<<
>>

Комментарий к статье 9 1.

Согласно ст. 9 Положения и ст. 9 варианта русского перевода ЕВЗ векселедатель переводного векселя несет ответственность за проставление плательщиком акцепта и за осуществление им платежа. В оригинальном тексте ЕВЗ на английском языке используется другой глагол для выражения роли векселедателя по отношению к поведению плательщика - the drawer guarantees both acceptance and payment (векселедатель гарантирует и акцепт, и оплату). Таким образом, векселедатель, выдавая переводной вексель, гарантирует, ручается за принятие и оплату вексельного обязательства названным им плательщиком.
Как любой гарант, в случае невыполнения обязательства лицом, за которое дана гарантия, он сам несет ответственность за исполнение обязательства. Это означает, что если плательщик не акцептует переводный вексель или акцептует, но не оплатит его, то исполнить вексельное обязательство должен векселедатель.

В этом проявляется гарантийная функция, присущая всем второстепенным должникам, в т.ч. и индоссантам, авалистам, и векселедателю переводного векселя. Таким образом, комментируемая статья определяет правовое положение векселедателя переводного векселя - он является второстепенным (регрессным) должником. В случае неакцепта векселедержатель имеет право, не дожидаясь срока платежа, предъявить к нему требование об оплате вексельной суммы (при условии соблюдения процедуры протеста), как и в случае отказа плательщика от оплаты векселя. 2.

Часть вторая комментируемой статьи определяет, что векселедатель может освободить себя от гарантии за акцепт. Такое освобождение может выражаться в особой оговорке, смысл которой будет заключаться в том, что векселедатель снимает с себя ответственность за неакцепт: "за акцепт не отвечаю", "акцепт не гарантирую", "без ответственности за неакцепт" и т.п. Последствием такой оговорки будет невозможность предъявить к векселедателю требования из неакцепта векселя. Аналогичный результат имеет запрещение векселедателем предъявления векселя к акцепту.

Такая оговорка, несомненно, улучшает положение векселедателя переводного векселя, но существенно снижает ликвидность векселя, его привлекательность для потенциальных приобретателей, так как не предоставляет одной из предусмотренных вексельным законодательством гарантий. Кроме того, освобождающая оговорка может возбудить подозрения в ненадежности плательщика и нереальности оплаты.

В то же время оговорка векселедателя о сложении с себя ответственности за акцепт не освобождает от ответственности за акцепт других вексельных должников, поэтому векселедержатель сможет в случае неакцепта обратить свои требования к индоссантам и авалистам.

Еще одно последствие данной оговорки - укорочение обратного хода векселя. Если векселедатель не слагает с себя ответственности, то он является конечным регрессным должником по вексельным требованиям; но если он освобождает себя от ответственности за акцепт, то конечным регрессатом по векселю становится первый индоссант. После оплаты векселя векселедержателю он не сможет потребовать в порядке регресса с векселедателя возмещения в соответствии со ст. 49 Положения, так как последний освободил себя от ответственности за акцепт комментируемой оговоркой.

Но данная оговорка не освобождает векселедателя от ответственности за платеж. Поэтому первый индоссант, оплативший вексель векселедержателю, может обратить свои требования к векселедателю при неплатеже с его стороны в срок платежа (или досрочно - в случаях, указанных в законе, например, при банкротстве векселедателя или плательщика). 3.

В отличие от гарантии акцепта часть вторая комментируемой статьи определяет, что векселедатель не может освободить себя от гарантии платежа. Этим гарантия векселедателя отличается от гарантии индоссантов, которые могут освободить себя от ответственности за платеж, введя в текст индоссамента безоборотную оговорку.

Также статья устанавливает последствия нарушения данного правила. Если векселедатель переводного векселя внесет в текст ценной бумаги оговорку об освобождении себя от ответственности за платеж в любой форме ("за платеж не отвечаю", "без оборота на меня", "платеж не гарантирую" и т.п.), она будет считаться ненаписанной, т.е. недействительной. Таким образом, даже наличие на векселе условия об освобождении векселедателя от ответственности во внимание приниматься не должно, и в случае неоплаты векселя акцептантом требование об оплате векселя может быть направлено векселедателю.

Комментарий к статье 10 1.

В данной статье речь идет о так называемом бланковом векселе (или бланко-векселе). В соответствии с комментируемой нормой вексель может быть не заполнен при выдаче его ремитенту, но в отличие от недействительного документа, имеющего дефект формы в связи с отсутствием одного или нескольких реквизитов, в бланковом векселе эти реквизиты не указываются векселедателем намеренно, по соглашению с приобретателем векселя. На основании этого же соглашения пропущенные реквизиты должны быть в дальнейшем заполнены самим держателем векселя согласно условиям, о которых договорились бланкодатель и бланкополучатель. На векселе эти условия не отражаются.

Пропущенными при выдаче могут быть любые реквизиты, кроме подписи бланкодателя, в качестве которого могут выступать векселедатель, индоссант и другие должники. На практике необходимость составления такого векселя может возникнуть, например, если в момент его выдачи сторонам еще не известна цена договора, который является основанием вексельной сделки, или неизвестен срок выполнения этого договора и т.п. Кроме того, причинами выдачи бланко-векселя может стать желание выпустить предъявительскую ценную бумагу <1>, чтобы держатель векселя не был отмечен в тексте документа.

<1> Сам по себе бланко-вексель предъявительской ценной бумагой не является. До полного заполнения всех реквизитов он вообще не является никакой ценной бумагой. Для осуществления выраженного в нем права необходимо заполнить бланк в соответствии с состоявшимися соглашениями, чтобы он рассматривался с точки зрения права как вексель. В то же время оборот бланко-векселя, в котором отсутствует наименование первого приобретателя векселя, ничем не отличается от оборота предъявительской ценной бумаги (передаются они путем простого вручения). 2.

Пуская в оборот бланко-вексель, участники договариваются: 1)

о пропуске некоторых реквизитов; 2)

об их заполнении в дальнейшем держателем; 3)

об условиях, на которых будут дописываться пропущенные бланкодателем реквизиты.

Заполнение пропущенных бланкодателем обозначений держателем векселя должно

осуществляться в соответствии с данным соглашением, в котором могут определяться пределы и ограничения свободы держателя, условия, при которых он должен дописать документ, и т.д.

Если же держатель в нарушение состоявшегося соглашения заполнит пропущенные реквизиты векселя иным, нежели оговорен в соглашении, образом, то в соответствии с комментируемой статьей вексель будет считаться выданным на тех условиях, которые в нем записаны. Действует презумпция, что держатель заполнил документ в соответствии с состоявшимся соглашением. По общему правилу данная презумпция является неопровержимой, несоблюдение соглашения держателем не может быть противопоставлено векселедержателю, т.е. отказ от платежа по этому основанию не допускается. 3.

Из этого общего правила Положение предусматривает исключения. Несоблюдение соглашения может быть противопоставлено векселедержателю, если он: 1)

приобрел переводной вексель недобросовестно; 2)

приобретая вексель, совершил грубую неосторожность.

Недобросовестность держателя может выражаться в том, что он знал о заполнении векселя в противоречии с состоявшимся соглашением, приобретая его, или если он приобрел вексель не в соответствии с вексельным законодательством, например похитил его.

Грубая неосторожность векселедержателя может выражаться в том, что он приобрел вексель, не проявив необходимой осмотрительности. 4.

Таким образом, вексельное законодательство возлагает на бланкодателя ответственность за выбор контрагента. Фидуциарность данного соглашения проявляется в том, что бланкодатель должен оказать бланкополучателю большую степень доверия. Неправильный выбор партнера и недобросовестность последнего не должны повлиять на оборот векселя, чтобы не лишать его законодательно установленных преимуществ и достоинств. Соглашение бланкодателя и бланкополучателя не рассматривается в контексте вексельного права и для векселя никакого значения не имеет; значение имеет лишь то, что записано в самом векселе.

<< | >>
Источник: Е.Н. АБРАМОВА. ПРАКТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ ВЕКСЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. М.: "Волтерс Клувер". - 142 с.. 2007

Еще по теме Комментарий к статье 9 1.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -