<<
>>

1. Историко-правовой анализ развития антиалкогольного законодательства в СССР

Расширение производства спиртных напитков потребовало создания государственного органа, управляющего этой деятельностью. Поэтому 5 января 1922 года М.Калинин подписал декрет ВЦИК “Положение об управлении государственными виноградарством и виноделием”.

Из закона видно, что “для осуществления всех мероприятий по ведению государственного виноградно-винодельческого хозяйства и для организации государственного виноделия, а также для переработки продуктов такового, и сбыта вин, учреждается при Народном Комиссариате Земледелия РСФСР Правление Государственного Виноградарства и Виноделия Федерации (Винделправление)” (71, 43).

Декреты ВЦИК и СНК разрешали:

- от 3 февраля 1922 года - продажу пива крепостью не более 6° (19);

- от 20 апреля 1922 года - продажу плодово-ягодных и изюмных вин не свыше 14°, а виноградных вин с содержанием алкоголя не более 20° в полном объеме на всей территории РСФСР и во всех союзных с ней советских республиках (62);

- от 7 декабря 1922 года - производство коньяка крепостью от 40° до 60° (6). При этом указывалось, что коньяк отпускался только в распоряжение Наркомздрава для лечебных целей и на сдабривание виноградных вин. Одновременно Наркомздраву разрешалось отпускать для лечебных целей из имевшихся запасов водочные изделия. Действие декрета распространялось на территорию РСФСР и на все союзные с ней советские республики.

Декретом ВЦИК и СНК 27 июля 1922 года предусматривалась организация Государственного виноградарства и виноделия в РСФСР и союзных советских республиках (23).

26 мая 1922 года принято постановление ВЦИК “О введении в действие Уголовного кодекса РСФСР”. Статья 17 общей части Уголовного кодекса указывала на то, что лица, совершившие преступление в состоянии опьянения, подлежат наказанию (16, 75). В особенной части законодатель предусмотрел статью за незаконное производство и хранение спиртных напитков с целью их сбыта. Так, ст. 140 за “приготовление с целью сбыта вин, водок и вообще спиртных напитков и спиртосодержащих веществ без надлежащего разрешения или свыше установленной законом крепости, а равно незаконное хранение с целью сбыта таких напитков и веществ” (16, 96) предусматривало наказание в виде принудительных работ на срок до одного года с конфискацией части имущества. Однако практика применения этой статьи вскоре показала, что отсутствие дифференциации предусмотренного ею наказания в зависимости от того, идет ли речь о единичных случаях сбыта самогона или же имеет место промысел, является ошибкой и не отвечает требованию классового подхода к борьбе с самогоноварением.

В связи с этим была предпринята попытка законодательным путем смягчить меру уголовной ответственности в отношении тех рабочих и крестьян, которые совершили эти преступления в силу безграмотности и невежества. В соответствие с декретом ВЦИК от 18 июня 1923 года эта категория осужденных за самогоноварение подлежала условно-досрочному освобождению после отбытия за изготовление самогона не менее 2-х месяцев, а за сбыт самогона - не менее 4-х месяцев лишения свободы (67, 58).

В дальнейшем также наблюдалась либерализация уголовного наказания в отношении рабочих и крестьян, не преследовавших цели извлечения выгоды из незаконного производства и продажи самогона (20).

Параллельно с распространением производства и продажи алкогольных напитков законодательно оформлялись меры, направленные на пресечение незаконного производства, хранения и сбыта спиртных напитков и спиртосодержащих веществ. В этой связи 20 декабря 1922 года был принят декрет СНК (63).

Декрет “О разрешении выделки и продажи наливок и настоек”, подписанный 30 января 1923 года заместителем председателя СНК Л.Каменевым, предоставлял возможность производства и продажи населению спиртных напитков (наливок и настоек) с содержанием алкоголя не более 30° (61).

Расширение продажи алкогольных изделий потребовало от Наркома внутренних дел и Наркомздрава разработки инструкции. 29 декабря 1922 года “Инструкция о продаже виноградных, плодово-ягодных и изюмных вин распивочно в ресторанах и столовых” (10) была подписана руководителями этих государственных ведомств. Аналогичная инструкция, но о продаже наливок и настоек крепостью до 20°, была подготовлена Советом Труда и Обороны 9 марта 1923 года (11)

За 1923 год ВЦИК и СНК приняли свыше 20 декретов, направленных на повышение твердых акцизных ставок со спиртных напитков, что отражает устойчивую тенденцию расширения объемов производства виноградных вин, наливок, настоек и спирта, повышения крепости спиртных напитков, расширения мест и объемов продажи их населению.

О расширении продажи алкогольных изделий говорил тот факт, что только в 1924 году СНК приняло 5 постановлений, а именно:

“Об отпуске чистого спирта по низкой ставке акциза для ветеринарных надобностей” от 15 февраля 1924 года (30);

“О мерах содействия экспорту наливок и настоек” от 6 июля 1924 года (53);

“О порядке реализации конфискованных таможенными органами спирта и спиртных напитков” от 18 июля 1924 года (57);

“О разрешении продажи населению денатурированного спирта для хозяйственных и технических надобностей” от 14 октября 1924 года (60);

“Об отпуске этилового спирта по пониженной ставке акциза учреждениям Народного Комиссариата Земледелия Украинской Советской Социалистической Республики для научных и практических работ” от 21 ноября 1924 года (29).

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 3 декабря 1924 года на территории РСФСР и других союзных республик разрешены производство и продажа наливок, настоек и этилового спирта крепостью не свыше 30° (67). Органам государственной спирто-винокуренной и винодельческой промышленности в винодельческих районах и их базисным складам разрешалась выделка и продажа коньяка, наливок и ликерных вин из виноградного спирта той же крепости.

Все большее внимание Советское правительство стало уделять выявлению лиц, занятых незаконным производством, провозом и продажей спиртных напитков. В этой связи 3 апреля 1925 года подписано постановление СНК СССР “О провозе спирта и спиртных напитков по путям сообщения и премировании прямых и косвенных задержателей незаконно провозимого спирта и спиртных напитков” (59). Подобный опыт имел место в дореволюционной России.

Заключительным этапом законодательного оформления государственной монополии на производство, хранение, провоз и продажу всех видов алкогольных изделий явилось “Положение о производстве спирта и спиртных напитков, и торговле ими”, утвержденное 28 августа 1925 года ЦИК и СНК СССР, подписанное председателем ЦИК СССР А.Червяковым и председателем СНК СССР А.Рыковым.

На первом Всесоюзном учительском съезде (январь 1925 г.), отвечая на вопрос, чем вызвана водочная торговля, председатель СНК СССР А.И.Рыков сказал: “Главным мотивом, который побудил нас выпустить водку, является наличие самогона”. И далее: “Когда мы издавали закон, допускающий продажу “горькой”, то здесь играли роль не столько доходные соображения, сколько невозможность при настоящих условиях побороть самогонщика исключительно одними административными мерами” (75). Решение вопроса борьбы с самогоноварением, информировал А.И.Ры-ков, усматривается также в принятии экономических мер воздействия для создания условий, при которых выкурка самогона потеряла бы свою прибыльность, и в понятии культуры и улучшении материального положения населения. В отношении полного искоренения алкоголя указывалось, что в условиях крайне низкого культурного уровня населения, даже в смысле элементарной грамотности, такая задача является нереальной. Однако сама возможность достижения этой цели допускалась в перспективном будущем в результате борьбы с потреблением водки, в связи с культурным строительством и реконструкцией народного хозяйства в целом. Определенный аналогичный опыт имелся при ликвидации безграмотности, когда взымался на это особый сбор с патентов на право продажи вина, пива и табачных изделий (33).

В ЦК РКП(б) вопрос о введении торговли водкой обсуждался в октябре 1924 года, о чем свидетельствует письмо И.В.Сталина, написанное Шинкевичу 20 марта 1927 года (80, 191-192). В нем И.В.Сталин обосновывал необходимость продажи водки крайней нуждой в денежных ресурсах, требовавшихся на развитие промышленности, и отказом от займов иностранного капитала на кабальных условиях. И.В.Сталин писал, что во время обсуждения некоторые члены ЦК высказались против введения продажи водки, но не указали каких-либо возможных источников получения денежных средств для развития промышленности. Окончательное решение об установлении водочной монополии было принято на Пленуме ЦК РКП(б). В беседе с иностранными рабочими 5 ноября 1927 года И.В.Сталин ответил на ряд вопросов:

“Вопрос: Как увязывается водочная монополия и борьба с алкоголизмом?

Ответ: Я, думая, что их трудно вообще увязать. Здесь есть несомненное противоречие. Партия знает об этом противоречии, и она пошла на это сознательно, зная, что в данный момент допущение такого противоречия является наименьшим злом. Когда мы вводили водочную монополию, перед нами стояла альтернатива: либо пойти в кабалу капиталистам, сдав им целый ряд важнейших заводов и фабрик, и получить за это известные средства, необходимые для того, чтобы обернуться; либо ввести водочную монополию для того, чтобы заполучить необходимые оборотные средства для развития нашей индустрии своими собственными силами и избежать, таким образом, иностранную кабалу. Вот так стоял перед нами вопрос, когда мы вводили водочную монополию. Конечно, вообще говоря, без водки было бы лучше, ибо водка есть зло. Но тогда пришлось бы пойти временно в кабалу к капиталистам, что является еще большим злом. Поэтому мы предпочли меньшее зло. Сейчас водка дает более 500 миллионов рублей дохода. Отказаться сейчас от водки, - значит, отказаться от дохода, причем, нет никаких оснований утверждать, что алкоголизм будет меньше, так как крестьянин начнет производить свою собственную водку, отравляя себя самогоном.

Вопрос: Значит ли это, что водочная монополия должна оставаться у нас в будущем?

Ответ: Нет, не значит. Водочную монополию ввели мы как временную меру. Поэтому она должна быть уничтожена, как только найдутся в нашем народном хозяйстве новые источники для новых доходов на предмет дальнейшего развития нашей промышленности. А что такие источники найдутся, в этом не может быть никакого сомнения.

Сейчас наша политика состоит в том, чтобы постоянно свертывать производство водки. Я думаю, что в будущем нам удастся отменить вовсе водочную монополию, сократить производства спирта до минимума, необходимого для технических целей, и затем ликвидировать вовсе продажу водки” (81, 232-233).

Завершив исторический экскурс в содержание выступлений Генерального секретаря И.В.Сталина и председателя СНК СССР А.И.Рыкова, обосновывающих необходимость введения государственной монополии на производство и продажу крепких спиртных напитков, перейдем к рассмотрению содержания самого Положения. В нем, в частности, отмечалось:

“1. Производство (выкурка) сырого спирта, из каких бы продуктов он ни производился, допускается на всех винокуренных… заводах, на которых имеются соответствующие приспособления. Все указанные заводы должны быть зарегистрированы в порядке, установленном инструкцией ВСНХ и Наркома Финансов СССР.

2. Весь выкуренный и ректификационный на заводах, указанных в ст. 1, спирт, за исключением фруктово-виноградного и коньячного, подлежит сдаче Центральному Правлению Государственной Спиртовой Монополии (Центроспирт) (ст. 10).

4. Изготовление хлебного вина (водки) составляет исключительное право государства, осуществляемое Центральным Правлением Государственной Спиртовой Монополии.

5. Изготовление хлебного вина (водки) и водочных изделий допускается исключительно из ректификационного спирта. Хлебное вино (водка) должно изготовляться крепостью в 40 градусов по Траллесу.

6. Изготовление водочных изделий допускается как на государственных, так и на кооперативных и частных водочных заводах. Наливки и настойки могут изготавливаться крепостью до 40 градусов, а коньяки и ликеры - до 60 градусов по Траллесу.

8. Торговля на внутреннем рынке хлебным вином (водкой), водочными изделиями и коньяком может производиться с соблюдением действующих законоположений и правил, как государственными, так и кооперативными и частными предприятиями.

10. В ведении Высшего Совета Народного Хозяйства Союза ССР учреждается Центральное Правление Государственной Спиртовой Монополии (Центроспирт), действующее на началах коммерческого расчета, согласно устава, утвержденного Советом Труда и Обороны.

11. На Центральное Правление Государственной Спиртовой Монополии возлагается:

- разработка общего для всего Союза ССР плана винокурения и учет выкурки спирта;

- разработка контингентов внутреннего потребления спирта и вывоза его за границу;

- приобретение и ректификация выкуриваемого на территории Союза ССР спирта (ст. 3);

- отпуск спирта крепостью свыше 40 градусов на указанные в статье 7 надобности;

- изготовление хлебного вина (водки) и отпуск его торгующим организациям:

- реализация спирта на внешних рынках.

13. Право выкурки спирта Центральному Правлению Государственной Спиртовой Монополии не принадлежит” (74, 795-797).

После введения водочной монополии активизировалась законотворческая деятельность по развитию антиалкогольного законодательства в СССР и в РСФСР. С 1926 по 1930 год в СССР приняли лишь один антиалкогольный закон “О мерах к усилению борьбы с самогоноварением” (46). В РСФСР - 10, такие как: “О ближайших мероприятиях в области лечебно-предупредительной и культурно-просветительной работы по борьбе с алкоголизмом” (21), “Уголовный Кодекс РСФСР редакции 1926 г.” (83), “Об оказании гражданам содействия милиции при задержании пьяных и хулиганов” (22), “Об отмене премирования за раскрытие незаконного приготовления, хранения и сбыта спиртных напитков и спиртосодержащих веществ” (28), “О мерах ограничения продажи спиртных напитков” (47), “Об организации местных специализированных комиссий по вопросам алкоголизма” (25), “О запрещении ввоза и продажи спиртных напитков в некоторых местностях северных окраин” (40), “О воспрещении розыгрыша в лотереях спиртных напитков” (18), “О мерах ограничения торговли спиртными напитками” (48), “О мерах борьбы с шинкарством” (45).

В новой редакции Уголовного кодекса РСФСР, вступившего в силу с 1 января 1926 года, производство спиртного для домашних нужд хотя и считалось преступлением, но ответственность смягчалась рядом обстоятельств. “Те действия, - говорилось в 102 статье, - совершаемые хотя бы в виде промысла, но вследствие нужды, безработицы или по малосознательности, с целью удовлетворения минимальных потребностей своих или своей семьи, - наказывались принудительными работами на срок до 3-х месяцев” (83, 973). Понятно, что наличие в законе таких понятий, как: “нужда”, “малосознательность”, “минимальные потребности” - атрибутов, присущих тоталитарному обществу, снижало его действенность и давало волю произвольным толкованиям. На меру наказания влияло также и социальное положение преступников. Рабочие и крестьяне обычно подвергались небольшому штрафу или просто предупреждались.

В соответствии с постановлением “О ближайших мероприятиях в области лечебно-предупредительной и культурно-просве-тительной работы по борьбе с алкоголизмом” от 11 сентября 1926 года. Наркомздрав должен был изучать алкоголизм, организовать лечение алкоголиков. НКЮ и НКВД - разработать и провести в ведомственном порядке меры по принудительному лечению алкоголиков, а также вытрезвлению лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения. Наркомздраву и Наркомпросу совместно с ВЦСПС указывалось на необходимость усиления антиалкогольной пропаганды, для чего “а) ввести в программу школ всех ступеней и типов основные сведения о вреде алкоголя; б) выпустить соответствующие наглядные пособия и литературу; в) разработать план проведения антиалкогольной пропаганды в избах-читальнях, домах крестьянина, рабочих клубах, красных уголках и красных палатках; г) принять меры по максимальному использованию для целей антиалкогольной пропаганды периодической печати, радиовещания, стенных газет, показательных судов и т.п.; д) совместно с киноорганизациями озаботиться созданием ряда фильмов как для города, так и для деревни по вопросам борьбы с самогоном и алкоголизмом вообще” (21, 661).

При лечебном отделе Наркомздрава РСФСР была создана комиссия по борьбе с алкоголизмом. План работы комиссии включал три основных направления: 1) изучение алкоголизма; 2) антиалкогольную санитарно-просветительную пропаганду; 3) организацию профилактики и лечения алкоголизма.

Одновременно с поступлением крепких алкогольных напитков в торговую сеть активизировалась государственная борьба с пьянством и алкоголизмом. В постановлении от 4 марта 1927 года (47) говорилось о запрещении продажи спиртных напитков гражданам, не достигшим совершеннолетия, лицам, находящимся в алкогольном опьянении, запрещалась продажа алкогольных напитков в буфетах и культурно-просветительных учреждениях.

Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 16 мая 1927 года (24) предоставляло местным исполнительным комитетам право создавать комиссии, в задачу которых входило вовлечение в антиалкогольную борьбу широких слоев населения, изучение причин алкоголизма, согласование мероприятий, разработанных различными учреждениями и организациями, нахождение средств и содействие в организации лечебно-профилактических и культурно-просветительных учреждений по борьбе с пьянством. Такие комиссии и комитеты стали создаваться во многих городах и крупных поселках.

Параллельно с этими мерами на союзном уровне ЦИК и СНК СССР 27 декабря 1927 года приняли за 5 лет единственный антиалкогольный закон (46), направленный на борьбу с тайным производством самогона. В нем было предложено ЦИК союзных республик в двухнедельный срок установить в уголовных кодексах ответственность за изготовление, хранение и сбыт алкоголя и самогонных аппаратов, штраф до 500 рублей. За такие же противоправные деяния, не предусмотренные уголовными кодексами, предлагалось установить административную ответственность в виде принудительных работ на срок до 1 месяца или штрафа до 100 рублей.

В целях исполнения этого постановления ВЦИК и СНК РСФСР 2 января 1928 года приняли закон, устанавливающий административную ответственность за изготовление и хранение самогона без цели сбыта; сбыт самогона, хотя бы и не в виде промысла; изготовление, хранение, ремонт и сбыт (не в виде промысла) самогонных аппаратов (77).

В конце 20-х годов начала проводиться государственная политика по подготовке к свертыванию продажи водки и водочных изделий. 29 января 1929 года СНК РСФСР указывал:

“1. Воспрещается в промышленных городах и рабочих поселках открывать новые места продажи водки и водочных изделий…

2. Городские Советы и Советы рабочих поселков могут закрывать всякое место продажи водки, водочных изделий и пива… как по ходатайствам рабочих организаций…, так и в том случае, если сами признают это необходимым по культурно-общественным соображениям. Постановления городских Советов и Советов рабочих поселков о закрытии мест продажи указанных спиртных напитков проводятся в жизнь немедленно, независимо от их обжалования.

4. Воспрещается в городах и рабочих поселках торговля водкой, водочными изделиями, пивом и виноградным вином:

а) во все праздничные и предпраздничные дни, а также в дни отдыха и накануне этих дней;

б) в районах расположения фабрично-заводских предприятий - в дни выдачи заработной платы рабочим…

5. Не допускается продажа и отпуск водки, водочных изделий, пива, виноградного вина в рабочих клубах, в буфетах общественных учреждений, театрах, кино, общежитиях, банях, общественных садах, парках и местах народного гуляния…

8. Воспрещается алкогольная реклама в печати, а также помещение на улицах, вокзалах, пароходах и в других общественных местах объявлений и плакатов, рекламирующих спиртные напитки” (48).

Анализ официальных документов показал, что с 1926 по 1930 год Советское государство боролось против незаконного производства и продажи алкогольных напитков, против пьянства и алкоголизма. А что же делало в этом направлении Рабоче-крестьянское правительство? Из приведенного ниже приложения видно, что все наоборот.

Одним из ведущих показателей алкогольной статистики является доход от продажи алкогольных напитков и его роль в доходной части союзного бюджета.

Доходы Советского государства

от продажи алкогольных напитков

и их процент в доходной части бюджета (1923-1928 гг.)

Годы Доход В бюджете, %

1923/1924 47 млн. руб. 2

1924/1925 154,9 млн. руб. 5,3

1925/1926 340,7 млн. руб. 8,4

1926/1927 545,4 млн. руб. 10,9

1927/1928 728,8 млн. руб. 12,0

Примечание. Сведения для приложения заимствованы у Э.И.Дейчмана (8).

Совершенно очевидно, что о борьбе с производством алкогольных напитков, не шло и речи.

В конце 1929 года резко меняется тактика и курс борьбы с пьянством и алкоголизмом в направлении ее свертывания. Иллюстрацией к этому служит статья В.П.Вознесенского “Об ошибках в работе общества борьбы с алкоголизмом”, напечатанная в журнале “Трезвость и культура”. Тем более, что она касается людей, руководивших всесоюзным антиалкогольным движением.

“Сняты тт. Ларин и Дейчман, - пишет автор статьи, - а вместо них назначены тт. Семашко и Вознесенский. Для тех членов нашей организации, которые мыслят еще по обывательски (а таких у нас не мало), “ударным” пунктом в происшедших переменах будет конечно смена руководства.

Тт. Ларин и Дейчман сняты с руководящих постов председателя и ответственного секретаря. Ликвидирован и Всесоюзный совет обществ с его секцией по РСФСР; такое объединение найдено в данное время нецелесообразным.

Ознакомление с материалами, говорящими о работе Общества, ясно и четко отвечает на поставленные вопросы и не дает места неясности и недоумению, выявляя грубые политические ошибки и прямо-таки извращение партийной линии в борьбе Общества. (…)

Как же велась эта кампания? В духе создания в части рабочей, а также нерабочей массы ожесточенной враждебности к таким правительственным органам, как Наркомфин, Наркомторг, Госплан, в которых, конечно, есть недостатки, но которые, тем не менее, есть органы пролетарской диктатуры.

Доказательство налицо. Не говоря уже о том, что формулировки - “требуем от правительства”, “требуем от партии”, повсюду в резолюциях, но не менее малочисленны и такие выражения: “Надо ударить акцизных чиновников Наркомфина по рукам, пытавшихся не отрезвить массы, а сделать их пьяными”, (…) “Новый наскок Центроспирта на решения V Всесоюзного съезда Советов и ХVI партконференции”, (…) “Считаем, что попытка продиктована затесавшимися в аппарат Наркомфина вредителями”. И, наконец, последний шедевр в резолюции Медтехникума: “Мы требуем выполнения постановлений ХVI партконференции и V съезда Советов и погладить пролетарским обухом по головам твердолобых из Наркомфина”. Бей, значит, обухом по головам руководителей правительственного органа, поставленный партией? Недурно т. Ларин поставил агитацию в Обществе. Что к этому добавилось? В таких же приблизительно тонах статья т. Дейчмана, помещенная в изданной обществом газете “Бьем тревогу” и 17-ом номере журнала “Трезвость и культура”, озаглавленная “Кто кого?”, обливающая помоями ряд наших советских организаций, полная дешевой демагогии с претензией на остроумие и недостойная пера коммуниста. (…)

Отчего же загорелся весь сыр-бор? В связи с чем дан был тт. Лариным, Дейчманом и другими сигнал к кампании? В связи с намеченным правительственными органами увеличением выпуска спирта. Для чего? Во-первых, для того, чтобы удовлетворить техническим требованиям растущей промышленности, во-вторых, чтобы противостоять самогоноварению в деревне, частнику, спаивающему трудовое крестьянство и обирающему в частнособственнический карман трудовые рубли - регулируемую государством виноторговлю.

Задачи были ясны. Они были продиктованы в интересах самих трудящихся нашей страны. (…) Правильна ли политическая линия ответственных руководителей Общества? Неправильна, извращена” (5, 14-15).

Через три месяца журнал “Трезвость и культура” несколько изменил свой профиль и получил название “Культура и быт”. В нем о путях и способах борьбы с алкоголизмом почти ничего не писалось. Обусловлено это и тем, что в 30-е годы изменилась и медицинская трактовка заболевания алкоголизмом: исследовалось только влияние алкоголизма на психику человека. Спиртные напитки были признаны годными для лечебного применения.

Следует отметить, что в выполнении требований советского антиалкогольного законодательства, особая роль отводилась органам милиции. На них возлагались задачи организации борьбы с лицами, появляющимися в общественных местах в пьяном виде; контроля над соблюдением правил торговли спиртными напитками; организации борьбы с самогоноварением и шинкарством; проведение профилактической работы с лицами, злоупотребляющими алкогольными напитками. Выполняя эти задачи, органы милиции РСФСР только за первое полугодие 1929 года произвели 123 тыс. 601 обыск на предмет обнаружения производства и продажи спиртных напитков. Из отчетов видно, что было выявлено 92 тыс. 692 случая тайного самогоноварения; 11 тыс. 416 - продажи самогона; 37 тыс. 481 - шинкарства; конфисковано 31 тыс. 979 самогонных аппаратов; наложили 123 тыс. 684 административных взысканий за приготовление и сбыт спиртных напитков; 358 тыс. 387 человек - задержано в состоянии алкогольного опьянения (66, 21)

Борьба с пьянством и его последствиями после ХVIII партконференции увязывалась с правовыми мерами, направленными на борьбу с прогулами и самовольными отлучками. 26 июня 1940 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был введен восьмичасовой рабочий день и семидневная рабочая неделя, запрещается самовольный уход с предприятий и учреждений. За прогулы и опоздания на работу устанавливалась уголовная ответственность. В результате к 27 июля 1940 года по РСФСР за самовольный уход с работы и прогулы были осуждены 21 тыс. 131 человек, из них к исправительно-трудовым работам - 19 тыс. 399 человек, к тюремному заключению было приговорено 2 тыс. 732 человека (84, 71).

Относительно “белым пятном” в истории развития антиалкогольного законодательства, пока еще остаются годы Великой Отечественной войны.

Неисчислимые страдания и бедствия, лишения и потери близких родственников, безусловно, стимулировали потребление населением алкоголя в эти годы. Кроме того, приобщению к алкоголю мужской части населения в определенной степени способствовали и государственные решения, направленные на ежедневную выдачу спиртного на фронте. 30 июня 1941 года был образован Государственный комитет обороны (ГКО) СССР под председательством Сталина, куда вошли В.Молотов, Л.Берия, Г.Маленков, К.Ворошилов. ГКО подчинялись все структуры партии, правительства и армии. Постановление ГКО-562 от 22 августа 1941 года “О введении водки на снабжение в действующей Красной Армии” устанавливало, начиная с сентября 1941 года, выдачу 40° водки в количестве 100 граммов в день на человека красноармейцам и начальствующему составу войск первой линии действующей армии (7, 22). Несомненно, что Великая Отечественная война и ее последствия вызвали рост алкогольного потребления и осложнили антиалкогольную борьбу.

Советский Союз потерял в годы войны треть национального богатства. Около 27 миллионов человек погибло. Западные районы страны лежали в развалинах.

Сильным катализатором роста недовольства народных масс была дестабилизация общей экономической ситуации и, прежде всего, на потребительском рынке. Последствия засухи 1946 года резко ограничили объема товарной массы хлеба. Подпольная ликеро-водочная продукция в этот период даже потеснила государственную монополию. Подпольные цеха по изготовлению “левой” водки работали на полную мощность и фактически беспрепятственно сбывали свою продукцию через открытую торговую сеть.

Только в январе-феврале 1947 года за самогоноварение было привлечено к уголовной ответственности 15 тыс. 867 человек, оштрафовано 7 тыс. 019 человек на 786, 4 тыс. рублей. У них было изъято 12 тыс. 864 самогонных аппарата, 76 тыс. литров самогона, денег на общую сумму 223, 3 тыс. рублей. Было установлено, что на изготовление самогона было израсходовано 97 тонн хлеба, 10, 4 тонн сахара и 417, 4 тонн других продуктов.

Эти факты вызвали необходимость принятия дополнительных мер борьбы с незаконным производством алкоголя. К их числу можно отнести Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1948 года “Об уголовной ответственности за изготовление и хранение самогона”. Закон значительно ужесточил санкции за это преступление. В соответствии со ст. 1 Указа изготовление и хранение самогона, а равно изготовление и сбыт в виде промысла самогонных аппаратов влекли лишение свободы на срок от 6 до 7 лет с конфискацией всего или части имущества. За изготовление самогона без цели сбыта также была установлена уголовная ответственность. В отличие от ранее действовавшего законодательства, когда за это деяние наступала административная ответственность, по Указу от 7 апреля 1948 года, правонарушитель мог быть подвергнут лишению свободы на срок от 1-го года до 2-х лет с конфискацией самогона и орудий его изготовления (31).

Однако вышеупомянутые антиалкогольные меры никак не согласуются с постановлениями Совета Министров СССР, принятыми в 1948-1949 годах, а именно: “О мероприятиях по дальнейшему развитию производства коньяков и улучшения их качества” (54), “О мероприятиях по улучшению качества ассортимента водки, ликеров, наливок и настоек” (56), “О мероприятиях по увеличению производства сидра и яблочных напитков и улучшению их качества” (55), “О мерах по завершению выполнения плана поставки картофеля для спиртовой промышленности Министерства пищевой промышленности СССР и увеличению ресурсов картофеля для переработки на спирт” (49), “О злоупотреблениях в учете и незаконных списаний вина на винодельческих предприятиях Министерства пищевой промышленности СССР” (42) и др.

25 декабря 1958 года утверждены “Основы уголовного законодательства Союза ССР и Союзных Республик” (1). В соответствии с 12 статьей “лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, не освобождается от уголовной ответственности” (9, 16). Последующие дополнения к Основам развивали антиалкогольное законодательство. Так, 11 июля 1969 г. (2) статья 34 дополнена пунктом 10. В нем отмечалось, что “при назначении наказания обстоятельствами, отягчающими ответственность, признаются: … 10) совершение преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения. Суд вправе, в зависимости от характера преступления, не признавать это обстоятельство отягчающим ответственность” (9, 16).

8 февраля 1977 года в Основы внесли еще два существенных дополнения (3). Пункт 2 части третьей ст. 232 сформулирован следующим образом: “Условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду не применяется:

2) к лицам, к которым наряду с наказанием за совершенное преступление назначаются меры принудительного лечения от алкоголизма и наркомании, а также не прошедшим полного курса лечения венерического заболевания” (9, 16).

Пункт 1 части четвертой ст. 442 взаимосвязан с вышеупомянутой статьей. “Условное освобождение из мест лишения свободы, - как отметил законодатель, - с обязательным привлечением осужденного к труду не применяется:

к лицам, перечисленным в пп. 2 и 3 части третьей ст. 232 настоящих Основ” (9, 16).

26 июля 1982 года Основы были дополнены статьей 391 (4), согласно которой “…отсрочка исполнения приговора не применяется к лицам, перечисленным в пп. 1 и 2 части третьей ст. 232 настоящих Основ” (9, 16).

<< | >>
Источник: А.Г.Кирющенк, Ф.Н.Петрова. Антиалкогольная правовая политика и антиалкогольное законодательство советского государства: уроки истории и пути совершенствования. Санкт-Петербург 1998. 1998

Еще по теме 1. Историко-правовой анализ развития антиалкогольного законодательства в СССР:

  1. 1. Историко-правовой анализ развития антиалкогольного законодательства в СССР
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -