Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

3. Разновидности отраслей права. Комплексные отрасли

1. Каждая отрасль является необходимым компонентом советской правовой системы. По своей роли в опосредствовании социалистических общественных отношений, по своему социальному значению все они нужны и в принципе не могут рассматриваться в качестве подразделений различного ранга.

Однако это не исключает того, что отрасли в правовой системе могут занимать и действительно занимают различное положение1. Правовой ор-

1 Из того обстоятельства, что ни одна отрасль права не имеет преимущества перед другой (обстоятельство, которое с особой настойчивостью подчеркивают представители ряда специальных юридических наук), В.Д. Сорокин почему-то сделал вывод, что для «системы советского права характерно горизонтальное расположение ее отраслей» (Сорокин В.Д. Административно-процессуальное право. С. 31).

159

Структура советского права

ганизм – объемное явление, структура которого имеет как горизонтальные, так и вертикальные характеристики1. Поэтому отрасли права отличаются друг от друга не только фактическим содержанием, но и функциями в правовой системе, особым, только им свойственным местом. Между отраслями права существуют сложные зависимости и связи.

Рассматривая разновидности отраслей права, необходимо сразу же провести четкие разграничительные линии между основными отраслями, выражающими главную структуру права, и комплексными отраслями.

Комплексные отрасли представляют собой вторичные, производные образования. Вот они-то и не занимают однопорядкового положения в структуре. Так, морское право, страховое право, исправительно-трудовое право, хозяйственное право, строительное право представляют собой наслоение над главными структурными подразделениями – основными отраслями.

В принципе все институты и нормы, составляющие советское право, распределяются по основным отраслям. Существование основных отраслей права связано с системообразующими факторами, концентрирующимися главным образом в предмете правового регулирования (рассматриваемом с точки зрения его глубинного социально-экономического, политического содержания).

Однако на структуру права воздействуют наряду с главным и многие другие системообразующие факторы, прежде всего особенности данной сферы общественных отношений (своеобразие условий морских перевозок, характер распределения жилья в домах государственного фонда и т.д.). Но эти дополнительные, вторичные факторы влияют на уже «построенную» структуру в соответствии с действием главных факторов. Поэтому правовые общности, возникающие в ходе развития законодательства под влиянием дополнительных системообразующих факторов, имеют характер вторичных образований.

Можно ли, однако, считать, что нормативный материал, который составляет содержание комплексных отраслей, полностью растворяется в подразделениях главной структуры? Если бы дело обстояло подобным образом, то не было бы оснований говорить о комплексных отраслях как об объективном факте действительности. Между тем в рассматриваемых вторичных образованиях есть «нерастворимый остаток» – то, что не умещается в основные отрасли.

1 См.: Ушаков А.А. О предмете, норме и системе права (к вопросу об особенностях правового отражения) // Ученые записки Пермского государственного университета.

№ 264. Пермь, 1972. С.103.

160

Глава пятая. Отрасль права

Если реальное существование вторичных предписаний выражается в факте дублирования (диффузии) норм, а комплексных институтов – в наличии особых обобщающих структур – юридических конструкций, то комплексные отрасли объективируются в правовой системе в нормативных обобщениях, выраженных в общих положениях, принципах, некоторых специфических приемах регулирования. Отсюда понятно, почему комплексные отрасли, как и иные подразделения правовой системы, нуждаются во внешнем выражении в виде самостоятельных, кодифицированных актов: именно посредством кодификации специальные нормы и институты приобретают интеллектуально-волевое единство, подчиняются известным общим принципам, понятиям и таким путем компонуются в правовые общности.

Юридические особенности специальных норм, входящих в комплексную отрасль, как бы распределены «по двум адресам». По своим главным показателям (методу и механизму регулирования) они относятся к той или иной основной отрасли, подчиняются ее общим нормам, принципам, положениям. Их структурные признаки, особенности метода и механизма регулирования выражены в этих общих нормах, принципах, положениях. Следовательно, в каждом случае можно совершенно точно определить, к какой основной отрасли относится данная специальная норма.

В этом легко убедиться, проведя анализ любого комплексного нормативного акта, в том числе актов, действующих в области социалистического хозяйства, охраны природы, страховых отношений и т.д. На необходимость учета отраслевой принадлежности специальных норм комплексных актов с точки зрения основных отраслей обращается внимание и в руководящих разъяснениях Верховных судов. Так, в п. 15 и 16 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 апреля 1972 г.

«О практике применения судами законодательства об охране природы» указывается на гражданско-правовую и административно-правовую природу возмещения ущерба, причиненного нарушением законодательства об охране природы1.

В то же время специальные нормы комплексного образования получают с точки зрения интеллектуально-волевого содержания некоторое объективное обособление. А потому те же нормы (уже в иной плоскости – во вторичной структуре) «проявляют» свои особенности и свойства в общих нормах, принципах, положениях, присущих данному комплексному образованию.


1 См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972. № 3. С. 10–11.

161

Структура советского права

Исходя из этого, в упомянутом выше постановлении Пленума Верховного Суда СССР указывается па первоочередное применение специального законодательства, особых такс за ущерб, причиненный незаконной охотой, выловом или уничтожением рыбы ценных видов (подп. «б» п. 15 постановления).

В комплексных отраслях складываются и некоторые особые приемы регулирования, пронизывающие содержание всей отрасли. Они не образуют самостоятельного метода и механизма регулирования (прежде всего не выражают особого статуса, общего юридического положения субъектов), но с правовой стороны наиболее ярко характеризуют тот

«нерастворимый остаток», который присущ комплексным отраслям. Особенно выразительно такие специфические приемы регулирования обнаруживаются в советском морском праве, в частности в институтах общей аварии, вознаграждения за спасение на море, привилегированных требований (см. гл. XIII, XV, XVII Кодекса торгового

мореплавания Союза ССР).

Единство интеллектуально-волевого содержания комплексной отрасли, а также формирование некоторых специфических приемов регулирования дает возможность образовать систему особых научных понятий, комплексную юридическую науку (науку морского права, науку исправительно-трудового права, науку транспортного права, науку банковского права и т.д.). Вместе с тем эти понятия хотя и составляют известное единство, но по отношению к фундаментальным понятиям основных отраслевых наук носят функционально зависимый характер. Как правило, они представляют собой специфическое выражение понятий основных отраслей – обязательства, договора, административного акта, землепользования и т.д. Отсюда следует, что понятия комплексной науки, проистекающие из фундаментальных категорий основных, в особенности профилирующих дисциплин, должны строиться таким образом, чтобы они соответствовали логическому содержанию указанных категорий. Вполне правомерно, например, понятие хозяйственного обязательства, отражающего своеобразие имущественно-стоимостных правоотношений в сфере социалистического хозяйства (обязательства поставки, обязательства подряда на капитальное строительство, перевозки и др.). Но когда отдельные авторы попытались охватить этим понятием хозяйственные связи, складывающиеся внутри предприятий (например, между цехами)1, то это привело к на-

1 См.: Танчук И.А., Ефимочкин В.П., Абова Т.Е. Хозяйственные обязательства. М.: Юрид. лит., 1970. С.10–17.

162

Глава пятая. Отрасль права

рушению логических пределов понятия «обязательство», к утрате им отраслевого единства1.

Таким образом, степень объективизации основных и комплексных отраслей в структуре права неодинакова. Если основные отрасли создают главный «массив» советского права как единой союзно-республиканской правовой системы, то комплексные отрасли лишь наслаиваются, «надстраиваются» над основными, обособляясь вовне гораздо меньше, чем основные отрасли2.

2. В основных отраслях советского права воплощаются все признаки и особенности, свойственные отраслям как наиболее крупным и важным подразделениям правовой системы. Основные отрасли имеют не просто особый предмет – какой-то вид общественных отношений (и у комплексных отраслей есть свой предмет). В их основе лежат качественно своеобразные виды общественных отношений, глубинное содержание которых объективно требует правового регулирования при помощи особых методов, механизмов регулирования. Особый метод и механизм регулирования – вот что выводит данную общность нормативных предписаний на уровень главной структуры и характеризует внешние черты того специфического правового режима, который обеспечивается основными отраслями.

По указанным выше признакам все основные отрасли – однопорядковые, равновеликие подразделения главной структуры советского права. Вместе с тем из их состава выделяется особая группа – про-

филирующие (традиционные) отрасли.

Профилирующие (традиционные) отрасли образуют юридическую основу, обязательную часть системы права. В советском праве в число профилирующих входят: государственное право, административное право, гражданское право, уголовное право3.

1 См.: Иоффе О.С. Логические пределы понятий юридического лица, оперативного управления, хозяйственного обязательства // Правоведение. 1972. № 6. С. 111–112.

2 Ю.К. Толстой утверждает, что отношение автора данной работы к комплексным

отраслям «несколько раз менялось» (Правоведение. 1973. № 6. С. 119). В действительности же мое отношение к идее комплексных отраслей изменилось только «один раз». Оно явилось логическим результатом дальнейшей разработки ранее отстаивавшихся и защищаемых сейчас положений об объективности системы права, предмете и методе правового регулирования. Именно поэтому комплексные отрасли трактуются в на-

стоящей работе только в качестве вторичных образований (т.е. в иной интерпретации,

чем та, которую в свое время давали В.К. Райхер и Ю.К. Толстой).

3 Заслуга в выделении этих четырех отраслей, а также процессуального права принадлежит О.С. Иоффе и М. Д. Шаргородскому, которые правильно обратили внимание на то, что указанные отрасли обладают наиболее яркими особенностями с точки зрения предмета и метода регулирования (см.: Шаргородский М.Д., Иоффе О.С. О системе советского права // Советское государство и право. 1957. № 6).

163

Структура советского права

Именно указанные отрасли характеризуют основные секторы юридических режимов, лежат в основе семей отраслей, воплощают типовые методы регулирования. Обусловлено это тем, что рассматриваемые подразделения правовой системы вызваны к жизни основными разновидностями социалистических общественных отношений, требующих правового регулирования: отношениями по организации и функционированию социалистической государственной власти (государственное право), управленческими отношениями (административное право), экономическими, имущественно-стоимостными отношениями (гражданское право), отношениями, связанными с защитой от посягательства общественно опасных лиц (уголовное право). Подчеркнем: речь идет не вообще о главных пластах отношений социалистического общества (хотя они в какой-то мере совпадают и с приведенным делением), а о таких разновидностях общественных отношений, существование и функционирование которых требует качественно своеобразных юридических режимов (методов и механизмов регулирования, специфических принципов и т.д.).

Методы, механизмы регулирования профилирующих отраслей отличаются наиболее резкими, в известном смысле несовместимыми, полярными юридическими особенностями. В частности, профилирующие отрасли, которые имеют непосредственно регулятивный характер, – административное и гражданское право – в «химически чистом» виде воплощают простейшие приемы правового регулирования (императивное и диспозитивное регулирование), нередко обозначаемые как метод власти – подчинения и метод юридического равенства. В профилирующих отраслях прямо проступает тип регулирования с точки зрения его способа – обязывающего, дозволительного, запретительного.

Иными словами, профилирующие отрасли представляют собой основные автономные центры правовой системы, ее главные секторы, выражающие наиболее «контрастные цвета» правового организма.

Эта самобытность, своеобразие юридического содержания профилирующих отраслей объясняет тот факт, что между профилирующими отраслями в принципе невозможно субсидиарное применение юридических норм. Такого рода несовместимость в какой-то степени распространяется и на те основные отрасли, которые по источнику своего формирования органически связаны с данной профилирующей отраслью, образуют с ней единую семью1.

1 Вот почему, как подметила С.В. Поленина, субсидиарное применение норм гражданского права, с одной стороны, и норм земельного, водного, лесного законодательства – с другой, кроме отдельных случаев, исключено (см.: Поленина С.В. Субсидиарное

164

Глава пятая. Отрасль права

Все другие основные отрасли могут быть разбиты на две подгруппы: процессуальные и специальные.

Процессуальные основные отрасли, в том числе гражданское про-

цессуальное и уголовно-процессуальное право, вплотную примыкают к профилирующим, как бы «надстраиваются» над ними. Необходимость организации принудительного осуществления норм соответствующих профилирующих отраслей вызывает к жизни процессуальные формы, которые используются социалистическим государством и для выполнения целого ряда иных задач (воспитательных, профилактических и пр.). Будучи своего рода продолжением профилирующих отраслей, осуществляющих непосредственно регулятивные и охранительные функции, процессуальные отрасли наполнены своим, специфическим содержанием. Все они (гражданское процессуальное, уголовно-процессуальное, а также постепенно формирующееся административнопроцессуальное право) прямо опираются и на государственное право, воплощают в своем содержании его положения, принципы.

Специальные основные отрасли – это развившиеся на базе профили-

рующих отраслей правовые общности, призванные обеспечить специализированный правовой режим для данного вида социалистических общественных отношений. К ним относятся: трудовое право, колхозное право, семейное право, земельное право, финансовое право.

В процессе формирования эти отрасли воспринимают некоторые элементы, свойственные профилирующим отраслям, и в первую очередь элементы гражданского и административного права, т.е. тех отраслей, в которых получили «чистое» развитие простейшие приемы правового регулирования.

Однако в соответствии с особенностями данного вида общественных отношений (трудовых, семейных, земельных и др.) комбинация традиционных элементов дает новое качество, своеобразный юридический режим, выражающийся в методе регулирования, прежде всего в правовом статусе, общем юридическом положении субъектов. Эту мысль можно подтвердить анализом любой специальной основной отрасли права. Например, суть метода правового регулирования земельных отношений состоит в органическом сочетании императивных и диспозитивных моментов, таком сочетании, при котором элементы подчинения играют исходную роль, а элементы равенства сторон, их обособленности и самостоятельности при использовании земельных

применение норм гражданского законодательства к отношениям смежных отраслей // Советское государство и право. 1967. № 4. С. 22).

165

Структура советского права

участков – производную. «Можно даже сказать, – пишет Б.В. Ерофеев,– что второе существует в рамках первого»1.

В последующем будут рассмотрены различные варианты сочетания традиционных элементов в специальных отраслях. Сейчас же важно подчеркнуть главное: коль скоро сформировалась основная отрасль, такого рода сочетание дало новое, интегративное качество, которое проявляется прежде всего в специфике правового статуса, общего правового положения субъектов.

Особого внимания в рассматриваемом отношении заслуживает советское трудовое право. Труд в условиях социализма выражает решающую сферу социальной жизни. В соответствии с этим и правовое регулирование отношений по применению труда приобрело такие самобытные черты, которые воплотились в специфическом юридическом режиме (приближающемся по своему социальному значению и юридическим особенностям к рангу юридических режимов профилирующих отраслей). Знаменательно, что формирование и развитие ряда специальных отраслей – колхозного права, права социального обеспечения – непосредственно опирается на элементы юридического режима трудового права.

Особенности юридических режимов, обеспечиваемых процессуальными и специальными отраслями, в большей степени, чем в профилирующих отраслях, отражаются в их интеллектуально-волевом со-

держании и прежде всего в отраслевых принципах.

Конечно, каждая процессуальная и специальная отрасль обладает своим методом регулирования. Однако этот метод, имея черты, присущие только данной отрасли (интегративное качество), по источнику своего формирования носит вторичный характер и отдельными своими сторонами сходен с соответствующими элементами профилирующих отраслей. Можно предположить, что в этих условиях правовые принципы, выражая интеллектуально-волевое содержание отрасли, в то же время становятся носителями качественного своеобразия метода и механизма регулирования и, следовательно, решающими концентрированны-

ми показателями юридических особенностей отрасли в целом.

Не потому ли в юридической науке, да и в законодательстве, категория принципов процессуальных отраслей и ряда специальных отраслей (трудового права, семейного права и др.) сформировалась как бы «сама собой»? И не потому ли в профилирующих отраслях, где правовые принципы тоже есть, но где общими, «всепоглощающими» показателями юридической специфики являются метод и механизм ре-


166

1 Ерофеев Б.В. Основы земельного права (теоретические вопросы). С. 39.

Глава пятая. Отрасль права

гулирования, сама по себе категория отраслевых принципов страдает известной неопределенностью? Думается, дальнейшее исследование соотношения отраслевых методов и принципов с учетом особенностей отдельных групп отраслей права позволит решить, насколько правильно такого рода предположение.

3. Комплексные отрасли, будучи вторичными образованиями в советской правовой системе, выполняют в ней ограниченные задачи и потому обладают лишь частью признаков и особенностей, свойственных общему понятию «отрасль права».

Большинство комплексных отраслей формируется в связи с необходимостью специализированного регулирования определенной группы отношений на основе и в рамках существующих отраслевых юридических режимов. Хотя каждая комплексная отрасль имеет свой предмет регулирования (рассматриваемый, правда, в иной плоскости, нежели предметы основных отраслей), этот предмет не требует особого метода и механизма регулирования. Он предопределяет лишь необходимость относительно обособленного нормативного регулирования и некоторое юридическое своеобразие – отдельные специфические принципы, положения, приемы регулирования. К такого рода комплексным отраслям относятся, в частности, страховое право, морское право, железнодорожное право (и иные транспортные отрасли), горное право, банковское право, налоговое право. На базе соответствующих подотраслей гражданского права постепенно приобретают характер комплексных отраслей жилищное право, авторское право, изобретательское (патентное) право.

Содержание комплексной отрасли складывается из специальных норм, обладающих предметным и известным юридическим единством. Но каждая из этих норм имеет главную «прописку» в той или иной основной отрасли, входит в обеспечиваемый ею юридический режим. Таким образом, комплексные отрасли полностью охватываются теоретической конструкцией производных структур, разработанной в философской литературе. Производные структуры, как пишут В.И. Свидерский и Р.А. Зобов, «(пока они окончательно не превратились в самостоятельные образования), сохраняют свои связи с исходной структурой, и их элементы получают возможность раскрывать свои потенции как через механизм закона результирующей структуры, так и через вновь возникшие системы отношений»1.

1 Свидерский В.И., Зобов Р.А. Новые философские аспекты элементно-структурных отношений. С. 38.

167

Структура советского права

Комплексные отрасли, обладая лишь частью признаков и особенностей отрасли права, представляют собой своего рода «наслоения» на поверхности правовой системы. Если быть предельно строгим к терминологии, рассматриваемые правовые общности следовало бы назвать «полуотрасли», но их вторичный, производный характер, надо думать, получает отражение и в слове «комплексная», которое в соединении с понятием

«отрасль» позволяет указать на особенности данных общностей как таких компонентов советской правовой системы, которые выражают одну из граней определенного участка правового регулирования.

Как правило, комплексные (специализированные) отрасли тяготеют к ка-

кой-либо основной и прежде всего профилирующей отрасли. По сути дела, многие из них формируются на основе определенной подотрасли, объединения институтов или даже отдельного отраслевого института.

«Юридический корень» указанных выше комплексных отраслей может быть найден во внутренних подразделениях гражданского, административного, финансового, земельного права. И хотя комплексные правовые общности вышли за пределы отдельной отрасли и при помощи цельного нормативного регулирования образовали некоторое единство, каждый из исходных элементов, в особенности тот, с которого началось развитие комплексной отрасли, продолжает существовать в рамках той или иной основной отрасли.

Юридический источник некоторых комплексных образований полярно разнороден, что придает им составной характер. Например, военное право как комплексная отрасль развилось из двух основных подотраслей – военно-административного и военно-уголовного права, а также ряда иных подразделений. Не исключено, что этот процесс развития завершится достаточно полным выявлением всего специфического, что свойственно правовому регулированию данной группы общественных отношений, тем более что и в настоящее время особенности регулирования затрагивают здесь общее правовое положение субъектов (для завершения указанного процесса, очевидно, не-

Указанная особенность частей целостных образований в иерархии структур правильно отмечена Д.А. Керимовым. Для некоторых частей целого, пишет он, «характерно не только то, что они входят в состав соответствующего целого, но и то, что одновременно являются частями другого целостного правового образования. В результате оказывается, что разнообразие свойств, связей и отношений этих правовых частей гораздо богаче и шире их разнообразия лишь как частей данного целого» (Керимов Д.А. Философские проблемы права. С. 267). Он указывает на, так сказать, «двойное подчинение» отдельных целостно-системных правовых образований (там же. С. 306). Эти правильные положения, однако, не согласуются с отрицательным отношением автора к идее комплексных отраслей (см. там же. С. 299).

168

Глава пятая. Отрасль права

обходимо издание единых кодифицированных нормативных актов). Тем не менее и в этом случае в рассматриваемой области сохранится качественная юридическая разнородность различных ветвей нормативного материала1.

Несмотря на издание единых кодифицированных актов, значительная качественная разнородность сохраняется в исправительно-трудовом праве. И тут особенности правового регулирования в какой-то мере затрагивают даже общее правовое положение субъектов. Но юридическая регламентация уголовно-процессуальных (исправительных), административных и трудовых отношений отличается значительными особенностями, которые вряд ли могут быть объединены в нерасчленяемое правовое образование.

Существенные юридические особенности свойственны исходным компонентам нормативного материала, который входит в хозяйственное право. Хотя правовое регулирование хозяйственных отношений отличается известными общими чертами (их количество, по-видимому, увеличится, если будет принято предложение об издании единого Хозяйственного кодекса), централизованное и децентрализованное регулирование по своей природе таково, что оно в равной степени обеспечивается юридически разнородными, в какой-то мере несовместимыми правовыми методами, которые соответственно коренятся в режимах административно-правового и гражданско-правового регулирования.

4. Наряду со специализированными комплексными общностями в системе советского права существуют и имеют тенденцию дальнейшего развития интегрированные комплексные отрасли, которые могут

быть названы также надотраслями или суперотраслями.

Процесс дифференциации права, возникновение новых комплексных (специализированных), а затем при наличии необходимых предпосылок специальных основных отраслей порождает необходимость встречного процесса – интеграции структурных подразделений.

Яркий пример этому дает правовое регулирование в сфере природноресурсовых и природоохранительных отношений. Развитие земельного, административного, гражданского и колхозного права, а на их базе таких

1 В.Н. Хропанюк, рассматривая военно-правовые нормы как единый межотраслевой комплекс, пишет: «Сохраняя общую отраслевую сущность, формы и методы юридического воздействия на военные отношения характеризуются более высокой категоричностью и безусловностью установления и реализации прав и обязанностей, четкой детализацией возможного и должного поведения субъектов военных отношений, а также более строгой ответственностью за нарушения воинского порядка» (Хропанюк В.Н. Понятие советского воинского правопорядка // Правоведение. 1972. № 4. С. 18).

169

Структура советского права

отраслей, как водное, лесное, горное право, выдвинуло в качестве острой проблемы необходимость объединения правового регулирования в рассматриваемой сфере общественных отношений. Поэтому здесь в качестве нового слоя комплексных образований намечается выделение по мере совершенствования законодательства перекрещивающихся интегрированных структур – природоохранительного1 и природноресурсового2 права (как комплексные надотрасли они не конкурируют между собой и тем более не исключают друг друга; каждая из них интегрирует нормативный материал земельного, водного, лесного, горного права под своим углом зрения, в своем аспекте).

Такие же процессы происходят и в других сферах общественных отношений.

В качестве интегрированного структурного образования (надотрасли), по всей видимости, может быть охарактеризовано судебное право.

Давно ведущийся в литературе научный спор о том, является ли судебное право самостоятельной отраслью, получает вполне удовлетворительное решение при использовании теоретической конструкции интегрированной комплексной структуры. Оно представляет собой не основную отрасль, поглощающую (заменяющую) уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное, судоустройственное право, а комплексную интегрированную общность, «надстраивающуюся» над указанными подразделениями основной структуры советского права.

В современных условиях, когда в ряде отраслей все более консолидируются процедурно-процессуальные нормы, постепенно формируется такая интегрированная структура, как процессуальное право, в определенной степени перекрещивающееся с судебным правом. Опосредствуя правообеспечительную деятельность компетентных органов социалистического государства, оно является вторичной общностью, которая охватывает процессуальные отрасли, а также процедурно-процессуальные институты, сложившиеся в ряде отраслей материального права – трудового, колхозного, земельного и др.3 Следует

1 См.: Вопросы философии. 1973. № 10. С. 62–63.

2 См.: Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 26. М., 1972. С. 126.

3 С рассматриваемых позиций представляет интерес постановка В.М. Горшеневым вопроса о «процессуальном праве». Автор, в частности, пишет: «Каждая отрасль материального права, особенно при наличии в ней норм, которые не могут реализоваться без правоприменительного процесса, имеет соответствующие процессуальные нормы с самой различной степенью группировки – от самостоятельной отрасли до частных обособленных групп» (Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. С. 231). Вместе с тем определенные сомнения вызывает конструкция «частные обособленные группы» (и кроме того, кате-

170

Глава пятая. Отрасль права

лишь заметить, что рассматриваемая вторичная общность имеет содержательное, позитивное значение постольку, поскольку она связана с особого рода процедурой – процессуальными формами, обеспечивающими правовые начала в государственно-принудительной деятельности компетентных органов1.

Под углом зрения теоретической конструкции интегрированной комплексной отрасли новый «поворот» может получить и проблема хозяйственного права.

Если в результате развития законодательства хозяйственное право не перерастет в основную отрасль (достаточных объективных предпосылок для такого перерастания наукой не установлено), оно по мере формирования специализированных комплексов типа промышленного права, строительного права и других приобретет значение интегрированного вторичного образования2.

Аналогичный вывод можно сделать и в отношении сельскохозяйственного права. Известная общность правового положения и производственно-хозяйственной деятельности колхозов, совхозов, межколхозных и государственно-колхозных предприятий и организаций, аграрно-промышленных комплексов и объединений постепенно очерчивает контуры весьма обширной вторичной структуры3 (в рамках которой, однако, не должны потеряться существенные особенности, свойственные колхозному праву и правовому регулированию деятельности государственных сельскохозяйственных организаций и предприятий4).

горичность суждений автора – стремление увидеть процессуальные нормы в каждой отрасли). Эти сомнения возрастают, когда В.М. Горшенев, продолжая цитированную мысль, утверждает: «Все они (т.е. и «частные обособленные группы»? – С.А.) обладают определенной самостоятельностью по отношению к отраслям материального права и не входят в их содержание в качестве составных частей» (там же). Куда же эти «частные обособленные группы» входят? В процессуальное право в целом? Но оно может мыслиться только как вторичная интегрированная структура.

1 Правильную мысль высказала В.А. Тарасова, подчеркнувшая, что «процедура – это только начальная форма урегулированности в деятельности соответствующих органов, которая при наличии объективной необходимости может перерасти в форму, именуемую процессом» (Тарасова В.А. Процедурная форма деятельности органов социального обеспечения // Советское государство и право. 1973. № 11. С. 112–113).

2 Именно так эта проблема ставится Станиславом Владыкой (см.: Wlodуka St. Problem prawa gospodarczego w swetle aktualnej nauki о sistematice prawa // Państwo i prawo. 1972.

№ 12. S. 41–42).

3 Советское государство и право. 1973. № 6. С. 43–51; № 9. С. 53–55.

4 См.: Беляева З.С., Козырь М.И., Краснов Н.И. Советское колхозное, земельное, водное, лесное и горное законодательство // Советское государство и право. 1972.

№ 12. С. 129.

171

Структура советского права

Интегрированные отрасли объективированы в правовой системе в меньшей степени, чем специализированные комплексные образования. В тех же случаях, когда отсутствует единое нормативное регулирование, они в целом остаются еще сферами, зонами регулирования.

Если, например, в природоохранительном праве могут быть найдены известные (хотя и «растворенные» в конкретном нормативном материале) нормативные обобщения, то сельскохозяйственное право представляет собой зачаточную форму правовой общности. Сельскохозяйственное право в современных условиях является в значительной степени зоной регулирования, только намечающейся интегрированной правовой общностью, весьма близкой, скажем, к правовому комплексу, который охватывает правовое регулирование научно-технического прогресса.

5. Решение вопроса о том, к основной или комплексной отрасли относится данная правовая общность, требует в каждом случае тщательного всестороннего анализа. Этот анализ предполагает, конечно, характеристику соответствующего предмета правового регулирования, но сразу же вслед за тем необходимо изучение юридического своеобразия свойств данного подразделения, позволяющих ему быть (или не быть) самостоятельным элементом единой правовой системы.

На пути такого анализа исследователя подстерегают трудности субъективного и объективного порядка.

Трудности субъективного порядка – это сложившиеся традиции в понимании и терминологическом обозначении определенных структурных подразделений. Какие, например, затруднения проистекают из того, что один из профилирующих юридических режимов (методов) правового регулирования в силу некоторых исторических причин получил терминологическое обозначение – «гражданское право»? Как легко «пойти» здесь за термином и признать, что данная основная отрасль охватывает отношения, участниками которых являются только граждане!

Решению вопроса о характере той или иной отрасли препятствует существующее в отдельных юридических науках стремление с самого начала доказывать лишь одно: данная общность норм – только основная, занимающая такое же положение, как и традиционные отрасли, и т.д. Как правило, такого рода разработки имеют цель обосновать заранее намеченное решение; они не приемлют иного варианта, и потому научные обсуждения о характере отраслей превращаются в бесперспективные, затяжные споры, в результате которых происходит консервация полярных точек зрения.

172

Глава пятая. Отрасль права

Имеются и трудности объективного порядка. Одна из них – множественность системообразующих факторов (а также наличие отраслей, которые находятся в состоянии развития).

Если внимательно проанализировать источник споров, ведущихся в литературе по вопросу о составе отраслей, то выяснится, что во многих случаях проблема сводится к тому, какой из системообразующих факторов рассматривать в качестве главного, доминирующего.

Например, проблема хозяйственного права. Какой системообразующий фактор является решающим в области правового регулирования хозяйственных отношений? Порождает ли сфера хозяйства как таковая единый юридический режим, цельный метод и механизм регулирования? Или же общность нормативной регламентации хозяйственных отношений на современном этапе развития советского права складывается на базе двух качественно разнородных, главных форм регулирования, одна из которых порождена властно-организационными, управленческими отношениями, а другая – децентрализованными, имущественно-стоимостными связями? Достаточно так поставить вопросы и станет ясно, что в данном случае необходимо тщательное

«взвешивание» системообразующих факторов в связи со сложившейся реальной структурой советского права.

6. Отрасли советского права находятся в состоянии развития, а некоторые и перерастания из одной группы в другую. К ним, в частности, относятся право социального обеспечения, административнопроцессуальное право и некоторые другие.

Например, в связи с развертыванием деятельности социалистического государства по социальному обеспечению граждан из состава трудового, административного, колхозного права выделяется компактная группа правовых институтов, которая, по мнению ряда авторов, может быть названа правом социального обеспечения. Существенную роль в этом процессе сыграло принятие Закона о государственных пенсиях, Закона о пенсиях и пособиях членам колхозов, Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении и др. Предоставление материальных благ алиментарного характера1 потребовало развития таких специфических правовых связей, которые все более отражаются на общем правовом положении граждан, приводят к формированию своеобразного правового статуса. Видимо, право социального обеспечения пока не отмежевалось от своей основы, в част-

1 См.: Андреев В.С. Понятие и система советского права социального обеспечения // Правоведение. 1969. № 5. С. 70; Полупанов М.И. Право социального обеспечения – самостоятельная отрасль права // Советское государство и право. 1971. № 9. С. 58.

173

Структура советского права

ности от трудового права1. В современных условиях оно еще остается комплексной отраслью. Вместе с тем право социального обеспечения в какой-то мере уже перешло ту грань, которая отделяет комплексные отрасли от основных. Процесс его утверждения как основной отрасли завершится, по мнению В.С. Андреева, с реализацией важнейших мероприятий по пятилетнему плану2, с выработкой и закреплением общих норм, воплощающих специфические черты метода данной отрасли, его особые принципы.

Все более утверждается в качестве основной отрасли советское административно-процессуальное право. Правда, природа правового регулирования управленческих отношений такова, что процедурные нормы во многих случаях не выходят за рамки материальных институтов и их объединений3. В то же время своеобразие административного принуждения, да и логика советской правовой системы обусловливают необходимость формирования процессуальных институтов, которые на последовательно социалистических правовых началах регламентировали бы порядок разрешения споров, применение мер административно-принудительного воздействия и иных средств юридического обеспечения4. В настоящее время эти институты образуют правовую общность, имеющую в своей основе комплексный характер: она охватывает процедурные правила материального административного права и процессуальные нормы, источником которых являются уже сложившиеся процессуальные отрасли – уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное право5. Думается, однако, что перед нами правовая общность, все более обретающая черты и свойства

1 Ряд авторов (Б.К. Бегичев, В.И. Смолярчук и др.) рассматривают право социального обеспечения в качестве трудового права. Вместе с тем Б.К. Бегичев отмечает, что совокупность общественных отношений по социальному обеспечению ныне «с трудом может быть «рассыпана» между... отраслями права. Разросшейся совокупности норм по материальному обеспечению нетрудоспособных становится «тесно» в рамках трудового и других отраслей права» (Бегичев Б.К. Трудовая правоспособность советских граждан. С. 39).

2 См.: Правоведение. 1969. № 5. С. 69.

3 См.: Бахрах Д.Н. Советское законодательство об административной ответственности. Пермь, 1969.

4 См.: Салищева Н.Г. Административный процесс в СССР. М.: Юрид. лит., 1964;

Она же. Гражданин и административная юстиция в СССР. М.: Наука, 1970.

5 Комплексный характер правил, регулирующих административные процессуальные отношения, подметил Б.Б. Хангельдыев. Он выделил в особые группы правила, приближающиеся по своей природе к нормам уголовного и гражданского процесса (см.: Хангельдыев Б.Б. О систематизации советского административного законодательства // Сборник ученых трудов СЮИ. Вып. II. Свердловск, 1964. С. 90).

174

Глава пятая. Отрасль права

основной отрасли права1. Совершенствование советского законодательства по вопросам административного принуждения, насыщение соответствующих процессуальных правил специфически процессуальным содержанием и принципами, выработка нормативных обобщений и закрепление в кодифицированных актах структуры всего комплекса административно-процессуальных институтов – все это приведет к завершению формирования рассматриваемой основной отрасли (место для которой в системе советского права давно «заготовлено»)2.

В стадии активного формирования находятся и такие отпочковывающиеся от земельного права отрасли, как водное, лесное, горное право. В юридической литературе вопрос о самостоятельности этих отраслей нередко решается по принципу «или – или»: или самостоятельная отрасль, существующая наряду с земельным правом, или особое подразделение (подотрасль) земельного права. Между тем водное, лесное, горное право, начав свою жизнь в пределах земельного права3, обогатившись затем новыми элементами, связанными с хозяйственным использованием природных богатств4, по существу, превратились в комплексные отрасли. В настоящее время они, надо полагать, все более обретают статус основных отраслей. В этом процессе перехода правовых общностей от комплексных отраслей к основным «вырвалось вперед» водное право. Проведенная в последние годы общесоюзная и республиканская кодификация водного законодательства усилила интеграцию охватываемого им нормативного материала, выработку обобщающих положений, закрепила своеобразные черты общего юридического положения водопользователей (по ряду моментов

1 На ряд свойств административно-процессуального права как структурного элемента единого советского права указал В.Д. Сорокин в кн. «Административно-процессуальное право» (С. 52 и сл.). Вместе с тем защищаемая автором широкая трактовка содержания конструируемой им системы норм, охватывающей все виды процедур по разрешению индивидуально-конкретных дел, препятствует выяснению юридического, специфически процессуального характера данной отрасли. (Впрочем, такой подход согласуется с отрицательным отношением В.Д. Сорокина к утвердившейся в советской юридической науке идее о наличии у каждой отрасли своего особого метода правового регулирования.)

2 Об административно-процессуальном праве как о формирующейся отрасли см.:

Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел. Свердловск, 1973. С. 64.

3 Б.В. Ерофеев пишет: «С момента выделения земельного права в качестве самостоятельной отрасли права начался процесс накопления элементов самостоятельности горного, лесного и водного права, которые проявились сначала в виде отдельных правовых норм, а затем сформировались в отдельные институты, постепенно образовавшие единство» (Ерофеев Б.В. Основы земельного права. С. 20).

4 См.: Советское государство и право. 1969. № 3. С. 29.

175

Структура советского права

существенно отличающегося от общего правового положения землепользователей).

7. Указывая на тенденцию перерастания ряда комплексных отраслей в основные, необходимо в то же время отметить, что это – лишь тенденция, да к тому же не касающаяся всех комплексных образований.

Рассматриваемая тенденция вовсе не затрагивает интегрированные комплексные структуры, которые выполняют в правовой системе весьма ограниченные функции. Но и специализированные комплексные отрасли нередко имеют четкие границы в своем развитии. Некоторые из них (такие, например, как морское право, исправительно-трудовое право), в полной мере обеспечивают и будут обеспечивать осуществление свойственных им функций, оставаясь и впредь комплексными.

Нужно видеть и то, что для перерастания комплексной отрасли в основную необходимы не только объективно-материальные, но и юридические предпосылки. Для такого рода перерастания, в частности, требуется, чтобы в данной области отношений все же существовал доминирующий правовой режим, который, впитывая и перерабатывая новые элементы, постепенно переходил бы в новое качественное состояние.

Этого, по всей видимости, нет в комплексных отраслях, имеющих составной характер, – в военном праве, хозяйственном праве, исправительно-трудовом праве. Исходные элементы в этих комплексных образованиях не только качественно разнородны, но и ни один из них не является базой, которая способна объединить («переварить») разнородный материал.

Показательно в этом отношении развитие исправительно-трудового права. Казалось бы, недавно проведенная кодификация исправительно-трудового законодательства позволила в полной мере выявить специфику правового регулирования в этой области общественных отношений. Более того, особенности регулирования исправительнотрудовых отношений затрагивают и общий правовой статус лиц, отбывающих уголовное наказание (в особенности наказание в виде лишения свободы). Но регулирование, с одной стороны, уголовно-процессуальных, административных отношений, а с другой – отношений трудовых, воспитательных остается настолько специфичным, что исправительно-трудовое право так и не перешло ту грань, которая отделяет основные отрасли от комплексных. Снижение же удельного веса лишения свободы среди других мер уголовного наказания, все более широкое проникновение в данную сферу общих норм трудового

176

Глава пятая. Отрасль права

права – эти и другие факты, выражающие процесс гуманизации исправительно-трудовой политики в социалистическом обществе, дают основания говорить даже об обратном процессе: об усилении черт комплексности исправительно-трудового права1.

8. Отрасли советского права (основные и комплексные) находятся в сложной взаимозависимости. Главные генетические и функциональные связи, существующие между отраслями, проявляются в рамках всей правовой системы (гл. 6). Вместе с тем некоторые из этих взаимосвязей проявляются и на уровне отдельных отраслей. Речь идет о том, что группы отраслей образуют нередко своего рода ассоциации, объединения,

которые могут быть названы семьями отраслей.

Факт существования такого рода семей уже отмечался в советской юридической литературе. Если внести поправку в нечеткое употребление термина «подотрасль», то в принципе следует согласиться с мне-

нием о том, что «представление о структуре отраслей как семьях (кур-

сив мой. – С.А.) подотраслей, связанных воедино какой-то общей частью, произрастающих от одного общего корня, отражает процессы не только дифференциации, но и интеграции права»2. О группах отраслей в правовой системе пишет В.Ф. Яковлев3.

Началом, корнем отдельных правовых семей являются профилирующие отрасли – государственное право, административное право, гражданское право, уголовное право. В них воплощаются типовые методы правового регулирования, выражающие наиболее «чистое» развитие не только простейших приемов регулирования (административное и гражданское право), но и общих способов правового воздействия – дозволения, обязывающего предписания, запрета4.

Конечно, границы между семьями отраслей права в какой-то мере условны. Другие основные и специализированные комплексные отрасли формируются в результате синтеза, определенной компоновки элементов, свойственных нескольким профилирующим отраслям. Составные комплексные отрасли (типа хозяйственного права), т.е.

1 Об исправительно-трудовом праве как комплексной отрасли см.: Пинчук В.И. Место исправительно-трудового права в системе советского права // Правоведение. 1972. № 1. С. 54–60.

2 Советское государство и право. 1967. № 9. С. 33–34.

3 См.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. С. 32.

4 См. там же. С. 70–71. В.Д. Сорокин указывает на три типовых метода правового регулирования (уголовно-правовой, гражданско-правовой, административно-правовой), упуская из поля зрения четвертый – государственно-правовое регулирование (см.: Сорокин В.Д. Административно-процессуальное право. С. 40–41).

177

Структура советского права

отрасли с качественно разнородными компонентами, тяготеют сразу к нескольким профилирующим отраслям. Интегрированные же комплексные отрасли вообще представляют собой в значительной степени обширные зоны правового регулирования. Но большинство отраслей советского права довольно четко и определенно распределяется по отдельным семьям (хотя точнее говорить, что составные элементы семьи лишь тяготеют к той или иной профилирующей отрасли).

В настоящее время в советском праве существует ч е т ы р е семьи отраслей.

Первая из них – отрасли, непосредственно группирующиеся вокруг советского государственного права. Конечно, государственное право является основой, корнем всей советской правовой системы. Содержание отраслей всех правовых семей базируется на принципах, выра-

женных в государственно-правовом регулировании. Поэтому семья отраслей государственно-правового профиля немногочисленна. Но она есть. Это, в частности, такие комплексные отрасли, как прокурорское право1, судоустройственное право2, бюджетное право.

Особую семью образуют основные и комплексные отрасли, тяготеющие к типовому методу административно-правового регулирования. В эту группу, кроме административного и административно-процессуального права, включаются: основные отрасли – финансовое пра-

во3, земельное право с отпочковывающимися от него водным, лесным, горным правом; административно-хозяйственное право (как часть составной комплексной отрасли – хозяйственного права), военно-административное право (как часть составной комплексной отрасли – военного права) и др.

К тому же циклу отраслей тяготеет и право социального обеспечения, хотя в общем оно находится и на грани с цивилистической группой.

1 См.: Бровин Г.И. Прокурорский надзор – подотрасль государственного права // Правоведение. 1970. № 4. С. 106. Ряд авторов (С.Г. Березовская, Г.И. Бровин, В.Г. Мелкумов и др.) относят прокурорское право к разряду «самостоятельных», т.е. основных отраслей (см., например: Березовская С.Г. Нормы прокурорского надзора и их место в системе советского права // Вопросы прокурорского надзора. М., 1972. С. 19–35).

2 См.: Семенов В.М. Организация суда и прокуратуры в СССР. Свердловск, 1973. С. 4.

3 По мнению И.С. Гуревича, есть «доказательства в пользу признания финансового права комплексной отраслью права, состоящей из пяти отраслей: 1) бюджетное право;

2) налоговое право; 3) банковское право; 4) страховое право; 5) правовая организация сберегательного дела» (Гуревич И.С. Правовые проблемы расчетных и кредитных отношений: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Изд-во ЛГУ, 1972. С. 6).

178

Глава пятая. Отрасль права

Следующая семья – отрасли цивилистического профиля. Эта группа, кроме гражданского и гражданско-процессуального права, охватывает: основные отрасли – трудовое право, колхозное право, семейное право, а также комплексные отрасли – банковское право, «транспортные» отрасли (железнодорожное, морское, воздушное и др.), страховое право, жилищное право, авторское право, изобретательское право, цивильно-хозяйственное право (как составная часть комплексной отрасли хозяйственного права) и др.

И наконец, особо должна быть выделена семья отраслей уголовно-

правового цикла: уголовное право, уголовно-процессуальное право, исправительно-трудовое право1.

1 Несколько слов о международном праве. Международное частное право может быть охарактеризовано в качестве особого подразделения советского права. Оно представляет собой комплексную отрасль, тяготеющую главным образом к семье отраслей цивилистического профиля, да к тому же с международно-правовой окраской (о природе международного частного права см.: Лунц Л.А. Международное частное право. М.: Юрид. лит., 1970. С. 9–16, 35–37 и сл.). Международное публичное право – это вообще не отрасль права. Как правильно отмечено в литературе, международное право есть «особая правовая система, особая область права, автономная по отношению к праву внутригосударственному (национальному)» (Игнатенко Г.В. Международное право и общественный прогресс. М.: Междунар. отношения, 1972. С. 25). Под углом зрения своих системно-структурных характеристик международное публичное право – такое социальное образование, которое занимает равное положение с любой национальной правовой системой. Поэтому в принципе к определению структуры международного публичного права следует подходить с тех же позиций, с каких освещается структура национальных правовых систем. Значит, нормативный материал этой своеобразной межгосударственной правовой системы подразделяется на отрасли (основные и комплексные), подотрасли, институты и др. В области науки наряду с общей теорией международного права выделяются самостоятельные отраслевые международно-правовые научные дисциплины, например международное космическое право, международное право по использованию атомной энергии и т.д.

<< | >>
Источник: Алексеев С.С.. Собрание сочинений. В 10 т. [+ Справоч. том]. Том 2: Специальные вопросы правоведения. – М.,2010. – 471 с.. 2010

Еще по теме 3. Разновидности отраслей права. Комплексные отрасли:

  1. Глава III. СИСТЕМА ПРАВА, СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ
  2. § 1. Банковское право как наука
  3. § 4. Понятие военного права и военного законодательства
  4. 1. Понятие жилищного права, его предмет и метод
  5. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО КАК МЕЖОТРАСЛЕВОЙ КОМПЛЕКСНЫЙ ИНСТИТУТ
  6. О МЕСТЕ КОММЕРЧЕСКОГО ПРАВА В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ПРАВА М.Ю. ЧЕЛЫШЕВ
  7. 4.2. Система права
  8. Конституционно-правовая ответственность в избирательном праве
  9. Нормы избирательного права
  10. §2. Предпринимательское право как учебная дисциплина о гражданско-правовом регулировании предпринимательской деятельности
  11. § 5. Система права
  12. Система права и система законодательства
  13. 2. Разновидности нормативных предписаний. Ассоциации предписаний
  14. 3. Разновидности отраслей права. Комплексные отрасли
  15. 2. Генетические связи в системе отраслей советского права
  16. 2. Теория сельскохозяйственного права как комплексной и автономной отрасли права
  17. 2. Теория сельскохозяйственного права как комплексной и автономной отрасли права
  18. § 1. Понятие, предмет и метод банковского права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -