<<
>>

2.2. Предварительное слушание

Проведение предварительного слушания по делу обязательно в тех случаях, когда судья при назначении дела к слушанию не в состоянии единолично разрешить всего комплекса возникших по делу проблем.
В силу ст. 229 УПК предварительное слушание проводится: 1) при наличии ходатайства стороны об исключении доказательств, заявленного: а) после ознакомления с материалами уголовного дела, б) после направления уголовного дела с обвинительным заключением (обвинительным актом) в суд в течение трех дней со дня получения обвиняемым копии данного документа; 2) при наличии оснований для возвращения уголовного дела прокурору; 3) при наличии оснований для приостановления, прекращения дела; 4) для решения вопроса о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей.

Следователь обязан разъяснять обвиняемому, его законному представителю, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, их представителям право ходатайствовать о предварительном слушании дела, основания для его назначения. Невыполнение следователем вышеперечисленных требований закона является основанием для возвращения дела прокурору.

Если ходатайство заявлено стороной уже после принятия решения о направлении дела в суд, то ходатайствовать о проведении предварительного слушания можно не позднее трех суток со дня получения обвиняемым обвинительного заключения (обвинительного акта). Срок, в течение которого стороной может быть подано ходатайство о проведении предварительного слушания, обязателен как для стороны защиты, так и для стороны обвинения. Если судебное заседание назначено судьей единолично в порядке, предусмотренном ст. 231 УПК, то стороны уже не вправе заявлять ходатайство: а) о проведении предварительного слушания (п. 2 ч. 5 ст. 231 УПК); б) о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей (п. 1 ч. 5 ст. 231 УПК).

Порядок проведения предварительного слушания определен с учетом задач, стоящих перед этой стадией, общих условий производства в суде первой инстанции, а также специальных правил, касающихся непосредственно данного этапа.

Предварительное слушание проводится: 1) судьей единолично; 2) в закрытом судебном заседании; 3) с участием сторон, если они выразили на то свое желание; 4) с участием переводчика, специалиста, если это предусмотрено законом.

Неявка своевременно извещенных участников производства по уголовному делу в судебное заседание не препятствует проведению предварительного слушания. Уведомление о вызове в судебное заседание участников судопроизводства должно быть направлено не менее чем за трое суток до дня предварительного слушания. Суду надлежит уведомить всех участников процесса, включая тех, которые ходатайства о проведении предварительного слушания не заявляли.

В соответствии с ч. 4 ст. 235 УПК бремя опровержения доводов стороны защиты о получении доказательств с нарушением уголовно-процессуального закона возложено на прокурора. В соответствии с названной нормой государственный обвинитель в стадии предварительного слушания обязан определить: 1) нет ли в материалах уголовного дела, приобщенных к нему ходатайствах обвиняемого и его защитника сведений об обстоятельствах, исключающих согласно ст. 61 УПК участие судьи, прокурора, следователя, дознавателя в производстве по уголовному делу; 2) имеются ли предусмотренные ст. 229 УПК основания для назначения судьей предварительного слушания; 3) имеются ли основания для принятия судьей, кроме решения о назначении судебного заседания, какого-либо иного решения из числа перечисленных в ст. 236 УПК (о направлении уголовного дела по подсудности; о возвращении дела прокурору; о прекращении уголовного дела или уголовного преследования; о приостановлении производства по уголовному делу).

При наличии перечисленных оснований государственному обвинителю надлежит подготовить ходатайства: 1) об исключении доказательств; 2) о допросе лиц, которым что- либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятии и приобщении к делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом; 3) об истребовании дополнительных доказательств или предметов, имеющих значение для дела, в том числе о вызове в судебное заседание новых свидетелей, экспертов, специалистов; 4) об истребовании и приобщении к делу вещественных доказательств и документов; 5) об изменении обвиняемому меры пресечения; 6) о гражданском иске и мерах по его обеспечению.

В необходимых случаях государственный обвинитель обязан: 1) сформулировать в письменном виде основания и мотивы полного или частичного отказа от обвинения; 2) подготовить формулировку нового обвинения.

Чтобы не возникли недоразумения при фиксировании позиции государственного обвинителя в протоколе судебного заседания, целесообразно ее изложить в письменном виде для последующего приобщения к протоколу.

Изменение прокурором обвинения может привести к тому, что изменится подсудность уголовного дела. В этом случае (ч. 5 ст. 236 УПК) судья отражает изменение обвинения в постановлении и направляет дело по подсудности.

Прекращение уголовного преследования по основаниям, предусмотренным п. п. 3 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК, допускается только в тех случаях, когда против этого не возражает обвиняемый. В противном случае производство по делу должно продолжаться в обычном порядке. Государственному обвинителю перед отказом от обвинения надлежит выяснить отношение к этому обвиняемого.

Если на предварительном слушании будут выявлены другие основания прекращения уголовного дела либо уголовного преследования: 1) наличие акта об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК); 2) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же основанию (п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК); 3) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК); 4) примирение с потерпевшим лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо загладило причиненный потерпевшему вред (ст. 25 УПК); 5) деятельное раскаяние лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести (ст. 28 УПК), - государственный обвинитель может ходатайствовать о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования, а если такое ходатайство заявлено потерпевшим либо стороной защиты, высказывает свое мнение по этому поводу.

Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в ст. ст. 25, 28 УПК, а также п. п. 3 и 6 ч. 1 ст. 27 УПК не допускается, если обвиняемый против этого возражает (ч. 2 ст. 27 УПК).

Рассмотрение ходатайств об исключении доказательств на предварительном слушании дает возможность сторонам до начала слушания дела исключить из перечня доказательств те из них, которые свойствами допустимости не обладают, и оценить доказательства, не принимая во внимание те из них, которые уже признаны судом непригодными.

В силу ч. 4 ст. 88 УПК суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном ст. ст. 234 и 235 УПК. В случае заявления ходатайства об исключении доказательства копия данного документа передается всем другим участникам процесса в день представления ходатайства в суд. Обязанность вручения копий возложена на суд.

Доказательства признаются полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены: 1) гарантированные Конституцией права человека и гражданина; 2) установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления; 3) если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом; 4) если собирание и закрепление доказательств осуществлено в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами (см. Постановление Пленума ВС РФ от 31.10.1995 N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" (в ред. от 06.02.2007) <1>).

<1> БВС РФ. 1996. N 1; 2007. N 5.

Законодатель предусмотрел возможность ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела. Если материалы уголовного дела предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику позднее, чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, то суд в обязательном порядке должен отменить меру пресечения в виде заключения под стражу.

Возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, когда: 1) обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта; 2) копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 УПК; 3) есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера; 4) имеются предусмотренные ст. 153 УПК основания для соединения уголовных дел; 5) при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК. В случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 237 УПК, судья обязывает прокурора в течение пяти суток обеспечить устранение допущенных нарушений. При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого.

В настоящее время считается, что возвращение судом прокурору уголовного дела для проведения дополнительных следственных или иных процессуальных действий с целью устранения допущенных в ходе досудебного производства нарушений (если это не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия) не противоречит УПК.

До внесения законодателем соответствующих изменений в ст. 237 УПК при разрешении вопросов, связанных с возвращением судьей уголовного дела со стадии предварительного слушания, необходимо руководствоваться не только уголовно- процессуальными нормами, но и постановлениями КС РФ.

Особый интерес представляет процесс выработки оснований к возвращению уголовных дел прокурору для устранения препятствий к их рассмотрению.

Впервые вопрос о характере препятствий к рассмотрению уголовного дела судом, возможных путях их устранения стал предметом исследования в Постановлении КС РФ от 04.03.2003 N 2-П "По делу о проверке конституционности положений п.

2 ч. 1 и ч. 3 ст. 232 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Л.И. Батищева, Ю.А. Евграфова, О.В. Фролова и А.В. Шмелева" <1>.

<1> ВКС РФ. 2003. N 3.

В рамках конституционного судопроизводства проверялось наличие права у суда требовать от органов предварительного расследования по личной инициативе: -

уточнения обвинения, так как "в постановлении о привлечении Л.И. Батищева в качестве обвиняемого не было указано, какие конкретно пункты устава акционерного общества, генеральным директором которого он являлся, были им нарушены"; -

восстановления "права на защиту обвиняемого А.В. Шмелева, которому участие адвоката было обеспечено уже после окончания предварительного расследования - на этапе ознакомления с материалами дела".

Одновременно оспаривалось право суда по собственной инициативе продлить сроки содержания обвиняемого под стражей в случае возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению. Заявители утверждали, что "их уголовные дела были необоснованно направлены прокурору", суд не вправе по личной инициативе требовать от органов предварительного расследования восполнения пробелов в их работе, обязан вынести решение на основе материалов уголовного дела, предоставленного в его распоряжение стороной защиты, иными словами, постановить по делу оправдательный приговор только ввиду того, что по делу имеются препятствия к его рассмотрению. Авторы жалоб утверждали также, что суд, возвращая дело прокурору, не вправе сохранять в отношении них меру пресечения.

Уточняя предмет исследования, КС РФ указал, что правовая позиция относительно недопустимости инициирования судом дополнительной следственной деятельности по собиранию новых доказательств им сформулирована, поэтому "предметом рассмотрения КС РФ по настоящему делу являются взаимосвязанные положения, содержащиеся в п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР, - в части, допускающей возвращение уголовного дела прокурору для устранения существенных нарушений уголовно-процессуального закона, если это не связано с восполнением неполноты расследования, и в ч. 3 той же статьи, на основании которой судья при направлении дела для дополнительного расследования разрешает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого". "В случае выявления допущенных органами дознания или предварительного следствия процессуальных нарушений суд, самостоятельно осуществляя правосудие (ст. 120 Конституции), вправе принимать в соответствии с уголовно-процессуальным законом меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав, что позволяет всесторонне и объективно рассмотреть дело по существу. Тем самым обеспечивается право каждого на судебную защиту его прав и свобод (ст. 46 Конституции) и право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52 Конституции). Основанием для возвращения прокурору уголовных дел граждан Л.И. Батищева, Ю.А. Евграфова, О.В. Фролова и А.В. Шмелева послужили допущенные органами предварительного расследования существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые не могли быть исправлены в ходе судебного разбирательства. Существенное процессуальное нарушение является препятствием для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое, как повлекшее лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства, исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора и фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него Конституцией функцию осуществления правосудия. Такие процессуальные нарушения не касаются ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, а их устранение не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения. Направляя в этих случаях уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения, - он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие процессуальные права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления. Возвращение уголовного дела прокурору имеет целью приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе, что дает возможность после устранения выявленных существенных процессуальных нарушений вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия решения. Тем самым обеспечиваются гарантированные Конституцией право обвиняемого на судебную защиту и право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. ст. 46 и 52). Таким образом, п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР в той части, в какой он допускает возвращение уголовного дела прокурору для устранения существенных нарушений уголовно-процессуального закона, если это не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, не противоречит Конституции".

КС РФ подтвердил свою правовую позицию относительно того, что достижение целей правосудия допускает ограничение прав и свобод граждан.

Руководствуясь изложенным, КС РФ сделал вывод, вынесенный в резолютивную часть постановления, о том, что Конституции не противоречат положения уголовно- процессуального закона, допускающие: -

возвращение судом уголовного дела прокурору для устранения существенных нарушений уголовно-процессуального закона, если это не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия; -

продление судом в этом случае меры пресечения в отношении обвиняемого.

Во второй раз обязанность суда возвратить уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению фундаментальной проверке была подвергнута в Постановлении КС РФ от 08.12.2003 N 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан" <1>.

<1> ВКС РФ. 2004. N 4.

Поводом явились запросы ряда судов, а также жалобы граждан С. С. Зимина, Л. М. Курилко, В.А. Кухранова, Л.С. Лариной, Д.Н. Мамедова, Л.Н. Мельниковой, Л.Г. Носовой, Г. В. Павлюк и В. Л. Фадеевой, в которых оспаривается конституционность, в том числе и положений ст. ст. 236, 237 УПК, препятствующих суду: -

принять меры к устранению допущенных в ходе предварительного расследования нарушений прав обвиняемого; -

рассмотреть ходатайства о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования в целях восстановления нарушенных прав участников процесса; -

возвратить дело прокурору при "отсутствии подписи следователя под текстом постановления о привлечении гражданина М. В. Зубарева в качестве обвиняемого".

Оспаривалась также конституционность отсутствия: -

у суда полномочий для возвращения прокурору дела при наличии оснований для предъявления подсудимым обвинений в более тяжких преступлениях; -

у участников процесса права обжаловать постановление судьи о приостановлении производства по уголовному делу, вынесенного по итогам предварительного слушания.

Предметом рассмотрения КС РФ явились: -

положения ч. ч. 1 и 4 ст. 237 УПК, ограничивающие возможность возвращения судом первой инстанции уголовного дела прокурору в случае выявления допущенных в досудебном производстве по уголовному делу нарушений уголовно-процессуального закона; -

положение ч. 7 ст. 236, исключающее обжалование в кассационном порядке постановления судьи о приостановлении производства по делу, вынесенного по итогам предварительного слушания.

По результатам рассмотрения дела КС РФ были сделаны следующие выводы.

Существенное процессуальное нарушение является препятствием для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое как повлекшее лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора и фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него Конституцией функцию осуществления правосудия; такие процессуальные нарушения не касаются ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, а их устранение не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения; направляя в этих случаях уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения - он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления.

Возвращение уголовного дела прокурору имеет целью приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе, что дает возможность - после устранения выявленных существенных процессуальных нарушений и предоставления участникам уголовного судопроизводства возможности реализовать соответствующие права - вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия решения; тем самым обеспечиваются гарантированные Конституцией право каждого, в том числе обвиняемого, на судебную защиту и право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. ст. 46 и 52).

Суд общей юрисдикции при осуществлении производства по уголовному делу может по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, когда в досудебном производстве допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия; при этом устранение допущенных нарушений предполагает осуществление необходимых для этого следственных и иных процессуальных действий. В противном случае участники уголовного судопроизводства, чьи права и законные интересы были нарушены в ходе досудебного производства, по существу, были бы лишены судебной защиты.

Согласно ч. 1 ст. 237 УПК судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если: обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований данного Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта (п. 1); копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 УПК (п. 2); есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера (п. 3); имеются предусмотренные ст. 153 УПК основания для соединения уголовных дел (п. 4); при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК (п. 5).

Из статей 215, 220, 221, 225 и 226 УПК, в соответствии с которыми обвинительное заключение или обвинительный акт как итоговые документы следствия или дознания, выносимые по их окончании, составляются, когда следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления указанных документов, вытекает, что если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями УПК.

По смыслу п. 1 ч. 1 ст. 237 во взаимосвязи с п. п. 2 - 5 ч. 1 той же статьи, а также со ст. ст. 215, 220, 221, 225 и 226 УПК возвращение дела прокурору в случае нарушения требований УПК при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта может иметь место по ходатайству стороны или инициативе самого суда, если это необходимо для защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, при подтверждении сделанного в судебном заседании заявления обвиняемого или потерпевшего, а также их представителей о допущенных на досудебных стадиях нарушениях, которые невозможно устранить в ходе судебного разбирательства. При этом основанием для возвращения дела прокурору во всяком случае являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, совершенные дознавателем, следователем или прокурором, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения. Подобные нарушения в досудебном производстве требований УПК, которые не могут быть устранены в судебном заседании и исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям справедливости, всегда свидетельствуют в том числе о несоответствии обвинительного заключения или обвинительного акта требованиям УПК.

Положения ч. 1 ст. 237 УПК не исключают - по своему конституционно-правовому смыслу в их взаимосвязи - правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях существенных нарушений уголовно-процессуального закона, не устранимых в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия. Придание иного смысла указанным положениям уголовно-процессуального закона неправомерно ограничивало бы право на судебную защиту, на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ч. ч. 1 и 2 ст. 46, ст. 52, ч. 3 ст. 55 Конституции), а также прерогативы суда по осуществлению правосудия и обеспечению им прав и свобод человека и гражданина (ст. 18, ч. ч. 1 и 2 ст. 118 Конституции).

Между тем положение ч. 4 ст. 237 УПК, не позволяющее осуществлять необходимые для устранения обнаруженных нарушений следственные и иные процессуальные действия, исключает какое бы то ни было эффективное восстановление нарушенных прав участников судопроизводства не только допустившими эти нарушения органами расследования, но и при последующем разбирательстве дела судом, что не согласуется с требованиями независимого, беспристрастного и справедливого осуществления правосудия, вытекающими, в частности, из ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, по смыслу которой каждому, в том числе обвиняемому и потерпевшему, при определении его прав и обязанностей должны обеспечиваться гарантии справедливого правосудия. В системе действующих уголовно-процессуальных норм это означает нарушение ч. 1 ст. 45, ч. ч. 1 и 2 ст. 46 и ст. 52 Конституции и не согласуется также с требованиями ее ст. ст. 18, 49, 50 и 118 (ч. ч. 1 и 2).

Неконституционна ч. 7 ст. 236 УПК, не допускающая обжалование в кассационном порядке вынесенного по итогам предварительного слушания решения суда о приостановлении производства по делу, "поскольку тем самым объективно создаются препятствия для дальнейшего движения дела, а невозможность их обжалования порождает опасность неоправданной и незаконной задержки в принятии решения по делу и нарушения прав граждан, судебная защита которых в дальнейшем не может быть обеспечена или не может привести к эффективному их восстановлению".

В резолютивной части постановления указано: -

содержащиеся в ч. 1 ст. 237 УПК положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм не исключают правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом во всех случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия; -

неконституционны ч. 4 ст. 237 УПК и ч. 7 ст. 236 УПК, исключающие обжалование вынесенного по итогам предварительного слушания постановления суда о приостановлении производства по делу, не имеют юридической силы с момента принятия и не подлежат применению.

В третий раз положения ст. 237 УПК были предметом конституционного производства в Определении КС РФ от 02.02.2006 N 57-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Всеволожского городского суда Ленинградской области о проверке конституционности частей второй и пятой статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" <1>.

<1> ВКС РФ. 2006. N 3.

Постановлением судьи Всеволожского городского суда Ленинградской области от 24 мая 2005 г. уголовное дело в отношении гражданина А.С. Харькова было возвращено прокурору для устранения нарушений уголовно-процессуального законодательства, которые выразились в том, что в постановлении о возбуждении данного уголовного дела не указано, кем оно вынесено, предварительное следствие проведено следователем без принятия дела к своему производству, в результате чего доказательства, положенные в основу обвинительного заключения, не могли быть признаны судом допустимыми; кроме того, в обвинительном заключении не указаны сведения о судимости обвиняемого.

Следователь принял уголовное дело к производству, срок предварительного следствия по нему был продлен на три месяца, в течение которых производились следственные действия, направленные на повторное собирание доказательств, в том числе допросы потерпевшей и свидетелей, судебно-медицинская экспертиза. 31 августа 2005 г. уголовное дело с утвержденным прокурором обвинительным заключением вновь поступило на рассмотрение во Всеволожский городской суд Ленинградской области.

Судья, принявший уголовное дело А.С. Харькова к производству, полагая, что он не вправе проводить по нему судебное разбирательство, поскольку приведенные в обвинительном заключении доказательства получены в результате следственных действий, проводившихся по истечении пяти суток, которые были определены судом на основании ст. 237 УПК для устранения допущенных при производстве предварительного следствия нарушений закона, приостановил производство по делу и обратился в КС РФ с запросом о проверке конституционности ч. ч. 2 и 5 ст. 237 УПК.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения, обязывающие прокурора обеспечить по возвращенному ему уголовному делу устранение процессуальных нарушений, являющихся препятствием для рассмотрения этого дела судом, в течение пяти суток и признающие недопустимыми доказательства, полученные по истечении указанного процессуального срока, препятствуют реализации участниками уголовного судопроизводства прав, гарантированных им ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 46 и ст. 53 Конституции.

КС РФ подтвердил полномочие суда общей юрисдикции при осуществлении производства по уголовному делу по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращать дело прокурору в случаях, когда в досудебном производстве допущены существенные неустранимые в судебном производстве нарушения уголовно- процессуального закона, которые влекут лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства, являются препятствием для рассмотрения уголовного дела, исключая возможность реализации судом возложенной на него Конституцией функции осуществления правосудия.

КС РФ признал, что возвращение судом уголовного дела прокурору в случаях выявления допущенных в ходе досудебного производства существенных процессуальных нарушений имеет целью приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе, с тем чтобы после устранения выявленных нарушений и предоставления участникам уголовного судопроизводства возможности реализовать соответствующие права вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия решения, благодаря чему обеспечиваются гарантированные Конституцией, ее ст. ст. 46 и 52, право каждого, в том числе обвиняемого, на судебную защиту и право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Признав ч. 4 ст. 237 УПК, не позволявшую осуществлять необходимые для этого следственные и иные процессуальные действия, не соответствующей Конституции, КС РФ указал, что недопустимость осуществления таких действий лишала бы смысла возвращение уголовного дела прокурору и не позволяла бы восстановить нарушенные права и законные интересы участников уголовного судопроизводства, лишив их реальной судебной защиты. По смыслу приведенных правовых позиций, на случаи возвращения судом уголовного дела прокурору по основанию, связанному с необходимостью устранения существенных не устранимых в судебном производстве нарушений закона, требование о соблюдении пятидневного срока, в течение которого прокурор обязан обеспечить устранение иных, указанных в ч. 1 ст. 237 УПК препятствий к рассмотрению уголовного дела судом, распространяться не может. При этом, однако, возвращение в такого рода случаях уголовного дела прокурору с последующим проведением по нему необходимых процессуальных действий не должно быть связано с решением задачи восполнения неполноты произведенного дознания или предварительного следствия в качестве самостоятельной задачи.

В четвертый раз положения ст. 236 УПК были предметом конституционного судопроизводства в Определении КС РФ от 18.07.2006 N 290-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Маргина Анатолия Владимировича на нарушение его конституционных прав частью седьмой статьи 236 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".

По результатам предварительного слушания по уголовному делу, возбужденному в отношении гражданина А. В. Маргина, судья вынес постановление о назначении судебного заседания, не отразив в нем принятые в виде отдельных постановлений решения об отклонении ходатайств стороны защиты об исключении некоторых доказательств и о допуске к участию в деле в качестве защитника наряду с адвокатом приглашенного А.В. Маргиным лица, а также об удовлетворении ходатайства потерпевшего о вызове того же лица в судебное заседание для его допроса в качестве свидетеля. Районный суд отказал А.В. Маргину в требовании направить в суд кассационной инстанции его жалобу на указанное постановление, сославшись на то, что подобные судебные решения не подлежат обжалованию.

КС РФ признал допустимым отсроченный контроль за законностью и обоснованностью вынесенных судом первой инстанции промежуточных судебных решений, связанных с разрешением ходатайств, заявленных сторонами, в частности по поводу исследования доказательств, поскольку это не препятствует подсудимому реализовать свое право на защиту, заявлять вновь соответствующее ходатайство в ходе судебного разбирательства и обжаловать отказ в его удовлетворении в вышестоящие суды одновременно с подачей жалобы на вынесенное судом первой инстанции итоговое решение по делу.

Изложенная ранее в решениях КС РФ правовая позиция относительно оснований для признания допустимой отсрочки осуществления контроля за законностью промежуточных судебных решений в полной мере распространяется на принятые судом в ходе и по итогам предварительного слушания непосредственно не затрагивающие конституционные права и свободы личности промежуточные решения (об отклонении и удовлетворении ходатайств сторон об исследовании или исключении доказательств, вызове тех или иных лиц в судебное заседание для допроса в качестве свидетелей, о допуске к участию в деле в качестве защитника наряду с адвокатом иного лица, избранного обвиняемым). Такие решения не препятствуют подсудимому повторно заявлять эти ходатайства в ходе судебного разбирательства и обжаловать отказ в их удовлетворении в вышестоящие суды одновременно с обжалованием итогового решения суда. Кроме того, постановление о назначении судебного заседания само по себе не создает препятствий для дальнейшего движения уголовного дела, а, напротив, направлено на обеспечение его рассмотрения судом в установленные уголовно-процессуальным законом сроки, без неоправданной задержки.

Обстоятельства, препятствующие рассмотрению уголовного дела, и порядок их устранения. В Постановлении Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (в ред. от 11.01.2007) <1> даны разъяснения по применению ст. 237 УПК.

<1> БВС РФ. 2004. N 5; 2007. N 2; N 4.

Под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения положений ст. ст. 220, 225 УПК, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого; когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписаны следователем, дознавателем либо не утверждены прокурором; когда в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу, и др.

Если возникает необходимость устранения иных препятствий рассмотрения уголовного дела, указанных в п. п. 2 - 5 ч. 1 ст. 237 УПК, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с ч. 1 ст. 237 УПК по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном ст. ст. 234 и 236 УПК, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений. Одновременно с этим судья в соответствии с ч. 3 ст. 237 УПК принимает решение о мере пресечения в отношении обвиняемого (в том числе о заключении под стражу). В тех случаях, когда существенное нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся препятствием к рассмотрению уголовного дела, выявлено при судебном разбирательстве, суд, если он не может устранить такое нарушение самостоятельно, по ходатайству сторон или по своей инициативе возвращает дело прокурору для устранения указанного нарушения при условии, что оно не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

При вынесении решения о возвращении уголовного дела прокурору суду надлежит исходить из того, что нарушение в досудебной стадии гарантированных Конституцией права обвиняемого на судебную защиту и права потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора. Следует также иметь в виду, что в таких случаях после возвращения дела судом прокурор (а также по его указанию следователь или дознаватель) вправе, исходя из конституционных норм, провести следственные или иные процессуальные действия, необходимые для устранения выявленных нарушений, и, руководствуясь ст. ст. 221 и 226 УПК, составить новое обвинительное заключение или новый обвинительный акт (п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1).

После введения в действие УПК значительную часть возвращенных прокурорам дел составили дела, в которых не было сведений о вручении обвиняемому копии обвинительного заключения. Сложившаяся судебная практика уже позволяет сделать вывод, что отсутствие в деле расписки о фактическом получении обвиняемым копии обвинительного заключения (если отсутствуют данные об уклонении обвиняемого от получения этого документа) признается судами препятствием к рассмотрению дела.

Если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения или обвинительного акта (ч. 4 ст. 222 и ч. 3 ст. 226 УПК) и дело поступило в суд с указанием прокурором причин, по которым копия обвинительного заключения (обвинительного акта) не была вручена обвиняемому, суд принимает одно из решений, указанных в п. п. 1 - 3 ч. 1 ст. 227 УПК. При назначении по такому делу судебного заседания суд проводит его подготовительную часть с соблюдением правил, предусмотренных гл. 36 УПК, за исключением изложенных в ч. 2 ст. 265 УПК положений, установивших, что судебное разбирательство может быть начато не ранее семи суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения (обвинительного акта).

Вместе с тем суду в каждом конкретном случае необходимо выяснять, по каким причинам обвиняемому не вручена копия обвинительного заключения (обвинительного акта), оформлен ли отказ в его получении в письменном виде, подтвержден ли документально факт неявки по вызову и т. п. Если обвиняемый скрылся и его местонахождение неизвестно, судья принимает решение в соответствии с ч. 2 ст. 238 УПК (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1).

Невручение копии обвинительного заключения ввиду содержания в нем сведений, составляющих государственную тайну, является основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

В силу п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК, ч. 2 ст. 222 УПК постановление о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительное заключение подлежат обязательному вручению обвиняемому. В этой связи данные документы не должны содержать сведений, препятствующих вручению их копий обвиняемому, в том числе составляющих государственную тайну.

Сделав такой вывод, СК ВС РФ признала обоснованным возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению ввиду невручения обвиняемому копии обвинительного заключения, по мотивам содержания в нем сведений, составляющих государственную тайну (см. Определение СК ВС РФ N 15-О06-3с).

Бланкетная диспозиция предполагает включение в структуру постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого сведений из специальных нормативных актов (законов, постановлений, приказов, инструкций и т.п.).

Исходя из положений гл. 34 УПК, по поступившим уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 198, 199, 199.1 и 199.2 УК, судам следует проверять, наличествуют ли в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении данные о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, а также сроки уплаты конкретного налога или сбора. Отсутствие в обвинительном заключении указанной выше и иной информации исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения. В силу ст. 237 УПК по ходатайству стороны или по собственной инициативе судье необходимо решить вопрос о возвращении дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению (см. Постановление Пленума ВС РФ от 28.12.2006 N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления" <1>).

<1> БВС РФ. 2007. N 3.

Судья, указывая на недостатки предварительного расследования как на обстоятельства, препятствующие судебному разбирательству, обязан указать, каким именно образом данное нарушение препятствует его рассмотрению (см. Определение СК ВС РФ от 21.02.2006 N 74-О06-1).

Несоответствие постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого требованиям п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК (описание преступления), а обвинительного заключения требованиям п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК (существо обвинения, описание, характеристика и обстоятельства преступления) - основание к возвращению уголовного дела прокурору.

СК ВС РФ в Кассационном определении указала, что органы предварительного расследования, предъявляя Г. обвинение в неуважении к суду, выразившемся в оскорблении участников процесса, ограничились ссылкой на то, что оскорбление было выражено в неприличной форме, однако в чем конкретно выражается данная форма, в постановлении указано не было. Понятие "неприличная форма" является оценочным и определяется исходя из характера допущенных высказываний, предполагающих циничную, глубоко противоречащую нравственным нормам, правилам поведения в обществе форму унизительного общения человека с человеком (см. Определение СК ВС РФ N 53-О06-10).

Наличие противоречий в обвинительном заключении - основание для возвращения уголовного дела прокурору.

Обвиняемый Н. в стадии предварительного расследования показал, что Ю. нанес потерпевшему удар ножом, а он добил его кувалдой. Других доказательств вины Ю. в совершении убийства стороной обвинения не представлено. Органами предварительного расследования Н. предъявлено обвинение в том, что он нанес удары потерпевшему ногами. В обвинительном заключении следователь, перечисляя доказательства, подтверждающие обоснованность обвинения Н. в участии в убийстве, привел его показания о том, что он "добил потерпевшего кувалдой". Свердловский областной суд своим постановлением уголовное дело в отношении Н. и Ю. возвратил прокурору в порядке ст. 236 УПК и предложил устранить противоречие между содержащимися в обвинительном заключении показаниями Н. и сведениями, содержащимися в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого. Кассационным определением СК ВС РФ постановление Свердловского областного суда отменено. Данное решение мотивировано тем, что суд первой инстанции, разрешая вопрос о соответствии обвинительного заключения закону, вошел в оценку доказательств (см. Определение СК ВС РФ от 19.06.2006 N 45-О06-57).

Вышеприведенное решение СК ВС РФ не бесспорно, поскольку в силу п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК уголовное дело возвращается прокурору, если обвинительное заключение составлено с нарушением закона. В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 220 УПК в обвинительном заключении приводится перечень доказательств, подтверждающих обвинение. По делу в отношении Н. в обвинительном заключении приведены совершенно иные доказательства. В судебном заседании Н. показал, что он нанес удары и ножом, и кувалдой. Ю. ударов не наносил. В конечном итоге по приговору Свердловского областного суда Н. осужден за нанесение ударов ножом и тупым твердым предметом. Вопрос о том, что под ним следует подразумевать - ноги или кувалду, остался в приговоре без ответа и стороной защиты пока не оспорен. Ю. по данному эпизоду оправдан, поскольку показания Н. относительно его участия в убийстве противоречивы. На приговор подано кассационное представление, в котором ставится вопрос об отмене приговора в части оправдания Ю., суду предлагается переоценить показания Н. В удовлетворении кассационного представления СК ВС РФ отказано, поскольку органы предварительного расследования не согласились с первоначальными показаниями Н. о том, что потерпевшего он добил кувалдой.

Действия обвиняемого должны быть квалифицированы с указанием пункта и части соответствующей статьи Особенной части УК.

Постановлением Свердловского областного суда уголовное дело в отношении К. и других возвращено прокурору для устранения препятствий для его рассмотрения судом. Из материалов уголовного дела следует, что органами предварительного расследования К. предъявлено обвинение в том, что преступные действия, направленные на лишение жизни Б., он совершил по найму. Несмотря на это, содеянное им по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК квалифицировано не было.

В кассационном представлении заместитель прокурора Свердловской области, не оспаривая наличия в обвинительном заключении вышеуказанного противоречия, просит постановление отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, мотивируя это тем, что суду "для принятия законного и обоснованного решения следовало исследовать имеющиеся в уголовном деле доказательства", "исключить из обвинения указание на совершение К. преступления по найму".

СК ВС РФ нашла постановление законным и обоснованным, оставила его без изменения по следующим основаниям. Факт наличия противоречия в обвинительном заключении между его описательно-мотивировочной и резолютивной частями авторами кассационного представления и кассационных жалоб не оспаривается.

В постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должны быть указаны описание преступления (п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК) и пункт, часть и статья УК (п. 5 ч. 2 ст. 171 УПК). Из обвинительного заключения следует, что К. предъявлено обвинение в том, что преступные действия, направленные на лишение жизни Б., он совершил по найму (п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК). При таких обстоятельствах содеянное им органам предварительного расследования надлежало квалифицировать по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК (п. 5 ч. 2 ст. 171 УПК). Данное требование уголовно-процессуального закона органами предварительного расследования выполнено не было.

На этапе предварительного слушания государственный обвинитель наличие вышеуказанного противоречия в обвинительном заключении признал, от обвинения К. по факту его найма в целях лишения Б. жизни не отказался, оставил разрешение спорного вопроса на усмотрение суда. При таких обстоятельствах суд обоснованно принял решение о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением требований закона (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК).

Что касается довода автора кассационного представления о том, что суду следовало исследовать имеющиеся по делу доказательства в их совокупности, исключить указание на совершение К. преступления по найму, то он не состоятелен, поскольку в стадии подготовки к судебному заседанию решение данных вопросов в компетенцию суда не входит. Не основан на законе и содержащийся в кассационном представлении, а также в кассационной жалобе защитника обвиняемого К. - адвоката довод о том, что в силу ст. 15 УПК суд не вправе возвратить уголовное дело прокурору для того, чтобы обвинительное заключение было приведено в соответствие с требованиями закона путем квалификации содеянного К. в соответствии с предъявленным ему обвинением.

В стадии подготовки дела к судебному заседанию суд выполняет контрольную функцию. В его компетенцию в данном случае входит выявления фактов нарушения законодательства при составлении обвинительного заключения. Как следует из постановления о возвращении уголовного дела прокурору, судом выявлено именно такое нарушение. Оно заключается в том, что органы предварительного расследования, квалифицируя содеянное К. как совершенное по найму, не указали, как требуется в законе, соответствующий пункт обвинения (см. Определение СК ВС РФ N 45-О06-12).

Отказ следователя включить в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, свидетелей со стороны защиты - основание к возвращению уголовного дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом (см. Определение СК ВС от 06.04.2005 N 74-О05-11).

Еще одним основанием возвращения дела прокурору является положение, когда выявляется необходимость составления обвинительного заключения по делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера. Такая ситуация может возникнуть, когда судья признает, что психическое расстройство лица, уголовное дело в отношении которого направлено в суд, не установлено или что заболевание лица, совершившего преступление, не является препятствием для применения к нему уголовного наказания (ч. 5 ст. 443 УПК). Однако, направляя по собственной инициативе уголовное дело прокурору для привлечения к уголовной ответственности лица, которое до этого по решению органов следствия было фактически от этой ответственности освобождено, судья, по существу, выйдет за пределы, очерченные ч. 3 ст. 15 УПК, согласно которой суд не является органом уголовного преследования.

По смыслу ст. 217 УПК обвиняемые и их защитники вправе знакомиться со всеми материалами уголовного дела, а не только с теми, которые непосредственно относятся к эпизодам их преступной деятельности.

Предварительное расследование по уголовным делам N 382233 в отношении М., Ц. и N 742233 в отношении З. было проведено раздельно. По окончании предварительного расследования обвиняемые ознакомились лишь с материалами, относящимися к эпизодам, непосредственно относящимся к их преступной деятельности. Прокурор Санкт- Петербурга указанные дела соединил в одно производство, присвоив ему N 383333, и, не выполняя требований ст. 217 УПК по объединенному уголовному делу, направил его в суд для рассмотрения по существу. Судья расценил данное обстоятельство как обстоятельство, препятствующее судебному разбирательству, и возвратил уголовное дело прокурору. Кассационным определением СК ВС РФ постановление судьи оставлено без изменения (см. Определение СК ВС РФ от 02.06.2005 N 78-О05-38).

Если следователь не рассмотрел ходатайство о выделении уголовного дела в отдельное производство в отношении лиц, которые не желают, чтобы уголовное дело рассматривалось судом с участием присяжных заседателей, то оно подлежит возвращению прокурору (см. Определение СК ВС РФ N 77-О05-1).

Если обвиняемый не согласен на рассмотрение уголовного дела в отношении него судом с участием присяжных заседателей, то ходатайство о выделении уголовного дела в отношении него в отдельное производство он вправе подать только при выполнении требований ст. 217 УПК.

В стадии предварительного слушания несколько обвиняемых заявили ходатайство о рассмотрении уголовного дела в отношении них судом с участием присяжных заседателей, в то время как другие настаивали на рассмотрении их дела судьей единолично. По результатам предварительного слушания уголовное дело возвращено прокурору ввиду возникновения необходимости выделения материалов в отношении нескольких обвиняемых в отдельное производство.

СК ВС РФ, отменяя данное постановление, указала, что вопрос о выделении уголовного дела в отдельное производство решается следователем только при выполнении требований ч. 5 ст. 217 УПК. Если ходатайство о выделении материалов уголовного дела заявляется обвиняемым на последующих этапах движения уголовного дела, то оно оставляется без удовлетворения, так как закон не предусматривает данного обстоятельства в качестве основания к возвращению уголовного дела прокурору и не наделяет суд первой инстанции правом на выделение материалов уголовного дела (см. Определение СК ВС РФ от 21.02.2006 N 74-О06-1).

Основания и порядок принятия решений о приостановлении производства по уголовному делу установлены ст. 238 УПК. Они носят исчерпывающий характер. Судья не связан мнением сторон и вправе принять решение и при отсутствии ходатайства стороны об этом. Такой вывод следует из ст. 229 УПК, согласно которой суд и по собственной инициативе вправе назначить предварительное слушание, когда имеются основания для приостановления уголовного дела.

Весьма важным является вопрос о правовом регулировании возобновления судебного разбирательства после того, как основания для приостановления производства по делу будут устранены, поскольку законодательно он не решен. Судья в этом случае должен вновь назначить предварительное слушание (если имеются основания, предусмотренные ст. 229 УПК) либо назначить судебное заседание в порядке, предусмотренном ст. 231 УПК.

Постановление о возвращении уголовного дела прокурору может быть обжаловано в кассационном порядке, поскольку его вынесение препятствует поступательному движению дела (см. Определение СК ВС РФ N 74-О05-11).

Прецедентное значение имеет следующее Определение СК ВС РФ.

По делу в отношении В. и П. защитниками подсудимых своевременно было заявлено ходатайство об исключении ряда доказательств как не обладающих качествами допустимости. В этой связи по делу было назначено предварительное слушание, однако ходатайство защитников об исключении доказательств в нем не рассматривалось, поскольку дело было возвращено прокурору для пересоставления обвинительного заключения. Несмотря на то что вышеуказанные ходатайства стороной защиты не отзывались, вторично судебное заседание было назначено без проведения предварительного слушания. В этой связи на постановление о назначении судебного заседания стороной защиты была принесена кассационная жалоба, в которой ставился вопрос об отмене постановления о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания. В удовлетворении данной жалобы было отказано, поскольку ходатайство об исключении доказательств без ущерба для дела могло быть разрешено в судебном заседании (см. Определение СК ВС РФ от 26.09.2005 N 33-О05-65).

В судебной практике встречаются случаи незаконного оставления кассационной жалобы без рассмотрения.

Постановлением федерального судьи Ухтинского городского суда Республики Коми от 12 марта 2004 г. уголовное дело в отношении Л. возвращено прокурору по основаниям, предусмотренным ст. 237 УПК. Сторона защиты, полагая, что судом первой инстанции при этом был неправильно применен уголовно-процессуальный закон, перед кассационной инстанцией поставила вопрос об отмене Постановления.

Судебная коллегия Верховного суда Республики Коми кассационную жалобу оставила без рассмотрения, а производство по ней прекратила, мотивируя это тем, что возврат дела прокурору в порядке ст. 237 УПК в перечень предметов кассационной проверки не входит (материал по надзорной жалобе N 3-у05-323).

Данное решение противоречит ст. 19 УПК, правовой позиции КС РФ, судебной практике, а также общетеоретическому положению о том, что проверке подлежат все решения и действия, препятствующие нормальному движению дела.

В судебной практике встречаются случаи необоснованного возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Органами предварительного расследования в отношении Я. возбуждено уголовное дело по признакам ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК. В стадии предварительного расследования у Я. обнаружилось психическое расстройство, препятствующее проведению в отношении нее процессуальных действий. Органы предварительного расследования обратились в суд для разрешения вопроса о помещении Я. в психиатрический стационар. Судом уголовное дело возвращено прокурору, по мотивам нарушения права Я. на защиту, что выразилось в ошибочной квалификации содеянного Я., в неполноте представленных суду материалов.

СК ВС РФ постановление судьи о возвращении уголовного дела прокурору отменила, поскольку нарушений, препятствующих рассмотрению дела в отношении Я. в суде, органами предварительного расследования не допущено. Суду следовало разрешить вопрос о возможности помещения Я. в психиатрический стационар на основании предоставленных ему материалов (см. Определение СК ВС РФ N 38-О06-21).

Постановление о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК должно быть мотивированным.

В ходе предварительного слушания государственный обвинитель заявила ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору, поскольку содеянное обвиняемым, по ее мнению, следовало квалифицировать не по п. п. "в" и "з" ч. 2 ст. 105 УК, п. "в" ч. 4 ст. 162 УК, а по п. п. "в", "к" ч. 2 ст. 105 УК, п. "в" ч. 4 ст. 162 УК. Данное ходатайство было удовлетворено судьей Верховного суда Республики Коми.

В кассационной жалобе защитник обвиняемого поставил вопрос об отмене постановления, поскольку считает, что его подзащитный совершил убийство мальчика не после совершения разбойного нападения, а во время него.

Отменяя постановление судьи, СК ВС РФ указала, что из протокола судебного заседания неясно, на чем основан вывод об изменении квалификации действий обвиняемого, поскольку каких-либо суждений относительно квалификации его действий в части похищения чужого имущества государственным обвинителем не высказано. Остался немотивированным и вывод суда о необходимости изменения квалификации действий обвиняемого (см. Определение СК ВС РФ от 06.09.2006 N 3-О06-24).

По результатам предварительного слушания действия обвиняемых могут быть переквалифицированы на менее тяжкое преступление, а уголовное дело может быть направлено по подсудности в нижестоящий суд (см. Определение СК ВС РФ от 29.12.2005 N 81-О05-117).

Устранение препятствий к рассмотрению уголовного дела после возвращения его судом в порядке ст. 237 УПК может выразиться: в уменьшении объема обвинения, изменении подсудности дела.

Постановлением судьи Московского городского суда от 01.06.2006 уголовное дело в отношении П. и других возвращено Генеральному прокурору РФ для устранения препятствий к его рассмотрению.

Кассационным определением СК ВС РФ от 20 июля 2006 г. (см. Определение N 5- О06-77с) Постановление судьи Московского городского суда в части возвращения уголовного дела прокурору оставлено без изменения. Суд второй инстанции согласился с тем, что "формулировка предъявленного П. и другим обвинения препятствует рассмотрению дела судом, поскольку исключает возможность постановки вопросов, подлежащих рассмотрению присяжными заседателями".

После этого уголовное дело в отношении П. и других органами предварительного расследования было принято к производству, по нему продлевались сроки предварительного расследования, содержания обвиняемых под стражей, по ряду эпизодов уголовное дело прекращено, а по ряду других - выделено в отдельное производство, в остальной части направлено в Брянский областной суд для рассмотрения по существу.

По итогам предварительного слушания Постановлением судьи Брянского областного суда от 27 декабря 2006 г. уголовное дело в отношении П. и других назначено к слушанию.

В кассационных жалобах сторона защиты поставила вопрос об отмене данного Постановления, поскольку все вышеперечисленные процессуальные действия органы предварительного расследования выполнили за рамками уголовно-процессуального закона, уголовное дело в отношении П. и других должно быть рассмотрено тем судом, которым оно возвращено для устранения препятствий.

СК ВС РФ Постановление Брянского областного суда о назначении судебного заседания оставила без изменения, мотивируя свою правовую позицию следующим образом. Уголовное дело возвращалось прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению, в том числе и путем уточнения обвинения. Данное судебное решение стороной защиты оспорено не было. Вместе с тем уточнение обвинения невозможно без проведения следственных и процессуальных действий. В этой связи органы предварительного расследования, действуя строго в пределах своих полномочий, уменьшили объем обвинения, что в конечном итоге привело к изменению подсудности уголовного дела. Содержащийся в кассационных жалобах довод о том, что уголовное дело должно быть рассмотрено тем судом, которым оно возвращалось для устранения препятствий к его рассмотрению, не основан на законе (см. Определения СК ВС РФ N 83- О07-4, N 83-О07-5).

Возвращение уголовного дела прокурору для выполнения требований, предусмотренных ч. 2 ст. 217 УПК, не влечет пересоставления обвинительного заключения.

Уголовное дело было возвращено прокурору для выполнения требований ч. 5 ст. 217 УПК. Вторично возвращая данное дело прокурору, суд указал, что после выполнения требований ст. 217 УПК органам предварительного расследования следовало пересоставить обвинительное заключение.

СК ВС РФ постановление о возвращении уголовного дела прокурору отменила, мотивируя это тем, что в данном случае пересоставление обвинительного заключения не требуется, поскольку новые следственные действия по уголовному делу не проводились (см. Определение СК ВС РФ N 75-О06-17).

Уголовное дело возвращается прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона.

Согласно ст. ст. 217, 218 УПК следователь, ознакомив обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, разъясняет обвиняемому права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК, и составляет протокол по правилам, предусмотренным ст. ст. 166, 167 УПК. Из материалов уголовного дела следует, что обвиняемый и его защитник с материалами уголовного дела знакомились, однако выполнение данного процессуального действия составлением вышепоименованного протокола завершено не было.

Обвинительное заключение составлено за пределами срока предварительного расследования.

Органы предварительного расследования, сославшись в обвинительном заключении на нарушение обвиняемым требований ст. ст. 15, 16 Закона РФ "О милиции", не указали, какие именно положения данных статей обвиняемым были нарушены, чем ущемлено право последнего на защиту (см. Определение СК ВС РФ N 19-О06-3с).

В судебной практике встречаются случаи незаконного возвращения уголовного дела прокурору с подготовительной части судебного заседания.

По результатам предварительного слушания уголовное дело в отношении трех лиц по ходатайству одного из них - М. назначено к рассмотрению с участием присяжных заседателей. В подготовительной части судебного заседания защитники двух других подсудимых заявили ходатайство о выделении уголовного дела в отношении их подзащитных в отдельное производство. Данное ходатайство судом удовлетворено: уголовное дело возвращено прокурору для решения вопроса о выделении уголовного дела в отношении двух лиц в отдельное производство.

Государственный обвинитель в кассационном представлении поставил вопрос об отмене постановления суда о возвращении уголовного дела прокурору, мотивируя это тем, что и М. отказалась от рассмотрения ее уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

Поскольку гл. 36 и ст. 327 УПК не предусматривают рассмотрения в подготовительной части судебного заседания ходатайств о рассмотрении или нерассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей, СК ВС РФ постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору отменила, уголовное дело направила на рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства (см. Определение СК ВС РФ от 27.01.2006 N 48-О05-117).

При выполнении требований ст. 237 УПК положение обвиняемого по инициативе суда ухудшено быть не может.

Предварительное расследование в отношении П. было проведено в форме дознания, завершившегося обвинительным актом. Из данного документа усматривалось, что в действиях П. содержатся составы двух преступлений: -

неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства (ч. 1 ст. 297 УК); -

неуважение к суду, выразившееся в оскорблении судьи, участвующего в отправлении правосудия (ч. 2 ст. 297 УК).

Несмотря на наличие совокупности двух преступлений, фабула дела в обвинительном акте была изложена как единое целое, а содеянное П. квалифицировалось по одной статье Особенной части УК - ч. 2 ст. 297. Поскольку П. в вину были вменены два состава преступления, то из содержания обвинительного акта было неясно, какие именно ее действия квалифицированы по ч. 2 ст. 297 УК.

Нечеткость в изложении обстоятельств дела, нарушение требований закона при квалификации содеянного П. суд обоснованно расценил как обстоятельство, препятствующее рассмотрению дела в соответствии с положениями уголовно- процессуального закона. Согласно протоколу судебного заседания в ходе предварительного слушания председательствующий обратил внимание государственного обвинителя на нарушение стороной обвинения норм материального и процессуального права. Государственный обвинитель по данному вопросу какого-либо суждения не высказал, оставив разрешение проблемы на усмотрение суда. Другие участники процесса со стороны обвинения в судебное заседание не явились, хотя и были уведомлены о его проведении надлежащим образом, суждений по поводу наличия противоречий в деле путем подачи письменных заявлений, ходатайств, жалоб не высказывали.

В соответствии со ст. ст. 236 - 237 УПК уголовное дело в отношении П. было возвращено прокурору для устранения недостатков, препятствующих его рассмотрению. Стороны с данным решением суда согласились. Обвинительный акт в отношении П. был пересоставлен, ее действия квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 297 и ч. 2 ст. 297 УК. По результатам судебного разбирательства по ч. 2 ст. 297 УК был постановлен обвинительный приговор, а по ч. 1 ст. 297 УК уголовное дело в отношении нее было прекращено. Государственный обвинитель в кассационном представлении, потерпевшая в кассационной жалобе поставили вопрос об отмене постановления о прекращении уголовного дела, мотивируя это тем, что общепризнанной является правовая позиция КС РФ о том, что в ходе устранения препятствий к рассмотрению уголовного дела положение обвиняемого не может быть ухудшено, в том числе и путем вменения ему в вину преступлений, по которым обвинение ему ранее не предъявлялось.

СК ВС РФ в Кассационном определении от 21 февраля 2007 г. по данному поводу указала, прекращая уголовное дело в отношении П. по ч. 1 ст. 297 УК, что суд правильно применил уголовно-процессуальный закон, поскольку из материалов уголовного дела следует, что обвинение по ч. 1 ст. 297 УК осужденной было вменено исключительно по инициативе суда, несмотря на то что в соответствии со ст. 15 УПК функция обвинения на суд возложена быть не может.

Принятое судом первой инстанции решение в полной мере соответствует правовым позициям КС РФ относительно разделения процессуальных функций в уголовном судопроизводстве. Из материалов уголовного дела однозначно следует, что стороной обвинения право на формирование обвинения в отношении П. в полном объеме реализовано не было ни при составлении первого обвинительного акта, ни при разрешении судом вопроса о соответствии его требованиям уголовного и уголовно- процессуального законов (см. Определение СК ВС РФ от 21.02.2007 N 3-О06-30).

Заявление о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей должно быть подано обвиняемым не позже момента удаления судьи в совещательную комнату для вынесения постановления о назначении судебного заседания.

Подсудимый в кассационной жалобе просит отменить постановление о назначении судебного заседания, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания, поскольку до вынесения данного постановления он подал ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей. СК ВС РФ постановление о назначении судебного заседания оставила без изменения. Согласно протоколу судебного заседания обвиняемый в ходе предварительного слушания настаивал на рассмотрении уголовного дела в отношении него судьей единолично. Ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей им подано после удаления судьи в совещательную комнату для вынесения постановления по результатам предварительного слушания. При таких обстоятельствах ходатайство обвиняемого о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей рассмотрению не подлежало как поданное за пределами предварительного слушания (см. Определение СК ВС РФ N 78-О06-25).

Постановление судьи, принятое по результатам предварительного слушания, в части отказа в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела кассационному обжалованию не подлежит (см. Определение СК ВС РФ N 78-О06-25).

По делам о преступлениях, образующих идеальную совокупность, изложения доказательств по каждому преступлению не требуется.

А. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 2 ст. 162 УК.

Тюменский областной суд 30 января 2007 г. по ходатайству стороны защиты, заявленному при проведении предварительного слушания, возвратил уголовное дело в отношении А. для устранения нарушений, допущенных при составлении обвинительного заключения.

СК ВС РФ 26 апреля 2007 г. по кассационному представлению государственного обвинителя данное Постановление отменила, указав следующее.

А. обвиняется в совершении преступлений, образующих идеальную совокупность. Перечня доказательств отдельно к каждому из преступлений в данном случае не требуется (см. Определение СК ВС РФ от 26.04.2007 N 89-О07-13).

Основанием для возвращения уголовного дела прокурору являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения.

Т. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. п. "а", "б", "д", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 131, ч. 3 ст. 158, п. "в" ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 167, ч. 1 ст. 244 УК, Б. - п. п. "а", "б", "д", "ж" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 167 УК.

5 февраля 2007 г. Курганским областным судом по результатам предварительного слушания уголовное дело в отношении них возвращено прокурору для устранения препятствий для его рассмотрения судом.

К нарушениям, препятствующим рассмотрению дела, суд первой инстанции отнес следующее.

Т. и Б. в ходе разбойного нападения на Г. завладели имуществом на сумму 1620 руб., лишили жизни Г. и К., путем поджога уничтожили имущество К. на сумму 97950 руб. В обвинительных документах не отражено, кому именно причинен ущерб, является ли он значительным. Это нарушает права их родственников, участвующих в деле в качестве потерпевших.

В перечне доказательств, подтверждающих обвинение в совершении и разбоя, и убийства, следователь указал только на источники, содержащие доказательства, и иные документы по другому уголовному делу (протокол допроса свидетеля Г., копия постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Т., копия заявления К., копия обвинительного заключения по другому делу и др.), но не раскрыл их.

СК ВС РФ 26 марта 2007 г. по кассационному представлению государственного обвинителя данное Постановление отменила, указав следующее.

Согласно Постановлению КС РФ от 08.12.2003 N 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан", по смыслу п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК возвращение дела прокурору в случае нарушения требований УПК при составлении обвинительного заключения может иметь место, если это необходимо для защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. При этом основанием для возвращения уголовного дела прокурору являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения.

Потерпевшими по делу признаны надлежащие лица.

Квалифицирующий признак "причинение значительного ущерба" - категория оценочная, по мнению органов предварительного расследования, в действиях виновных он содержится. Окончательный вывод о его наличии - компетенция суда. Препятствий для принятия такого решения нет.

Обвинительное заключение содержит обширный перечень доказательств, подтверждающих вину Т. и Б.

Часть источников доказательств, которые суд привел в своем постановлении, такие как постановление о возбуждении уголовного дела, обвинительное заключение, доказательствами не являются.

То обстоятельство, что содержание допроса свидетеля Г., копия заявления К. и копия протокола допроса Т. в обвинительном заключении не раскрыты, не исключает возможности постановления приговора или иного судебного решения по делу (см. Определение СК ВС РФ от 26.03.2007 N 82-О07-12).

Включать или не включать доказательство в обвинительное заключение - прерогатива следователя.

Б. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК.

Верховный суд Карачаево-Черкесской Республики 2 февраля 2007 г. по итогам предварительного слушания возвратил уголовное дело в отношении Б. для устранения нарушений, допущенных при составлении обвинительного заключения.

К нарушениям, препятствующим рассмотрению дела, суд первой инстанции отнес тот факт, что следователь не привел в обвинительном заключении показания обвиняемого в стадии предварительного расследования.

СК ВС РФ 28 марта 2007 г. по кассационному представлению государственного обвинителя данное Постановление отменила, указав следующее.

Включать или не включать доказательство в обвинительное заключение - прерогатива следователя.

Давая указание органам предварительного расследования включить в обвинительное заключение показания обвиняемого, суд, как правильно указано в кассационном представлении, вышел за пределы предоставленных ему полномочий (см. Определение СК ВС РФ от 28.03.2007 N 30-О07-8).

Законом не предусмотрена возможность возвращения уголовного дела прокурору для изменения обвинения на более тяжкое.

Л. и Б. предъявлено обвинение в покушении на убийство с особой жестокостью - путем поджога, а также в уничтожении и повреждении чужого имущества путем поджога, по последнему эпизоду содеянное квалифицировано по ч. 1 ст. 167 УК.

Ставропольский краевой суд 14 февраля 2007 г. по итогам предварительного слушания возвратил уголовное дело для устранения нарушений, допущенных при составлении обвинительного заключения, поскольку, по его мнению, квалификация действий обвиняемых по ч. 1 ст. 167 УК предполагает необходимость исключения поджога как способа убийства.

СК ВС РФ 24 апреля 2007 г. по кассационному представлению государственного обвинителя данное Постановление отменила, указав следующее.

Повреждение, уничтожение чужого имущества путем поджога в соответствии с ч. 2 п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 05.06.2002 N 14 "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога, либо в результате небрежного обращения с огнем" <1>, умышленное уничтожение или повреждение отдельных предметов с применением огня в условиях, исключающих его распространение на другие объекты, надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 167 УК, если потерпевшему причинен значительный ущерб.

<1> БВС РФ. 2002. N 8; 2007. N 5.

В связи с этим квалификация действий обвиняемых по ч. 1 ст. 167 УК необоснованно расценена судом как нарушение закона, препятствующее рассмотрению судом дела по существу.

Покушение на убийство путем поджога и умышленное повреждение, уничтожение чужого имущества путем поджога, как правильно указано в кассационном представлении, самостоятельные преступления.

Нельзя согласиться с выводом суда о том, что квалификация повреждения, уничтожения чужого имущества путем поджога по ч. 1 ст. 167 УК исключает возможность квалификации покушения на убийство путем поджога.

Согласно Постановлению КС РФ от 20.04.1999 N 7-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород" <1> Конституции РФ не соответствует обязанность суда по собственной инициативе возвращать уголовное дело для восполнения неполноты расследования, изменения обвинения на более тяжкое (см. Определение СК ВС РФ от 24.04.2007 N 19-О07-17).

<1> ВКС РФ. 1999. N 4.

В стадии предварительного следствия адвокат защищал двух обвиняемых, несмотря на то что интересы одного противоречили интересам другого. Суд, выявив данный факт, обоснованно расценил его как обстоятельство, препятствующее рассмотрению дела судом, возвратил дело прокурору для его устранения.

Адвокат Л. в стадии предварительного расследования защищал обвиняемых Гаврилову и Гаврилова, несмотря на то что последний изобличал первую в совершении преступлений, а Гаврилова свою причастность к преступной деятельности отрицала.

Воронежский областной суд 29 мая 2006 г. по ходатайству заинтересованных лиц удовлетворил ходатайство об отводе адвоката Л. и возвратил уголовное дело в отношении Гавриловых прокурору для устранения нарушений, допущенных при составлении обвинительного заключения.

СК ВС РФ 22 сентября 2006 г. постановление суда оставила без изменения, указав следующее.

Суд обоснованно отвел адвоката, поскольку в стадии предварительного расследования он защищал интересы Гавриловых, несмотря на то что интересы одного обвиняемого противоречили интересам другого.

В соответствии с ч. 6 ст. 49, п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК это исключает возможность участия адвоката в деле. Данное обстоятельство свидетельствует о нарушении права Гавриловой на защиту в стадии предварительного следствия. Нарушение права Гавриловой на защиту в стадии предварительного расследования - препятствие для рассмотрения дела в суде (см. Определение СК ВС РФ от 22.09.2006 N 14-О06-31).

Отказ органов предварительного расследования предоставить лицу, не владеющему языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, переводчика - основание для возвращения уголовного дела прокурору.

СК ВС РФ 5 июля 2007 г. оставила без изменения постановление Оренбургского областного суда о возвращении уголовного дела прокурору, указав следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 18 УПК участникам уголовного судопроизводства, не владеющим языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, должен быть предоставлен переводчик.

Как следует из материалов уголовного дела, Л. русским языком не владеет.

После направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением следователем вынесено постановление "О целесообразности предъявления переводчика обвиняемому Л."

Суд дважды возвращал уголовное дело прокурору для устранения существенного нарушения уголовно-процессуального закона, однако оба решения суда выполнены не были.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу, что Л. незаконно был лишен права иметь надлежащего переводчика при расследовании уголовного дела (см. Определение СК ВС РФ от 05.07.2007 N 47-О07-57).

<< | >>
Источник: А.И. КАРПОВ. СУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. 2010

Еще по теме 2.2. Предварительное слушание:

  1. Основания проведения предварительного слушания
  2. 2 ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛУШАНИЕ
  3. Порядок проведения предварительного слушания
  4. ВИДЫ РЕШЕНИЙ, ПРИНИМАЕМЫХ СУДЬЕЙ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛУШАНИИ
  5. Особенности проведения предварительного слушания
  6. 3,1. Подготовка дела к судебному заседанию и предварительному слушанию по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  7. § 2. Особый порядок производства по уголовным делам в стадии предварительного расследования
  8. Постановление о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания
  9. 2.2. Предварительное слушание
  10. § 2. УЧАСТИЕ АДВОКАТА ПРИ ОКОНЧАНИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ПО ДЕЛАМ, КОТОРЫЕ ПО ХОДАТАЙСТВУ ОБВИНЯЕМОГО МОГУТ БЫТЬ НАПРАВЛЕНЫ ДЛЯ РАССМОТРЕНИЯ В СУД С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -