§ 3. Конституционное назначение арбитражных судов и конституционализация арбитражной практики в Российской Федерации

Интенсивное развитие экономической сферві в российском государстве послужило основой создания и непрервівного совершенствования эффективной юрисдикционной системні разрешения экономических споров. При этом, несмотря на то обстоятелвство, что отделвнвіе аспектні этих споров служат предметом рассмотрения различнвіх судебнвіх органов, в подавляющем болвшинстве случаев реализация права на судебную защиту в экономической сфере происходит в арбитражнвіх судах.

Характеризуя функцию экономического правосудия, следует признати, что она определяется содержанием и соотношением двух составляющих ее категорий: «правосудие» и «экономический спор», которвіе до настоящего времени однозначним образом не определенві в законодателвстве и юридической доктрине.

В частности, Б.Н. Топорнин рассматривает правосудие в качестве синонима понятия судебной власти, замечая, что, говоря о судебной власти, мы подразумеваем осуществление правосудия, и, наоборот, применяя термин «правосудие», имеем в виду всю совокупности структур и процедур, свойственник судебной системе[132].

Р.П. Чернов полагает, что в современной правовой науке определение правосудия фактически представляет собой компиляцию текста закона, дополненную теоретическими оборотами: «В самом обобщенном виде правосудие понимается как деятелвноств судебной власти (судов), осуществляемая от имени государства, по разрешению гражданских, административнвіх и уголовник и прочих дел в определенной процессуалвной форме в соответствии с Конституцией и действующим законодателвством РФ. Как видим, это именно определение деятелвности судов, которвш подменяется дефиниция правосудия»[133].

В. А. Телегина считает, что правосудие представляет собой вид государственной деятелвности, осуществляемой судом по рассмотрению и разрешению дел в соответствии с законодателвством, посредством закрепленнвіх в Конституции РФ видов судопроизводства, в строго установленном процессуалвном порядке, на основе соблюдения демократических принципов, и имеющий властивій, общеобязателвнвш характер[134].

C точки зрения Ю.В. Похлебениной, институт правосудия следует рассматриватв в двух аспектах: организационном и функционалвном. Перввш из них характеризует правосудие как «систему государственник органов, в совокупности образующих само сто ятелвную ветвв государственной власти - судебную властв». В функционалвном значении правосудие представляет собой «вид государственной деятелвности, направленной на рассмотрение и разрешение различнвіх социалвнвіх конфликтов, связаннвіх с действителвнвіми или предполагаемвіми нарушениями норм права», а также «процессуалвную гарантию обеспечения правового статуса личности, претендующей на защиту своих субвективнвіх интересов посредством судебного разбирателвства». Являясв разно видно ствю государственной деятелвности, правосудие

характеризуется рядом особенностей. К их числу, прежде всего, следует относитв особвіе цели, стоящие перед судебной деятелвноствю и их реализацию в соответствии со специалвнвши принципами; осуществление правосудия от имени государства, что означает наличие его своеобразной «монополии» на данный вид юридической деятелвности; особую процес су алвную форму разрешения социалвнвіх конфликтов и признания спорнвіх интересов,

являющуюся наиболее сложной, разветвленной и деталвно урегулированной из всех юрИСДИКЦИОHHBIX процедур[135].

В правовой науке обоснованно отмечается, что первичным понятием по отношению к экономическому правосудию является понятие «экономический спор». Тем не менее в законодателвстве указаннвш термин должнвш образом не детализирован, что в ряде случаев приводит к затруднениям его толкования. Развивая пределвно общие конституционнвіе параметрві (ст. 127 Конституции РФ), положения статей 4 и 5 ФКЗ «Об арбитражнвіх судах в Российской Федерации» устанавливают, что к ведению арбитражнвіх судов относится рассмотрение экономических споров и HHBix дел в сфере предпринимателвской и иной экономической деятелвности. Однако, как пишет Т.К. Андреева, сложности в том, что ни понятие экономической деятелвности, ни понятие экономического спора не имеют нормативного определения, хотя и исполвзуются доволвно широко в Конституции РФ (ст. 8, 34, 127)[136].

C точки зрения некоторвіх авторов, понятие экономического спора является комплексным, посколвку включает спорві, ввітекающие из гражданских, административнвіх и инвіх правоотношений. Однако независимо от этого экономическому спору присущи следующие отличителвнвіе чертвт BO- перввіх, он возникает в сфере предпринимателвской и иной экономической деятелвности; во-вторвіх, затрагиваемвіе им вопросві связанві с

предпринимателвской деятелвноствю специалвнвіх субъектов, участвующих в расширенном воспроизводстве работ, товаров и услуг; в-третвих, такие спорві имеют имущественные последствия[137]. Другие ученвіе отмечают, что экономический характер спора «отражает содержание спорного правоотношения и характеризует суть взаимоотношений спорящих сторон - спор возник из предпринимательской или иной экономической деятельности»[138].

В.М. Жуйков характеризует экономический спор как спор из гражданских, административных и иных публичных правоотношений, возникший в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности или в связи с обеспечением доступа к такой деятельности, а также в связи с предъявлением юридическими лицами иных требований экономического (имущественного) характера. При этом ученый обращает внимание на то, что спор должен возникать из отношений экономического характера и при оценке экономического спора следует в первую очередь исходить из содержания его предмета, а не правового статуса участников этого спора[139].

Рассматривая категорию «экономический спор» сквозь конституционную призму, можно констатировать, что совершенствование правосудия происходит в условиях постепенного проникновения конституционных установлений в российское процессуальное законодательство и правоприменительную практику, а правосудие, в свою очередь, отчетливо влияет на содержательное осмысление и наполнение конституционных положений. В связи C этим введение в легальный оборот понятия «экономический спор» уже не является исключительно задачей процессуалистов и не представляется возможным без учета положений Конституции РФ и доктринально-нормативных позиций Конституционного Суда РФ, которыми суды должны руководствоваться, разрешая экономические споры. Тематический анализ обнаруживает весьма значительное число правовых позиций высшего органа российской конституционной юстиции, направленных на установление содержания отдельных экономико-правовых категорий, принципов разрешения соответствующих споров, а также обеспечение конституционно значимого

баланса интересов их участников. Равнвш образом они должнві учитвіватвся и при исследовании теоретико-конституционнвіх аспектов экономического правосудия как основной функции системні арбитражнвіх судов, определяющей ее конституционное назначение.

Определяя понятие экономического правосудия, Е.В. Богатырев рассматривает его как особый вид государственной деятелвности, осуществляемый толвко судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Сущности экономического правосудия, по его мнению, заключается в том, что судвя на основании закона, правосознания и внутреннего убеждения в установленной процессуалвной форме рассматривает и разрешает экономические спорві, отнесеннвіе к его компетенции. К наиболее важнвш составляющим экономического правосудия, по мнению исследователя, могут бвітв отнесении 1) судопроизводство как непосредственная деятелвности по разрешению экономических споров, включая процесс как законодателвное регламентирование этой деятелвности; 2) судоустройство как законодателвное определение задач и принципов организации деятелвности, структурні и компетенции судов; 3) статус лиц, осуществляющих экономическое правосудие как фактор, непосредственно влияющий на отправление правосудия[140].

По мнению М.Л. Скуратовского, можно выделить несколько факторов, составляющих специфику экономического правосудия. К ним следует отнести: а) общественно-политическое значение судебного акта экономического суда и его влияние на динамику предпринимательской деятельности и на формирование обычаев делового оборота; б) специфичность споров, предопределенную узкой специализированностью законодательства, регулирующего виды экономической деятельности; в) необходимость оперативного решения споров[141].

В юридической литературе высказываются и другие точки зрения. Так, с позиции М.И. Клеандрова, сущность экономического правосудия определяется через: 1) общее понятие правосудия как вида государственной деятельности, заключающейся в рассмотрении на основе закона правовых споров и дел; 2) специфичность (специализированность) споров, участником которых является «...такой непростой субъект, как участник экономического отношения...»[142]. Говоря о цели правосудия, в том числе экономического, многие ученые подчеркивают его социальное предназначение как «системы, направленной на защиту прав и сохранение правопорядка, обеспечение стабильности и прочности отношений гражданского оборота и публично-правовых отношений»[143]. Интересный взгляд на сущность экономического правосудия высказал С.М. Амосов: «В такой связи можно высказать мысль о том, что целью правосудия является достижение общественного спокойствия»[144].

На наш взгляд, необходимо признать, что достижение целей экономического правосудия возможно лишь при соблюдении ряда условий. К ним, в частности, относятся единообразие применения права при разрешении сходных юридических ситуаций, а также адекватное казуальное толкование судами правовых норм применительно к конкретному случаю. В связи с этим позволим себе процитировать К.И. Скловского. «В свое время, - пишет он, - А. Вышинский говорил, что право - это и есть советские законы. Тем самым

исключались всякое обсуждение содержания и смысла законов, проверка их с точки зрения соответствия общеправовым ценностям и сами эти ценности. Между тем к тому времени было уже общепризнанным, что право не результат воли законодателя, а продукт развития общества, отражение и закрепление сложившихся отношений между людьми. Можно утвердить закон, вступающий в противоречие с основами права, со справедливостью, но тогда это будет уже не право, а произвол. Закон - это всегда более или менее точное, более или менее полное отражение права, и только суд при рассмотрении конкретного спора может дать оценку соответствия закона праву применительно к данному случаю. Наиболее последовательно идея права проводится в общем (англосаксонском) праве, основанном на деятельности суда и судебном прецеденте. Здесь считается, что каждый договор, каждое дело имеет «свое право» и задача суда - отыскать это право»[145].

Конституция РФ устанавливает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией РФ и федеральным конституционным законом (ст. 118). Детализируя названные конституционные положения, Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (далее - ФКЗ «О судебной системе...») устанавливает основополагающие принципы деятельности судебной власти и ее органов.

Согласно статье 4 ФКЗ «О судебной системе...», правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и данным Федеральным конституционным законом. В свою очередь Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ (ред. от 22.12.2014) «Об арбитражных судах в Российской Федерации» устанавливает систему федералвнвіх арбитражнвіх судов, к которой относятся арбитражнвіе судві округов, арбитражнвіе апелляционнвіе судві, арбитражнвіе судві субъектов РФ и специализированнвіе арбитражнвіе судві.

Таким образом, система арбитражнвіх судов является составной частвю единой судебной системы Российской Федерации, назначение которой заключается в осуществлении судебной власти как вида государственной власти. Обращаясв к конституционному назначению последней, следует согласитвся с Н.А. Громошиной в том, что при рассмотрении сквози призму Конституции РФ, вві с шей целью, стоящей перед единой государственной властью, следует признать создание, обеспечение и охрану основ конституционного строя (гл. 1 Конституции РФ). Государственная власть, как и ее назначение, едины, однако для каждой ветви в первую очередь характерно свое специфическое предназначение. В частности, перед единой судебной властью стоит единая цель - охрана основ конституционного строя. В соответствии со ст. 2 Конституции РФ, человек, его права и свободы являются высшей ценностью, и признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Соответственно, важнейшей (но не единственной) задачей судебной власти является защита прав и свобод человека и гражданина. К другим задачам могут быть отнесены обеспечение верховенства Конституции РФ и федеральных законов на всей территории Российской Федерации; охрана федерализма, здоровья людей, единого экономического пространства; защита всех форм собственности и другие, вытекающие из закрепленных в статьях главы 1 Конституции основ конституционного строя, задачи государственной власти и ее составляющей - судебной власти. Для решения перечисленных задач определяются должные

действия или направления деятельности, т.е. функции судебной власти, важнейшей из которвіх является правосудие[146].

В научной литературе справедливо замечается, что конституционное назначение государственник институтов заключается, в первую очередв, в их участии в формировании государственного единства, потребности в котором объективно предопределена и составляет неотделимую части политики государства. Содержание государственного единства составляет согласованное взаимодействие институтов государственности как между собой, так и с институтами политической и правовой систем, гражданского общества, направленное на создание условий, обеспечивающих достойную жизни и свободное развитие многонационалиного народа Российской Федерации в целом и каждого индивида в отделвности[147].

Сущности такой деятелиности, по нашему мнению, заключается, прежде всего, в обеспечении конституционного характера всех действий, реализуемых в рамках правовых отношений вне зависимости от отрасли, в которой они осуществляются. В указанном контексте обеспечение государственного единства предполагает перманентное сопряжение конституционного права, обеспечивающего закрепление основ конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина и тех отраслей права, в которых реализуются конкретные правовые отношения. Неслучайно отмечается, что конституционное право закрепляет основные положения, руководящие начала всей системы общественных отношений страны и является правовым фундаментом системы российского права и законодательства. Конституционные принципы общественного устройства получают конкретизацию и развитие во всех отраслях права, «цементируя» их между собой и образуя основу единства права.

Одновременно каждая из отраслей права применителвно к регулируемым отношениям формирует систему правового регулирования соответствующих отношений, базируясв на принципах, закрепленнвіх в Конституции РФ.

По обоснованному утверждению В.Ф. Яковлева, взаимодействие между конституциоHHBiM и гражданским правом в наиболвшей степени проявляется именно в закреплении конституционнвш правом принципов общественного и государственного строя. Это ввіражается, прежде всего, в том, что конституционное право устанавливает основні экономических отношений, отношений между государством и человеком, гражданином, и в этом контексте конституционное право является базовой отраслвю для гражданского права, представляя собой его фундамент, как и фундамент всей правовой системні. Основнвіе принципві гражданского права берут начало в Конституции РФ, и, следователи но, толкование и применение норм гражданского права должно происходитв В совокупности C толкованием и применением конституциоHHBIX норм, закрепляющих базовое положение для отношений, регулируемвіх гражданским правом. Наиболвшее значение для гражданского права имеют положения, относящиеся к правам человека и к их судебной защите, собственности, предпринимателвской деятелвности[148].

Исходя из этого, необходимо согласитвся, что правосудие как основная функция судов - едино, как и судебная власти. Конституционного, уголовного или гражданского правосудия как самостоятелвнвіх правоввіх явлений не существует, а еств осуществление правосудия в разнвіх видах судопроизводства[149]. Добавим - речи повсеместно может идти толвко о конституционном по сути правосудии. Иначе говоря, конституционное назначение системні тех или инвіх судов заключается в реализации функции правосудия и судебной защитві прав и законнвіх интересов граждан и

юридических лиц в соответствующей сфере правоввіх отношений на основе конституцію HHBix норм, «транслированнвіх» в те или инвіе отраслеввіе правоположения. Это, в свою очередв, побуждает согласитвся с утверждением, что система арбитражных судов как совокупности органов государственной власти представляет собой основной государственно-властивій инструмент осуществления конституционного права на судебную защиту в экономической сфере, реализуемой посредством осуществления правосудия на основе арбитражного процес су алвно го законодателвства[150].

В ряде исследований системні арбитражнвіх судов акцентируется внимание на ввтолнении ими публично-правовой функции (обеспечение законности) и функции «по осуществлению реалвной, своевременной защитві нарушенного права». Указанная деятелвноств реализуется посредством решения задач предупреждения правонарушений в сфере экономической деятелвности, формирования уважителвного отношения к закону и суду, содействия развитию партнерских отношений, обвічаев и этики делового оборота. Несмотря на то, что решение этих задач не ввіходит за границы осуществления правосудия, оно требует глубокого понимания права, способов преодоления пробелов и коллизий, единообразного применения закона[151].

Разрешение экономических споров неразрвівнвім образом связано с нахождением баланса публичнвіх и частнвк интересов на основе конституциоHHBix норм и принципов. В конституционном видении основное назначение государства состоит в построении системні права, где учшывалисв бы интересві всех участников общественнвіх отношений[152]. Однако несмотря на ТО, ЧТО ПОДХОДВІ к решению этой проблемні в юридической доктрине

разрабатываются в течение длителвного времени, законодателвство не содержит определеннвіх правил для определения оптималвного соотношения частнвіх и публичнвіх интересов. Это обстоятелвство существенно поввннает значимости решений как внісших органов судебной власти[153], так и системні арбитражнвіх судов в целом, при условии, что в основе этих решений помещена система конституциоHHBix ценностей. Необходимо признати правоту Н.С. Бондаря, отмечающего, что «поввнненная концентрация нормативности» конституционного права, определяющая его способности бвітв общеобязателвнвім мерилом свободы для всех социалвнвіх субъектов в государственно-организованном обществе, определяет и способности устанавливатв, поддерживатв, охранятв и защищатв определенный баланс интересов. Несмотря на многообразие средств и способов достижения такого баланса, важнейшее место среди них занимают право ввіе средства гарантирования экономической свободві в ее оптималвном балансе с политической властвю. Будучи встроенной в систему конституционной регуляции, юридизация свободві, власти, собственности как основополагающих компонентов современных социалвно-политических и экономических систем «подчиняется аксиологическим критериям современного конституционализма, базирующегося на всеобщем признании универсалвнвіх конституционных ценностей, таких как свобода, права человека, социальная справедливость, равенство всех перед законом, правовое государство, разделение властей, рыночное социальное хозяйство, идеологический и экономический плюрализм»[154]. Поэтому именно конституционные положения, устанавливающие определенную систему ценностей и принципов их охраны и защиты, должны лежать в основе деятельности арбитражных судов при разрешении

экономических споров.

Только при таком положении можно утверждать, что в процессе реализации судебной власти и, в частности, деятельности арбитражных судов как ее носителей «выявляются и утверждаются ценностные качества и свойства права, присущие ему как феномену демократического общества и правового государства»[155].

В качестве одной из функций системы арбитражных судов, определяющих ее конституционное назначение, следует рассматривать и осуществление судебного нормоконтроля. Е.К. Замотаева подчеркивает, что деятельность органов судебной власти, в процессе которой они в установленной форме и в пределах закрепленной за ними компетенции выполняют функцию контроля за соответствием одних нормативных правовых актов другим, имеющим большую юридическую силу, является одной из гарантий конституционного права на судебную защиту. При этом, с одной стороны, заинтересованные лица получают возможность судебного оспаривания все большего числа нормативных решений, принимаемых на разных уровнях публичной власти, с другой стороны, - создается разветвленный механизм проверки их судами[156].

По мнению С.В. Никитина, контроль судов за законностью нормативных правовых актов (судебный нормо контроль), представляющий собой одно из проявлений контрольной функции судебной власти в сфере нормотворчества, позволяет судебной власти поддерживать баланс между законодательной и исполнительной ветвями власти, ее федеральным, региональным и муниципальным уровнями, а также является важнейшим средством сохранения равновесия всей нормативно-правовой системы. Кроме того, наличие судебного способа разрешения противоречий в нормативно-правовой системе направлено на своевременную нейтрализацию действия незаконных правовых актов, обеспечению законности и правопорядка в государстве. В связи с этим функция судебного контроля в сфере нормотворчества представляет собой важнвш элемент системы судебной защитві прав и охраняемвіх законом интересов граждан и организаций[157].

С. А. Татаринов, исследуя целевую направленно ств нормо контр олвнвіх полномочий, констатирует, что применителвно к судам арбитражной юрисдикции она ориентирована главным образом «на обнаружение, пресечение и прекращение нарушений текущего законодателвства в нормативно-правоввіх актах и право приме нителвнвіх актах (действиях) путем проверки оспариваемого акта другому правовому акту, обладающему более ввісокой юридической силой»[158]. При этом практическое воплощение названной цели на уровне федералвного законодателвства предполагает ввгаолнение следующих задач: 1) обеспечение соответствия подзаконнвіх нормативнвіх актов федералвнвім законам и инвім приравненнвім к ним нормативно-правоввш актам; 2) недопущение противоречий между конституциями (уставами) и законодателиHBiми актами субъектов Российской Федерации и правовими актами федералвного законодателвства; 3) ввгаолнение требований юридической техники, стадий правотворческого процесса; 4) соблюдение правил определения документалвной формві законодателвного акта; 5) обеспечение реализации право ввіх позиций Конституционного Суда РФ, решений Верховного Суда РФ, Ввісшего Арбитражного Суда РФ в правоприменителвной практике нижестоящих судебнвіх органов[159].

Свойственное современному этапу развития националвного права понимание конституционного назначения системы арбитражнвіх судов явилосв результатом их длительного институционального оформления и эволюционного развития. Однако следует отметить, что и в отношении периодизации этапов становления экономического правосудия так же, как и в отношении самого этого понятия, единство мнений исследователей до настоящего времени отсутствует.

Так, А.М. Гребенцов, анализируя развитие хозяйственной юрисдикции в России и понимая под ней «деятельность специализированных органов судебной власти по рассмотрению и разрешению юридических дел, возникающих в связи с осуществлением предпринимательской деятельности и (или) непосредственно с ней связанных», в 2001 г. выделил пять этапов, каждый из которых обладает своей спецификой: I) XV в. - первая четверть XIX в.; 2) первая четверть XIX в. - 1917 г.; 3) 1917 г. - начало 30-х годов XX в.; 4) 1931 г. - начало 90-х годов XX в.; 5) с 1991 г. по настоящее время[160]. По мнению М.И. Клеандрова, история экономического правосудия в России содержит четыре основных этапа: I) с X в. до 1832 г.; 2) 1832 - 1917 гг.; 3) 1917 - 1991 гг.; 4) конец 1991-начало 1992 г. - настоящее время[161]. C точки зрения Л.А. Судаловой, экономическое правосудие как вид судебной деятельности возникло еще до образования единого Древнерусского государства (1 этап), продолжилось в средневековой России (X - XVII в.в. - 2-й этап), получило развитие в период Российской империи (3-й этап), «советский» период (4-й этап) и продолжается в «новейшем» периоде - с 1992 г. по настоящее время[162].

Обращение к истории и фактографии вопроса позволяет утверждать, что создание системы арбитражных судов берет начало еще в Древнем Риме[163].

Возникнув в наиболее распространенном виде в Италии, специализированнвіе морские торговвіе судві получили развитие и постепенно расширили сферу своей деятелвности. В ноябре 1563 г. в Париже бвіл вперввіе образован постояннвій коммерческий суд. В России прообразом современник арбитражнвіх судов явилисв судві для торгового сословия, создание которвіх принято относитв к XII в.

Ощутимое развитие торговвіе судві получили при Петре Великом, создавшем в 1721 г. Главный магистрат для рассмотрения торговвіх дел. В 1808 г. в Одессе бвіл принят пер вві й в России Устав коммерческого суда. 14 мая 1832 г. бвіли учрежденві коммерческие судві с особой компетенцией, рассматривавшие торговвіе и векселвнвіе дела в соответствии с Уставом торгового судопроизводства и просуществовавшие доволвно значительный период-до 1917 года.

Период так называемого военного коммунизма потребовал упрощения процедуры рассмотрения хозяйственных споров, что обусловило появление административного порядка их разрешения. В ряде случаев хозяйственные споры разрешались партийными органами. Действующее в указанное время законодательство (Декрет о суде 1918 г.) устанавливало, что споры «между разными казенными учреждениями не допускаются». Однако переход к нэпу потребовал более гибкого механизма регулирования в данной сфере. В апреле 1922 года Президиум BCHX своим постановлением образовал Арбитражную комиссию при BCHX и арбитражные комиссии при его местных органах. Затем постановлением ВЦИК и CHK РСФСР были созданы предшественники органов Госарбитража - Арбитражная комиссия при Совете труда и обороны и арбитражные комиссии при областных и губернских экономических совещаниях. Правовая природа арбитражных комиссий оценивалась неоднозначно: так, некоторые юристы рассматривали их как хозяйственные

суды[164]; иная точка зрения предполагала, что они представляют собой «учреждения, снабженные судебными функциями»[165]. В целом же, несмотря на отступление от административного порядка разрешения экономических споров, правосудие в указанной сфере по-прежнему рассматривалосв как «особый вид применения закона» либо как форма государственной деятелвности, имеющая в своей основе правоприменителвную юрисдикционную составляющую»[166].

Исследования Л.М. Усмановой показвівают, что указаннвш этап развития экономического правосудия (1918 - 1922 гг.) характеризовался следующими признаками: преимущественно административный порядок разрешения

экономических споров; установление правового запрета судебнвіх исков между казеннвши учреждениями; включение полномочий по разрешению споров в сфере экономической деятелвности в компетенцию судов общей юрисдикции; применение судами для разрешения экономических споров правил, действовавших в Российской Империи (судебнвіх уставов 1864 г.); отсутствие независимости органов, разрешающих экономические спорві, от органов исполнителвной и законодателвной власти; наличие правового закрепления претензионного порядка разрешения отделвнвіх категорий споров как обязателвного условия для обращения в органві, обладающие компетенцией по их разрешению[167].

В 1922 г. наряду с образованием арбитражнвіх комиссий как специалвно созданного органа для разрешения споров в сфере экономической деятелвности внимание уделяется и содержателвному наполнению отделвнвіх принципов рассмотрения и разрешения споров в сфере экономической деятелвности: диспозитивности, открвітости разбирателвства, справедливости. Однако

нормативная регламентация подведомственности указаннвіх споров отсутствует. Эта проблема разрешается в 1929-1931 гг. посредством упразднения арбитражнвіх комиссий и отнесения «экономического правосудия» к компетенции судов общей юрисдикции. Как следовало из постановлений ЦИК и CHK СССР, ликвидация ведомственнвіх (1929 г.) и государственник (1931 г.) арбитражнвіх комиссий бвіла осуществлена с целвю обеспечения единства судебной системні СССР, укрепления хозяйственной ДИСЦИПЛИНВІ И ПОВВІШЄНИЯ ответственности хозяйственник органов за резулвтатві своей деятелвности. В юридической же доктрине ликвидация арбитражнвіх комиссий связвівается с неоправданноствю их дуалистической правовой природні (посколвку, напоминая по характеру своей деятелвности суды, они подчинялисв органам управления народнвш хозяйством и при этом обладали неоправданно широкими полномочиями), а также со значителвнвіми финансоввіми затратами, требующимися для рассмотрения дел, и длителвноствю их разрешения[168].

В период 1931-1977 гг. происходит создание государственного арбитража и совершенствование материалвно-правовой и процессуалвной регламентации его деятелвности, а также наделение указанного органа нормотворческой функцией с последующим расширением его компетенции. Одновременно указаннвш этап характеризуется возрастанием роли третейских судов, рассматриваемых уже не толвко в качестве органов и способа разрешения экономических споров, но и в качестве формві участия общественности в рассмотрении тех споров между предприятиями и организациями, предметом которвк являются значителвнвіе суммві задолженности.

В мае 1931 г. было принято Положение о государственном арбитраже, деятелвности которого характеризоваласв ограниченнвши правомочиями: так, например, его органні не вправе бвіли рассматриватв спорві между

хозяйственными структурами, принадлежащими одному и тому же ведомству, финансирование которого осуществлялосв из государственного или местного бюджета. Как следствие, указаннвіе спорві рассматривалисв администрацией ведомств, как правило, без надлежащего процес су алвного оформления, а принимаемвіе решения характер из о вал исв отсутствием единообразия в сходнвіх юридических ситуациях. Данное обстоятелвство во многом предопределило последующую передачу разрешения имущественнвіх, а впоследствии и преддоговорных споров между хозяйственнвіми органами одного ведомства специалвно созданнвш внутри него подразделениям - ведомственнвш арбитражам.

В период до 1991 г. происходило развитие законодателвства,

определяющего полномочия и порядок деятелвности государственного арбитража, сопровождающееся возрастанием роли в механизме разрешения споров в экономической сфере ведомственнвіх арбитражей. Следует отметитв, что в отношении правовой природні государственного арбитража на протяжении несколвких десятилетий вніс казні вал исв различнвіе точки зрения. В частности, К. С. Юделвсон полагал, что государственный арбитраж представлял собой орган государственного управления, который, осуществляя защиту прав и интересов предприятий, учреждений и организаций, содействует

исполвзованию правовик средств в управлении народнвш хозяйством, а также ввтолняет иные функции, непосредственно связаннвіе с хозяйственной юрисдикцией[169]. По мнению других ученвіх, государственнвш арбитраж, наряду с прокуратурой и судом, являлся специалвнвім правоохранителвнвім (юрисдикционнвім) органом[170]. Некоторвіе авторві считали, что государственнвш арбитраж - это специальный государственный руководящий орган,

по

осуществляющий юрисдикционную деятельность, которая отличается от судебной деятельности принципами организации, характером подчиненности указанного органа и формой разрешения им дел[171].

В целом полемика по поводу правовой природы государственного арбитража сводится к следующим основным концепциям: 1) государственный арбитраж представляет собой орган государственного управления, участвующий в руководстве народным хозяйством страны с использованием правовых средств и методов; 2) арбитраж имеет дуалистическую природу, обладая свойствами управленческого и правоохранительного органа; 3) арбитраж тождественен суду[172].

Наиболее правильной по отношению к пониманию правовой природы государственного арбитража в советский период времени представляется точка зрения В. Ф. Яковлева, согласно которой государственный арбитраж представлял собой квазисудебный орган, выполнявший судебные функции и разрешавший хозяйственные споры, не будучи при этом судом[173]. При этом нельзя отрицать поли функциональность указанного органа. Так, по мнению М.И. Клеандрова, прежде всего Госарбитраж был органом, осуществляющим функциональное воздействие на экономику страны и одновременно юрисдикционным органом, управомоченным разрешать хозяйственные споры. В то же время он являлся своеобразным органом хозяйственного руководства и нормотворческим органом, о чем свидетельствует то обстоятельство, что в начале 80-х годов в стране действовало более 100 нормативных актов, утвержденных Госарбитражем СССР самостоятельно, и более 50, изданных им

совместно с другими государственными органами[174]. Таким образом, можно согласитвся с утверждением, что государственный арбитраж представлял собой специальный орган, призванный защищать права и охраняемые законом интересы социалистических юридических лиц при разрешении хозяйственных споров, а также способствовать оптимальной деятельности экономической системы и организации эффективного правового регулирования отношений, возникающих в хозяйственном обороте, в пределах предоставленной ему достаточно широкой компетенции[175].

В период с 1959 до 1977 гг. Советом Министров СССР и Правительством РСФСР был принят ряд правовых актов, направленных на повышение роли органов государственного арбитража и арбитражей министерств и ведомств в народном хозяйстве. В январе 1974 г. постановлением Совета Министров СССР Госарбитраж был преобразован в союзно-республиканский орган. C принятием Конституции СССР 1977 г. государственный арбитраж приобретает статус конституционного органа.

Советская модель экономики, базировавшаяся на государственной собственности, централизованном управлении, едином планировании и народнохозяйственном комплексе, начиная с 1986 года, изменилась. Знаковым стало принятие Закона СССР от 19.11.1986 «Об индивидуальной трудовой деятельности»[176], разрешавшего малое предпринимательство, а затем Закона СССР от 26.05.1988 «О кооперации в СССР»[177], легализовавший появление значительного количества частных предприятий - кооперативов. Фактически это означало начало перехода к рыночной экономике, в связи с чем возникла необходимость создания государственного органа, который будет разрешать споры с участием частных предпринимателей и предприятий, поскольку суды

общей юрисдикции не рассматривали коммерческие споры, а государственный арбитраж не являлся судебным органом. Потребности во введении судебного разбирателвства экономических споров привела к изменению статуса органов государственного арбитража. C 1987 г. после внесения соответствующих изменений в законодателвство они перестали состоятв при Советах Министров и исполнителиHBix комитетах Советов народнвіх депутатов и преобразовавшей в единую и в значителвной мере автономную систему.

В 1991 г. в Конституцию РСФСР было внесено изменение, в соответствии с которвім органві государственного арбитража преобразоввівалисв в арбитражнвіе судит 4 июля 1991 г. бвіл принят Закон РСФСР «Об арбитражном суде»[178]. Постановлением Верховного Совета РСФСР от 4 июля 1991 г. на территории РСФСР арбитражи и инвіе аналогичнвіе органві в системах министерств, государственник комитетов, ведомств, в ассоциациях, концернах, инвіх объединениях, а также на предприятиях и организациях упразднявшей[179].

Началом качественно нового этапа в развитии арбитражнвіх судов можно считатв принятие Конституции РФ, а также формирование нового гражданского законодательства. Дальнейшее развитие системы арбитражных судов осуществлялось в условиях качественно обновленной нормативной базы в сферах судоустройства и судопроизводства, о чем свидетельствовало принятие Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об

арбитражных судах в Российской Федерации» и Арбитражного процессуального кодекса РФ от 05.05.1995 г.[180]

Представленные в литературе аналитические обобщения преобразований, осуществленных с момента принятия Конституции РФ, позволяют говорить о наличии положительных тенденций развития судебной власти в целом и экономического правосудия как важнейшей функции, выполняемой системой арбитражнвіх судов, в частности. При этом отмечается, что судебная власти имеет собственную специфику, сущности которой ввіражается в ряде моментов. Во-перввіх, деятелвноств судебной власти нацелена «на особую сферу деятелвности государства, в которой ввікристаллизоввіваются правозащитнвіе, упорядочивающие и правоприменителвнвіе элементы содержания власти»[181]. Реализация системой арбитражнвіх судов своих функций и своевременный анализ резулвтатов этой деятелвности позволяют установити степени соответствия экономического правосудия его «конституциоHHBiM параметрам». Во-вторвіх, реализация судебной властвю особой формні государственной деятелвности, организационно оформляемой в качестве системні правосудия, имеет направленности на осуществление судебной политики, позволяющей воздействоватв на общество в определенной сфере отношений, приводя его к желаемвім функционалвнвім характеристикам. Такое воздействие всегда предполагает направленности на охрану прав личности[182] (в частности, применителвно к конституционному назначению системні арбитражнвіх судов в хозяйственно-правовой сфере). В-третвих, динамика развития системні арбитражнвіх судов свидетелвствует об изменении духа российского законодателвства и правоприменителвной деятелвности и служит своеобразии™ индикатором таких изменений. В конституционный период эволюция организации и деятелвности системні арбитражнвіх судов, развитие арбитражного процесса свидетелвствуют о последователвной тенденции перехода от авторитарности правового регулирования отношений в экономической сфере к диспозитивности, что косвенным образом характеризует и соответствующие изменения государства и общества.

Сегодня фактически общепризнано, что повышение эффективности правосудия, включая экономическое, представляет собой одно из кардиналвнвіх условий развития государства и снижения социалвной напряженности. В указанном контексте судебная система призвана реализоватв три направления воздействия на развитие экономики странвг Прежде всего, реальный доступ к правосудию является единственным убедительным способом воздействия на бюрократию. Напротив, неэффективность суда блокирует проведение административной реформы, борьбу с коррупцией и административными барьерами. Мелкий и средний бизнес, представляющий собой значительную социальную составляющую демократии, нуждается в защите, поскольку только в ходе судебного разбирательства возможно добиться соблюдения правил честной конкуренции с крупными финансово-про мы шлейными структурами. В этом случае несостоятельность судебного разрешения споров приводит к замедлению темпов развития мелкого и среднего бизнеса, снижая тем самым его значимость в контексте проводимой модернизации. Наконец, суд является конечной инстанцией в споре о праве: неэффективность правосудия в данном случае влечет за собой разрешение споров между хозяйствующими субъектами преимущественно неформальным путем, что приводит к повышению степени воздействия криминальных структур на экономику и общество в целом[183].

<< | >>
Источник: Кузьмин Андрей Георгиевич. КОНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ПРАВОСУДИЯ И АРБИТРАЖНАЯ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Челябинск —2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Конституционное назначение арбитражных судов и конституционализация арбитражной практики в Российской Федерации:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. § 1. Понятие, основные предпосылки и факторы конституционализации российской судебной системы
  4. § 2. Этапы и формы конституционализации российской судебной системы
  5. § 3. Конституционное назначение арбитражных судов и конституционализация арбитражной практики в Российской Федерации
  6. §4. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации как высший судебный орган и участник конституционализации системы российского права
  7. §1. Конституционные основания выработки и применения права арбитражными судами в Российской Федерации
  8. §2. Арбитражные суды как субъекты правоприменительного опосредования основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина
  9. §3. Конституционализация права на судебную защиту основных прав и свобод человека и гражданина и арбитражная судебная практика
  10. §4. Вклад Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в конституционализацию механизма правосудного обеспечения основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина
  11. §2. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда РФ и правовые позиции Конституционного Суда РФ
  12. §3. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и правовые позиции Европейского Суда по правам человека
  13. §4. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и правовые позиции Верховного Суда Российской Федерации
  14. §5. Конституционно-правовое значение деятельности Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации как высшего судебного органа
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -