§ 2. Процессуальное значение заключения третейского соглашения

В современное российское законодательство о третейском суде включены нормы, закрепляющие общепризнанные принципы третейского разбирательства, гарантирующие в том числе исполнимость третейского соглашения и в значительной мере обеспечивающих жизнеспособность института третейского суда как основанного на третейском соглашении.

Это принципы: "компетенции-компетенции" и "автономности" третейского соглашения (оговорки).

1. Принципы "компетенции-компетенции" и автономности третейского соглашения (оговорки)

Принцип "компетенции-компетенции"*(359) означает право третейского суда после возбуждения и в ходе третейского разбирательства решать вопрос о наличии у него компетенции без обращения к государственному суду, который осуществляет "последующий" контроль в отношении такого решения в установленных законом пределах и порядке на стадиях производства по делам об отмене (исполнении) решения третейского суда.

Автономность третейского соглашения (третейской оговорки) - положение, наделяющее в силу закона третейский суд компетенцией рассматривать и разрешать вопрос о действительности третейского соглашения отдельно (автономно) от вопроса о действительности договора, в который это соглашение (оговорка) включено или к которому оно относится. Законодательное закрепление принципа автономности третейского соглашения оговорки является основанием для разрешения третейским судом спора, возникшего из признанного им недействительным договора, при условии, что основание недействительности договора не является одновременно основанием недействительности оговорки.

На содержание принятых в последние годы национальных законов о третейском суде в части регламентации принципа "компетенции-компетенции" оказало содержание ст. 16 Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном торговом арбитраже".*(360)

Это делает обоснованным толкование и применение закрепленных в российских законах принципов с учетом приводимых ниже исходных положений Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном торговом арбитраже" и информации об их эволюции:

1) оформляющие принципы "компетенции-компетенции" и "автономности арбитражной (третейской) оговорки" нормы имеют императивный характер, т.е. не предоставляют сторонам права договариваться об исключении либо об ограничении полномочий третейского суда решать вопрос о наличии у него компетенции "рассматривать переданный на его разрешение спор". Такое решение не позволяет стороне уклоняться от участия в третейском разбирательстве, просто заявив возражение об отсутствии у третейских судей компетенции рассматривать этот спор;

2) состав третейских судей может рассмотреть вопрос о наличии у него компетенции как по инициативе стороны третейского разбирательства, так и по собственной инициативе, пределы которой полагаются ограниченными:

- теми же основаниями, по которым государственный суд мог ех officio отменить решение третейского суда или отказать в его исполнении;

- проверкой соблюдения императивных норм закона, например устанавливающих требования к форме заключения третейского соглашения;

3) "сначала и прежде всего сами арбитры (третейские судьи) должны принимать решение относительно своей компетенции при условии последующего судебного контроля"*(361);

4) судебный контроль в отношении решения третейского суда о наличии у него компетенции допускается в пределах, определенных в статьях об отмене (исполнении) решений третейского суда (ст. 16, 34-36 Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже"; разд. VII и VIII Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации")*(362);

5) реализация принципа "компетенции-компетенции" обеспечивается и законодательным закреплением в значительной мере связанного с ним принципа автономности арбитражного соглашения, позволяющего третейскому суду:

- рассматривать вопрос о действительности третейского соглашения отдельно от вопросов о совершении (заключении) или о действительности основного договора;

- сохранять компетенцию рассматривать спор из признаваемого недействительным основного договора*(363).

Именно для этой цели под автономностью арбитражного соглашения (оговорки) принято понимать его независимость от остальных условий содержащего его (основного) договора. Принцип автономности арбитражной оговорки в рассматриваемом контексте трактуется как означающий, что "судьба арбитражного соглашения отделена от судьбы основного договора", в который это соглашение включено или к которому оно относится.*(364)

Таким образом, принцип автономности третейской оговорки справедлив:

- когда, в случае "признания недействительным основного договора (контракта), соглашение сохраняет свою юридическую силу"*(365);

- если третейское соглашение (оговорка) признается незаключенным как составляющее часть незаключенного договора*(366).

Во втором случае третейские судьи рассматривают возражение об отсутствии у них компетенции в связи с тем, что содержащий третейскую оговорку договор "никогда не существовал", устанавливают обоснованность заявленного возражения в отношении договора и применяют основания сделанного вывода к третейской оговорке.

Это "поражает" оговорку, и третейские судьи должны признать, что они не обладают компетенцией*(367).

Поскольку на практике может вызывать затруднение разграничение двух названных случаев проявления принципа автономности третейской оговорки, далее приведены примеры, являющиеся "визитными карточками" каждого из них.

В качестве хрестоматийного примера применения принципа "автономности арбитражной оговорки" как означающего независимость такой оговорки от "судьбы" основного содержащего такую оговорку контракта и в отечественной, и в зарубежной литературе часто приводится дело по спору между внешнеэкономическим объединением "Союзнефтеэкспорт" и бермудской компанией "Джок Ойл".

В этом деле Внешнеторговая арбитражная комиссия признала, что арбитражное соглашение "является процессуальным*(368) договором, независимым от материально-правового договора, и что поэтому вопрос о действительности или недействительности этого договора не затрагивает соглашения", а последнее само по себе в данном случае юридически действительно"*(369). Предметом рассмотрения Внешнеторговой арбитражной комиссии было дело по иску внешнеэкономического объединения "Союзнефтеэкспорт" к фирме "Джок Ойл".

Ответчик ссылался на недействительность контракта.

Внешнеторговая арбитражная комиссия признала контракт недействительным с момента его подписания, но в то же время отклонила возражение ответчика в части, касающейся арбитражной оговорки, и разрешила спор по существу. Внешнеторговая арбитражная комиссия исходила из самостоятельности арбитражной оговорки. "Арбитражное соглашение, - указывалось в решении, - может быть признано недействительным лишь в том случае, если в нем будут обнаружены пороки воли (заблуждение, обман и др.), нарушения требования закона, относящиеся к содержанию и форме заключенного арбитражного соглашения. Таких обстоятельств, приводящих к недействительности арбитражного соглашения, нет, и ни одна из сторон не заявила о его недействительности, ссылаясь на такие обстоятельства"*(370).

Второй из рассматриваемых случаев становится более понятным на примере дела из практики МКАС*(371).

Состав арбитров пришел к выводу, что МКАС не обладает компетенцией рассматривать спор между российской организацией и иностранным ответчиком при следующих обстоятельствах. Состав арбитров признал незаключенным и не имеющим юридической силы содержавший арбитражное соглашение контракт, поскольку этот контракт не был подписан одной из сторон (ответчиком).

Подписавшее этот контракт от имени ответчика лицо никогда не являлось сотрудником фирмы-ответчика и не получало от ответчика полномочий на его подписание. "Поскольку контракт не считается подписанным ответчиком, арбитражное соглашение, предусмотренное этим контрактом, являющееся соответственно его частью, не может быть признано заключенным сторонами".

Во избежание трудностей в процессе правоприменения следует принимать во внимание 2 несущественных на первый взгляд различия в российских законах о третейском суде (международном коммерческом арбитраже).

Во-первых, в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" "третейский суд - постоянно действующий третейский суд или третейский суд, образованный для решения конкретного спора". Следовательно, пределы применения принципа "компетенции-компетенции" могут быть, по-видимому, расширены и применяться не только составом третейского суда, но и постоянно действующим третейским судом в лице председателя, его заместителей, иных лиц, наделенных таким правом в соответствии с правилами постоянно действующего третейского суда*(372).

Второе отличие состоит в указании не на "ничтожность", а на "недействительность" содержащего оговорку договора (ст. 17 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"). Вопрос о пределах в таких случаях правомочия третейского суда инициировать рассмотрение вопроса об отсутствии у него компетенции в отсутствие соответствующего заявления стороны третейского разбирательства следует решать ограничительно. Третейский суд вправе рассматривать по собственной инициативе вопрос о наличии (об отсутствии) у него компетенции только при установлении обстоятельств, указывающих на возможную ничтожность содержащего оговорку договора. Возложение на третейский суд аналогичной обязанности в отношении оспоримых сделок противоречило бы принципу диспозитивности третейского разбирательства, закрепленному в ст. 18 этого Федерального закона.

<< | >>
Источник: В. В. Ярков. Арбитражный процесс / Учебник. - 4-е изд., перераб. и доп. М.: Инфотропик Медиа. 880 с. 2010

Еще по теме § 2. Процессуальное значение заключения третейского соглашения:

  1. 2. Понятие соглашения о подсудности и проблемы его правового регулирования
  2. 3. Заключение соглашения о подсудности, его изменение и расторжение
  3. 3. Условия действительности соглашения о международной подсудности
  4. 1. Понятие и правовая природа третейского (арбитражного) соглашения
  5. 3. Сфера применения третейского соглашения
  6. 4. Проблемы правового регулирования третейских (арбитражных) соглашений
  7. 2.1. Виды договоров в примирительной процедуре. Соотношение понятий "примирительная процедура" и "мировое соглашение"
  8. 1. Понятие и правовая квалификация мирового соглашения 1.1. Соотношение понятий "мировая сделка" и "мировое соглашение"
  9. 1.3. Сущность мирового соглашения
  10. 1.5. Допустимость заключения мирового соглашения
  11. 2.3. Оформление мирового соглашения и утверждение его судом
  12. 3.1.4. Процессуально-правовые предпосылки
  13. § 1. Процессуальная правосубъектность иностранных лиц
  14. 3. Конституционность третейского разбирательства. Санкционирование третейского разбирательства
  15. § 4. Федеральные законы о третейском суде и о международном коммерческом арбитраже: принципиальные совпадения и принципиальные различия
  16. § 2. Процессуальное значение заключения третейского соглашения
  17. 4. Третейское соглашение как основание для исключения возможности рассмотрения спора в государственном суде
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -