<<
>>

Классификация принципов национального и международного права

Классификация принципов права — один из методов их более глубокого познания. Её можно характеризовать как дифферен­циацию принципов права по различным видам (классам) в соот­ветствии с разнообразными классификационными основаниями (критериями).

Классификация принципов права, во-первых, дает возможность вырабатывать системное представление об исследуе­мом предмете в целом; во-вторых, конкретизировать знание об от­дельных исследуемых принципах права. С.С. Алексеев в 1972 г., например, разграничивал общие, межотраслевые и отраслевые принципы нрава. Причем к общим принципам права он относил в том числе принципы законности и справедливости1. Л.С. Явич в 1976 г. также выделял основные, межотраслевые и отраслевые принципы нрава3.

В конце XX в. в России некоторые научные работники также из­учали спорные вопросы видов и классификации российских прин- [625] [626]

пипов. Например, авторы работы «Русская философия права» пи­сали: «Классификация принципов нрава может быть осуществлена но различным критериям: той или иной сфере общественной жиз­ни. которая находит отражение в содержании указанных норма­тивно-правовых предписаний, подвергающихся их юридическому воздействию; в зависимости от основы системы права в целом либо отдельных ее нормативно-правовых общностей (институтов пра­ва. межнациональных образований, отраслей, подотраслей права и т. її.)', по сфере действия принципов нрава в механизме правового регулирования: в зависимости от способов их выражения и закре­пления в тех или иных формально-юридических источниках»'.

Авторы работы « Русская философия права» также выделяют об­щепризнанные принципы нрава. «Общепризнанными принципами права, — считают они. — являются выработанные на уровне ООП и других международных сообществ, включенных в правовую сис­тему большинства цивилизованных стран, всеобщие, универсаль­ные, нормативно-руководящие начала, отражающие специфиче­скую природу нрава...

К ним мы относим принципы законности (господства права), юридического равенства, демократизма, гу­манизма. неприкосновенности личности п сфер ее жизнедеятель­ности, гласности, ответственности за виновное деяние»[627] [628] (выделе­но мной. — В. Е.). Н.Н. Вопленко в 1998 г. в зависимости от сферы действия принципов нрава разграничивал, во-первых, общие, ме­жотраслевые и отраслевые принципы; во-вторых, общесоцнальные (начала права) и специально-юридические принципы, например, «законности», «выражения в праве интересов народа», «равенства всех граждан перед законом», сочетания прав и обязанностей», «от­ветственности за вину», «сочетания убеждения и принуждения»[629].

Как представляется, в проанализированных работах, во-первых, с позиции научно дискуссионных и разнообразных концепций ин­тегративного нравопонимания не разграничены принципы нрава и неправа, а также иные социальные явления («принципы закон­ности и справедливости», «законности..., демократизма, туман из-

ма..., «общесоциальные (начала права) и специалыю-юридические принципы»); во-вторых, выделены спорные критерии классифика­ции («в зависимости от основы системы права в целом»); в-третьих, названы дискуссионные «принципы нрава» («выражения в нраве интересов народа», «сочетания убеждения и принуждения»). В- четвертых, поскольку принципы права регулируют общественные отношения по сферам реализации, постольку теоретически точнее выделять «сферы регулирования» принципов права, а ие «сферу» их «действия». В-пятых, «в сферах регулирования» принципов права также имеются отдельные институты российского нрава. По­этому представляется теоретически обоснованным выделять прин­ципы права отдельных институтов в каждой сфере регулирования. Полагаю, в числе принципов права Н.Н. Вопленко. как и многие другие, дискуссионно выделил, например, «принцип» «законно­сти».

В связи с изложенным считаю необходимым согласиться с М.И. Байтиным, справедливо полагающим, что классификация принципов ие должна быть их простым перечислением'.

Недо­статок имеющихся подходов к классификации принципов права М.И. Байтин, с одной стороны, обоснованно видел в том, что пе­речисление принципов права производится без обоснования их системы и концептуальной основы выделения. С другой стороны, М.И. Байтин, полагаю, весьма спорно и также с позиции научно ди­скуссионных и разнообразных концепций интегративного право- понимания подразделял принципы права на морально-этические, нравственные и организационные, исходя из концепции единства и взаимопроникновения естественного и позитивного права[630] [631] [632].

М.И. Марченко, думаю, также с позиции научно дискуссион­ных п разнообразных концепций интегративного правопонпмания дифференцировал принципы права в зависимости от: 1) характера; 2) типа и 3) сферы правового регулирования[633]. Исходя из тина пра­

во во го регулирования. М.П. Марченко выделял принципы нрава, свойственные рабовладельческому, феодальному, капиталистиче­скому и социалистическому нраву. В соответствии с характером правового регулирования М.Н. Марченко разграничивал социаль­но-экономические, политические, идеологические, религиозные и социально-юридические принципы нрава. К специально-юриди­ческим принципам права М.Н. Марченко относил: общеобязатель­ность норм права, непротиворечивость правовых норм, подразделе­ние права на публичное и частное, социальную свободу, равенство перед законом и судом, равноправие, законность, юридическую гарантированность нрав и свобод личности, справедливость, юри­дическую ответственность только за виновные действия, недопу­стимость обратной силы законов’.

Принимая во внимание исследование в данном параграфе прин­ципов права как одного из средств правового регулирования обще­ственных отношений, во-первых, из перечисленных квалификаци­онных критериев считаю возможным прежде всего ограничиться «сферой правового регулирования». Во-вторых, в числе названных специально-юридических принципов права выделены и спорные, например: «общеобязательность норм права», «непротиворечи­вость правовых норм», «подразделение права на публичное и част­ное», «социальной свободы», «законности», «юридической гаран­тированности нрав и свобод личности», «справедливости».

В учебнике по общей теории государства и нрава под редакцией В.В. Лазарева, изданном в 2000 г., называются общеправовые (об­щие или основные) принципы права, присущие всем отраслям пра­ва, отражающие природу, качественное своеобразие права в целом. К ним в учебнике, в частности, с позиции научно дискуссионных и разнообразных концепций интегративного нравононимания от­носятся принципы гуманизма, законности и справедливости[634] [635].

Как представляется, во-первых, спорно относить к основопо­лагающим (общим) принципам нрава «принципы» «гуманизма», «демократизма», «законности» и «справедливости». Во-вторых, с позиции научно обоснованной концепции интегративного право­понимания и равенства всех субъектов правоотношений вызывает

возражение выделенный в учебнике общий принцип «равенства граждан перед законом». В этой связи возникают, как минимум, два вопроса: 1) равенство только граждан? Л иных субъектов пра­воотношений? 2) субъекты правоотношений равны только перед «законом»? А перед принципами и нормами права, содержащими­ся в иных формах национального и (или) международного права? Убеждён: данные вопросы являются риторическими. Безусловно, все субъекты правоотношений равны перед принципами и норма­ми нрава, содержащимися во всех формах национального и (или) международного права, реализующимися в государстве. Отсюда, теоретически было бы точнее назвать исследуемый основополага­ющий (общий) принцип национального и (или) международного права принципом «равенства прав и обязанностей субъектов пра­воотношений» или «равенства участников правоотношений».

В начале XXI в. в России целый ряд научных работников также изучали теоретические проблемы классификации принципов рос­сийского права. Например, К. В. Всдяхина выделяет «три группы общих принципов права»: 1) нравственно-этические (справедли­вость и гуманизм): 2) социально-политические (законодательное закрепление основ рыночной экономики, демократизм, разделение властей, федерализм) и 3) собственно правовые принципы (закон­ность, соответствие между объективным и субъективным правом, сочетание публично- и частноправовых форм регулирования об­щественных отношений, возрастание роли закона в правовом ре­гулировании, сочетание развития федерального и регионального законодательства и неотвратимость ответственности)»'-.

К данной классификации принципов права, разработанной с по­зиции научно дискуссионных и разнообразных концепций интег­ративного правопонимання. также возникает целый ряд вопросов. Например, первый: имеют ли какое-либо отношение к принципам права собственно «нравственно-этические» «принципы права»? Второй: такой же вопрос возникает и в отношении «социально-по­литических» «принципов нрава»! Третий: возможно ли все прин­ципы собственно права сводить к «законности» и «возрастанию роли закона»?

А.Л. Захаров в 2003 г. подготовил кандидатскую диссертацию на тему «Межотраслевые принципы права», определив их как общую основную идею для двух или более отраслей1. В качестве межотра­слевых принципов права А.Л. Захаров выделил: «принцип свободы договора, принцип свободы труда, принцип запрещения принуди­тельного труда, принцип правовой защиты предпринимательства, принцип признания и защиты равным образом всех форм собст­венности. принцип презумпции невиновности, принцип необрати­мости закона, большинство принципов процессуальных отраслей (государственного языка судопроизводства, состязательность, со­четание единоначалия и коллегиальности и т. и.), принцип диспо­зитивности, принцип свободы экономической деятельности, прин­цип поддержки и защиты конкуренции...»[636] [637] [638].

Как представляется, целый ряд указанных А.Л. Захаровым ме­жотраслевых «принципов права» собственно к «принципам» права не относятся. Например, «принципы поддержки и защиты конку­ренции». «сочетания единоиаличия и коллегиальности», а главное: «межотраслевые принципы нрава» с позиции научно обоснованной концепции интегративного правопонимания теоретически дискус­сионно определять как «основную идею двух или более отраслей».

А.К. Чернов также с позиции научно дискуссионных и разно­образных концепций интегративного правопонимания в самом общем виде разграничил принципы права на социально-поли­тические. нравственно-этические и собственно-юридические1.

О.Е. Суркова в 2004 г. произвела более детальную классификацию собственно принципов права. «Классификация принципов пра­ва, — считает она, может осуществляться по различным осно­ваниям... Выделяются общеправовые, межотраслевые, отраслевые принципы, принципы отраслей законодательства, комплексов юридических норм...принципы отдельных институтов, категорий права»[639]. На мой взгляд, во-первых, теоретически точнее «общепра-

вовне» принципы нрава называть основополагающими (общими) принципами нрава». Во-вторых, в числе «принципов права», вы­деленных О.Е. Сурковой, вызывают сомнение такие «принципы права», как «принципы» «комплексов юридических норм» и «ка­тегорий права».

B.М. Реуф в 2004 г. с позиции научно дискуссионных и разно­образных концепций интегративного правопонпмания предло­жил установить критерии классификации принципов права по: 1) сфере распространения; 2) своему характеру (общесоциальные и специально-юридические принципы): 3) функциональному на­значению и объекту отображения (специально-правовые и соци­ально-правовые): 4) нормативному закреплению (нормы-прии- цпны и принципы, выводимые из норм); 5) способу выражения в источниках права1.

Вместе с тем, как представляется, во-первых, сферу «распро­странения» теоретически точнее назвать сферой «регулирования», так как принципы права ие «распространяются», а регулируют об­щественные отношения. Во-вторых, думаю, спорно среди «прин­ципов» собственно права выделять «общесоциальные» «принци­пы права». В-третьих, исходя из дифференциации «источников права» и «форм права» с позиции научно обоснованной концеп­ции интегративного понимания права, полагаю дискуссионными также и такие критерии классификации принципов права, как ио «нормативному закреплению» и «способу выражения в источ­никах права».

C.Н. Кожевников в 2004 г. с позиции научно дискуссионных и разнообразных концепции интегративного правопоиимания до­статочно традиционно классифицировал принципы российско­го нрава на: 1) общеправовые (законности, социальной справед­ливости, равноправия, гуманизма, единства юридических прав и обязанностей); 2) межотраслевые; 3) отраслевые; 4) принципы правовых институтов[640] [641]. Л.И. Бобылев, анализируя в 2004 г. поня­тие, принципы и функции права с позиции научно дискуссионных

и разнообразных концепций интегративного правопонимання, к общим принципам права отнес принципы обеспечения равен­ства всех форм собственности и свободы предпринимательства, справедливости, признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина, народовластия, законности, приоритета международного права над внутригосударственным, обеспечения правопорядка в обществе и правосудия1. С позиции научно обосно­ванной концепции интегративного понимания права по меньшей мерс спорным представляется отнесение к общим принципам нрава «принципово «справедливости», «народовластия» и «законности».

В.М. Ведяхин и Л.Ф. Галузин в 2007 г. с позиции научно дис­куссионных и разнообразных концепций интегративного пра- вононимания пришли к выводу о том, что «... наиболее удачна следующая классификация общеправовых принципов: социально- политические, нравственно-этические и собственно правовые или специально-юридические принципы»[642] [643]. По мнению В.М. Всдяхина и А.Ф. Галузина, к «социально-политическим принципам приня­то причислять разделение властей, народовластие, федерализм, демократизм, идеологический и экономический плюрализм и др.; к нравственно-этическим — справедливость, гуманизм, незыбле­мость и неотчуждаемость нрав человека и др.; к специально-юри­дическим — верховенство Конституции РФ и закона, законность, равенство граждан перед законом, недопустимость обратной силы закона, ответственность за вину и т. д.»[644]. Во-первых, классифика­ция собственно принципов права вряд ли. может включать «со­циально-политические» и «нравственно-этические» «принципы». Во-вторых, вызывает возражение принцип «верховенства» только «закона» и «равенства граждан» лишь перед «законом», а также «недопустимость обратной силы» только «закона».

В 2008 г. Е.В. Скурко издала монографию на тему «Принципы права», в которой пришла к выводу о том, что принципы права «мож­

но классифицировать, с одной стороны, но уровню абстрагирования (от уровня сущностных абстракций до различных степеней конкрет­ности и глубокой казуистнчности — как правило, противополож­ных в этом аспекте норме, развитием которой принцип выступает); с другой стороны — но критерию «переходности», т. е. возможности перехода принципа в норму, минуя акт «централизованного зако­нодателя» соответствующей юрисдикции»? С позиции научно обо­снованной концепции интегрированного правопонимания. с одной стороны, действительно необходимо дифференцировать принципы нрава и нормы права как различные средства правового регулиро­вания общественных отношений. Вместе с тем, с другой стороны, как представляется, классификация принципов права должна раз­граничивать между собой только принципы нрава, а не принципы нрава, а также иные правовые явления.

Л.Л. Захаров, анализируя соотношение принципов права, со­держащихся в Конституции РФ, и принципов права, закреплен­ных в иных национальных правовых актах, пришел к следующему удивительному и спорному выводу: «Некоторые авторы, — пишет он. — полагают, что раз Конституция обладает высшей юридиче­ской силой, то и принципы в ней обладают приоритетом над осталь­ными. Это недопустимо... По юридической силе принципы равны, независимо от того, в каком нормативном акте они содержатся»[645] [646].

Данная точка зрения вызывает принципиальные теоретиче­ские возражения. Конституцию СССР в специальной литерату­ре традиционно называли «Основным законом». В то же время, к сожалению, в тексте самой Конституции СССР нс определялась сё природа и не устанавливалась возможность ее прямого приме­нения. Характерно, что, как и Конституция СССР. Конституция Германии в настоящее время называется «Основной закон Феде­ративной Республики Германия». В современной специальной ли­тературе понятие «Основной закон» также применяется и в отно­шении Конституции РФ[647]. В то же время в ч. 1 ст. 15 Конституции

РФ установлено: «Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие». Следовательно, буквальное толкование Консти­туции РФ позволяет сделать прямо противоположный вывод: все средства правового регулирования общественных отношений, со­держащиеся в Конституции РФ. в том числе и конституционные принципы нрава, а не только конституционные нормы нрава, име­ют высшую юридическую силу.

Анализ различных точек зрения о принципах права возможно было бы продолжать бесконечно. Важно сделать общий вывод: к со­жалению. большинство специальных работ о классификациях прин­ципов права выполнены с позиции юридического позитивизма, сводя­щего «принципы права» «к законности», «приоритету законов» и т. д. либо с позиции научно дискуссионных и разнообразных концепций интегративного правопонпмания. «размывания» принципов нрава иными социальными явлениями, отнесения к «принципам права», на­пример. «демократизма», «народовластия», «федерализма» и т.д.

Такое понимание «принципов права», безусловно, не могло не сказаться и на учебниках но теории государства и нрава. Напри­мер. в учебнике но теории государства и нрава, изданном в 2005 г. под редакцией А.В. Васильева, выделяются принципы социальной свободы, социальной справедливости, демократизма, гуманизма, равноправия, законности, равенства перед законом, правосудия, единства прав и обязанностей, превалирования международно­го нрава над внутригосударственным, взаимной ответственности личности и государства, деления права па частное и публичное’. Думаю, весьма дискуссионными являются такие «принципы» пра­ва, как «принципы» «социальной свободы», «социальной справед­ливости», «демократизма», «гуманизма», «законности», «единства прав и обязанностей». В учебнике но общей теории государства и права, изданном в 2007 г., принципы права классифицируются но: 1) сферам общественной жизни; 2) уровню правового регули­рования: 3) способам внешнего выражения[648] [649]. При этом делается вывод: «центральным и универсальным является, без сомнения, принцип законности»[650].

В связи с выделением, на моіі взгляд, спорных принципов права, В.И. Леушин пришел к яркому и убедительному выводу: «Каждый автор здесь имеет собственное мнение... Субъективизм при ре­шении данной проблемы представляется трудно преодолимым. Не случайно в некоторых учебниках вопрос о принципах нрава вообще не рассматривается»’ (выделено мной. — В. Е.).

Прежде всего принципы национального и (или) международно­го права, реализующиеся в государстве, думаю, возможно класси­фицировать но сферам правового регулирования общественных отношений и по их юридической силе.

По сферам правового регулирования общественных отноше­ний. в частности, возможно выделять: основополагающие (общие) принципы национального и (пли) международного права, реализу­ющиеся в государстве: специальные межотраслевые национальные и (или) международные принципы права, реализующиеся в госу­дарстве; специальные отраслевые национальные и (или) между­народные принципы права, реализующиеся в государстве: специ­альные принципы отдельных институтов национального и (или) международного права, реализующиеся в государстве.

Вопрос о классификации принципов права но юридической силе с целью сохранения государственного суверенитета, как представ­ляется, должен быть разрешен управомоченными органами госу­дарственной власти. В процессе исследования и разрешения дан­ного вопроса предлагаю исходить из следующих положений.

1. Приоритета основополагающих (общих) принципов междуна­родного и (или) национального права (juscogens) над специальны­ми принципами и нормами международного и (или) национально­го права.

2. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и с позиции огра­ниченного монизма — приоритета специальных принципов и норм международного права, содержащихся в международных догово­рах. над специальными принципами и нормами национального права, установленными в национальных правовых актах.

3. По аналогии с общепринятыми положениями общей теории права о преодолении коллизий между общими и специальны­

ми нормами права — приоритета соответствующих специальных принципов права над общими принципами права.

4. В случае установления одновременно иерархических, общих, специальных, а также темпоральных коллизий между принципами права исходить из приоритета, во-первых, иерархических принци­пов нрава; во-вторых, специальных принципов права; в-третьих, принципов права, выработанных в более позднее время.

5.С позиции теории систем и научно обоснованной коицепци- иинтегративиого правопонимания, думаю, основополагающие (об­щие) принципы национального и международного нрава обоснова­но рассматривать в качестве самостоятельных фундаментальных форм национального и (или) международного права, обеспечива­ющих внутреннее единство, определенность, непротиворечивость, последовательность, ожидаемость и предсказуемость внутригосу­дарственного и международного права.

6.Специальные принципы и (или) нормы национального и (или) международного права должны вырабатываться не на основе субъ­ективного усмотрения управомоченных правотворческих органов и организаций, а в порядке конкретизации основополагающих (об­щих) принципов внутригосударственного и (или) международного права, поскольку последние содержат в себе основания всеобщей свя­зи и взаимозависимости иных различных форм россиііского и (пли) международного права. В результате конкретизации основополага­ющих (общих) принципов национального и (или) международного права в иных формах россиііского и (пли) международного права возможно обеспечивать единство, ожидаемость и транспарентность как правотворческих, так и правоприменительных процессов.

7.Основополагающие (общие) принципы внутригосударст­венного и (или) международного права являются, во-первых, для управомоченных правотворческих органов, организаций и иных лиц своеобразными «дорожными картами» в процессах выработки специальных принципов и (или) норм нрава в иных формах наци­онального и (или) международного права; во-вторых, для нраворе­ализующих органов, физических, юридических лиц и др. — фунда­ментальными средствами правового регулирования общественных отношений, объективными, действующими (действительными) «регуляторами» фактических правоотношений.

В связи с изложенными аргументами предлагаю, во-первых, до­полнить конституции, иные национальные правовые акты такими фундаментальными ({юрмами внутригосударственного и междуна­родного права (а ие морали — как ио существу предлагали Г. Харт и Р. Дворкин), как основополагающие (общие) принципы нацио­нального и (пли) международного права, реализующиеся в государ­стве. Во-вторых, выработать и установить в конституциях и иных национальных правовых актах государств соотношение различных видов принципов и норм национального и (или) международного нрава, реализующихся в конкретных государствах.

Как представляется.современная научнообоснованная концепция интегративного правопоиимания прежде всего должна основывать­ся на различных видах социологической и позитивистской концеп­циях иравоионимания. Па мой взгляд, с позиции научно обоснован­ной концепции интегративного иравоионимания, действительные (действующие), объективно выработанные основополагающие (об­щие) принципы национального и (или) международного права, ре­ализующиеся в государстве, должны, во-первых, отражать сущность внутригосударственного и (или) международного права, а не других социальных регуляторов (неправа). Во-вторых, основополагающие (общие) принципы национального и (или) международного права, реализующиеся в государстве, с объективной неизбежностью не мо­гут не конкретизироваться в специальных принципах и (или) нор­мах права, содержащихся в иных формах национального и (или) международного права, реализующихся в государстве, поскольку являются элементами единоіі, развивающейся, взаимосвязанной, взаимозависимой и многоуровневой системы форм права.

При таком теоретическом подходе основополагающие (общие) принципы национального и (пли) международного права, реализу­ющиеся в государстве, могут вырабатываться прежде всего в право- реализационной практике и поддерживаться, например, органами государственной власти (в том числе судом), а также управомочен­ными международными органами и организациями. В силу поддер­жки и принудительного исполнения такие принципы становятся обязательными для неопределённого круга субъектов правоотно­шений, принципами именно права, а не морали в отличие от не обя­зательного и принудительного иеисполняемого неправа. В этой свя-

зи, основополагающие (общие) принципы национального и (или) международного права, реализующиеся в государстве, могут быть как «писаными», так и «неписаными». В случае восприятия осно­вополагающих (общих) принципов национального и (или) между­народного права, например, в национальных правовых актах они преобразуются также и в «писаные» основополагающие (общие) или специальные принципы, например, национальных правовых актов, содержащиеся в том числе в Конституциях, кодексах и иных законах.

В заключение хотелось бы сделать несколько итоговых выводов.

1. Правовая категория «принцип нрава» с гносеологической точ­ки зрения связана с общенаучными категориями «закономерность» и «сущность».

2. При таком общенаучном подходе принципы права — основания всеобщей связи, отражающие объективные закономерности и сущ­ность единой, развивающейся и многоуровневой системы форм наци­онального и (или) международного права, реализующиеся в государ­стве, обеспечивающие предсказуемость, ожидаемость и единообразие правотворческих и правореализационных процессов.

3. Принципы нрава -это теоретическое и практическое обобще­ние опыта, полученного на основе длительной и многообразной правотворческой и нравореализационной деятельности, в резуль­тате которой выработаны средства правового регулирования обще­ственных отношений, характеризующиеся максимальной универ­сальностью. высшей степенью императивности и абстрактности, объективно отражающие всеобщие, закономерные, существенные, типичные п системообразующие процессы в национальном и (или) международном нраве.

4. В связи с изложенными общенаучными, философскими, теоре­тическими и правовыми аргументами представляется обоснованье, а практически необходимым признать основополагающие (общие) принципы национального и (или) международного права, реализую­щиеся в государстве, неоспоримым правом (juscogens)для правотвор­ческих и правореализуюших органов и лиц; рассматривать в качестве фундаментальных форм национального и международного права.

5. При таком общенаучном, философском, теоретическом и пра­вовом подходе основополагающие (общие) принципы националь-

ного и (или) международною права, реализующиеся в государст­ве. являются, во-первых, своеобразными «дорожными картами» в процессах выработки специальных принципов и норм права в иных формах национального и (или) международного нрава для управомоченных правотворческих органов, организации и иных лиц; во-вторых, фундаментальными средствами правового регу­лирования общественных отношений, объективными «регулято­рами» фактических правоотношении для праворсализующих орга­нов. юридических, физических ЛИЦ И Т. д.

6. Анализируя возможные критерии классификации принципов национального и (или) международного нрава, считаю возмож­ным. в частности, выделять следующие теоретически обоснован­ные и практические продуктивные их виды (классы): сферы право­вого регулирования общественных отношений; юридическая сила; способы внешнего выражения.

7. По сферам правового регулирования общественных отноше­ний прежде всего возможно выделять: основополагающие (общие) принципы национального и (или) международного права, реали­зующиеся в государстве; специальные межотраслевые националь­ные и (или) международные принципы права, реализующиеся в государстве; специальные отраслевые национальные и (или) ме­ждународные принципы нрава, реализующиеся в государстве; спе­циальные принципы отдельных институтов национального (или) международного права, реализующиеся в государстве.

8. По способам внешнего выражения принципы национального и (пли) иного международного права возможно подразделять па: содержащиеся в письменном виде в формах национального и (или) международного нрава; выработанные и «утвержденные» нраво- реализационной практикой (от определения обычного нрава, вы­работанного римскими юристами — «право, утверждённое приме­нением») (выделено мной. — В. Е.).

2.12.

<< | >>
Источник: В В. Ершов. Правовое и индивидуальное регулирование общественных отно­шений. Монография. — М.: РГУП, 2018. 2018

Еще по теме Классификация принципов национального и международного права:

  1. § 3 Закрепление охраняемого содержания прав и свобод человека и гражданина в современном международном праве
  2. § /. Регулирование сотрудничества по вопросам осуществления связи и передачи информации в международном праве
  3. Международное право в период вооруженных конфликтов. (Международное гуманитарное право).
  4. §Ь Правосубъектность в международном праве
  5. 7. Особенности международных прав и защит человека
  6. Вопрос 81. Пробелы в праве и способы их восполнения. Коллизии в праве и способы их разрешения.
  7. XII. Международное право и его военные аспекты
  8. § 2. Международно-правовые основы установления и применения административных наказаний
  9. 3. МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  10. 1. СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -