<<
>>

2.5. Международно-правовые средства обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях интеграции России в мировое сообщество

Современный этап общественного развития характеризуется определенны-ми глобальными тенденциями. Интеграция России в мировое сообщество актуа-лизирует вопросы международно-правовой защиты прав и свобод человека и гра-жданина.

При этом следует помнить, что интеграции, как и любому другому про-цессу, присущи как положительные, так и отрицательные моменты. Вместе с тем, совершенно очевидно, что интеграция заставляет исследователя соотносить с формами ее проявления и закономерностями целый ряд сущностных характери-стик не только организационно-правового механизма обеспечения конституцион-ных прав и свобод человека и гражданина в целом, но и каждого из его структур-ных элементов, среди которых важное значение имеют международно-правовые средства обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В современной науке конституционного права имеет место все более ярко выраженная и непосредственно вытекающая из реализации приемов и методов сравнительного права и усиливаемая интеграционным правом тенденция взаим-ного конституционного заимствования. В итоге формируется вполне однотипный даже для разных стран «общий конституционный стандарт». Это происходит под воздействием распространения общепризнанных принципов и норм международ-ного права, обновляющихся представлений о современном правовом демократи-ческом социальном государстве, механизмах и принципах управления им, уни-версальных правах и свободах человека и гражданина, требованиях к экономиче-ской, экологической, национальной и др. безопасности и т. д1.

В различные исторические эпохи понятие, содержание и объем прав и сво-бод человека и гражданина не были одинаковыми. Еще сравнительно недавно

1 Кашкин С.Ю. Тенденции развития интеграционного права в контексте глобализации // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. № 1. С. 5-6.

196

права человека регулировались исключительно внутригосударственным правом. Государства – участники международных отношений исходили из того, что эти вопросы относятся к их внутренней юрисдикции.

Во второй половине ХХ в. возникли и получили развитие новые факторы, непосредственно оказывающие влияние на положение с правами и свободами че-ловека и гражданина. Эти факторы не учитывались и не могли быть спрогнозиро-ваны составителями Всеобщей декларации прав человека1. Это, в первую очередь – развитие транснациональных систем связи и коммуникаций, информационно-технологическая революция, угрозы естественной природной среде обитания и другие. Новым вызовом стала и активизация международного терроризма.

В тоже время, пока не разработаны международно-правовые принципы ин-формационных и сопутствующих им прав и свобод человека и гражданина таких, например, как свобода доступа к информационным технологиям и глобальной информационной среде, свобода от использования в незаконных целях личной и иной конфиденциальной информации, распространяющейся в компьютерных се-тях, право на защиту от несанкционированного доступа к ней, а также механизмы защиты прав и свобод человека и гражданина.

Несмотря на это необходимо ясно понимать, что международное сообщест-во многого добилось в области защиты прав человека в мировом масштабе2.

Возрастание роли и значения результатов правозащитной деятельности че-ловека в современном мире явилось причиной процессов формирования и разви-тия конструкций охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина.

В настоящее время права и свободы человека и гражданина регулируются не только национальным, но и международным правом, причем роль междуна-родного права в последние годы неуклонно возрастает. Положения, отражающие достижения человеческой цивилизации в области уважения прав и свобод челове-ка и гражданина, внесены во внутригосударственное законодательство различных стран мира, и Российская Федерация не является здесь исключением. Многие из государств, как и Россия, возложили на себя обязанности соблюдать, уважать и защищать человека, его права и свободы.

1 Всеобщая декларация прав человека (Принята на третьей сессии Генеральной Ассамб-леи ООН Резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // Российская газета. 1998. 10 де-кабря.

2 Гончаров И.В. Международно-правовые средства защиты прав и свобод человека и гражданина: учебное пособие. М., 2011. С. 15.

197

Представляется, что международные нормы в рассматриваемой сфере, как, пожалуй, и в любой другой, формируются, в общем и целом, под влиянием на-циональных законодательств. А уже последующее влияние международного пра-ва на национальное происходит индивидуально, специфически по отношению к национальной правовой системе той или иной страны. Для такого процесса, как видится, характерна определенная выборочность, то есть международные нормы, в большинстве случаев, инкорпорируются в национальное законодательство не полностью, а посредством внедрения отдельных положений.

Это позволяет заключить, что международный (наднациональный) уровень регулирования, несомненно, имеет определенную специфику. Как отмечают уче-ные-исследователи европейского права, главной тенденцией эволюции права Ев-ропейского Союза является его сближение по целому ряду характеристик с внут-ригосударственным (национальным) правом при сохранении и творческом разви-тии его международно-правовых черт. Возникающая в результате такого развития уникальная правовая система отличается от двух «скрепленных» вместе базовых компонентов и обладает принципиально новыми качествами, многие из которых нам еще не известны1.

В ходе второй мировой войны со всей очевидностью обнаружились недос-татки в международном регулировании прав и свобод человека и гражданина. Ее опыт и итоги особенно ярко показали неразрывную связь между поддержанием международного мира и безопасности, с одной стороны, и соблюдением основных прав и свобод человека – с другой.

«Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, про-возглашенными Всеобщей декларацией прав человека от 10 декабря 1948 г., без какого бы то ни было различия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, язы-ка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения. Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принад-лежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной,

1 См.: Право Европейского Союза: учебник / Под ред. С.Ю. Кашкина. М., 2011. С. 122.

198

несамоуправляющейся, или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете»1. Конституция РФ (ч. 3 ст. 46) предусматривает право каждого обращаться в меж-государственные органы по защите своих прав и свобод, если есть международ-ный договор Российской Федерации, учреждающий международно-правовой ме-ханизм защиты прав и свобод человека и гражданина, и если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Таким образом, Российская Федерация дополняет внутригосударственные способы защиты международными способами защиты прав и свобод для каждого лица, находящегося под юрисдикцией Российской Федерации.

Границы внутренней юрисдикции государств исторически подвижны. Госу-дарства сами устанавливают пределы таких ограничений, подвергая международ-но-правовому регулированию те или иные вопросы внутренних отношений.

В последнее время объектом пристального внимания со стороны ООН стали вопросы, связанные с временным применением международных договоров2. Не-обходимость исследования данных вопросов, признана Комиссией международ-ного права (вспомогательный орган Генеральной Ассамблеи ООН), которая в 2012 г. на своей 64-й сессии заслушала специальный доклад Х.М. Гомес-Робледо (Мексика) по данной теме. По мнению комиссии есть необходимость в прогрес-сивном развитии и кодификации международного права в отношении временного применения договоров.

Проблема возникает в отношении временного применения международных договоров, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина. Дело в том, что в Конституции РФ (ч. 3 ст. 15) устанавливается, что любые нор-мативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для

1 Всеобщая декларация прав человека (Принята на третьей сессии Генеральной Ассамб-леи ООН Резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // Российская газета. 1998. 10 де-кабря.

2 Временное применение международных договоров с точки зрения международного права основывается на соглашении. Международные договоры становятся обязатель-ными и подлежат выполнению сторонами после их вступления в силу. До вступления в силу международные договоры обязательной силой не обладают. Временное примене-ние осуществляется до вступления международного договора в силу, когда государства еще не завершили необходимые для вступления его в силу внутригосударственные про-цедуры и не выразили согласие на его обязательность. См. об этом более подробно: Ос-минин Б.И. Временное применение международных договоров: практика государств // Журнал российского права. 2013. № 12. С. 110-121.

199

всеобщего сведения. Однако, о необходимости официального опубликования временно применяемых договоров ничего не говорится.

В решении этого вопроса важную роль сыграло Постановление Конститу-ционного Суда РФ от 27 марта 2012 г. № 8-П «По делу о проверке конституцион-ности п. 1 ст. 23 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О междуна-родных договорах Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина И.Д. Ушакова»1. Заявителем оспаривались законоположения, которые, по его мнению, допускают временное применение международных договоров Россий-ской Федерации, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и граж-данина, до их вступления в силу без официального опубликования для всеобщего сведения, что не позволяет заинтересованным лицам своевременно ознакомиться с ними, предвидеть последствия их применения, с тем чтобы соотнести свое пове-дение с содержащимися в них правилами.

Конституционный Суд РФ постановил признать п. 1 ст. 23 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации»2 в части, допус-кающей временное применение до вступления в силу международного договора (или части международного договора) Российской Федерации, затрагивающего права, свободы и обязанности человека и гражданина и устанавливающего при этом иные правила, чем предусмотренные законом, не противоречащим Консти-туции Российской Федерации, поскольку содержащееся в нем положение – по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего нормативно-го правового регулирования – не предполагает возможности применения такого международного договора (или части международного договора) в Российской Федерации без его официального опубликования.

Федеральному законодателю было указано в трехмесячный срок установить порядок официального опубликования временно применяемых международных договоров Российской Федерации, которыми затрагиваются права, свободы и обя-занности человека и гражданина и при этом устанавливаются иные правила, чем предусмотренные законом. В течение этого же срока должно быть завершено

1 Собрание законодательства РФ. 2012. № 15. Ст. 1810.

2 О международных договорах Российской Федерации: федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ (в ред. от 12 марта 2014 г.) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 29. Ст. 2757; 2014. № 11. Ст. 1094.

200

официальное опубликование таких международных договоров Российской Феде-рации.

Определено, что по истечении указанного срока любые временно приме-няемые международные договоры Российской Федерации, которые затрагивают права, свободы и обязанности человека и гражданина и устанавливают при этом иные правила, чем предусмотренные законом, не могут применяться далее, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

В результате Федеральным законом от 25 декабря 2012 г. № 254-ФЗ «О вне-сении изменений в статью 30 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» и статью 91 Федерального закона «О порядке опублико-вания и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания»» были внесены соответствующие изменения, предусматривающие, что временно применяемые Российской Федера-цией международные договоры (за исключением договоров межведомственного характера) незамедлительно подлежат официальному опубликованию в Бюллете-не международных договоров и размещению (опубликованию) на Официальном интернет-портале правовой информации (www.pravo.gov.ru)1.

Важно заметить, практика заключения отдельных двухсторонних соглаше-ний с участием России такова, что используемая в них формулировка: «соглаше-ние временно применяется с даты его официального опубликования в соответст-вии с законодательством каждой из сторон», не определяет точно дату, с которой начинается временное применение соглашения обеими сторонами. Выход здесь один, – достижение дополнительной договоренности между сторонами.

Международная защита прав и свобод человека и гражданина представляет собой один из динамично развивающихся институтов международного права, в рамках которых продолжается создание новых и кодификация уже устоявшихся норм права. Это проявляется, в частности, в том, что разработка и принятие меж-дународных соглашений в области поощрения и защиты прав человека, осущест-вляется непрерывно. Хотя, в целом, процесс формирования материально-правовых международных норм, касающихся содержания прав и свобод человека и гражданина, а также их гарантий, следует признать завершенным.

1 Собрание законодательства РФ. 2012. № 53 (Ч. 1). Ст. 7579.

201

В связи с этим совершенствование международной защиты прав и свобод человека и гражданина на современном этапе происходит в основном в сфере усовершенствования существующих и создания новых механизмов контроля за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

Международно-правовой механизм защиты прав и свобод человека и граж-данина принято называть контрольным, поскольку основная функция органов, действующих в рамках этого механизма, – это контроль за выполнением государ-ствами своих обязательств по международному праву в указанной сфере.

Сложившаяся система международной защиты прав и свобод человека и гражданина охватывает три наиболее важные подсистемы: 1) конвенционные (до-говорные) органы – комитеты, учрежденные универсальными конвенциями по защите прав и свобод человека и гражданина и, оказывающие содействие госу-дарствам в выполнении договорных обязательств в области защиты прав челове-ка; 2) ООН и органы, учрежденные ООН в целях защиты прав и свобод человека и гражданина; 3) региональные механизмы защиты прав и свобод человека и граж-данина.

Конвенционные органы в доктрине международного права применительно к комитетам часто называют договорными, действующими на основе универсаль-ных договоров по правам человека1. Эти договоры представляют собой офици-альные документы, налагающие на государства, ратифицировавшие их или при-соединившиеся к ним обязательства защищать и поощрять определенные права и свободы. Всего существует девять основных международных договоров по пра-вам человека в соответствии с которыми были учреждены договорные органы (комитеты): 1) Комитет по правам человека (КПЧ),  договорный орган, образо-ванный в 1976 г. в соответствии с ч. IV Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г2. для наблюдения за выполнением го-сударствами-участниками положений Пакта; 2) Комитет по экономическим, соци-

1 См.: Гремза Н.Ю. Конвенционные комитеты в области международной защиты прав человека: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. 23 с.; Карташкин В.А. Учрежде-ние Совета по правам человека и реформирование конвенционных органов // Междуна-родное право. 2008. № 2. С. 10-11; Van Bueren Geraldine. The Committee on the Rights of the Child in Langford. London // SSRN.COM: Social Science Research Network. 2009. P. 4; Alston Ph., Simma B. First session of the UN Committee on economic, social and cultural rights // American journal of international law. 1987. Vol. 81. № 3. P. 750.

2 Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17. Ст. 291.

202

альным и культурным правам (КЭСКП), учрежденный решением Экономического и Социального Совета в 1985 г. для осуществления надзора за соблюдением Меж-дународного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 де-кабря 1966 г1; 3) Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД), обра-зованный в соответствии с ч. II Международной конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965 г2. для осуществления надзора за исполнением ее положений; 4) Комитет по ликвидации дискриминации в от-ношении женщин (КЛДЖ), созданный на основании Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 г3. в целях осуществления надзора за исполнением ее положений; 5) Комитет против пыток (КПП), образованный в 1987 г. для осуществления надзора за исполнением Кон-венции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих досто-инство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г4.; 6) Комитет по правам ребенка (КПР), учрежденный в соответствии с ч. II Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 г5. и Факультативным протоколом к Конвенции от 25 мая 2000 г6. для наблюдения за выполнением ее положений; 7) Комитет по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей (КПТМ)  орган, образован-ный на основании ч. VII Международной конвенции ООН о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей от 18 декабря 1990 г. (Россия не участ-

1 См.: Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17(1831); Факульта-тивный протокол к Международному пакту об экономических, социальных и культур-ных правах (Принят Резолюцией 63/117 Генеральной Ассамблеи 10 декабря 2008 г.) [Электронный ресурс] // Официальный сайт КонсультантПлюс. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc; base=INT;n=51408 (дата обращения: 30 января 2014 г.). Данный Протокол предусматривает механизм рассмотрения сообще-ний на нарушения Конвенции. (Россия не участвует).

2 Ведомости Верховного Совета СССР. 1969. № 25. Ст. 219.

3 Ведомости Верховного Совета СССР. 1982. № 25. Ст. 464; См. также: Факультативный Протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (Принят Резолюцией 54/4 Генеральной Ассамблеи ООН от 6 октября 1999 г.) // Собра-ние законодательства РФ. 2005. № 7. Ст. 492. Данный Протокол предусматривает меха-низм рассмотрения индивидуальных жалоб на нарушения Конвенции.

4 Ведомости Верховного Совета СССР. 1987. № 45. Ст. 747.

5 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 26. Ст. 497; Сборник международных договоров СССР. Выпуск XLVI. 1993.

6 Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли деть-ми, детской проституции и детской порнографии от 25 мая 2000 г. // Собрание законода-тельства РФ. 2014. № 17. Ст. 633. Данный протокол вступил в силу для Российской Фе-дерации 24 октября 2013 г.

203

вует)1 из независимых экспертов для наблюдения за соблюдением Международ-ной конвенции странами-участницами; 8) Комитет по правам инвалидов (КПИ), созданный и осуществляющий свою деятельность в соответствии с Конвенцией о правах инвалидов2 и Факультативным протоколом к Конвенции3 в целях осуще-ствления надзора за их исполнением4; 9) Комитет по насильственным исчезнове-ниям (КНИ), образованный в соответствии с ч. II Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений от 20 декабря 2006 г5. для осу-ществления положений настоящей Конвенции.

Итак, договорный (конвенционный) орган (также именуемый «Комитетом»)  это группа экспертов, которые осуществляют мониторинг за выполнением по-ложений того или иного договора государствами-участниками. В определенных случаях комитеты могут рассматривать просьбы о принятии предварительных мер защиты6 либо индивидуальные сообщения (жалобы) от лиц, права и свободы ко-торых нарушило государство-участник, если исчерпаны все внутригосударствен-ные средства правовой защиты. Отступление от этого требования допускается только в том случае, если лицо, права и свободы которого нарушены, сможет до-

1 Советский журнал международного права. 1991. № 3-4. С. 136-172.

2 Конвенция о правах инвалидов (Принята Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 13 декабря 2006 г. № 61/106) // Собрание законодательства РФ. 2013. № 6. Ст. 468.

3 Факультативный протокол к Конвенции о правах инвалидов (Принят в г. Нью-Йорке 13 декабря 2006 г. Резолюцией 61/106 на 76-ом пленарном заседании 61-ой сессии Гене-ральной Ассамблеи ООН) [Электронный ресурс] // Официальный сайт КонсультантП-люс. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=37962 (дата обращения: 30 января 2014 г.). Данный Протокол предусматривает механизм рассмот-рения сообщений на нарушения Конвенции. (Россия не участвует).

4 На основании указанных договоров можно обращаться с сообщением (жалобой) в свя-зи с нарушением права на жизнь; незаконным арестом и задержанием; пытками; усло-виями содержания в тюрьме; несправедливым судебным процессом; произвольным вмешательством в семейную или личную жизнь; нарушениями свободы мысли, религии или выражения мнений; нарушениями права на мирные собрания и свободы ассоциа-ций; нарушениями права меньшинств пользоваться своей культурой; дискриминацией на основании расы, половой принадлежности и других причин и т. д.

5 Международная конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений (За-ключена в г. Нью-Йорке 20 декабря 2006 г.) [Электронный ресурс] // Официальный сайт КонсультантПлюс. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT; n=40271 (дата обращения: 31 января 2014 г.). (Россия не участвует).

6 Такое обращение лица с просьбой о немедленном вмешательстве с целью прекратить какое-либо действие (бездействие) со стороны государства, которое может причинить ему вред, возможно в случае, когда имеются опасения причинения данному лицу непо-правимого ущерба до рассмотрения дела комитетом.

204

казать, что внутригосударственные средства правовой защиты неэффективны или недоступны.

Анализ международных актов и практики их применения позволяет заклю-чить, что процедуры подачи и рассмотрения жалоб, в общем и целом, носят фа-культативный характер. Государство-участник в дополнение к основному догово-ру должно официально признать эту процедуру. Обычно это сопровождается пу-тем ратификации факультативных протоколов. Важно, в данном случае, иметь в виду, что процедуры подачи и рассмотрения сообщений (жалоб) не распростра-няются на права, не предусмотренные договором, на основании которого подается сообщение (жалоба). Например, право на социальные льготы и пособия и их раз-мер, а также право собственности, в настоящее время, не входят в круг прав, под-падающих под компетенцию какого-либо из договорных (конвенционных) орга-нов. Более того, не подлежат рассмотрению в комитетах анонимные сообщения (жалобы), сообщения (жалобы) в отношении каких-либо общих вопросов, подан-ные от имени неопределенного круга лиц, личность которых установить нельзя, сообщения (жалобы), которые рассматриваются в соответствии с другой между-народной или региональной процедурой, например, Европейским Судом по пра-вам человека или другим комитетом, а также сообщения (жалобы) на действия ча-стных лиц, национальных или международных организаций. К рассмотрению принимается только сообщение (жалоба) в отношении государства-участника.

В процессе анализа комитетами, поступивших сообщений (жалоб), не под-лежат пересмотру дела по существу. Комитеты могут лишь рекомендовать прове-дение повторного процесса по делу (что бывает довольно редко) в качестве сред-ства правовой защиты от нарушения права на справедливое судебное разбира-тельство.

Жалоба должна подаваться в письменном виде на одном из рабочих языков Секретариата ООН (английском, французском, русском или испанском) и содер-жать факты, изложенные в хронологическом порядке, включая средства правовой защиты, которыми воспользовалось лицо, ссылки на статьи договора, которые от-носятся к делу. Вместе с жалобой обычно представляют копии любых судебных решений по делу, копии медицинских справок или других документов, подтвер-ждающих утверждения лица о нарушении его прав и свобод.

Таким образом, для отечественной науки международного права данная те-ма приобретает особую актуальность в виду того, что Российская Федерация яв-

205

ляется участником семи из девяти универсальных международных договоров по правам человека1, и признала соответствующую компетенцию четырех комите-тов, которые на сегодняшний день уполномочены получать и рассматривать ин-дивидуальные сообщения (жалобы)2.

В современных условиях отмечается (например, Генеральным Секретарем ООН) недостаточная результативность деятельности конвенциональных (дого-ворных) органов. Свидетельством тому являются многочисленные причины.

Во-первых, общая слабость конвенционных (договорных) органов заключа-ется в том, что государства-участники, подписав конвенцию, могут не признать юрисдикцию соответствующего Комитета. Кроме того, государства сравнительно редко используют процедуру подачи жалоб против других государств3.

Во-вторых, немаловажной проблемой является длительная процедура рас-смотрения сообщений (жалоб). По этому поводу, Рон МакКаллум, председатель Комитета по правам инвалидов, отметил, что индивидам отстаивать свои права и свободы лучше в рамках своего государства. Это он называет «намного лучшим направлением действий»4.

В-третьих, одной из основных функций конвенционных (договорных) орга-нов по правам человека является рассмотрение докладов государств-участников о принятых ими мерах по реализации тех прав и свобод, которые предусмотрены в международных договорах. Однако государства, нередко, предоставляют недос-товерную информацию либо нарушают сроки представления докладов о выпол-нении взятых ими обязательств по международным соглашениям в области прав и свобод человека и гражданина.

1 Россия не является участницей Международной конвенции о защите прав всех трудя-щихся-мигрантов и членов их семей и Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений.

2 В современном мире только восемь договорных органов по правам человека (КПЧ, КЛРД, КПП, КЛДЖ, КПИ, КПТМ, КНИ и КЭСКП) при определенных обстоятельствах могут получать и рассматривать индивидуальные жалобы или сообщения частных лиц. В комитете по правам ребенка данный механизм пока не сформирован. По состоянию на 31 января 2014 г. компетенцией получать и рассматривать индивидуальные сообщения (сообщения) от граждан России обладают 4 комитета: Комитет по правам человека (КПЧ), Комитет против пыток (КПП), Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД), Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ).

3 Raluca David. Comparative Study of Three International Human Rights Systems and their Enforcement Mechanisms // SSRN.COM: Social Science Research Network. 2009. P. 3-4.

4 McCallum Ron. The United Nations Convention on the Rights of Persons with Disabilities: Some Reflections // SSRN.COM: Social Science Research Network. 2010. P. 8-9.

206

Как видится, мотивировать государства-участники добросовестно подхо-дить к подготовке докладов можно. Например, через процедуру допуска к избра-нию в Совет ООН по правам человека, которую необходимо предусмотреть в ре-золюции Генеральной Ассамблеи ООН. Суть предложения заключается в том, что допуск к избранию в Совет разрешить только тем государствам, которые не име-ют задолженностей по сдаче докладов перед всеми конвенционными (договорны-ми) органами, участниками которых они являются, на дату выдвижения кандида-тов.

В-четвертых, многие страны мира не ратифицировали отдельные междуна-родные соглашения по правам человека. В том числе, как уже было отмечено ра-нее, и Российская Федерация.

В-пятых, довольно часто, происходит функциональное дублирование друг друга. Так, например, Комитет по правам человека рассматривает ряд вопросов, которые относятся к сфере деятельности практически всех других конвенционных (договорных) органов, например, запрещение дискриминации и равенство перед законом. Совпадения имеют место быть и с различными органами ООН. Все это не может положительно сказываться на их деятельности и приводит к неоправ-данному расходованию материальных, кадровых и финансовых средств. Нередки случаи, когда рекомендации и замечания, принимаемые как конвенционными (до-говорными) органами, так и органами ООН, государствами-участниками, попро-сту, не выполняются. При этом отсутствует и должный контроль за их осуществ-лением. В связи с этим, видится оправданным ставить вопрос об объединении конвенциональных (договорных) органов1 и внесении изменений в соответст-вующие международные договоры.

В-шестых, причинами низкой эффективности деятельности конвенционных (договорных) органов является то, что универсальные международные договоры по правам человека содержат в основе своей положения диспозитивного характе-ра, т. е. наделяют эти органы правом выносить в адрес государств-участников лишь «общие рекомендации или замечания».

1 Вопрос о создании единого постоянного договорного органа нашел отражение в кон-цептуальном документе NHRI/MC/2006/2 по итогам межкомитетской встречи в рамках ООН. См.: Concept paper on the High Commissioner's proposal for a unified standing treaty body. HRI/MC/2006/2. 22 March 2006 [Электронный ресурс]. URL: http://www.hse.ru/data/2010/11/24/1209957563/Concept%20paper%20for%20the%20unified%20body.pdf. (дата обращения: 31 января 2014 г.).

207

В связи с этим большой теоретический и практический интерес представля-ет вопрос о характере и видах предписаний, адресуемых государствам в подобных ситуациях. Так, Комитет по правам человека (КПП) делает очень специфичные рекомендации государствам. Такие рекомендации включают различные меры: выплату компенсации, обеспечение публичного расследования и преследования, проведение правовых реформ, восстановление личной свободы, трудоустройства, собственности, предоставление медицинского ухода1. Представляется, что в дан-ном случае эти органы необходимо, кроме всего прочего, наделить соответст-вующими императивными полномочиями, при этом определив конкретные пра-вовые границы.

Следует отметить, что, несмотря на сложившуюся ситуацию, положитель-ная практика воздействия на государства у некоторых комитетов все же имеет ме-сто быть. Например, Комитет по ликвидации расовой дискриминации принял «Руководящие принципы, касающиеся процедур раннего предупреждения и неза-медлительных действий». Главная цель этого документа  предотвращение нару-шения прав человека посредством превентивных мер. В рамках превентивных мер Комитет имеет право: а) обратиться к государству-участнику с просьбой в сроч-ном порядке предоставить информацию о рассматриваемой ситуации; б) обра-титься в Секретариат ООН с просьбой собрать информацию о рассматриваемой ситуации у отделений на местах Управления Верховного комиссара ООН по пра-вам человека, специализированных учреждений ООН, национальных правоза-щитных учреждений и неправительственных организаций; в) принять решение, в котором выражены конкретные озабоченности и приведены рекомендации в от-ношении действий, и препроводить его государству, определенным должностным лицам и организациям; г) предложить направить в соответствующее государство одного или нескольких членов Комитета для содействия применению междуна-родных стандартов или технической помощи для учреждения национальной пра-возащитной инфраструктуры; д) рекомендовать государству воспользоваться кон-

1 Antkowiak T.M. Remedial Approaches to Human Rights Violations: The Inter-American Court of Human Rights and Beyond // Columbia journal of transnational law. 2008. Vol. 46. № 2. P. 359.

208

сультативными услугами и технической помощью Управления Верховного ко-миссара ООН по правам человека1.

Рассмотрев дело «Willard Collins v. Jamaica», Комитет по правам человека пришел к выводу, что Ямайка нарушила статьи 7 и 10 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. Из данного факта Комитет сделал два вывода. Во-первых, государство должно прекратить нарушение права, не допус-кать его в будущем, обеспечить заявителю надлежащее обращение в соответствии со статьей 10 Пакта. Об этих мерах государство должно уведомить Комитет. Во-вторых, нарушенные права заявителя должны быть защищены надлежащим спо-собом2.

Аналогичные средства защиты прав используют и другие конвенционные органы.

ООН и органы, учрежденные ООН в целях защиты прав человека. Создание ООН и принятие ее Устава3 положили начало качественно новому этапу межго-сударственных отношений в этой области. Устав ООН явился первым в истории международных отношений многосторонним договором, который заложил осно-вы широкого развития сотрудничества государств по правам и свободам человека и гражданина.

Как известно, ООН возникла в ответ на агрессию и преступления против человечности, совершенные фашизмом в годы второй мировой войны. «Специ-альное включение положения о развитии и поощрении уважения к правам челове-ка и основным свободам для всех в число целей Организации Объединенных На-ций объясняется, прежде всего, событиями, которые произошли непосредственно

1 См.: Доклад Комитета по ликвидации расовой дискриминации. 70-я сессия (19 февраля  9 марта 2007 г.). 71-я сессия (30 июля  17 августа 2007 г.). Нью-Йорк: ООН, 2008. С. 133-162.

2 Selected decisions of the Human rights committee under the Optional protocol / International convent on civil and political rights. N.Y.; Geneva: UN, 2004. Vol. 4: 40th to 46th sessions (October 1990  October 1992). P. 52-60.

3 См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XII. М., 1956. С. 14-47; Международные акты о правах человека. Сборник документов / Сост. Карташкин В.А., Лукашева Е.А. М., 2000. С. 37-39.

209

перед второй мировой войной и в ходе ее» – подчеркивается в исследовании ООН по правам человека1.

В рамках ООН были приняты документы и решения, в которых подчеркива-ется юридический характер обязательств государств соблюдать основные права и свободы человека и гражданина в соответствии с Уставом ООН. Так, в толкую-щей и развивающей Устав ООН Декларации Генеральной Ассамблеи о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами 1970 г., подчеркивается, что «каждое государство обязано содействовать путем совместных и самостоятельных действий всеобщему уваже-нию и соблюдению прав человека и основных свобод»2.

Деятельность ООН в области прав человека направлена на поощрение и за-щиту прав человека применительно к любому лицу в любой точке мира и осуще-ствляется с помощью главных органов Организации Объединенных Наций (Гене-ральной Ассамблеи, Совета Безопасности, Экономического и Социального Сове-та, Совета по Опеке3, Международного Суда и Секретариата), вспомогательных органов, которые в случае необходимости, могут учреждаться в соответствии с Уставом ООН (Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), Программа развития ООН (ПРООН), Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), Комиссия международ-

1 Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. М., 1946. Т. 1. С. 194.

2 Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отноше-ний и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций (Принята 24 октября 1970 г. Резолюцией 2625 (XXV) на 1883-ем пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // Международное публичное пра-во. Сборник документов. Т. 1. М.: БЕК, 1996. С. 2-8.

3 Совет по Опеке приостановил свою работу 1 ноября 1994 г. после того, как последняя оставшаяся подопечная территория Организации Объединенных Наций, Палау, обрела 1 октября 1994 г. независимость. Посредством резолюции, принятой 25 мая 1994 г., Со-вет внес в свои правила процедуры поправки, предусматривающие отмену обязательст-ва о проведении ежегодных заседаний, и согласился собираться по мере необходимости по своему решению или решению своего Председателя, или по просьбе большинства своих членов или Генеральной Ассамблеи, или Совета Безопасности. См.: Совет по Опеке: статус [Электронный ресурс] // Официальный сайт Организации Объединенных наций. URL: http://www.un.org/ru/mainbodies/trusteeship/ (дата обращения: 1 февраля 2014 г.).

210

ного права (КМП)) и специализированных учреждений ООН1 (Международная организация труда (МОТ), Организация Объединенных Наций по вопросам обра-зования, науки и культуры (ЮНЕСКО), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС), Меж-дународная организация гражданской авиации (ИКАО) и др.) в области прав че-ловека, общей целью для каждого из которых являются защита и развитие согла-сованных международным сообществом прав и свобод человека и гражданина: личных (гражданских), политических, социальных, экономических и культурных, т. е. всех тех прав и свобод, которые провозглашены во Всеобщей декларации прав человека 1948 г2.

Несмотря на такую разветвленную систему органов, механизм рассмотре-ния индивидуальных жалоб, имеют далеко не все из них. В связи с этим, пред-ставляется оправданным не рассматривать в рамках данного исследования все ор-ганы и учреждения ООН, а уделить внимание лишь некоторым, в частности, уч-режденному Резолюцией 60/251 Генеральной Ассамблеи ООН 15 марта 2006 го-да3 Совету ООН по правам человека  вспомогательному органу Генеральной Ас-самблеи ООН (заменившему Комиссию по правам человека), имеющему собст-венный механизм рассмотрения индивидуальных жалоб. Резолюция, в частности гласит, что «члены Совета должны поддерживать самые высокие стандарты в об-ласти поощрения и защиты прав человека». В своей работе Совет руководствует-ся принципами универсальности, беспристрастности, объективности и неизбира-тельности, конструктивного международного диалога и сотрудничества.

1 Самостоятельные международные организации, созданные на основе межправительст-венных соглашений, связанные с Организацией Объединенных Наций специальным со-глашением о сотрудничестве и облечены международной ответственностью в области экономики, культуры, образования, здравоохранения, в социальной области и других подобных областях.

2 См.: Всеобщая декларация прав человека (Принята на третьей сессии Генеральной Ас-самблеи ООН Резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // Российская газета. 1998. 10 декабря; Как работать по Программе ООН в области прав человека: справочник для гражданского общества. Нью-Йорк, Женева: Объединенные Нации, Права человека, Управление Верховного комиссара по правам человека, 2008. 192 с.

3 Совет по правам человека. Резолюция 60/251 Генеральной Ассамблеи ООН от 15 марта 2006 г. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Организации Объединенных наций. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N05/502/68/PDF/N0550268.pdf?Open Element (дата обращения: 1 февраля 2014 г.).

211

В Резолюции Совета 5/1 A/HRC/5/211 содержится подробное изложение ус-ловий и процедур механизма рассмотрения жалоб. Любое лицо (лица, группы лиц), являющееся непосредственно жертвой нарушения его (их) прав и свобод либо располагающее достоверными сведениями об их нарушении может обра-титься с жалобой в Совет ООН по правам человека. Процедура рассмотрения жа-лобы в Совете является единственной универсальной, охватывающей все права и свободы человека во всех государствах. Более того, сообщения в рамках этого ме-ханизма не связаны с договорными обязательствами определенной страны или наличием мандата на специальные процедуры.

Однако, следует отметить, несмотря на то, что Совет учрежден для рас-смотрения систематических и грубых нарушений всех прав и свобод человека и гражданина в государстве, он, тем не менее, не обеспечивает компенсации пред-полагаемым жертвам и не разрешает конкретные сообщения (жалобы) по сущест-ву. По итогам рассмотрения жалобы Совет может принять меры в форме решения или резолюции, например, рекомендовать Управлению Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека (УВКПЧ) оказать соот-ветствующей стране техническое содействие, помощь в укреплении ее потенциа-ла или консультативные услуги.

Названное Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека (УВКПЧ) является координационным центром дея-тельности Организации Объединенных Наций по правам человека. Оно выполня-ет функции секретариата для Комиссии по правам человека, наблюдательных ор-ганов по соблюдению договоров (экспертных комитетов, контролирующих со-блюдение договоров) и других органов ООН по правам человека. Оно также ведет работу в области прав и свобод человека и гражданина на местах, предоставляет консультационные услуги и техническую помощь. Помимо ассигнований из регу-лярного бюджета некоторые мероприятия УВКПЧ финансируются из внебюджет-ных источников.

Верховный комиссар по правам человека предпринимает конкретные дейст-вия по институционализации сотрудничества и координации работы с такими ор-ганами ООН, занимающимися вопросами прав человека, как Детский фонд Орга-

1 Институциональное строительство Совета по правам человека Организации Объеди-ненных Наций / Совет по правам человека. 9-е заседание 18 июня 2007 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cdep.ru/mps/5/ch2/5.1.pdf. (дата обращения: 1 февраля 2014 г.).

212

низации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ), Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), Программа Развития Организации Объединенных Наций (ПРООН), Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ) и Добровольцы Организации Объединенных Наций (ДООН). Аналогичным образом УВКПЧ ра-ботает по вопросам мира и безопасности в тесном сотрудничестве с департамен-тами Секретариата ООН. УВКПЧ также входит в Межучрежденческий постоян-ный комитет, наблюдающий за международными мерами в связи с чрезвычайны-ми гуманитарными ситуациями1. Вместе с тем, к сожалению, Верховный Комис-сар ООН по правам человека не рассматривает частные жалобы о нарушении прав и свобод человека и гражданина тем или иным государством. Этим занимаются, как уже было отмечено ранее, конвенционные органы по правам человека, соз-данные на основании соответствующих международных договоров. Верховный комиссар наделен полномочиями принимать соответствующие меры при серьез-ных нарушениях прав и свобод человека и гражданина и предпринимать шаги по предотвращению таких нарушений.

Важно также отметить, что упомянутые ранее специализированные учреж-дения и вспомогательные органы ООН, действенных механизмов рассмотрения индивидуальных сообщений (жалоб) также не имеют. Их деятельность в этом на-правлении строится в основном с помощью реализуемых ими различных проектов и программ. Кроме этого, можно обратиться за консультативной помощью через официальные интернет-сайты этих учреждений и органов либо задать интере-сующие вопросы по телефонам.

Важное значение имеет деятельность Международной ассоциации детских телефонов доверия (CHI) – глобальная сеть, в которую входят 173 члена в 141 стране. Телефоны доверия позволяют вовремя принять меры для ликвидации не-благоприятных последствий, возникающих в результате конфликтов в семье, в школе и. т. д.

Региональные международные механизмы защиты прав и свобод человека и гражданина создаются на основании международных договоров отдельных групп государств, как правило, в пределах географических регионов. В настоящее время

1 См.: Управление Верховного комиссара ООН по правам человека [Электронный ре-сурс] // Официальный сайт Организации Объединенных наций. URL: http://www.un.org/ru/rights/issues/ office.shtml (дата обращения: 1 февраля 2014 г.).

213

региональные механизмы защиты прав человека (имеющие право принимать и рассматривать индивидуальные сообщения (жалобы) граждан Российской Феде-рации) созданы в Европе (в рамках Совета Европы) и в СНГ.

Вступление России в Совет Европы в 1996 году1, подписание Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г2. и ее ратификация3 вместе с Протоколами4 открыли отдельным лицам, группам граждан, неправи-тельственным организациям возможность обращаться с индивидуальными жало-бами о защите нарушенных прав и свобод, закрепленных в Европейской конвен-ции о защите прав человека и основных свобод, в Европейский Суд по правам че-ловека5 и Европейскую Комиссию по правам человека.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)6, наце-ленная на предотвращение возникновения конфликтов в регионе, урегулирование кризисных ситуаций, ликвидацию последствий конфликтов и объединяющая 57 стран, не имеет собственных механизмов рассмотрения индивидуальных жалоб на

1 См.: О присоединении Российской Федерации к Уставу Совета Европы: федеральный закон от 23 февраля 1996 г. № 19-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996 г. № 9. Ст. 774; Винокуров А., Чурилов А. Охрана прав и свобод гражданина: обеспечение меж-дународных обязательств РФ // Законность. 1997. № 6; Берестенев Ю. Российская пра-вовая система и Европейские стандарты // Российская юстиция. 2001. № 1; Горшко-ва С.А. Европейские нормы по правам человека и усилия России по их соблюдению // Журнал российского права. 2001. № 11.

2 См.: Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (в ред. от 13 мая 2004 г.) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 2. Ст. 163; Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод // Международные акты о правах человека. Сборник документов / Сост. Карташкин В.А., Лукашева Е.А. С. 539-551.

3 См.: О ратификации конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоко-лов к ней: федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998 г. № 14. Ст. 1514.

4 См.: Международные акты о правах человека. Сборник документов / Сост. Карташ-кин В.А., Лукашева Е.А. С. 551-570.

5 См.: Даниленко Г.М. Международная защита прав человека. Вводный курс: Учебное пособие. М., 2000. С. 256; Туманов В.А. Европейский Суд по права человека. М., 2001. С. 304; Герасименко Ю.В., Герасименко Т.Ю. Решения Европейского Суда по правам человека и профессиональная деятельность сотрудников правоохранительных органов // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2012. № 2 (49). С. 28-31.

6 Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Подпи-сан в г. Хельсинки 1 августа 1975 г.) / Международное публичное право. Сборник доку-ментов. Т. 1. М.: БЕК, 1996. С. 8-12.

214

нарушения каких-либо прав и основных свобод человека и гражданина и их защи-ты международными средствами1.

Европейская Комиссия по правам человека. Согласно Конвенции2 любая Высокая Договаривающаяся Сторона может передать в Комиссию через Гене-рального секретаря Совета Европы вопрос о любом предполагаемом нарушении положений Конвенции другой Высокой Договаривающейся Стороной. Комиссия может получать петиции, направленные в адрес Генерального секретаря Совета Европы от любого лица, неправительственной организации или группы лиц, ко-торые утверждают, что они являются жертвами нарушения одной из Высоких До-говаривающихся Сторон их прав, изложенных в Конвенции о защите прав чело-века и основных свобод, при условии, что Высокая Договаривающаяся Сторона, на которую подана жалоба, заявила, что она признает компетенцию Комиссии по-лучать такие петиции. Те из Высоких Договаривающихся Сторон, которые сдела-ли такое заявление, обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права.

Комиссия может принимать дело к рассмотрению только после того, как в соответствии с общепризнанными нормами международного права были исчер-паны все внутригосударственные средства защиты, и лишь в течение шести меся-цев с даты принятия окончательного внутреннего решения.

Не подлежит рассмотрению петиция, которая является анонимной, или яв-ляется по существу той же, которая уже была рассмотрена Комиссией или уже яв-ляется предметом другой процедуры международного разбирательства или урегу-лирования, и если она не содержит относящейся к делу новой информации.

Европейский Суд по правам человека  наднациональный юрисдикционный орган, созданный и действующий в рамках Совета Европы (его юрисдикция рас-пространяется на все государства-члены Совета Европы, ратифицировавшие Ев-ропейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод), рассматри-вающий споры между государствами-участниками по поводу нарушения прав и свобод человека и гражданина в одном из них, а также жалобы отдельных лиц.

1 См.: Азаров А., Ройтер В., Хюфнер К. Защита прав человека. Международные и рос-сийские механизмы. М.: Московская школа прав человека, 2000. С. 179.

2 См.: Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (в ред. от 13 мая 2004 г.) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

215

История так распорядилась, что основным и абсолютно преобладающим в деятельности Европейского Суда по правам человека стало рассмотрение именно индивидуальных жалоб. Так, в 2013 г. Европейским Судом, с учетом неприемле-мых жалоб, было рассмотрено 93396 жалоб, 89737 из которых были признаны не-приемлемыми или вычеркнуты из списка, подлежащих рассмотрению по другим основаниям. Всего в отношении Российской Федерации было вынесено 129 по-становлений, в 119 из них Россия была признана виновной в нарушении прав че-ловека. Наибольшее число нарушений касались права не подвергаться пыткам или иным видам унижающих достоинство обращений  74, права на свободу и личную неприкосновенность  63, права на справедливое судебное разбиратель-ство  40, права на жизнь  30, права на эффективное средство правовой защиты  30, права на уважение частной и семейной жизни  18, права собственности  14 и др1. Доля дел России в Европейском Суде составляет 22,2% (количество посту-пивших жалоб в 2011 г. – 15926, в 2012 г. – 11574), Турции – 12,6%, Италии – 10,5%, Румынии – 7,9%, Украины – 7,6%2. Общее количество жалоб, по результа-там рассмотрения которых Европейским Судом по правам человека вынесены Постановления, в 2008 г. составило 269, в 2009 г. – 575, в 2010 г. – 430, в 2011 г. – 199, в 2012 г. – 216, в 2013 г. – 2573.

Согласно Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратифика-ции Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» Российская Федерация в соответствии со ст. 46 Конвенции признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам челове-ка обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации4.

1 Европейский суд подвел итоги 2013 года: Россия удерживает первое место по числу нарушений прав человека [Электронный ресурс]. URL: http://roseurosud.org/novosti/78-statistika-evropejskogo-suda-za-2013 (дата обращения: 6 февраля 2014 г.).

2 Ковлер А.И. Россия в Европейском Суде: 2012-й – год «большого перелома» // Россий-ское правосудие. 2013. № 3 (83). С. 22.

3 Европейский суд по правам человека: Статистика за 1959-2014 гг. [Электронный ре-сурс]. URL: http://europeancourt.ru/statistika-evropejskogo-suda/ (дата обращения: 11 фев-раля 2014 г.).

4 Собрание законодательства РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.

216

Следуя буквальному толкованию данного законоположения, в правовую систему России могут быть включены лишь некоторые судебные акты Европей-ского Суда по правам человека, соответствующие определенным требованиям: 1) судебный акт должен быть принят в отношении России, являющейся ответчиком по тому или иному делу; 2) судебный акт должен устанавливать факт нарушения Российской Федерацией Европейской конвенции о защите прав человека и основ-ных свобод и/или Протоколов к ней; 3) Российская Федерация должна устранить установленное нарушение Конвенции и предпринять эффективные действия по недопущению аналогичных нарушений в будущем; 4) согласно ст. 44 Европей-ской конвенции о защите прав человека и основных свобод постановление любой из палат Европейского Суда является окончательным, если: a) стороны не заяв-ляют, что они будут просить о передаче дела в Большую Палату; или; б) по исте-чении трех месяцев с даты вынесения постановления не поступило обращения о передаче дела в Большую Палату; или; в) Коллегия Большой Палаты отклоняет обращение о передаче дела согласно статьи 43 Конвенции (т. е. в Большую Пала-ту)1. Это говорит о том, что Постановление Европейского Суда по правам челове-ка, вынесенное против России, где отражен факт нарушения Российской Федера-цией Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и/или Протоколов, должно вступить в законную силу.

Кроме всего прочего, есть ряд очень важных обстоятельств на которые об-ратил внимание Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» в целях обеспечения единообразного применения судами общей юрисдикции Кон-венции и ратифицированных Российской Федерацией Протоколов к ней. Во-первых, Конвенция и Протоколы к ней являются международными договорами Российской Федерации. Во-вторых, с целью эффективной защиты прав и свобод человека и гражданина судами должны учитываться правовые позиции Европей-ского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств – участников Конвенции. При этом пра-вовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов

1 Собрание законодательства РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

217

Европейского Суда. В-третьих, законодательство Российской Федерации может предусматривать более высокий уровень защиты прав и свобод человека и граж-данина в сравнении со стандартами, гарантируемыми Конвенцией и Протоколами к ней в толковании Суда. В таких случаях судам, руководствуясь ст. 53. Конвен-ции, необходимо применять положения, содержащиеся в законодательстве Рос-сийской Федерации. В-четвертых, правовые позиции Европейского Суда учиты-ваются при применении законодательства Российской Федерации. В частности, содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Фе-дерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней1.

Таким образом, решения Европейского Суда по правам человека, отвечаю-щие всем вышеназванным требованиям, являются обязательными для Российской Федерации и формируют ее правовую систему. Более того, данная обязанность имеет как национально-правовое, так и международное значение. На территории Российской Федерации органы государства должны не только исполнять Поста-новления Европейского Суда по правам человека (если на них эта обязанность возложена национальным законодательством), но и руководствоваться положе-ниями Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и Про-токолами к ней с учетом правовых позиций Европейского Суда по правам челове-ка, зафиксированных в постановлениях2.

Для российских судов в целом, и для Конституционного Суда РФ, в частно-сти, особую актуальность приобрела практика соблюдения названных ранее ак-тов, а также других документов Совета Европы.

Между тем, к сожалению, избежать расхождений между национальным и наднациональным правопорядком, с которым приходится сталкиваться органам конституционного контроля, пока не удается. В качестве примера можно привес-ти постановление Европейского Суда по правам человека Анчугов и Гладков про-

1 Российская газета. 2013. 5 июля.

2 Зимненко Б.Л. Решения Европейского Суда по правам человека и правовая система Российской Федерации // Государство и право. 2008. № 7. С. 36-37.

218

тив России1, в котором ЕСПЧ признал нарушение статьи 3 Протокола № 1 (право на свободные выборы) вследствие ограничения в российском праве избирательно-го права лиц, осужденных по приговору суда. Данное постановление продолжает практику ЕСПЧ по вопросам права голоса заключенных, получившую свое разви-тие в делах Херст против Соединенного Королевства (№ 2)2 и Скоппола против Италии (№ 3)3, но оно входит в противоречие с частью 3 статьи 32 Конституции России, устанавливающей прямой запрет на участие в выборах для граждан, со-держащихся в местах лишения свободы по приговору суда.

Другой пример, постановление ЕСПЧ от 7 октября 2010 г. по делу «Кон-стантин Маркин против России»4, в котором Европейский Суд впервые в жесткой правовой форме подверг сомнению решение Конституционного Суда РФ от 15 января 2009 г. № 187-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражда-нина Маркина Константина Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 13 и 15 Федерального закона «О государственных по-собиях гражданам, имеющим детей», статей 10 и 11 Федерального закона «О ста-тусе военнослужащих», статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы и пунктов 35 и 44 Положения о назначении и выплате государственных

1 Информация о постановлении ЕСПЧ от 4 июля 2013 г. по делу «Анчугов и Гладков (Anchugov and Gladkov) против России» (жалоба № 11157/04 и 15162/05) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2013. № 12. (По делу обжалуется автоматиче-ский и неизбирательный запрет на участие осужденных в голосовании. По делу допу-щено нарушение требований статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав чело-века и основных свобод.).

2 Информация о постановлении ЕСПЧ от 6 октября 2005 г. по делу «Хирст (Hirst) против Соединенного Королевства (№ 2)» (жалоба № 74025/01) // Бюллетень Европейского Су-да по правам человека. 2006. № 4. (По делу обжалуется запрет осужденным лицам на участие в выборах в парламент и местные органы власти. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

3 Информация о Постановлении ЕСПЧ от 22 мая 2012 г. по делу «Скоппола (Scoppola) против Италии (№ 3)» (жалоба № 126/05) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. № 11. (По делу обжалуется запрещение заключенному голосовать, яв-ляющееся автоматическим последствием осуждения. По делу требования статьи 3 Про-токола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод нарушены не были).

4 Дело Константин Маркин (Konstantin Markin) против Российской Федерации (жалоба № 30078/06): постановление ЕСПЧ от 22 марта 2012 г. // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. № 6. (По делу обжалуется отказ национальных властей в пре-доставлении трехлетнего отпуска по уходу за ребенком. По делу нарушены требования статьи 14 во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

219

пособий гражданам, имеющим детей», касающееся реализации военнослужащи-ми-мужчинами права отпуска по уходу за ребенком до достижения им трехлетне-го возраста.

И совсем не зря Председатель Конституционного Суда Российской Федера-ции В.Д. Зорькин, в опубликованной в Российской газете от 29 октября 2010 г. статье «Предел уступчивости», задает логичные вопросы: «Может ли Европей-ский Суд, исходя из статьи 46 Конвенции, в решении по конкретному делу реко-мендовать (а фактически указать) государству-ответчику внести необходимые из-менения в законодательство – при том, что суд неоднократно подчеркивал в своих же решениях приоритет государства-ответчика в выборе необходимых мер для исправления нарушения? Не является ли такое указание суда прямым вторжением в сферу национального суверенитета, явно выходящим за рамки предусмотрен-ных Конвенцией прав и полномочий, и с этой точки зрения – явно выходящим за рамки компетенции, установленной Конвенцией? И насколько тогда такое реше-ние подлежит исполнению с учетом того, что вопрос о наличии проблемы консти-туционности данной нормы, не устроившей Европейский Суд, был уже решен Конституционным Судом РФ в рамках конституционного судопроизводства?»1.

В октябре 2006 г. глава МИД РФ Сергей Лавров на пресс-конференции в Страсбурге назвал некоторые решения ЕСПЧ политизированными2. В частности, он упомянул дело «Илашку и другие против Молдовы и России»3. Кстати, в деле «Катан и другие против Молдовы и России»4, Европейский Суд пошел по этому же пути, возложив ответственность за происходящее в Приднестровье на Россию.

1 См.: Зорькин В.Д. Предел уступчивости // Российская газета. 2010. 29 декабря.

2 Страсбургский суд удовлетворил 11 исков против России [Электронный ресурс]. URL: http://www.espch.ru/content/view/146/1/ (дата обращения: 6 февраля 2014 г.).

3 Информация о постановлении ЕСПЧ от 8 июля 2004 г. по делу «Илашку и другие (Ilascu and Others) против Молдавии и России» (жалоба № 48787/99) // Бюллетень Евро-пейского Суда по правам человека. 2004. № 12. (По делу ставится вопрос об ответствен-ности России в отношении действий властей «Приднестровской молдавской республи-ки»).

4 Дело «Катан и другие (Catan and others) против Молдавии и Российской Федерации» (жалоба № 43370/04, 8252/05 и 18454/06): постановление ЕСПЧ от 19 октября 2012 г. // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. № 12. (По делу обжалуется принудительное закрытие школ, а также ряд мер, предпринятых с целью притеснения и запугивания заявителей по причине обучения детей в молдавских (румынских) школах. По делу молдавские власти не нарушили требования статьи 2 Протокола № 1 к Конвен-ции, а российскими властями допущено нарушение требований статьи 2 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

220

Как отмечает А.И. Ковлер, «трудно не согласиться с Министерством юсти-ции Российской Федерации, которое в своем заявлении по этому делу от 19 ок-тября 2012 г. отметило продолжающееся применение по отношению к России критериев ответственности, не имеющих четкого нормативного закрепления и не использующихся в практике международного судопроизводства. Можно лишь добавить, что практика Европейского Суда по установлению экстерриториальной ответственности государств весьма противоречива и требует более четких крите-риев во избежание «двойных стандартов»»1.

Подобного рода ситуации в международной практике встречались нередко. Например, в 1987 г. Конституционный Суд Австрии отверг правовую позицию Европейского Суда по схожим основаниям. Отметив необходимость учитывать судебную практику и решения ЕСПЧ, австрийский Конституционный Суд в тоже время указал, что обязан руководствоваться принципами национальной Консти-туции, и потому не может допустить применения решений и правовых позиций Европейского Суда, которые противоречат конституционным принципам. Анало-гичное решение национальных конституционных органов, отказавшихся признать правовую позицию Европейского Суда, принято во Франции в 1999 г. В 2004 г. Федеральная кассационная комиссия по трудовым спорам Швейцарии пришла к выводу о невозможности согласиться с правовой позицией Европейского Суда, как противоречащей Конституции. Федеральный Конституционный Суд Герма-нии (ФКС) в постановлениях от 11 октября 1985 г., от 14 октября 2004 г. и от 13 июля 2010 г. выдвинул и обосновал правовую позицию «об ограниченной право-вой силе постановлений Европейского Суда». Согласно этой позиции, государст-во обязано исполнить постановление ЕСПЧ в рамках участвующих в рассмотре-нии дела лиц и в отношении конкретного предмета спора, рассмотренного Евро-пейским Судом. Однако государство вправе не учитывать решение ЕСПЧ в слу-чаях и в частях, противоречащих конституционным ценностям, защищаемым Ос-новным Законом Германии2.

1 Ковлер А.И. Россия в Европейском Суде: 2012-й – год «большого перелома». С. 22.

2 См.: Выступления Председателя Конституционного Суда Российской Федерации: Док-лад на Международной конференции «Положение и перспективы конституционного правосудия» (Республика Сербия, Белград, 17 октября 2013 г.); Лекция на III Петербург-ском международном юридическом форуме (СПб., 16 мая 2013 г.) [Электронный ресурс] // Официальный сайт Конституционного Суда Российской Федерации. URL: http://www.ksrf.ru/ru/News/Speech/ Pages/default.aspx (дата обращения: 6 февраля 2014 г.).

221

Российская Федерация, как и все перечисленные выше страны, имеет суве-ренное право выполнять решения ЕСПЧ таким образом, чтобы не были нарушены буква и дух Конституции РФ.

В.В. Барбин совершенно оправданно отмечает, что «из Конституции РФ не следует надконституционность общепризнанных принципов и норм международ-ного права и международных договоров, которые в основном покрывают сферу межгосударственных отношений. Но эти принципы и нормы, выражающие обще-человеческие ценности и соответствующие интересам всех народов, не являются чем-то внешним по отношению к Конституции и в силу волеизъявления консти-туционного законодателя выступают частью российской конституционной систе-мы»1.

Е.А. Лукашева говорит о необходимости взвешенно подходить к соотноше-нию европейских стандартов и традиционализма, культуры, религии иных циви-лизаций, поскольку прямолинейный путь к утверждению европейских норм и принципов в различных культурах и цивилизациях зачастую невозможен2.

Важно иметь в виду тот факт, что любое решение Европейского Суда  это не только юридический, но и политический акт. Когда такие решения принима-ются во благо защиты прав и свобод человека и гражданина и развития нашего государства, Россия всегда следует принципу их безукоснительного соблюдения. Но когда некоторые решения Европейского Суда вызывают сомнения, с точки зрения сути самой Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и тем более самым непосредственным образом вторгаются в пределы на-ционального суверенитета, основополагающих конституционных принципов, Российская Федерация вправе выработать защитный механизм от таких решений. Именно через призму Конституции РФ должна решаться и проблема соотношения постановлений Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам чело-века3.

Следует уделить внимание и другому региональному механизму защиты прав человека (Комиссии по правам человека Содружества Независимых Госу-

1 Барбин В.В. Конституция России и общепризнанные принципы и нормы международ-ного права: соотношение и развитие // Труды Академии управления МВД России. 2011. № 3 (19). С. 27.

2 Права человека: итоги века, тенденции, перспективы / Под общ. ред. чл.-корр РАН Е.А. Лукашевой. М., 2002. С. 8.

3 См.: Зорькин В.Д. Предел уступчивости // Российская газета. 2010. 29 декабря.

222

дарств (КПЧ СНГ)), созданному в рамках СНГ на основании Конвенции Содру-жества Независимых Государств о правах и основных свободах человека1.

Государства – участники Содружества Независимых Государств, принимая во внимание Всеобщую декларацию прав человека, Международный пакт об эко-номических социальных и культурных правах, Международный пакт о граждан-ских и политических правах и Факультативный протокол к этому последнему пакту, а также международные обязательства по правам человека, принятые в рамках ОБСЕ (СБСЕ), Декларацию глав государств – участников Содружества Независимых Государств о международных обязательствах в области прав чело-века и основных свобод, ставят во главу угла соблюдение международных стан-дартов в области прав человека всеми государствами – участниками Содружества Независимых Государств, развитие и поощрение уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка, политических убе-ждений, религии и социального происхождения.

Наблюдение за выполнением Конвенции Содружества Независимых Госу-дарств о правах и основных свободах человека осуществляется Комиссией по правам человека Содружества Независимых Государств (КПЧ СНГ), действую-щей на основании Положения, являющегося неотъемлемой частью названной Конвенции.

Комиссия рассматривает индивидуальные и коллективные обращения лю-бых лиц и неправительственных организаций по вопросам, связанным с наруше-ниями прав человека любой из Сторон и входящим в компетенцию Комиссии, в соответствии со своими правилами процедуры.

Комиссия не рассматривает никаких обращений по существу, пока не удо-стоверится в том, что: поставленный в обращении вопрос не рассматривается в соответствии с другой процедурой международного разбирательства или урегу-лирования; заявитель исчерпал все доступные внутригосударственные средства правовой защиты и с этого момента прошло не более шести месяцев; обращение не является анонимным.

1 Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах чело-века (Заключена в Минске 26 мая 1995 г.) (вместе с Положением о Комиссии по правам человека Содружества Независимых Государств» от 24 сентября 1993 г.) // Собрание за-конодательства РФ. 1999. № 13. Ст. 1489.

223

Разумеется, в одном исследовании невозможно в достаточной мере рас-смотреть все международно-правовые средства защиты прав и свобод человека (только международных организаций в мире насчитывается более 4 тыс.). Это, к тому же, не входит в предмет нашего повествования, поскольку эти вопросы дос-таточно подробно исследованы в отечественной и зарубежной науке. Однако и сейчас вывод вполне очевиден: существующее многообразие международно-правовых средств обеспечения прав и свобод человека – важная гарантия их каче-ственной реализации и развития сотрудничества государств в области прав и сво-бод человека и гражданина. Такое сотрудничество на данный момент становится важным фактором международных отношений и одним из компонентов обеспе-чения всеобщей глобальной безопасности. Объективная необходимость решения этих важнейших проблем человечества является для государств фактическим стимулом поиска разумных компромиссов в различных сферах международного сотрудничества.

Основными направлениями такого сотрудничества в области прав и свобод являются:

– заключение международных договоров о правах и свободах человека и гражданина, в соответствии с которыми государства становятся юридически обя-занными признать, предоставить и обеспечить зафиксированные этими докумен-тами права и свободы;

– разработка рекомендаций относительно конкретных прав человека и ос-новных свобод, которые подлежат уважению и соблюдению всеми государства-ми;

– разработка норм по человеческому измерению в рамках ОБСЕ;

– реализация государствами – участниками договоров о правах и свободах человека и гражданина мер внутригосударственного характера по выполнению взятых обязательств;

– международно-правовое регулирование и обеспечение коллективных прав народов;

– создание международных механизмов, обеспечивающих выполнение при-нятых государствами обязательств в данной сфере.

В целом, как представляется, значимость международного механизма защи-ты прав и свобод человека и гражданина заключается в следующем: во-первых, устанавливает телеологические, аксиологические, гуманистические, и правовые

224

ориентиры для национального законодательства; во-вторых, определяет основные направления развития международно-правовых средств в контексте детализации их функций по защите прав и свобод человека и гражданина; в-третьих, позволяет определить реальное содержание норм о правах и свободах человека и граждани-на, признанное международным сообществом; в-четвертых, оказывает непосред-ственное влияние на состояние защиты прав и свобод человека и гражданина в конкретной правовой системе посредством имплементации норм международного права.

Все сказанное подтверждает тесную взаимосвязь между эффективностью действия международной и национальной систем защиты прав и свобод человека и гражданина, причем положительный опыт поощрения и защиты прав и свобод человека и гражданина на международном уровне способствует защите прав и свобод на внутригосударственном уровне, позволяя национальным органам при-менять нормы международного права как составляющие национальную правовую систему.

<< | >>
Источник: КИРИЧЁК ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. МОСКВА –2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.5. Международно-правовые средства обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях интеграции России в мировое сообщество:

  1. КИРИЧЁК ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. МОСКВА –2014, 2014
  2. 1.2. Современные подходы в исследовании сущности конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях модернизации правовой системы России
  3. 1.4. Герменевтика организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  4. ГЛАВА 2. СУЩНОСТЬ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
  5. 2.1. Понятие, признаки и структура организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  6. 2.2. Федеральные органы государственной власти в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  7. 2.3. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина
  8. 2.4. Органы местного самоуправления в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  9. 2.5. Международно-правовые средства обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях интеграции России в мировое сообщество
  10. 2.6. Проблемы и перспективы модернизации организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  11. ГЛАВА 3. ПОЛИЦИЯ В ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОМ МЕХАНИЗМЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
  12. 3.1. Место и роль полиции в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  13. 3.2. Особенности правового регулирования организации и деятельности полиции по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: современное состояние и динамика развития
  14. 3.3. Основные принципы, формы и методы деятельности полиции по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  15. 3.4. Взаимодействие полиции России с правоохранительными органами иностранных государств и международными полицейскими организациями в области обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина1
  16. ГЛАВА 4. ИНСТИТУТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОМ МЕХАНИЗМЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  17. 4.3. Место институтов гражданского общества в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -