматриваемых соединений предприятий является синдикату участники которого теряют коммерческую самостоятельность в области сбыта продукции, который осуществляется через единое бюро. 1

Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права, т. 1. СПб., 1908. С. 489. 2

См.: Кашанина Т. В. Корпоративное право. М., 1999. С.207. 3

См.: Горчаков Р. С. Указ. соч. С. 7.; Экономическая история зарубежных стран. С. 168; Кашанина Т. В. Указ. соч. С. 208-210.

Формами соединения предприятий, отличающимися прочностью экономических и организационных связей входящих участников, являются тресты и концерны.

Трест - объединение предприятий одной или смежных отраслей промышленности с целью совместного производства и сбыта продукции. Участники трестов не имеют производственной, коммерческой, а нередко и юридической самостоятельности, поскольку объединение происходит практически по всем параметрам их хозяйственной деятельности.

Концерн - объединение при помощи финансового контроля ряда трестов или предприятий промышленности, транспорта, торговли и банковской сферы. Участники сохраняют формальную свободу, однако подчиняются единому руководству.

Перечислив основные формы соединения организаций монопольного характера в их поступательном развитии от наиболее простых к более сложным, необходимо кратко обозначить основные экономические причины, вызвавшие их к жизни. Во-первых, необходимо отметить, что, начиная с XVIII в., промышленные кризисы в экономике достигли значительной степени интенсивности и стали явлением периодически повторяющимся. Поэтому понятно стремление крупных производителей в той или иной отрасли промышленности посредством заключения соглашений нормировать производство и сбыт продукции, чтобы установить реальное соотношение между спросом и предложением.

При этом особенностью организации промышленных предприятий того времени было, по словам А.

И. Каминки1, преобладание «постоянных капиталов над капиталами оборотными», что также должно было вызвать стремление к предпринимательским союзам. Поскольку основные средства промышленных предприятий зачастую невозможно было использовать в других целях, нежели те, для которых они были приобретены. Поэтому в случае полной приостановки производства весь капитал становился мертвым, что было связано с огромными

1 См.: Каминка А. И. Очерки торгового права. СПб., 1912. С. 403. потерями для владельца. Отсюда естественная тенденция производить, хотя бы и с убытком, рассчитывая, что этот убыток будет меньше потери на процентах в случае полной приостановки производства. Следствием этого из-за чрезмерной конкуренции являлось дальнейшее понижение цен иногда даже ниже издержек производства. Производителям необходимо было найти выход из таких периодически повторяющихся кризисных ситуаций. Так появились первые картельные соглашения.

Во-вторых, как уже было отмечено ранее, постоянно усиливающийся процесс концентрации производства и капитала, который в XVIII в. в полной мере удовлетворяла акционерная форма крупнокапиталистической организации, в конце XIX в. требовал дальнейшего укрупнения предприятий.

«Предприятия, которые по своим размерам, казалось, еще так недавно удовлетворяли всем техническим условиям, теперь становятся явно недостаточными, и дальнейший прогресс становится возможным только в связи с дальнейшим и более быстрым ростом размеров предприятия. И так как вместе с тем всюду обнаруживается известное перепроизводство, то задачи дальнейшего увеличения размеров предприятий должны при таких условиях сводиться к уменьшению издержек производства. Это было возможно при дальнейшей его концентрации и при исключении из процесса производства всех тех предприятий, которые находятся в менее выгодных условиях и должны производить по более высоким ценам»1.

Концентрация в небольшом числе крупных предприятий (в том числе путем приобретения и поглощения других предприятий) какой-либо отрасли производства вносит кардинальные изменения в условия конкурентной борьбы. Стоит сопоставить длительную безрезультатность, убыточность, изнурительность при определенных условиях свободной конкуренции для крупных предприятий (обладающих большой «экономической боеспособностью») с выгод-

1 Каминка А. И. Указ. соч. С. 406. ностью и легкостью заключения соглашений между ними, чтобы стала ясна не- избежность образования монополий1.

Как правило, хозяйственная практика рассматривается как монополистическая но двум направлениям: организационно-правовому и договорно-

л

правовому. Организационно-правовая деятельность по созданию разного рода монополистических объединений осуществляется с использованием института договора либо при помощи учреждения обществ или компаний.

А. И. Каминка3 вводит термин «предпринимательские союзы» для общего обозначения всего круга явлений, который охватывается данным им определением соединения предпринимателей, стремящихся к повышению цен или предупреждению их падения с помощью или совершенного исключения или ограничения конкуренции. Указанный круг явлений, по его мнению, включает в себя и «простые договорные отношения совершенно самостоятельных субъектов прав» и создание нового «субъекта прав, объединяющего всех предпринимателей какой-либо отрасли производства в одну акционерную компанию», и исключающее тем самым конкуренцию. Иначе говоря, «совершенно различные юридические формы служат одним и тем же экономическим целям».

Он пишет: «Картельное соглашение может преследовать задачу смягчения конкуренции, отнюдь не посягая на самостоятельность участников ни в процессе производства, ни в процессе продажи. Все соглашение может сводиться к известным стеснениям при установлении цен, соглашениям относительно района продажи и т. д. ... Слабая сторона этого рода соглашений заключается в том, что контроль здесь почти невозможен, злоупотребления неуловимы». 1

Мотылев В. Е. Финансовый капитал и его организационные формы. М., 1959. С. 7-8. 2

См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств. М., 1993. С. 178. 3

См.: Каминка А. И. Указ. соч. С. 399-402.

Поэтому второй ступенью картельных отношений являются такие отношения, при которых возможен контроль над продажей. С этой целью происходит передача всей торговли в руки контрагентов. Может быть организовано посредническое бюро, которое или может быть «лишено самостоятельной юридической позиции, или пользоваться таковой в том случае, если ... это бюро является комиссионером, заключающим договор от своего имени, хотя и за счет союза»1.

В этом случае, подчеркивает А. И. Каминка, мы имеем такой способ организации совместной деятельности, который создает возможность перехода от форм договорного права к корпоративной организации. И далее пишет: «Специально у нас в России эти посредники по продаже товаров всех производителей, вступивших в картельное соглашение, организуются в форме новых субъектов права - акционерных компаний. Их уставы по большей части ни в чем не отличаются от обычных уставов акционерных компаний...»2.

Здесь мы можем констатировать создание компаньонами, вступившими в картельное соглашение (синдикат3), некоего вспомогательного звена - акционерного общества, выполняющего сбытовые функции. Единая сбытовая организация разрывает непосредственную связь предприятий, вошедших в синдикат, с рынком, что делает не простым выход из синдиката (необходимо восстановление сбыта, рыночных связей и т. д.).

В дореволюционной России синдикаты были господствующей формой соединения предприятий, в их числе имелись такие крупные, как «Продамет», «Продуголь», «Продвагон», «Продаруд» и т. д. Развитие синдикатов в России началось в 80 - 90-х годах XIX в4.

Далее, А. И. Каминка говорит о том, что предпринимательские соглашения естественно обнаруживают тенденцию распространяться и на другую сто- 1

См.: Каминка А. И. Указ. соч. С. 399-402. 2

Там же. 3

Здесь и далее курсив мой. 4

См.: Мотылев В. Е. Указ. соч. С. 23.

рону деятельности участников, на сам процесс производства (нужно отметить, что картели и синдикаты также оказывают косвенное влияние на процесс производства).

Он приводит в пример такого рода соглашение о создании американского треста: «акционеры всех предприятий, которые пришли к соглашению об исключении конкуренции, передают все свои акции в руки доверенных лиц (отсюда и название), получая взамен акций удостоверения треста в количестве соответствующем количеству акций предприятия, входящего в трест. Эти доверенные лица, имея в своих руках акции всех конкурирующих предприятий, приобретают возможность взять в свои руки все эти предприятия, ставя во главе каждого из них своих людей и контролируя все дело. Таким образом, не только цены товаров, но и все их производство оказывается в руках предпринимательского союза. И так как акционеры отдельных предприятий получают доход не в зависимости от успешности деятельности их завода, но от успешности деятельности всего союза, то, естественно, они заинтересованы уже не в судьбе того предприятия, с которым они вошли в трест, но лишь в судьбе самого треста». То есть, налицо полное хозяйственное единство всех предприятий, вступивших в трест. По словам Г. Ф. Шершеневича, «предприятия становятся частями новой организации и подчиняются в своей деятельности указаниям, идущим всецело из центрального управления треста»1.

В этой форме договорного соглашения, по мнению А. И. Каминки, «переход к новому субъекту прав донельзя облегчен: достаточно эту передачу акций в руки доверенных лиц заменить передачей новой акционерной компании».

Говоря современным языком, А. И. Каминка фактически говорит о создании держательской или холдинговой компании, контролирующей дочерние акционерные общества, пакетами акций которых она владеет.

Учитывая вышеизложенное, о возникновении треста можно говорить в случае слияния отдельных компаний и предприятий в единую компанию, либо

1 Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 491.

в случае подчинения формально самостоятельных компаний головной держа- тельской компании на основе финансового контроля1.

Таким образом, к важнейшим организационным формам коллективной антиконкурентной практики, ведущей к возникновению монопольных структур относятся (помимо «горизонтальных соглашений» юридически и экономически самостоятельных субъектов, стоящих, как правило, на одном хозяйственном уровне в системе рыночных связей): слияние обществ или компаний путем поглощения более слабых сильными; практика установления экономического подчинения обществ путем финансового участия в их капитале; создание дер- жательских или холдинговых обществ и т. д2.

А. И. Каминка писал: «История хозяйственных институтов далеко не совпадает с историей тех юридических форм, в которые, в конечном результате, облекаются эти институты. Несомненно, что в смысле экономической преемственности явлений тресты были подготовлены картелями, но между юридической природой картеля и юридической природой треста нет ничего общего. Тот факт, что оборот воспользовался именно этой формой древнего права для практического осуществления дела дальнейшей концентрации капиталистических предприятий, свидетельствует об удивительной экономии в области создания юридических форм»3.

Для исторической иллюстрации зарождения организаций дочернего и зависимого типа наиболее подходят Соединенные Штаты Америки времен экономической концентрации 1870-1890 гг.

Соединенные Штаты, по словам Келлера4, смогли еще до начала 60-х годов XIX в. занять видное положение среди индустриальных государств. Строительство железных дорог, являющееся уже с 40-х годов «ведущим сектором», было той сферой экономики, которая определяла экономическую динамику, а 1

См.: Мотылев В. Е. Указ. соч. С. 40. 2

Гражданское и торговое право капиталистических государств. С. 178. 3

Каминка А. И. Указ. соч. С.406. 4

См.: Келлер Томас. Концепции холдинга. М., 1997. С. 12-13.

позднее - из-за поспешного роста, не отвечающего потребностям инфраструктуры - и первые экономические кризисы.

В качестве меры против разрушительной конкуренции в области цен в 60-х и 70-х годах железнодорожные компании договорились, прежде всего, о создании картелей («пулов»). Так как эти объединения, основанные на договорных началах, всегда разваливались из-за значительных противоречий интересов, то возникло стремление объединиться капиталом и создать головное общество, которое должно контролировать отдельные юридически самостоятельные железнодорожные компании. По такой схеме соединения предприятий была, например, создана в 1870 г. «Pennsilvania Railroad Company».

Аналогичные структуры, но уже с целью установления более сильного господства на рынке, стали создаваться также в табачной, сахарной, сталелитейной и нефтеперерабатывающей промышленности.

Для управленческо-организационного соединения на базе капитала в этих отраслях был выбран так называемый «трест», который как форма слияния был впервые официально применен в основанной в 1882 г. «Standard Oil Company».

Процесс монополизации в США из-за высокого, по сравнению с европейскими странами, уровня концентрации производства и капитала осуществлялся главным образом в форме трестов и концернов. Тресты объединяли предприятия одной или ряда смежных отраслей промышленности. Если с 1860 г. по 1890 г. образовалось 24 треста с капиталом 4366 млн. дол.1, то уже в 1900 г. в США насчитывалось 185 трестов, в 1907 г. - 250. В 1904 г. они контролировали 40% всего капитала2.

Все крупные индустриальные страны, в том числе США, стремились контролировать, направлять или упорядочивать картельные соглашения.

2 июля 1890 г. под воздействием общественного мнения Конгрессом США был принят антитрестовский Закон Шермана (родоначальник антимоно- 1

Экономическая история зарубежных стран. С. 190. 2

Горчаков Р. С. Указ. соч. С. 21.

польного законодательства1), в котором образование трестов было объявлено незаконным. Но законодательство никогда не являлось сильным тормозом на пути концентрации и централизации капитала, монополизации производства и рынка.

Легальной возможностью обхода положений антитрестовского законодательства стала допустимость функционирования так называемой «системы участия». Речь идет о приобретении одним обществом или компанией значительной или большей части капитала другой компании и образовании таким способом системы экономически связанной между собой многозвенной цепочки обществ, занимающей господствующее положение на рынке. Юридическая автономия соподчиненных обществ является основой для признания легальности экономической «системы участия».

Это вызвало к жизни новую форму организации трестов. Стали образовываться компании, целью которых было исключительно владение долями участия и единое руководство зависимыми компаниями, объединенными ранее в трест. То есть, по существу получили широкое распространение держательские (холдинговые) компании, на которые не распространялось действовавшее в то время антимонопольное законодательство.

При использовании такой формы организации треста подчинение компаний единому управлению осуществляется посредством сосредоточения в руках одной из компаний, превращающейся в холдинг-компанию (или специально созданной для этих целей компании), контрольных пакетов акций объединяемых предприятий2, которые формально сохраняют свою самостоятельность. Однако полная или частичная принадлежность капитала дочерней компании другой компании ставит первую в зависимое экономическое и административное положение, позволяет контролировать и направлять ее деятельность (и соответственно деятельность подчиненных ей самой на тех же началах внучатых 1

См.: Кашанина Т. В. Указ. соч. С. 110. 2

Мотылев В. Е. Указ. соч. С 33.

и других обществ) как элемента единого, по существу, хозяйственного комплекса1.

К примеру, в 1901 г. в итоге объединения двух крупнейших фирм и под контролем банковской группы Моргана была создана так называемая «Стальная корпорация Соединенных Штатов» с капиталом в 1,4 млрд. дол. Она контролировала 11 акционерных обществ, которые в свою очередь контролировали 170 дочерних компаний, дававших 43% выплавки чугуна и 54% стали США. Она контролировала 75% запасов железной руды и имела ряд предприятий в смежных отраслях, а также свои железные дороги и прочие транспортные средства2.

Келлер констатирует3, что холдинговые компании, ориентированные на управление и господство над дочерними обществами посредством большинства долей участия или полным долевым участием, отражают развитие именно экономической практики США конца XIX столетия, поскольку в Европе аналогичные компании в начальной фазе европейских процессов индустриализации ориентировались исключительно на вложение капитала.

По словам Келлера, в Европе тенденция к концентрации была значительно слабее, чем в экономике США. Во-вторых, в Европе иным было привлечение предприятиями финансовых средств. Если предприятия США уже в фазе индустриального строительства пользовались при создании и расширении компаний в первую очередь таким инструментом финансирования как акция, то финансирование промышленности в Европе осуществлялось, прежде всего, через накопление прибыли, а также путем личного займа или долевого участия. Банковская система больше ориентировалась на покрытие государственной потребности в кредите, чем на финансирование частной экономики.

Для Германии был характерен наиболее высокий по сравнению с другими странами Западной Европы уровень концентрации производства. В отличие от 1

Гражданское и торговое право капиталистических государств. С. 179. 2

Горчаков Р. С. Указ. соч. С. 21. 3

См.: Келлер Томас. Указ. соч. С. 13-16.

США процесс концентрации происходил не на базе трестов, а в основном на базе картелей и синдикатов (это было характерно и для России). Крупные картели и синдикаты сложились в угольной (Рейнско-Вестфальский угольный синдикат 1893 г.), химической («И. Г. Фарбениндустри»), электротехнической промышленности (АЕГ и «Сименс-Гальске»), судостроении и т. д. С начала XX века начали образовываться концерны1.

Гансвайд, рассматривающий в своей книге2 дочерние общества как инструмент предпринимательского сотрудничества, пишет о том, что в исследованной им литературе констатируется уже в 1909 г. тенденция к объединению и долевому участию в других предприятиях в поразительно большом объеме и большом разнообразии.

По словам Гансвайда, при выборе способа интеграции с самого начала стоял вопрос об экономической целесообразности: решатся ли компании на слияние, придут ли они лишь к договорному соглашению или создадут совместное дочернее общество.

Совместное создание дочерних предприятий, как один из способов экономической интеграции, производилось компаньонами вначале с целью оказания им каких-либо вспомогательных функций. Вспомогательными предприятиями были компании, занимающиеся снабженческо-сбытовой деятельностью (например, вспомогательные сбытовые бюро членов синдикатов, которые позднее превращались в полноценные предприятия), экспортом, кредитные, транспортные компании и многие другие. Затем стали появляться совместные науч- но-исследовательские компании и др. 1

См.: Экономическая история зарубежных стран. С. 172-173. 2

См: Gansweid Wolfgang. Gemeinsame Tochtergesellschaften im deutschen Konzern- und Wettbewerbsrecht. Baden-Baden. Nomos-Verlagsgesellschaft, 1976.

В этой связи он называет также участие в консорциумах1, которое, по его наблюдению, представляет собой «как будто дочернее предприятие материнских компаний». В качестве примера он приводит, в том числе и «Duisburger Kupferhutte» в составе акционерного общества «Duisburg», который занимался медеплавильным производством и снабжением акционеров (в т. ч. «BASF») и, в зависимости от обстоятельств, не акционеров серным колчеданом, а также переработкой и использованием отходов. Три химических концерна: акционерные общества «Hoechst», «Вауег» и «BASF» по сей день участвуют в этом предприятии (доля участия по 30,97%) с не изменившейся областью задач.

Гансвайд отмечает, что в Германии начала XX века препятствий со стороны закона для различных видов корпоративных соединений почти что не существовало, за исключением, обязательных предписаний права об объединениях. Так называемое «Постановление о картелях» от 03.11.1923 г. не оказало, во всяком случае, никакого устрашающего воздействия, по оценке Имперского правительства в 1925 г. в Германии существовало 3 ООО картелей.

По поводу законодательного регулирования соединений компаний в различных странах в начале XX столетия Г. Ф. Шершеневич писал следующее: «Современные законодательства еще мало приспособились к тому новому явлению народно-хозяйственной жизни, которое известно (в России) под именем синдикатов.. .и синдикаты всюду находятся в юридически неопределенном положении»2. «До настоящего времени остается спорным само понятие трестов и синдикатов, в связи с неопределенностью терминологии»3.

В исследованиях русских правоведов, касающихся синдикатов и трестов, на которые уже были ссылки, и в других дореволюционных источниках по гра-

1 Консорциум - предпринимательское объединение, которое возникает на основании заключенного участниками договора для реализации одного либо нескольких взаимосвязанных проектов или программ (см.: Плинк Я. В. Правовое бслуживание предпринимательских объединений в России и за рубежом. Автореф канд. юрид. наук. М., 2000. С.23.).

Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С.494. 3 Каминка А. И. Указ. соч. С. 387.

жданскому и торговому праву такие определения, как «дочерняя» организация или «зависимая» организация применительно к корпорациям не встречаются.

Русскую юридическую мысль того времени волновали несколько иные проблемы. По мнению А. И. Каминки, усилия юристов и экономистов должны быть направлены на то, чтобы выработать те формы, создать те гарантии, при которых эти организации (синдикаты, тресты), принося обществу всю ту пользу, которую можно извлечь из этой комбинации капиталистического и предпринимательского элементов, приносили бы ему вместе с тем минимум вреда1. «Сумеет - ли государство воспользоваться находящимися в его руках средствами урегулирования деятельности картельных организаций и не дать им возможности злоупотребления своим по необходимости монопольным положением - вот вопрос, от решения которого зависит в значительной мере весь ход хозяйственной жизни народов. Но при этом государственная власть должна помнить, что она имеет дело с силой, которую можно при искусстве известным образом направить, но которую нельзя безнаказанно уничтожить. Это неизбежная стадия прогресса на пути развития более совершенных форм хозяйственной деятельности»2.

Итак, рассмотрев процесс зарождения и развития на рубеже XIX - XX столетий разнообразных экономических связей между организациями, его причины, формы интегрирования компаний в единые финансово-промышленные комплексы, можно четко выделить появление в экономике того времени компаний, которые по каким-либо причинам (вольно или невольно) должны подчиняться в своей хозяйственной деятельности либо условиям заключенного с контрагентами картельного соглашения, либо указаниям головной организации треста и т. п. Налицо развитие процесса экономической субординации во взаимоотношениях экономических единиц: с одной стороны, экономической зави- 1

Каминка А. И. Указ. соч. С. 422. 2

Там же. С. 437.

симости, с другой - контроля или господства - «одностороннего необратимого влияния»1.

Понятие эффекта господства, раскрытое, в частности, Ф. Перру, отражает последствия объективного неравенства положения экономических единиц, порождающего в отношениях между ними принуждение. Опыт показывает, что в экономической жизни происходит столкновение центров принятия решений, имеющих различные параметры, действующих на разных уровнях, в условиях, когда решающим элементом является соотношение сил между ними2.

Для капиталистической экономики характерно основывать свой рост на «динамике господства», когда стремление к прибыли неотделимо от достижения могущества. Это проявляется как в отношениях между компаниями вплоть до создания мульти национальных фирм, так и в отношениях между государствами.

Механизм финансовых участий представляет собой как раз одну из главных областей, где проявляется соотношение сил между компаниями. В строгом смысле участие обеспечивает право контроля и, естественно, подразумевает участие в прибылях.

Фактическое появление в мировой экономике организаций дочернего и зависимого типа уже можно констатировать тогда, когда на определенной стадии концентрации производства и капитала получило широкое развитие интегрирование на основе финансового участия. Начало этого процесса приходится, как мы уже выяснили, на конец XIX - первую треть XX столетия.

По сведениям некоторых авторов3 после первой мировой войны получили широкое развитие и приобрели существенное значение в мировой экономике концерны, которые организуются исключительно на основе финансового контроля, поскольку включают в себя самые разнообразные, разнородные, частью 1

Толковый экономический и финансовый словарь, т. 1. М.: Международные отношения, 1997. С. 606. 2

Там же. 3

См.: Мотылев В. Е. Указ. соч. С. 43-44.

производственно не связанные друг с другом предприятия, банки, страховые компании и т. д. Часто в состав концернов входят тресты.

Законодательства различных стран долгое время игнорировали отношения экономической зависимости между самостоятельными в правовом отношении участниками экономического оборота. Судебная практика вплоть до первой мировой войны исходила из постулата, что существование юридического лица само по себе является достаточным основанием, чтобы считать его полностью независимым от других субъектов, не принимая во внимание имеющиеся между ними отношения экономической субординации1.

В дальнейшем отношения финансовой зависимости и контроля стали приниматься во внимание судами при определении национальности юридического лица, эти отношения стали учитываться в сфере налогообложения, в трудовых отношениях и т. п. Необходимость считаться с реальными взаимоотношениями в экономике заставила и гражданское право регулировать отношения юридически (а не только фактически) неравных субъектов права .

Таким образом, экономические законы концентрации капитала, повышения рентабельности производства, снижения издержек производства и обращения привели к пересмотру экономически развитыми государствами «атомист- ской» концепции правового регулирования рыночных отношений. Юридическое закрепление понятий, определяющих организации дочернего и зависимого типа, законодательствами передовых зарубежных стран произошло лишь приблизительно к середине XX столетия, к этому вопросу мы вернемся ниже в соответствующем параграфе работы. В России, по понятным причинам, правовые определения дочернего и зависимого хозяйственных обществ впервые были закреплены на уровне федерального закона частью первой Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 г. (далее - ГК РФ).

См.: Кулагин М. И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. М., 1987. С. 133.

Кулагин М. И. Предпринимательство и право: опыт Запада. С. 41.

<< | >>
Источник: ЗВЕЗДИНА Т. М.. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДОЧЕРНИХ И ЗАВИСИМЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ / Диссертация / Екатеринбург. 2003

Еще по теме § 1.1. К истории вопроса о возникновении и развитии экономической субординации юридических лиц:

  1. История участия юридических лиц в предпринимательстве
  2. §2. Социально - правовые предпосылки возникновения и развития институтов правовых преимуществ
  3. 2. Конструкция юридического лица в законодательстве, теории и правоприменительной практике дореволюционной России: понятие и признаки юридического лица, правоспособность и дееспособность, возникновение и прекращение, классификация.
  4. Возникновение и прекращение юридического лица.
  5. 4.1 Правовые вопросы оспаривания сделки по передаче активов специальному юридическому лицу в случае банкротства оригинатора
  6. §1. История вопроса.
  7. § 1. Понятие, исторические и теоретико-правовые предпосылки возникновения и развития гражданского общества
  8. Параграф 1.1 История развития теоретических подходов к конструкции юридического лица
  9. Введение
  10. § 1.1. К истории вопроса о возникновении и развитии экономической субординации юридических лиц
  11. Заключение
  12. § 2. Возникновение, правоспособность и ответственность юридического лица
  13. 1.3.2. Возникновение и развитие отечественной науки о праве
  14. § 1. Право на защиту деловой репутации юридического лица и основания его возникновения
  15. ОГЛАВЛЕНИЕ
  16. § 1.1. К истории вопроса о возникновении и развитии экономической субординации юридических лиц
  17. Заключение
  18. Конструкция юридического лица в законодательстве, теории и правоприменительной практике дореволюционной России: понятие и признаки юридического лица, правоспособность и дееспособность, возникновение и прекращение, классификация.
  19. Глава 1 ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА И НАУКИ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА
  20. § 1.1. История возникновения и развития института уголовной ответственности за кражу
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -