<<
>>

Глава 3. Уголовно-правовое понятие шантажа и проблемы ответственности за его совершение


Проблемы уголовно-правового регулирования ответственности за шантаж являются традиционными для Российского уголовного права, уголовного законодательства. В первой главе мы подробно проанализировали "правовую судьбу" этого вида имущественного преступления в уголовном праве России до 1917 и после 1917 года, а также в уголовном праве некоторых зарубежных государств.
Важнейшие выводы, сделанные нами при этом, заключаются в следующем: а) основные объективные и субъективные признаки уголовно-правовой характеристики состава шантажа, в основном совпадают; б) чётко прослеживается отграничение состава шантажа от вымогательства и в законодательстве, и в теории уголовного права, и судебной практике, в) существенно отличается перечень квалифицирующих обстоятельств, с которыми законодатель связывает усиление ответственности за эти виды преступлений; г) имеют место существенные различия в построении санкций, определении максимальных пределов наказания, • обусловленные различной степенью общественной опасности шантажа и вымогательства.
В настоящей главе будут рассмотрены особенности состава шантажа, сформулированного в действующем уголовном законодательстве России. Точное определение уголовно-правовых границ понятия данного преступления имеет большое практическое значение не только при его квалификации как самостоятельного состава, но и при квалификации иных видов преступлений, где шантаж выступает конструктивным признаком в качестве способа преступного поведения: 1. Ст. 179 УК -"Принуждение к совершению сделки или к отказу от её совершения"; 2. п "в" ч.4 ст.204 УК - "Коммерческий подкуп, сопряжённый с вымогательством"; 3. Ст.221 УК - "Вымогательство радиоактивных материалов"; 4. Ст.226 УК "Вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств"; 5. Ст. 229 УК - "Вымогательство наркотических средств или
психотропных веществ"; 6. Ст.240 УК - "Вовлечение в занятие проституцией путём шантажа.,,"; 7. п. "в" ч.4 ст.290 УК - "Получение взятки, сопряжённое с вымогательством"; 8. Ст.302 УК - "Принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путём применения шантажа"; 9. ч.2 ст.309 УК — "Принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показании, эксперта к даче ложного заключения или переводчика к осуществлению неправильного перевода, а равно принуждение указанных лиц к уклонению от дачи показаний, соединённое с шантажом...".
При характеристике объективной стороны перечисленных девяти составов необходимо раскрывать содержание признаков шантажа, указанных в ч.1 ст.163 УК РФ - требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершение других действий имущественного характера под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Толкование этой нормы позволяет выделить некоторые специфические особенности, дающие возможность не только принципиально отграничить шантаж от вымогательства, но и создать самостоятельный, имеющий свою историю, своеобразие и свои характерные черты состав преступления.
1. Объект преступления. Первый элемент состава шантажа во всех основных чертах идентичен составу вымогательства. Родовой, видовой и основной непосредственный объекты преступления те же: отношения в сфере экономики; отношения собственности; отношения конкретной формы собственности. Однако в характеристике дополнительного непосредственного объекта имеются существенные отличия. При вымогательстве под угрозу ставится жизнь и здоровье личности потерпевшего или его близких, а при шантаже — честь и достоинство личности. Естественно, что в соответствии с уголовно-правовой оценкой степень важности жизни и здоровья выше, чем честь и достоинство. Однако, в жизненном, социально-психологическом, морально-этическом отношениях нередко на первый план выдвигается именно честь и достоинство. Недаром в прошлом веке ради защиты чести и достоинства люди шли на эшафот, на дуэль, на каторгу, и "поле чести" сравнивалось с "полем брани". Поэтому данный вид преступления нельзя принижать по степени общественной опасности, включая его в состав качественно иного вида преступления — вымогательства.
Итак, дополнительный непосредственный объект шантажа связан с отношениями, складывающимися в сфере личностных отношений - чести и достоинства личности. Честь- это достойные уважения и гордости моральные качества человека; его соответствующие принципы; "это хорошая незапятнанная репутация, доброе имя." Честь - это социально- психологическая категория, связанная с оценкой личности в обществе, в особенностях восприятия этой личности другими членами общества. Достоинство - это совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе. Следовательно, достоинство - это социально-психологическая, этическая категория, связанная с оценкой личностью самого себя; своя собственная оценка, но связанная со
77Q
сложившейся системой социальных ценностей в обществе. Новая редакция ст. 129 УК (клевета) предусматривает ещё один аспект социально-этической оценки личности потерпевшего (естественно, тесно связанный с двумя названными) - его репутация. Репутация - "это приобретаемая кем-нибудь
общественная оценка, общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого-либо (это, прежде всего, связано с деловыми, нравственными качествами», образованием, уровнем знаний бизнесмена, кооператора как делового партнёра и т.д.). Как видно из содержания приведённых определений, основной общей чертой чести, достоинства, репутации является достоверность, истинность качеств, достоинств личности, сведений, информации о ней. Поэтому ущерб им может быть причинён лишь в том случае, если эти качества, сведения заведомо искажаются, являются заведомо ложными. В этой связи необходимо отметить один важный момент. В уголовном законодательстве некоторых зарубежных государств содержатся нормы, устанавливающие ответственность за диффамацию, то есть за распространение порочащих сведений, но не являющихся вымышленными, соответствующих действительности, не обладающих клеветническим характером. Следовательно, состав клеветы значительно расширен за счёт распространения подобных сведений. Уголовное законодательство советской России с самого начала отказалось от установления уголовной ' ответственности за диффамацию под лозунгом необходимости критики рабочими, крестьянами, служащими своих руководителей, борьбы с бюрократизмом, злоупотреблением служебным положением. Коллектив, особенно партийные комитеты, "должны были всё знать о своих членах, даже о самом личном".
Законодатель не устанавливает исчерпывающий перечень лиц, которые могут быть потерпевшими при реализации угрозы виновным. Прежде всего, ставится в опасность причинение ущерба чести и достоинству, репутации самого потерпевшего, которому предъявлено соответствующее требование, а равно любого лица, не безразличного потерпевшему: родные, близкие друзья, иные лица. При этом важно иметь в виду, что унизить честь, достоинство, исказить, очернить репутацию можно в отношении любого лица, независимо от его физического, психического состояния, и даже в отношении умершего, доброе имя которого важно для потерпевшего и должно быть защищено законом.
Объективная сторона состава шантажа, сконструированного по типу формальных, характеризуется деянием, в основу которого положено требование передачи имущества, права на имущество, совершение других действий имущественного характера (значение, содержание употреблённого законодателем термина "требование" уже подробно раскрыто применительно к составу вымогательства). Это требование виновный подкрепляет угрозой: а) распространить сведения, позорящие потерпевшего или его близких; б) распространить иные сведения, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.
Содержание угрозы при шантаже в советском уголовном законодательстве не оставалось неизменным. На протяжении многих лет в Уголовных кодексах РСФСР угроза ограничивалась распространением сведе- » ний, позорящих потерпевшего или его близких. Но в Уголовном кодексе 1996 г. была предусмотрена разновидность угрозы, предусматривающая распространение иных сведений, таких, которые могут причинить существенный вред (подчёркнута степень вреда) правам или законным интересам (акцентировано внимание на юридической природе прав и интересов) потерпевшего или его близких. И если раньше имело место различное толкование этого признака состава, то сейчас, как представляется, появились дополнительные сложности в установлении правильной оценки состава шантажа.
В учебной литературе шестидесятых годов нередко встречалось мнение, что угрозу распространения позорящих сведений следует рассматривать с позиции состава клеветы, и в случае реализации угрозы лицо подлежало? ответственности по совокупности за вымогательство и клевету. Следовательно, презюмировалось, что виновный угрожает распространить заведомо ложные сведения, которые опозорят потерпевшего или его близких, нанесут ущерб их чести и достоинству.
Примерно в это же время профессор Утевский Б.С отмечал, что «для квалификации действий виновного как шантажа безразлично, угрожает ли виновный разгласить факты, действительно имевшие место или вымышленные, так как и в том, и в другом случае угроза разглашением этих фактов является способом принудить потерпевшего удовлетворить преступное требование вымогателя».
В научно-практическом Комментарии Уголовного кодекса РСФСР было указано: «Позорящие сведения, оглашением которых угрожает вымогатель, могут быть ложными, клеветническими», но они могут и соответствовать действительности. Такие сведения имеют своим предметом самые различные обстоятельства, которые потерпевший желает сохранить в тайне. Позорящими следует считать сведения о преступлениях, совершённых или якобы совершённых потерпевшим или его близкими, о совершённых им безнравственных поступках, о факте заболевания потерпевшего венерической болезни или психическим расстройством, о том, что потерпевшая была изнасилована и т.п." Авторы, как видно из текста, одинаково оценивают и факт совершения потерпевшим преступления, и факт вымышленного, якобы совершённого им преступления.
Профессор Незнамова З.А полагает: "Позорящие сведения - это любая информация», распространение которой способно нарушить честь и достоинство личности (разрядка моя - А.У.). Позорящими можно считать сведения о совершённом потерпевшим или его близкими правонарушении, наличии определённых болезней, супружеской измене и т.д. То, насколько они являются позорящими и в какой степени их разглашение способно причинить вред чести и достоинству личности, зависит от субъективного восприятия потерпевшего". Итак, выходит, что преступнику мы предоставляем право определить, какой же ущерб его чести будет нанесён выявлением факта совершённого им же преступления.
По мнению Л.Д.Гаухмана и С.В.Максимова , "позорящие - это сведения о каких-либо противоправных, аморальных или других неблаговидных поступках потерпевшего либо его близких. Иные сведения, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, - это сведения, которые потерпевший желает хранить в тайне, в частности, о совершённой сделке, наличии какого-либо имущества, финансовом состоянии и другие."
Следует отметить, что значительная часть авторов придерживается подобного понимания угрозы распространения позорящих сведений как способа подкрепления требования передать имущество, права на имущество или совершения других действий имущественного характера. По нашему мнению, в данной позиции есть уязвимые места, её сторонники необоснованно расширяют перечень сведений позорящего характера за счет информации, связанной с фактами совершения потерпевшим право-нарушений.
Видимо, нельзя согласиться с тем, что в один ряд выстраивают угрозу распространить информацию и о действительно совершённом потерпевшим преступлении, и о "якобы совершённом", вымышленном преступлении. Ведь все авторы в качестве дополнительного непосредственного объекта шантажа называют честь и достоинство личности потерпевшего или его близких. Честь и достоинство они при этом рассматривают как высоконравственные категории, в связи с чем нельзя найти в системе составляющих их элементов место преступным наклонностям. Наоборот, факт совершения преступления не добавляет чести и достоинства личности преступника, а роняет его в лице законопослушных граждан. Поэтому звучит парадоксально, что оглашение информации о факте действительного, а не мнимого совершения преступления унизит честь и достоинство преступника, причинит ущерб объекту уголовно-правовой охраны. Если оставаться на изложенной выше позиции названных авторов, то необходимо исключить честь и достоинство из характеристики объекта исследуемого преступления. А это лишит его самостоятельности, выхолостит содержание шантажа.
Необходимо подчеркнуть, что учёные неоднократно обращали внимание на данное нелогичное положение. Так, профессор Таганцев Н.С. отмечал, что в этом случае угроза, предъявляемая потерпевшему, не преступна, а нередко даже похвальна (например, заявление власти о совершении потерпевшим преступления). Профессор Лопашенко Н,А. справедливо полагает: "Угроза распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, - это угроза оглашения сведений, которые потерпевший или его близкие хотели бы сохранить в тайне, и желание это не противоречит закону (разрядка моя - А.У.). Угроза правам и интересам, которые противоречат закону, не подпадает под способ принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения. Соответственно, если лицо заставляет другое лицо совершить, например, сделку по покупке недвижимости, угрожая в противном случае сообщить правоохранительным органам о совершении этим лицом преступления, которое или неизвестно органам или нераскрыто, или уголовное дело по нему не доведено до конца в связи с розыском преступника, привлечение первого лица к ответственности по ст. 179 УК невозможно." В данном случае отсутствует угроза законным интересам потерпевшего. Изложенная точка зрения может быть полностью перенесена и на состав шантажа.
С.М.Кочои также подчёркивал: "На наш взгляд, весьма сомнительно считать распространение сведений о совершенном кем-либо в действительности правонарушений, тем более преступлений, "позорящими" это лицо. Ведь "позор" в русском языке означает "бесчестье... вызывающее презрение" (С.И.Ожегов. Указ. соч. С. 48), а человек, совершивший преступление, как раз и должен вызывать презрение.»
Таким образом, анализ приведённых точек зрения позволяет, как представляется, сделать вывод, что первый вид угрозы при шантаже - распространение сведений, позорящих потерпевшего или его близких, создает угрозу причинения вреда первому дополнительному непосредственному объекту - чести и достоинству личности. Поэтому мы полагаем, что содержанием этой угрозы являются заведомо ложные, вымышленные, позорящие сведения о потерпевшем или его близких, и реализация этой угрозы влечёт за собой квалификацию по совокупности за шантаж и клевету.
Усиление охраны конституционных прав и свобод человека и гражданина, включение в Особенную часть Уголовного кодекса ст. 137 - "Нарушение неприкосновенности частной жизни" обусловило, по нашему мнению, и появление второй разновидности угрозы при шантаже: распространение иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Сравнительный анализ содержания уголовно-правовой характеристики состава нарушения неприкосновенности частной жизни и анализируемой разновидности шантажа показывает их существенное сходство. В обоих составах речь идёт о сведениях частного характера, составляющих личную или семейную тайну. Их распространение может причинить существенный вред законным (разрядка моя - А.У.) правам и интересам потерпевшего или его близких, поэтому они стремятся сохранить эти сведения в тайне. Следовательно, мы обязаны констатировать наличие в составе шантажа второго дополнительного непосредственного объекта - неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна (чЛ ст. 23 и ч.1 ст.24 Конституции Российской Федерации). Сведения эти могут быть различного характера: о здоровье потерпевшего или его близких, их привычках, образе жизни, отношении к религии, интимных связях, бывшей судимости, некредитоспособности, больших долгах и т.д. Реализация этого вида угрозы, причинившая существенный вред законным правам и интересам потерпевшего или его близких, требует квалификации по совокупности за шантаж и нарушение неприкосновенности частной жизни.
Следует отметить, что в диспозиции ст. 137 УК при конструировании состава нарушения неприкосновенности частной жизни не указано на существенность причинённого вреда. Законодатель обращает внимание лишь на законный характер прав и интересов, на которые посягает виновный. Видимо, будет логичным внести изменение и в уголовно-правовую конструкцию этого вида шантажа, исключив указание на существенный характер возможного вреда: угроза распространения иных сведений личного характера, которые могут причинить вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.
Важнейшей чертой угрозы при шантаже является её реальный характер, то есть потерпевший не сомневается в возможности её исполнения. При этом не имеет значения широта адресатов, кому могут быть представлены сведения (распространены среди большого числа лиц, в трудовом коллективе, одному лицу).
Субъективная сторона шантажа характеризуется виной в виде прямого умысла и корыстной целью. Виновный сознаёт, что предъявляет требование о незаконной безвозмездной передаче чужого имущества, права на имущество или совершении других сделок имущественного характера, подкрепляя его угрозой распространения заведомо ложных сведений, позорящих потерпевшего или его близких или угрозой распространения иных сведений личного характера, которые могут причинить вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, и желает совершить эти действия. При этом шантажист преследует цель получить, не имея ни действительных, ни предполагаемых прав, определённые имущественные выгоды или уклониться от материальных затрат.
Субъект шантажа общий - физическое вменяемое лицо, достигшее согласно ст.20 УК РФ четырнадцатилетнего возраста. Следует отметить, что в УК РСФСР 1960 г. возраст ответственности за шантаж (и за вымогательство) был установлен в 16 лет. Но в связи с тем, что состав вымогательства был дополнен квалифицирующими признаками, связанными с применением насилия, возраст снижен до 14 лет. Однако, это объяснимо только для вымогательства, но отнюдь не для шантажа. Названные квалифицирующие обстоятельства к шантажу не имеют отношения. В связи с этим мы считаем необходимым установить возраст привлечения к уголовной ответственности за шантаж в 16 лет. '
Осуществлённый нами сравнительный анализ объективных и субъективных признаков состава вымогательства и шантажа показал существенное их различие. Оно касается не каких-либо частных моментов, а качественного их содержания, особенностей непосредственных объектов, можно сказать, юридической природы, предопределяющих различную степень их общественной опасности. При этом основополагающим критерием разграничения является способ преступного поведения. Способ при вымогательстве - физическое и психическое насилие - уравнивает его с разбойным нападением, о чём свидетельствует и сходство законодательного описания: применение насилия, опасного для жизни и здоровья, причинение тяжкого вреда здоровью; пределы санкции: максимальное наказание до пятнадцати лет с конфискацией имущества. Принципиальные изменения, связанные с включением в состав физического насилия, понижение возраста привлечения к уголовной ответственности с шестнадцати до четырнадцати лет, вносимые в последние годы в ст. 148 УК РСФСР 1960 г. и в ст. 163 УК РФ 1996 г., касались только вымогательства.
Способ при шантаже - угроза распространить сведения, позорящие потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких - обладает намного меньшей степенью общественное опасности. Наиболее тяжкие формы посягательства, а именно сопряжённые с применением насилия, к шантажу не имеют никакого отношения. Поэтому и установление суровых санкций, и снижение возраста субъекта преступления для данного вида посягательства на собственность нельзя признать приемлемым. А в то же время квалифицирующие обстоятельства, действительно повышающие степень общественной опасности шантажа и давно известные уголовному законодательству, почему-то остались без внимания законодателя.
Действующее законодательство справедливо связывает повышение опасности шантажа со следующими обстоятельствами, предусмотренными в частях 2 и 3 ст.163 УК. Прежде всего, это совершение шантажа группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Вполне естественно, что в данных случаях степень опасности посягательства зависит от формы соучастия, позволяющей более эффективно воздействовать на потерпевшего, подавлять его волю.
Ранее уже подробно проанализированы, применительно к вымогательству, особенности таких квалифицирующих признаков как неоднократность; совершение лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство в целях получения имущества в крупном размере. Их характеристика, особенности оценки при квалификации шантажа аналогичны.
Наряду с отмеченными квалифицирующими признаками, мы считаем целесообразным включить в действующее законодательство дополнительные обстоятельства, объективно повышающие степень опасности шантажа. В первую очередь, это связано с широтой охвата круга лиц, которым будут предоставлены порочащие сведения, а равно иные сведения, создающие угрозу причинения вреда правам и законным интересам потерпевшего или его близких. Поэтому предлагаем предусмотреть квалифицированный состав шантажа, связанный с угрозой распространить соответствующие сведения в публичном выступлении, в публично демонстрирующемся произведении, в средствах массовой информации (типографским способом изготовленные листовки, передачи по радио и телевидению, выступление на митинге, видеофильмы и т.д.).
Представляет практический интерес квалифицирующий признак шантажа, содержавшийся в Уголовном уложении 1903 года, - совершение его "редактором, издателем или сотрудником повременного издания, грозившим огласить такие сведения в печати". В ч.2 ст.137 УК предусмотрена ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни, совершённое лицом с использованием своего служебного положения. Вполне естественно, что если угрозу распространения соответствующих сведений высказывает лицо, обладающее возможностью использовать, например, клубы, кинотеатры, театры, демонстрационные залы, и потерпевшему об этом известна, то воздействие подобной угрозы существенно возрастает. Поэтому считаем целесообразным сформулировать квалифицирующий признак следующего содержания: совершение тех же действий лицом с использованием своего служебного положения.
Подводя итоги осуществлённого анализа объективных и субъективных признаков состава шантажа, а также обстоятельств, наличие которых свидетельствует о значительном повышении степени общественной опасности конкретных фактов шантажа, считаем необходимым ввести в систему Особенной части УК РФ статью 163-1 УК следующего содержания:
<< | >>
Источник: Уфалов Андрей Германович. Проблемы совершенствования уголовно- правового регулирования ответственности за вымогательство и шантаж. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук Саратов - 2003 г.. 2003

Еще по теме Глава 3. Уголовно-правовое понятие шантажа и проблемы ответственности за его совершение:

  1. § 2. СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  2. 2.1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятиявымогательства
  3. Глава 3. Уголовно-правовое понятие шантажа и проблемы ответственности за его совершение
  4. 1.1. Уголовно-правовые подходы к терроризму
  5. 2.1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятия вымогательства
  6. 1. Понятие и предмет Особенной части уголовного законодательства
  7. 2. История развития законодательства об ответственности за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
  8. 4. Ответственность за конкретные виды преступлений против государственной власти и интересов государственной службы и службы в органах самоуправления
  9. 13. Источники правового регулировании суррогатного материнства в России и за рубежом
  10. §3. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий
  11. Незаконные вооруженные формирования как проявление экстремизма, этносепаратизма и фактор дестабилизации современной российской государственности: политико–правовой анализ
  12. 1. НЕЗАКОННЫЕ ВООРУЖЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ЭКСТРЕМИЗМА, ЭТНОСЕПАРАТИЗМА И ФАКТОР ДЕСТАБИЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ: ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ
  13. Глава 2 Криминалистическая характеристика компьютерных преступлений
  14. 67. Убийство (ст. 105). Его квалифицированные виды.
  15. § 2. Признаки провокации преступления в уголовном праве
  16. Квалификация принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ)
  17. ГЛАВА 4. ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ЗАКРЕПЛЕНИЯ И ПРИМИНЕНИЯ ПРИЗНАКОВ, ДИФФЕРЕНЦИРУЮЩИХ УГОЛОВНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -