§ 1. Выявление коррупциогенных факторов как основа экспертной работы по проверке нормативного правового акта на коррупциогенность

Ключевой формой регламентации, упорядочения общественных отношений является правотворческая деятельность, сущность которой заключается в выработке и утверждении новых правовых норм. Несмотря на то, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе её разделения на три ветви - законодательную, исполнительную и судебную[120], - каждая из которых конституционно самостоятельна, именно правотворчество создает правомерную модель юридической деятельности, на основе которой функционирует система исполнительной власти и которую охраняют правоохранительные структуры. Кроме того, правовой акт в целом и норма права в частности рассматриваются как главные основания возникновения правоотношений. Таким образом, поиск коррупционных проявлений следует начинать именно на стадии правотворчества и подходить к нему со всей ответственностью. «Забытые» в нормативных текстах коррупциогенные факторы в ходе реализации правовых актов могут привести к многочисленным коррупционным правонарушениям. Ещё в большей степени правовой акт «утяжеляется» коррупционными рисками в процессе его действия, поэтому их надо предвидеть и незамедлительно устранять»[121].

Процесс проведения антикоррупционной экспертизы представляет собой сложную интеллектуальную деятельность, требующую от экспертов серьёзных профессиональных навыков, уровня знаний и способности к логическому анализу.

Если для выявления коррупционной нормы и для внесения предложений по её устранению необходимы специальные знания и владение информацией в определённой области исследуемых общественных отношений, рекомендуется привлекать к участию в проведении экспертизы специалистов, обладающих требуемыми практическими знаниями для выработки оптимальных предложений по корректировке коррупционной нормы. Прежде всего к подобного рода деятельности должны привлекаться специалисты, обладающие глубокими правовыми знаниями и опытом в моделировании проектов нормативных правовых актов: юристы, политологи, социологи и иные специалисты[122] [123].

Кроме того, при проведении антикоррупционной экспертизы исследователям коррупционного потенциала правовых норм предстоит дать ответы на несколько промежуточных вопросов. Так, для решения самого главного вопроса - о необходимости проведения экспертизы правового акта - следует установить, носит ли данный акт нормативный характер. Основная проблема данного этапа экспертной работы состоит в том, что в действующем законодательстве не определены ключевые для юридической практики понятия «нормативного правового акта» и «ненормативного правового акта», поэтому при разграничении правовых актов по данному признаку рекомендуется ориентироваться на выводы, сформулированные в разъяснениях высших судебных инстанций. Верховный Суд Российской Федерации поясняет, что «существенными признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке уполномоченным органом власти или должностным лицом, наличие в нём правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределённого круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений» . Применив простые логические манипуляции, используя формально-юридический метод, можно сформулировать юридическое понятие посредством перечисления его основных признаков. Основываясь на правовой позиции Верховного Суда, автором предлагается следующее определение: нормативный правовой акт - это письменный официальный документ, изданный в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, содержащий правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределённого круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение, направленные на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.

Дополнительным источником, раскрывающим содержание понятия нормативного правового акта, служит учебно-теоретическая литература. Общие характеристики нормативного правового акта в научной дисциплине «теория государства и права» не вызывают сомнений в силу своей обоснованности и аргументированности. По мнению М.Н. Марченко, «под нормативно-правовыми актами понимаются выраженные в письменной форме решения компетентных государственных органов, в которых содержатся нормы права». В.С. Нерсесянц включал в понятие «нормативно-правовые акты» широкий комплекс актов правотворчества, издаваемых органами законодательной, исполнительной, а также и судебной власти, считая данное понятие синонимом термина

129

«законодательство» в широком смысле .

Для эксперта, осуществляющего проверку нормативного правового акта на коррупциогенность, по мнению диссертанта, наиболее приемлемым представляется именно судебное толкование правовой природы нормативного правового акта. [124] [125]

Также является актуальным сформулированное рядом исследователей предложение по разработке на федеральном уровне унифицированной методики

130

определения «нормативности» правового акта .

Однако при действующем положении вещей, характеризующимся отсутствием законодательного закрепления дефиниции и обязательных признаков нормативного правового акта, административная практика, реализуемая в рамках антикоррупционной компетенции органов Минюста России, при наличии сомнений в определении нормативности того или иного акта, делает выбор в пользу его нормативности и определяет его объектом антикоррупционной экспертизы.

Нормативные правовые акты и их проекты рассматриваются с учётом пределов ведения, полномочий органов государственной власти и органов местного самоуправления на принятие правового акта с учётом действующего законодательства, договоров о разграничении предметов ведения и полномочий . Экспертами оцениваются возможности принятия соответствующими органами власти как законов, так и подзаконных актов, проводится исследование взаимосвязи с другими нормативными правовыми актами.

Оценивая компетенцию органа государственной власти субъекта Российской Федерации, должностного лица субъекта Российской Федерации по принятию правового акта, следует, в частности, учитывать общие принципы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, закреплённые в статьях 26.1 и 26.3 Федерального закона «Об общих принципах [126] [127] организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» .

Особое внимание должно уделяться нормативным правовым актам, которые регламентируют полномочия органов исполнительной власти во взаимоотношениях с гражданами и юридическими лицами, а также регулируют порядок и сроки реализации этих полномочий.

Для осуществления дальнейшей целенаправленной работы над документом, в том числе с учётом возможности его дальнейшего правоприменения, производится предварительная оценка коррупционного потенциала анализируемого нормативного правового акта (проекта).

Ознакомившись с текстом нормативного правового акта или его проекта, надлежит осуществить оценку целесообразности и обоснованности его принятия, выполнить юридический и структурно-функциональный анализ, не ограничиваясь при этом исключительно прочтением текста и формальным поиском положений, подпадающих под формулировку коррупциогенных факторов, а также провести аналитическую работу по выявлению, оценке, идентификации и ликвидации данных факторов.

Особое значение придаётся оценке юридических терминов, при которой, во избежание юридико-лингвистической неопределённости, требуется исследовать следующие вопросы: употребляется ли один и тот же термин в данном правовом акте в одном и том же значении; имеют ли термины общепризнанное значение; обеспечено ли единство понятий и терминологии с понятиями и терминологией, используемыми в федеральном законодательстве.

На завершающей стадии экспертной работы проводится правовой анализ содержащихся в акте норм, в том числе на предмет последствий их принятия либо отмены, их применения, возможности возникновения пробелов в правовом регулировании в результате изменения либо признания правового акта утратившим силу, соблюдения установленного Конституцией Российской [128]

Федерации , федеральным и региональным законодательством порядка принятия, опубликования (обнародования) правовых актов, а также осуществляется анализ правового акта на соответствие требованиям юридической техники.

В вопросе структурирования процесса антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов особый интерес для диссертанта представляет подход, предложенный А.К. Дзугкоевым[129] [130] [131]. По мнению учёного, процедуру антикоррупционной оценки нормативного правового акта условно можно разделить на два этапа: общую оценку правового документа, включающую в себя оценку общей обоснованности, финансово-экономической обоснованности его принятия, оценку соблюдения правил юридической техники, определение возможного коррупционного потенциала акта и оценку правового акта по существу.

Помимо личных качеств проверяющих залогом эффективности экспертной деятельности является качественный подбор правовых инструментов оценки коррупционного потенциала нормативного акта, к числу которых относится использование методов и приёмов выявления коррупциогенных факторов в системе экспертной работы. Методы, по Г.В.Ф. Гегелю, оставаясь сами по себе знанием, представляют собой орудия и средства познающей деятельности . Следовательно, неправильный выбор методов получения истинного знания о характеристиках исследуемого объекта приводит к недостижению целей экспертно-юридической деятельности.

Поскольку практическая деятельность является логическим продолжением научной деятельности, то и методы, используемые в научной деятельности, можно и необходимо применять в практической деятельности. Одни научные методы используются на практике непосредственно, другие же можно приспособить для практических нужд.

Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов как вид юридической деятельности предполагает использование определённой системы методов и приёмов, способствующих достижению поставленных целей. Согласно классификации, предложенной А.М. Цириным, для выявления в правовых текстах коррупциогенных факторов и их дальнейшего устранения используются следующие методы: метод функционального анализа, опережающей информации, социологический метод, экстраполяция, метод экспертных оценок, системного анализа, статистические методы[132] [133].

В данном параграфе диссертации рассматривается возможность использования метода правового моделирования в экспертной деятельности. Значимость этого метода при выявлении коррупциогенных факторов в тексте нормативных правовых актов и их проектов обусловлена его познавательным и прогностическим потенциалом.

Само по себе моделирование как метод представляет собой исследование объектов познания на их моделях, построение и изучение моделей реально существующих процессов или явлений с целью объяснения этих явлений, а также для предсказания явлений, интересующих исследователя. Некоторые ученые рассматривают моделирование в качестве направления государственно-правовых

-137

исследований .

Моделирование как познавательный прием используется практически во всех науках. Реальные объекты и процессы бывают столь многогранны и сложны, что лучшим способом их изучения является предварительное построение и исследование модели, отображающей какую-либо грань рассматриваемого явления. Модель представляет собой некий новый объект, явление, процесс, который отражает существенные особенности изучаемого объекта, явления или процесса.

Вместе с тем, следует констатировать, что современная юриспруденция не обладает методологией построения правовых моделей. В отраслевых юридических науках модели ассоциируются с правоотношениями в сфере реализации юридической практики, с механизмом правового регулирования.

Решение ряда правовых проблем и задач требует, в первую очередь, построения определённых абстрактных моделей, в максимальной степени приближенных к возможным ситуациям в будущем.

Задача повышения эффективности различных правовых механизмов существенно упрощается при правильном понимании сути явления или объекта, учёте его закономерностей. В дальнейшем это может снизить риск неблагоприятных последствий той или иной деятельности. Можно вести речь о том, что грамотно построенная модель явления или объекта позволяет как внедрить данный объект, так и впоследствии его реформировать или корректировать.

Достоинством моделирования можно считать наличие альтернатив, поскольку данный метод предполагает возможность построения нескольких моделей, а также сравнение и оценку их свойств в конкретных ситуациях. Притом модель способна отразить не только учтённые закономерности рассматриваемого явления - более важным оказывается свойство модели отражать те закономерности, которые остались за гранью восприятия исследуемого объекта, процесса или явления.

Содержание понятий «моделирование» и «модель» связано с целями самого метода. Ряд исследователей выделяют три цели моделирования :

1) понимание явлений - постижение сути конкретной системы, её структуры, свойств, законов развития и взаимодействия с окружающим миром. В [134] данном случае речь идёт как о праве в целом, так и об отдельных правовых явлениях и структурах, а также о целях или функциях;

2) управление системой - определение наилучших способов воздействия при заданных целях и условиях. Государственное управление - сложный многогранный процесс, который требует оценки и получения представлений об управляемом объекте, а также анализа условий, целевых показателей и т.д.;

3) прогнозирование - предсказание прямых и косвенных последствий реализации заданных способов и форм воздействия на систему. Реформирование и совершенствование правовых институтов требует глубокой проработки закономерностей и связей, присущих данным явлениям. По этой причине моделирование оказывается одним из способов, позволяющих представить развитие системы, оценить результаты этого развития и их соотношение с поставленными целями.

Практический аспект правового моделирования состоит в возможности оценки планируемых правовых решений и действий. Каждое действие предполагает изменение действительности, поэтому важно уяснить последствия данных действий.

Модель позволяет увидеть, как будут развиваться события и насколько актуально будет то или иное решение. Формируя модель правового объекта, можно судить о его жизнеспособности, устойчивости, эффективности.

Как отмечалось выше, модель должна отражать существенные свойства изучаемого или конструируемого объекта. Для того чтобы обладать максимальным сходством с объектом, правовая модель должна основываться на системном подходе, позволяющем учесть все компоненты системы. Вместе с тем сам системный подход воспринимается в юридической науке несколько упрощённо . Современный системный подход, как он представлен в технических и гуманитарных науках, состоит из следующих направлений: компонентного, структурного, функционального, интегративного. Для каждого из [135] указанных направлений характерно своё понимание системы, выделение особых закономерностей. Исчерпывающее видение системы может дать только синтез всех указанных подходов. Однако юридическая наука не оперирует данной методологией.

Управленческие правовые процессы представляют собой сложные явления. Внешние факторы, оказывающие на них влияние, чрезвычайно разнообразны, имеют различную природу, протяжённость во времени. Таким образом, однозначно предсказать поведение объектов в окружающей среде невозможно. Кроме того, противоречивость внешнего окружения правовых систем требует изучения среды. Все указанные факторы следует учитывать, что наиболее оптимально путём построения модели.

Таким образом, напрашивается вывод о методологической проблеме отраслевых юридических наук - необходимости создания методики модельного способа построения правовых явлений и ситуаций.

При проведении антикоррупционной экспертизы нормативных положений особое внимание, по мнению диссертанта, следует уделить первой и третьей целям моделирования: пониманию правового содержания каждого структурного элемента нормативного правового акта или его проекта и прогнозированию действий субъектов правоприменения при разрешении конкретной правовой ситуации.

На первом этапе экспертной работы субъект, осуществляющий антикоррупционную экспертизу, уясняет смысл правовых положений и даёт первоначальную оценку исполнимости нормативного акта. Здесь для моделирования действий правоприменителя можно использовать некоторые способы толкования правовых положений. К примеру, в рамках логического и синтаксического толкований в наибольшей степени понимается смысл и значение правовых институтов на основе детального исследования законодательных дефиниций и правовых оценок типичных юридических ситуаций. Следует отметить, что в соответствии с частью 2 «Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»[136] для обеспечения обоснованности, объективности и проверяемости результатов антикоррупционной экспертизы необходимо проводить экспертизу каждой нормы нормативного правового акта или положения его проекта, после которой следует излагать экспертные выводы единообразно, последовательно перечисляя выявленные коррупциогенные факторы.

Завершающей стадией антикоррупционной экспертизы является прогнозирование правоприменительного поведения на основе заключений, сделанных на первом этапе. Достоверность прогноза эксперта зависит от того, насколько полно он оценил чёткость и логичность изложения содержания нормативного правового акта, установил наличие или отсутствие явных и скрытых противоречий, проанализировал эффективность соблюдения правил законодательной техники. Качество правотворческой деятельности определяет не только уровень восприятия текста и содержания нормативного правового акта, но и эффективность его применения[137].

Первоначальное построение моделей правоприменительных ситуаций на основе разработанного механизма исполнения правовых предписаний должно происходить ещё на стадии правотворчества. Создавая правовую норму, законодатель должен лично проанализировать её на исполнимость и исключить все возможности её недопонимания и двоякого толкования. Конечно, это требует дополнительных затрат времени и интеллектуальных усилий. Однако на практике законы и подзаконные акты проходят через правотворческий орган с высокой скоростью, что свидетельствует об отсутствии их детального изучения. Более того, сравнительно-правовой анализ содержания нормативных правовых актов различных субъектов Российской Федерации даёт основания заявлять о том, что органы государственной власти субъектов часто копируют друг у друга результаты правотворческой деятельности без учёта материальных,

политических, социальных и иных факторов. С одной стороны, использование правотворческого опыта соседей способствует обеспечению единства правового пространства. С другой стороны, перед тем как заимствовать тот или иной юридический акт необходимо понять, будет ли он отвечать потребностям населения и насколько адекватно он способен отражать объективную действительность. В конце концов, законодателю следует проводить в случае необходимости социальные эксперименты для определения наиболее

оптимального варианта регулирования рассматриваемых общественных

~ 142

отношений .

Появление в российской правовой действительности института антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов вызвано недоработками и недостаточной эффективностью законотворческой деятельности и обусловлено необходимостью введения дополнительного элемента контроля качества правообразования.

Субъект антикоррупционной экспертизы при моделировании

правоприменительной ситуации на основе имеющегося нормативного материала формулирует заключение, содержащее прогноз позитивных и возможных негативных (побочных) последствий реализации требований, содержащихся в различных нормативных правовых актах. Модель правоприменительной ситуации - это мысленная модель, конструирование которой, как и последующие мысленные действия над ней, совершаются в уме исследователя. Углубление профессиональных знаний в области экспертной работы, а следовательно, и совершенствование мер по противодействию коррупции в сфере законодательства немыслимо без прогнозирования действий среднестатистического правоприменителя, исполняющего отдельные положения законодательного акта.

К сожалению, проблемы с анализом текстов нормативных правовых актов возникают не только в правотворческой деятельности, но и в экспертной работе.

Ряд экспертов при изучении нормативных текстов ошибочно сосредоточивают своё внимание на поиске так называемых «маркеров [138] коррупциогенных факторов», чтобы не утруждать себя сложным аналитическим процессом представления возможных действий правоприменителя.

Под маркерами коррупциогенных факторов понимаются определённые слова, термины, фразы, стилистические обороты, которые могут указывать на наличие коррупционного фактора. Применение такой техники облегчает работу эксперта. В частности, один из видов коррупциогенных факторов, предусмотренных «Методикой проведения антикоррупционной экспертизы

143

нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» , - определение компетенции по формуле «вправе» - уже в самом названии содержит подобный маркер (слово «вправе»).

Хотя маркеры и существенно упрощают работу эксперта, всё-таки нельзя абсолютизировать их роль в процедуре выявления коррупциогенных факторов. Об опасности использования техники идентификации маркеров в экспертной работе подробно пишет С.Н. Шевердяев: «Если ограничиться в анализе коррупциогенности только поиском маркеров, успешных результатов в освобождении проекта нормативного правового акта от коррупциогенных норм вряд ли можно достичь. Использование в этом процессе исключительно одних маркеров без интеллектуальной оценки текста будет в большинстве случаев неточным, неполным и неправильным. Маркеры далеко не всегда однозначно указывают на то, что имеет место коррупционный дефект, они весьма

144

условны» .

Построение аналитической модели предполагаемых действий субъекта правоприменительной деятельности, направленных на реализацию предписаний правовых норм, должно быть основано на внутреннем убеждении эксперта, сформированном на базе аналитического опыта и знания правотворческой техники. Примитивизация экспертной работы может привести к тому, что [139] [140] заложенные изначально в тексте нормативного правового акта или его проекта трудновыполнимые и обременительные положения (коррупциогенные факторы) останутся невыявленными и, соответственно, неустранёнными, а коррупционный потенциал акта будет реализован в практической деятельности правоприменителей.

Таким образом, модель возможного поведения правоприменителей при совершении каждого конкретного административного действия и общая модель административно-процедурного механизма призваны способствовать разработке и построению прогнозного варианта их дальнейшего поведения. Данный прогноз должен быть предметом исследования эксперта, проводящего антикоррупционную экспертизу.

Объектом экспертных исследований должна выступать полнота правовых норм, закрепляющих последовательность действий уполномоченных органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц) при реализации принадлежащих гражданам и юридическим лицам прав. Любой пробел в административно-процессуальном законодательстве непременно приводит к разрыву правовой регламентации административных процедур и, соответственно, к снижению эффективности правоприменительной деятельности субъектов административного права.

Каждая из полученных моделей и построенные на их основе прогнозы, характеризующие ситуативное поведение правоприменителя, оцениваются с точки зрения полноты и достаточности своего содержания. После их объединения эксперт получает модель правомерного/неправомерного поведения должностных лиц органов государственной власти (органов местного самоуправления) и общий прогноз его дальнейшего развития. Данные экспертного прогноза требуют повышенного внимания. Они используются для принятия обоснованных решений, впоследствии отражённых в экспертном заключении, содержащим выводы относительно структурной полноты нормативного правового акта.

Построение модели предполагает мысленное создание экспертом правоприменительной ситуации, прогнозирование возможных вариантов её развития. В дальнейшем от эксперта ожидается полное осмысление, анализ и оценка нормативного правового акта во взаимосвязи с другими нормативными правовыми актами, регулирующими ту же сферу общественных отношений. На содержание модели влияют не только такие факторы, как полнота исходной информации[141] [142] [143] [144], но и личные качества, знания и профессиональный опыт эксперта. Федеральный закон «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых

146

актов и проектов нормативных правовых актов» к числу принципов организации антикоррупционной экспертизы небезосновательно относит компетентность лиц, проводящих ее. Если экспертом является государственный служащий, то его компетентность выражается, в первую очередь, в профессиональной подготовке, а также в морально-этическом поведении на службе . Для независимых экспертов компетентность может быть подтверждена, прежде всего, стажем профессиональной деятельности и наличием диплома о высшем профессиональном образовании.

Модель не является реальным предметом, но мысленной конструкцией «предстоящей, будущей» реальности . Моделирование как следствие мышления необходимо потому, что исследуемый объект (наличие и полнота структурных элементов нормативных правовых актов, а также правовых положений) никогда не выступает перед познающим субъектом в готовом виде. Нельзя говорить и о «самообнаружении» объекта в его значимых смысловых и сущностных свойствах. Это предполагает и создаёт объективную необходимость специальной - познавательной - деятельности эксперта. Данная деятельность всегда сопряжена с моделированием, поскольку постановка и решение какой-либо задачи или проблемы невозможны без раскрытия её специфического, предметного содержания. Неизвестность отдельных элементов, их структуры и системных связей предполагает активные действия познающего субъекта, заключающиеся в мысленном построении определённой системы или описания, которое бы отображало существенные свойства и характеристики изучаемых объектов, процессов или явлений, предполагало прогнозные варианты тенденций их развития, дающих возможность изучения объекта исследования, познания его сущности и получения новой информации о нём.

Таким образом, говорится о перспективном мысленном моделировании, предопределяющем возможность обоснованного предвидения предстоящих юридических действий и правоприменительных ситуаций. В процессе применения моделей проводящий антикоррупционную экспертизу субъект получает возможность воспроизводить сам объект или отдельные его части, свойства, признаки, познавая исследуемый объект, процесс или явление, получая новую необходимую информацию о нём. Данную информацию можно использовать для определения дальнейших мер экспертного реагирования и предупреждения юридико-технических ошибок в виде ситуаций правовой неопределённости, а также пресечения вероятных коррупционных практик в сфере правоприменения.

На основании изложенного, анализ правовых объектов, ситуаций и явлений как сложных систем, противоречивых по характеру и многообразию протекающих в них процессов, требует применения целого комплекса методов, в том числе и тех, которые успешно применяются в других областях современной науки. Одним из таких методов выступает правовое моделирование.

Подводя итог вышесказанному, следует сделать вывод о том, что метод правового моделирования доказал свою эффективность при проведении экспертной оценки качества разрабатываемого правового материала. Познавательный и прогностический потенциал моделирования правоприменительных ситуаций делает его незаменимым при выявлении законодательных недоработок в тексте нормативного правового акта.

Только эксперт, обладающий способностью к творческому мышлению, при проведении антикоррупционной экспертизы способен построить интеллектуальную модель поведения субъекта правоприменения в конкретной юридической ситуации. Иначе говоря, лицу, проводящему антикоррупционную экспертизу законов, следует ставить себя на место уполномоченного должностного лица, реализующего данный закон. Достижению указанной цели в наибольшей степени будет способствовать использование в качестве познавательного инструмента моделирования, с помощью которого можно отразить сущностные свойства конструируемого объекта.

128

129

<< | >>
Источник: Балдин Александр Константинович. ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОВЕДЕНИЯ АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ ОРГАНАМИ МИНЮСТА РОССИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород 2014 год. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Выявление коррупциогенных факторов как основа экспертной работы по проверке нормативного правового акта на коррупциогенность:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. § 1. Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и их проектов в системе мер по предупреждению коррупции в России
  3. § 2. Элементы антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов
  4. § 3. Федеральный орган исполнительной власти в области юстиции в системе субъектов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов: полномочия и порядок работы
  5. § 1. Выявление коррупциогенных факторов как основа экспертной работы по проверке нормативного правового акта на коррупциогенность
  6. § 2. Повышение качества экспертной работы на основе разработки предложений по применению «Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов»
  7. Правовая и антикоррупционнаяэкспертизы территориальных органов Минюста России. Соотношение содержания понятий. Объект и предмет
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -