<<
>>

2.6. Проблемы и перспективы модернизации организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации

На современном этапе Российская Федерация находится в состоянии ре-формирования различных сфер общественной жизни. Основные направления пре-образований определены в Посланиях Президента РФ Федеральному Собранию РФ (2012 и 2013 гг.) и майских Указах Президента РФ 2012 года.

Эти документы целиком и полностью пронизаны идеей крупномасштабной модернизации. В ча-стности, в Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 12 декабря 2012 г. отмечено, что «модернизация политической системы естественна и даже необходима, однако платить за жажду перемен разрушением самого государства недопустимо»1. В майских указах 2012 г. были обозначены конкретные меры, призванные обеспечить динамичное развитие страны во всех сферах. По сути,

1 Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 декабря 2012 г. // Российская газета. 2012. 13 декабря.

225

указы составили единую программу действий, аккумулировав волю миллионов людей, стремление народа России к лучшей жизни1.

В Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 12 декабря 2013 г. Президент РФ в качестве первоочередных задач определил: «уточнение общих принципов организации местного самоуправления, развитие сильной, не-зависимой, финансово-состоятельной власти на местах, политической конкурен-ции, совершенствование политических институтов, создание условий для их от-крытости и эффективности, переход на эффективный контракт и проведение атте-стации специалистов, внедрение подушевого финансирования, когда преимуще-ства получают те учреждения (причем как государственные, так и негосударст-венные, что очень важно), которые предоставляют услуги наилучшего качества, развитие реальной конкуренции, открытие бюджетной сферы для НКО и соци-ально-ориентированного бизнеса и, безусловно, это оптимизация бюджетной сети

1 См.: О долгосрочной государственной экономической политике: Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г.

№ 596 // Собрание законодательства РФ. 2012. № 19. Ст. 2333; О меро-приятиях по реализации государственной социальной политики: Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 597 // Собрание законодательства РФ. 2012. № 19. Ст. 2334; О совер-шенствовании государственной политики в сфере здравоохранения: Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 598 // Собрание законодательства РФ. 2012. № 19. Ст. 2335; О ме-рах по реализации государственной политики в области образования и науки: Указ Пре-зидента РФ от 7 мая 2012 г. № 599 // Собрание законодательства РФ. 2012. № 19. Ст. 2336; О мерах по обеспечению граждан Российской Федерации доступным и ком-фортным жильем и повышению качества жилищно-коммунальных услуг: Указ Прези-дента РФ от 7 мая 2012 г. № 600 // Собрание законодательства РФ. 2012. № 19. Ст. 2337; Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления: Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 601 // Собрание законодательства РФ. 2012. № 19. Ст. 2338; Об обеспечении межнационального согласия: Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 602 // Собрание законодательства РФ. 2012. № 19. Ст. 2339; О реализации планов (программ) строительства и развития Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов и модернизации оборонно-промышленного комплекса: Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 603 // Собрание за-конодательства РФ. 2012. № 19. Ст. 2340; О дальнейшем совершенствовании военной службы в Российской Федерации: Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 604 // Собра-ние законодательства РФ. 2012. № 19. Ст. 2341; О мерах по реализации внешнеполити-ческого курса Российской Федерации: Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 605 // Со-брание законодательства РФ. 2012. № 19. Ст. 2342; О мерах по реализации демографи-ческой политики Российской Федерации: Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 606 // Собрание законодательства РФ. 2012. № 19. Ст. 2343.

226

за счет сокращения неэффективных расходов и звеньев, снятие барьеров для са-мостоятельности бюджетных учреждений»1.

Изучению проблем модернизации в последнее время уделяется достаточно много внимания, вместе с тем, ее комплексное рассмотрение в единой связке с ор-ганизационно-правовым механизмом обеспечения конституционных прав и сво-бод человека и гражданина не было, по существу, предметом пристального иссле-дования ни науки, ни практики.

Сегодня, принимается множество нормативных правовых актов, появляются новые термины, требующие адекватного подхода к их интерпретации, наша каж-додневная жизнь и работа становятся все более интерактивными и высокотехно-логичными, повсеместно внедряются инновационные технологии и т. д. Все это и привело нас к необходимости более детально подойти к проблеме модернизации организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и сво-бод человека и гражданина в Российской Федерации (далее организационно-правовой механизм).

В целом, общетеоретические аспекты модернизации неоднократно освеща-лись в российской и зарубежной литературе. Они нашли свое отражение в работах С. Хантингтона, Г. Спайро, И. Неттла, Д. Фрисби и других. Среди отечественных ученых данной проблематике посвятили свои труды: С.С. Алексеев, А.Д. Кери-мов, В.М. Сырых, В.Е. Чиркин и др.

Общеизвестно, что термин «модернизация» означает изменение, усовер-шенствование чего-либо, отвечающее современным требованиям. Вместе с тем, есть и другие ее трактовки, появившиеся в 50-60-х гг. XX столетия в западной со-циологии и политологии. Так, по мнению Ш. Эйзенштадта, модернизация  это процесс изменения в направлении тех типов социальных, экономических и поли-тических систем, которые развивались в Западной Европе и Северной Америке в XVII-XIX вв. и затем распространились на другие европейские страны, а в XIX-XX вв.  на южноамериканский, азиатский и африканский континенты. Согласно Теннису, модернизация  переход от сообщества к обществу, по Дюркгейму  пе-реход от механической к органической солидарности общества, по Веберу  от

1 Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 декабря 2013 г. // Российская газета. 2013. 13 декабря.

227

ценностной рациональности к целерациональности. К. Дейч определяет полити-ческую модернизацию категориями участия и мобилизации1.

Модернизация может охватывать одновременно все сферы жизнедеятельно-сти общества (экономическую, политическую, социальную и культурно-духовную) или лишь одну из них. Наша страна стоит перед необходимостью «всесторонней модернизации», т. е. во всех этих сферах. О необходимости сис-темной оценки и комплексного решения проблем, тревоживших общество, сказа-но было немало. В ответ на эти предложения, наконец, выдвинули последова-тельную и системную модернизацию России, но столкнулись с рядом проблем.

В частности, когда речь идет о деятельности органов государственной вла-сти, не всегда уделяется должное внимание их связям с гражданским обществом. Общеизвестно, что благополучное развитие правового государства напрямую за-висит от уровня развития гражданского общества. Тем не менее, из года в год, из десятилетия в десятилетие эта зависимость не учитывается, что не способствует совершенствованию организационно-правового механизма, тем более что интере-сы личности из сферы государственного функционирования все больше переме-щаются в сферу активизации гражданского общества.

Однако эта закономерность чаще всего игнорируется. Противодействие здесь двустороннее: государство не делегирует свои полномочия гражданскому обществу, считая, что оно не способно справиться с ними. Гражданское же обще-ство поддерживает эти сомнения своей нерешительностью.

Такая ситуация не может положительно сказаться на функционировании ор-ганизационно-правового механизма, который выступает стабилизатором правоох-ранительных и правозащитных отношений циклично развивающегося государства и общества. Здесь на лицо прямая связь циклов развития государства, общества и самого организационно-правового механизма, которая выражается в том, что в слаборазвитом государстве с нестабильной политической и экономической обста-новкой не может быть совершенного организационно-правового механизма.

Не случайно Президент Российской Федерации в своем Послании Феде-ральному Собранию обратил внимание на то, что «для России характерна тради-ция сильного государства. Поэтому, именно государству сегодня адресованы ос-

1 Арзамаскин Н.Н. Соотношение понятий «переходность», «модернизация», «демокра-тический транзит» и «трансформация» в исследовании переходной государственности // Право и политика. 2007. № 5. С. 17.

228

новные общественные запросы: обеспечить гарантии гражданских прав и СПРАВЕДЛИВОСТЬ, снизить уровень насилия и социального неравенства, на-вести порядок в ЖКХ и так далее»1.

Здесь, справедливость находится во главе угла не зря. Поскольку сущность справедливости в правовом государстве  не установление всеобщей справедли-вости в стране, а максимально эффективная реализация принципа верховенства закона. Ибо закон есть отражение справедливости имеющий силу общеобязатель-ного исполнения. Речь в данном случае идет о том, что абстрактной справедливо-сти вообще нет, и быть не может. Она носит конкретный исторический и соци-альный характер. То, что справедливо для одного (одних), то несправедливо для другого (других) (например, традиции кровной мести в разных культурах мира). Этот аспект осознавали, в свое время, представители марксизма-ленинизма, кото-рые и придали понятию справедливость сугубо классовый характер. Что касается закона, то он, по определению, неизбежно имеет черты несправедливости, ибо ос-нован на необходимости его обязательного для всех выполнения, а то и принуж-дения.

В этом смысле, если социалистическая система права в большинстве своем сводилась к попыткам установления социальной (социалистической) справедли-вости в стране для отдельных социальных групп и классов при полном подавле-нии или уничтожении других, то правовая система демократического правового государства построена на принципах равенства всех перед законом и судом. То есть социалистические теории говорят о равноправии для избранных классов в распределении справедливости, а теории демократии  о равенстве в распределе-нии постоянно существующей в любом обществе несправедливости, причем меж-ду абсолютно всеми членами общества. Именно это максимально равное распре-деление несправедливости и должен в условиях демократии регулировать ПРАВОВОЙ закон. Именно на это должна быть направлена политика органов власти, от которых и зависит качество конструктивного диалога государства и гражданского общества. Насколько успешно это удастся сделать, настолько пра-вовая система будет носить демократичный характер. Попытки же утвердить в современном многонациональном обществе систему права на базе идей социаль-

1 Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 декабря 2012 г. // Российская газета. 2012. 13 декабря.

229

ной (социалистической) справедливости ведет не к верховенству закона, а к «пра-восудию самосуда»1.

Сказанное позволяет сформулировать важный постулат справедливости: «Политики обеспечивают справедливость, включая принятие ПРАВОВЫХ зако-нов, считающихся большинством населения страны справедливыми, а правовая система обеспечивает равенство всех перед этими законами, в том числе и через адекватную их трактовку и применение на практике». Если такого состояния не будет достигнуто, то произойдет нарушение баланса равного распределения не-справедливости в обществе, что приведет к ситуации неправовых разборок (само-судов, судилищ). Подобного рода примеры имеют место и сегодня.

Государство, отклоняясь от принципа верховенства закона, равенства всех перед законом и судом само порождает негативные проявления (случаи). А без-думное провозглашение принципа справедливости или политической целесооб-разности рискует стать мощным идеологическим и эмоциональным обоснованием практики таких самосудов. Повернуть ситуацию вспять (в правовые рамки) будет крайне трудно, если вообще возможно.

В связи с этим, сегодня, полностью подлежит модернизации, рассматривае-мый организационно-правовой механизм, пронизанный целиком и полностью, как впрочем, общество и государство, «общественными хроническими болезнями» (коррупция, терроризм, бюрократизм и т. д.).

Цикличность процесса развития государства и общества детерминирует и цикличный характер модернизации организационно-правового механизма. Дан-ный фактор предопределяет необходимость учета особенностей, ошибок и про-блем прошлых и (в пределах возможного) будущих циклов и своеобразие связей между ними. К тому же, чтобы обеспечить эффективность и динамизм его функ-ционирования, необходимо учитывать характерные черты и особенности очеред-ной стадии глобализации.

Ныне действующий организационно-правовой механизм в границах кон-кретного цикла функционирует в соответствии с принципами правового государ-ства, сочетания централизации и децентрализации, подтверждая способность аде-кватно и оперативно реагировать на противодействия, продуцируемые противо-речиями в общественных отношениях, а также в самом механизме с целью дос-

1 См.: Злобин Н. Как распределить несправедливость // Российская газета. 2013. 7 авгу-ста.

230

тижения оптимального результата. Эта оптимальность, по словам В.Д. Зорькина, должна определяться «применительно к состоянию между идеальным правовым принципом и ныне сложившейся очень непростой реальностью»1. К сожалению, очень не простая реальность в сфере обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина продолжает сохраняться. Главными причинами являются «низкая эффективность государственной власти и коррупция»,  отметил Прези-дент РФ В.В. Путин2. Вместе с тем, достичь результатов в борьбе с этим главным врагом модернизации так и не получилось, хотя количество выявленных преступ-лений коррупционной направленности сократилось. Если в первом полугодии 2012 г. их было зарегистрировано – 34049, то в первом полугодии 2013 г. цифра уменьшилась – 29501. Организационно-правовой механизм, который неоднократ-но предполагалось, применяя инновационные технологии и передовые методы, оградить от влияния этого негативного явления и трансформировать в более эф-фективный и менее коррумпированный, на деле не удалось. «Без качественного современного государственного управления, без высокой персональной ответст-венности тех, кто этим занимается,  подчеркнул Президент РФ,  мы не решим задач, стоящих перед обществом и страной». «Ключевыми для новой модели го-сударственного управления должны стать следующие принципы: ориентация ра-боты всех звеньев государственного механизма и уровней власти на измеримый, прозрачный и понятный для общества результат работы и повсеместное внедре-ние новых форм и методов контроля. Главным критерием оценки эффективности власти, предоставляющей услуги гражданам, а также учреждений социальной сферы должно стать общественное мнение, мнение самих граждан …»3.

Как отмечал еще в начале XX в. С.Л. Франк: «единственной основой всяко-го политического и социального порядка, как единственным и последним двига-телем всякого социального прогресса и переворота, выдвигается общественное мнение как совокупность господствующих в народе верований, стремлений»4.

Именно «ключевые аспекты свободы общественного мнения, указывает С.А. Авакьян, связаны со свободой личности, приоритетом прав и свобод челове-

1 Зорькин В.Д. Современный мир, право и Конституция. М., 2010. С. 6-7.

2 Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 декабря 2012 г. // Российская газета. 2012. 13 декабря.

3 Там же.

4 Франк С.Л. Политика и идеи // Полярная звезда. 1905. № 1. С. 26.

231

ка и гражданина, ценностями демократического, гражданского общества, главны-ми направлениями развития российской государственности»1.

Как видится, для достижения положительного результата в этом направле-нии необходим комплекс мер организационного, правового, финансового и т. д. характера. В частности, нужно планомерно ужесточать наказание за преступления коррупционной направленности. Ответственность за совершение подобного рода деяний необходимо приравнять к измене Родине. Требуется ратифицировать ст. 20 Конвенции ООН против коррупции2, которая признает незаконное обога-щение публичного должностного лица преступлением. Наказанием за данное про-тивоправное деяние должна стать конфискация имущества. Более того, необхо-димо установить запрет для данной категории лиц пожизненно занимать должно-сти на государственной и муниципальной службе и уголовную ответственность за предоставление недостоверных сведений о своих доходах, об имуществе и обяза-тельствах имущественного характера, а также сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовер-шеннолетних детей. Одновременно нужно предусмотреть стимулирование граж-дан и публичных должностных лиц за предоставление информации о коррупци-онных преступлениях, например, в виде определенного процента от конфиско-ванных незаконных средств. Кроме того, для таких заявителей необходимо разра-ботать действенный механизм их защиты. Немаловажным направлением является просветительская работа в средствах массовой информации, направленная на формирование в общественном сознании граждан положительного образа «заяви-теля о коррупции» и искоренение понятий криминальной среды, таких как: «сту-кач» и «доносчик». Еще одним действенным инструментом противодействия кор-рупции является повышение прозрачности антикоррупционных процедур, по-средством, например, проведения регулярных публичных слушаний по наиболее резонансным коррупционным делам.

1 Авакьян С.А. Свобода общественного мнения и конституционно-правовые гарантии ее осуществления // Вестник Московского университета. Сер. 11. «Право». 2012. № 6. С. 3.

2 Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции (Принята в г. Нью-Йорке 31 октября 2003 г. Резолюцией 58/4 на 51-ом пленарном заседании 58-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) // Собрание законодательства РФ. 2006. № 26. Ст. 2780; О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции: фе-деральный закон от 8 марта 2006 г. № 40-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2006. № 12. Ст. 1231.

232

Многое из сказанного вроде бы известно. Однако, уроки прошлого и вызо-вы современной стадии глобализации уже давно выдвинули многочисленные проблемы, решение которых предопределяет необходимость комплексного подхо-да, т. е. преодоление какого-то из них не представляется возможным без системно-го воздействия на все другие, находящиеся в системной связи с первой. Усилия, направленные, например, на локализацию коррупции, противостояние экстремиз-му, терроризму, требуют, по крайней мере, нейтрализации всех других негатив-ных явлений. В этом и состоит сложность осуществления модернизации организа-ционно-правового механизма. Кроме этого существуют и другие причины.

Главной из них является отсутствие общей концепции (модели, стратегии, программы), продуманной экономически, просчитанной социально и обеспечен-ной должными усилиями властей всех направлений и уровней. Необходима кон-центрация усилий юристов, экономистов, социологов, политиков и т. д.

Второй причиной является отсутствие методик, технологий организации и осуществления охраны и защиты конституционных прав и свобод человека и гра-жданина.

Третьей причиной является недопонимание каждым гражданином важности самозащиты своих прав, свобод и законных интересов. Еще сорок лет назад Ю.К. Осипов, совершенно оправданно отстаивал точку зрения, согласно которой защита субъективных прав, свобод и интересов граждан возможна не только по-средством применения норм права уполномоченными на то органами, но и допус-тима в форме непосредственной самозащиты индивидом своих прав и свобод1. Самозащита во всех своих проявлениях есть правовая конституционная гарантия осуществления права на защиту, закрепленная в ч. 2 ст. 45 Конституции РФ. Во всех случаях это односторонние действия управомоченного лица, направленные на защиту своих прав, свобод и законных интересов, которые осуществляются без обращения за помощью в государственные органы. Данные действия признаются всеми отраслями права правомерными.

Юридическую основу самозащиты помимо Конституции РФ составляют также отраслевые нормы: о самозащите гражданских прав (ст. 14 ГК РФ), о само-защите трудовых прав (ст. 379 ТК РФ), о необходимой обороне (ст. 37 УК РФ и

1 Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел. Свердловск. 1973. С. 95.

233

ст. 1066 ГК РФ), о крайней необходимости (ст. 39 УК РФ, ст. 1067 ГК РФ и ст. 2.7 КоАП РФ).

Целью правового института самозащиты прав является безопасность лично-сти, а также выработка и совершенствование организационно-правового меха-низма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина1.

Поэтому исследование правового регулирования самозащиты прав и свобод является особенно актуальным для России, как с теоретической, так и с практиче-ской точки зрения.

Четвертой причиной является во многом декларативный характер самой Конституции Российской Федерации: права и свободы человека и гражданина, га-рантии их защиты в ней провозглашены, человек, его права и свободы признаны высшей ценностью, но организационно-правовой механизм обеспечения этих прав и свобод ни в самой Конституции РФ, ни в принятых на ее основе других нормативных правовых актах существенным образом не определен.

Пятая причина. Согласно ч. 2 ст. 15 Конституции РФ «Органы государст-венной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и зако-ны», однако принцип ответственности за их неисполнение не только не закреп-лен, но и не назван. И не случайно большинство чиновников не несут ответствен-ности за нарушение прав и свобод человека и гражданина, которые в соответст-вии с Конституцией РФ должны быть главным ориентиром их деятельности.

Шестая причина. Деятельность многих государственных органов, призван-ных осуществлять меры по обеспечению законности, охране и защите прав и сво-бод человека и гражданина, по-прежнему во многих случаях без видимых причин остается закрытой и бесконтрольной, а иногда искусственно создается видимость прозрачности их деятельности. Вместе с тем демократическое государство невоз-можно без действенных гарантий правомерности и справедливости в работе госу-дарственного аппарата, в том числе и без открытого контроля, не только со сто-

1 См.: Горбачева С.В. Самозащита прав по российскому законодательству: дис. ... канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2005. С. 12; Веретенникова С.Н. Меры самозащиты в российском гражданском праве: дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004. С. 11; Ка-закова Е.Б. Актуальные вопросы самозащиты // Юридическая газета. 2011. № 6. С. 16; Хачатурян Ю. Использование права на самозащиту трудовых прав в соответствии со ст. 142 ТК РФ: теория и практика // Трудовое право. 2010. № 4. С. 5-22; Ситдикова Л.Б., Сахарова Ю.В. Способы самозащиты гражданских прав заемщиков в договоре по-требительского кредитования // Юридический мир. 2010. № 4. С. 18-20.

234

роны самого государства, но и общественности. Еще В.И. Ленин, обосновывая принцип «самодержавия народа», писал: «… Вся верховная власть в государстве должна принадлежать представителям народа, выбранным и сменяемым в любое время народом и составляющим одно народное собрание, одну палату»1. В этой формуле обращают на себя внимание два аспекта, имеющих важное значение для сущностной характеристики суверенитета народа: принадлежность всей власти в государстве народу и ответственность носителей этой власти перед народом.

Здесь заслуживает особого внимания мнение В.В. Путина, который в своей статье «Россия сосредотачивается – вызовы, на которые мы должны ответить» за-тронул наиболее актуальные вопросы для каждого жителя России. В частности, дальнейшее развитие страны он рассматривает через призму взаимоотношений людей и участия их в политических и экономических процессах. Неоднократно Владимир Владимирович делает акцент на том, что именно средний класс являет-ся сегодня опорой страны. И этот средний класс – совершенно новый, образован-ный, активный и способный анализировать. Власть, в свою очередь, должна быть более открытой народу, каждый гражданин России может и должен обсуждать процессы, происходящие в стране, вносить свои предложения. Это один из ярких примеров диалога власти и народа2.

Из приведенной позиции В.В. Путина, определяющей характер взаимоот-ношений личности и государства, следует, что обусловленная правом гражданина участвовать в предоставленных законом пределах в принятии и реализации реше-ний, затрагивающих его интересы, и контроле за их исполнением возможность вступать в диалог с субъектами, осуществляющими функции публичной власти, в целях отстаивания как индивидуального (частного), так и публичного интереса, связанного с поддержанием и обеспечением законности и конституционного пра-вопорядка, является неотъемлемой характеристикой нормативного содержания конституционных основ взаимоотношений человека с обществом и государством и элементом конституционных гарантий охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина всеми не противоречащими закону средствами. Кроме того, она представляет собой одно из необходимых и важных правомочий комплексного

1 Ленин В.И. Материалы по пересмотру партийной системы // Ленин В.И. Полное собра-ние сочинений. Изд. 5-е. Т. 32. М.: Политиздат, 1969. С. 153.

2 Путин В.В. Россия сосредотачивается – вызовы, на которые мы должны ответить // Из-вестия. 2012. 16 января.

235

права на участие в управлении делами государства и местном самоуправлении (ч. 1 ст. 32; ч. 1 ст. 130 Конституции РФ) в демократическом обществе, что выте-кает из положений Конституции Российской Федерации, согласно которым носи-телем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ; народ осуществляет свою власть непо-средственно, а также через органы государственной власти и органы местного са-моуправления (ч.ч. 1 и 2 ст. 3 Конституции РФ).

Седьмая причина – это низкий уровень правосознания и правовой культуры граждан России, многие из которых слабо осведомлены даже о тех правах, свобо-дах и способах их защиты, которые провозглашены Конституцией РФ. Как обос-нованно отмечает И. Пахомов: «К сожалению, наши граждане не всегда имеют достаточную информацию о своих правах и свободах и нередко становятся жерт-вами мошенничества и произвола чиновников. Повышение правовой культуры граждан, в т. ч. и представителей всех уровней власти, тем более актуально в ны-нешней ситуации, когда государство выделяет огромные средства на повышение качества социальных услуг населению»1.

Совершенно правильно пишет Р.С. Мулукаев: «жизнь, повседневная прак-тика с жесткой неумолимостью показали, чтобы управлять государством, нужны профессиональные знания, необходим соответствующий опыт»2.

Сегодня в России в деятельности органов государственной власти и управ-ления все еще отсутствует уважение к человеку, его правам и свободам. Это свя-зано, в первую очередь, с происходившей долгие годы, деформацией правосозна-ния. Глубоко утвердившееся пренебрежение к правам и свободам создают слож-ную ситуацию незащищенности индивида. В связи с этим первостепенной зада-чей всех образовательных учреждений России должно стать обучение культуре прав человека, способам их охраны и защиты, которое должно распространяться на всех без исключения людей, проживающих на территории страны.

Преодоление этой ситуации зависит, прежде всего, от знания, от обучения знаниям о правах и свободах человека и гражданина, как о важнейшем элементе современной и, в частности, правовой, культуры. Эти знания ставят в качестве главной цели не только воспитание людей, привитие позитивных представлений о

1 См.: Пахомов И. Юристы выходят в народ // Российская газета. 2007. 15 марта.

2 Мулукаев Р.С. Советское государство: опыт истории // Труды Академии управления МВД России. 2008. № 3 (7). С. 110.

236

правах человека как необходимом условии его свободы и равенства, но и созда-ние совершенного гражданского общества и правового государства, где права и свободы человека и гражданина, действительно, являются высшей ценностью.

В советской учебной и научной литературе существовала недооценка, а то и полное игнорирование прав и свобод человека и гражданина. В частности, в учеб-никах по теории государства и права отсутствовали разделы или главы, посвя-щенные правам и свободам человека и гражданина, правовому статусу личности, ее взаимоотношениям с государством. Причем конституционные права рассмат-ривались как предпосылка правоотношений, элемент правосубъектности, т. е. ис-ключалось прямое действие конституционных норм, закрепляющих права и сво-боды. Права человека «растворялись» в правах гражданина. Вопросы междуна-родно-правовых средств защиты прав человека были представлены в учебной ли-тературе по международному праву в связи с деятельностью Организации Объе-диненных Наций, причем излагались они абстрагировано от реальности советско-го периода в сфере прав и свобод человека и гражданина1.

Можно сказать, что такой подход деформировал всю структуру правовых знаний о ключевой проблеме юридической науки, подчеркивал только патернали-стский характер государства по отношению к человеку и гражданину, концентри-ровал внимание только на формально-юридической стороне его субъективных прав и свобод. Для нескольких поколений советских юристов, сотрудников и ру-ководителей государственных органов, в том числе служб и подразделений орга-нов внутренних дел, получивших высшее и среднее образование в то время, поня-тие прав человека как сферы его свободы, как ограничителя безмерных властных притязаний государства, как универсального фактора, обеспечивающего равенст-во и справедливость общественных отношений, автономию индивида, не сущест-вовало. Подобные деформации и пробелы в правовом образовании не преодолены полностью и сегодня2.

Между тем, как свидетельствует практика, большинство современных кон-фликтов в мире происходят под лозунгами защиты прав человека (Ирак, Ливия, Сирия, Египет, Афганистан, Украина и др.). Международное сообщество, в свою

1 См.: Права человека. Учебник для вузов / Отв. ред. член-корр. РАН, доктор юридиче-ских наук Е.А. Лукашева. М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА•М), 2001. С. 7.

2 Там же. С. 8-9.

237

очередь, имеет право вмешиваться во внутренние дела тех государств, где имеют место массовые нарушения прав человека. Это говорит о том, что проблема защи-ты прав человека имеет не только внутригосударственный характер. В этой связи на международном уровне встал вопрос об образовании в сфере прав и свобод че-ловека и гражданина, которое согласно п. «а» ч. 2 ст. 2 Декларации ООН об обра-зовании и подготовке в области прав человека, принятой Генеральной Ассамбле-ей ООН 19 декабря 2011 г., включает в себя обеспечение знания и понимания норм и принципов прав человека, лежащих в их основе ценностей и механизмов их защиты1.

Восьмая причина. Начавшаяся в 1991 г. судебная реформа, обозначившая начало формирования новой парадигмы государственной власти в Российской Федерации, осуществляемой на основе разделения на законодательную, исполни-тельную и судебную, по различным обстоятельствам, до сих пор не завершена. Одной из причин является антиномия «демократия – авторитаризм». Речь идет о том, что государственная власть всегда представляла собой симбиоз демократич-ности и авторитарности. Все дело в мере и необходимости авторитаризма. И лю-бые крайности здесь опасны. В России всегда были, есть и, как видится, что еще долго будут приверженцы государственного авторитаризма2.

Приведем один лишь пример: «Ранее нужно было думать о демократии, а теперь нужно просто спасать страну, – и это не должно восприниматься как нон-сенс, – авторитарными методами. Погоня за демократией, попытка реформиро-вать нашу жизнь по евро-американским стандартам – пустая трата времени и сил, более того вредная политическая затея»3.

Проявление демократии в процессе участия граждан государства в приня-тии правовых решений и контроле за их исполнением реально. Но, если сущест-вование демократических основ ставится в зависимость от соответствующих ин-

1 См.: Декларация Организации Объединенных Наций об образовании и подготовке в области прав человека (Принята Генеральной Ассамблеей ООН 19 декабря 2011 г. A/RES/66/137) [Электронный ресурс] // Официальный сайт Организации Объединенных наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/instruments/docs_ru.asp (дата обращения: 4 февраля 2014 г.).

2 См.: Баранов В.М. Принцип демократизации современного российского правотворче-ства: сущность, ценность, технико-юридические проблемы реализации // Юридическая техника. 2014. № 8. С. 27.

3 Гущин В. Какое политическое будущее ждет Россию? // Литературная газета. 2012. № 40. 10-16 октября.

238

ститутов (демократических), то важно установить отсутствующие либо слабо-функционирующие на данный момент структуры, которые выступают индикато-ром демократизма. Например, сложно признать распространенной и тем более эффективной практику принятия альтернативных решений по социально-значимым проблемам.

Демократизация деятельности государственной власти должна быть такой, чтобы исключить возможность кому-либо обвинять государство в асоциальности (наступлении вредных последствий при общей верной демократической направ-ленности деятельности).

Названные причины далеко не единственные и не означают, что в России проблемой охраны и защиты прав и свобод граждан не занимаются. В России с каждым годом появляется все больше нормативных актов из серии правозащит-ного законодательства; возникают правозащитные организации; создаются цен-тры правовой защиты и помощи; издается популярная юридическая литература; значительное число юристов-ученых и практиков стремятся внести свой вклад в правозащитную деятельность, охрану и защиту конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Подводя итоги вышеизложенному, важно отметить, что для более успешно-го решения задач по охране и защите прав и свобод человека и гражданина необ-ходимы не только соответствующие меры по улучшению качества законодатель-ства в этой сфере, совершенствованию деятельности исполнительной и судебной власти, органов местного самоуправления, но и повышению активности самих граждан по осуществлению конституционного положения о том, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными зако-нами (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ).

Реализация на практике охраны и защиты прав и свобод человека и гражда-нина – длительный и постепенный процесс преобразований всего нашего общест-ва. Однако постепенность этого процесса не умаляет насущной необходимости создания комплексного организационно-правового механизма обеспечения кон-ституционных прав и свобод человека и гражданина, сочетающего в себе эконо-мические, политические, юридические, административные и иные средства и по-зволяющего исключить или, в конечном итоге, минимизировать случаи наруше-ния прав и свобод человека и гражданина, либо прибегнуть к процедуре их вос-становления, если они все же нарушены. В этом суть и квинтэссенция понимания

239

конституционной обязанности государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина.

Таким образом, можно сказать, что, во-первых, модернизация организаци-онно-правового механизма, хотя и носит сложный характер, но далеко не транс-цендентна, во-вторых, комплексный подход к модернизации организационно-правового механизма является наиболее обоснованным и эффективным в услови-ях массового нарушения конституционных прав и свобод, и, в-третьих, важными остаются выбор главного направления и определение приоритетов в системе ре-шаемых проблем. Становятся трансцендентными факторы устойчивости и дина-мичного саморазвития усовершенствованной системы. Только устойчивая система социального управления способна снимать проблемы, подкрепленные междуна-родными «корнями» (например, коррупция, терроризм, экологические проблемы и др.) Устойчивое развитие общества и его социальных систем  это вопрос способ-ности продвигаться в будущее, однако это  проблема уже не будущего, а сего-дняшнего дня. Модернизация и устойчивое развитие  весьма взаимосвязанные понятия. Следует согласиться с теми учеными, которые утверждают, что устой-чивое развитие ожидает своего более пристального исследования1.

Отсутствие элементарного представления о том, что такое есть организаци-онно-правовой механизм, а также программы, системного проекта модернизации, научно обоснованной доктринальной концепции превратило его в имитацию ме-ханизма с виртуальной окраской.

В такой ситуации усилия по осуществлению модернизации приобрели ха-рактер реконструкции отдельных звеньев данного механизма. В немалой степени этим объясняются имевшие место бесконечные нарушения конституционных прав и свобод человека и гражданина, трагические события и т. д.

Здесь требуются кардинальные изменения и новации. У нас просто нет вре-мени «40 лет, как Моисей, водить народ по пустыне»,  отметил В.В. Путин2. По-этому и решения должны быть реформаторскими, а не либерально-

1 См.: Макуев Р.Х. Проблемы модернизации системы социального управления Россий-ской Федерации // Государство и право. 2013. № 1. С. 5-12; Круглый стол: обсуждение книги «Философия права» // Государство и право. 2011. № 11. С. 27-28.

2 Путин В.В. Мы не можем 40 лет, как Моисей, водить народ по пустыне // Комсомоль-ская правда. 2011. 27 июля.

240

мечтательными. Иначе не выйти из состояния, когда вроде бы политическая ста-бильность и не равна застою, но и что-то все-таки не то.

Сегодня, как видится, перспективным направлением является переход к стратегическому планированию, включающему разработку программ, прогнозов обеспечения прав и свобод человека и гражданина, их методическое обеспечение. Именно стратегическое планирование, как представляется, должно обеспечить стабильное и поступательное развитие организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина на долго-срочную перспективу. Оно должно включать в себя комплекс мер по достижению высокого уровня безопасности, социальной стабильности и качества жизни насе-ления. К приоритетным направлениям следует отнести не только совершенство-вание деятельности субъектов, вовлеченных в сферу охраны и защиты прав и сво-бод человека и гражданина, но и борьбу с коррупцией и бюрократизмом, повы-шение правосознания, расширение взаимодействия государства и институтов гражданского общества и т. д.

Кроме этого, учитывая важность и необходимость стратегического плани-рования в указанной сфере, видится целесообразным внести изменения и допол-нения в Федеральный закон от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом пла-нировании в Российской Федерации» и статью 15 Федерального конституционно-го закона от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам чело-века в Российской Федерации»1.

Проведенное исследование показало, что для России модернизация органи-зационно-правового механизма не безнадежна. С шумерских времен государства сталкиваются с кризисными ситуациями и не всегда их преодолевали «малой кро-вью». В современных условиях перехода отношений в иную плоскость, от жизни «по понятиям» к жизни «по закону», ухода с позиций олигархического правления на первое место выдвигается человек, который, заручившись поддержкой испы-танного временем тандема «В.В. Путин – Д.А. Медведев», несомненно, способен изменить ситуацию, придав модернизации новый импульс. Настало время именно радикальных преобразований в интересах общественной, государственной, на-

1 См.: Приложение № 1. Проект федерального закона «О внесении изменений в отдель-ные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законо-дательства о стратегическом планировании».

241

циональной, экономической, экологической и любой другой безопасности, а так-же нравственного климата будущих поколений.

Как представляется, отечественные ученые различных отраслей права и практики своими совместными усилиями способны разработать концептуальную программу – «Стратегию развития организационно-правового механизма обеспе-чения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Фе-дерации до 2030 года», предусматривающую поэтапное создание качественно но-вого организационно-правового механизма. При этом эта концепция (модель) должна предотвратить случаи бесконечной модернизации динамично развиваю-щегося организационно-правового механизма. Ее критерием должна быть не только способность решать многочисленные проблемы, но и не допускать их по-явление.

Речь в данном случае идет о так называемом коллективном интеллекте  одном из важнейших цивилизационных понятий1. Ведь сама цивилизация не мог-ла бы возникнуть вне развития этого феномена. Известно, что коллективный ин-теллект появляется одновременно со становлением индивидуальных интеллектов при условии наличия обмена информацией между ними. Мозг отдельно взятого человека прекратил развиваться еще со времен верхнего палеолита или мезолита. Вместе с тем быстрыми темпами происходит развитие коллективного интеллекта, особенно в XXI в., когда средства обмена информацией качественно усовершен-ствовались. Скорость этого процесса особенно резко возросла в последние годы с появлением персональных компьютеров (в т. ч. планшетного типа), интернета, электронной почты и т. д2.

Давно подмечено, что в сознании почти всех «революционеров» и «рефор-маторов» быстрый крах старого (общественного и экономического строя) являет-ся своеобразной гарантией будущего. Но правы обычно те, кто считает, что ко-ренные преобразования это вовсе не начало новой жизни, а конец старой.

Первоначальные надежды и оптимизм сменяются осознанием всех трудно-стей и противоречий переходных процессов. Практика преобразований требует постоянной оценки ситуации с целью уточнения стратегии модернизации, разра-

1 Моисеев Н.Н. XXI век – век свершений // Политические исследования. 1993. № 4. С. 157.

2 Жарова А.К. Интернет, глобализация и международное право // Общественные науки и современность. 2004. № 6. С. 97-104.

242

ботки государственной политики и программ деятельности властных структур, определения приоритетов развития.

Представляется, что модернизация организационно-правового механизма должна пройти несколько этапов развития. В течение первой фазы, деструкции, происходит разрушение («ломка») старого механизма и начинают формироваться новые структурные элементы механизма. Общий пересмотр правозащитных ин-ститутов завершается попыткой заново создать организационно-правовой меха-низм. Последствия такого развития часто бывают разные и фрагментарные.

На следующем этапе, который можно назвать процессом консолидации, возрастает политическая стабильность. Это позволяет применять системный под-ход к разработке экономических, социальных, правовых и др. основ механизма. И хотя процесс институционального строительства еще не завершен, появляется возможность перехода от «ударных» методов к разработке и реализации более конкретной политики. Названная политическая стабильность способствует разра-ботке среднесрочных программ и приводит к третьему этапу – модификации. Для него характерен пересмотр институциональных преобразований и поиск опти-мальной модели функционирования механизма.

Четвертым этапом модернизации, который частично перекликается с пред-шествующим, является фаза адаптации к условиям современной действительно-сти.

Думается, перечисленные этапы (деструкции, консолидации, модификации и адаптации) следует воспринимать, как условные аналитические модели для ис-следования. Более того, их последовательность может не иметь указанной «логи-ки», временной непрерывности и одинакового содержания. В каждом отдельном случае все будут зависеть от множества обстоятельств (экономических, матери-альных, правовых, социальных и т. д.)1.

Итак, отметим некоторые направления (пути) модернизации организацион-но-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина, способствующие, в том числе, предотвращению его дивергенции.

1. Необходимо противостоять деградации социальной жизни, воздейство-вать на общество так, чтобы оно не превращалось в своеобразную криминальную структуру. И только при переломе общественных неблагоприятных тенденций мы

1 Развиток эфективности i професiоналiзму у державнiй службi. К.: УАДУ, 2000. С. 22.

243

можем рассчитывать на уменьшение разрыва между правовым идеалом и нашей действительностью1.

2. Каждому человеку и гражданину должна быть обеспечена возможность пользоваться всеми основными правами и свободами. Государство же, в свою очередь, обязано гарантировать реальное осуществление этих прав и свобод все-ми доступными ему средствами.

3. Гарантированность прав и свобод человека и гражданина представляет собой своеобразный внешний механизм ограничения власти, которая всегда стре-мится к расширению и усилению своего присутствия во всех сферах человеческой жизни. В этой связи необходимо создавать новые и совершенствовать уже суще-ствующие механизмы правового характера против злоупотребления властью.

4. Сегодня в функции многих органов, учреждений, организаций как меж-дународных, так и внутригосударственных входит обеспечение прав и свобод че-ловека и гражданина. Эту функцию они обязаны осуществлять как по собствен-ной инициативе, так и по требованию человека и гражданина, который наделен правом самостоятельно осуществлять охрану и защиту своих прав и свобод.

Наделение тех или иных «субъектов» соответствующей компетенцией вовсе не означает, что права и свободы как бы автоматически претворяются в жизнь. Для этого необходимо предусмотренное Конституцией РФ и иными нормативны-ми правовыми актами функционирование всех правоохранительных и правоза-щитных систем и в первую очередь государственных, а также социальная актив-ность самих граждан и их объединений.

Таким образом, использование системного подхода к исследованию осо-бенностей организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях всеобщей модернизации позво-ляет сделать следующие выводы:

Во-первых, элементы организационно-правового механизма, указанные выше (см. параграф 2.1.), их содержание, характер взаимосвязи, соотношение по мере интенсификации модернизационных процессов не могут рассматриваться в качестве постоянных величин. Непрерывное развитие, совершенствование госу-дарства, гражданского общества, каждого в отдельности взятого человека и граж-

1 Зорькин В.Д. В хаосе нет морали. Смута основана на лжи. И рождает ложь. Этим она отличается от позитивных революций // Российская газета. 2012. 11 декабря.

244

данина всегда будут выступать в качестве факторов, обусловливающих структур-ную организацию, рассматриваемого механизма.

Во-вторых, каждый из элементов структуры организационно-правового ме-ханизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина ха-рактеризуется наличием прямых и обратных связей, проявлением взаимных пере-ходов из одного качественного состояния в другое. Это обусловлено системно-стью процессов модернизации и целью организационно-правового механизма – создания оптимальных политических, экономических, социальных, духовных, правовых и иных условий для наиболее полного пользования человеком и граж-данином социальными благами (эффективного обеспечения прав и свобод), вы-ступающей по отношению к данному механизму системообразующим и центро-стремительным началом. Эта цель является с одной стороны комплексной катего-рией и основой организационно-правового механизма, а с другой находит кон-кретное воплощение в каждом из ее элементов. Это обстоятельство подчеркивает сложный, целостный, многосторонний и многоуровневый характер рассматри-ваемого механизма.

Представляется, что любой системный проект, а модернизация должна рас-сматриваться именно таковым, сопряжен с определенными социальными рисками и издержками. Важно обратить внимание и на то, что модернизация нередко тол-куется в связи с негативными процессами и явлениями, которые она способна по-рождать, как процесс радикального реформирования. По мнению авторов «Рос-сийской социологической энциклопедии», модернизация сопряжена с усилением бюрократизма, ослаблением традиционных ценностей (морали, семьи религии и др.), ростом индивидуализма1. В данных условиях слаженно функционирующий организационно-правовой механизм обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина обретает характер своего рода «страховочного троса», «буфера», предотвращая угрозы мирному, поступательному развитию человече-ства.

1 Российская социологическая энциклопедия / Под ред. Г.В. Осипова. М., 1998. С. 552-553.

245

<< | >>
Источник: КИРИЧЁК ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. МОСКВА –2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.6. Проблемы и перспективы модернизации организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации:

  1. § 3 Обеспечение уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина нормами Особенной части уголовного закона.
  2. § 4 Опыт уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина по законодательству Германии
  3. 3.5. Правовое положение личности в Российской Федерации и проблемы реального обеспечения прав и свобод человека и гражданина
  4. КИРИЧЁК ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. МОСКВА –2014, 2014
  5. О Г Л А В Л Е Н И Е
  6. 1.2. Современные подходы в исследовании сущности конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях модернизации правовой системы России
  7. 1.4. Герменевтика организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  8. ГЛАВА 2. СУЩНОСТЬ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
  9. 2.1. Понятие, признаки и структура организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  10. 2.2. Федеральные органы государственной власти в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  11. 2.3. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина
  12. 2.4. Органы местного самоуправления в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  13. 2.5. Международно-правовые средства обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях интеграции России в мировое сообщество
  14. 2.6. Проблемы и перспективы модернизации организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  15. ГЛАВА 3. ПОЛИЦИЯ В ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОМ МЕХАНИЗМЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -