<<
>>

1.1. Современная доктрина о соотношении источников европейского права.

Задача настоящего параграфа заключается в том, чтобы рассмотреть существующую доктрину европейского права и определить, насколько точно в современной доктрине европейского права решен вопрос об определении круга источников европейского права и о их классификации по юридической силе. Прежде чем приступить к анализу современной доктрины об источниках европейского права, представляется необходимым в первую очередь дать определение понятию «европейское право».

Автор исходит из представления, что понятие европейское право охватывает всю совокупность правовых норм Европейских Сообществ, Европейского Союза и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, подписанной в Риме 4 ноября 1950 года. Нормы Римской конвенции оказываются непосредственно инкорпорированными в право Сообществ и право Союза благодаря статье F* Амстердамского Договора: «Союз соблюдает основные права в том виде, в каком они гарантированы Европейской

конвенцией о защите прав человека и основных свобод ив каком они следуют из

общих конституционных традиций государств-членов в качестве общих принципов права Сообществ».

Если обратиться к теории права, можно увидеть, что правовая доктрина определяет, с большей или меньшей степенью вероятности, «источник права» как «внешнее выражение нормы права, внешнюю форму позитивного права»4. Каковы же основные формы закрепления правовых норм в европейском праве?

В европейской науке права можно выделить два основных подхода к природе европейского права, что в свою очередь оказывает свое влияние и на доктрину источников европейского права. Условно приверженцев этих двух направлений можно назвать «традиционалистами» и «автономистами».

Сущность «традиционного» подхода состоит в том, что европейское право представляет собой часть международного публичного права, в то время как «автономисты», последователи социологической школы права Мориса Орью считают, что европейское право выступает как особенная, качественно новая система права, в основе которой лежит «конституирующий» (или конституционный) характер учредительных договоров. Отсюда расхождения во взглядах относительно классификации источников по их юридической силе5, а также в отношении вопроса о содержании обычаев в европейском праве (неписаного права)6. Тем не менее, вполне определенно можно говорить о том, что европейское право представляет собой самостоятельную, т.е. sui generis, систему права хотя бы в силу того, что учредительные договоры вмешиваются в систему суверенных полномочий государств-членов, т.е. изменяют то, что согласно естественно-правовой теории составляет суть общественного договора.

Таким образом, в системе источников европейского права можно выделить следующие группы источников: нормативно-правовые акты, обычаи и судебные решения. Классификация источников в доктрине, однако, несколько различается. Некоторые ученые, как, например профессор европейского права из Нидерландов П.С.Р.Ф. Матяйзен, выделяют такой источник европейского права как «обычаи Европейского права», при этом довольно туманно определяя его содержание7. Согласно Матяйзену нормы «обычного права ЕС» представляют собой нормы права необходимые для «применения норм первичного и вторичного права», «нормы права фундаментального характера»8.

Итальянские авторы работы «Европейское Право»9склонны выделять договорное право, обычаи и основные принципы в европейском праве. При этом они придерживаются следующей иерархии норм европейского права: первичное право, вторичное право, обычаи, общие принципы права, общие нормы международного публичного права, и международные договоры. Как представляется, наиболее логически стройной классификацией можно считать следующую, как это изложено в работе под редакцией JI.M. Энтина «Европейское право»: Учредительные договоры, международные договоры (заключенные ЕС самостоятельно или совместно с государствами-членами),, общие принципы права, нормативно-правовые акты Европейского Союза (или вторичное право), решения Суда ЕС. Преимущество данной классификации заключается в том, что она выделяет лишь основные виды источников европейского права, в то время как попытка построить классификацию на основании исключительно критерия юридической силы заведомо обречена на неполноценность, т.к. например, первичное право ЕС может включать в себя и учредительные договоры, и судебные решения, и обычаи10, и неписаные основополагающие принципы, среди которых, например, принципы правового государства.

Такая ситуация в доктрине относительно классификации источников европейского права стала возможной в силу того факта, что учредительные договоры, представляющие собой «конституцию», первичное право, не содержат положений относительно классификации всех источников европейского права11. Доктрина о соотношении источников европейского права развивалась во многом за счет формирования норм права, которые были сформулированы Судом ЕС на основании целей и смысла учредительных договоров. Именно таким образом в европейское право в качестве неотъемлемой части были включены общие принципы права и права человека12. В настоящее время создан проект Конституции Европейского Союза, призванный объединить нормы первичного права и перечислить источники европейского права в едином документе.

Однако даже учитывая тот факт, что проект Конституции содержит перечень источников европейского права, некоторые проблемы, связанные с определением терминов и понятий, которыми оперируют исследователи европейского права, остаются достаточно острыми. Так например сложность представляет собой понятие «судебное решение». Если в отношении Суда ЕС применение понятия «решение» вполне уместно13, тем более что именно «решение» (а не только резолютивная часть постановления), включая все приведенные судом доводы и правовой анализ дела, обязательно для национальных судов при применении европейского права14. Именно «судебное решение» может являться источником права, поскольку включает в себя не только непосредственно резолютивную часть (т.е. постановление), но также и правовой анализ, подход суда к рассмотрению дела, принципы и критерии, использованные судом для принятия решения. Именно «решение», а не «постановление», может обладать характеристиками erga omncs, поскольку касается не только сторон, посредственно вовлеченных в судебное разбирательство. Корректно ли говорить о судебном решении как форме деятельности Европейского Суда по правам человека или лучше использовать понятие «постановление», аналогичное используемому в российской правовой культуре? Этот вопрос порождает бесконечные дискуссии и не может быть решен только с точки зрения проблемы правильности перевода правовой терминологии. Принимая во внимание указанное выше отличие «судебного решения» от «постановления», вопрос о том принимает Европейский Суд по правам человека решения или постановления в первую очередь должен определяться характером деятельности Европейского Суда по правам человека: если это санкционирование норм права - то это «решение», если это всего лишь правоприменение без каких-либо элементов толкования или обобщения, что позволяет говорить об эффекте erga omnes, - то возможно это «постановление»15.

Другая проблема - определение понятия «судебная практика». Данный термин несколько размыт и применяется в англосаксонской и романо-германской правовых системах, однако обращает на себя внимание различное содержание этого термина. Если английское «case law» - равнозначно прецедентному праву, и в данном случае «судебная практика» и «судебное решение» (хотя только определенных судебных инстанций) совпадают, то во французском (или в российском) праве этот термин определяется с трудом и скорее обозначает некую тенденцию судебного правоприменения, толкования некоторых терминов в законодательстве, что гораздо шире и неопределеннее конкретного «судебного решения». В настоящем исследовании термин «судебная практика», когда речь идет о решениях Суда ЕС или Европейского Суда по правам человека, применяется как аналогичное отдельному судебному решению, поскольку именно данная интерпретация этого понятия коррелирует с положениями, вынесенными на защиту.

Также возникает вопрос о том, оправданно ли выделять общие принципы права в качестве отдельного источника права, тем более что некоторые из них закреплены в судебных решениях или учредительных актах.

В Амстердамском договоре (ст. 6) определяется, что следует понимать под общими принципами права: «принципы свободы, демократии, уважения прав человека и основных свобод, а также господства права...». В качестве таковых также следует рассматривать и основные права человека и основные свободы, закрепленные в Римской конвенции 1950 года.

Общие принципы права, тем не менее, следует рассматривать в качестве независимого источника права в силу того, что действительность или юридическая сила указанных общих принципов права зависит не от Союза (или его актов), а от государств-членов, которые, если следовать смыслу статьи F, разделяют эти принципы16. Таким образом, это в первую очередь общие конституционные принципы, принципы правового государства. Также необходимо отметить, что общие принципы Европейского права содержатся и в Римской конвенции 1950 года о защите прав человека и основных свобод.

Более того, если мы обратимся к теории европейского права, то мы увидим, что норма права толкуется максимально широко. Если классическая теория права считает, что без принуждения не может быть права, и именно для этого существует государство как инструмент насилия17, то современная теория европейского права, и

I &

в частности в изложении итальянского профессора права Романо , указывает, что для признания за нормой характера права достаточно, чтобы она отвечала следующему требованию: оформляла организацию общества, или общественного института, формировала характер поведения внутри социума нормативным образом. И именно в «признании этой нормы таковой и кроется легитимность данной нормы права, а не в принудительном ее характере, не в наличии необходимо и санкции»18. Таким образом, даже если исполнение судебных решений Европейского Суда по правам человека и зависит полностью от государств-участников, это не лишает судебное решение Европейского Суда статуса полноценной нормы права.

Остальные же принципы европейского права были разработаны исключительно судом Европейских Сообществ. Суд согласно статье 220 Договора о Европейском Сообществе обеспечивает применения «права» и потому только Суд определяет, что следует включать в понятие «право»19.

Кроме того, сам Суд имеет свою точку зрения на систему источников европейского права. Так в рамках доктрины судебного контроля, разработанного в решении по делу ERT20, Суд ЕС, определяя те акты Сообщества, которые подлежат судебному контролю, указывает, что источниками являются все акты или нормы, имеющие правовые последствия или значение для толкования норм права, что включает в себя также заключения и рекомендации, которые считаются, согласно статье 173 Учредительного Договора, нормативными актами, не имеющими обязательной силы. Также одним из важнейших вопросов в доктрине выступает классификация норм европейского права по юридической силе. Здесь принято выделять три основные группы норм права: первичное право, вторичное и третичное право. Нормы первичного права регулируют основы, цели и полномочия Европейского Союза и Сообществ и институтов. Основу первичного права составляют учредительные договоры, однако можно с уверенностью сказать, что сюда могут быть отнесены некоторые отдельные судебные решения, которые подвергают толкованию положения учредительных договоров. В качестве примера можно привести дело Stauder и Internationale Gesellschaft21. Эти судебные дела известны тем, что Суд впервые признал, что права человека защищаются правом Сообществ. Интересно также то, что Суд мотивировал принятие этих решений тем, что защита прав человека представляет собой одну из «целей Сообществ». Формально Суд не санкционировал в данных решениях никакой новой нормы, а лишь истолковал положения учредительных договоров относительно целей создания Сообществ. Также в силу прямой отсылки в Амстердамском договоре с большой долей уверенности можно отнести к первичному праву и нормы Римской Конвенции 1950 года, которые существуют в европейском праве в качестве общих принципов права, но которые в то же время, как следует из судебных решений Суда ЕС, представляют собой одну из целей Сообществ, а следовательно также несут «конституирующую» нагрузку в Европейском праве. Поскольку решения Европейского Суда по правам человека составляют важную часть европейского права, особенно в том, что касается толкования положений Римской Конвенции, следует отнести весь нормативно- правовой комплекс, существующий в рамках Римской конвенции к первичному праву. В то же время это утверждение может вызвать оправданные сомнения, поскольку вопросы соотношения нормотворчества Суда ЕС и Европейского Суда по правам человека представляют собой серьезную проблему для доктрины европейского права. К этому вопросу автор обратится в третьей главе настоящей работы.

Особое место в доктрине занимает вопрос о месте такого нормативного источника права как Хартия основных прав Европейского Союза. Хартия была подписана 7 декабря 2000 года институтами Европейского Союза, за чем должно было последовать включение (инкорпорация) Конвенции в учредительные акты Союза. Однако, несмотря на риторику создателей Конвенции, желающих видеть ее основой Европейской Конституции22, будущее этого документа как источника первичного права ничуть не менее туманно, чем настоящее23. Прежде всего, неясен характер этого документа как акта, провозглашенного институтами Союза. Существует мнение, что Хартию следует рассматривать* как межинституциональное соглашение24. Однако документ этот, готовившийся как дополнение к Учредительным актам, подразумевает прохождение еще одного этапа: принятие Хартии на специальной межправительственной конференции. Следовательно, строго говоря, Хартия не может рассматриваться как документ, вступивший в силу.

Кроме того, самый важный вопрос вызывает юридическая сила Хартии как нормативного акта. Как отмечают некоторые ученые, как например Вайлер25 или Нергелиус26, проблема заключается в том, а обладает ли Хартия вообще какой-либо юридической силой. Отмечается также то, что с правовой точки зрения не только сама необходимость принятия подобного документа в рамках Европейского Союза вызывает сомнение, но защита прав человека в ЕС в том виде, в каком она осуществлялась Судом ЕС в рамках созданной им же судебной практики, может быть поставлена под угрозу, поскольку создает ряд сложнейших проблем, связанных, в том числе, и с конфликтом юрисдикций Суда ЕС и Европейского Суда по правам человека: подходы в толковании тех или иных прав человека Судом ЕС и Судом в Страсбурге могут быть различны, что может вылиться в правовой кризис, выход из которого будет трудно найти, так как Хартия будет представлять собой отдельный нормативный документ. Сейчас же защита прав человека в ЕС основана на том, что Суд ЕС применяет не только саму Римскую конвенцию, но и нормы, содержащиеся в решениях Суда по правам человека в Страсбурге.

Тем не менее, подобный документ нельзя игнорировать, поскольку он вполне возможно будет использован Судом ЕС в качестве источника общих принципов европейского права27.

Вторичное право представляет собой corpus legi, который подчинен установлениям первичного права, должен не противоречить его установлениям и санкционируется исключительно в пределах полномочий, указанных в Учредительных договорах.

Вторичное право представляет собой результат нормотворчества институтов Европейского Союза и именно его называют acquis communautaire. Однако, если в отношении нормативных актов, перечисленных в статье 249 Договора о ЕС (регламенты, директивы, решения, рекомендации и заключения), не может возникать серьезных доктринальных споров, то вот в отношении результатов нормотворчества Суда ЕС существует ряд подходов. Некоторые специалисты относят нормотворчество Суда ЕС исключительно к вторичному праву, поскольку считают, судебные решения нельзя отнести к первичному праву, которое представляет собой совокупность норм права, принятыми в рамках демократической процедуры в парламентах государств- членов. Именно такого мнения придерживаются, например, Пол Крейг и Грэнн Де Бурка в своем труде по европейскому праву28. Тем не менее, как представляется, решения Суда ЕС нельзя однозначно относить к вторичному праву. Как уже было показано выше, и в частности решения по таким делам как Van Gend en Loos29, в котором Суд ЕС сформулировал принцип верховенства права ЕС, как решение по делу Internationale Gesellschaft30, где Суд ЕС сформулировал принцип защиты прав человека в объеме Римской Конвенции, по делу CILFIT31. в котором Суд ЕС сформулировал принцип прецедента в праве ЕС, о котором речь пойдет во второй главе, ряд судебных решений Суда ЕС следует классифицировать как источник первичного права. Основную же часть его решений, в силу характера создаваемых норм, необходимо отнести к вторичному праву. Именно такого подхода придерживаются Кйних, Харач и Бонини, а также Джекобе31. Кроме того, можно вспомнить, что Председатель Суда ЕС Джил Карлос Родригес Иглесиас в своем выступлении в 1996 году на седьмом заседании Академии европейского права во Флоренции говорил о конституирующем характере решений Суда ЕС, тем самым подчеркивая, что Суд ЕС - именно тот институт, в результате деятельности которого существует acquis communautaire, а не "macquis communautairc*04. В отношении третичного права следует сказать, что оно представляет собой комплекс юридических норм, которые в принципе можно рассматривать как источники европейского права, но которые в то же время имеют преимущественно политический характер (например, выступают частью второй и третьей опоры Европейского Союза), лишены контроля со стороны Суда ЕС.

В правовой доктрине также принято классифицировать источники европейского права на три условные «корзины», что дает возможность рассмотреть горизонтальную структуру европейского права. В рамках данной классификации источников европейского права доктрина выделяет право Европейских сообществ, право Европейского Союза (т.е. право Европейских Сообществ, п также совокупность правовых норм, принятых в рамках второй и третьей опоры Союза) и совокупность норм, возникших в результате принятия Европейской конвенции о защите прав человека 1950 года32. Горизонтальный характер соотношения указанных трех групп источников европейского права подразумевает их относительное равноправие. Таким образом, в доктрине решен вопрос о Римской конвенции 1950 года как одном из важнейших источников европейского права. Более того, в недавно разработанном проекте Конституции Европейского Союза была предпринята попытка закрепить единую систему источников европейского права. Сам проект Конституции, подписанный председателем Конвенции 20 июня 2003 года, состоит из трех частей: непосредственно текста самого Конституционного акта, Хартии об основных правах человека и Радела названного «Направления деятельности и функционирование Союза». Принимая во внимание обстоятельства, проект Конституции будет принят с минимальными изменениями, а следовательно анализ его будет не бесполезен для настоящей работы, поскольку позволит показать эволюцию доктрины европейского права не только в настоящий момент, но и с учетом перспективы развития.

Предполагается, что проект Конституции упразднит систему трех опор Европейского Союза, наделит Европейский Союз юридической правоспособностью и внесет ясность в структуру источников права. Так в статье 2 проекта Конституции можно увидеть, что Европейский Союз основан на таких ценностях, как «уважение человеческого достоинства, свободы, демократии, равенства, господства права и уважение прав человека». Далее в статье 7 проекта Конституции говорится, что Европейский Союз «признает права и свободы человека в том виде, в каком они зафиксированы в Хартии основных прав и свобод», которая в свою очередь составляет вторую часть Конституции. Здесь же мы находим и положение, аналогичное положению статьи F Амстердамского Договора, о том, что основные права человека, защищаемые Европейской Конвенцией по правам человека, ...являются общими принципами права Европейского Союза». Кроме того, в параграфе 2 статьи 7 мы находим положение, согласно которому Европейский Союз обязуется предпринять меры для присоединения к Европейской Конвенции по правам человека 1950 года, подписанной в Риме.

Проект Конституции также содержит важнейшие положения, касающиеся институциональной реформы Суда ЕС. После вступления в силу Конституции ЕС, Суд Европейских Сообществ станет институтом Союза. Более того, будет создана целая судебная система Европейского Союза, включающая, согласно статье 28 Конституции, непосредственно Суд ЕС, Высокий Суд и специализированные судебные инстанции.

Анализируя текст проекта, стоит признать, что Конституция Европейского Союза недостаточно разработала проблему судебного решения как источника европейского права. Только вторая часть Конституции, т.е. Хартия об основных правах обращается к этому вопросу.

В Преамбуле Хартии говорится: «Настоящая Хартия вновь подтверждает, при соблюдении компетенции и целей Европейского Сообщества и Европейского Союза, а также принципа субсидиарности, права, проистекающие, прежде всего, из конституционных традиций и общих международных обязательств государств- членов, Договора о Европейском Союзе и Договоров, учреждающих Европейские Сообщества, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, Социальных Хартий, принятых Европейским Сообществом и Советом Европы, а равно судебной практики Суда Европейских Сообществ и Европейского Суда по правам человека».

Необходимо подчеркнуть, что принятие нового документа, с одной стороны, подтверждает нормы, закрепленные ранее в праве ЕС (защита прав человека в судебной практике Суда ЕС), но с другой стороны ставит под вопрос существование некоторых принципиальных норм, сложившихся в европейском праве, такие как принцип уважения прав человека в том виде, в каком они толкуются Европейским Судом по правам человека.

Поскольку проект Конституции Европейского Союза в наибольшей степени затрагивает проблему защиты прав человека в Европейском праве, вопрос о влиянии принятия данного акта будет проанализирован в третьей главе.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что в доктрине неоднозначно решается вопрос о структуре источников Европейского права. В некоторой мере это определяется комплексным характером Европейского права, составными частями которого являются Европейская конвенция о правах человека и право Европейского Союза. Большинство авторов, однако, соглашаются с тем, что судебная практика является источником Европейского права. При этом вопрос о месте судебной практики в структуре источников Европейского права остается дискуссионным. Поэтому в следующем параграфе предметом анализа станет вопрос о том, какое место в структуре источников занимает судебная практика в рамках существующей доктрины.

<< | >>
Источник: Тихоновецкий Д. С.. Судебная практика в системе источников Европейского права / Диссертация / Москва. 2004

Еще по теме 1.1. Современная доктрина о соотношении источников европейского права.:

  1. ГЛАВА I. Система источников европейского права
  2. §3 Источники первичного права Европейского Союза.
  3. §4. Источники вторичного права Европейского Союза
  4. 1.1. Оценка концепций относительно понятия и критериев выявления источников международного права а) периодизация этапов развития доктрины об источниках международного права
  5. 1.2. Оценка концепций о соотношении видов источников международного права
  6. Глава 1 Система источников Европейского права: концептуальные основы и практика,
  7. 1.1. Современная доктрина о соотношении источников европейского права.
  8. 1.2. Место судебной практики е системе источников европейского права: проблемы теории и практики.
  9. Глава 2. Решения Суда Европейских Сообществ как источник европейского права.
  10. Глава 3. Решения Европейского Суда по правам человека как источник Европейского права.
  11. 3.1. Полномочия Европейского Суда по правам человека и роль судебных решений Европейского Суда по правам человека как источник европейского права.
  12. 3.5 Источники европейского права
  13. Оценка концепций о соотношении видов источников международного права
  14. Содержание
  15. Глава 1. Система источников Европейского права: концептуальные основы и практика.
  16. Современная доктрина о соотношении источников европейского права.
  17. Место судебной практики е системе источников европейского права: проблемы теории и практики.
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -