<<
>>

2.1. Полномочия Суда ЕС и место его решений в системе источников европейского права.

Положение Суда ЕС в институциональной структуре Европейского Сообщества, юрисдикционные полномочия и порядок формирования перечислены в ряде статей

Договора об Учреждении Европейского Сообщества со всеми последующими изменениями.

Этому посвящен подраздел 4 Римского Договора.

Основная особенность функционирования Суда ЕС как одного из пяти институтов ЕС, заключается в том, что в рамках одного института функционируют два органа: непосредственно Суд ЕС и Суд первой инстанции, который появился в 1988 году благодаря поправкам в Учредительном Договоре, внесенным Единым Европейским Актом. Суд Первой Инстанции действует «при Суде ЕС»67.

Основные вопросы процедуры принятия решений перечислены в ст. 221, 222 и в Регламентах Суда ЕС и Суда первой инстанции. Суд ЕС в отношении решений, принимаемых Судом первой инстанции, выступает в роли апелляционной инстанции, призванной пересматривать вопросы применения права. Помимо этого, стоит отметить, что Суд первой инстанции имеет ограниченную юрисдикцию; ему подсудны лишь рассмотрение трудовых споров в рамках ст. 23668, дела, связанные с оспариванием решений Совета в рамках статьи 33 и 35 Договора об Учреждении ЕОУС; споры, истцами по которым выступают частные лица, а также некоторые другие виды споров. Постепенно происходит расширение юрисдикции Суда первой инстанции69, однако, оно не затрагивает вопросы отнесение к исключительной юрисдикции Суда ЕС. В данном случае уместно вспомнить о существующей в доктрине концепции разделения полномочий Суда ЕС и Суда первой инстанции, которую называют «теорией привилегированных истцов». Согласно данной теории разделение полномочий между двумя органами происходит следующим образом: Суд первой инстанции призван рассматривать иски, вчиняемые физическими и юридическими лицами, государствами, не являющимися членами ЕС (т.н. «непривилегированными истцами»). Соответственно, «привилегированные истцы» (т.е. институты, государства - члены ЕС) пользуются правом обращаться непосредственно в Суд ЕС. Более того, на «привилегированных истцов» не распространяются существенные требования, соответствие которым необходимо для возникновения права для подачи иска в Суд ЕС для «непривилегированных истцов»: требования относительно «прямой и непосредственной заинтересованности». Следует также вспомнить положения ст. 225 Договора о ЕС, которая прямо указывает, что Суд первой инстанции не имеет полномочий выносить решения в преюдициальном порядке70. Об этом в частности, писал профессор Дж. Вайлср в книге, посвященной деятельности Суда ЕС71, а также Пол Крейг и Грэнн де Бурка72. Договор, подписанный в Ницце, тем не менее содержит ряд положений, согласно которым Суд первой инстанции получит полномочия, выходящие за рамки доктрины «привилегированных истцов». Этот вопрос будет детально рассмотрен во второй главе.

Вопросы процедуры сыграли определенную роль в превращении Суда ЕС в своеобразный «мотор гармонизации» права в ЕС. Об этом, в частности, пишет Родригес Иглесиас в своем докладе в качестве Председателя Суда ЕС73. Дело заключается в том, что Суд, орган независимый, выносит свои решения от имени всего Суда в соответствии с принципом тайны судебного совещания. Учитывая также, что Суд не связан своими предыдущими решениями, это придает деятельности Суда и его решениям огромный авторитет74.

Обращаясь к центральному вопросу настоящей главы, к вопросу о юрисдикции Суда ЕС и об основных формах реализации этой юрисдикции, необходимо обратить, прежде всего, внимание на ряд статей Договора об учреждении Европейского Сообщества.

Прежде всего, следует обратиться к статье 220 (бывшая 164), которая гласит: «Суд ЕС обеспечивает применение права Сообщества посредством единообразного толкования и применения настоящего Договора»75. Как отмечают многочисленные комментаторы, данная статья является центральной для толкования объема юрисдикции Суда ЕС. Так, например, Ханс Крюк в своем комментарии к Договору о ЕС пишет, что именно данная статья дает расширительное толкование полномочий Суда ЕС, что, по сути, позволяет самому Суду определять рамкн своей компетенции76. Статья 220 сыграла важную роль в становлении нормотворческого характера деятельности Суда ЕС, что подробнее будет рассмотрено дальше, в Главе 3. Чрезвычайно важную роль в формировании юрисдикционного поля Суда ЕС играют также статьи 226 - 237. Именно эти статьи и являются источником прямых и подразумеваемых полномочий Суда ЕС. Как уже отмечалось выше, именно на основании данных положений Договора Суд ЕС выводит концепцию «подразумеваемых» полномочий, хотя это и противоречит положениям ст. 7 Договора о ЕС и ст. 3 Евратома, согласно которым Суд ЕС, являясь институтом Сообщества,

D I

должен действовать «в рамках полномочий, предоставленных ему этим Договором» . Юрисдикция Суда, направленная на выполнение основной задачи Суда ЕС как Института Сообщества в ст. 220 Договора о ЕС, заключается в следующем. Во- первых, Суд обладает полномочиями выносить решения относительно существования факта нарушения одним из государств - членов обязательств, перечисленных в Учредительных Договорах77. Во-вторых, Суд ЕС наделяется «неограниченной юрисдикцией» в отношении санкций, предусмотренных в Регламентах78. В-третьих, Суд обладает необходимыми полномочиями «контролировать законность» актов Сообщества, порождающих правовые последствия для третьих лиц79. В-четвертых, Суд имеет право выносить решения в преюдициальном порядке в рамках ст. 234 Договора о ЕС. Решения, выносимые в преюдициальном порядке, представляют собой один из наиболее эффективных инструментов взаимодействия Суда ЕС и национальных Судов в государствах - членах. Посредством данного инструмента Суд ЕС имеет возможность добиваться единообразного толкования и применения норм

Сообщества (в том числе и сформулированных и им самим) в государствах - членах. Важно отметить, что именно в решениях, выносимых в преюдициальном порядке, Суд ЕС реализует свои нормотворческие полномочия. В-пятых, Суд ЕС имеет полномочия рассматривать споры и присуждать возмещение ущерба, причиненного актами или действиями институтов или их служащими80. В-шестых, Суд имеет полномочия принимать решения о неприменении регламента в споре, затрагивающем вопрос о действительности данного регламента81. В-седьмых, выносить решения в рамках процедуры апелляции на решение Суда первой инстанции82. Среди других полномочий можно назвать: полномочия Суда разрешать споры между служащими

OA

Сообщества и Сообществом; разрешать споры, согласно арбитражной оговорке или переданные на рассмотрение Суда в силу специального соглашения сторон83; разрешать споры в силу ст. 237, возникающие из обязательств согласно Уставу Европейского инвестиционного Банка или устава Европейского Центрального Банка. Данные полномочия Суда вытекают из Договора об Учреждении Европейского Сообщества. Однако существует еще ряд полномочий Суда, предусмотренных Маастрихским и Амстердамским Договорами. Так, например, Амстердамский Договор распространил полномочия Суда, хотя с оговорками и далеко не полностью, на так называемую третью опору Европейского Союза, охватывающую сотрудничество полиций и судов в уголовно-правовой сфере, а также предусмотрел полномочия выносить решение в преюдициальном порядке по вопросам визовой политики, предоставления убежища и имми|рации. Суд ЕС имеет право также толковать и выносить решения в преюдициальном порядке по ряду международных конвенций, заключенных государствами - членами: Брюссельская конвенция о подсудности и исполнении решений по гражданским и торговым делам, а также соглашения о Европейской Ассоциации Свободной Торговли84. Как представляется, необходимо обратить внимание также на формальную сторону вопроса об осуществлении Судом ЕС своих полномочий. Ниже будут рассмотрены те виды исков, в решении по которым Суд и формулирует и интерпретирует большинство норм права. Ведь формально Суд ЕС не дает официального толкования права ЕС, а все принципиальные вопросы, связанные с толкованием, разрешаются лишь применительно к конкретному делу.

Можно выделить три основные группы исков, которые Суд ЕС полномочен рассматривать (перечень исков, представленный в Договоре об Учреждении ЕС, является закрытым). Первая группа исков - это иски из неисполнения обязательств. Вторая - иски о судебном контроле за законностью. И последняя группа - это иски о возмещении вреда из неисполнения договорных обязательств, а также связанные с внедоговорной ответственностью Сообщества. По всем трем труппам исков, выносимых в рамках прямой юрисдикции Суда, Суд ЕС имеет полномочие выносить решение по существу дела; автор не рассматривает в данной главе иски, передаваемые в преюдициальном порядке, така как данный институт будет специально рассмотрен в главе 3, поскольку этого требует сам характер и значение данных решений в практике Суда ЕС.

Как отмечают специалисты, основное значение имеют иски, основанием для которых служит действия (или бездействие) государств - членов85. Каковы же полномочия Суда ЕС принимать решения в спорах из неисполнения обязательств? Как уже упоминалось, иски из неисполнения обязательств подаются на основании ст. 227 Договора об учреждении Европейского Сообщества. Предметом нарушения являются обязательства государств - членов из Учредительных Договоров пошел дальше и распространил ответственность государств - членов также и на случаи нарушения норма вторичного права ЕС, которые порождают юридические последствия для сторон. В качестве примера можно привести судебное дело Commission v. Italy86, а также ряд аналогичных дел (Commission v. France87 и т.д.). Таким образом Суд расширил понимание объема ответственности государств - членов. Другим важным вопросом в этой связи является стремление Суда ЕС объединить ответственность государств - членов за нарушения обязательств, вытекающих из Права Сообществ, и ответственность на основании статьи 288 Договора о

Европейском Сообществе88. В качестве показательно примера данного подхода в практике Суда, существенным образом дополняющей полномочия Суда ЕС, можно назвать ряд дел: Brasserie du РёсЬеиг & Factortame 11189, R v. HM Treasury, ex parte British Communications90. Все эти судебные решения появились как продолжение развития судебной практики Суда ЕС, согласно которой к полномочиям Суда Ее следует относить право рассматривать споры об ответственности государств - членов, впервые затронутой серьезным образом в Деле Frankovich91. В вышеуказанном Деле Frankovich Суд впервые получил возможность полностью обратиться к вопросу об ответственности государств - членов -за нарушение норм права Сообществ. Одним из основных выводов, сделанных Судом по этому делу заключается в том, что Суд вывел существование особого принципа права Сообщества, значение которого вытекают из общего смысла и целей Договора о Европейском Сообществе. Согласно выведенной Судом ЕС нормы права у частных лиц появляется право требования возмещения убытков в случае, если нарушение государством - членом права Сообществ отвечает трем основным требованиям. Во- первых, это причинно-следственная связь между причинением ущерба и возникшими убытками; во-вторых, нарушение конкретной нормы права Сообществ должно быть связано с нарушением прямо предоставленных частным лицами прав и, в-третьих, данные права должны быть четко оговорены в том акте Сообщества, на нарушение которого принесена жалоба. Дальнейшее развитие этого принципа было предпринято в 1996 году в решениях по делам Factortame и Brasserie, о которых уже упоминалось выше. Суд счел необходимым унифицировать подход к ответственности за нарушение права Сообщества как государствами - членами, так и самим Сообщества. Суд при этом ссылался на существование общего для государств - членов принципа права, согласно которому незаконные действия или бездействия являются основанием для возмещения причиненного ущерба. Таким образом, на основании данного принципа ответственность государства - члена в случае нарушения обязательного для него положения нормы вторичного права сообществ (и которое при этом создает права для частных лиц, т.е. обладает прямым действие) наступает в случае, если нарушены данные права частных лиц; имеется в наличии серьезное и явное нарушение; прямая причинно-следственная связь между ущербом и нарушением. При этом Суд в последующем решении по делу Dillenkofer9* указал, что критерий серьезного и явного нарушения является презюмирусмым в отличии от остальных, подлежащих доказыванию. Принцип, разработанный и примененный судом в деле Frankovich, Factortame и Brasserie был в дальнейшем применен в

99 л

огромном количестве последовавших дел . Однако вопрос о действительном значении критерия наличия «серьезного и явного нарушения» остается открытым. Суд в ряде своих решений, например, в решении по делу Kohle v. Austria92, Суд, рассматривая различные аспекты нарушения права Сообществ государствами - членами, как правило, вообще избегал ответа на вопрос о серьезности имеющегося нарушения. В ряду подобных дел можно указать решение Rechberger & Others v. Austria93, в котором Суд затронул также и вопрос о критерии причинно-следственной связи между ущербом и нарушением. Суд фактически указал на то, что причинно- следственная связь является основным критерием при определении факта наступления ущерба, а также что требование о причинно-следственной связи в том виде, в каком оно изложено в решениях Суда ЕС, представляют собой часть права Сообществ, а потому должны соблюдаться единообразно во всех государствах - членах94. Таким образом, Суд ЕС оставляет на свое усмотрение вопрос о наличии причинной связи, что в принципе выходит за рамки его компетенции, указанные в учредительных договорах.

Вторая группа исков, которые Суд ЕС полномочен рассматривать, - это иски о судебном контроле за законностью. Один из основных исков данной группы - это иски об аннулировании, подаваемые в рамках статьи 230 Договора о ЕС. Данный иск может подаваться как в Суд Первой Инстанции, так и в Суд ЕС. Объектом судебного контроля в данном случае выступают акты институтов Сообщества, которые являются ultra vires, т.е. приняты без достаточных полномочий у конкретного института на издание подобного акта. Данный иск представляет собой важную часть полномочий Суда ЕС, поскольку позволяет ему контролировать деятельность других институтов Сообщества, а также следить за «разделением властей» в Сообществе. Все акты, порождающие юридические последствия, подлежат контролю со стороны Суда. Сюда, помимо регламентов, директив и решений включают и международные договоры, заключенные Сообществом. Об этом, в частности, говориться в Деле SFPI95. Здесь также как и в случае с исками первой группы действует критерий «d'interct d'action», т.е. прямой и непосредственной заинтересованности частных лиц, или «создания непосредственных прав и обязанностей для частных лиц»96, для решения вопроса о допустимости судебного контроля в отношении конкретного акта институтов Сообщества. Данный критерий, однако, остается довольно расплывчатым, оставлял на усмотрение Суда вопрос о допустимости аннулирования рекомендаций или заключений, а также иных актов Сообщества, носящих необязательный характер. Об этом, в частности, пишет Матяйзен97. Так, например, в решении по делу Emerald Meats v. Commission98 Суд в данном решении указал, что «заключение..., в котором речь идет об обеспечении эффективного управления..., а также в котором указывается намерение Комиссии принять некоторые меры» не может создавать права для частных лиц. Однако, тем не менее, стоит упомянуть дело France v. Commission99, в котором Суд аннулировал рекомендованный «кодекс поведения», а также другое дело France v. Commission10*, в котором Суд аннулировал некоторые Внутренние инструкции Комиссии. В отличии от частных лиц, государства - члены и институты (включая ЕЦБ) не обязательно должны иметь непосредственную заинтересованность в аннулировании акта института Сообщества, что в принципе укладывается в уже рассмотренную нами доктрину «привилегированных истцов».

Среди «оснований для аннулирования» можно назвать следующие: 1.

Злоупотребление полномочий. Данное основание является основным, и именно поэтому Суд принимает к рассмотрению иски из превышения

109

полномочии даже после истечения соответствующего срока 2.

Нарушение существенных процессуальных требований. Все акты, принятые с нарушениями предусмотренной процедуры принятия нормативно- правовых актов Сообщества, могут быть аннулированы на этом основании. 3.

Нарушение положений Учредительного Договора или иных норм права, относящихся к порядку его применения. Как уже было сказано выше, Суд ЕС связывает нарушение положений Договора и иных актов Сообщества, порождающих юридические последствия. Что же касается «норм права, относящихся к порядку его применения», то необходимо заметить, что Суд ЕС в своих решениях подразумевает под этим «нормы международного права и общие принципы права». Подобный вывод содержался в ряде решений: Federation Charbonniere de Belgique v. High Authority100, International Fruit Company v. Produktschap voor Groenten en Fruit101, Van Duyn v. Home Office102, Roche103 и т.д. 4.

Злоупотребление властью. Суд ЕС довольно редко использовал данное основание для аннулирования акта института Сообщества. Одним из немногих примеров является дело Simmenthal104.

В результате аннулирования акта института Сообщества Судом ЕС объявляет данный акт недействительным, а Институт, выпустивший акт, признанный недействительным, обязан в соответствии со статьей 233 Договора об учреждении Европейского Сообщества примять все меры для выполнения решения Суда. Как указано в деле Antillian Rice Mills105, это подразумевает «устранение последствий принятия и вступления в силу аннулированного акта», а также «восстановления положения status quo» и «воздержание от аналогичных мер»106.

Не менее важным является также иск о бездействии в рамках полномочий Суда, предусмотренных в статье 232 Договора о ЕС. Также как и в случае с жалобами на нарушение права Сообщества, в данном случае Суд имеет полномочия рассматривать вопрос о нарушении Договора в случае, если институты (включая ЕЦБ) не предприняли необходимых мер.

Третья и последняя группа исков связана с возмещением вреда из неисполнения договорных обязательств. А также с внедоговорной ответственностью Сообщества. Как уже указывалось выше, в практике Суда сформировался особый подход к задачам данной группы исков: Суд склонен унифицировать ответственность государств - членов и Сообщества из нарушения права Сообществ (сюда включаются и договорные обязательства). В Учредительном Договоре внедоговорная ответственность, однако, рассматривается отдельно в ст. 235. Впрочем, и в судебной практике иски из внедоговорной ответственности стоят несколько особняком. Так, например, для вчинения иска не требуется признания конкретного акта Сообщества недействительным, в результате применения которого и возник ущерб107. Подобная позиция Суда ЕС представляет собой средство совершенствования эффективности защиты интересов истцов в связи с тем, что для предварительного признания акта недействительным требуется подавать отдельный иск, в то время как, например, в рамках процедуры косвенного обжалования можно обратиться и с вопросом о признании конкретного акта Сообществ недействительным. Для целей настоящей работы автор не считает необходимым рассматривать детально все иные полномочия Суда (отношения, например, к Европейскому Союзу или ЕАСТ). Цель данного параграфа заключается в том, чтобы показать, как Суд ЕС на основе положений Учредительного Договора разрабатывает нормативную базу в собственных решениях касательно своей компетенции рассматривать или не рассматривать конкретные иски или жалобы, а также касательно порядка, процедурных требований и оснований для принятия тех или иных решений. Это представляется необходимым для рассмотрения более сложных вопросов, связанных с юрисдикционным полем Суда ЕС, которые автор рассмотрит в следующих главах настоящей работы.

<< | >>
Источник: Тихоновецкий Д. С.. Судебная практика в системе источников Европейского права / Диссертация / Москва. 2004

Еще по теме 2.1. Полномочия Суда ЕС и место его решений в системе источников европейского права.:

  1. Полномочия судьи по поступившему в суд уголовному делу
  2. Введение
  3. 1.2. Место судебной практики е системе источников европейского права: проблемы теории и практики.
  4. Глава 2. Решения Суда Европейских Сообществ как источник европейского права.
  5. 2.1. Полномочия Суда ЕС и место его решений в системе источников европейского права.
  6. 2.1.3. Конституционные проблемы е Европейском праве: роль Суда ЕС.
  7. Глава 3. Решения Европейского Суда по правам человека как источник Европейского права.
  8. 3.1. Полномочия Европейского Суда по правам человека и роль судебных решений Европейского Суда по правам человека как источник европейского права.
  9. 1. Классификация полномочий суда второй инстанции
  10. § 5. Полномочия суда кассационной инстанции
  11. Полномочия суда апелляционной инстанции
  12. 22. Гражданский кодекс Франции 1804 г. (Кодекс Наполеона). История создания кодекса, его структура (институционная система), источники и значение.
  13. Содержание
  14. Место судебной практики е системе источников европейского права: проблемы теории и практики.
  15. Глава 2. Решения Суда Европейских Сообществ как источник европейского права.
  16. Полномочия Суда ЕС и место его решений в системе источников европейского права.
  17. Конституционные проблемы в Европейском праве: роль Суда ЕС.
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -