<<
>>

5. Преступления против общественной нравственности


Преступления против общественной нравственности можно условно разделить на преступления, связанные: 1) с нарушением сексуальных устоев общества: вовлечение в занятие проституцией (ст. 240 УК), организация или содержание притонов для занятий проституцией (ст.
241 УК), незаконное распространение порнографических материалов или предметов (ст. 242 УК); 2) с аморальным отношением к истории и культуре государства: уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243 УК), надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244 УК), жестокое обращение с животными (ст. 245 УК). Однородность последней группы относительна.
Вовлечение в занятие проституцией (ст. 240 УК). В дореволюционной России проституция была широко распространенным явлением. Так, в 1889 г. официально было зарегистрировано 1216 домов терпимости, которые "обслуживало" 17 603 проститутки*(443). Добавим к этому нелегальные дома терпимости и армию неучтенных проституток-одиночек.
Вместе с тем в Уголовном уложении России 1903 г. предусматривалась наказуемость за некоторые деяния, связанные с проституцией. Так, в ст. 526 Уложения устанавливалась ответственность за вовлечение лица женского пола путем применения насилия над личностью, угрозы убийством, весьма тяжким или тяжким телесным повреждением потерпевшей или члена ее семьи, или посредством обмана, или злоупотребления своей властью над этим лицом, или с использованием беспомощного положения, или зависимости лица от виновного. За совершение этого преступления было предусмотрено наказание в виде лишения свободы в тюрьме на срок не менее трех месяцев. Если склонение к занятию проституцией сопровождалось выездом за пределы России, то виновное лицо подлежало отбыванию наказания в исправительном доме на срок не свыше трех лет.
Лицо, которое в виде промысла занималось вовлечением женщин в занятие проституцией, наказывалось заключением в исправительном доме. Покушение на совершение этого преступления было наказуемо.
Необходимо подчеркнуть, что Уложение 1903 г. предусматривало ответственность за вовлечение в занятие проституцией только женщин. Вместе с тем вне поля зрения Уложения оставалась мужская проституция. В ст. 527 Уложения говорилось, что лицо мужского пола, занимающееся в виде промысла из корыстных соображений сутенерством в отношении женщины, находившейся в зависимом от него положении или с использованием ее беспомощного состояния, подлежало тюремному заключению.
Такое же наказание назначалось лицу, виновному в вербовке из корыстных соображений в виде промысла лиц женского пола для занятия проституцией в притонах разврата.
Сутенерство теснейшим образом связано с вовлечением женщин в занятие проституцией.
Приведенные меры уголовно-правовой борьбы с вовлечением в проституцию в условиях легального ее существования являлись бесперспективными.
В РСФСР и других республиках, а затем и в СССР были предприняты меры для полной ликвидации проституции как "позорного наследия буржуазного прошлого". Средства массовой информации, государственная пропаганда создавали миф об окончательной и бесповоротной ликвидации этого социального зла. В действительности же проституция была сокращена, но существовала в подполье.
После распада СССР начался бурный ренессанс этого явления со всеми негативными последствиями.
Уголовный кодекс 1922 г. устанавливал ответственность за принуждение из корыстных или иных личных "видов" к занятию проституцией, совершенное посредством физического или психического воздействия (ст. 170), за сводничество, содержание притонов разврата, а также за вербовку женщин для проституции (ст. 171). Однако ответственность предусматривалась лишь за женскую проституцию в виде лишения свободы на срок не менее трех лет со строгой изоляцией.
За вовлечение в проституцию лица, находившегося на попечении или в подчинении виновного либо не достигшего совершеннолетия, устанавливалось наказание в виде лишения свободы на срок не ниже пяти лет лишения свободы (ч. 2 ст. 171).
Диспозиция ст. 155 УК 1926 г., предусматривавшая уголовную ответственность за принуждение к занятию проституцией, сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовку женщин для проституции, уже не упоминала о физическом или психическом насилии над личностью и о том, что эта деятельность определяется корыстными или иными побуждениями. Наказание за эти преступления было усилено - лишение свободы на срок до пяти лет с конфискацией всего или части имущества.
В ст. 291 проекта УК СССР 1939 г. предполагалась ответственность за сводничество и содержание притонов разврата в виде лишения свободы на срок до десяти лет с конфискацией имущества или ссылкой на тот же срок с конфискацией имущества*(444). Столь строгое наказание за рассматриваемые преступления ранее не предусматривалось законодательством.
В ч. 1 ст. 216 УК 1960 г. определялась ответственность за содержание притонов разврата и сводничество, а также за содержание игорных притонов. Вовлечение лиц в занятие проституцией выпало из поля зрения законодателя. К тому же непонятно, почему ответственность за содержание притонов разврата и содержание игорных притонов устанавливалась в одной статье.
Все уголовные кодексы не предусматривали специальной главы о преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности. Поэтому ст. 216 УК 1960 г. была включена в гл. 10 "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения".
Статья 240 УК 1996 г. устанавливает ответственность только за вовлечение в занятие проституцией. За сводничество - деятельность, облегчающую поиск партнеров для добровольного вступления в половую связь, ответственность не предусматривается.
В ст. 240 УК 1996 г. включена часть 2, предусматривающая ответственность за вовлечение в занятие проституцией, осуществляемое организованной группой.
В литературе используются различные понятия "проституция".
В словаре иностранных слов проституция (от лат. prostitutio - оскорбление, обесчещение) определяется как продажа женщиной своего тела с целью добыть средства к существованию. Вероятно, исходя из этого определения С.Н.Красуля полагает, что проституцией является продажа женщиной тела за деньги каждому желающему для удовлетворения его половой потребности*(445).
Как известно, "продажа своего тела" - литературный прием, применение которого в юридической литературе неприемлемо. Точнее было бы сказать о "передаче в аренду своего тела". К тому же в рассматриваемых определениях выпала мужская проституция.
Кроме того, оплата услуг лиц, занимающихся проституцией, может выражаться и не в деньгах.
Представляется верным определение проституции как вступление за плату в случайные внебрачные сексуальные отношения*(446).
Необходимо подчеркнуть, что проституция бывает женской и мужской. В ст. 240 УК 1996 г. пол лиц, вовлекаемых в проституцию, не упоминается. Следовательно, "проституирование" возможно при гетеросексуальных и гомосексуальных отношениях, со стороны как женщины, так и мужчины*(447). Мужчина может нанять женщину-проститутку, то же самое может сделать и женщина, пользуясь за плату услугой занимающегося проституцией мужчины, мужчина может нанять мужчину, а женщина женщину. Во всех этих вариантах имеет место проституция. При этом способ удовлетворения полового влечения значения не имеет.
Понятие "проституция" по своей сути сближается с эротической нечистоплотностью, которая может быть связана с частой сменой половых партнеров и иногда сопряжена с получением подарков и денег одной из сторон. В отличие от нее проституция заключается в систематических половых связях (нормальных и анормальных) с различными лицами за плату, что является основным или дополнительным источником существования. Основное отличие проституции от эротических злоупотреблений в системе половых связей заключается в том, что проститутки вступают в половую связь с различными лицами за плату.
Проституция ведет к падению нравов в обществе, пагубно сказывается на семейных отношениях, на воспитании подрастающего поколения. Нередко проституция сопровождается другими негативными явлениями, в частности, алкоголизмом, наркотизмом, преступностью, венерическими заболеваниями и СПИДом.
То, что основными распространителями венерических болезней являются проститутки, было известно издревле. Например, в 1893 г. в г. Минске различными венерическими заболеваниями страдало 99,3% проституток. В 1896 г. в г. Москве проституток, пораженных венерическими болезнями, было 82,2%*(448). Многочисленные исследования прослеживают прямую связь распространения СПИДа с проституцией. Так, в Греции и Руанде было установлено, что 83% обследованных проституток поражены этой инфекцией. Доля американских проституток, зараженных смертельным вирусом, в начале 1990-х годов была равна 40%*(449). Проститутка итальянского города Раввена Ю.Барборелли в 1997-1998 гг., заведомо зная о своем заболевании СПИДом, вступила без предохранения в половые контакты с более чем 5000 мужчин*(450). Главный санитарный врач г. Москвы Г.А.Анищенко сообщил, что по состоянию на 30 июня 1999 г. у 10% московских проституток была обнаружена ВИЧ-инфекция. Скорость заражения этой болезнью приобретает небывалые размеры.
Одним из тягчайших последствий проституции является постоянное вовлечение в нее новых лиц, новых жертв.
Вокруг проституток роятся сутенеры и разного рода посредники, охранники, лица, обеспечивающие улаживание конфликтов с милицией, врачи-венерологи, владельцы притонов разврата и т.д. Каждый представитель мира организаторов, посредников и иных представителей, паразитирующих на проституции лиц, стремится урвать из дохода проститутки "свою" долю. По данным В.В.Дюкова, проститутка должна выделять до 75% своего дохода разного рода деятелям от проституции. Поэтому "экономической заинтересованностью тех, кто наживается на эксплуатации проституток, и объясняется живучесть этого явления"*(451).
Тем же самым объясняется и укрепление организационных основ проституции, которые приобретают устойчивый характер. Определенные лица занимаются организацией этого промысла, подбором клиентов, установлением оплаты сексуальных услуг. В арсенале сутенеров большой набор различных средств насилия, принуждения, обеспечивающих покорность проституток.
По законодательству России занятие проституцией не влечет уголовную ответственность. Оно подлежит лишь административно-правовому воздействию (ст. 164.2 КоАП РСФСР). После предупреждения лица, занимающегося проституцией, повторное занятие этим промыслом влечет за собой штраф.
Относительно объекта вовлечения в занятие проституцией в специальной литературе высказываются различные точки зрения.
М.А.Ефимов считает непосредственным объектом рассматриваемого преступления общественный порядок, нравственные устои общества и здоровье граждан*(452). В приведенном определении необоснованно соединены в единое понятие родовой и непосредственный объекты преступления.
К.Ф.Шергина объектом вовлечения в занятие проституцией считает общественную нравственность*(453). Но это только часть родового объекта, а его вторая часть - здоровье населения - опущена. Родовой и непосредственный объекты вовлечения лица в занятие проституцией не совпадают.
Таким образом, родовой объект вовлечения в проституцию - здоровье населения и общественная нравственность, а непосредственный - здоровье и моральные устои конкретного лица, вовлекаемого в проституцию (женщины или мужчины).
В ч. 1 ст. 240 УК установлена ответственность за вовлечение в занятие проституцией путем применения насилия или угрозы его применения, шантажа, уничтожения или повреждения имущества либо путем обмана. Следовательно, объективная сторона анализируемого преступления заключается в действиях.
Физическое насилие может быть выражено в побоях, истязаниях, причинении вреда здоровью. При этом применяемое насилие не может выходить за пределы средней тяжести вреда здоровью.
Угрозы физического насилия могут идти и дальше, вплоть до угрозы убийством. Известны случаи, когда с целью вовлечения в занятие проституцией жертва подвергалась изнасилованию с угрозой его повторения. Здесь имеют место совокупность вовлечения в занятие проституцией и изнасилование.
Угроза насилием должна носить реальный характер и восприниматься как неизбежное явление.
Насилие или угроза его применения могут быть адресованы близким и родным лица, вовлекаемого в занятие проституцией.
Уничтожение или повреждение имущества также являются одним из способов вовлечения жертвы в занятие проституцией. Несомненно, в подобных случаях имеются в виду уничтожение или серьезное повреждение ценного имущества, влекущие причинение значительного материального вреда. Было бы правильным, на наш взгляд, и угрозу истребления или повреждения имущества считать достаточным основанием для отнесения ее к психическому насилию, влекущему ответственность по ст. 240 УК. Более того, представляется верным изъятие в любой форме или угрозу такого изъятия имущества считать одним из способов вовлечения в занятие проституцией.
Шантаж в Словаре русского языка С.И.Ожегова определяется как неблаговидные действия, угроза разоблачения, разглашения компрометирующих сведений с целью вымогательства, а также вообще угроза, запугивание чем-нибудь с целью создать выгодную для себя обстановку. Шантаж в смысле ст. 240 УК - это угроза распространения каких-либо сведений, высказываемых с целью вовлечения лица в проституцию. Шантаж будет иметь место и в случае высказывания угрозы насилием или уничтожением имущества, адресованной в будущее, не имеющей непосредственного характера, например, угроза искалечить родственника жертвы.
В качестве способа уголовно наказуемого вовлечения в занятие проституцией в ст. 240 УК указывается на обман. Последний должен быть сопряжен с какими-либо значительными обстоятельствами, имеющими жизненно важное значение для лица, вовлекаемого в занятие проституцией. Так, если жертву обманывают, обещая организовать досрочное освобождение ее мужа из мест лишения свободы, и тем самым вовлекают в занятие проституцией, то налицо состав рассматриваемого преступления. Однако нет такого вовлечения в проституцию при обещании лицу больших заработков от такого промысла, когда фактические доходы от него будут менее обещанных. Не являются уголовно наказуемым обманом обещания лицу, вовлекаемому в проституцию, веселой и беззаботной жизни, поездки за границу и т.д.
В ст. 240 УК установлена уголовная ответственность за вовлечение в занятие проституцией только путем применения насилия или угрозы его применения, шантажа, уничтожения или повреждения имущества либо путем обмана. Но в жизни нередко сутенеры и иные лица, паразитирующие на проституции, осуществляют перечисленные в ст. 240 УК действия для обеспечения покорности лиц, уже промышляющих проституцией, пресечения с их стороны попыток прекратить эту деятельность или заниматься ею самостоятельно с целью уклонения от поборов.
Возможен и другой вариант, например, к лицу, решившему прекратить свой постыдный промысел, применяются насильственные действия, чтобы его отказ от проституции не состоялся. В подобных случаях имеет место "вовлечение" в занятие проституцией, поскольку в широком смысле термин "вовлечение" может рассматриваться и как "удержание", которое подпадает под признаки анализируемого состава преступления. Однако было бы желательным сделать диспозицию ст. 240 УК более четкой и понятной по рассматриваемому вопросу.
Вопрос о моменте окончания вовлечения в занятие проституцией решается неоднозначно. В одном из Комментариев к Уголовному кодексу РФ это преступление "считается оконченным с момента, когда вовлекаемое лицо под воздействием виновного фактически осуществило проституцию хотя бы один раз"*(454). Такой вывод спорен. В диспозиции ст. 240 УК речь идет о "вовлечении" в занятие проституцией, т.е. преступление считается оконченным с момента совершения хотя бы одного акта "вовлечения" без наступления желаемого результата*(455).
С субъективной стороны вовлечение в занятие проституцией осуществляется только с прямым умыслом. В ст. 226 УК 1960 г. была определена цель вовлечения в занятие проституцией - корысть. В ст. 240 УК 1996 г. цель совершения рассматриваемого преступления не указана. Оно, как правило, сопряжено с корыстной целью: извлечением доходов за счет лиц, занимающихся проституцией, их эксплуатацией. Однако не исключены и другие цели. Например, вовлечение в занятие проституцией с целью обеспечения своего начальства или "нужного" человека сексуальными утехами в банях, массажных кабинетах и т.д.
Установление цели вовлечения лица в занятие проституцией для квалификации этого преступления по ст. 240 УК не требуется.
Ответственность за вовлечение лица в занятие проституцией наступает с 16-летнего возраста.
Вовлечение в проституцию является квалифицированным, если оно совершено организованной группой. Угроза физического насилия или его применение, шантаж, истребление имущества или обман, совершенные организованной группой, представляют повышенную общественную опасность. Вырваться жертве из сетей такого рода преступления чрезвычайно трудно. Организованные группы держат лиц, занимающихся проституцией, в абсолютной зависимости и подчинении, изымая значительную часть полученной ими оплаты за сексуальные услуги.
Если вовлечение в занятие проституцией сопряжено с причинением лицу средней тяжести или тяжкого вреда здоровью (ст. 112, 111 УК РФ), изнасилованием (ст. 131 УК), квалифицированным незаконным лишением свободы (ч. 2 ст. 127 УК) и с иными преступлениями, влекущими более строгое наказание, чем вовлечение, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений. Вместе с тем представляется спорным утверждение, будто такая совокупность необходима во всех случаях, когда вовлечение в занятие проституцией сопровождается совершением других преступлений, например, развратными действиями*(456). Сам способ совершения рассматриваемого деяния подпадает под признаки некоторых преступлений против личности (насилие, побои и т.д.) и поэтому охватывается диспозицией ст. 240 УК. Квалификация по совокупности преступлений необходима, если тяжесть, опасность этого способа выходит за границы, установленные ст. 240 УК.
Отметим, что в ряде зарубежных стран за вовлечение в занятие проституцией предусматривается более строгое наказание. Так, в ст. 203 УК Польши за вовлечение в занятие проституцией при помощи насилия, угрозы его применения либо обмана или с использованием зависимого или критического положения потерпевшего лица предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от одного до десяти лет, а в ст. 225-9 УК Франции за сводничество, сопряженное с применением пыток или иных актов жестокости, - пожизненное заключение и штраф в размере 30 млн. франков.
По законодательству Кыргызской Республики за простое вовлечение в занятие проституцией предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, а за квалифицированное - лишение свободы на срок от трех до пяти лет (ст. 260 УК).
Оригинально решена проблема ответственности за вовлечение в занятие проституцией в Уголовном кодексе Республики Таджикистан. В нем установлена ответственность за вербовку людей в целях сексуальной или иной их эксплуатации (ст. 132). Обращает на себя внимание способ совершения преступления - вербовка путем обмана. Следовательно, насилие или угроза его применения в законе не предусмотрены. Это сужает состав преступления за счет наиболее опасных форм "вербовки" в занятие проституцией. В ч. 2 ст. 132 УК квалифицирующими это преступление обстоятельствами определены: его совершение группой лиц по предварительному сговору или в отношении заведомо малолетнего или несовершеннолетнего, а особо квалифицирующими обстоятельствами - совершение преступления организованной группой, с целью вывоза таких лиц за пределы республики и при особо опасном рецидиве. Деление рассматриваемого преступления в зависимости от его тяжести заслуживает внимания. ФРГ является одной из стран, в которых легально существуют дома терпимости. В стране в начале 90-х годов было зарегистрировано до 120 тыс. проституток - одна на 250-500 жителей*(457).
Вместе с тем в 180a УК ФРГ установлена ответственность за содействие занятию проституцией. Ответственность несут лица, которые в виде промысла содержат дом терпимости или руководят его деятельностью, в котором лица, занимающиеся проституцией, состоят в личной или материальной зависимости от данного лица; а также лица, которые содействуют занятию проституцией, предоставляя квартиры, иные места жительства за дополнительные услуги, и лица, предоставляющие жилье для занятий проституцией несовершеннолетним. За такие преступления предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет или штраф.
В абзаце 1 180b УК ФРГ установлена ответственность за вовлечение в занятие проституцией или склонение к ее продолжению лиц, находящихся в стесненном положении, иностранцев, находящихся в беспомощном состоянии (отсутствие материальных средств, документов, незнание языка и т.д.). Лица, виновные в совершении такого преступления, подвергаются наказанию в виде лишения свободы на срок до пяти лет или штрафа. Конструкция этой нормы представляется безупречной и может быть воспринята нашим законодательством.
Еще более строгая ответственность предусмотрена 181 УК ФРГ за склонение к занятию проституцией с использованием физической силы, угрозы ее применения, обмана, хитрости, создания беспомощного состояния жертвы путем вывоза ее из другой страны; вербовка в виде промысла иностранцев, находящихся в беспомощном состоянии, для занятия проституцией. За подобные деяния возможно лишение свободы на срок от одного года до десяти лет.
Уголовный кодекс ФРГ установил ответственность: за сутенерство - использование в корыстных целях лиц, занимающихся проституцией, в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до пяти лет (181а); за "упорное" (т.е. неоднократное) занятие проституцией в запрещенных местах или в определенное время суток, что влечет за собой наказание в виде лишения свободы на срок до шести месяцев или штраф (184а); за занятие проституцией вблизи школ или другого места, посещаемого лицами до 18-летнего возраста, либо в квартире, где проживают такие лица, - в виде лишения свободы на срок до одного года или штрафа за более опасное преступление (184b); лиц, которые облегчают вступление на путь проституции лицам, склонным к этому (1 ст. 204); за склонение или увоз лица за границу с целью занятия проституцией (4 ст. 204).
Лица, занимающиеся вывозом "живого товара" за границу, обманывают свои жертвы обещанием баснословных заработков за проституцию или престижной и хорошо оплачиваемой работы манекенщицами, фотомоделями, танцовщицами и т.д.
Проблема борьбы с вывозом за границу "живого товара" для занятия там проституцией актуальна и для нашей страны. Поэтому было бы желательным и в Уголовном кодексе РФ предусмотреть ответственность за подобное деяние как за особо квалифицированное преступление.
В юридической литературе и особенно в средствах массовой информации неоднократно поднимался вопрос о необходимости установления уголовной ответственности за занятие проституцией, как это сделано, например, в Швеции. Действительно, как отмечалось ранее, проститутки наносят ущерб моральным устоям общества, растлевают нередко молодых людей, распространяют различного рода болезни и т.д. Вместе с тем практика установления самых жестких, самых строгих карательных мер борьбы с проститутками себя не оправдала. Об этом известно с древнейших времен. К тому же проблема разграничения проституции и половой нечистоплотности весьма сложна. Поэтому следует согласиться с А.Н.Игнатовым, который полагает, что уголовная ответственность за занятие проституцией "неприемлема прежде всего потому, что трудно дать четкое законодательное определение этому явлению, поэтому привлечение к ответственности за проституцию будет порождать много субъективизма, ошибок и произвола"*(458).
Необходимо отметить, что число стран мира, предусматривающих уголовную ответственность за проституцию, невелико. В США она установлена лишь в некоторых штатах, например в 230.00 УК штата Нью-Йорк. Кстати, в этой статье определено, что лицо признается виновным в проституции, если оно осуществляет, соглашается или предлагает осуществить половое сношение с другим лицом за вознаграждение. Такая формулировка конкретностью не отличается. Под нее подпадают и случаи дарения, приглашения в ресторан и т.д. почти любого партнера при внебрачных половых сношениях.
Организация или содержание притонов для занятия проституцией (ст. 241 УК). Как отмечалось ранее, в дореволюционной России легально существовали дома терпимости. Уголовное уложение России 1903 г. предусматривало ответственность за нарушение правил, установленных в этих домах, в целях пресечения вредных последствий. Вероятно, в основном имелось в виду пресечение заражения венерическими болезнями. Так, в 1889 г. в домах терпимости было обнаружено 61,3% проституток, больных сифилисом*(459). В ст. 528 Уложения за такое деяние предусматривался арест или денежный штраф на сумму не свыше 500 руб.
Статья 529 Уложения устанавливала наказание в виде тюремного заключения для лиц, принимающих "на работу" в притоны разврата женщин моложе 21 года, или же тех, кто виновен в удержании в притонах женщин, желающих оставить этот промысел.
После образования РСФСР проституция была объявлена вне закона, что предполагало и запрет притонов разврата. В ст. 171 УК 1922 г. устанавливалась ответственность за содержание притонов разврата (а также за сводничество и вербовку женщин для занятия проституцией) в виде лишения свободы на срок не ниже трех лет с полной или частичной конфискацией имущества.
Притон для занятия проституцией - важнейшее звено в реализации этой деятельности.
Впервые понятие "притон" определялось в циркуляре Наркомздрава от 26 января 1923 г. N 21, строжайше воспрещавшем содержание притонов разврата как временных, так и постоянных, под какой бы замаскированной вывеской они ни существовали (публичные дома, номера, бани, частные квартиры и т.д.) и где бы ни находились.
Статья 155 УК 1926 г. воспроизводила ст. 171 УК 1922 г. и, помимо этого, устанавливала ответственность за принуждение к занятию проституцией в виде лишения свободы на срок до пяти лет с конфискацией всего или части имущества.
В ч. 1 ст. 226 УК 1960 г. предусматривалась ответственность за содержание притонов разврата и сводничество. По сравнению со ст. 155 УК 1926 г. в ст. 226 УК 1960 г. были включены принуждение к занятию проституцией и вербовка женщин для занятия проституцией. Несомненно, что ст. 155 УК 1926 г. была перегружена составами преступления (их было четыре). Санкция ч. 1 ст. 226 УК 1960 г. предусматривала такое же наказание, как и ст. 155 УК 1926 г.
Диспозиция ст. 241 УК 1996 г. по сравнению с ч. 1 ст. 226 УК 1960 г. облегчена и включает в себя лишь ответственность за организацию или содержание притонов для занятия проституцией.
В юридической литературе обычно организация или содержание притонов для занятия проституцией анализируется как единое преступление*(460), что противоречит ст. 241 УК. В ней идет речь об организации притонов или их содержании.
Родовой и непосредственный объекты этих преступлений совпадают. Ими являются здоровье и нравственность общества*(461).
Лица, занимающиеся проституцией в притонах, делают это, как правило, добровольно, и нет оснований говорить о причинении ущерба их нравственности и здоровью. В случаях принуждения их к занятию проституцией виновные должны нести ответственность и в соответствии со ст. 240 УК.
Объективная сторона преступления заключается в организации или содержании притонов для занятия проституцией.
Притоном является помещение или иное сооружение (автофургон, палатка, лодка и т.п.), в котором лица, занимающиеся проституцией, вступают в половые контакты (в том числе и в извращенной форме) за вознаграждение. Притоны могут располагаться в квартире, на даче, в подвалах, гаражах. Встречаются случаи маскировки притонов для занятия проституцией под бани, массажные кабинеты, танцевальные классы, парикмахерские и др. Нередко с притоном для занятия проституцией совмещаются гостиницы, что существенно затрудняет разоблачение этих преступлений.
Но ограничивать понятие притона для занятия проституцией только помещениями или местами, в которых осуществляются половые контакты клиента и лица, занимающегося проституцией, по нашему мнению, нельзя. За последние годы широкое распространение получили своеобразные "биржи" проституции. Обычно это жилая квартира, в которой собираются лица, занимающиеся проституцией. Специальный диспетчер, получая по телефону заказы на "девочек" или "мальчиков", направляет их клиенту, как правило, на транспорте "заведения". В таких случаях шофер или специальное лицо не только осуществляет доставку лица, занимающегося проституцией, клиенту (реже - клиентам), но и обеспечивает оплату сексуальных услуг. Иногда диспетчеры проституции, получив заказ на "девочку" или "мальчика", связываются с ними по телефону, сообщая адрес заказчика. Подобного рода деятельность хорошо организована. Такие "биржи" обычно взаимосвязаны, что обеспечивает более широкое и "рациональное" обслуживание клиентов. Несмотря на то, что в помещениях этих "бирж" половые услуги не осуществляются, они являются, по нашему мнению, притонами для занятия проституцией.
Встречаются и менее организованные притоны для занятия проституцией. Обычно это небольшие квартиры, владельцы которых систематически сдают их для занятия проституцией.
Притон разврата характерен систематичностью своей деятельности. М.А.Ефимов по этому поводу писал: "Однократное или даже эпизодическое предоставление своей квартиры или дачи для совершения внебрачных половых актов или иных развратных действий: состава преступления не образует"*(462).
Создание притона заключается в подыскивании помещения или места для занятия проституцией, его оборудовании, подборе обслуживающего персонала (лиц, занимающихся проституцией, и тех, кто занимается их охраной, перевозкой, "выбиванием" оплаты услуг проституток и т.д.).
Организация притона - законченное преступление. В тех случаях, когда она "перерастает" в содержание притона, ответственность наступает за последнее, так как организация притона не самоцель. Лица, содержащие притон, делают это с целью извлечения выгоды от эксплуатации лиц, занимающихся проституцией. Следовательно, возможны три варианта ответственности по ст. 241 УК РФ: 1) за деятельность по организации притона для занятия проституцией, 2) за содержание притона, 3) за содержание притона, созданного иными лицами.
По данным В.В.Дюкова, основанным на социологических исследованиях, проведенных в 1987-1988 гг., в основном содержателями притонов для занятия проституцией являлись женщины, 88% из которых сами обслуживали клиентов. Но эти данные относятся к притонам с женским составом проституток.
Помимо обеспечения сексуальных услуг в 38,3% случаев клиенты притонов снабжались наркотиками, в 43,3% случаев - спиртными напитками. Притоны посещались и несовершеннолетними в возрасте 16-17 лет*(463).
Как показывает практика, притоны для мужеложства организуются и содержатся мужчинами.
Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста. В организации притонов, их содержании и руководстве могут выступать как отдельные лица, так и несколько лиц. Они могут быть владельцами, акционерами или наемными работниками, обеспечивающими общее руководство деятельностью этих учреждений. Все они являются субъектами анализируемого преступления. Другие лица, осуществляющие распределение, учет работы проституток и техническое обеспечение их деятельности, должны нести ответственность за соучастие в содержании притонов для занятия проституцией.
С субъективной стороны организация и содержание притонов для занятия проституцией осуществляются только с прямым умыслом.
В ст. 241 УК нет упоминания о цели совершения рассматриваемых преступлений. Но в юридической литературе обычно говорится о том, что они совершаются с корыстной целью*(464). Как правило, это так. Но на практике встречаются случаи организации и содержания притонов для занятия проституцией с целью ублажения начальства, "нужных" людей. Подобные действия подпадают под признаки ст. 241 УК.
Несколько лет тому назад в одном из больших городов России был обнаружен притон для лиц, занимавшихся мужеложством. Это заведение было оборудовано в квартире С. с финансовым вкладом всей группы гомосексуалистов, состоявшей примерно из 50 лиц. Все они в основном занимались "взаимообслуживанием" своих сексуальных интересов, привлекая нередко и оплачиваемых "мальчиков". Владелец квартиры и "акционеры" притона материальной выгоды не извлекали. Они понесли ответственность только за наказуемое в то время мужеложство по ст. 121 УК 1960 г. Факт содержания притона выпал из поля зрения органов правосудия. Основаниями для признания притона для занятия проституцией являлось то, что в его деятельности участвовали проститутки мужского пола и этот притон функционировал систематически.
На практике существуют притоны разврата, не имеющие преступного характера. В них предаются групповому разврату из любви к этому "искусству", причем без оплаты какого-либо участника. Все это не влечет за собой уголовной ответственности. К сожалению, подобного рода "деятельность" получила распространение.
По законодательству Республики Таджикистан установлена наказуемость за организацию и содержание притонов, сводничество либо сутенерство.
Вместе с тем ответственность за сутенерство следовало бы предусмотреть в отдельной статье. Сутенеры паразитируют на проституции, обирают лиц, ею занимающихся, и в немалой степени способствуют развитию, распространению этого опасного для общества промысла.
Отражая взаимозависимость содержания притонов и вербовку лиц к занятию проституцией, Н.Гедеонов в 1926 г. писал: "Содержатели притонов разврата весьма редко ограничиваются только предоставлением помещений, они обычно занимаются сводничеством и даже вербовкой женщин для целей проституции, поэтому ст. 171 Уголовного кодекса и совмещает все эти преступные деяния; эти лица имеют постоянную связь с проститутками и в любое время могут быть посредниками между ними и обращающимися "за живым товаром" посетителями; будучи хорошо осведомленными о месте жительства некоторых, наиболее ходовых проституток, содержатели притонов бывают материально заинтересованы в этой комиссионной работе, ибо за поставку "гостя" женщина обязана уплатить часть своего позорного и тяжелого заработка посреднику. Горе той проститутке, которая не выполнит своего обязательства в отношении сводника: она рискует совершенно лишиться своего и без того скудного заработка"*(465).
Четкое и развернутое описание организации и содержания притонов разврата установлено в п. 2 ст. 225-10 УК Франции. В этой норме говорится о владении, управлении, использовании, руководстве, способствовании деятельности, финансировании или принятии участия в финансировании какого-либо заведения, открытого для публики или используемого публикой, систематическом согласии или допущении того, чтобы одно или несколько лиц занимались проституцией в этом заведении или поисками клиентов. Притонами являются в соответствии с п. 3 этой статьи и помещения или места, предоставляемые одним или несколькими лицами для занятия проституцией. Подобного рода деяния влекут за собой наказание в виде тюремного заключения на срок до десяти лет или штрафа в размере 5 млн. франков.
Незаконное распространение порнографических материалов или предметов (ст. 242 УК). Уголовная ответственность за совершение этого преступления установлена в соответствии с заключенной в Женеве 12 сентября 1923 г. Международной конвенцией о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими, к которой СССР присоединился 8 июня 1935 г. В связи с этим постановлением ЦИК и СНК СССР от 17 октября 1935 г. "Об ответственности за изготовление, хранение и рекламирование порнографических изданий, изображений и иных предметов и за торговлю ими" было предписано правительствам союзных республик дополнить уголовные кодексы республик статьей следующего содержания: "Изготовление, распространение и рекламирование порнографических сочинений, печатных изданий, изображений и иных предметов, а также торговля ими или хранение с целью продажи или распространения их, влекут за собой лишение свободы на срок до пяти лет с обязательной конфискацией порнографических предметов и средств их производства"*(466). В Уголовном кодексе 1926 г. это была ст. 182.1, включенная 23 ноября 1935 г.*(467) и воспроизведенная в ст. 228 УК 1960 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. в диспозицию статьи были внесены небольшие редакционные изменения, а также значительно смягчена санкция: вместо лишения свободы на срок до пяти лет - лишение свободы на срок до трех лет и помимо этого установлена возможность назначения штрафа до трехсот рублей (он в первоначальной редакции ст. 228 УК не предусматривался). Конфискация порнографических предметов и средств их производства сохранилась. Санкция стала более гибкой, позволяющей дифференцировать наказание за рассматриваемое преступление с учетом общественной опасности содеянного.
Диспозиция ст. 242 УК 1996 г. по сравнению с диспозицией ст. 228 УК 1960 г. претерпела значительные изменения с учетом новых способов распространения порнографии. В ней предусмотрена ответственность за незаконное (в ранее действовавшем законодательстве этот термин не употреблялся) изготовление в целях распространения или рекламирования, распространение, рекламирование порнографических материалов или предметов, а равно незаконную торговлю печатными изданиями, кино- и видеоматериалами, изображениями или иными предметами порнографического характера.
Объектом преступления является общественная нравственность в сфере половой жизни. Порнография призвана вызывать нездоровую половую страсть и в том числе стремление к удовлетворению половых потребностей в извращенной форме. Все это, в конечном счете, сопряжено не только с моральной и физической деградацией личности, но и с отрицательными последствиями для семейных устоев. Особенно большой вред причиняет порнография несовершеннолетним, чей нравственный и моральный облик еще не сложился, а физическое развитие не завершилось.
Предметом преступления являются различные порнографические материалы, изделия и т.д. (от лат. porno - неприличный и grafire - писать). Ими могут быть кино- или видеоматериалы, слайды, фотографии, рисунки, книги, журналы, газеты или иные печатные или рукописные издания, скульптуры и т.п. Порнография характеризуется непристойным, грубо натуралистическим, предельно циничным изображением половой жизни людей с целью вызвать похотливые желания и помыслы. Элементами порнографии являются сексуальные извращения, сексуальные контакты, сексуальные манипуляции и извращенное стимулирование непристойного.
От порнографии необходимо отличать эротику, которая также сопряжена с отображением сексуальных сторон жизни человека, но без специальной цели вызвать нездоровое, похотливое половое влечение.
Не относятся к порнографии изображения обнаженного человеческого тела или его частей с научными или познавательными целями: медицинские атласы, учебники, муляжи и т.д. Художественные произведения: картины, рисунки, скульптуры, барельефы, фотографии и др., показывающие рельефы, красоту, совершенство человеческого тела, порнографией не являются.
Факт отнесения того или иного предмета, картины, кинокартины и т.п. к порнографии устанавливается при помощи искусствоведческой экспертизы с привлечением, быть может, и иных специалистов. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР при рассмотрении конкретного дела указала, что отнесение видеофильмов к порнографическим изделиям должно производиться искусствоведческой экспертизой с обязательным участием специалистов в области киноискусства, имеющих специальное образование и опыт работы*(468).
Объективная сторона преступления определяется в ст. 242 УК как незаконное изготовление в целях распространения или рекламирования, распространение порнографических материалов или предметов, а равно незаконная торговля печатными изданиями, кино- или видеоматериалами, изображениями или иными предметами порнографического характера. Прежде всего необходимо подчеркнуть, что сам факт изготовления с целью распространения порнографических изделий является оконченным преступлением.
Распространение порнографических изделий может быть реализовано одной передачей, одним актом рекламирования, дарения или продажи одного предмета или изделия порнографического характера. Их распространением является любая форма передачи, вручения порнографических изделий, материалов другому лицу или лицам. Это может выражаться и в показе, демонстрации порнографических изделий или предметов.
Существуют два вида рекламирования порнографических изделий: показ широкому кругу лиц или сообщение об их наличии (предложение ознакомиться с ними или же приобрести их). Рекламирование предполагает показ, демонстрацию порнографических изделий, предметов в кинотеатрах, на телевидении, по радио, в газетах, журналах, листовках, в том числе и в рукописях или в иных самодельных изданиях, в целях приобщения широкого круга лиц к порнографическим сюжетам или приобретения.
От способа распространения порнографических изделий во многом зависит опасность, тяжесть этого преступления. При демонстрации порнографического фильма по телевидению или в передаче порнографического текста по радио преступное воздействие оказывается на многотысячную, а то и многомиллионную аудиторию. Вредоносность подобного акта безмерно велика и не сравнима, скажем, с демонстрацией порнографического журнала одному или нескольким лицам.
Практика показывает, что в притонах для занятия проституцией широко используется порнография в качестве дополнительной услуги клиентам.
В тех случаях, когда в притонах для занятия проституцией употребляются наркотики и психотропные вещества и рекламируется, распространяется порнография, содеянное должно квалифицироваться по совокупности ст. 241 УК (организация либо содержание притонов для занятия проституцией), ст. 232 УК (организация и содержание притонов дляпотребления наркотических средств или психотропных веществ) и ст. 242 УК (незаконное распространение порнографических материалов или предметов). Следовательно, один и тот же притон может являться притоном и для распространения наркотиков и психотропных веществ, и для занятия проституцией.
Выявления каких-либо последствий распространения порнографических предметов или изделий не требуется.
В ст. 242 УК установлена ответственность за изготовление с целью распространения или рекламирования порнографических изделий или материалов. Следовательно, их приобретение и хранение с этой же целью, т.е. приготовление к совершению анализируемого преступления, не наказуемо, так как в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК наказуемы приготовления к совершению тяжких или особо тяжких преступлений, а распространение порнографии к ним не относится (см. ст. 15 УК).
С нашей точки зрения, следовало бы в диспозиции ст. 242 УК предусмотреть ответственность за изготовление или приобретение соответствующих предметов с целью сбыта.
Изготовлением порнографических материалов и предметов является изготовление оригинала или его копирование любым способом.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел, ибо оно совершается с целью незаконного распространения порнографических материалов или предметов.
На практике не привлекаются к уголовной ответственности супруги, демонстрирующие друг другу порнографические изделия, в связи с отсутствием общественной опасности подобных действий.
Изготовление или приобретение порнографических материалов и предметов без цели сбыта состава преступления не образует*(469).
В ст. 242 УК предусмотрена ответственность за незаконное распространение порнографических материалов или изделий. Термин "незаконное" употреблен в законе необоснованно, ибо "законного" распространения этих изделий не существует. Разве кроме случаев посылки их на экспертизу или в качестве вещественных доказательств в суд. Уголовная ответственность всегда предполагает совершение "незаконного" деяния.
По пути Уголовного кодекса РФ пошли только в Республике Таджикистан, в ст. 241 УК которой также устанавливается ответственность за "незаконное" изготовление и распространение порнографических материалов и предметов.
Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Следует отметить, что максимальное наказание за подобное преступление по Уголовному кодексу 1960 г. было более строгим, нежели по Кодексу 1996 г., и предусматривало конфискацию порнографических предметов и средств их изготовления.
В законе уравнено распространение порнографических материалов и предметов независимо от возраста тех, кто знакомится с ними. Было бы желательно установить квалифицированный вид совершения этого преступления - распространение порнографии среди несовершеннолетних.
Значительно сужен состав распространения порнографических материалов и предметов в ст. 131 УК Республики Узбекистан, установившей ответственность за его совершение в отношении лиц, не достигших 21 года. К тому же в этой статье предусмотрена административная преюдиция: уголовная ответственность наступает лишь в тех случаях, когда имеет место повторное совершение деяния в течение года после применения административного взыскания за такие же действия. Наказание за изготовление или распространение порнографических предметов по Уголовному кодексу Республики Узбекистан значительно ниже, чем по ст. 242 УК РФ, но выбор видов наказания - шире.
Кстати, ст. 151 УК РФ не предусматривает ответственность лиц, пропагандирующих несовершеннолетним порнографию.
В законодательстве некоторых стран уголовная ответственность за распространение порнографических изделий дифференцирована в зависимости от их общественной опасности.
Так, в п. 1 184 УК ФРГ устанавливается ответственность за: а) распространение порнографических материалов в письменном виде лицу, не достигшему 18-летнего возраста; б) выставление этих материалов в доступном для такого лица месте; в) предложение их в розничной торговле (за исключением точек, недоступных несовершеннолетним), предложение их или пересылка через сеть посылочной торговли или помещение их в читальнях; г) предложение, сообщение или рекламирование их в местах, доступных несовершеннолетним. Приведенные предписания устанавливают широкий комплекс мер уголовно-правового характера, направленных на защиту нравственной чистоты лиц, не достигших 18-летнего возраста, от растлевающего воздействия порнографических изделий.
Помимо этого, в 184 УК ФРГ установлена ответственность за:
создание условий, делающих порнографические изделия доступными для лиц, которые не высказывали пожелание ознакомиться с ними, т.е. за навязывание порнографических изделий другим лицам;
демонстрацию порнофильмов в кинотеатрах, не предназначенных для этого;
вывоз порнографических изделий за границу;
передачу по радио порнографических текстов;
распространение порнографических изделий, содержащих изображения насильственных сексуальных действий с детьми или сексуальных контактов с животными;
распространение порнографических материалов в виде промысла;
вхождение в организованную группу, созданную для распространения порнографических материалов;
приобретение для себя или для третьих лиц или хранение порнографических материалов, содержащих изображения сексуальных действий с детьми.
Таким образом, в 184 УК ФРГ различные виды распространения порнографии в зависимости от их общественной опасности выделены в самостоятельные составы преступлений с различными санкциями. В основу такой дифференциации положены, в основном, возраст лиц, которым демонстрируется порнопродукция (несовершеннолетие); характер продукции (порнографические сюжеты с несовершеннолетними, животными, с насилием).
В уголовных кодексах некоторых стран уровень защиты от ознакомления с порнографическими материалами снижен. Например, в Польше предусмотрена ответственность за демонстрацию порнографической продукции или ознакомление с нею лиц моложе 15 лет (2 ст. 202 УК).
Наказуемо такое публичное распространение порнографических изделий, которое становится достоянием лиц вопреки их желанию. Следовательно, такие действия не наказуемы, если порнография не вызывает возражения у лиц, ознакомленных с нею, и тем более если она желаема для них.
Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243 УК). В течение длительного времени в СССР наблюдались многочисленные факты варварского отношения к памятникам истории и культуры. Причем в немалой степени подобного рода деятельность идеологически оправдывалась и осуществлялась под флагом борьбы с "опиумом народа" - религиями различных конфессий, "преступным прошлым царской России". С этими целями взрывались церковные здания и монастыри либо их переделывали в склады, промышленные объекты и т.д. Так, в Москве был взорван построенный в ознаменование победы России над Наполеоном в 1912 г. на народные деньги храм Христа Спасителя, разрушена знаменитая Сухаревская башня, воздвигнутая в честь стрелецкого полковника Сухарева, поддержавшего Петра I во время стрелецкого бунта. Немалый ущерб был причинен памятникам истории и культуры во время бездумных реконструкций многих городов России.
В ст. 188 УК 1926 г. устанавливалась ответственность за сокрытие коллекций и памятников старины и искусства, подлежащих регистрации, учету и передаче в государственные хранилища, за что предполагалось наказание в виде принудительных работ на срок до трех месяцев или штраф до трехсот рублей. Помимо этого, скрываемые памятники истории искусства подлежали конфискации. Рассматриваемая норма являлась одной из форм своеобразной "охраны" памятников истории и культуры путем изъятия их у собственников. В Кодексе 1960 г. она предусматривалась ч. 1 ст. 230, где речь шла об умышленном разрушении или повреждении памятников истории и культуры, природных комплексов и объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность. За совершение таких деяний следовало наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет или исправительных работ на тот же срок.
Еще более строгое наказание предусматривалось ч. 2 ст. 230 УК 1960 г. - лишение свободы на срок от пяти до пятнадцати лет, если предметом уничтожения или повреждения являлись перечисленные в ч. 1 этой статьи предметы, имеющие особенно ценный характер.
Уголовные кодексы всех союзных республик, за исключением Казахской и Азербайджанской ССР, предусматривали ответственность за рассматриваемое преступление.
Статья 243 УК 1996 г. также предусматривает ответственность за простой и квалифицированный вид уничтожения или повреждения памятников истории и культуры:
а) за уничтожение или повреждение памятников истории или объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность (ч. 1). По сравнению с ч. 1 ст. 230 УК 1960 г. в ч. 1 ст. 243 УК 1996 г. нет упоминания о том, что это преступление совершается только умышленно. Изменилась и санкция - исключены исправительные работы, но, вместе с тем, установлено наказание в виде штрафа, который в санкции ч. 1 ст. 230 УК РСФСР не предусматривался;
б) за те же действия в отношении "особо ценных объектов или памятников общероссийского значения" (ч. 2). В ч. 1 ст. 230 УК 1960 г. квалифицирующим это преступление обстоятельством являлись умышленное разрушение, повреждение либо уничтожение памятников старины или культуры, предметов или документов, имеющих "особую историческую, научную или культурную ценность". Следовательно, в ч. 2 ст. 230 УК признаки, квалифицировавшие анализируемое преступление, были описаны шире, за счет включения "разрушения" категории объектов и предметов, имеющих "научную ценность". Термины "разрушение" и "повреждение" с юридической точки зрения тождественны и лишь дублируют друг друга. Термин "наука" фактически означает новый состав преступления со своим объектом - интересы науки. В ч. 2 ст. 243 УК 1996 г. его нет.
В юридической литературе ст. 243 УК рассматривается как единое преступление, хотя она устанавливает ответственность за уничтожение или повреждение различных ценностей: памятников, предметов или документов истории и культуры и т.д.*(470) Однако эти предметы преступления могут быть одновременно и памятниками истории и культуры. Так, знаменитый храм Покрова-на-Нерли XII века является и памятником истории и культуры. Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры имеет один объект.
Кстати, в тексте ст. 243 УК говорится об "объектах, взятых под охрану государством". В данном контексте речь идет о предметах преступления, а не об объектах преступления.
В специальной литературе даются различные определения объекта этого преступления. Например, им считается "установленный порядок обращения с культурными и природными ценностями"*(471). Автор этого определения упустил из поля зрения "порядок" обращения с историческими ценностями. К тому же сам по себе "порядок" не может быть объектом преступления, уничтожить или повредить "порядок" невозможно. К.Ф.Шергина определяет объект преступления как общественную нравственность и общественную собственность*(472).
Вероятно, "общественная нравственность" должна рассматриваться как родовой объект преступления. Что же касается общественной собственности как объекта преступления, то признание его таковым предопределяет его перенос в главу о преступлениях против собственности из главы о преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности. В ряде работ вопрос об объектах преступлений, предусмотренных ст. 243 УК РФ, совсем не рассматривается*(473).
Непосредственными объектами преступления являются историческая память народа и государства и их культура, имеющие непреходящее значение в настоящем и будущем страны.
Предметом преступления в соответствии с ч. 1 ст. 243 УК являются: 1) памятники, предметы или документы истории; 2) памятники, предметы или документы культуры; 3) природные комплексы или "объекты", взятые под охрану государства.
К памятникам истории и культуры относятся "объекты" материальной культуры, обладающие особой исторической, художественной, научной или иной культурной ценностью и зарегистрированные в государственных списках памятников истории и культуры*(474).
Вновь выявленные "объекты" материальной культуры, обладающие указанной ценностью, зарегистрированные в списках вновь выявленных объектов до решения вопроса о принятии их на государственный учет как памятников истории и культуры, также подлежат охране в соответствии со ст. 243 УК.
Памятники природы - это уникальные, невосполнимые, ценные в экологическом, научном, культурном и эстетическом отношениях природные комплексы, а также объекты естественного и искусственного происхождения. Они могут быть федерального и регионального значения.
Природные "объекты" и комплексы объявляются памятниками федерального значения, а территории, занятые ими, - особо охраняемыми природными территориями федерального значения Правительством РФ по представлению органов государственной власти субъектов Федерации.
Природные "объекты" и комплексы объявляются памятниками регионального значения, а территории, занятые ими, - территориями регионального значения соответствующими органами государственной власти субъектов Федерации*(475).
Не исключена возможность нахождения памятников истории и культуры в собственности отдельных лиц. Так, если древнерусская икона, принадлежащая частному лицу, занесена в государственный список памятников истории и культуры, то ее владелец совершает рассматриваемое преступление, если уничтожит или повредит ее.
К памятникам материальной культуры относятся предметы материального мира как движимые, так и определенной категории - исторические ценности, предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок, художественные ценности, составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников монументального искусства, старинные книги, издания, представляющие особый интерес, архивы, уникальные и редкие музыкальные инструменты, почтовые марки и иные предметы коллекционирования, редкие коллекции флоры и фауны, другие движимые предметы, в том числе и копии.
К памятникам материальной культуры относятся и недвижимые объекты: здания, иные сооружения, а также территории (места), связанные с историческими событиями (мемориальные комплексы, археологические раскопки и т.д.).
Категории предметов, относящихся к движимым культурным ценностям, указаны в ст. 7 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. "О вывозе и ввозе культурных ценностей"*(476).
Объективная сторона преступления включает различные способы воздействия (механические, химические, биологические и др.), приводящие к уничтожению, разрушению или повреждению памятников истории и культуры.
Уничтожение - приведение памятника истории и культуры в полную негодность.
Разрушение - причинение памятнику истории и культуры серьезных повреждений, вследствие которых он утрачивает свою ценность, но может быть восстановлен. Значительные повреждения нельзя не заметить как специалистам, так и окружающим.
Нанесение на памятники истории и культуры надписей хулиганского или иного противоправного характера или замазывание их красками или грязью, если их устранение сопряжено с капитальными работами и большими финансовыми затратами, влечет за собой административную ответственность.
Субъективная сторона преступления. В юридической литературе большинство авторов считают, что при совершении преступления, ответственность за которое установлена ст. 243 УК 1996 г., возможен только прямой умысел*(477).
Тем самым необоснованно сужается уголовно-правовая борьба с уничтожением или повреждением памятников истории и культуры. Это преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Не исключена возможность разрушения или повреждения памятников истории и культуры и в тех случаях, когда виновное лицо осознает общественную опасность своих действий, предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, не желает, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично (ч. 2 ст. 25 УК). Косвенный умысел налицо, когда виновное лицо отобьет часть скульптурного украшения и установит эту деталь в своей квартире, на даче или подарит кому-либо и т.д. В подобном случае субъект не ставит перед собой цели повреждения памятника истории и культуры, но заведомо знает, что совершает это. В подобной ситуации возникает вопрос и об ответственности виновного лица за кражу.
Субъектом уничтожения или повреждения памятников истории и культуры является лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Должностное лицо, виновное в уничтожении или повреждении памятников истории и культуры с использованием своего служебного положения, несет ответственность только по ст. 243 УК РФ.
Часть 2 ст. 243 УК устанавливает квалифицирующие признаки уничтожения или повреждения памятников истории и культуры: совершение преступления в отношении особо ценных "объектов" или памятников общероссийского значения. Перечень соответствующих объектов утвержден указами Президента РФ от 20 февраля 1995 г. N 176 "Об утверждении Перечня объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения"*(478), от 18 декабря 1991 г. N 294 "Об особо ценных объектах национального наследия России" с изменениями от 12 апреля 1996 г.*(479) и от 30 ноября 1992 г. N 1487 "Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации"*(480).
В ч. 2 ст. 243 УК предусмотрена ответственность как за уничтожение, так и за повреждение особо ценных памятников истории и культуры. Поэтому неверным является утверждение о том, что эта норма применяется только при их уничтожении.
Определенную схожесть с рассматриваемым преступлением имеет вандализм - осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах. В основном различие между этими преступлениями - в предметах, подвергаемых осквернению. Если оно осуществляется в отношении памятников истории и культуры, то ответственность наступает по ст. 243 УК. В иных же случаях - по ст. 214 УК.
Ответственность по ст. 213 УК наступает за уничтожение или повреждение памятников истории и культуры. Если же они похищаются, то содеянное должно квалифицироваться как соответствующее преступление против собственности (в том числе и как хищение предметов, имеющих особую ценность, - ст. 164 УК РФ).
В ст. 325 УК установлена ответственность за похищение или повреждение документов, штампов, печатей. Это преступление против порядка управления. В ней имеется в виду документация не исторического или культурного характера, а та, которая связана с организационной, хозяйственной или иной деятельностью государства, учреждений, предприятий, граждан и т.п.
Уничтожение или повреждение документов Государственного архивного фонда квалифицируется по ст. 243 УК*(481). Поэтому вызывает сомнение предложение создать специальную норму, устанавливающую ответственность "за различные формы ненадлежащего обращения (похищение, повреждение и т.п.) с документальными памятниками в отдельной статье, которую целесообразно поместить среди норм об ответственности за деяния против общественного порядка. В этой норме можно было бы предусмотреть ответственность также за ненадлежащее обращение с музейными экспонатами, не имеющими денежной оценки и не являющимися имуществом в узком смысле слова, но в то же время представляющими историческую и культурную ценность"*(482).
Уголовно-правовым мерам борьбы с уничтожением и повреждением памятников истории и культуры в зарубежном законодательстве уделяется большое внимание.
Так, в Уголовном кодексе Испании выделен специальный раздел (XVI) о преступлениях, связанных с управлением территориями и защитой исторического наследия и окружающей среды, в котором четыре нормы посвящены регламентации ответственности за преступления, посягающие на историческое и культурное наследие страны. В ст. 321 этого Кодекса установлено, что снос или сильное разрушение здания, имеющего особую защиту в силу его исторической, художественной, культурной или особой (выдающейся) ценности, влечет за собой наказание в виде лишения свободы и помимо этого - лишение права заниматься определенной деятельностью или профессией на определенный срок. Вероятно, имеются в виду профессии и деятельность, связанные с ремонтом и эксплуатацией памятников истории и культуры. Вместе с тем предусмотрена возможность наложения судом или трибуналом на виновное лицо обязанности осуществить за свой счет реставрацию или реконструкцию поврежденного сооружения.
Обращает на себя внимание то, что санкция за аналогичные преступления в ст. 243 УК РФ значительно строже.
Должностные лица или государственные служащие, заведомо знавшие о незаконности вышеуказанных действий и вместе с тем давшие разрешение на их совершение, несут ответственность в виде тюремного заключения на определенный срок (ст. 322). Помимо этого, виновное лицо лишается права занимать соответствующие должности или государственный пост на определенный срок. То же самое наказание назначается перечисленным лицам, которые сами или в качестве членов коллегии или органа вынесли решение или проголосовали в пользу предоставления разрешения о сносе или разрушении памятника истории или культуры, заведомо зная о незаконности этого (ст. 44).
Лицо, причинившее ущерб архиву, реестру, музею, библиотеке, учебному заведению, научному кабинету (лаборатории), аналогичному институту или имуществу, имеющему историческую, художественную, научную, культурную или мемориальную ценность, а также археологическим раскопкам, подлежит наказанию в виде тюремного заключения. Помимо этого, на виновное лицо может быть возложена обязанность принять меры, направленные на восстановление поврежденного имущества (ст. 243).
В ст. 324 УК Испании предусмотрена ответственность и за причинение в результате грубой неосторожности ущерба на сумму свыше пятидесяти тысяч песет архиву, реестру и т.д.
Столь тщательная дифференциация строгой уголовной ответственности по Уголовному кодексу Испании за разрушение памятников истории и культуры в зависимости от их ценности, а также лиц, виновных в совершении этих преступлений, заслуживает тщательного изучения и заимствования.
Уголовный кодекс Республики Узбекистан пошел по иному пути - значительного смягчения уголовной ответственности за уничтожение, разрушение и порчу памятников истории или культуры, взятых под охрану государства (ст. 132). За совершение такого деяния сначала налагается административная ответственность и лишь при повторном в течение года новом акте уничтожения, разрушения или порчи памятников истории и культуры возможно осуждение виновного лица. При причинении таким преступлением крупного ущерба наказание усиливается. Административная преюдиция при квалифицированном совершении рассматриваемого деяния не требуется.
Представляется, что общественная опасность уничтожения или разрушения памятников истории и культуры в рассматриваемом УК недооценивается. Назначение за подобные действия административной ответственности не соответствует общепринятой в большинстве стран мира практике уголовно-правовой борьбы с подобными деяниями. Какой же необходимо причинить вред исторической памяти народа (как правило, невосстановимый), чтобы виновное лицо понесло за это уголовную ответственность?
Уголовный кодекс Республики Таджикистан установил ответственность за уничтожение или повреждение памятников истории и культуры, природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность (ч. 1 ст. 242). Более суровая ответственность предусматривается за квалифицированный вид рассматриваемого преступления в ч. 2 этой статьи.
Надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244 УК). Гробокопательство - одно из древнейших преступлений. Несколько тысячелетий тому назад преступники изымали ценности из пирамид египетских фараонов, мест захоронения богатых вельмож, скифских вождей и т.д. И в дальнейшем богатые захоронения нередко подвергались опустошению. История знает неисчислимые надругательства над телами умерших или местами их захоронения из-за религиозного или расового фанатизма, политических соображений, по мотивам мести и иным низменным причинам. Вспомним хотя бы надругательства над трупами Лжедмитрия и его супруги Марии Мнишек. В древней Англии контрабандисты подвергались повешению, а их трупы "консервировались" при помощи заливания смолой и не снимались с виселиц вплоть до полного разрушения ко всеобщему назиданию.
В ст. 229 УК 1960 г. устанавливалась ответственность за надругательство над могилой и за похищение находящихся в могиле или на могиле предметов в виде лишения свободы на срок до трех лет или исправительных работ на срок до двух лет.
В приведенной статье определялось два состава преступления: надругательство над могилой и похищение находящихся в могиле или на могиле предметов.
Рассматриваемая статья не была безупречной: она прямо не решала вопросы о надругательстве над телом умершего, об изъятии у трупа до захоронения одежды, золотых коронок и т.д., не устанавливала ответственность за квалифицированные виды рассматриваемых преступлений. И.Даньшин обоснованно указывал на то, что термин "надругательство" следовало бы заменить термином "осквернение" с целью обеспечения соответствия закона семантическому и этимологическому значению употребляемого в законе слова*(483). В ст. 244 УК 1996 г. эта неточность устранена.
Часть 1 ст. 244 УК претерпела значительные изменения. В ней установлена ответственность за надругательство над телами умерших либо уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий, предназначенных для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением. Здесь представлено три состава преступления: 1) надругательство над телами умерших, 2) уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или 3) кладбищенских зданий, предназначенных для проведения церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением. Однако многие юристы полагают, что ч. 1 ст. 244 УК предусматривает один состав преступления*(484).
В Российской Федерации надругательство над телами умерших и местами их захоронения встречается довольно таки часто. Однако факты привлечения виновных в совершении этих преступлений к ответственности редки. Это прежде всего предопределяется большой латентностью подобных преступлений и недооценкой их общественной опасности.
Общественная опасность надругательства над телами умерших и местами их захоронения заключается в попрании веками сложившегося в обществе уважительного отношения к памяти умерших, охране их чести, в причинении моральных страданий родным, близким, друзьям умершего в связи, например, с необходимостью повторного захоронения оскверненного тела, ремонтом или новым сооружением надгробия, памятника.
А.Н.Игнатов общим объектом преступлений, за совершение которых ответственность устанавливалась ст. 229 УК 1960 г., определял общественный порядок, имея в виду, очевидно, родовой, а не непосредственный объект*(485). Весьма широкое определение объекта рассматриваемого преступления дает К.Ф.Шергина, относя к нему общественную нравственность*(486).
Безнравственными являются все преступления: кража, хулиганство, убийство и пр. Нет такого преступления, которое не посягало бы на общественную нравственность.
По нашему мнению, непосредственным объектом преступлений, ответственность за которые регламентируется ст. 244 УК, являются обычаи и традиции заупокойного культа, честь умерших и покой их захоронения. Покойник не обладает чувством собственного достоинства, и поэтому ошибочны утверждения об оскорблении памяти умерших*(487).
Анализируемые преступления подрывают моральное здоровье общества, одним из важнейших компонентов которого является добрая память о лицах, нас оставивших.
В ст. 244 УК дан перечень предметов преступления: тела умерших, места их захоронения, надмогильные сооружения, кладбищенские здания, предназначенные для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением.
В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" с последующими изменениями и дополнениями*(488) местами погребения являются: отведенные в соответствии с этическими, санитарными и экологическими требованиями участки земли с сооружаемыми на них кладбищами для захоронения тел (останков) умерших, стенами скорби для захоронения урн с прахом умерших (пеплом после сожжения тел (останков) умерших), крематориями для предания тел (останков) умерших огню, а также иными зданиями и сооружениями, предназначенными для осуществления погребения умерших. Места погребения могут относиться к объектам, имеющим культурно-историческое значение.
В диспозиции ст. 244 УК объективная сторона определена как надругательство над телами умерших либо уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надгробных сооружений, кладбищенских зданий.
Надругательство над телом умершего возможно и до его захоронения или кремации, например, в морге, если при подготовке умершего к захоронению виновное лицо вырывает у него золотые коронки. Большое распространение имеют случаи раскрытия гроба в крематориях после осуществления процедуры прощания с телом покойного непосредственно перед сжиганием его в печи. При этом изымаются одежда и ценности умершего, а иногда - и гроб. В подобных случаях содеянное квалифицируется как надругательство над умершим.
Надругательством над телом умершего является несанкционированная утилизация его органов (сердца, почек и т.д.) для дальнейшей их трансплантации. В последние годы это преступление получило большое распространение. Причем наблюдается тенденция роста подобного рода деяний. Они приобретают хорошо организованный "коммерческий" характер. Поэтому заслуживает особого внимания ст. 133 УК Республики Узбекистан, предусматривающая ответственность за изъятие органов или тканей умершего человека в целях их трансплантации, консервации или лечебных без прижизненного согласия на это умершего или без согласования с его близкими родственниками.
В ч. 2 этой статьи предусмотрена наказуемость за квалифицированные виды такого осквернения тела покойного: 1) его совершение из корыстных или иных низменных побуждений; 2) совершение преступления повторно или опасным рецидивистом. Так как обычно лица, совершающие такое деяние, преследуют корыстные цели, то изъятие органов или тканей умершего человека, как правило, подлежит квалификации по ч. 2 ст. 133 УК Республики Узбекистан. Подобную норму целесообразно было бы включить и в Уголовный кодекс РФ.
Рассматриваемое преступление является оконченным в том случае, когда лицо будет признано виновным в совершении действий по уничтожению, повреждению или осквернению мест захоронения, надмогильных сооружений, кладбищенских зданий, предназначенных для проведения церемоний в связи с погребением умерших или их поминовения. Совершение любого из упомянутых в ч. 1 ст. 244 УК действия или любого их сочетания и даже их полного набора квалифицируется по ч. 1 этой статьи, так как в каждом варианте охватывается ее диспозицией.
Гроб, одежда на умершем и иные предметы, положенные в гроб, являются ничейным имуществом, они преданы тлению или кремации. Поэтому завладение ими считается не кражей, а надругательством над телом умершего и местом его захоронения.
Разрушение или повреждение надгробий, памятников, крестов, оград и иных надмогильных сооружений и тем более их изъятие могут помимо морального ущерба родным и близким умершего причинить и материальный ущерб. Значительный материальный ущерб может быть причинен и кладбищу при уничтожении или повреждении кладбищенских зданий и сооружений. В подобных случаях надо ставить вопрос об ответственности виновных лиц по совокупности преступлений: ст. 244, 167 или 244, 158 (164) УК РФ.
Субъективная сторона рассматриваемого преступления в юридической литературе освещается неоднозначно. Так, К.Ф.Шергина полагает, что это преступление может быть совершено только с прямым умыслом*(489). А.Н.Игнатов не исключает возможность совершения такого преступления и с косвенным умыслом*(490). Этот вывод верен. На практике встречаются случаи изъятия надмогильных плит с целью последующей продажи их с новой надписью родственникам умерших. Виновное лицо, совершающее такое деяние, осознает общественную опасность своих действий, предвидит наступление опасного последствия, не желает его, но относится к нему безразлично. Если ограничить возможность совершения преступлений, ответственность за которые установлена ст. 244 УК, прямым умыслом, то подобного рода деяние становится ненаказуемым. То же самое можно сказать, например, о вскрытиях могил с целью изъятия одежды и каких-либо предметов с умершего и вырывания золотых коронок. К таким фактам надругательства над телом покойного и осквернения могилы виновное лицо относится с косвенным умыслом.
Умышленное уничтожение или повреждение, "разграбление" древних захоронений, взятых под охрану государством как археологических памятников, влечет ответственность по ст. 243 УК.
Эксгумация тела умершего, вскрытие его врачом-патологоанатомом, изъятие у него в установленных законом случаях органов или тканей для пересадки больным, вскрытие трупа в анатомических театрах в научных и познавательных целях преступлением не являются.
Умышленное убийство с последующим обезображением трупа или его расчленение квалифицируются только как убийство.
Мотивы совершения этих преступлений могут быть различными: месть, личная неприязнь, ревность, корысть и др. Но такие мотивы, как, например, национальная или религиозная ненависть, являются квалифицирующими обстоятельствами и влекут ответственность по п. "б" ч. 2 ст. 244 УК.
Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Наказание за надругательство над телами умерших и местами их захоронения по сравнению с тем, что было предусмотрено в ст. 229 УК 1960 г., значительно смягчилось. В санкции ст. 229 УК 1960 г. максимальным наказанием являлось лишение свободы на срок до трех лет. Позиция санкции ч. 1 ст. 244 УК 1996 г. неоправданно мягче.
Надругательство над телами умерших либо уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий, предназначенных для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением в соответствии с ч. 2 ст. 244 УК являются квалифицированными, если они совершены: а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, а равно в отношении скульптурного, архитектурного сооружения, посвященного борьбе с фашизмом или жертвам фашизма, либо мест захоронения участников борьбы с фашизмом; в) с применением насилия или с угрозой его применения.
Совершение рассматриваемых преступлений группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой обычно сопряжено с массовостью разрушения мест захоронения, значительным уничтожением или повреждением кладбищ или кладбищенских сооружений. Для устранения такого вреда требуются большие денежные суммы, а моральный вред практически не возместим. Такое, например, преступление было совершено в ночь с 18 на 19 апреля 1999 г. на Волковом кладбище Санкт-Петербурга. При этом было разрушено 25 надгробий, в том числе надгробие народного барда Виктора Цоя. Пострадало несколько надгробий могил Героев Советского Союза.
По мотивам религиозной или национальной розни совершаются особенно омерзительные преступления. Лица, виновные в их совершении, посягают не только на память об умерших, но и на свободу совести, на свободу отправления заупокойных религиозных обрядов. Такое преступление способно вызвать массовые беспорядки на религиозной почве, вспышки крайних проявлений расовой нетерпимости. В нашей стране и за рубежом имели место многочисленные факты разгрома еврейских, христианских, мусульманских кладбищ и захоронений, вызвавшие крупные межнациональные, межконфессиональные волнения.
Чрезвычайно высокую опасность подобных преступлений показали события 1990-1999 гг. на территории бывшей Югославии. В настоящее время в Косово (Югославия) происходят многочисленные стычки между сербами и албанцами, которые нередко возникают и по поводу надругательств над захоронениями представителей этих национальностей.
Во время Великой Отечественной войны и после ее завершения возникли многочисленные захоронения миллионов погибших воинов и мирного населения. Это - особые захоронения. В них покоятся лица, отдавшие свою жизнь при защите Родины, а также миллионы людей, ставших жертвами террора фашистов, варварских бомбардировок мирных селений. Память о жертвах войны особенно священна.
В соответствии с Законом РФ от 14 января 1993 г. "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества" местами погребения являются военные захоронения, военные мемориальные кладбища, братские и индивидуальные могилы на общих кладбищах, колумбарии и урны.
Обращает на себя внимание несовершенство анализируемого квалифицирующего преступление обстоятельства. Ведь не менее дороги сердцу россиян массовые захоронения жертв войны в Афганистане, Чечне, людей, погибших от землетрясений, жертв чернобыльской катастрофы и т.д.
Третьим квалифицирующим признаком является его сопряженность с насилием или угрозой его применения. По смыслу закона речь идет о насилии или угрозе его применения к любым лицам, препятствующим или мешающим совершению преступлений.
В законодательстве ряда стран мира не предусматривается квалифицированная ответственность за надругательство над телом умершего и местом захоронения (см., например, ст. 134 УК Республики Узбекистан).
Жестокое обращение с животными (ст. 245 УК). Факты жестокого обращения с животными пагубно сказываются на общественной морали, способствуют внедрению жестокого обращения в общество, во взаимоотношения людей. Недопустимым, позорным, безнравственным являются избиение и иные формы жестокости по отношению к детям, женщинам, физически слабым и больным лицам. Культ силы, жестокости, бесчеловечности в немалой степени провоцируется жестоким обращением с животными, от которого к столь же жестокому обращению с людьми - один шаг. А.Н.Игнатов по этому поводу писал: "Бессмысленное уничтожение животных, их истязание и мучение не только оскорбляют нравственные чувства граждан, но и, совершаясь на глазах детей, развивают в них такие отрицательные качества, как жестокость и душевная черствость, равнодушие к страданиям живого существа, способствуют формированию садистских наклонностей, т.е. наносят огромный вред их воспитанию"*(491).
В Уголовных кодексах 1922 и 1926 гг. ответственность за жестокое обращение с животными не предусматривалась.
По Уголовному кодексу 1960 г. жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, а равно истязание животных, совершенное лицом, к которому в течение года была применена мера административного взыскания за такие же действия, наказывалось исправительными работами на срок до шести месяцев или штрафом до одного минимального месячного размера оплаты труда (ст. 230). Следовательно, жестокое обращение с животными, в результате которого последовали их гибель или увечье, являлось преступлением. А жестокое обращение с животными без этих последствий приобретало преступный характер лишь при повторе - после применения к виновному мер административного воздействия.
В ст. 245 УК 1996 г. регламентация ответственности за аналогичное преступление подверглась значительным изменениям и уточнениям. В ч. 1 этой статьи установлена уголовная ответственность за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних. Уголовная ответственность за жестокое обращение с животными, не повлекшее их гибели или увечья, совершенное повторно после применения мер административного воздействия, отпала.
Встречающееся в юридической литературе определение объекта преступления жестокого обращения с животными как общественной нравственности представляется излишне широким*(492).
Вероятно, им следует считать ту сферу общественной нравственности, которая определяет контакты человека с животными.
Предметом данного преступления являются домашние и дикие, или бездомные, животные - млекопитающие (лошади, коровы, собаки, кошки и т.д.). Вместе с тем из смысла анализируемой нормы следует, что она направлена и на защиту птиц. Было бы желательно об этом прямо сказать в законе. Животные или птицы могут находиться в собственности любых физических или юридических лиц либо быть бесхозными, в естественной природной среде, или содержаться человеком в клетке, зоопарке, стойле и т.д.
Судебная практика не относит к животным как предмету преступления рыб, земноводных, пресмыкающихся и беспозвоночных.
Определение животных и птиц "предметами" преступления условно, ибо они обладают способностью ощущать боль, голод, жажду, холод и переживать, ощущать эти состояния, страдать. Именно поэтому жестокое обращение с ними влияет не только на психику людей, на определенные аспекты их морали - объект преступления, но и осознается, ощущается животными и птицами, поэтому не лишено оснований рассмотрение их жизни и здоровья как дополнительного объекта преступления.
С объективной стороны преступление выражается в жестоком обращении с животными и птицами, повлекшем их гибель или увечье. Необходимо подчеркнуть, что уголовная ответственность наступает лишь в тех случаях, когда в результате такого обращения животные или птицы гибнут или получают увечья. Без этого жестокое обращение с животными или птицами может повлечь административную ответственность на основании ст. 102 КоАП РСФСР.
Жестоким обращением с животными и птицами является причинение им страданий, мучений путем избиений, длительного лишения пищи или воды, нанесения ран и переломов костей, натравливания друг на друга (собачьи, петушиные и иные бои животных и птиц) и т.п.
Не может рассматриваться как жестокое обращение с животными и птицами умерщвление их без излишних мучений для получения мяса и шкур, при охоте, уничтожении бездомных животных по санитарно-эпидемиологическим соображениям и т.д.
Однако недопустимо применение на охоте недозволенных орудий или приемов. Так, в п. "б" ч. 1 ст. 258 УК содержится запрет охоты с применением механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей.
Уничтожение или калечение животных из хулиганских побуждений влечет ответственность по ст. 245 УК. Напомним, что в соответствии со ст. 213 УК хулиганством является грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.
Возникает парадоксальное явление. Если из хулиганских побуждений будет искалечена собака, принадлежащая какому-либо лицу, то виновный несет ответственность по ч. 1 ст. 213 УК (возможно назначение лишения свободы на срок до двух лет). В тех же случаях, когда хулиган искалечит бездомную собаку, то он виновен в совершении иного преступления - жестокого обращения с животными - ч. 1 ст. 245 УК (максимальное наказание в виде ареста на срок до шести месяцев).
В качестве альтернативных способов совершения преступления законодатель указывает и на применение садистских методов. Садизм характеризуется применением изощренных, особо мучительных для животных и птиц способов воздействия, в результате которых им причиняются тяжелейшие страдания, а виновное лицо получает удовольствие, наслаждение. Садистскими способами являются, например, сжигание собаки на медленном огне, сбрасывание кошек и собак с балконов.
В ст. 245 УК предусмотрена ответственность и за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, из корыстных побуждений, например при организации платных зрелищ со стравливанием животных.
Особую общественную опасность представляют жестокое обращение с животными и птицами, повлекшие их гибель или увечье, на глазах у малолетних - лиц, не достигших 14-летнего возраста, психика которых особенно уязвима. По нашему мнению, такого рода преступление следовало бы считать квалифицированным видом.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление совершается чаще всего с прямым умыслом*(493). Виновное лицо сознает, что жестоко обращается с животным или птицей, предвидит возможность или неизбежность их гибели или увечья и желает действовать таким образом.
Альтернативно-обязательным признаком субъективной стороны преступления является специальный мотив: корыстные, хулиганские или садистские побуждения.
Если жестокое обращение с животным осуществляется в присутствии малолетних, то в подобном варианте возможен и косвенный умысел, когда виновное лицо осознает общественную опасность своих действий - жестокого обращения с животным, но к факту совершения этого деяния в присутствии малолетних относится безразлично.
Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированным видом преступления (ч. 2 ст. 245 УК) является его совершение группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой, а также неоднократно.
Умышленное уничтожение домашних животных и птиц способом, свидетельствующим об особой жестокости, предполагает квалификацию содеянного по ст. 245 и 167 УК.
Не исключена возможность совершения рассматриваемого преступления с различными вариантами сочетания мотивов, например, из корыстных побуждений в сочетании с садистскими. В подобных случаях содеянное является одним, а не двумя преступлениями.
<< | >>
Источник: Г.Н. Борзенков, В.С. Комисаров. Курс уголовного права в пяти томах. Том 4. Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. М.: Зерцало,2002.. 2002

Еще по теме 5. Преступления против общественной нравственности:

  1. 57. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности. Правовой анализ незаконного оборота наркотических средств.
  2. 4. Преступления против чести и достоинства личности
  3. 2. История развития законодательства об ответственности за преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина
  4. 1. Понятие, общая характеристика и система преступлений против общественной безопасности и общественного порядка
  5. 3. Краткий исторический очерк развития законодательства об ответственности за преступления, посягающие на общественную безопасность
  6. 5. Преступления против общественного порядка
  7. 1. Понятие и общая характеристика преступлений против здоровья населения и общественной нравственности
  8. 2. История развития законодательства об ответственности за преступления против здоровья населения и общественной нравственности
  9. 5. Преступления против общественной нравственности
  10. 2. История развития законодательства об ответственности за преступления против правосудия
  11. 2. Преступления против жизни и здоровья
  12. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОРЯДКА И НРАВСТВЕННОСТИ
  13. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -