<<
>>

1.4. Лицо, потерпевшее моральный вред

"Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения вреда его имуществу и деловой репутации" (ст.
42 УПК РФ). Любой гражданин, в отношении которого совершено преступление, в результате чего последний испытал нравственные или физические страдания, имеет право на признание его потерпевшим и получение компенсации морального вреда.

Для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители (ч. 2 ст. 45 УПК РФ).

В случае признания потерпевшим юридического лица его права осуществляет представитель (ч. 9 ст. 42 УПК РФ). В качестве такового может выступать как адвокат, так и руководитель юридического лица, действующий в пределах полномочий, предоставленных ему законом, уставом или положением (ч. 1 ст. 45 УПК РФ).

По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные ст. 42 УПК РФ, переходят к одному из его близких родственников, указанных в п. 4 ст. 5 УПК РФ.

С.И. Герасимов, А.П. Коротков, А.В. Тимофеев полагают, что вопрос о том, кого признавать потерпевшим по уголовному делу, в результате которого наступила смерть человека, решает должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело, с учетом конкретных обстоятельств дела <53>.

<53> Герасимов С.И., Коротков А.П., Тимофеев А.В. 400 ответов по применению УПК РФ. М., 2002. С. 27.

М.Н. Малеина считает: в случаях, когда "погибший не был членом семьи истца, взыскание компенсации возможно, но в исключительных случаях - с учетом длительности и характера отношений" <54>.

<54> См.: Малеина М.

Компенсация за неимущественный вред // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. N 3. С. 29.

Только один из близких родственников имеет право представлять интересы человека, который в результате преступных действий был лишен жизни. Возникает вопрос: в случае возникновения спора между близкими родственниками кому из них следует отдавать предпочтение при обеспечении прав потерпевшего?

Компенсационную сумму получает лицо, заявившее гражданский иск в рамках уголовного дела и признанное соответствующим уголовно-процессуальным актом гражданским истцом по уголовному делу. Однако в решениях суда денежная сумма по компенсации морального вреда нередко взыскивается в отношении нескольких лиц, при этом без указания, с учетом каких критериев и в каких долях применительно к каждому она определена.

В ст. 2 Декларации ООН от 29 ноября 1985 г., в которой говорится о том, что то или иное лицо также может считаться жертвой от родственных отношений между правонарушителем и жертвой <55>. Термин "жертва" в соответствующих случаях включает близких родственников или иждивенцев непосредственной жертвы, а также лиц, которым был причинен ущерб при попытке оказать помощь жертвам. К сожалению, в нашем законодательстве под "жертвой" понимается только непосредственно пострадавший от преступных действий, хотя близкие родственники и близкие лица тоже жертвы, и все же УПК РФ данное обстоятельство не рассматривает.

<55> См.: Российская юстиция. 1992. N 9 - 10.

Судебная практика Верховного Суда РФ свидетельствует о возможности признания гражданским истцом только близких родственников погибшего <56>.

<56> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 1. С. 22.

"Гражданский иск признается обоснованным, поскольку С. и ее родителям причинены нравственные страдания в связи с утратой брата и сына. С учетом материального положения обвиняемого суд взыскивает 50 тыс. руб." <57>

<57> См.: Архив Южно-Сахалинского городского суда за 2002 г. // Уголовное дело N 1-12/02.

По уголовному делу, возбужденному по ч.

1 ст. 111 УК РФ, иск о взыскании 20 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда был заявлен племянником погибшего в результате умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. В материалах дела документов, подтверждающих родственные отношения между погибшим и лицом, заявившим иск, представлено не было. Доказательств претерпевания морального вреда также не было. Исковое заявление имело следующее содержание: "Прошу взыскать с виновного в смерти моего дяди компенсацию морального вреда в размере 20 тыс. руб. и материального вреда в размере 5 тыс. руб." Невзирая на отсутствие каких-либо документов, подтверждающих родственные отношения, и доказательств причинения вреда в материалах дела, в противоречие ч. 8 ст. 42 УПК РФ, не принимая во внимание п. 4 ст. 5 УПК РФ, относящий к числу близких родственников только "супругу, супруга, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку, внуков", органы предварительного следствия вынесли постановление о признании лица, заявившего иск, потерпевшим и гражданским истцом. Решением суда исковые требования в части компенсации морального вреда в связи с гибелью дяди были удовлетворены в полном объеме "с учетом характера и степени нравственных страданий потерпевшего, степени вины подсудимого, его материального положения" <58>.

<58> См.: Архив Фрунзенского районного суда г. Иваново за 2002 г. // Уголовное дело N 1422/02.

По приговору Саратовского областного суда Ф. осужден за убийство своих отца, деда и бабушки и за кражу их имущества. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор в части взыскания с Ф. 130 тыс. руб. в пользу З. в порядке компенсации морального вреда. В обоснование принятого решения было указано то, что З. была племянницей потерпевшей Ф. (бабушки осужденного), т.е. лицом, не относимым законом к числу близких родственников. В этой связи взыскание в ее пользу с Ф. такой суммы суд кассационной инстанции посчитал явно несправедливым. Кроме того, суд в полной мере не учел имущественное положение осужденного, имеющего малолетнего ребенка.

При таких данных вышестоящий суд уменьшил размер компенсационной суммы до 30 тыс. руб. <59>

<59> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 8. С. 12 - 13.

Вместе с тем на практике встречаются случаи, когда у погибших от преступлений лиц близких родственников нет, но есть другие родственники, характер отношений с которыми также предполагает претерпевание ими моральных и физических страданий в связи со смертью того, кого они любили, с кем поддерживали отношения, о ком заботились и т.п.

Возможно и такое положение вещей, когда лицо признано по делу потерпевшим в силу того, что является близким родственником погибшего, но с последним родственных отношений вообще не поддерживало. В связи с этим представляется, что:

- во-первых, ч. 8 ст. 42 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: "По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные статьей 42 Уголовно-процессуального кодекса РФ, переходят к любому из его близких родственников, иных родственников или близких лиц". Данная норма расширит круг лиц, имеющих право на компенсацию морального вреда по данной категории дел. Каждое из указанных лиц будет иметь право на обращение с исковыми требованиями индивидуально, что искоренит случаи <60>, когда в качестве потерпевших указывается вся семья;

<60> См.: Архив Южно-Сахалинского городского суда за 2002 г. // Уголовное дело N 1-372/02. -

во-вторых, нужно определять весь вероятный круг лиц, претерпевающих и могущих претерпевать моральный вред (в случае извещения их о смерти потерпевшего), и надлежащим образом их информировать о возбуждении уголовного дела, выносить в отношении них постановление о признании потерпевшими, разъясняя права и обязанности. По аналогии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ целесообразным было бы направлять им извещения с разъяснением порядка взыскания денежных средств в счет компенсации морального вреда. Те из вышеназванного круга лиц, кто заявит гражданский иск, должны быть признаны гражданскими истцами.

Дискуссионным в науке и на практике является вопрос о возможности претерпевания морального вреда юридическим лицом.

Уголовно-процессуальное законодательство в ст.

42 УПК РФ определяет возможное причинение двух видов вреда юридическому лицу: имущественного и вреда деловой репутации. При этом в случае причинения вреда деловой репутации юридического лица согласно п. 7 ст. 152 ГК РФ существует возможность получения юридическим лицом компенсации морального вреда.

Гражданским истцом в уголовном судопроизводстве могут являться как граждане, так и юридические лица (ч. 1 ст. 44 УПК РФ). Таким образом, юридическое лицо имеет право на обращение в суд с иском о компенсации морального вреда в случаях распространения сведений, порочащих его деловую репутацию. Между тем согласно Постановлению Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица". Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 25 апреля 1995 г. N 6 разъясняет: "В силу пунктов 5, 7 статьи 152 Гражданского кодекса РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, а также юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением".

Интересно и то, что разные позиции по рассматриваемому вопросу занимают Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ. Прямо противоположна сложившаяся судебная практика арбитражных судов РФ, в соответствии с которой моральный вред юридическому лицу не компенсируется. В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 августа 1997 г. N 1509/97 подчеркивается, что согласно ст. 151 ГК РФ моральный вред может быть причинен только гражданину, но не юридическому лицу. В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 декабря 1998 г. N 813/98 указано, что "право на компенсацию морального вреда предоставлено только физическому лицу, в отношении же юридического лица исковые требования о компенсации морального вреда удовлетворены неправомерно".

Анализируемый вопрос о праве на компенсацию морального вреда юридического лица неоднозначно трактуется и в литературе.

Юридическое лицо не может претерпевать моральный вред и не имеет права на компенсацию морального вреда: -

в соответствии со ст. 151 ГК РФ моральный вред компенсируется лишь гражданам, поскольку только они могут претерпевать нравственные и физические страдания. В связи с этим очевидно, что разъяснение, содержащееся в п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. N 10, распространившее возможность компенсации морального вреда и на юридических лиц, противоречит ст. 151 ГК РФ <61>;

<61 > Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Ч. 1 / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1997. С. 74.

- с учетом того, что понятия "физический вред" и "физические страдания" не совпадают по своему содержанию, а понятие "физический вред" включает в себя понятие "физическое страдание", Т.А. Фадеева делает вывод: "Моральный вред мог быть причинен только физическому лицу, так как физические или нравственные страдания может испытывать лишь психофизическая особь, но никак не социальная общность, какой является юридическое лицо" <62>;

<62> Фадеева Т.А. Нематериальные блага // Гражданское право. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. СПб., 1996. С. 280.

- поскольку из ч. 1 ст. 151 ГК РФ следует, что моральный вред - это физические и нравственные страдания, то институт компенсации морального вреда применим только для граждан, но не для юридических лиц. По мнению Е.А. Ковалева, В.Д. Шевчука, юридическое лицо не может испытывать физические и нравственные страдания, а потому не вправе требовать и возмещения морального вреда <63>;

<63> См.: Ковалев Е.А., Шевчук В.Д. Защита чести, достоинства и деловой репутации в суде // Именем закона. 1995. С. 30.

- А.М. Эрделевский считает, что субъектом, которому причиняется моральный вред, может быть только гражданин, так как иное понимание заставило бы предположить возможность претерпевания юридическим лицом физических или нравственных страданий, что несовместимо с правовой природой юридического лица как искусственно созданного субъекта права, не обладающего психикой и не способного испытывать эмоциональные реакции в виде страданий и переживаний. С равным успехом можно было бы говорить о телесных повреждениях транспортного средства в дорожно-транспортном происшествии <64>;

<64> Эрделевский А.М. О компенсации морального вреда юридическим лицам // Хозяйство и право. 1996. N 11. С. 23.

- по мнению А. Боннера юридическое лицо, будь то музей, завод, акционерное общество, иная организация, никаких физических и нравственных страданий претерпевать не может, а раз так, то в рамках действующего законодательства невозможна и компенсация несуществующего "морального вреда", якобы понесенного юридическим лицом <65>.

<65> Боннер А. Можно ли причинить моральный вред юридическому лицу? // Российская юстиция. 1999. N 7. С. 15.

Юридическое лицо может претерпевать моральный вред и, соответственно, имеет право на компенсацию морального вреда:

- моральный вред, причиненный юридическому лицу, - это отрицательные последствия, наступившие в результате нарушения права юридического лица на беспрепятственное достижение поставленных целей и выразившееся в невозможности достижения определенных организацией сроков, целей, отвечающих признакам конкретности, измеримости и реальности. И.В. Афанасьева и Д.А. Белова полагают, что юридическое лицо не обладает психофизиологической сферой (в отличие от человека), однако ему присущи особенности, которые подлежат защите, в том числе и с помощью мер специального института, нормы которого должны быть направлены на охрану специфических черт юридического лица: цели, задачи, структура, организационный климат, этапы развития, стратегическое планирование, процессы и традиции управления. Юридическое лицо создается для достижения конкретных целей, которые определяют его существование и функционирование. И если в результате совершения по отношению к юридическому лицу противоправного деяния указанные цели не могут быть достигнуты, то это ставит под угрозу не только дальнейшее благополучное функционирование организации, но ее существование в целом. Таким образом, содержания понятий "моральный вред, причиненный юридическому лицу" и "моральный вред, причиненный личности" имеют как сходства, так и различия. Сходство заключается в том, что оба эти института направлены на защиту субъективных сторон существования указанных субъектов. Существенное различие состоит в том, что нормы данных институтов направлены на защиту отличающихся по своей сути прав. Юридическому лицу обеспечивается защита права на беспрепятственное достижение поставленных целей, личности - охрана права на благополучное психическое здоровье <66>;

<66> Афанасьева И.В., Белова Д.А. Компенсация морального вреда юридическому лицу // Юрист. 2002. N 8. С. 29 - 32.

- не только граждане, но и юридические лица вправе взыскивать моральный вред, причиненный распространением сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица. Моральный вред, причиненный в результате распространения не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, по мнению В. Плотникова, имеет не субъективное ("психическое"), а объективное содержание и заключается в отрицательной оценке третьими лицами качества юридического лица и его продукции <67>;

<67> Плотников В. Деловая репутация как объект гражданско-правовой защиты // Хозяйство и право. 1995. N 11. С. 17 - 19.

- в то же время выдвигаются предложения о более широком применении института компенсации морального вреда. Так, М.Н. Малеиной выдвинута идея о необходимости обязательного предоставления законом "такого способа защиты, как компенсация морального вреда, в случае нарушения любых неимущественных прав юридического лица" <68>;

<68> См.: Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развития. С. 103.

- нарушение договорных обязательств, разглашение коммерческой тайны, незаконное пользование товарным знаком юридического лица и другие правонарушения, влекущие причинение морального вреда юридическому лицу, могут остаться вне сферы правового регулирования механизма защиты личных и имущественных прав, так как не подпадают под распространение сведений, порочащих деловую репутацию. Поэтому А.В. Шичанин <69> и Е.А. Михно <70> предлагают закрепить право юридического лица на защиту деловой репутации в следующей редакции: "Нарушение личных неимущественных прав и благ юридического лица распространением сведений, порочащих его доброе имя, а равно иным способом, подрывающим деловую репутацию юридического лица, подлежит компенсации на условиях возмещения морального вреда гражданину". При этом авторами не рассматриваются другие способы защиты неимущественных прав юридического лица. Следовательно, можно предположить, что основным способом возмещения вреда от перечисленных правонарушений и предотвращения их в будущем предлагается именно компенсация "на условиях возмещения морального вреда гражданину";

<69> Шичанин А.В. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1995. С. 18.

<70> См.: Михно Е.А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1998. С. 55.

- несомненно, что объективные последствия нарушения деловой репутации могут негативно отразиться на коммерческой или иной деятельности организации. В то же время такие последствия вряд ли будут связаны с умалением только имущественной сферы юридического лица; итогом могут быть отрицательные последствия для функционирования организации, не связанные с имущественными убытками. К.И. Голубев, С.В. Нарижний предлагают дополнить институт защиты деловой репутации юридического лица: "Юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и денежной компенсации нематериального вреда, причиненного их распространением" <71>;

<71 > См.: Голубев К., Нарижний С. Защита деловой репутации юридических лиц // Российская юстиция. 1999. N 7. С. 21 - 22.

- субъектами правоотношений в современном обществе наряду с индивидами являются различные группы индивидов, основывающиеся на общности интересов. Эти группы, общности (единства) интересов получили юридическое закрепление, правовой статус, были наделены правоспособностью. В современном мире именно они образуют фундамент общественных отношений, через них обеспечиваются и защищаются интересы и права отдельных индивидов, которые во многом не в состоянии выступать во всех значимых для них правоотношениях, и поэтому их права регулируются через социальные группы, объединенные в юридические лица. Если право признает такое юридическое лицо в качестве самостоятельного субъекта права, то такой субъект права должен обладать равной возможностью иметь права и исполнять обязанности, являющиеся универсальными для индивидов и юридических лиц, в том числе иметь право на компенсацию за нематериальный ущерб, причиненный данной группе. Т.Н. Нешатаева и В.В. Старженецкий оснований для искусственного ограничения правоспособности юридического лица здесь не усматривают. Ими приводится судебная практика Европейского суда по правам человека, где именно в 1999 г. впервые в таком ракурсе встала проблема нематериальных убытков, связанных с нарушением прав юридического лица. В деле Партии свободы и демократии против Турции, в деле компании "Комингерсоль С.А." против Португалии суд посчитал, что указанные юридические лица могут требовать компенсации морального вреда <72>. Подобный подход международного суда не может не оказать влияния на позицию национальных правоприменительных органов, по мнению Ю.В. Курдубанова <73>.

<72> См.: Нешатаева Т.Н., Старженецкий В.В. Возмещение нематериального ущерба в пользу юридического лица в деле компании "Комингерсоль" против Португалии // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 2. С. 56 - 60.

<73> См.: Курдубанов Ю.В. Обеспечение прав гражданского истца при рассмотрении уголовных дел судами: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 78.

Термин "моральный вред" не совсем удачен применительно к юридическому лицу, так как сразу же вызывает не правовые, а нравоучительные ассоциации. Наделяя то или иное физическое или юридическое лицо определенными правами, государство должно обеспечивать необходимую систему гарантий осуществления прав и их защиты. В соответствии с этими гарантиями каждый имеет право на восстановление нарушенных прав и защиту нематериальных благ, однако сегодня они требуют внимательного рассмотрения и доработки. Стоит ли категорично утверждать, что, поскольку юридическое лицо - это искусственное образование, оно не может испытывать физических и нравственных страданий, а посему ему не может быть причинен моральный вред. Возможно, просто стоит задуматься о законодательной интерпретации понятия "моральный вред" применительно к юридическому лицу. В связи с этим понятие "моральный вред, причиненный юридическому лицу" следует, на наш взгляд, перефразировать как "неимущественный вред, причиняемый юридическому лицу", закрепив его в ч. 1 ст. 42 УПК РФ. Данное понятие расширит возможности защиты неимущественных прав юридического лица, включив в себя причинение вреда деловой репутации, нарушение договорных обязательств, разглашение коммерческой тайны и др.

<< | >>
Источник: В.В. ВЛАДИМИРОВА. КОМПЕНСАЦИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА - МЕРА РЕАБИЛИТАЦИИ ПОТЕРПЕВШЕГО В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. 2010

Еще по теме 1.4. Лицо, потерпевшее моральный вред:

  1. 13.2. Возмещение убытков и морального вреда
  2. 2.4. Особенности рассмотрения споров о возмещении морального вреда
  3. 4.8. Моральный вред
  4. 1.2. Понятие "моральный вред": определение, сущность
  5. 1.3. Основания возникновения права потерпевшего на компенсацию морального вреда
  6. 1.4. Лицо, потерпевшее моральный вред
  7. 1.5. Формы компенсации морального вреда
  8. 1.6. Гарантии обеспечения потерпевшему компенсации морального вреда
  9. Глава 2. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ПОТЕРПЕВШЕМУ В ХОДЕ ЕГО РЕАБИЛИТАЦИИ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
  10. 2.1. Признание лица потерпевшим по уголовному делу
  11. 2.5. Вопросы доказывания морального вреда
  12. § 3. Возмещение имущественного и морального вреда
  13. 1.11. Дела о компенсации морального вреда
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -