<<
>>

2.4 Гражданский иск как способ обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном процессе

Дискуссия о гражданском иске в уголовном судопроизводстве активно продолжается. Теоретические исследования не отличаются единством мнений по данному вопросу. Позиции многих исследователей носят, как уже было отмечено, порой диаметрально противоположный характер.

Несогласованное регулирование вопросов гражданского иска породило достаточно активную дискуссию и относительно возможности его рассмотрения, и разрешения по существу совместно с рассмотрением уголовного дела.

Ряд исследователей полагают, что совместное рассмотрение уголовного дела и заявленного в его рамках гражданского иска обладает определенными положительными моментами.

К таковым ими относится быстрое возмещение вреда, причиненного преступлением; благоприятные условия для исследования доказательств по предъявленному иску; кумулятивные усилия следователя, прокуроры и гражданского истца по изобличению виновного в совершении преступления и установлению характера и размера, причиненного преступлением

229

вреда; процессуальная экономия времени участников уголовного процесса .

В. Г. Даев, отмечая важность рассмотрения и разрешения гражданского иска в уголовном процессе, указывал, что этим достигается: «1) процессуальная экономия, выражающаяся в устранении необходимости двойного рассмотрения дел, связанных с одним правонарушением, позволяющая избежать повторного [224] вызова в судебные органы одной и той же группы лиц, устраняющие трудности преюдициального характера; 2) повышение качества уголовного судопроизводства путем привлечения к участию в расследовании уголовного дела и рассмотрении его судом более широкого круга заинтересованных лиц; 3) усиление воспитательной роли уголовного процесса в результате применения к правонарушителю не только уголовного наказания, но и иных санкций,

230

направленных на восстановление нарушенного права» .

По мнению других исследователей институт гражданского иска целесообразно исключить из уголовного судопроизводства .

В. С. Шадрин относится отрицательно к сохранению гражданского иска и его использованию для защиты потерпевших. Он не считает «рентабельным» использовать силы и средства расследования для осуществления деятельности, не связанной непосредственно с раскрытием и расследованием преступления» . За

233

исключение института гражданского иска высказывался В. М. Бозров . Аналогичной точки зрения придерживаются С. В. Милицин, Е. Н. Попкова .

Полагаем, что стоит поддержать точку зрения тех исследователей, которые предлагают занимать взвешенную позицию, развивать и совершенствовать положения уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего институт гражданского иска, тем более, что законодатель сохранил гражданский иск в качестве способа обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевших от преступлений.

«Сторонники института гражданского иска говорят о том, что он не только не противоречит задачам и принципам уголовного судопроизводства, но и [225] [226] [227] [228] [229]

соответствует им, представляя собой дополнительную гарантию прав

235

потерпевших от преступления» .

Признание лица потерпевшим определяется причинением ему физического, имущественного, морального вреда, а юридическому лицу вреда его имуществу и деловой репутации; для признания лица гражданским истцом и возникновения правоотношений необходимо им предъявить требования о возмещении, причиненного преступлением вреда. При отсутствии такого требования органы и лица, осуществляющие производство по уголовному делу, самостоятельно принять решение о признании лица гражданским истцом не могут. Инициатива о признании лица гражданским истцом как участником уголовно-процессуальных отношений исходит от него самого в виде предъявления исковых требований о возмещении причиненного ему преступлением вреда. Предъявление иска является правом лица, также как и отказ его предъявления.

Изложенное позволяет сделать следующий вывод: при предъявлении гражданского иска в процессе производства по уголовному делу действует принцип диспозитивности, когда процесс дальнейшего производства зависит от воли потерпевшего, которому принадлежит право выбора способа защиты нарушенного права либо в порядке уголовного, либо в порядке гражданского судопроизводства. Самостоятельность юридического лица в принятии такого решения, предоставляет ему возможность реализовать свои права по защите имущественных и неимущественных прав в удобной для него форме, согласно собственному усмотрению. В частности, по одному из изученных уголовных дел в прениях представитель потерпевшего юридического лица заявил ходатайство оставить иск без рассмотрения, в дальнейшем предъявив его в порядке гражданского судопроизводства[230] [231].

Из изученных 280 уголовных дел по 174, что составляет около 62,14 %, потерпевшие предъявили гражданский иск в порядке уголовного судопроизводства. По 62 уголовным делам из 174, по которым был заявлен гражданский иск в порядке уголовного судопроизводства, что составляет 35,63 %, гражданские иски были оставлены судом без рассмотрения. При этом гражданским истцам судом разъяснялось право на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства. По некоторым уголовным делам гражданский иск не предъявлялся, что составляет 106 дел или 37,9 % всех изученных (Приложение Б, Приложение В).

Из опрошенных нами 92 представителей юридических лиц, признанных потерпевшими и гражданскими истцами по уголовным делам, 42 предпочли (и предпочитают) предъявить к обвиняемым гражданский иск и рассматривать его совместно с рассмотрением уголовного дела, что в процентном отношении составляет 45,65 %. Среди положительных моментов совместного рассмотрения гражданского иска и уголовного дела ими была отмечена процессуальная экономия. В то же время, вторая группа представителей юридических лиц предпочитает предъявлять исковые требования в порядке гражданского судопроизводства. Им предпочтительно иметь на руках преюдициальный акт - приговор суд. Из 92 представителей юридического лица, признанных в качестве потерпевших и гражданских истцов в уголовном судопроизводстве, 50 (54,35 %) опрошенных, считают преимуществом рассмотрение отдельно от уголовного дела гражданского иска. Однако 69 из опрошенных, что составляет 75 % на вопрос о том, следует ли сохранить за гражданским истцом право самостоятельно решать вопрос о рассмотрении гражданского иска или в уголовном, или в гражданском судопроизводстве, ответили положительно (Приложение Г, Приложение Д).

Полагаем «необходимо решать этот вопрос с учетом интересов гражданского истца, у которого должна быть сохранена альтернатива выбора способов и форм защиты своих имущественных и неимущественных прав при рассмотрении гражданского иска в порядке уголовного или гражданского

судопроизводства» . «Г осподство государственно-властного начала не исключает определённой свободы поведения отдельных участников уголовного процесса, возможности их воздействия на ход и результаты процесса (диспозитивности). Проявление юридически значимой воли отдельных лиц в уголовном процессе допустимо, однако лишь в тех границах, пока не нарушаются права участников процесса, не создаются помехи в установлении следователем и судом истины и в применении уголовного закона» . Диспозитивные начала в регулировании уголовно-процессуальных отношений по защите имущественных и неимущественных прав при рассмотрении гражданского иска должны быть приоритетными. Это обусловлено рядом объективных и субъективных причин.

Во-первых, предъявлять исковые требования или не предъявлять их является правом, а не обязанностью потерпевшего в уголовном процессе; во- вторых, решая вопрос о целесообразности предъявления исковых требований в уголовном судопроизводстве, потерпевший исходит из наличия доказательств не только причиненного ему вреда, но и доказательств размера этого вреда, что не всегда возможно установить в полном объеме на момент предъявления иска и рассмотрения его в порядке уголовного судопроизводства; в-третьих, некоторое упрощение процедуры производства по гражданскому иску, вытекающему из уголовного дела и рассматриваемому в порядке гражданского судопроизводства, является более привлекательным, прежде всего с точки зрения наличия преюдициального акта и наличия доказательственной базы на основе собранных доказательств, содержащихся в материалах уголовного дела; в-четвертых, несмотря на основную роль принципа публичности в регулировании уголовно - процессуальных отношений и их публичную природу законодатель не исключил возможность регулирования этих отношений и посредством принципа диспозитивности. Законодатель в настоящий момент предоставил юридическим лицам в ряде случаев право самостоятельно решать вопрос о необходимости [232] [233] возбуждения уголовных дел. Данная возможность им, например, предоставлена ст. 23 УПК РФ. Как справедливо пишет Н. Н. Апостолова «в данном случае, с одной стороны, уголовно-процессуальный закон гарантирует защиту интересов бизнеса от преступных посягательств, а с другой - предоставляет право руководителю коммерческой или иной организации с частным капиталом самостоятельно выбирать наиболее приемлемый и эффективный с его точки зрения способ разрешения конфликта» . В уголовно-процессуальных правоотношениях, связанных с предъявлением гражданского иска и его рассмотрением в порядке уголовного судопроизводства, принцип диспозитивности является приоритетным, что позволяет отойти от публичности как принципа регулирования уголовно-процессуальных отношений. Наличие диспозитивных начал в регулировании таких отношений позволяет избрать участникам уголовного судопроизводства (потерпевшим и гражданским истцам) наиболее приемлемый для них способ защиты имущественных и неимущественных прав, а такую защиту делает более эффективной. Исключение права на выбор способа защиты имущественных и неимущественных прав участников уголовного процесса, нарушенных преступлением, в уголовном или гражданском судопроизводстве, лишает их активности и делает процесс чисто формализованным действием.

Существует определенная разница между формами защиты нарушенного права в уголовном и гражданском процессе. Гражданский истец не должен быть лишен альтернативы выбора «между гражданским и уголовным судопроизводством при рассмотрении гражданского иска, вытекающего из уголовного дела. Эта альтернатива должна быть предоставлена гражданскому истцу с точки зрения удобства именно для него в отстаивании своих прав, свобод и законных интересов» [234] [235] . В частности для большинства представителей юридического лица, как следует из проведенного нами опроса, выгоднее иметь на руках преюдициальный акт, устанавливающий виновность обвиняемого. По их мнению, он облегчает предъявление гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

Наличие альтернативной возможности у гражданского истца предъявить иск в порядке уголовного или в порядке гражданского судопроизводства, закрепление данной возможности на уровне законодательной нормы, позволяет более эффективно обеспечивать защиту права гражданских истцов в уголовном судопроизводстве.

Однако реализация такой альтернативы требует определенной корректировки действующего процессуального законодательства и правоприменительной практики. Без этого невозможно говорить ни о наличии самой альтернативы, ни о ее реальном использовании участниками уголовного судопроизводства на практике.

Еще в середине прошлого века В. Г. Даев выделял особенности уголовнопроцессуальных отношений, складывающиеся из факта совершения преступления и причинения этим преступлением вреда. Им было отмечено, что «уголовное противоправное действие (преступление), нарушая всегда объективное право, т.е. закон, одновременно в ряде случаев нарушает субъективные права граждан и юридических лиц, порождая возникновение, изменение или прекращение правоотношений, регулируемых нормами гражданского, трудового, семейного и др. отраслей права, выступая в качестве юридического факта применительно не только к уголовным, но и к иным общественным отношениям. В этих случаях одно и то же противоправное действие является юридико-фактическим основанием уголовной, и гражданской ответственности, создавая тем самым кумуляцию правонарушений и кумуляцию видов ответственности»[236] [237]. Автором отмечена сложная правовая природа возникающих отношений, что рассматривается им как их особенность.

Рассуждая над особенностями возникающих правоотношений, Л. В. Головко также отмечает их сложную природу, где преступление становится и гражданско-правовым деликтом, т.к. возникают обязательства вследствие

242

причинения вреда .

Этой же точки зрения придерживаются и другие исследователи вопроса обеспечения защиты имущественных отношений в уголовно-процессуальной сфере. Это в полной мере относится к отношениям, которые складываются по обеспечению защиты имущественных и неимущественных прав юридического лица.

«В сфере уголовного судопроизводства уголовный и гражданский иск в комплексе образуют исковой механизм защиты общественных отношений от преступных посягательств. Общее уголовно-правовое притязание государства на восстановление нарушенного правопорядка сочетается с гражданско-правовым исковым требованием о восстановлении именно имущественных отношений»[238] [239].

Многими исследователями отмечалась такая специфика, как возможность применения положений и норм иного законодательства при разрешении гражданского иска в уголовном судопроизводстве и защите имущественных и неимущественных прав потерпевших.

В свое время, раскрывая особенности разрешения гражданского иска в уголовном судопроизводстве и специфику регулирования этих правоотношений И. Я. Фойницкий отмечал, что «при разрешении иска уголовный суд руководствуется законами гражданского судопроизводства тогда лишь и настолько, насколько применение этих законов не находится в противоречии с

244

порядком уголовно-процессуальным и оказывается практически возможным» .

В. Н. Григорьев отмечает, что «гражданско-правовые требования о возмещении имущественного вреда, пусть даже причиненного преступлением, и в гражданском и в уголовном судопроизводстве равно подлежат разрешению в

245

соответствии с нормами гражданского законодательства» .

С. В. Юношев справедливо отмечает, что «нормы иных отраслей права, и, прежде всего, гражданского процессуального, могут и должны применяться в ходе уголовного судопроизводства при разрешении вопросов, связанных с возмещением вреда, но только в том случае, если спорные правоотношения не урегулированы нормами уголовно-процессуального права, а соответствующие нормы других отраслей права не противоречат основным началам уголовного судопроизводства»[240] [241] [242] [243].

В. Сысоев и К. Храмцов считают возможным использовать нормы других отраслей права при разрешении гражданского иска в уголовном судопроизводстве. Однако такое использование может быть при соблюдении двух условий. Первое из которых - это неурегулированность этих отношений уголовно-процессуальным правом; второе условие - это непротиворечие их нормам уголовно-

247

процессуального права .

На этих же особенностях заостряет внимание В. Я. Понарин. Он отмечает, что «гражданско-правовое отношение в уголовном судопроизводстве может быть детерминантом и некоторых гражданско-процессуальных отношений в тех случаях, когда по вопросам, касающимся гражданского иска и не урегулированным уголовно-процессуальным законодательством, применяются

248

нормы гражданско-процессуального права» . Практически аналогичной точки зрения придерживается М. Р. Самитов, указывающий, что «уголовнопроцессуальные отношения, касающиеся гражданского иска, находятся в тесной связи с гражданско-правовыми отношениями, порождаемыми фактом совершения преступления, являются их формой»[244].

Отмечая особенности уголовно-процессуальных отношений и гражданского иска в уголовном процессе, следует отметить, что материально-правовое требование, которое по сути своей основывается на нормах гражданского права, подлежит рассмотрению в порядке уголовного судопроизводства, а возникшие процессуальные отношения по поводу гражданского иска являются отношениями уголовно-процессуальными и отвечают всем признакам последних. По мнению А. И. Зорина, «возникшие правовые отношения подлежат урегулированию на основании как уголовного права, так и норм отраслей материального права, регулирующих имущественную ответственность за причинение вреда»[245].

В. Г. Даев представляет данные отношения в качестве особых требований. Эти требования должны учитывать определенные условия, к которым он относит: «а) регулирование в сфере уголовного судопроизводства порядка разрешения споров о гражданско-правовых отношениях не должно противоречить основным началам их регулирования в гражданском процессе, а отступления от общих положений исковой формы защиты права могут иметь место лишь в случаях, специально предусмотренных уголовно-процессуальным законом в силу особых обстоятельств, и лишь тогда, когда эти отступления не ухудшают положения сторон по сравнению с гражданским процессом; б) в тех случаях, когда уголовно - процессуальный закон не регламентирует тот или иной вопрос искового производства необходимо руководствоваться нормами гражданскопроцессуального права, если они не противоречат в силу каких-либо обстоятельств основным принципам уголовного процесса»[246].

Другие исследователи придерживаются иного мнения. С точки зрения И. С. Самощенко «в одном деянии невозможно сочетание преступления и гражданского правонарушения. Нарушение преступным деянием норм различных отраслей права, в частности, гражданского, не означает, что надлежит различать гражданско-правовую противоправность с одной стороны, и с другой - уголовноправовую. Установление законом карательной санкции за соответствующее нарушение норм права свидетельствует об уголовной противоправности совершенного преступного деяния и одновременно - об особом характере общественной опасности этого деяния, требующего установления за него уголовной ответственности» [247] . По мнению В. Бозрова регулирование правоотношений при рассмотрении гражданского иска в уголовном судопроизводстве надлежит исключительно нормами уголовно-процессуального законодательства [248].

Проанализировав различные точки зрения, полагаем, что в теории права сложилось два диаметрально - противоположных мнения на особенности уголовно-процессуальных отношений по обеспечению защиты имущественных и неимущественных прав юридического лица в уголовном процессе и возмещении вреда в рамках рассмотрения гражданского иска. Первая точка зрения, которой придерживаются В. Г. Даев, В. Я. Панарин, Е. А. Золотая и др., основана на более широком толковании. Исследователи основывают свои выводы на возможности использования в уголовном процессе при обеспечении защиты имущественных и неимущественных прав юридических лиц и предъявлении и рассмотрении гражданского иска положений и норм не только уголовно-процессуального права, но и иных отраслей права, которые не противоречат уголовно-процессуальному законодательству. Вторая точка зрения, которой придерживаются И. С. Самощенко, В. М. Бозров и др., обосновывается тем, что в одном деянии не может быть и уголовного, и гражданско-правового правонарушения, а распространение положений гражданско-процессуального законодательства противоречит действующим положениям уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальные правоотношения по обеспечению защиты имущественных и неимущественных прав и возмещение вреда посредством гражданского иска, по мнению большинства исследователей, регулируются как нормами гражданского, гражданско-процессуального, так и уголовнопроцессуального права. Регулирование данных правоотношений носит комплексный интегративный характер, поскольку используются нормы разных отраслей права, однако основное в этих правоотношениях заключается в том, что их возникновение в уголовном процессе проистекают из факта совершения преступления; происходит «формирование гражданско-правовых отношений в связи с предъявлением гражданского иска в уголовном процессе гражданами и юридическими лицами, являющимися участниками уголовно-процессуальных отношений» . Данные особенности указывают на их сложную правовую природу, регулирование разными отраслями права, но подчинение общему механизму правового регулирования - нормам уголовно-процессуального права, зависимость и подчинение им. Прагматический способ позволяет разделить все законы на те, которые регламентируют возникающие правоотношения и те, которые не подходят для этого. Вопросы разрешения гражданского иска относятся к категории правоотношений, регулирование которых невозможно лишь только нормами уголовно-процессуального законодательства, в силу их сложности, многогранности и многомерности. Вред, причиненный совершенным преступлением, затрагивает и публичную, и частную сферы, которые регулируются различными правовыми нормами. Исключение публичных или частных отношений или предпочтение, которое может быть отдано при защите публичной или частной сфер, приведет к их ущемлению и неспособности в дальнейшем установить и возместить вред, причиненный преступлением. В регулировании правоотношений по обеспечению защиты имущественных и неимущественных прав в уголовном процессе задействованы нормы и иных отраслей права, что говорит о необходимости изучения и исследования этих [249] правоотношений с точки зрения интегративного подхода, который предполагает определенное объединение различных отраслей права для регулирования возникающих правоотношений.

На это указывают и данные практики. В частности, по уголовному делу, рассмотренному Дзержинским районным судом г. Оренбурга, в приговоре было указано следующее: заявленный гражданский иск по делу является обоснованным, подтвержден исследованными в судебном заседании доказательствами, и с учетом частичного возмещения подсудимым Е. подлежит удовлетворению в пользу потерпевшего на основании ч. 5 ст. 243 ТК РФ . Суды в приговорах уже давно ссылаются на нормы иного законодательства, разрешая вопрос об удовлетворении исковых требований потерпевшего.

Это обстоятельство позволяет достаточно критично отнестись к точке зрения тех авторов, которые отстаивают мнение о невозможности распространения положений иного законодательства при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе.

Кроме того, даже рассматривая гражданский иск, вытекающий из уголовного дела в порядке гражданского судопроизводства, основой доказательственной базы по нему являются доказательства, собранные в процессе расследования такого уголовного дела. Все это позволяет сделать следующий вывод - процесс регулирования отношений, возникающих по обеспечению защиты имущественных и неимущественных прав посредством предъявления гражданского иска, носит сложный, комплексный и межотраслевой характер, включающий в себя элементы регулирования иных отраслей права.

В то же время такое двухотраслевое и достаточно несогласованное регулирование создает для судов определенные трудности и приводит к отсутствию единообразия судебной практики[250] [251], что требует изменения подхода к рассмотрению вопросов обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевших в уголовном судопроизводстве. И в данном случае интегративный подход в полной мере отвечает такой потребности.

Изложенное позволяет выделить следующие особенности уголовнопроцессуальных отношений по обеспечению защиты имущественных и неимущественных прав юридических лиц:

- возникновение отношений обусловлено фактом совершения преступления и причинения преступлением вреда имущественным и неимущественным правам потерпевшего - юридического лица;

- возбуждение уголовного дела уполномоченными органами позволяет признать юридических лиц участниками уголовно-процессуальных отношений в качестве потерпевших или гражданских истцов;

- регулирование отношений осуществляется посредством норм уголовно- процессуального, а также иных отраслей права, положения которых не противоречат нормам уголовно-процессуального законодательства, что говорит о комплексном интегративном характере таких отношений;

- принцип диспозитивности является основой регулирования уголовнопроцессуальных отношений по обеспечению защиты имущественных и неимущественных прав потерпевших - юридических лиц.

С учетом изложенного полагаем, что уголовно-процессуальные отношения по обеспечению защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшнго - юридического лица представляют собой социально-правовую связь между органами, осуществляющими производство по уголовному делу и юридическими лицами как участниками таких отношений, обусловленную фактом совершения преступления и причинением вреда имущественным и неимущественным правам таких лиц, носящую комплексный интегративный характер и регулируемую нормами уголовно-процессуального и иного законодательства, не противоречащего положениям УПК РФ, посредством принципа диспозитивности.

«Гражданский иск в уголовном судопроизводстве занимает центральное место» и является исковым способом возмещения вреда, причиненного преступлением потерпевшим физическим и юридическим лицам. К сожалению, в большинстве случаев иск является единственным способом, который позволяет потерпевшим возместить причиненный им вред, совершенным преступлением. Этот способ относится «к гарантированному Конституцией РФ праву потерпевшего на судебную защиту, а также системообразущим для современного механизма уголовного судопроизводства» . Некоторые исследователи, в частности, Д. М. Чечот, А. А. Добровольский гражданский иск в уголовном процессе относят «к правовым формам защиты прав потерпевших»[252] [253] [254].

К. В. Ашкатова указала, что «гражданский иск является единственным прямо упоминаемым в уголовно-процессуальном законе способом

восстановления имущественных и неимущественных прав потерпевшего от преступления. Однако недостаточная правовая регламентация (отсутствие понятия гражданского иска, указание на право потерпевшего заявить гражданский иск, обязанности правоохранительных органов разъяснить права гражданского истца и т.д.) сделала этот институт недостаточно эффективным.. .»[255]. Как отмечал Ю. К. Якимович «существенно облегчает лицу, пострадавшему от преступления реализацию права на судебную защиту то обстоятельство, что материальный и моральный ущерб потерпевшему в денежном выражении возмещается в рамках производства по уголовному делу, и у него нет необходимости обращаться по этому вопросу в суд в порядке гражданского судопроизводства»[256].

По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ в 2011 потерпевшими было заявлено 147097 исков; в 2012 - 134650; в 2013 г. - 125779; в 2014 - 123730; в 2015 - 119875; в 2016 - 118189, в 2017 - 114443.[257] По данным Управления Судебного департамента в Оренбургской области в 2011 было заявлено 1779, из них удовлетворено полностью - 1319, 356 - удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения - 100. В 2012 было заявлено 1474 иска, из них удовлетворено полностью - 1013, 356 - удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения - 105. В 2013 было заявлено 1339 исков, из них удовлетворено полностью - 905, 329 -удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения - 105. В 2014 было заявлено 1406 исков, из них удовлетворено полностью - 835, 363 - удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения - 157. В 2015 было заявлено 1208 иска, из них удовлетворено полностью - 732, 247 - удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения - 150. В 2016 было заявлено 1440, из них удовлетворено полностью - 860, удовлетворено частично - 272, оставлено без рассмотрения - 215. В 2017 было заявлено 1382 иска, из них удовлетворено - 812, 251 - удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения - 199. По данным Управления Судебного департамента в Ульяновской области в 2011 было заявлено 333 иска, из них удовлетворено полностью 212, 104 удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения 17 исков. В 2012 было заявлено 1187 исков, из них удовлетворено полностью 499, 252 удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения 436 исков. В 2013 было заявлено 915 исков, из них удовлетворено полностью 539, 272 удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения 104 иска. В 2014 было заявлено 914 исков, из них удовлетворено полностью 473, 224 удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения 146 исков. В 2015 было заявлено 960 исков, из них удовлетворено полностью 475, 237 удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения 193 иска. В 2016 было заявлено 746 исков, из них удовлетворено полностью 385, 210 удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения 84 иск. В 2017 г. было заявлено 684 иска, из них удовлетворено - 366, 185 удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения - 87 иска [258].

Как показывают статистические данные число заявленных гражданских исков значительно и в разрезе Российской Федерации, и в разрезе выборочного исследования в регионах. Однако, что касается реального исполнения приговоров в части гражданского иска, то, к сожалению, исполнение является неэффективным, а порой и неисполнимым вовсе. В настоящий момент это является главной причиной низкой эффективности данного способа восстановления имущественных прав потерпевшего в уголовном процессе. Об этом было отмечено и опрошенными нами представителями юридических лиц, признанных потерпевшими и гражданскими истцами в уголовном судопроизводстве (72,8 %), указавшими, что в большинстве своем это обстоятельство влияет на решение вопроса о целесообразности подачи исков по возмещению причиненного преступлением ущерба, в том числе и в порядке уголовного судопроизводства (Приложение Г, Приложение Д).

Судами к взысканию юридическим лицам были присуждены следующие суммы:

- в 2015 от ущерба в результате хищений - 43 028 943 399 руб.; из них

государственным - 3 304 786 487 руб., муниципальным - 530 027 091 руб., общественных организаций (объединений) - 263 170 438 руб., частным

юридическим лицам - 3 330 055 414 руб. По другим преступлениям - 5 829 374 654 руб., из них государственным - 3 405 516 990 руб., муниципальным - 390 105 504 руб., общественным организациям (объединениям) - 15 782 718 руб., частным юридическим лицам - 943 259 010 руб.;

- в 2016 ущерба в результате хищений - 18 093 972 247 руб., из них государственным - 3 626 550 916 руб., муниципальным - 772 924 238 руб., общественных организаций (объединений) - 1 903 589 499 руб., частным юридическим лицам - 4 479 003 909 руб. По другим преступлениям - 7 606 938 402 руб., из них государственным - 4 865 155 142 руб., муниципальным - 220 299 132 руб., общественным организациям (объединениям) - 38 147 006 руб., частным юридическим лицам - 1 544 543 471 руб.;

- в 2017 от ущерба в результате хищений - 21 377 901 927 руб., из них государственным - 3 027 028 282 руб., муниципальным - 791 754 350 руб., общественным организациям (объединениям) - 1 535 853 808 руб., частным юридическим лицам - 7 050 675 880 руб. По другим преступлениям - 8 467 860 993 руб., из них государственным - 4 307 077 556 руб., муниципальным - 421 160 333 руб., общественным организациям (объединениям) - 93 448 588 руб., частным юридическим лицам - 2 265 344 348 руб. [259].

Около 71,75 % от причиненного преступлением вреда суд обязывает возместить виновных лиц, 28,25 % причиненного преступлением вреда остаются не возмещенными, т.к. суд при вынесении своих решений учитывает материальное положение виновных лиц, а также другие причины[260]. Это почти треть имущественного вреда, который был причинен совершенным преступлением.

Как следует из приведенных нами данных, большая часть ущерба, причиненного преступлением, возмещается отнюдь не в добровольном порядке (хотя этот процент значителен и составляет 16,1 % по Оренбургской и Ульяновской областях), а в порядке предъявления гражданского иска и вынесения по нему решения совместно с приговором суда (Приложение Б, Приложение В).

По изученным уголовным делам, среди причин неисполнения приговора, удовлетворяющего имущественные требования, были выявлены следующие:

- неплатежеспособность виновного лица - 53,2 %;

- отсутствие у виновного имущества, на которое может быть наложено взыскание - 31,1 %;

- несвоевременные меры, предпринятые органами предварительного расследования, для ареста имущества, на которое могло быть наложено взыскание

- 5 %;

- смерть осужденного в местах лишения свободы - 1 %;

- отсутствие возможности осужденного трудоустроиться - 9,3 %;

- иные причины - 0,4 % (Приложение Б, Приложение В).

Эти причины носят отчасти объективный, а отчасти субъективный характер, что отражается на исполнении приговора в части гражданско-правовой ответственности виновного лица.

Заявление потерпевшим гражданского иска, рассмотрение и разрешение его судом призвано обеспечить возмещение вреда потерпевшим от преступлений в уголовном судопроизводстве. О признании лица гражданским истцом государственные органы и должностные лица, в производстве которых находится уголовное дело, принимают соответствующее решение, которое оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя[261]. После такого признания потерпевший и гражданский истец наделяются процессуальными правами, которые позволяют им поддерживать заявленный гражданский иск; предъявлять доказательства, обоснование и расчет, причиненного преступлением вреда; заявлять ходатайства, в том числе, о наложении ареста на имущества для обеспечения гражданского иска и др.

В процессе анализа судебной практики было установлено, юридическими лицами - потерпевшими от преступлений, в процессе рассмотрения уголовного дела, заявлялись иски о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, примерно 69,3 % от числа всех заявленных исковых требований. К таким требованиям относилось возмещение стоимости похищенного имущества, возмещение денежных средств, необходимых для ремонта имущества, поврежденного в результате преступления, и подобные им исковые требования.

Иски о возмещение расходов на представителя и иных расходов составляют 20 %, понесенных в ходе уголовного судопроизводства. Юридические лица также пытаются возместить и упущенную выгоду по некоторой категории уголовных дел, но их также не много - всего около 1,4 % (Приложение Б, Приложение В).

На возможность предъявления юридическим лицом иска о возмещении упущенной выгоды среди практических работников нет единого мнения. Треть из них высказались против этого, что составляет 35 % из всех участвующих в анкетировании (Приложение А).

Независимо от того, каков предмет иска, заявленного потерпевшим, гражданским истцом, поддержание заявленных исковых требований в ходе рассмотрения уголовного дела в суде не в полной мере урегулировано законодателем.

Так, в соответствии со ст. 273 УПК РФ судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения. В соответствии со ст. 277 УПК РФ потерпевший допрашивается в порядке, установленном частями второй - шестой статьи 278 и статьей 278.1 УПК РФ. В то же время, ст. 44 УПК РФ предусматривает такие права гражданского истца как: поддержание гражданского иска; представление доказательств; отказ от предъявленного им гражданского иска; участие в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций; выступление в судебных прениях для обоснования гражданского иска и некоторые др.

Уголовно-процессуальное законодательство также не предусматривает возможность допроса гражданского истца в ходе судебного разбирательства по уголовному делу в суде по вопросам, связанным с заявленным им гражданским иском. Вопрос усложняется, когда в качестве потерпевшего и гражданского истца выступают различные субъекты. Законодатель предусмотрел возможность допроса только потерпевшего.

Обобщение показало, что по уголовным делам гражданский иск оглашался судом на стадии исследования письменных доказательств. Это было в 91,8 % всех изученных уголовных дел, что составляет 257 уголовных дел. Мнение сторон по предъявленным исковым требованиям выяснялось при рассмотрении уголовных дел в особом порядке при разрешении ходатайства в соответствии со ст. ч. 4 ст. 316 УПК РФ (в особом порядке из изученных нами уголовных дел было рассмотрено всего 18); а по делам, рассмотренным в общем порядке, при даче показаний сторонами (Приложение Б, Приложение В).

В связи с тем, что гражданский иск в уголовном деле напрямую связан с предъявленным обвинением, предполагается его оглашение вначале судебного следствия сразу же после оглашении обвинения. На этой же стадии необходимо выяснять мнения сторон по заявленным исковым требованиям.

В этой связи заслуживает внимания и поддержки предложение А. А. Хайдарова и А. С. Виноградова, которые предлагают следующее: «после изложения государственным обвинителем предъявленного обвинения правильнее всего предоставить возможность выступить гражданскому истцу по поводу заявленного гражданского иска. Гражданский истец должен подтвердить свои требования....» [262]. Это особенно важно, когда речь идет о необходимости проведения расчетов причиненного имущественного вреда. Для юридического лица, когда суммы вреда иногда исчисляются миллионами, расчет должен быть не только представлен, но и обоснован. Отсутствие обоснованности расчета может привести к невозможности вынести решение по заявленным исковым требованиям, и передаче гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Кроме того, полагаем, что ст. 277 УПК РФ должна быть дополнена и изложена следующим образом:

Статья 277. Допрос потерпевшего и гражданского истца 1. Потерпевший и / или гражданский истец допрашиваются в порядке, установленном частями второй - шестой статьи 278 и статьей 278.1 настоящего Кодекса.

2. Потерпевший и / или гражданский истец с разрешения председательствующего могут давать показания в любой момент судебного следствия.

В соответствии с действующим законодательством суд может отказать в удовлетворении гражданского иска при вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям или при вынесении оправдательного приговора. Данные положения закреплены в ч. 2 ст. 306 УПК РФ. При вынесении обвинительного приговора или прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям гражданский иск оставляется без рассмотрения. Такое решение не препятствует возможности в дальнейшем предъявить иск уже в порядке гражданского судопроизводства. Препятствием к предъявлению гражданского иска будет его удовлетворение, либо отказ в его удовлетворении, вынесенные при рассмотрении уголовного дела. Такой запрет содержится только в гражданско-процессуальном законодательстве в ст. 134 ГПК РФ. Однако суды в своих неоднократных обобщениях судебной практики и ее разъяснении указывали на необходимость разъяснения положений ст. 173 ГПК РФ гражданскому истцу при рассмотрении гражданского иска в порядке уголовного судопроизводства.

Но имеются и другие примеры. В частности, приговором Ленинского районного суда г. Оренбурга от 11 апреля 2014 К. осужден за кражу чужого имущества. Приговором производство по гражданскому иску прекращено в связи с отказом от иска представителя юридического лица. Согласно протоколу судебного заседания, суд, не разъяснил положения ст. 173 ГПК РФ .

По данным проведенного нами обобщения судебной практики по 73 (26,1 %) уголовным делам из 280 изученных, при отказе гражданского истца от иска в порядке уголовного судопроизводства ему не разъяснялись последствия отказа от иска, предусмотренные ст. 173 ГПК РФ (Приложение Б, Приложение В). [263]

Еще один пример касается принятия взаимоисключающих решений в части гражданского иска, при рассмотрении уголовного дела. Приговором Савинского районного суда Ивановской области от 09 октября 2013 К. осужден за совершение преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (уголовное дело № 1- 31/2013). По результатам судебного разбирательства судом было принято решение об оставлении без рассмотрения гражданских исков потерпевших в части возмещения материального ущерба, а вопрос о размере возмещения передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Таким образом, судом первой инстанции приняты взаимоисключающие решения[264] [265], поскольку в полной мере не были учтены требования гражданско-процессуального законодательства.

По данным проведенного обобщения судебной практики из 280 изученных нами уголовных дел по 21 уголовному делу, что составляет 7,5 %, судьями принимались аналогичные решения (Приложение Б, Приложение В).

Как видно, правоприменитель равнозначно оценивает приговор, в котором решается вопрос о гражданском иске, и решение, вынесенное в соответствии с положениями гражданско-процессуального законодательства. Потребность в разработке законодательного механизма учета, а может быть и использования некоторых положений гражданско-процессуального права при рассмотрении гражданского иска в уголовном судопроизводстве на сегодняшний день назрела, о чем свидетельствуют и данные правоприменительной практики.

В этой связи более последовательным был подход, предложенный законодателем и помещенный в ст. 18 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (1922 г.) . Данная норма содержала следующее указание:

- отказ в гражданском иске, постановленный при производстве уголовного дела, лишает потерпевшего права вторичного предъявления того же иска; равным образом отказ в иске, постановленный в порядке гражданского судопроизводства, лишает потерпевшего права вторичного предъявления того же иска в суде при производстве уголовного дела.

Предложенный законодателем механизм по существу позволял

использовать некоторые положения гражданско-процессуального законодательства при разрешении вопросов гражданского иска в уголовном судопроизводстве, что снимало множество вопросов со стороны

правоприменителя и делало процесс регулирования обеспечения защиты имущественных прав потерпевшего наиболее оптимальным.

В связи с изложенным было бы верным внести изменения в действующее законодательство для устранения определенных коллизий в этом вопросе.

Статью 90 УПК РФ «Преюдиция» следует дополнить следующим указанием:

- разрешение судом гражданского иска по существу, равно как и отказ в его удовлетворении являются основаниями, препятствующими гражданскому истцу обращаться в суд с иском в порядке гражданского судопроизводства.

Приведенные примеры из судебной практики указывают на тесную связь уголовно-процессуальных и гражданско-процессуальных отношений при разрешении гражданского иска в уголовном судопроизводстве. Существующие разъяснения по этому вопросу вышестоящих инстанций не удовлетворяют не только потребности судебных органов, разрешающих данные коллизии, но и участников, возникающих правоотношений, порой откровенно нарушая их права. Недостаточно четкая регламентация правового статуса гражданского истца в уголовном процессе является одной из основных причин ущемления его прав и законных интересов, особенно в условиях состязательного построения судопроизводства [266] . Требуют дополнения и ряд положений Уголовнопроцессуального кодекса РФ, предусматривающих права участникам уголовного судопроизводства.

В соответствии с ч. 4 ст. 42 УПК РФ по иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства. Данное указание устанавливает механизм рассмотрения требований о возмещении морального вреда в порядке уголовного или в порядке гражданского судопроизводства. Однако законодатель не дал никаких разъяснений относительно возмещения причиненного потерпевшему имущественного вреда, что по существу можно рассматривать как некое упущение с его стороны. Представляется, что ч. 4 ст. 42 УПК РФ целесообразно изложить в следующей редакции:

- по иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда и / или возмещения имущественного вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства.

На сегодня гражданский истец может предъявить гражданский иск после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия. Полагаем такое решение законодателя не совсем верно. Обоснуем свою точку зрения. Такое построение ч. 2 ст. 44 УПК РФ позволяет предъявлять гражданский иск в течение всего судебного следствия, вплоть до его окончания. Гражданский истец может заявить исковые требования в самом конце судебного следствия, когда уже будут изучены материалы уголовного дела. Это побудит суд вернуться к исследованию материалов дела, а может быть и необходимо будет допросить уже допрошенных участников уголовного процесса. Все это не отвечает ни интересам правосудия, ни интересам участников уголовного судопроизводства и требует определенной корректировки законодательства. Полагаем, что гражданский иск может быть предъявлен до начала судебного следствия.

Данные изменения позволят более эффективно воплощать в жизнь конституционные предписания о защите прав и свобод потерпевших в уголовном судопроизводстве, обеспечивать их защиту.

Отсутствие четкого законодательного регулирования института гражданского иска в уголовном процессе на сегодняшний момент многие исследователи отмечают как главную причину низкой эффективности данного способа защиты имущественных прав потерпевших .

Отсутствие обособленных правовых норм в уголовно-процессуальном законодательстве, которые бы регулировали вопросы предъявления, рассмотрения и разрешения по существу гражданского иска в уголовном судопроизводстве, не способствуют защите имущественных прав потерпевших, в том числе и юридических лиц. Все обозначенные спорные моменты могли бы быть решены и сняты, если бы законодатель более детально урегулировал вопрос гражданского иска в уголовном судопроизводстве.

Проведенный анализ исследований по данному вопросу и законодательных положений других стран утвердил нас в правильности постановки вопроса о необходимости формирования самостоятельных положений уголовнопроцессуального законодательства Российской Федерации, содержащих в отдельной главе нормы, регламентирующие институт гражданского иска в уголовном судопроизводстве. В настоящее время вопросы, которые тем или иным образом связаны с рассмотрением гражданского иска, расположены в различных главах и разделах Уголовно-процессуального кодекса.

В. А. Азаров указывал на главные причины, обусловливающие ненадлежащее решение вопросов возмещения имущественного вреда от преступления . Несмотря на то, что эти причины исследователь связывал с

272

См. например: Азаров В.А., Абдрахманов М.Х., Сафаралеев М.Р. Юридические лица в уголовном процессе России: теоретические основы, законодательство и практика. Омск: изд- во Ом. Гос. ун-та, 2010; Круглов И.В. Использование института гражданского иска для восстановления имущественных отношений, нарушенных экономическими преступлениями // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2008. № 2. С. 85-88; Бубчикова М.Н. Гражданский иск в уголовном процессе // Российский судья. 2015. № 9. С. 44-47; Кожин И.Г. Институт гражданского иска в уголовном процессе по новому УПК РФ // Право и безопасность. 2003. № 1-2. С.114; Даев В.Г. Применение исковой формы защиты прав в советском уголовном процессе. С. 4 и др.

272 Азаров В.А. Проблемы теории и практики охраны имущественных интересов личности в уголовном судопроизводстве: монография. Омск: Высшая школа милиции МВД России, 1995. С. 27.

возмещением имущественного вреда гражданам, эти же причины были выявлены при рассмотрении возможности возмещения имущественного вреда юридическим лицам от совершенного преступления. «Первая заключается в несовершенстве правоприменительной деятельности государственных органов и должностных лиц,

274

вторая - в недостаточно четкой их уголовно-процессуальной регламентации» .

С сожалением приходится констатировать, что при обеспечении защиты неимущественных прав юридических лиц, потерпевших от преступлений, гражданский иск не используется. По изученным уголовным делам не было заявлено ни одного иска о защите деловой репутации юридического лица. Иски о защите иных нематериальных прав юридических лиц также не заявлялись.

Основаниями для передачи гражданского иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, если он был заявлен, полагаем, являются:

- прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям;

- отсутствие или невозможность произвести надлежащий расчет, причиненного преступлением вреда в порядке уголовного судопроизводства.

При наличии этих оснований следователь, дознаватель или суд обязаны передать гражданский иск на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства; или признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. При отсутствии заявленного гражданского иска - разъяснить потерпевшему право на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства.

При рассмотрении гражданского иска после его передачи для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства в соответствии с ч. 2 ст. 309 УПК РФ суд не вправе рассмотреть вопрос о праве гражданского истца на удовлетворение иска, а также не вправе вынести решение об отказе в удовлетворении иска, так как указанный вопрос рассмотрен и разрешен приговором суда, поэтому суд должен

274

Азаров В.А. Проблемы теории и практики охраны имущественных интересов личности в уголовном судопроизводстве: монография. Омск: Высшая школа милиции МВД России, 1995. С. 27.

рассмотреть вопрос только в части размера возмещения гражданского иска и

275

вынести решение в указанной части иска .

Итак, гражданский иск в уголовном судопроизводстве на сегодняшний день остается одним из способов обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевших от преступлений. Однако его слабая законодательная регламентация делают данный способ малопривлекательным и малорезультативным в защите имущественных и неимущественных прав потерпевших - юридических лиц в уголовном судопроизводстве.

Четкая законодательная регламентация вопросов предъявления, разрешения и рассмотрения гражданского иска в уголовном судопроизводстве, установление процедуры и оснований передачи его на разрешение в порядке гражданского судопроизводства во многом могут снять современные проблемы обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав юридических лиц в уголовном судопроизводстве.

275

Дубровин В.В. Возмещение вреда от преступления в уголовном судопроизводстве (отечественный, зарубежный, международный опыт правового регулирования): монография. М.: Юрлитинформ, 2011. С. 62-63.

<< | >>
Источник: Баловнева Валентина Ивановна. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЗАЩИТЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ И НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ ПОТЕРПЕВШЕГО - ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Оренбург - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.4 Гражданский иск как способ обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном процессе:

  1. § 3. Возмещение вреда, причиненного военнослужащим186
  2. § 5. Возмещение морального вреда, причиненного работнику
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -