§ 3 Участие в международных торговых отношениях объединений, созданных на основе «региональных торговых соглашений»

Одной из форм участия государства в международных торговых отношениях является создание региональных торговых объединений, которые, по мнению И.Г. Дудко, служат основой для глобализации таких отношений.
Организации, подобные Европейскому Союзу и МЕРКОСУР, отмечает он, принимают на себя ряд функций международных субъектов, диктующих правила поведения суверенным государствам.173

В современных условиях процесс объединения национальных экономик в единое экономическое пространство образует явление, получившее название торговой интеграции. Однако такое объединение в разных регионах идет с разной скоростью. Происходит так называемая «регионализация», которая наиболее ярко проявляется в деятельности ВТО. По мнению Е. Прэга, к 2020 году три четверти членов ВТО будут участниками «региональных торговых соглашений». В этом случае доля мирового экспорта в рамках региональных

251

образований, которая в настоящее время составляет 45 %, возрастет до 70 %. По данным ВТО на ближайшую перспективу, к 2007 г. в мире будет насчиты-

'уе'у

ваться более 300 региональных интеграционных объединений.

Анализируя реализацию идеи АСЕАНо-Китайской зоны свободной торговли, которая основана на Соглашении о свободной торговле (ACFTA) 2002 г., представитель современной китайской школы международного права проф. Конг утверждает, что ее создание поможет облегчить достаточно суровый, ограничивающий государственный суверенитет режим ВТО для государств с традиционно схожими торговыми политиками.174

Создание региональных торговых объединений имеет как сторонников, так и противников. Последние утверждают, что их участники получают большие торговые преференции, нежели третьи страны. Кроме того, по их мнению, создание региональных торговых объединений ведет к возникновению конкуренции между ними, а значит, и к международной напряженности.175 Сторонники процессов торговой регионализации убеждены в обратном. С позиции В.Кларка, «региональные торговые соглашения - это вехи на пути к процессу интеграции в мировую экономику». Добавим, что торговая интеграция и регионализация, которая имеет свои особенности и формы проявления, является объективной реальностью.

С точки зрения проф. В.М. Шумилова, в международных торговых отношениях интеграция может проявляться в следующих формах: 1) зона свободной торговли; 2) таможенный союз; 3) общий рынок; 4) платежный союз;

5) валютный союз; 6) экономический союз; 7) единое экономическое пространст-

™176

во.

Еще одной формой интеграции является преференциальная торговая зона, представляющая собой наиболее упрощенную форму торговой интеграции, в которой предполагается снижение количества различных ограничений в торговле, но не их полная или «почти полная» отмена, как это имеет место в зоне свободной торговли.

Целесообразно отдельно рассмотреть преференциальную торговую зону, принимая во внимание то, что в «праве ВТО» выделяются лишь две самые распространенные формы торговой интеграции: зоны свободной торговли и таможенные союзы, а «преференциальные торговые зоны» отождествляются с зонами свободной торговли.

Правовой базой торговой интеграции являются международные договоры, которые принято именовать «региональными торговыми соглашениями» (regional trade agreements, RTA). Наряду с термином «региональные торговые соглашения» в международно-правовой и экономической литературе можно встретить термины «преференциальные торговые соглашения» (preferential trade agreements, РТА) и «соглашения о создании зоны свободной торговли» (free trade agreements, FTA). На основе анализа «права ВТО» проф. Д. Чакраборти делает вывод, что термины «преференциальные торговые

258

соглашения» и «региональные торговые соглашения» являются синонимами. Ученые Багвати и Джагдиш отмечают, что, в отличие от «соглашений о создании зоны свободной торговли», которые призваны обеспечить либерализацию торговли, «преференциальные торговые соглашения» направлены против глобализации и либерализации международных торговых отношений.177 Иной точки зрения придерживается исследователь проблем международных торговых отношений П. Пол, полагающий, что категория «региональное торговое соглашение» является родовой по отношению к категории «преференциальное торговое соглашение» и «соглашение о создании зоны свободной торговли».178Считаем, что последняя точка зрения является предпочтительной, хотя и нуждается в некоторых уточнениях. На наш взгляд, под общим термином «региональные торговые соглашения» следует объединить: «преференциальные торговые соглашения»; соглашения о создании зоны свободной торговли; соглашения о создании таможенного союза; соглашения о создании общего рынка; соглашения о создании экономического союза; и, наконец, соглашения о создании единого экономического пространства.

При этом совсем необязательно, чтобы каждая форма торговой интеграции оформлялась отдельным соглашением. Возможны случаи, когда государства предусматривают несколько этапов торговой интеграции в одном региональ- ном торговом соглашении. Важно также отметить, что далеко не все из существующих в мире преференциальных торговых соглашений носят исключительно региональный характер. Однако, как отмечает американский ученый Р.Д. Лудема, «нерегиональный характер» таких соглашений - это скорее исключение, чем правило. Примером такого исключения может быть соглашение Котону 2000 г., заключенное в г. Котону (Бенин) 23 июня 2000 г. сроком на 20 лет между Европейскими Сообществами (далее ЕС) и странами Африканского, Карибского и Тихоокеанского региона и заменившее собой известную Конвенцию Ломе 1975 г. Сохраняя отдельные правовые положения предшествующей Конвенции Ломе 1975 г., данное Соглашение устанавливает рамки торгово- экономического сотрудничества по отдельным направлениям торговли. В ст. 40 Соглашения установлено, что стороны должны придерживаться тех преференций в торговле, которые согласованы ими на уровне ВТО, полная отмена ограничений в торговле им не предусмотрена, что не позволяет рассматривать его как соглашение, оформляющее более высокую степень экономической интеграции.

В качестве примера двустороннего «преференциального торгового соглашения» можно привести соглашение 2003 г. между Индией и Афганистаном, которое было заключено с целью внести вклад в глобальные процессы

262

либерализации торговли путем ограничения тарифов (ст. 1). В соглашении лишь заложена, но не реализована идея либерализации тарифов. Но даже при реализации этой идеи будет достигнута только первая ступень торговой интеграции, сделан лишь первый шаг к устранению барьеров в торговле.

Другим примером интеграции на основе «преференциальных торговых соглашений» может служить Центрально-американский общий рынок (ЦАОР), созданный на основе Генерального соглашения о Центральноамериканской

Л/1

экономической интеграции от 13 декабря 1960 г.

Второй ступенью экономической интеграции является создание зон свободной торговли между государствами с целью устранения тарифов, квот и преференций в отношении большинства товаров (в широком смысле), торговля которыми происходит между этими странами. Как правило, соглашения о зонах свободной торговли заключаются между странами, которые пока не достигли единого уровня экономического развития. Согласованные такими соглашениями торговые льготы и преимущества действуют во взаимоотношениях государств-участников.

Определение зоны свободной торговли содержится в глоссарии Совета таможенного сотрудничества (ныне Всемирная Таможенная Организация): это сущность, созданная таможенными территориями какой-либо ассоциации государств, которая имеет в своей основной фазе следующие характеристики: отмена таможенной пошлины на товары, происходящие из какой либо страны внутри зоны; каждое государство сохраняет свой таможенный тариф и свое таможенное законодательство; предусмотрена отмена ограничительных регламентирующих мер по отношению к торговым обменам в границах зоны.179

В рекомендациях Совета таможенного сотрудничества от 6 июля 1993 г. определено, чтобы все члены ООН использовали «как легальные» термины указанного глоссария.180

Определение зоны свободной торговли встречается и в тексте ст. XXIV ГАТТ 1947 г.: под зоной свободной торговли в ней понимается группа из двух или более таможенных территорий, в которых отменены пошлины и другие ограничительные меры регулирования торговли для практически всей торговли между составляющими территориями в отношении товаров, происходящих из этих территорий.

Таким образом, как и «преференциальные торговые соглашения», соглашения о зоне свободной торговли могут быть многосторонними и двусторонними.

Примерами многосторонних соглашений о свободной торговле являются Соглашение о Зоне свободной торговли АСЕАН (АФТА), Центрально- Европейское Соглашение о свободной торговле (ЦЕФТА), Соглашение НАФТА, Соглашение Агадир между Марокко, Тунисом, Египтом и Иорданией, Южно-Азиатское соглашение о свободной торговле (САФТА), Соглашение Grupo de Los Tres Группы трех (G-3), Соглашение о свободной торговле

Транс-Тихоокеанского Стратегического Экономического партнерства (Р4,

266

SEP), Соглашение о создании зоны свободной торговли (Москва, 15 апреля 1994 г.) и другие.

К примеру, заключив соглашение о создании зоны свободной торговли 15 апреля 1994 г. в Москве, отдельные государства-участники СНГ предполагали реализовать первую ступень экономической интеграции государств- участников СНГ - создать зону свободной торговли. В соответствии с соглашением, задачами, которые подлежало решить при создании зоны свободной торговли, являлись: отмена таможенных пошлин, налогов, сборов и количественных ограничений в торговле; устранение иных препятствий для свободного движения товаров и услуг; создание эффективной системы взаимных расчетов и платежей по торговым и другим операциям; сотрудничество в проведении торгово-экономической политики для достижения целей настоящего соглашения в области промышленности, сельского хозяйства, транспорта, финансов, инвестиций, социальной сферы и др., а также гармонизация и / или унификация законодательства Договаривающихся Сторон в той мере, в какой это необходимо для надлежащего и эффективного функционирования зоны свободной торговли.

Примером двусторонних соглашений о зонах свободной торговли может служить Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь «О свободной торговле» (Москва, 13 ноября 1992 г.), в ст. 1 которого содержится следующее положение: «Договаривающиеся Стороны не применяют таможенные пошлины, налоги и сборы, имеющие эквивалентное действие на экспорт и (или) импорт товаров, проис- ходящих из таможенной территории одной из Договаривающихся Сторон и предназначенных для таможенной территории другой Договаривающейся Стороны. Исключения из данного торгового режима по согласованной номенклатуре товаров оформляются отдельным Протоколом или Соглашением, являющимися неотъемлемой частью Соглашения».181

Соглашения о создании зон свободной торговли знаменуют собой вторую ступень торговой интеграции, договариваясь о достижении которой государства, как правило, предусматривают особую цель торговой интеграции - создание таможенного союза.

Таможенный союз является третьей стадией экономической интеграции; это зона свободной торговли с «единым внешним тарифом» (таможенными пошлинами, квотами и иными нетарифными барьерами) в отношении товара, происходящего из любой третьей страны. В статье XXIV ГАТТ 1947 под таможенным союзом понимается замена двух или нескольких таможенных территорий одной таможенной территорией таким образом, что: (I) пошлины и другие ограничительные меры регулирования торговли отменяются в отношении практически всей торговли между составляющими территориями союза, или, по крайней мере, в отношении практически всей торговли товарами, происходящими из этих территорий, и (II) пошлины и другие меры регулирования торговли применяются каждым членом союза по отношению к торговле с территориями, не включенными в союз.

Более емкое определение содержится в упомянутом выше глоссарии Совета Таможенного Сотрудничества: таможенный союз-сущность, создаваемая одной таможенной территорией, заменяющей две или несколько таможенных территорий и имеющей в последней фазе следующие характеристики: общий внешний таможенный тариф и общее или согласованное таможенное законодательство для применения этого тарифа; отсутствие взимания таможенных пошлин и приравненных к ним сборов при обменах между странами, обра- зующими таможенный союз, товарами, полностью происходящими из этих стран, или товарами из третьих стран, по которым были выполнены формальности, связанные с импортом, и были взысканы либо гарантированы таможенные пошлины и приравненные к ним сборы, которые не были полностью или

частично возвращены; устранение ограничительных регламентирующих мер в

268

отношении обменов внутри таможенного союза.

Таможенными союзами являются Южно-Африканский таможенный союз, созданный на основе Соглашения о таможенном союзе между Южной Африкой, Ботсваной, Лесото, Намибией и Свазилендом от 11 декабря 1969 г.; Совет сотрудничества государств Персидского залива, МЕРКОСУР, Таможенный Союз ЕС и Турции, Таможенные союзы ЕС с Андоррой и Сан-Марино, Союз Швейцарии и Лихтенштейна, таможенный союз, создаваемый на основе Соглашений о таможенном союзе между РФ и республикой Беларусь (Минск, 6 января 1995 г.) и соглашения «О таможенном союзе» (Москва, 20 января 1995 г.) и другие.

Характеризуя создание таможенного союза в рамках СНГ, проф. К.К. Сандровский отмечает, что «даже осторожный оптимизм относительно перспектив таможенного союза в СНГ маловероятен, по крайней мере, на ближайшие 20-30 лет, если учесть, что даже между основателями таможенного

270

союза Беларусью и Россией он во многом еще не работает в полной мере».

Следует, однако, отметить наличие положительных тенденций торговой интеграции на постсоветском пространстве. Так, сегодня происходит формирование таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), которое было создано 23 мая 2000 г. в Минске с участием РФ в качестве международной экономической организации. Согласно недавнему заявлению официального представителя МИД А. Яковенко, в рамках ЕврАзЭС «уже сейчас действует зона свободной торговли и создается таможенный союз».182

Комментируя перспективы создания таможенного союза в рамках ЕврАзЭС в 2006 году, министр экономического развития и торговли РФ Г. Греф заявил: «Единый экономический союз будет пока из тех стран, которые готовы подпи-

272

сать все документы. В дальнейшем он будет носить открытый характер».

По мнению проф. Н.А. Ушакова, таможенный союз является специальным субъектом международного права в сфере торгово-экономических отношений.183 Такой вывод ученый подкрепляет анализом торговой политики таможенного союза ЕС.

Не представляется возможным согласиться с таким мнением, поскольку таможенный союз образуется на базе международной организации, и не может являться самостоятельным субъектом международного права. Не вполне удачным примером таможенного союза является Европейский Союз, который на сегодняшний день «представляет собой сложное региональное интеграционное образование, выходящее за рамки традиционной международной организации».184 Европейский Союз - является экономическим и валютным союзом, что рассматривается некоторыми учеными как «самая высокая ступень экономической интеграции».

Как отмечает А. Эл Агра, экономический союз - это общий рынок, дополненный унификацией платежной системы и совместной налоговой и ва- лютно-финансовой политикой участников союза.185 Общий же рынок - это не только таможенный союз, но и объединение, предполагающее свободное передвижение через территории стран капиталов и рабочей силы.

Такую форму торговой интеграции государств как общий рынок и экономический союз мы полагаем возможным рассмотреть на примере Европейского Союза.

В соответствии со ст. 22 Амстердамского Договора условия Таможенного союза распространяются на весь товарообмен и предполагают отмену всех импортных и экспортных пошлин и сборов, а также установление единого таможенного тарифа в торговых отношениях с третьими государствами на основе дифференцированного режима импорта в зависимости от страны происхождения товара. В соответствии с п. с ст. 3 Договора, граждане любого государства Европейского Союза могут свободно пересекать внутренние межгосударственные границы Союза без каких-либо ограничений, а также учреждать хозяйственные общества или вести индивидуальную предпринимательскую деятельность в соответствии с национальным законодательством государства- нахождения. Ст. 57 предусмотрен запрет на установление каких-либо ограничений на пути капиталов внутри Европейского Союза и в отношении с третьими странами. Ст. 2 Договора о Европейском Союзе предусмотрено, что первой целью Союза является «содействие экономическому и социальному прогрессу... путем создания экономического и валютного союза, в конечном счете включающего введение единой валюты». Этой же статьей предусмотрено, что своих целей ЕС должен достичь путем «учреждения общего рынка и экономического и валютного союза». В рамках экономического союза должна проводится единая экономическая и торговая политика, валютный же союз предполагает единую валютную политику, которая основывается на единой денежной единице - евро.186

Степень торговой интеграции, достигнутая Европейским Союзом, весьма высока, но он продолжает развиваться на пути к высшей форме торговой интеграции - единому экономическому пространству, предполагающему создание единых органов, координирующих и реализующих торгово-экономическую политику ЕС от имени всех суверенных государств, объединенных в ЕС. Создание единого экономического пространства может стать возможным с принятием Конституции Европейского Союза, в соответствии с которой Европейский Союз будет наделен международной правосубъектностью.

Но до вступления в силу Конституции Европейского Союза его страны- члены действуют в международных торговых отношениях через Европейское Сообщество, наделенное ими так называемыми наднациональными полномочиями в сфере международной торговли. При этом ЕС реализует эти правомочия, обладая достаточной степенью автономности и независимости. Важно заметить, и на это обратил внимание Экономический суд СНГ в своем Консультативном заключении по запросу исполнительного секретариата СНГ, что понятие «наднациональность» не определено в международно-правовых актах. В то же время данная особенность характеризует лишь его полномочия и, соот-

97Я

ветственно, не является определяющей для субъекта международного права. Тем не менее, либерализация торговли достигается значительно более эффективно при участии правосубъектных организаций с наднациональными полномочиями, поскольку такие организации имеют возможность принимать обязательные решения, нормы «прямого действия» в рамках своей компетенции, определенной региональным торговым соглашением. Если у организации нет наднациональных полномочий, то акты такой организации, принятые во исполнение международного соглашения, требуют одобрения и согласования на уровне государств-членов, что предполагает значительные затраты времени и поиск политических компромиссов.

Приведем конкретный пример. В 1998 году между МЕРКОСУР и Андской группой было заключено Рамочное Соглашение о создании соглашения о свободной торговле между «региональными организациями». Одним из этапов либерализации торговли между МЕРКОСУР и Андской Группой должно было стать согласование тарифов на взаимной основе по каждому товару.

Такое соглашение так и не было достигнуто по причине того, что МЕРКОСУР не обладает наднациональными полномочиями, и каждое такое согласование требовало принятия решений и юридических актов самими государствами-членами МЕРКОСУР.187

Наднациональные полномочия ЕС позволяют ему представлять интересы государств-членов в международных торговых отношениях. Иными словами, Сообщество может самостоятельно и от своего имени заключать международные торговые соглашения и формировать торговую политику.

Однако существуют вопросы, инициатива принятия решений по которым не отнесена к исключительной компетенции ЕС и остается за государствами-членами. Но и в этом случае государства-члены ЕС могут передать часть своих суверенных прав интеграционному образованию. На практике, как правило, это реализуется посредством издания одностороннего акта государством, либо путем включения в международное соглашение так называемой «оговорки РЭИО» (REIO clause)188, то есть оговорки о региональных экономических интеграционных организациях (РЭИО). Суть этой оговорки состоит в том, что государства наделяют РЭИО компетенцией по вопросам соглашения.

Согласно позиции Европейского Суда Справедливости (далее Суд ЕС), сформулированной в решении от 15 Ноября 1994 г., Европейское Сообщество имеет исключительную компетенцию заключать многосторонние соглашения по вопросам торговли товарами, что вытекает из ст. 113 Соглашения о Европейском Союзе. Вопросы заключения ГАТС и ТРИПС относятся к совместной компетенции Сообщества и государств-членов.

Это решение представляет особый интерес для разграничения компетенции ЕС и государств-членов ЕС в сфере международной торговли в рамках современного этапа региональной интеграции в Европе. Сторонами в рассматриваемом споре были Европейская Комиссия, как представитель интересов ЕС, и государства-члены ЕС, а сам спор возник накануне подписания соглашений ВТО. Комиссия была убеждена, что любые вопросы международной торговли в силу наднационального характера полномочий ЕС должны относиться к исклю- чительной компетенции Сообщества, которое имеет прерогативу на подписание Соглашения «пакета ВТО» от имени всех государств-членов. В силу ст. 113 Договора о Европейском Союзе вопросы международной торговли товарами были отнесены Судом ЕС к исключительной компетенции ЕС как вопросы общей торговой политики в рамках ЕС. Что же касается торговли услугами, то, по мнению Суда, регулирование услуг, которые связаны с пересечением границы физическими лицами в силу ст. 3 Договора о Европейском Союзе и которые рассматриваются обособленно в ст.ст. 48, 52 и 59 Договора о Европейском Союзе, относится к компетенции государств-членов Европейского Союза. То же касается и транспортных услуг, ст. 75 Договора о Европейском Союзе.

По мнению суда, вопросы интеллектуальной собственности, безусловно, затрагивают торговлю, но не относятся исключительно к международной торговле. Под действие ст. 113 Договора о Европейском Союзе подпадают лишь вопросы, связанные с торговлей контрафактными товарами. В этом случае положения ст. 113 могут применяться представителями таможенных властей ЕС.

Таким образом, создав экономический и валютный союз на базе ЕС, государства не делегировали этому интеграционному объединению решение всех вопросов их сферы международной торговли. Как справедливо отмечает к.ю.н. Е.А. Юртаева, «даже при делегировании своих полномочий межгосударственным интеграционным объединениям, государства, сохраняя суверенитет, руководствуются национальными интересами».189

Анализ региональной торговой интеграции приводит к выводу, что любое государство в составе региональной организации, как и сама правосубъектная организация, стремится к высшей степени экономической интеграции. Так, в 1999 году члены Андской Группы пришли к соглашению о создании к 2005 году общего рынка по аналогии с ЕС. Это соглашение предполагает модернизацию существующего Таможенного Союза и полную либерализацию торговли: свободную торговлю товарами и услугами, свободное движение ка- питала и свободу передвижения людей. Статьей 7 Договора о Таможенном союзе и Едином Экономическом пространстве (Москва, 26 февраля 1999 г.) предусмотрено поэтапное формирование Единого экономического пространства: от Таможенного союза к Единому экономическому пространству.

В соответствии с официальной позицией МИД РФ «формирующееся Россией, Белоруссией, Казахстаном и Украиной Единое экономическое пространство может стать «локомотивом» интеграционных процессов на пространстве СНГ». По мнению официального представителя МИД РФ д.ю.н. Александра Яковенко, «при разработке данной модели сотрудничества учитывался опыт как СНГ, так и ЕС, что призвано на деле обеспечить взаимодополняемость интеграционных усилий в различных регионах Европы и фор-

285

мирование более однородного общеевропейского пространства».

Хотя идеи единого экономического пространства пока не воплощены в жизнь, в XXI веке государства будут стремится к этой последней ступени экономической интеграции, в основе которой лежит идея полной либерализации международной торговли.

Государства, формирующие интеграционные торговые объединения, как правило, являются в то же время членами ВТО. В этой связи возникают вопросы о соответствии создания и функционирования таких объединений нормам «права Всемирной торговой организации».

Согласно высказыванию заместителя директора Торгового подразделения Организации Американских Государств Шерри М. Стефенсона, по самой своей природе региональные торговые соглашения двустороннего и многостороннего характера призваны способствовать большей степени либерализации международной торговли, нежели, к примеру, Соглашения ВТО.

Это объясняется двумя факторами. Во-первых, государства-участники Соглашений ВТО договорились, что все региональные торговые соглашения должны способствовать либерализации торговли в большей степени, чем Соглашения ВТО.190

Во-вторых, участники региональных соглашений, будучи связанными общими историческими корнями и преследуя схожие торговые интересы, имеют гораздо больше возможностей прийти к консенсусу по значительному числу сложных вопросов.

Таким образом, возможность создания интеграционных объединений предусмотрена «правом ВТО». Анализ «права ВТО» позволяет выделить обязательные критерии, которым должны соответствовать региональные торговые соглашения, они обязаны: 1) облегчать существенную часть торговли с другими государствами-членами ВТО; 2) воздерживаться от установления дополнительных ограничений по отношению к государствам, которые не являются участниками объединения; 3) предусматривать достижение свободной торговли в регионе в ограниченные сроки, как правило, не превышающие 10 лет.191

В идеале интеграционные объединения должны строиться по модели «открытого регионализма». В отличие от «закрытого регионализма», «открытый регионализм» предполагает либерализацию торговли товарами и услугами, свободное движение рабочей силы и капитала и гармонизацию национальных политик в области международной торговли, соответствие Соглашениям ВТО.

Корейский проф. международного права Вон-Мог Чой в качестве модели «открытого регионализма» приводит АТЭС.192 С ним согласен Ф. Бергстен, ко- торый утверждает, что сам принцип «открытого регионализма» появился в связи с созданием АТЭС в 1989г.193

Несмотря на то, что в «праве ВТО» содержатся нормы, определяющие принципы создания и функционирования интеграционных торговых объединений, эти нормы содержат не совсем точные положения, которые ведут порой к злоупотреблению государствами и интеграционными торговыми объединениями своими правами и препятствуют торговой интеграции по модели «открытого регионализма». Так, к примеру, в ч. 8 ст. XXIV ГАТТ 1947 при определении таможенного союза использована оценочная категория: пошлины и другие ограничительные меры регулирования торговли отменяются в отношении практически всей торговли между составляющими территориями союза, или, по крайней мере, в отношении практически всей торговли товарами, происходящими из этих территорий. По мнению проф. Чакраборти, при наличии таких двусмысленно сформулированных правовых норм «члены торговых блоков имеют возможность вести протекционистскую политику».194

Двойной смысл некоторых положений «права ВТО» влечет возникновение правовых коллизий, которые могут повлечь создание и деятельность отдельных региональных торговых объединений, несоответствующих «праву ВТО» и нарушающих фундаментальный принцип предоставления РНБ.

Режим наибольшего благоприятствования, предоставленный членом ВТО товару, происходящему из государства, которое не имеет статуса члена этой организации, распространяется на всех членов ВТО в силу принципа предоставления РНБ.195 Исключение из принципа предоставления РНБ предусмотрено для случаев образования таможенных союзов или зон свободной торговли, которые должны создаваться в соответствии с «правом ВТО».

Однако в п. 5 ст. XXIV ГАТТ предусмотрено, что «положения настоящего Соглашения не препятствуют образованию территориями договаривающихся сторон таможенного союза или зоны свободной торговли, или принятию временного соглашения, необходимого для образования таможенного союза или зоны свободной торговли». Ст. V ГАТС позволяет «членам участвовать в или заключать какое-либо соглашение, направленное на либерализацию торговли услугами между сторонами или среди сторон такого соглашения...». Разница в тексте ГАТТ и ГАТС очевидна. В первом случае речь идет о региональных торговых блоках, которые образуются государствами-членами ВТО. В случае с ГАТС государство-член ВТО может участвовать или заключать соглашение с государствами, которые могут и не быть членами ВТО.

Иными словами, государство не может предоставлять преференциальный режим третьим странам в отношении торговли товарами при участии в региональном торговом соглашении, это повлечет за собой нарушение принципа предоставления РНБ и, соответственно, международную ответственность государства.

В отличие от ГАТТ и ГАТС, ТРИПС вообще не содержит нормы, которая оправдывала бы исключение из принципа предоставления РНБ. Таким образом, создание региональных торговых объединений с участием члена ВТО, в рамках которых предоставляется больший объем защиты прав интеллектуальной собственности, будет находиться в противоречии с правом ВТО. При этом не важно, будут ли участвовать в таких соглашениях только члены ВТО, или члены ВТО вместе с третьими государствами. В то же время снижение уровня защиты прав интеллектуальной собственности в региональном блоке может привести к нарушению норм международного права лишь в случае, когда такое сокращение происходит между государствами-членами ВТО.196

Еще одной особенностью является широкое применение в международном торговом праве так называемой «уполномочивающей оговорки» (Enabling Clause), которая была введена в оборот на основе Решения, являющегося од- ним из четырех соглашений, заключенных в рамках Токио-раунда: Решения о дифференцированном и более благоприятном обращении, взаимности и полном участии развивающихся стран.197

В этом документе (п. 1) закреплено, что государства-участники могут предоставить более благоприятный режим развивающимся странам без учета принципа предоставления РНБ. В нем также определен закрытый перечень случаев, на которые распространяется «уполномочивающая оговорка». Один из них - глобальные и региональные инициативы развивающихся стран- членов (less developed contracting parties) по либерализации торговли (п. 2, с).

Иными словами, государство не может использовать «уполномочивающую оговорку» для оправдания отступления от принципа предоставления РНБ, если оно предоставляет преференции в рамках регионального соглашения развивающимся странам, которые не являются членами ВТО.

Совсем другой вывод можно сделать в отношении так называемых наименее развитых стран (least developed countries). Их перечень, как и перечень развивающихся стран, не закреплен в «праве ВТО», однако он существует в рамках ЮНКТАД (ООН) и принимается во внимании органами ВТО при принятии решений. На 2006г. в мире насчитывается 50 наименее развитых стран,

295

32 из которых являются полноценными членами ВТО. При отсутствии легальных критериев практически любой член ВТО может провозгласить себя развивающейся страной. Проф. П.А. Мессерлин подвергает критике возмож-

296

ность такого «самонаделения статусом развивающейся страны». Он особо подчеркивает, что сегодня более чем треть развивающихся стран-членов ВТО имеют ВВП в несколько раз больше, чем у «беднейших государств ЕС».

Согласно п. 2, d Соглашения, преференциальный режим распространяется на все наименее развитые страны вне зависимости от их участия в ВТО. Та- ким образом, при заключении регионального торгового соглашения с участием наименее развитых стран, которые не являются членами ВТО, государства- члены могут предоставлять им преференциальный режим, не нарушая при этом норм международного торгового права.

На основании изложенного следует прийти к выводу, что «право ВТО» характеризуется сложностью заложенных в нем правовых конструкций. Для того чтобы не стать субъектом международной ответственности за правонарушение, государство должно уметь эффективно использовать эти инструменты. Актуально это и для России, которая, пока не вступив в ВТО, является участницей целого ряда региональных торговых соглашений, которые она намерена развивать. Может возникнуть ситуация, когда РФ станет членом ВТО раньше, чем другие участники существующих региональных соглашений. Это может повлечь правовые коллизии норм этих соглашений с «правом ВТО». Примером может служить ЕврАзЭС, «законодательство» которого не в полной мере соответствует «праву ВТО». Как известно, ЕврАзЭС создавался в качестве международной организации, «наделенной функциями, связанными со вступлением в ВТО, формированием таможенных границ и единой внешне-

298

экономической политики». Российская Федерация, также как и другие государства-члены ЕврАзЭС, намерена в ближайшем будущем стать членом ВТО. Стороны Договора об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) (Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, РФ, Республика Таджикистан и Республика Узбекистан) заключили этот договор, «осознавая необходимость координации подходов при интеграции в мировую экономику и международную торговую систему» (см. преамбулу). Несмотря на то, что страны-члены ЕврАзЭС признают стандарты ВТО и стремятся привести свои системы права в соответствие с «правом ВТО», нормы применения технических, санитарных и фитосанитарных мер в торговле в рамках ЕврАзЭС не соответствуют «праву ВТО».

В государствах-членах ЕврАзЭС вопрос применения технических, медицинских, фармацевтических, санитарных, ветеринарных, фитосанитарных и экологических стандартов регламентирован Соглашением о единых мерах нетарифного регулирования при формировании Таможенного союза от 22 октября 1997 г., Протоколом о едином порядке применения технических медицинских, фармацевтических, санитарных, ветеринарных, фитосанитарных и экологических стандартов, норм, правил и требований в отношении товаров, ввозимых в государства-участники соглашений о Таможенном союзе. Все эти документы построены без учета важных принципов, определенных Соглашением «пакета ВТО» о санитарных и Фитосанитарных Стандартах (СФС). По мнению Межпарламентской Ассамблеи ЕврАзЭС, в них не учитывается степень риска, и не предусматривается так называемый «выборочный контроль», предусмотренный соглашениями ВТО.198

В «праве ВТО» существуют универсальные механизмы, позволяющие избегать правовых коллизий, в частности в случае создания региональных торговых объединений. Такие механизмы заложены в п. 10 ст. XXIV ГАТТ и ст. XXV ГАТТ.

Так, п. 10 ст. XXIV ГАТТ предусмотрено, что члены ВТО могут большинством в две трети одобрить предложения, которые не полностью соответствуют требованиям пунктов с 5 по 9 включительно, при условии, что такие предложения ведут к образованию таможенного союза или зоны свободной торговли в смысле настоящей статьи. Согласно п. 5 ст. XXV (т.н. «waiver») «в исключительных обстоятельствах, не предусмотренных нигде в настоящем Соглашении, члены могут освободить договаривающуюся сторону от обязательства, определенного настоящим Соглашением; при условии, что любое такое решение одобряется большинством в две трети голосов, и что такое большинство составляет более половины договаривающихся сторон».

Для преодоления такого высокого порога голосов и применения этих механизмов на практике государства должны действовать сообща. Региональная торговая интеграция и взаимовыгодное сотрудничество между региональными объединениями призваны содействовать эффективной реализации правовых механизмов, предусмотренных международным торговым правом.

Государства создают региональные интеграционные объединения не только чтобы развивать международные торговые отношения и участвовать в них, но и в целях эффективного развития внешней политики и предотвращения угрозы миру.

Эта идея проводится в трудах ряда ученых. Так, на основе анализа отношений 30 пар государств в период с 1958 по 1967 г., С.В. Полачек сделал вывод, что более высокий уровень торговли ослабляет конфликты.199

Марк Газиоровски отмечает, что развитие международных торговых отношений между США и СССР в период с 1967 по 1975 гг. способствовало ослаблению напряженности в отношениях между США и СССР. Аналогичные выводы содержатся и в более поздних исследованиях ученых.200

С созданием АСЕАН произошло смягчение развития политических конфликтов в Южной Азии. После создания МЕРКОСУР снизилась напряженность в так называемом Южном Конусе (общее название стран юга Южной Америки: Аргентины, Бразилии, Парагвая, Уругвая и Чили). Следует также отметить отсутствие серьезных политических конфликтов в Европейском Союзе.

В завершении анализа региональных торговых объединений следует привести высказывание ученого Колумбийского Университета Германа Кри- мера: «Чтобы набрать силу, необходимую для достойной конкуренции на международном уровне, соседние страны должны прежде всего построить торговые отношения друг с другом».201 Российская Федерация не имеет значитель- ного опыта участия в региональных торговых объединения, однако даже при вступлении в ВТО она должна будет усилить процессы сотрудничества в рамках региональных торговых объединений. Достигшие успеха члены ВТО, как правило, не действуют поодиночке. Как справедливо подмечает бывшая глава Секретариата Апелляционного Органа ВТО Дебра П. Стегер, «члены ВТО действуют как части группировок или блоков, таких, как, например, АСЕАН, которые совместно работают в целях выработки общих позиций по большинству вопросов международной торговли. Кроме того, некоторые государства фактически взаимодействуют между собой, образуя альянсы вне рамок формальных объединений».202

Сближение государств бывшего СССР в рамках ЕврАзЭС и реализация его идей может также способствовать предотвращению возможных политических конфликтов между этими странами.

Подводя итог, следует прийти к выводу о наличии значительной специфики субъектов МТП и участников МТО. Но этот вывод пока не позволяет четко определить место МТП в системе общего международного права. Специфичность субъектов должна рассматриваться в системе с другими критериями отраслевого членения МПП.

<< | >>
Источник: Дедусенко, Антон Сергеевич. Международное торговое право / Диссертация / Ростов н/Д. 2007

Еще по теме § 3 Участие в международных торговых отношениях объединений, созданных на основе «региональных торговых соглашений»:

  1. § 3. Международно-правовое регулирование вооруженных конфликтов. Гуманитарное право
  2. § 4. Сравнительно-исторический анализ создания и правового регулирования предпринимательских объединений
  3. § 1. Общая характеристика нормативно-правовой основы создания, деятельности и ликвидации финансово- промышленных групп
  4. 2.3. «Мягкое право» и международные организации
  5. § 1 Правосубъектность государств в международных торговых отношениях
  6. § 2 Правовой статус международных организаций и других участников международных торговых отношений
  7. § 3 Участие в международных торговых отношениях объединений, созданных на основе «региональных торговых соглашений»
  8. 1.1. Международная интеграция, ее формы и современные тенденции. Особенности субрегиональной интеграции
  9. 1.3. Исторический опыт правового регулирования организационных форм корпоративных отношений в Российской Федерации
  10. § 2. Арбитражное соглашение: форма и оценка действительности
  11. 5. Международное правовое регулирование биржевого срочного рынка
  12. Тема 13. ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ И ПРИНЦИПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРАВА
  13. § 2. Развитие механизмов и процедур мирного урегулирования международных споров как путь совершенствования международного правопорядка
  14. Участие Организация исламского сотрудничества (ОИС) и государств-членов в международной космической деятельности
  15. §2. Международно-правовые средства борьбы с ННН рыбным промыслом
  16. Правосубъектность участников международных природоресурсных отношений
  17. § 2.1. Становление судебных механизмов интеграционных объединений в период 1950-1960-х гг. до 1990-х гг.
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -