<<
>>

§ 1. Приемы разработки изменений в уголовном законодательстве

Переход к разработке изменений в уголовном законодательстве — уголовно-правовых новелл — предполагает, что соблюдены рассмотренные выше условия оптимального правотворчества: вы- ? яснены его ближайшие либо перспективные задачи и характер необходимых работ; имеется соответствующая теоретическая и эмпирическая информация о влиянии социального развития,конкретно-исторической обстановки на уголовно-правовые нормы (и те, которые действуют, и те, которые подлежат разработке); разработчики уголовно-правовых норм располагают необходимой информацией; реализованы или могут быть реализованы возможности участия трудящихся в уголовном правотворчестве; привлечены в каче-

100

стве экспертов или соисполнителей надлежащие государственные органы и другие субъекты правотворчества и т.

д.

Предполагается также — как одно из главных условий, — что правотворческая деятельность ведется на основе государственной стратегии совершенствования уголовного законодательства, включая четкое осознание места в ней разрабатываемых законодательных новелл.

Таким образом, разработка представляет двуединый процесс: а) создание нормы, т. е. правила поведения; б) создание текста закона, т. е. воплощение правила в определенную форму. Важность различения нормы и текста, имеющая в основе теоретическое различие феноменов законодательства и права, определяется возможностью выразить одно и то же правило разными текстами.

С этих позиций под разработкой уголовно-правовых законов (норм) понимается непосредственное создание и воплощение в форму нормативного акта уголовно-правового правила поведения, обращенного к субъектам правоприменительной деятельности либо ко всем гражданам, обоснование его необходимости, оптимальности и правомерности.

В правовой литературе этот вид правотворческой деятельности получил различные наименования: «оформление нормативных актов», «подготовка проектов нормативных актов», «создание оптимальных моделей» и т.

п. По нашему мнению, наиболее удачен термин «разработка уголовно-правовой нормы», поскольку предложенный термин может охватить собой действия, которые выходят за рамки подготовки проекта, и дает о них более ясное представление.

Но какой бы термин ни употреблялся для обозначения данного этапа работы, во всех случаях правоведами подчеркивается его важность. Советская юридическая наука в сфере правотворчества основывается на требовании В. И. Ленина «...обратить сугубое внимание на необходимость более осторожной, тщательной и обдуманной подготовки текста декретов.

Бесконечные поправки нетерпимы» *.

С нашей точки зрения, процесс непосредственной разработки изменений в уголовном законодательстве (уголовно-правовых новелл) включает в себя следующие этапы: 1) получение адекватного представления о характере, содержании и нормативной форме планируемых изменений, их целях (разработка концепции изменений); 2) проектирование (формулирование) новых уголовно-правовых правил на основе содержательных и процессуально-технических данных уголовно-правовой науки, положения которой воплощены в действующем уголовном законодательстве и в языковой системе, принятой для этого законодательства; 3) согласование разработанной уголовно-правовой нормы с иными структурными эле-

10J

йентами уголовного законодательства и иных отраслей права; 4) воплощение разработанного (нового или измененного) правила (правил) в нормативную форму, в качестве которой может выступать новый законодательный акт, изменения в нем или дополнения к нему.

Такое понимание уголовного правотворчества должно иметь существенное и многостороннее практическое значение. Оно показывает необходимость затраты большого объема усилий и времени, проведения ряда процедур, которые представляют собой обязательную предпосылку эффективности уголовного закона.

Так, В. Н. Кудрявцев отмечает, что при разработке концепций новых правовых актов «речь идет о том, что научные учреждения, их подразделения или отдельные специалисты должны не просто высказать пожелания о полезности того или иного акта, тем более ограничиться предложением его названия, а разработать ряд взаимосвязанных положений, относящихся к содержанию нового закона; установить его цель, метод правового регулирования, который необходимо использовать для регламентации того или иного вида общественных отношений; определить круг лиц, на которых будет распространено действие положений концептуального характера» 2.

Другой пример — предложение о повышении санкций при сохранении формулы уголовно-правового запрета. И здесь нужно решать, как это отзовется на превентивной роли иных санкций, не приведет ли к тому, что преступники будут совершать более опасные преступления, санкции которых остались без изменений.

Объектами разработки в сфере уголовного правотворчества могут быть: 1) отдельные уголовно-правовые нормы Общей и Особенной частей; 2) статьи либо части статей Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (либо иных общесоюзных законов), уголовных законов и уголовных кодексов; 3) уголовно-правовые законодательные акты или их части. При этом, как будет показано ниже, в реальной практике уголовного правотворчества обязателен переход от первой группы объектов ко второй и возможен переход от второй группы к первой.

Следовательно, изменения уголовного законодательства могут выражаться: а) в принятии новых законодательных союзных или республиканских актов; б) внесении в действующие законодательные акты дополнений, не меняющих структуру, нумерацию статей; в) принятии новых предписаний (единиц текста), заменяющих ранее действовавшие; г) исключение норм (единиц текста) из законодательного акта.

По иной классификации учитываются два варианта изменений уголовного закона: охватывающие нормы и текст (наиболее рас-

102

пространенный случай) или только текст (когда норма остается неизменной, но получает более совершенную форму).

Отметим, что своеобразным видом работы с уголовно-правовыми нормами является подготовка отмены одной или нескольких из них. Такого рода деятельность трудно назвать разработкой. Но она, тем не менее, имеет свое специфическое содержание и связана с преодолением известных специалистам сложностей;

В литературе высказаны соображения о том, что «признаком хорошего тона считается формулирование предложений, связанных с расширением сферы уголовно-правовой репрессии», а поэтому в «бурном потоке таких рекомендаций нередко тонут голоса тех, кто выступает за декриминализацию отдельных деяний» 3.

Есть много причин такого положения. Одна из них связана с недостаточной научной обоснованностью предложений о декриминализации либо вообще об отмене тех или иных предписаний, что порождается неразработанностью методики подготовки обоснований такого рода.

Представляется, что в процессе декриминализации содержание методики обоснования отмены уголовно-правовых норм должно определяться комплексно, следующими элементами: выявление наличного эффекта их существования (например, эффекта общей превенции либо индивидуальной превенции, поскольку данная норма применяется); выявление негативных последствий применения и неприменения нормы (таковым может быть подрыв авторитета уголовного закона, воспитание ложного чувства безнаказанности и т. д.); сопоставление возможного позитивного и негативного эффекта.

При этом наибольшее значение имеет, как подчеркнула (хотя и в несколько иной связи) С. Г. Келина, «уяснение роли уголовного права, правильное понимание места принуждения и его соотношения с убеждением в государстве и обществе развитого социализма, уяснение перспектив развития уголовной политики, а также разработка научного представления об общем характере и основных чертах УК будущего» 4.

Такой подход создает возможность проведения основательных научных исследований и разработок, направленных на декриминализацию. И главное, он позволяет заинтересованным органам обратиться к законодателю, а законодателю — к общественному мнению с обоснованными и понятными предложениями.

Разработка уголовно-правовых новелл представляет собой наиболее сложную часть правотворческой деятельности. Как правило, проектирование уголовно-правовых новелл является деятельностью коллективной. Она объединяет в себе — как всякий творческий коллективный труд — наиболее сильные стороны каждого из участников правотворческой деятельности. Если некоторые изменения

103

в уголовном законодательстве разрабатывались без соблюдения необходимых требований, то в результате они либо не были приняты законодателем, либо впоследствии отторгались правоприменительной практикой и отменялись, прекращали свое действие, либо многократно изменялись. Поэтому при создании, отмене либо изменении уголовно-правовых норм должен в полной мере использоваться значительный потенциал уголовно-правовой науки, опыт и традиции разработки уголовного законодательства в нашей стране.

В советской правовой литературе довольно подробно рассмотрены общетеоретические и специальные методические вопросы организационно-технической подготовки проектов законодательных актов и отдельных правовых норм 5. Большое место в литературе занимают также вопросы формулирования текста правовой нормы и совершенствования, разработки целых законодательных актов, их собраний. Здесь важное значение придается собственно законодательной технике, языку правовых норм и другим вопросам 6.

Особый интерес представляет (к сожалению, неполно освещаемая в литературе) практика проектирования и разработки правовых норм, включая описание связанных с этим достижений, удачных находок, которые могут быть скрыты в тексте нормы уголовного права 7.

Применение к интересам уголовного права рекомендаций, содержащихся в общетеоретической правовой литературе, особенно касающихся содержательных вопросов уголовного правотворчества, является очень сложной задачей. Ее решение невозможно без анализа и использования данных о содержании той отрасли правовой науки, на основе которой разрабатываются нормы данного типа. Здесь нужно и постоянно учитывать те отдельные спорные положения, которые обсуждаются уголовным правом, и широко применять бесспорные, всеми признанные.

Даже в рамках уголовного права (отрасли научного знания и учебной дисциплины) довольно трудно разграничить выводы, необходимые, например, для теории квалификации, толкования уголовного закона, индивидуализации наказания, от выводов, необходимых для процесса уголовного правотворчества. Во всех случаях разработки уголовного закона могут оказаться нужными уголовно-правовые знания об отдельных институтах Общей части, таких как повторность и рецидив преступлений 8; совокупность и множественность преступлений9; соучастие в преступлении 10; о механизме действия изменяемой, смежной или однородной правовой нормы. Следовательно, едва ли не вся теория и практика уголовного права целенаправленно «конденсируется» в разрабатываемой уголовно-правовой новелле. В то же время анализ механизма уголовно-

104

го правотворчества, логика выбора одного решения и отказ от других чрезвычайно важны для правоприменительной практики.

При всех трудностях применения на практике методика проектирования и разработки уголовно-правовых норм возникает на основе преобразования уголовно-правовых знаний в специфическое содержание теории уголовного правотворчества. Эти вопросы, по нашему мнению, наиболее удачно исследованы авторами работы «Основания уголовно-правового запрета. Криминализация и декриминализация», в частности, при описании оптимальных моделей криминализации. В. Н. Кудрявцев — автор этого параграфа — совершенно правильно подчеркнул реальные трудности создания правовой нормы, необходимость учета действительных жизненных противоречий, например, между абстрактной и казуистической диспозицией, императивностью и диспозитивностью в выборе санкций, между личностью и деянием как основаниями уголовной ответственности. Он верно указывал в связи с этим, что некоторые противоречия могут быть преодолены (хотя бы частично) путем использования приемов и средств правотворческой техники, иные же преодолеть вообще не удастся ".

Исходя из опыта уголовного правотворчества и его отражения уголовно-правовой наукой, приходится прийти к выводу, что в настоящее время нет достаточных оснований для создания исчерпывающей системы рекомендаций, относящихся к проектированию и разработке уголовно-правовых норм и представляющих собой законченный алгоритм достижения совершенства уголовного закона. Разумеется, в правотворчестве должны широко использоваться кибернетические подходы, различные логические схемы, другие достижения на пути формализации знания. Значительных успехов в этом направлении добились такие советские ученые, как В. Н. Кудрявцев, А. А. Эйсман, В. Б. Галкин и др.12 И все же в уголовном правотворчестве всегда будут играть значительную роль элементы познания, которые не укладываются в методические и теоретические формулы. В процессе уголовного правотворчества значительное место будет принадлежать искусству разработчиков, их творческой инициативе, индивидуальным находкам.

С этих позиций рассмотрим содержание и основные элементы создания концепции и проектирования уголовно-правовых норм. Разработка концепции уголовно-правовых изменений по своему содержанию определяется характером создаваемых правил поведения (запретов, дефиниций, процедур) и формой нормативного акта, в котором эти правила должны быть выражены.

Концепция уголовно-правовой нормы (закона) предполагает обоснование потребности в совершенствовании уголовного законодательства, анализ сложившейся уголовно-правовой проблемной ситуации (в частности, выявление ее остроты, выявление содержа-

105

ния предлагаемого правила, сферы его действия по кругу лиц, характеру общественных отношений), анализ последствий уголовно-правовой новеллы и решение иных вопросов.

Важно подчеркнуть также, что концепция уголовного закона (и уголовно-правовой нормы как его содержания) должна носить характер сценария, показывая ряд возможных вариантов решений законодателя, основанных на исходных теоретических положениях и адекватном представлении о факторах, воздействующих на уголовное правотворчество.

Как уже отмечалось, в последнее время поучительным примером подобной разработки является создание научными работниками Института государства и права АН СССР теоретической модели уголовного кодекса. К этому нужно добавить, что такие концепции могли бы быть созданы и применительно к Основам уголовного законодательства. Их разработка, на наш взгляд, имеет практическое значение, реализуемое по трем направлениям. Прежде всего создается идеологическая, теоретическая и организационная основа выбора и последующей реализации правотворческого решения, основанного на четких марксистско-ленинских теоретических посылках. Правильно сформулированная концепция позволяет детально обсуждать цели и механизм действия закона, учесть различные подходы и не подменять адекватные, искомые цели теми, которые вытекают из традиционного взгляда на содержание используемых для формулирования текста дефиниций и понятийных оборотов.

Наличие концепции и ее публичное обсуждение несомненно облегчает становление правоприменительной практики. В сущности, именно это происходит в действительности, поскольку лица, применяющие уголовный закон, начинают эту деятельность с его толкования. Так, по определению Я- М. Брайнина, «историческое толкование закона заключается в выяснении смысла этого закона на основании материалов, относящихся к его изданию, и данных, лежащих в основе его возникновения и развития. При историческом толковании необходимо обращаться к материалам, объясняющим причины и условия издания данного закона (объяснительная записка к проекту закона, первоначальные и последующие варианты проекта закона, мнение членов законодательной комиссии и т. д.). В некоторых случаях при историческом толковании бывает необходимо сопоставить текст толкуемого закона с текстом ранее изданного и утратившего силу закона» 13.

Четко разработанная концепция способствует правильному уяснению воли законодателя и ее нормативного воплощения на основе применения всего комплекса приемов толкований. Более того, такая концепция позволяет создать психологические предпосылки принятия закона обществом, его верной оценки.

106

Наконец, создание концепции уголовного закона необходимо и для оптимизации научных исследований, ибо она представляет собой основу концентрации совместных усилий, реальное средство координации деятельности научных учреждений.

Уголовно-правотворческое проектирование представляет собой юридико-техническую разработку текста уголовного закона, конкретизирующую выдвинутую ранее концепцию на уровне вариантов законодательного акта, включая объяснение и расчеты, отражающие механизм его действия. Вместе с тем отсутствие единого подхода к совершенствованию уголовного закона (института, нормы) создает серьезные трудности и, несомненно, сказывается на совершенстве закона. Это можно сказать, например, о характере изменений, вносившихся в ст. 209 УК РСФСР, и об изменениях в действии института условно-досрочного освобождения от наказания и замены наказания более мягким (ст. 53, 531 УК РСФСР). В указанных и некоторых других случаях, на наш взгляд, теория уголовного права не разработала для нужд практики единой концепции совершенствования уголовного закона, что вело к принятию различных, не всегда последовательных решений по ряду относящихся сюда частных вопросов.

Можно предложить три основных варианта уголовно-правотворческого проектирования.

Первый вариант соотносится с отдельной нормой Особенной части. Он включает в себя: 1) формализованное определение целей данной уголовно-правовой нормы, изменений и дополнений к ней, а также определение целей данного законодательного акта; 2) качественное описание запрещаемого поведения в виде действия или бездействия; 3) виды и пределы наказания за совершение преступления.

Наряду с этим данный вид проектирования включает: количественную характеристику запрещаемого поведения как системы, совокупности поведенческих актов, каждый из которых имеет некоторые параметры, отражающие отдельные признаки такого поведения (длительность, интенсивность, использование материальных объектов и т. д.); количественную (примерную) расчетную характеристику лиц, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности в связи с принятием нормы; криминологическую характеристику группы лиц, которая по прогнозу может быть привлечена к уголовной ответственности.

Таким образом, основные параметры проекта нормы уголовного законодательства, с нашей точки зрения, отражают три основных элемента: деяние, личность и наказание. Они должны создавать представление о желательном объекте уголовно-правового запрета, регулируемой группе лиц, возможном наказании.

107

Второй вариант проектирования относится к нормам Общей части. Он включает в себя качественное, развернутое описание уголовно-правового предписания, например в виде дефиниции либо утверждения, которые имеют общее значение, т. е. для элемента Общей части уголовного права. Наряду с этим сюда входят получение характеристики связей между вводимыми предписаниями и нормами Особенной части, а также иными нормами Общей части и расчет изменений в действии норм, связанных со вновь вводимым уголовно-правовым предписанием. (Например, снижение либо повышение возраста, с которого наступает уголовная ответственность; сокращение случаев применения неосторожной вины и иные новеллы такого характера в определенной степени сужают либо расширяют пределы уголовной ответственности, а этому возможно, при всей сложности, дать количественную характеристику).

Третий вариант проектирования относится к разработке законодательных актов либо изменению их структуры. Кроме всех элементов, которые соотносятся с разработкой отдельных уголовно-правовых норм, он включает в себя: формулирование целей актов и принципов, по которым он будет конструироваться; выбор формы и взаимосвязей отдельных частей (главы, разделы); конструирование структуры отдельной части законодательного акта и наряду с этим расчетное обоснование последствий, связанных с применением изменяемого закона, включая ресурсные затраты на опубликование акта, перестройку правоприменительной деятельности и др.

Надо отметить, что в теории уголовного права структуре норм Общей части уделяется значительно меньше внимания, чем структуре норм Особенной части. По-видимому, признание этих норм самостоятельными или—точнее говоря—признание формального существования норм Общей части не влияет на то, что они все же рассматриваются главным образом как компоненты развернутых норм Особенной части. Действительно, здесь создается довольно слож-гое положениегнормы Общей части не применяются без норм ОСР-бенной части; а невозможность отдельного применения той или иной нормы, естественно, подрывает возможность признания ее самостоятельной, хотя и не устраняет его.

Однако анализ норм Общей части представляется крайне необходимым, ибо дает возможность их классификации по содержанию и предназначенности, по их роли в общей системе уголовного права и. Эти нормы могут и должны подразделяться по нескольким основаниям, если исходить из интересов уголовного правотворчества, его методики и целей.

По степени общности — это нормы родовые, видовые и детализирующие. Так, виды наказания — родовая норма; порядок и со-

108

держание лишения свободы — видовая; пределы срока лишения свободы несовершеннолетним — детализирующая.

Нормы также можно подразделить на дефинитивные, общецеле-ные, нормы о поведении субъектов процессуальной деятельности при установлении преступности деяния, определении виновности лица, степени его ответственности (назначении наказания) 15.

Такого рода классификации могут быть продолжены. Надо, однако, иметь в виду, что они имеют существенное значение при проектировании и формулировании нормы. Поэтому важной задачей науки советского уголовного права является разработка приемов проектирования и формулирования уголовно-правовых норм применительно к их особенностям, которые определяются местом нормы в структуре законодательства.

Проект уголовно-правовой нормы должен отражать ее воздействие на содержание и структуру уголовного кодекса, Основ уголовного законодательства или иных законодательных актов. Вопрос о влиянии новых уголовно-правовых норм на уголовное законодательство заслуживает особого рассмотрения. Но здесь в качестве примера можно привести такие возможные последствия отдельных изменений, как нарушение соответствия санкций между преступлениями разной тяжести; возникновение конкуренции составов; отступления от единого понятийного аппарата, иногда возникновение необоснованных различий в квалифицирующих обстоятельствах и т. д. Поэтому проектирование уголовно-правовой нормы должно охватывать возникшие у нее связи с законодательным актом в целом и его отдельными институтами.

Любое направление проектирования уголовно-правовых новелл включает в себя обязательную оценку ресурсного обеспечения правоприменительной деятельности, связанной с введением нового уголовно-правового запрета либо изменения объема уголовно-правового запрета. Это направление не только в рамках уголовного правотворчества, но и уголовно-правовой науки в целом нельзя считать достаточно развитым.

Обычно предполагается, что всякий уголовно-правовой запрет влечет за собой уголовную ответственность. Хотя ответственность эта наступает в результате высококвалифицированной и довольно дорогостоящей правоприменительной и правообеспечивающей деятельности, ее реализация может превысить возможности исполнителей. Поэтому необходимо хотя бы предположительно просчитывать нагрузку на систему уголовной юстиции. Она должна вычисляться с учетом потенциальной возможности латентной преступности. Практика дала примеры последствий игнорирования указанных требований. Ряд уголовно-правовых норм, в принципе полезных, был принят без целенаправленного их ресурсного обеспечения (например, ст. 1561, 1562, 1563, 1564 УК РСФСР). Длительное

109

время они усиливали нагрузку на следственный аппарат. В настоящее время приняты новые уголовно-процессуальные нормы, которые несколько снизили эту нагрузку и в известной мере сняли возникшие трудности.

Расчет ресурсного обеспечения изменений уголовного законодательства должен осуществляться во всех необходимых случаях. Как минимум, нужно учитывать кадровое обеспечение возросшего числа случаев предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел, обеспечение исполнения наказания, пост-пентенциарной профилактики и ряд других вопросов.

В проектирование уголовно-правовой нормы входит также выяснение позитивных и негативных последствий ее применения. По общему мнению криминалистов, всякая уголовно-правовая норма приводит к известным негативным последствиям уже потому, что влечет за собой применение уголовного наказания, связанного с лишением свободы. А это не может быть безупречным видом воздействия на граждан. В. Найденов справедливо отмечает: «В результате лишения человека свободы производство теряет работника, жена — мужа, дети — отца, изоляция от общества коренным образом меняет всю микросистему социальных связей, сложившуюся вокруг личности осужденного, причем нарушаются не только те связи, которые носили негативный характер. Неоправданное лишение свободы может способствовать нежелательным сдвигам нравственных оценок в обществе. Частое применение лишения свободы снижает остроту восприятия, стирает различия в оценках между более тяжкими и менее тяжкими преступлениями, поскольку за те и другие определяется наказание одного и того же вида» 1в.

Следовательно, положительные результаты принятия нормы должны быть больше отрицательных (или отрицательные последствия не устраняют вынужденности принятия этой нормы). Во всех случаях необходимо четкое представление о негативных социальных последствиях действия нормы, их сопоставление с ожидаемыми результатами. Из сказанного ясно, что это направление проектирования является суммирующим. Оно как бы подводит итог остальным направлениям и представляет собой социальную оценку проектируемого способа регулирования общественных отношений.

Выделенные элементы проектирования уголовно-правовой нормы целесообразно рассмотреть на примере одной из недавних законодательных новелл. Как известно, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 августа 1983 г. УК РСФСР был дополнен статьей 1564 «Незаконный отпуск бензина или других горюче-смазочных материалов». Представим проект данной уголовно-правовой нормы.

110

Цели данной нормы, если судить по ее содержанию, состоят в пресечении сверхнормативных трат бензина и других горюче-смазочных материалов, принадлежащих государственным и общественным предприятиям, учреждениям, организациям; в экономии горюче-смазочных материалов; косвенно — пресечении бесхозяйственности, приписок путем удержания лиц, в чьем распоряжении находятся эти материалы, от их незаконного отпуска, а также в исправлении и перевоспитании лиц, на которых не повлиял сформулированный уголовно-правовой запрет.

Объект запрета — запрещаемое поведение — состоит в передаче горюче-смазочных материалов, принадлежащих государственным или общественным организациям, в их незаконном отпуске. Причем по тексту нормы, который включает формулу «при отсутствии признаков хищения» эта передача должна быть без вознаграждения, ибо в ином случае имеет место хищение государственного либо общественного имущества. В таком случае запрещаемое поведение представляет собой случай незаконной передачи горюче-смазочных материалов (действительно сэкономленных, либо оставшихся вследствие приписок километража) лицам, которые используют эти материалы в своих целях. Такие акты поведения, судя по некоторым экономическим источникам, весьма распространены. Равно распространены и случаи, когда водители просто выливают бензин, если его наличие не согласуется с отчетами о проделанной работе. Можно предположить, что делается это держателями горюче-смазочных материалов неоднократно и не является случайным типом поведения.

Таким образом, проектировалось запрещение и соответственно— пресечение распространенного вида поведения, который приносит государству большой ущерб.

Расчет количества лиц, чье поведение регулируется данной нормой, может быть проведен, исходя из данных о количестве водителей-профессионалов в стране, работников автозаправочных станций и некоторых других категорий работников, которые имеют в своем распоряжении горюче-смазочные материалы. При этом исходная база расчета — характеристика субъекта преступлений. Проектировалась и санкция, которая должна была быть сопоставимой с общей карательной политикой. Это и нашло отражение в фактическом совпадении санкций ст. 1564 УК РСФСР и санкций частей 1 и 3 ст. 96 УК РСФСР.

Если бы проектировалось и влияние данной нормы на иные нормы Уголовного кодекса, то, вероятно, следовало бы сразу разграничить диспозиции этой статьи и статей, которые предусматривают ответственность за хищение государственного или общественного имущества. Такое разграничение было необходимо, поскольку практически из текста нормы не во всех случаях следует, чем же

Ш

передача в виде незаконного отпуска отличается, например, от растраты государственного или общественного имущества, вверенного виновному, и в каких случаях незаконный отпуск горюче- смазочных материалов отличается от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием *.

Видимо, поэтому авторы Комментария к Уголовному кодексу РСФСР, изданного в 1984 г., комментируя эту статью, указывают: «В результате совершения предусмотренных ст. 1564 действий создается также возможность для нетрудового обогащения лиц, незаконно отпускающих топливо или смазочные материалы, и для незаконного приобретения этих материалов частными лицами» 18.

Дальнейшие элементы проекта при принятии этой нормы должны были состоять в подсчете возможных трудозатрат с учетом признака административной преюдиции и необходимости, в частности, создания системы учета штрафов за незаконный отпуск или приобретение бензина, других горюче-смазочных материалов, принадлежащих государственным либо общественным предприятиям, учреждениям, организациям.

Таким образом, проектирование уголовно-правовой нормы завершается созданием ее нескольких моделей, отражающих требования к данной норме и прогноз ее применения.

Разработка или формулирование уголовно-правовой нормы является самостоятельным этапом ее создания, поскольку, как уже отмечалось, один и тот же замысел, проект может быть осуществлен несколькими различными способами, а каждому отдельному феномену может соответствовать несколько равноправных моделей. Отличительной чертой этого этапа является меньшая зависимость от социальных факторов, связь с проектом как их отражением и выход на первый план требований законодательной техники, учет факторов, которые относятся к состоянию законодательства в целом и уголовного законодательства в особенности.

Проектирование уголовно-правовой нормы на этапе ее формулирования требует высокого уровня владения средствами законодательной техники и уголовно-юридического понятийного аппарата (языка). Это прежде всего нужно для формализованного описания видов (вида) запрещаемого поведения (поступков, выраженных как действием, так и бездействием); определения степени тяжести такого поведения, его общественной опасности; установления круга лиц, к которым относится запрет, и особенностей ответ-

* Так, по мнению авторов Комментария к УК Украинской ССР, шофер, использовавший для незаконной перевозки людей и грузов вверенную ему государственной или общественной организацией автомашину, с обращением в свою пользу полученных за это денег, несет ответственность по ст. 87 УК УССР «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления дове-

рием) 17.

112

ственности отдельных категорий этих лиц; определения условий наступления уголовной ответственности и ее тяжести в зависимости от характера деяния и особенностей деятеля.

Формулирование уголовно-правовой нормы переходит в формулирование статьи или статей Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, статьи и статей уголовных кодексов союзных республик.

Правоведы в целом вполне согласны с существованием различий между правом и законодательством 19, между правовой нормой и статьей уголовного закона. При этом следует отметить, что для уголовного законодательства и права проведение подобных различий менее актуально, чем для представителей хозяйственного права, земельного права, сельскохозяйственного права, административного права и других отраслей, нормы которых могут содержаться в самых разнообразных правовых актах.

На наш взгляд, проблема перевода вновь созданной уголовно-правовой нормы в текст статьи закона связана с рядом обстоятельств. К их числу относятся:

во-первых, характер связи нового предписания (правила) с действующими нормами Общей части (например, необходимость решения вопроса о включении в текст статьи указания на цели и мотивы деяния, характер умысла, что может быть сделано путем применения соответствующих языковых средств, таких как «уклонение», которое по самому своему смыслу может быть только умышленным, намеренным, либо «злостное уклонение» — оборот, в котором понятие «злостное» вообще создает новое правило, строго говоря, относящееся к Общей части уголовного кодекса);

во-вторых, соотношение с иными статьями Общей или Особен» ной частей Уголовного кодекса, т. е. местом в структуре (например, введение новой нормы, которая устанавливает повышенную ответственность за рецидивное совершение ранее предусмотренного деяния, иначе отображается в статье закона, чем криминализация деяния, ранее не наказывавшегося уголовным законодательством, либо применение в возможных случаях отсылочной диспозиции и т. п.);

в-третьих, связь с иными правовыми актами (например, решение вопроса о возможности применения бланкетной диспозиции и т. д.).

Кроме того, на формулирование текста статьи уголовного закона накладывает серьезный отпечаток задача повышения регулятивного потенциала нормы за счет усиления информативности, психологической убедительности, повышения степени или легкости восприятия данного правового текста. При этом можно полагать, что социальные факторы, которые обусловливают содержание нормы, скажутся и на тексте закона.

113

<< | >>
Источник: Н. Б. АЛИЕВ. Теоретические основы советского уголовного правотворчества. Издательство Ростовского университета, 132 с.. 1986

Еще по теме § 1. Приемы разработки изменений в уголовном законодательстве:

  1. 1. Понятие и предмет Особенной части уголовного законодательства
  2. ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ
  3. §1. Общее понятие, цели и методы современной уголовной политики Российской Федерации.
  4. § 2 Место и роль норм и институтов Общей части уголовного закона в обеспечении уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина
  5. § 3. Принципы уголовного правотворчества
  6. § 1. Приемы разработки изменений в уголовном законодательстве
  7. § 2. Формулирование целей уголовно-правовых норм
  8. V. КОНСТИТУЦИЯ з МАЯ И ДАЛЬНЕЙШЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЧЕТЫРЕХЛЕТНЕГО СЕЙМА
  9. Изменения в уголовном праве и процессе
  10. ГЛАВА 1. Международные правовые акты в сфере ювенальной юстиции и анализ российского «ювенального» законодательства
  11. § 2. Допрос субъектов уголовного судопроизводства по указанной категории дел: современные проблемы формирования показаний
  12. §1 Понятие, содержание и основные этапы развития осмотра места происшествия в уголовном судопроизводстве
  13. § 2 Влияние норм уголовно-процессуального законодательства на разработку тактики осмотра места происшествия в труднодоступном месте
  14. § 2. Классификация форм и субъектов применения специальных познаний в сфере уголовного судопроизводства
  15. § 1. Эволюция уголовно-правовой охраны собственности в России
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -