<<
>>

2.2 Условия обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном процессе

Установление характера и размера вреда, предусмотрено в качестве обстоятельства подлежащего доказыванию при производстве по уголовному делу, что способствует его возмещению.

Для установления размера и характера вреда лица, осуществляющие производство по уголовному делу, обязаны:

- допросить потерпевшего, выяснив размер вреда, который был причинен; выяснить перечень похищенного или поврежденного имущества; когда оно было приобретено, стоимость этого имущества, ремонтных и восстановительных работ, которые произвел потерпевший в отношении поврежденного имущества; при необходимости следователь и дознаватель могут повторно допросить потерпевшего, если у него появятся дополнительные сведения о причиненном ущербе;

- произвести выемку и осмотр документов, подтверждающих наличие имущества и его стоимость;

- допросить свидетелей, которые могут подтвердить наличие имущества у потерпевшего до совершения преступления;

- назначить проведение экспертизы, которая позволит установить стоимость похищенного или поврежденного имущества, с учетом амортизации и морального износа данного имущества;

- допросить подозреваемого и обвиняемого, которые могут показать место нахождения похищенного имущества;

- совершить иные действия, которые направлены на установление характера и размера причиненного вреда и места нахождения имущества.

Среди мер, предусмотренных законодателем, можно выделить установление характера и размера, причиненного вреда; совершение действий по обнаружению и изъятию у виновных или иных лиц имущества, принадлежащего потерпевшему, а также обеспечение возмещения вреда посредством гражданского иска, реституции или побуждения обвиняемого к добровольному возмещению вреда. Реализации данных мер способствуют:

- письменные запросы в банки, ломбарды, комиссионные магазины и т. п., которые позволят установить местонахождение похищенного имущества, а также произвести арест имущества, обыск, выемку и др.

Эти меры будут способствовать возмещению потерпевшему, причиненного преступлением вреда либо в виде возвращения имущества, либо в виде возмещения стоимости имущества;

- допрос подозреваемого, обвиняемого о месте нахождения похищенного имущества;

- производство обыска, выемки похищенного имущества, наложение ареста на имущество;

- разъяснение подозреваемому, обвиняемому правовых последствий добровольного возмещения вреда потерпевшему, а также иного заглаживания этого вреда;

- разъяснение потерпевшему права предъявления гражданского иска и его оформление.

Эти меры при их своевременном принятии способны весьма эффективно решить вопрос с возмещением, причиненного потерпевшему вреда. В частности, из 280 изученных нами уголовных дел такие меры своевременно были приняты по 76 уголовным делам, что позволило возместить вред потерпевшим юридическим лицам уже на стадии предварительного расследования. Однако, несмотря на наличие такой возможности лица, осуществляющие производство по уголовному делу, не всегда их применяют на практике, что было установлено по 204 уголовным делам, что составляет 72,85 % (Приложение Б, Приложение В).

Установление характера и размера вреда, причиненного преступлением, и возмещение вреда невозможно без активного содействия этому заинтересованных лиц - потерпевших и гражданских истцов. Именно данные участники уголовного судопроизводства могут весьма подробно рассказать о причиненном им вреде, его размере, последствиях для имущества действий виновных лиц. Именно данные участники процесса могут не только описать похищенное имущество, но и представить документы подтверждающие принадлежность этого имущества, его стоимость и т.п. Все это является важным для установления размера и характера причиненного преступлением вреда. От потерпевших во многом зависит и активность лиц, осуществляющих производство по уголовному делу. Заявление исковых требований на ранних этапах производства по уголовному делу позволяет определиться с характером и размером, причиненного преступлением вреда.

Для активизации данного процесса лица, осуществляющие производство по уголовному делу, обязаны своевременно разъяснять потерпевшим их право на заявление гражданского иска в рамках уголовного судопроизводства.

Однако меры, применяемые для установления и возмещения причиненного преступлением вреда в рамках уголовного судопроизводства, остаются малоэффективными. Причин низкой эффективности таких мер несколько.

Первой является несвоевременное возбуждение уголовного дела, необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела, затягивание вопроса с признанием лица потерпевшим и гражданским истцом. К сожалению лица и органы, осуществляющие производство по уголовному делу продолжают откладывать на потом (несмотря на изменения, внесенные Федеральным законом № 432-ФЗ от 28.12.2013 года) признание потерпевшими юридических лиц, которым причинен вред, совершенным преступлением. По данным обобщения было выявлено 18 таких уголовных дел, что составляет 11,25 % (Приложение Б, Приложение В).

После возбуждения уголовного дела следователи и дознаватели начинают осуществлять деятельность по собиранию доказательств виновности лица. В частности, среди таких действий следует отметить допросы подозреваемого, обвиняемого, свидетелей и лишь в последнюю очередь потерпевших, кроме того, решается вопрос об избрании мер пресечения в отношении подозреваемых и обвиняемых и лишь в последнюю очередь об аресте имущества и денежных средств обвиняемого для обеспечения возмещения причиненного преступлением вреда. Не расторопно рассматриваются заявленные потерпевшими и гражданскими истцами ходатайства о наложении ареста на имущество, похищенного у них, и обнаруженного у третьих лиц. Это существенно снижает возможность потерпевших реализовать свое право на возмещение причиненного преступлением вреда, своевременно наложить арест на имущество виновных лиц.

Так, в полицию в мае 2012 г. обратился директор ООО «Везувий» с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту хищения из магазина продуктов питания на общую сумму 1 634 845 руб., совершенное группой продавцов.

Среди оснований к отказу в возбуждении уголовного дела было указано отсутствие трудовых договоров с виновными работниками, что не позволяет органам предварительного расследования располагать достаточными доказательствами для возбуждения уголовного дела. Неоднократные жалобы директора ООО «Везувий» на действия органов предварительного расследования руководителю следственного органа не дали результатов. При этом не был решен вопрос и о проведении аудиторской проверки. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела так и не было отменено[162].

По уголовному делу № 53/38-2011 было установлено, что в период с 2012 по 2013 г. в г. Оренбурге должностными лицами Управления образования администрации муниципального образования Оренбургский район совершены халатные действия, приведшие к причинению крупного ущерба Администрации Оренбургской области и Администрации муниципального образования Оренбургский район.

Правоохранительными органами неоднократно отказывалось в возбуждении данного уголовного дела, а после его возбуждения предварительное следствие не раз приостанавливалось и возобновлялось.

В ходе расследования было установлено, что Администрации Оренбургской области и Администрации муниципального образования Оренбургский район был причинен имущественный вред в особо крупном размере, однако в нарушение уголовно-процессуального законодательства указанные лица не были признаны потерпевшими по данному уголовному делу. Ввиду чего Администрация Оренбургской области и Администрация муниципального образования Оренбургский район не могли в полной мере воспользоваться своими правами, предоставленными уголовно-процессуальным законодательством потерпевшим[163].

Подобные отказные материалы и уголовные дела являются показателем неэффективной работы правоохранительных органов. При изучении уголовных дел по заявлениям юридических лиц выявлено 6,1 % уголовных дел, которые были возбуждены не своевременно (Приложение Б, Приложение В).

«Решение об отказе в возбуждении уголовного дела определяет, что расследования по поводу конкретного сообщения о преступлении не будет.

....принятие решения об отказе в возбуждении уголовного дела влечет прекращение уголовно-процессуальных отношений, препятствует производству по уголовному делу и может существенно ограничить права и законные интересы гражданина, блокируя его доступ к правосудию»[164].

Законодатель попытался решить некоторые проблемы и внес изменения в ст. 42 УПК РФ Федеральным законом от 28 декабря 2013 № 432-ФЗ. Часть 1 была изложена в следующей редакции: «решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда. Если на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведения о лице, которому преступлением причинен вред, решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно после получения данных об этом лице»[165].

Даже если уголовное дело будет возбуждено своевременно, возникает проблема установления размера причиненного преступлением вреда, которая играет важную роль в производстве по уголовному делу. В первую очередь это связано с квалификацией содеянного, поскольку размер причиненного вреда имеет значение для правильной квалификации преступления. Во вторую очередь - не установление размера причиненного вреда, в частности, материального, существенно снижает возможности потерпевшего возместить причиненный вред в порядке уголовного судопроизводства. Как правило, суды в этом случае разъясняют потерпевшим их право на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства.

Практике известны случаи, когда следователем не устанавливается наступление общественно опасных последствий в виде причинения имущественного ущерба собственнику или иному владельцу, что является основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. В частности, по уголовному делу в отношении Г. обвиняемого в присвоении и растрате с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 160 УК РФ) сложилась именно такая ситуация . Аналогичная ситуация сложилась по трем уголовным делам, из изученных, что составляет 1,07 % (Приложение Б, Приложение В).

Более того, многие следователи не спешат обеспечить возмещение причиненного преступлением вреда в рамках уголовного судопроизводства. Отчасти это объясняется тем, что законодателем предусмотрена возможность такого возмещения в порядке гражданского судопроизводства. Должностные лица органов расследования ограничиваются лишь формальным осуществлением отдельных следственных действий или истребованием документов.

Доказательственное значение таких материалов в большинстве случаев ничтожно и не позволяет суду принять законное, обоснованное и справедливое решение по

171

уголовному делу .

Многие следователи и дознаватели считают достаточным наложить арест на имущество и денежные средства обвиняемого с целью обеспечения заявленных исковых требований. Однако и эти меры осуществляются ими не всегда оперативно.

Своевременное обеспечение гражданского иска напрямую связано с возможностью исполнить приговор в части гражданского иска.

В доктрине уголовно-процессуального права нет устоявшейся точки зрения на такое понятие как «обеспечение гражданского иска». По мнению Ж. В. Самойловой «обеспечение гражданского иска является одной из [166] [167] разновидностей уголовно-процессуального обеспечения возмещения вреда и включает в себя целую систему процессуальных действий. Однако конечная цель их состоит в удовлетворении материальных притязаний гражданского истца, в достижении реальности исполнения судебного решения» . С. В. Супрун рассматривает «обеспечение гражданского иска как практическую деятельность следователя по возмещению имущественного вреда при расследовании уголовного дела» . С учетом существующих точек зрения «под обеспечением гражданского иска подразумевается в основном деятельность следователя по обнаружению имущества, подлежащего аресту, и наложение на него ареста. Если права гражданского истца будут должным образом обеспечиваться, через их обеспечение будет достигаться и обеспечение в конечном итоге его требований,

174

выраженных в гражданском иске» .

Не вступая в спор по данной проблематике, отметим, что интерес вызывает вопрос эффективности способов обеспечения гражданского иска в уголовном судопроизводстве.

В настоящий момент к способам обеспечения иска относятся обнаружение и розыск имущества, на которое может быть наложен арест; наложение ареста на имущество. За последние годы накопилось немало вопросов, связанных с практикой применения в качестве меры процессуального принуждения наложения

175

ареста на имущество .

Обнаружение и розыск имущества, на которое может быть наложен арест, к сожалению, остаются неэффективным средством обеспечения защиты имущественных прав потерпевшего. Следователями и дознавателями обнаруживается имущество, которое фактически принадлежит обвиняемому, [168] [169] [170] [171] однако юридически остается не зарегистрированным за ним (например, объект незавершенного строительства, или наследственное имущество и т.п.). Совершенно справедливо на этот счет мнение В. А. Ионова о необходимости внесения изменений в ст. 115 УПК РФ. Им указывается, что «следователь должен быть наделен правом обязать обвиняемого провести государственную регистрацию объектов самовольной постройки либо осуществление регистрации обязана провести Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии» [172] . Это снимет множество проблем, касающихся розыска имущества, на которое может быть наложен арест. Также заслуживает внимание точка зрения К. В. Ашкатовой о необходимости «законодательного расширения перечня объектов розыска, путем включения в него похищенного имущества, имущества, подлежащего конфискации, а также имущества, на которое может быть обращено взыскание в счет обеспечения возмещения вреда, причиненного преступлением»[173]. Такой подход во многом облегчит не только установление имущества виновного лица, которое может быть использовано для возмещения вреда, причиненного потерпевшему, но и обеспечит реальное его возмещение.

Наложение ареста на имущество в уголовном процессе является наиболее распространенным способом обеспечения гражданского иска. Однако данный способ несовершенен и требует не только своего глубокого теоретического осмысления, но и изучения практики правоприменения, выявление ее нужд и ошибок, а иногда и рассмотрения вопросов о целесообразности сохранения некоторых положений действующего законодательства.

«Наложение ареста на имущество как элемент правовосстановительного механизма есть правовое средство, посредством которого реализуется возможность в полной мере восстановить отношения, пострадавшие в результате преступления. Обеспечение возмещения вреда, причиненного преступлением, следует рассматривать задачей предварительного расследования. Пока не наложен арест на имущество, до тех пор правовосстановительный механизм не будет в полной мере функционировать, так как эффективность, полнота восстановительных отношений зависят в первую очередь от своевременности принятия... по уголовному делу обеспечительных мер» .

Наложение ареста на имущество можно рассматривать в качестве гарантии возмещения вреда, причиненного преступлением потерпевшим, требования о возмещение которого были изложены гражданским истцом в исковом заявлении.

Несвоевременное наложение ареста на имущество виновных лиц, на которое может быть обращено взыскание, а также розыск такого имущества является проблемой номер один в разрешении исковых требований потерпевших. Определяя главным назначением уголовного судопроизводства защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, законодатель не продумал механизм, гарантирующий реальное возмещение вреда, причиненного преступлением. Считаем, что розыск имущества обвиняемых, на которое может быть обращено взыскание, должен начинаться незамедлительно после установления лица, причастного к совершению преступления, и при наличии достаточных оснований полагать, что данное лицо совершило преступление. Наложение ареста на имущество должно осуществляться своевременно. П. Г. Сычев отмечает в своем исследовании: «только наложение ареста в минимально короткие сроки может предотвратить причинение ущерба»[174] [175].

Так, по уголовному делу № 1-220/2012 по обвинению А. на стадии предварительного следствия по ходатайству следователя судом был наложен арест на имущество подозреваемой - на лицевой счет. Основанием послужила большая сумма причиненного ущерба, которая составляла 2 088 300 рублей, и причинение ущерба государству в лице Орского почтамта УФПС Оренбургской области — филиала ФГУП «Почта России». Впоследствии при вынесении приговора, разрешая гражданский иск, суд постановил обратить взыскание причиненного ущерба на денежные средства, находящиеся на счете, в пределах суммы 2 054 338 рублей 34 копейки и сохранить обеспечительные меры до исполнения приговора суда в части гражданского иска . Своевременное принятие обеспечительных мер позволило возместить причиненный потерпевшему вред от совершенного преступления в полном объеме сразу после вступления приговора в законную силу.

Между тем, по данным практики, наложение ареста на имущество применяется в большинстве своем несвоевременно, что позволяет виновным лицам и их родственникам скрыть имущество, подлежащее аресту (снять денежные средства со счетов в банке, принять меры по отчуждению имущества и т.д.). Порой это имущество переходит в собственность третьих лиц, а следователь или дознаватель так и не могут установить личность подозреваемого и обвиняемого. Так, в частности, произошло и по рассмотренному Ленинским районным судом г. Оренбурга ходатайству о наложении ареста имущества, принадлежащего ООО «ВСВ». На момент обращения в суд с ходатайством не была установлена личность виновного лица, также не было установлено и иных оснований для наложения ареста на имущество. Однако следователем в суд были представлены неопровержимые доказательства того, что недвижимое имущество перешло к третьим лицам без законных на то оснований, в результате совершения в отношении юридического лица ООО «Водолей - 98» преступления. Обосновывая свое ходатайство, следователь указал, что не наложение на объект недвижимости ареста в дальнейшем сделает невозможным возмещение причиненного потерпевшему вреда. Данное ходатайство судом было [176]

удовлетворено . Подобных ходатайств на практике не так уж и много. Это единичные случаи. В основном же следователями такие ходатайства не заявляются. Так по данным обобщения практики Оренбургского областного суда в 2009 г. в суды поступило всего 7 таких ходатайств в отношении имущества юридических лиц, было удовлетворено - 6 .

Федеральным законом от 28 декабря 2013 № 432-ФЗ Уголовнопроцессуальный кодекс РФ был дополнен ст. 160.1 «Меры по обеспечению гражданского иска». «Установив, что совершенным преступлением причинен имущественный вред, следователь, дознаватель обязаны принять меры по установлению имущества подозреваемого, обвиняемого либо лиц, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации несут ответственность за вред, причиненный подозреваемым, обвиняемым, стоимость которого обеспечивает возмещение причиненного имущественного вреда, и по наложению

183

ареста на данное имущество» .

Данные меры, предпринятые законодателем, направлены на развитие эффективности, действенности и оперативности обеспечения возмещения вреда причиненного преступлением потерпевшему. К сожалению не долгий период действия этих положений закона не позволяет в полной мере установить их результативность.

Законодатель предоставляет право налагать арест на имущество исключительно суду. Такое ходатайство в ходе досудебного производства по уголовному делу должно исходить от лиц, осуществляющих производство по уголовному делу.

В настоящее время наложение ареста на имущество или денежные средства остается одним из действенных средств обеспечения гражданского иска в [177] [178] [179] уголовном судопроизводстве и дальнейшего реального возмещения причиненного потерпевшему вреда.

Эта проблема охватывает и другие правоотношения. В частности, Е. Никулин и А. Чувилев совершенно обоснованно высказали мысль о «необходимости внесения дополнений в нормы уголовно-процессуального законодательства, предусматривающие возможность отмены мер обеспечения гражданского иска только исключительно в случае прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям. В случаях прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям меры обеспечения должны сохраняться до разрешения иска по существу, но не более шести месяцев, в течение которых такие же меры могут быть приняты в порядке гражданского судопроизводства» .

Проблемой является возможность возмещения вреда, причиненного преступлением в случае акта амнистии. Законодателем не установлен порядок рассмотрения заявленных исковых требований в случае прекращения уголовного преследования в связи с изданием акта амнистии, который является нереабилитирующим основанием.

Большинство обвиняемых при прекращении уголовного преследования по данному основанию, не возмещают вред, который был причинен их неправомерными действиями, и исковые требования, которые были заявлены в досудебном производстве по уголовному делу, остаются не рассмотренными.

Большинство проанкетированных нами обвиняемых считают, что при прекращении уголовного дела по таким основаниям они не обязаны возмещать ущерб потерпевшим. Из 98 опрошенных данной точки зрения придерживаются 61,2 % (Приложение Е). Уголовно-процессуальный закон в настоящее время не содержит нормы, которая бы регламентировала возникающую правовую ситуацию, более того, нет разъяснений и по поводу возможности заявления такого иска или разъяснения и передачи искового заявления на разрешение уже в порядке гражданского судопроизводства. Целесообразность разъяснения права [180] потерпевшему на разрешение заявленного им иска о возмещении вреда, причиненного преступлением, и после прекращения уголовного дела требует внесения определенных дополнений в законодательство. В настоящий момент данного указания нигде не содержится. Так же как и не определена зависимость прекращения уголовного дела в связи с актом амнистии и возмещенным обвиняемым материальным вредом, причиненным потерпевшему.

Еще одна проблема связана с тем, что не вполне урегулированным является вопрос представления интересов юридического лица в уголовно-процессуальных отношениях.

«Представительство является тем средством, с помощью которого реализуются права юридического лица в уголовном судопроизводстве. Потерпевшему предоставлена возможность лично или с помощью своего представителя активно участвовать в доказывании факта совершения преступления и других обстоятельств, имеющих значение для него» . Согласно ст. 45 УПК РФ представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, могут быть адвокаты, а также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы. Четкое установление лиц, которые могут представлять интересы юридического лица в уголовном судопроизводстве, важно для обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевших юридических лиц, установления и возмещении причиненного вреда.

Позиция законодателя, изложенная в ч. 9 ст. 42 и ч. 1 ст. 45 УПК РФ вызывает множество нареканий у исследователей. Ими указывается, что «буквальное и систематическое толкование ч. 9 ст. 42 УПК РФ и ч. 1 ст. 45 УПК РФ приводит к следующему парадоксальному выводу: юридическое лицо, являющееся потерпевшим, может участвовать в уголовном судопроизводстве только с помощью адвоката, однако если то же самое лицо заявит гражданский [181] иск и будет в установленном порядке признано гражданским истцом, то от его имени может выступать руководитель либо иной уполномоченный законом или учредительными документами субъект»[182].

По данным изученных нами уголовных дел представителями интересов юридического лица, признанного потерпевшим и гражданским истцом в уголовном процессе, являлись в основном адвокаты, юрисконсульты юридического лица, а также руководители данного юридического лица. Причем адвокаты исполняли данные функции всего в 33,57 % случаев, тогда как юрисконсульты - в 61,79 %, а руководители всего в 4,64 % (Приложение Б, Приложение В).

Правоприменитель в данном случае исходит из общеправового положения о том, что юридические лица в правовых общественных отношениях выступает через своего представителя, которыми могут быть и адвокаты, и юрисконсульты, и руководители юридического лица. Уголовно-процессуальные отношения являются лишь их разновидностью. Правоприменительная практика достаточно гибкий инструмент, который способен дополнить правоотношения, не урегулированные законодательством, где это возможно расширительным способом правового регулирования. Участие представителя юридического лица в уголовно-процессуальных отношениях, обусловлено договорными отношениями, возникающими из договора поручения или договора об оказании юридических услуг; трудовыми отношениями, возникающими между юридическим лицом и работником, которому поручается представление интересов юридического лица в уголовно-процессуальных правоотношениях. Учредительными документами юридического лица могут быть установлены условия деятельности представителя юридического лица при представлении его интересов перед третьими лицами.

Представитель действует в интересах представляемого им лица.

Проблема с представительством возникает на практике, когда юридическое лицо находится в стадии банкротства, ликвидации или реорганизации, а в это время решается вопрос с возбуждением уголовного дела, с производством отдельных следственных действий, с решением других важных вопросов (установлении вреда, причиненного преступлением, возможности его возмещения). Эта проблема может возникнуть и в процессе рассмотрения уголовного дела в суде.

Данный вопрос является не урегулированным как в теории, так и в практике уголовного судопроизводства. От этого во многом зависит не только возможность, но и эффективность обеспечения защиты прав и интересов юридического лица в уголовном судопроизводстве; полноценное участие его в уголовно-процессуальных отношениях; реализация права заявлять ходатайства; участвовать в процессе доказывания; предъявлять гражданский иск; поддерживать заявленные требования и т.п. .

Из 280 изученных нами уголовных дел, рассмотренных судами Оренбургской и Ульяновской областей, по 14 уголовным делам потерпевшие юридические лица находились в стадии банкротства; по 3 уголовным делам решался вопрос о ликвидации юридического лица; по 7 уголовным делам юридические лица - потерпевшие от преступления находились в стадии реорганизации (Приложение Б, Приложение В).

Сложностью для лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, является установление и определение полномочий представителей таких юридических лиц, в том числе и их руководителей. Нормы уголовнопроцессуального законодательства сформулированы таким образом, что не учитывают положения некоторых нормативно-правовых актов, в том числе и [183]

Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» . Следует отметить, что данный закон предусматривает некоторые особенности, существенно ограничивающие полномочия руководителя таких юридических лиц по управлению имуществом и активами, представлению интересов перед третьими лицами, делегированию таких полномочий другим лицам.

В стадии банкротства на этапе наблюдения и финансового оздоровления руководитель и органы управления юридического лица осуществляют свои полномочия по руководству организации с некоторыми ограничениями. Статья 64 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает, что при введении наблюдения руководитель должника и иные органы управления должника продолжают осуществлять свои полномочия, но ряд действий они могут совершать исключительно с письменного согласия временного управляющего. Статьи 66 и 69 рассматриваемого закона предоставляют право временному управляющему ходатайствовать об отстранении руководителя должника от должности, возложив исполнение его обязанностей на одного из заместителей руководителя, в случае отсутствия заместителей - на одного из работников должника.

На этапе финансового оздоровления, в соответствии со ст. 80, на основании решения собрания кредиторов судом утверждается административный управляющий, руководитель должника и органы управления должника, которые хотя и осуществляют самостоятельное руководство организацией, но ряд действий могут совершить только с согласия административного управляющего. А в соответствии со ст. 83 административный управляющий имеет право обратиться в суд с ходатайством об отстранении руководителя должника от руководства.

Согласно ст. 94 с даты введения внешнего управления прекращаются полномочия руководителя должника, прекращаются полномочия органов [184] управления должника и собственника имущества должника - унитарного предприятия, их полномочия возлагаются на внешнего управляющего.

Конкурсное производство предусматривает возложение на конкурсного управляющего осуществление полномочий руководителя должника и иные органы управления должника, а также собственника имущества должника (см. ст. 129).

В соответствии с приведенными положениями Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», представлять интересы юридического лица могут несколько лиц - руководитель и органы управления юридического лица, временный управляющий, административный управляющий, конкурсный управляющий.

Ни в законе о банкротстве, ни в уголовно-процессуальном кодексе не содержится указаний относительно того, кто будет представлять юридическое лицо в уголовно-процессуальных отношениях. Если речь идет о внешнем или конкурсном управляющем, то его полномочия определены решением суда о его назначении и действующим законодательством. Он может участвовать в уголовно-процессуальных отношениях лично или через назначенного им представителя. Причем, именно данному лицу предоставлено право осуществлять действия, направленные на реализацию прав и выполнение обязанностей, представляемого им юридического лица в уголовном судопроизводстве. Его задача состоит в том, чтобы права юридического лица, в том числе имущественные, в уголовном судопроизводстве были эффективно защищены. Так же возникает вопрос, кого привлекать к участию в деле в качестве представителя юридического лица в период банкротства на этапе наблюдения и финансового оздоровления. Как быть, в том случае, если в отношении юридического лица, находящегося в стадии банкротства, совершается преступление, кто будет представлять его интересы в уголовно-процессуальных отношениях, а также кто будет принимать решение о возможности примирения с обвиняемым, получении от него денежных средств или иного имущества в счет возмещения вреда, участия в заключении досудебного соглашения. Эти вопросы очень важны и требуют своего законодательного разрешения.

Согласно п. 3 ст. 126 Закона о банкротстве представители собственника имущества должника - унитарного предприятия, а также учредителей (участников) должника в ходе конкурсного производства обладают правами лиц, участвующих в деле о банкротстве. Признание организации банкротом обязывает установить круг лиц, которые могут представлять такую организацию, в том числе, и в уголовно-процессуальных отношениях.

Представлять интересы юридического лица, находящегося в стадии банкротства, должны представители с учетом положений, содержащихся в Законе о банкротстве. Это необходимо учитывать и лицам, осуществляющим производство по уголовному делу. Являясь участниками таких производств, они могут обжаловать судебные решения, заявлять ходатайства, представлять доказательства и осуществлять иные полномочия. К участию в уголовном деле для представления интересов юридического лица на стадии наблюдения и финансового оздоровления, полагаем, должны быть привлечены временный или административный управляющий наряду с руководителем юридического лица, и только внешний или конкурсный управляющий на стадии внешнего и конкурсного управления. Привлечение на стадии наблюдения и финансового оздоровления временного и административного управляющего наряду с руководителем юридического лица к участию в уголовном деле в качестве представителя юридического лица обусловлено тем, что между этими участниками действующим законодательством распределены обязанности по управлению юридическим лицом, управлению и распоряжению его имуществом. В ст. 45 УПК РФ говорится только об иных лицах, правомочных в соответствии с ГК РФ, представлять интересы юридического лица. Другие лица, которые вправе представлять интересы юридического лица в соответствии с иным законодательством РФ, в уголовно-процессуальном законе не указаны, что существенно нарушает права юридических лиц, находящихся в стадии банкротства, а также их кредиторов.

Ликвидация юридического лица - потерпевшего по уголовному делу, его учредителями, когда уголовное дело еще рассматривается в суде, ставит на повестку дня вопрос: кто будет представлять интересы ликвидированного юридического лица в уголовном процессе? Правомерно ли будет возлагать на учредителей или на иных лиц представлять интересы таких юридических лиц? На эти вопросы законодатель не дает никакого ответа.

По мнению некоторых практических работников, разрешить такую ситуацию возможно. Ими указывается, что «полномочия представителя являются производными от полномочий представляемого участника процесса... ликвидация юридического лица, ранее признанного потерпевшим, приводит к аннулированию полномочий этого юридического лица в уголовном процессе и, следовательно, к прекращению полномочий его представителя. Иное означало бы, что представитель действует не в интересах представляемого лица (которого нет), а в собственных интересах или в интересах иных лиц, что противоречит его процессуальному предназначению. Действующий уголовно-процессуальный закон не предусматривает перехода прав потерпевшего — юридического лица, в отличие, например, от предусмотренного ч. 8 ст. 42 УПК РФ процессуального правопреемства физических лиц. участие ликвидированного юридического лица в качестве потерпевшего в уголовном судопроизводстве должно быть прекращено» . Пункт 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 № 17 устанавливает: «в тех случаях, когда по поступившему в суд делу будет установлено, что лицо, которому преступлением причинен вред, не при - знано потерпевшим по делу, суд признает такое лицо потерпевшим и принимает меры к восстановлению его прав. Представляется, что в данной ситуации суду следует рассмотреть вопрос о признании или непризнании потерпевшими лиц,

190

учреждавших ликвидированное юридическое лицо» . [185] [186]

Следует обратиться к положениям гражданского законодательства, в частности, ч. 7 ст. 63 ГК РФ: при ликвидации юридического лица его имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, передается его учредителям. Это обстоятельство позволяет сделать вывод, что от преступления могло пострадать не только юридическое лицо, но и его учредители. Следовательно, в этих случаях целесообразно признавать в качестве потерпевших и учредителей такого юридического лица.

При реорганизации юридического лица также возникает много вопросов о том, кто будет представлять интересы реорганизованного юридического лица в уголовном процессе. В этой связи нельзя не разделить точку зрения М. Х. Абдрахманова, который предлагает дополнить уголовно-процессуальное законодательство положением, регламентирующим порядок процессуального правопреемства при реорганизации юридических лиц, участников уголовно-

191

процессуальных отношений .

Позиция законодателя, содержащаяся в ч. 1 ст. 45 УПК РФ не отличается последовательностью. Полагаем, данные нормы требуют определенного уточнения:

- представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя, являющегося физическим лицом, могут быть адвокаты, а представителями потерпевшего и гражданского истца, являющегося юридическим лицом, адвокаты и иные лица, правомочные в соответствии с Г ражданским кодексом Российской Федерации и иным законодательством Российской Федерации представлять его интересы. В качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец. В качестве представителя юридического лица могут быть признаны также иные лица, на [187] которых возложено управление делами юридического лица или его имуществом, в соответствии с законодательством Российской Федерации. Временный и административный управляющий привлекаются к участию в рассмотрении уголовного дела наряду с руководителем юридического лица, находящегося в стадии наблюдения или финансового оздоровления .

Не установление лица, которое будет осуществлять представление интересов юридического лица в уголовном судопроизводстве, не обеспечит защиту его прав, не будет способствовать установлению вреда и в дальнейшем не обеспечит его возмещение.

Установление и обеспечение возмещения вреда, причиненного преступлением юридическому лицу, направлено на защиту его имущественных и неимущественных прав. Для возмещения вреда, причиненного преступлением, не достаточно установление размера причиненного вреда, признания за потерпевшим права на такое возмещение. Требуется разработка мер, направленных на реальное его возмещение и противодействие мерам, направленным на сокрытие имущества и иных ценностей, со стороны виновных лиц.

Условиями, позволяющими обеспечить защиту имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица, является эффективная деятельность лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, по:

- установлению характера и размера вреда;

- наложению ареста на имущество виновных лиц, а также имущество потерпевшего, находящегося у третьих лиц;

- установлению лиц, которые имеют право представлять интересы потерпевшего - юридического лица в уголовном судопроизводстве. [188]

<< | >>
Источник: Баловнева Валентина Ивановна. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЗАЩИТЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ И НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ ПОТЕРПЕВШЕГО - ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Оренбург - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.2 Условия обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном процессе:

  1. § 3. Возмещение вреда, причиненного военнослужащим186
  2. Тема 9 СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ И СУДЕБНЫЕ ШТРАФЫ
  3. § 5. Возмещение морального вреда, причиненного работнику
  4. 2.4. Правовой статус лиц, осуществляющих опеку или попечительство над несовершеннолетними
  5. § 1. Генезис уголовного законодательства об условно-досрочном освобождении от наказания в Российской Федерации и Республики Беларусь
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -