<<
>>

§ 1. Правовые основы системы исполнения уголовных наказаний

Российская тюремная система вступила в XX век, имея в своей основе достаточно серьезную правовую базу, разработка которой осуществлялась главным образом в течение 30—90-х гг. предыдущего столетия.
Два основных правовых документа определяли содержание деятельности системы исполнения уголовных наказаний: Устав о содержащихся под стражею (1890 г. с изменениями 1906, 1908 и 1909 гг.) и Устав о ссыльных (1909 г.)1.

Основные нормы этих уставов базировались на положениях Свода учреждений и уставов о содержащихся под стражею и ссыльных 1832 г., который в свою очередь вобрал в себя нормы отдельных частных инструкций (Московской 1804 г., Петербургской 1819 г.), регламентировавших некоторые вопросы организации тюремного быта, и Общей тюремной инструкции 1831 г., впервые в истории российского государства объемно и всесторонне определившей деятельность системы мест заключения, порядок и условия отбывания арестантами наказания, формы и методы пенитен- циарно-карательного воздействия на них.

Общеизвестно, что изменения общественно-политических и социально-экономических отношений, внутренняя криминогенная обстановка в государстве вызывают потребность в совершенствовании видов уголовных наказаний, в том числе связанных с лишением свободы, что неизбежно приводит к корректировке системы их исполнения. Российское государство с такой ситуацией столкнулось на рубеже XIX—XX столетий.

Полный свод законов Российской Империи. СПб., 1911. С. 3427—3548. В Законе от 11 декабря 1879 г. были определены основные начала преобразования карательной системы государства, в основу которой были положены следующие виды уголовных наказаний: 1)

смертная казнь; 2)

каторга, назначаемая бессрочно или на срок с последующим переводом на поселение; 3)

ссылка на поселение без срока; 4)

заключение в исправительном доме; 5)

заключение в крепости; 6)

заключение в тюрьме; 7)

арест; 8)

денежная пеня25.

Уголовное уложение 1903 г.

практически без изменения включило в перечень уголовных наказаний виды наказаний, определенные Законом от 11 декабря 1879 г., заменив лишь денежную пеню на денежный штраф26.

В рассматриваемых уставах о содержащихся под стражею с учетом изменения системы видов уголовных наказаний и основных направлений реформы тюремной системы 1877—1879 гг., а также изменения ее ведомственной принадлежности — передачи в 1895 г. из подчинения Министерства внутренних дел в подчинение Министерства юстиции — раскрывается понятие содержания под стражею.

Содержание под стражею понимается: 1)

как мера пресечения в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений и проступков; 2)

как мера исправления и наказания; 3)

как мера, применяемая к неисправным должникам; 4)

как мера, применяемая в отношении пересыльных арестантов.

Для обеспечения реализации указанных целей в гражданском

ведомстве создается система учреждений, имеющих свой особый правовой статус, которая включает: 1)

помещения для подвергаемых аресту; 2)

арестантские помещения при полиции; 3)

тюрьмы губернские, областные и уездные тюремные замки; Санкт-петербургскую тюрьму, Московскую исправительную тюрьму; 4)

исправительные арестантские отделения; 5)

тюрьмы для содержания осужденных к каторжным работам; 6)

пересыльные тюрьмы.

Что касается изменения ведомственной принадлежности тюремной системы, то этот шаг был воспринят неоднозначно, в основном с негативных позиций. Выражая последнюю точку зрения, видный государственный деятель и ученый-правовед А. Ф. Кони писал, имея в виду министра юстиции: "...мерзавец Муравьев, вовремя ушедший в кусты, совершенно исказил М(инистерст)во юстиции, развратив его состав и присоединив к нему тюремное ведомство (для получения 6 т(ысяч) добавочных и шашки на перевязи), лишенное средств, людей, системы"1.

Для определения состояния положения в учреждениях тюремного ведомства на рубеже веков очень важна его оценка: "...лишенное средств, людей, системы...

"

Следовательно, перед организаторами реформы мест заключения одной из основных задач была задача создания системы в широком смысле этого слова, неотъемлемой частью которой являлось правовое обеспечение всех сфер карательно-исполнительной деятельности.

Прежде всего было обращено внимание на формирование управленческих структур и разработку их функций. В центре — Министерство юстиции и Главное тюремное управление с широкими полномочиями; на среднем управленческом уровне — губернаторы и губернские правления с тюремными отделениями в составе губернского тюремного инспектора, его помощника и определен штат служащих, наделенных довольно большими правами, в низовом звене — тюремная администрация во главе с начальниками тюрем и их помощниками, священники, дьяконы и псаломщики при местах заключения, врачи и фельдшеры составляли единую систему управления организацией исполнения уголовных наказаний. В низовом звене особое место занимала тюремная стража — старшие и младшие надзиратели, в обязанности которой входило обеспечение надзора за лицами, отбывающими наказания в виде тюремного заключения.

Примечательно, что из вышеописанной системы управления местами заключения закон выделял отдельные места заключения, расположенные в городах Санкт-Петербурге, Царском Селе и Москве, соподчиненность и порядок регулирования деятельности которых отличались от общего правила: они находились в ведении санкт-петербургского и московского губернаторов по принадлежности. Для наблюдения за местами заключения в этих городах учреждались особые наблюдательные комиссии в составе представителей, избираемых городскими думами, лиц прокурорского надзора, членов благотворительных тюремных комитетов, а также членов, назначаемых министром юстиции. Сложность комплектования и закрепления кадров надзора вызывала необходимость установления законом ряда льгот, которые обеспечивали моральный и материальный интерес продолжения службы в тюремной системе. Тюремные надзиратели освобождались от призыва из запаса в армию и в действующие команды флота, а также службы в государственном ополчении. При условии безупречной службы в тюремной страже в течение пяти лет назначенный им оклад содержания увеличивался на одну треть; прослужившим десять лет к окладу добавлялась еще одна треть; прослужившим пятнадцать лет назначался за дальнейшую службу двойной оклад содержания.

К числу органов управления тюремной системой государства Свод учреждений и уставов о содержащихся иод стражею относит также Общество попечительное о тюрьмах, учрежденное императором Александром I в 1819 г. по образу и подобию Британского библейского общества. В Положении об Обществе попечительном о тюрьмах, разработанном под руководством князя А. Н. Голицына, перед Обществом была поставлена задача нравственного исправления преступников. Достижение этой цели обеспечивалось ближайшим и постоянным надзором над заключенными; размещением их по роду преступлений и обвинений; наставлением их в правилах христианского благочестия и доброй нравственности; занятием их приличными упражнениями и заключением провинившихся или буйствующих из них в уединенное место1.

Принадлежность к Обществу попечительному о тюрьмах рассматривалась как привилегия, и в этой связи Общество нередко пополнялось людьми морально ущербными, изгнанными со службы взяточниками, пытавшимися путем участия в его делах восстановить свое прежнее положение. Чтобы исключить такую возможность, в 1851 г. принимается новый Устав Общества с четкой правовой регламентацией его организационно-практической деятельности: с 1851 г. оно присоединяется к Министерству внутренних дел с присвоением министру по должности звания президента Общества попечительного о тюрьмах. Устав Общества попечительного о тюрьмах в редакции 1890 г. с изменениями и дополнениями, внесенными в него до 1909 г., существенно расширил его полномочия. Попечение Общества распространялось на тюрьмы, полицейские места заключения и исправительные арестантские отделения. Для улучшения нравственного и физического здоровья арестантов оно получало в свое распоряжение из казны деньги, отпускаемые на содержание заключенных и тюрем.

В составе Общества попечительного о тюрьмах в городах Москве и Санкт-Петербурге были учреждены мужские и дамские благотворительно-тюремные комитеты, деятельность которых регламентировалась особым Уставом. Председательницей Санкт-Петербургского дамского попечительного тюремного комитета в конце XIX в. являлась ее императорское высочество Евгения Максимилиановна принцесса Ольденбургская. Директрисами комитета были утверждены великосветские дамы: баронесса Анастасия Сергеевна Вревская, княгиня Дарья Петровна Оболенская, Юлия Федоровна Абаза, Мария Никоноровна Бурнашева, Елена Васильевна Колтовская, Екатерина Александровна Тимашева, графиня София Константиновна Перовская, Елизавета Ивановна Черткова, Мария Григорьевна Пейкер, Ефимия Ивановна Нелидова, Лидия Владимировна Шидловская, графиня Анна Егоровна Камаровская.

К Дамскому комитету в качестве директоров были прикомандированы высшие государственные чиновники: граф Модест Модестович Корф, Николай Николаевич Бурнашев, Александр Осипович Гурко, Николай Михайлович Мезенцев, Павел Константинович Решеткин, Анатолий Федорович Кони, статс-секретарь Константин Карлович Грот и Василий Львович Давыдов.

Обществу попечительному о тюрьмах вменялись следующие обязанности: 1) внутреннее устройство мест заключения, обеспечивающее создание условий для поддержания здоровья арестантов; подразделение их по полу, званию, возрасту и роду преступлений; 2) контроль за правильным размещением арестантов; 3) обеспечение их продуктами питания; 4) контроль за содержанием мест заключения в исправном состоянии; 5) забота о поддержании тюремных больниц в должном состоянии и обеспечение нормального лечения больных арестантов; 6) обеспечение арестантов одеждой, бельем, обувью и удовлетворение других их потребностей в период отбывания наказания; 7) исправление нравственности арестантов; 8) сооружение церквей в тех местах заключения, где их нет, и содержание всех тюремных церквей в должном состоянии; 9) забота о скорейшем разрешении участи заключенных; 10) забо- та о пересылаемых арестантах; 11) выкуп заключенных — неисправных должников.

Согласно Уставу Общество попечительное о тюрьмах находилось под непосредственным покровительством Императора и учреждалось при Министерстве юстиции. Устав определял организационно-управленческие структуры Общества, обязанности его комитетов, отделений и их директоров, а также условия и порядок их работы.

В организационном плане Общество попечительное о тюрьмах состояло из президента Общества — министра юстиции по должности, из членов обоего пола, обязавшихся по подписке ежегодно вносить определенные суммы в пользу заключенных, и благотворителей, делавших единовременные пожертвования. Управленческая структура выглядела так: а) Президент; б) комитеты мужские и женские в столицах и мужские в губернских и портовых городах; в) отделения женские в губернских и портовых и мужские в уездных городах. Управление губернскими комитетами осуществляли: мужскими — вице-президенты, женскими — председательницы, которые утверждались царем по представлению президента Общества. В губернских городах во главе женских отделений состояли председательницы; в уездных городах мужские отделения возглавляли председательствующие директора, избираемые вице-президентами губернских комитетов.

Комитеты и отделения Общества Попечительного о тюрьмах формировались из лиц обоего пола благородного, духовного и купеческого званий, избираемых вице-президентами, председательницами и председательствующими директорами в каждом комитете или отделении. В звании постоянных вице-президентов комитета Общества утверждались: главный начальник губернии, где такие должности были предусмотрены, епархиальный архиерей и губернатор, а также прокуроры судебных палат. Число вице-президентов тюремных комитетов устанавливалось в зависимости от места и общегосударственной значимости того или иного комитета: от трех-пяти до пятнадцати-тридцати.

В Уставе Общества попечительного о тюрьмах содержался подробный перечень должностных и иных лиц, которые могли состоять в звании директоров комитета или отделения Общества. Ими не могли быть избраны лица, получавшие жалованье от Общества, а также смотрители тюрем и священники церквей при тюрьмах. Все лица, поступавшие из членов в директора комитета или отделения, обязывались ежегодно вносить пожертвования в пользу Общества: в столичных комитетах — не менее пятнадцати руб- лей, в губернских — не менее десяти рублей и в уездных отделениях — не менее пяти рублей с каждого.

Лица, избранные в звании директоров комитета или отделения по представлениям, направляемым вице-президентами в адрес президента Общества, утверждались в этом звании Императором.

Уставы о содержащихся под стражею, выделенные в рассматриваемом Своде в отдельный раздел, в соответствующих главах детально регламентировали порядок и условия организации исполнения уголовных наказаний в помещениях для подвергаемых аресту; при содержании под стражею при полиции в тюрьмах; при содержании приговоренных к заключению в тюрьме за преступления и проступки; при содержании неисправных должников; при содержании в исправительных арестантских отделениях.

Характерной особенностью российского законодательства в сфере уголовного наказания и его исполнения являлось наличие ряда правовых актов, нормы которых нередко имели в своей основе один и тот же предмет регулирования, а именно организацию исполнения мер уголовного наказания. Пример тому — Устав о ссыльных издания 1909 г., который, являясь самостоятельным правовым актом, в то же время весьма тесно был связан с уставами о содержащихся под стражею, особенно в части регулирования деятельности мест лишения свободы ссыльно-каторжных. Для этих правовых документов характерным является отсутствие четкого понятийного аппарата. По этой причине деятельность одних и тех же учреждений, в которых содержались различные категории осужденных, регулировалась одновременно двумя указанными выше правовыми документами. Имеется в виду содержание ссыль- но-каторжных в тюрьмах. Уместно заметить, что подобная практика регулирования порядка и условий исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы использовалась в России в 30-е гг. и в начале 90-х гг. XX в.

Устав о ссыльных устанавливал два вида исполнения уголовных наказаний в виде ссылки за преступные деяния: 1) ссылку в каторжные работы и 2) ссылку на поселение в местности, определяемые судебными приговорами и административными органами по месту ссылки. В этой связи ссыльные подразделялись на ссыль- но-каторжных и ссыльно-поселенцев. Кроме того, в законе особо выделялась категория арестантов, к которой относились бродяги, в отношении их принимались крайне суровые меры. После отбытия наказания в исправительных арестантских отделениях или тюрьмах они направлялись на водворение в Якутскую область. Ссылка в каторжные работы рассматривалась как наиболее суровый вид уголовного наказания. В перечне уголовных наказаний по тяжести она занимала второе место после смертной казни. Ссыльно-каторжные по месту отбывания каторжных работ находились в ведении тюремного начальства, в то время как решение вопросов в отношении ссыльно-поселенцев возлагалось на губернские и областные управления. Общее руководство системой исполнения наказаний в отношении ссыльно-каторжных и ссыльнопоселенцев осуществляли Министерство юстиции в лице Главного тюремного управления и Совет по тюремным делам.

Труд ссыльно-каторжных использовался в рудниках, на заводах, фабриках и производстве других работ в Сибири, часть из них размещалась в тюрьмах, приспособленных для содержания этой категории преступников.

Ссыльно-каторжные подразделялись в зависимости от тяжести совершенных ими преступлений и определенных в приговорах сроков наказания на три разряда. К первому разряду относились осужденные к каторжным работам без срока или на сроки свыше двадцати лет; ко второму разряду — осужденные к каторжным работам на сроки от восьми до двадцати лет и к третьему разряду — осужденные к каторжным работам на сроки от четырех до восьми лет.

Что касается исполнения уголовного наказания в отношении ссыльно-поселенцев, то оно могло быть организовано либо присе- лением их к деревням старожилов в отдаленнейших местах Сибири, либо в новых селениях, создаваемых для этих целей за счет казны.

Непременным условием организации исполнения уголовного наказания в отношении ссыльно-каторжных, независимо от разряда, было причисление их к отряду испытуемых и содержание в остроге в течение определенного времени, срок которого зависел от принадлежности к разрядам и поведения в остроге.

Для каторжных первого разряда время испытания определялось следующими сроками: 1) бессрочных — восемь лет; 2) осужденных к каторге на сроки свыше двадцати лет — пять лет.

Для каторжных второго разряда: 1) осужденных к каторге на срок от пятнадцати лет — два года; 2) осужденных к каторге на срок от десяти до двенадцати лет и свыше восьми до десяти лет — полтора года.

Время испытания каторжным третьего разряда определялось: 1) осужденным к каторжным работам на срок от шести до восьми лет — полтора года; 2) осужденным к каторге на срок от четырех до шести лет — один год.

В законе подробно регламентировались порядок и условия организации каторжных работ на Нерчинских и Петровском заводах Кабинета Его Императорского Величества, в то время как организация использования каторжного труда на других производствах регулировалась лишь в общих чертах.

В конце XIX в. в России с особой остротой встали вопросы правового регулирования порядка и условий исполнения уголовного наказания в отношении подростков, совершивших различного рода преступления. На протяжении довольно длительного исторического периода времени в России отсутствовали не только правовые нормы, но и специальные исправительные учреждения для содержания подростков-нарушителей. Впервые в уголовном законодательстве Петра I, в частности в Артикуле воинском 1715 г., была введена норма об ответственности детей-преступников без указания их возраста, по достижении которого она наступает: "...наказание за воровство обыкновенно умаляется или весьма оставляется, если вор будет младенец". И лишь Указом Екатерины II от 26 июня 1765 г. была установлена уголовная ответственность детей и подростков в возрасте от 10 до 17 лет только за отдельные виды преступлений. Окончательное решение этот вопрос нашел в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных в редакции 1845 г. Понятием "несовершеннолетние преступники" охватывалась категория лиц в возрасте от 10 до 17 лет, совершивших умышленные преступления или, как указано в законе, "действовавшие с разумением".

Что касается организации исполнения уголовного наказания в отношении несовершеннолетних преступников, то начиная с 1853 г. согласно Уставу о содержащихся под стражею, они должны были содержаться отдельно от взрослых преступников. Однако эта норма закона повсеместно не выполнялась. Подростки и взрослые содержались в одних и тех же тюремных заведениях, наравне со взрослыми входили в этапные партии, испытывая при этом неимоверные страдания и лишения.

Крайне тяжелые условия отбывания наказания несовершеннолетними, большинство которых "заражалось духом разврата" от постоянного общения со взрослыми преступниками, вынуждали Правительство принимать законодательные и практические меры по ограничению влияния на подростков преступной среды, устранению последствий лишения свободы. Закон от 5 декабря 1866 г. "Об учреждении приютов и колоний для нравственного исправления несовершеннолетних преступников", подписанный Александром II, создал правовую основу формирования системы учреждений для содержания несовершеннолетних преступников. Во второй половине XIX столетия в России были открыты Московский городской Рукавишниковский приют (1864) на пожертвования семейства Рукавишниковых, Санкт-петербургская земледельческая ремесленная колония (1871), Саратовский учебно-воспитательный приют (1873), ремесленно-исправительный приют в с. Большо- ве Московской губернии (1879), Казанский воспитательно-исправительный ремесленный приют (1875), Рубежовская земледельческо- ремесленная колония близ Киева (1876), Студзенецкая (в Царстве Польском) земледельческо-ремесленная колония (1876), Нижегородская исправительно-земледельческая колония (1878), Ярославский исправительный приют (1878), Симбирская воспитательно- исправительная земледельческая колония (1880), Харьковский исправительный приют для малолетних преступников и беспризорных детей (1881). Учреждения для содержания несовершеннолетних правонарушителей имели собственные уставы, регламентирующие их деятельность, как правило, они утверждались Министром внутренних дел. В некоторых из них, в частности Рукавишников- ском приюте, создавались педагогические советы, их основным назначением были разработка и практическое решение всех вопросов, касающихся перевоспитания малолетних правонарушителей, распределение их по группам с учетом знания ими ремесла, их поведения и т. п.

Впервые в общегосударственном масштабе особая тревога и озабоченность о судьбе подростков-правонарушителей была высказана на Первом съезде представителей воспитательно-исправительных приютов, который, с высочайшего разрешения, состоялся в 1881 г. в Москве по инициативе Рукавишникова, попечителя Московского городского исправительного приюта для малолет- них1.

Съезд обратился к Правительству с предложениями определить особый правовой статус исправительных учреждений для малолетних, правовое положение подростков и персонала, источники содержания этих учреждений, роль родителей в деле воспитания малолетних.

Результатом настойчивой работы благотворительных организаций, государственных органов в лице педагогических коллекти- вов исправительных учреждений для несовершеннолетних и представителей Главного тюремного управления явилось Положение о воспитательных исправительных заведениях для несовершеннолетних (1909), подготовленное на основе отдельных уставов конкретных воспитательно-исправительных приютов. В качестве учредителей воспитательно-исправительных учреждений согласно Положению могли выступать правительство, земства, города, духовные учреждения, общественные организации и частные лица.

В воспитательно-исправительных заведениях в соответствии с нормами Положения могли содержаться несовершеннолетние в возрасте от 10 до 17 лет: 1) признанные виновными в совершении какого-либо преступного деяния на основании определения или приговора суда; 2) обвиняемые и подсудимые, в отношении которых принята мера пресечения — взятие под стражу по постановлению суда или следственной власти; 3) нищенствующие, бродя- жествующие и вообще бесприютные и беспризорные по постановлениям комитетов, правлений или советов обществ, заведовавших воспитательно-исправительными заведениями; 4) отдаваемые для исправления родителям с согласия учреждений, заведовавших воспитательно-исправительными заведениями.

Воспитательно-исправительным заведениям из казны отпускалось пособие на содержание каждого несовершеннолетнего, исключая отдаваемых для исправления родителями, в следующих размерах: 1) вдвое больше ежегодной стоимости продовольствия, одежды, белья, обуви и постельных принадлежностей по установленной табели на каждого арестанта в местных тюрьмах; 2) по три копейки в сутки на медикаменты на каждого больного воспитанника; 3) на погребение умерших воспитанников выделялась сумма, равная плате за погребение арестантов, умерших в гражданских больницах.

Воспитательно-исправительным заведениям предоставлялось право принимать всякого рода пожертвования и отказы по духовным завещаниям, различного рода единовременные и ежегодные пособия от государственных и общественных организаций, а также частных лиц; производить с разрешения епархиального начальства в определенные дни года сборы в церкви; выставлять кружки и выдавать пользующимся общественным доверием местным жителям квитанционные книжки для сбора пожертвований в губернии по месту нахождения заведения; устраивать с надлежащего разрешения публичные чтения, концерты, выставки и т. п. Положение о воспитательно-исправительных заведениях для несовершеннолетних в качестве основной цели этих учреждений утвердило нравственное исправление лиц, в них помещаемых, подготовку их к честной и трудовой жизни. Эта цель достигалась организацией их религиозно-нравственного, умственного и физического развития на основе первоначального общего образования, а также обучения практическим профессиям, которые давали бы им возможность добывать средства к существованию собственным трудом.

Возраст несовершеннолетних, которые могли быть направлены в воспитательно-исправительные учреждения, был установлен в пределах от 10 до 17 лет.

Программа обучения несовершеннолетних в воспитательно- исправительных заведениях включала: 1) Закон Божий по правилам того вероисповедания, к которому каждый из обучаемых принадлежал; 2) чтение, письмо и арифметику в пределах программы одноклассного начального училища Министерства народного образования. При наличии условий и возможностей учащиеся могли получить элементарные знания и по другим научным предметам; 3) обучение по усмотрению учредителей ремеслу, земледелию и т. д.

Положение предоставило право, с разрешения Министра юстиции, проведения съездов представителей воспитательно-исправительных заведений и создания их постоянного бюро.

Таким образом, постепенно создавалась правовая основа деятельности исправительных заведений для несовершеннолетних и в соответствии с ней формировалась и расширялась их сеть. К началу 1917 г. в системе Главного тюремного управления функционировало 57 колоний и приютов, в которых содержались 2570 воспи- танников1.

В числе основных структурных звеньев тюремной системы служба охраны занимает первостепенное место. Охранная функция обеспечивает главное требование исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы — надежность изоляции заключенных. В условиях царской тюремной системы эту функцию выполняли две службы: тюремная стража в составе старших и младших надзирателей, обеспечивающая внутренний надзор и внешнее окарауливание мест заключения, и конвойная стража, правовое положение которой, условия и порядок организации и несения службы регламентировались Уставом конвойной службы, утвержденным царским Указом в июне 1878 г. с последующими изменениями в редакции 1907 г.2

В организационном плане конвойная стража состояла из конвойных команд, которые в свою очередь в зависимости от внутренней организации подразделялись на следующие категории: 1)

команды, имеющие особых начальников из штаб- и обер- офицеров, пользующихся правами командиров отдельных батальонов; 2)

команды, не имеющие особых начальников из офицеров и в этой связи подчиненных: а) в местностях, где имелись уездные военные начальники, — этим должностным лицам и б) в местностях, где не было уездных военных начальников, — начальникам местных команд, расположенных в одном пункте с конвойными командами.

В строевом и хозяйственном отношении конвойные команды находились в ведении начальников местных бригад и подчинялись на общем для войск основании начальникам гарнизонов и комендантам.

Организация и общее руководство пересыльной частью арестантов возлагались на начальника Главного тюремного управления. Что касается организации конкретной работы по обеспечению выполнения функций конвойной службы, то все конвойные команды находились в подчинении главного инспектора по пересылке арестантов, в обязанности которого вменялись: контроль за несением конвойной службы конвойными командами; личное инспектирование и ревизия делопроизводства конвойных команд в части законного их использования. При главном инспекторе по пересылке арестантов в качестве его порученцев состояли старший и младший штаб-офицеры и обер-офицер.

Во время несения службы по сопровождению и окараулива- нию арестантов конвойные воинские чины приравнивались к чинам военного караула.

Согласно Уставу конвойной службы в обязанности службы конвойных команд входило:

а) сопровождение арестантов всех ведомств по железным дорогам, водным путям сообщения и пешим трактам;

б) сопровождение лиц, пересылаемых при этапных партиях;

в) сопровождение арестантов при следовании от мест заключения гражданского ведомства к станциям железных дорог, пароходным пристаням и обратно;

г) сопровождение арестантов в районе городов из мест заключения гражданского ведомства в судебные учреждения, к судебным и военным следователям, к должностным лицам, производя- щим расследование по уголовным делам, и в другие присутственные места;

д) сопровождение отдельно от других арестантов лиц, содержащихся под стражей штаб- и обер-офицеров и гражданских чинов военного ведомства, состоящих на действительной службе; содержащихся под стражей отставных или состоящих в запасе офицеров, не лишенных по суду этого звания; приговоренных к заключению в крепости; душевнобольных арестантов;

е) сопровождение арестантов гражданского ведомства при выводе их на работы вне тюремной ограды;

ж) содействие тюремному начальству при производстве обысков в местах заключения гражданского ведомства;

з) содействие тюремному начальству при прекращении беспорядков среди арестантов в местах заключения гражданского ведомства;

и) наружная охрана мест заключения гражданского ведомства: в виде постоянной меры при условии увеличения штатной численности соответствующих конвойных команд и в исключительных случаях, в виде временной меры, с разрешения командующих войсками в округах.

Непременным условием этапирования заключенных было наложение на отдельные из них категории кандалов и наручников. Согласно Уставу конвойной службы обязательному заковыванию в кандалы ножные и ручные подлежали осужденные к каторжным работам без срока мужчины и женщины; в ножные — все осужденные к срочной каторге мужчины. В наручниках конвоировались осужденные в ссылку на поселение и бродяги.

Наряду с законами в пенитенциарной сфере деятельность мест заключения регулировалась также ведомственными нормативными актами, в числе которых особого внимания заслуживает Общая тюремная инструкция, утвержденная министром юстиции, сенатором А. А. Хвостовым 28 декабря 1915 г. Действие Инструкции распространялось на места заключения гражданского ведомства: а) каторжные тюрьмы; б) исправительные арестантские отделения; в) тюрьмы прочих наименований — губернские и областные, уездные и окружные, следственные, срочные и пересыльные, Петроградскую одиночную тюрьму, Дом предварительного заключения, Петроградскую женскую тюрьму, Петроградскую временную тюрьму, Московскую исправительную тюрьму; г) гминные, полицейские, судебно-полицейские и соединенные аресты Привислен- ского края; д) все арестные дома и помещения, в которых содержались арестанты тюремного разряда. Инструкция определяла общие обязанности службы чинов тюремной стражи, организацию службы тюремных надзирателей, внутренний тюремный распорядок, порядок и условия содержания арестантов, порядок их освобождения из мест заключения.

<< | >>
Источник: А. И. Зубков. Уголовно-исполнительное право России: теория, зако- У26 нодательство, международные стандарты, отечественная практика конца XIX — начала XXI века: Учебник для вузов — М.: Норма. — 720 с.. 2006

Еще по теме § 1. Правовые основы системы исполнения уголовных наказаний:

  1. § 2. Правовые основы деятельности уголовно-исполнительных инспекций
  2. 5.1. Психологические основания оценки личности преступника при решении вопросов о его наказании
  3. § 1. Понятие уголовно-исполнительного права и политики в области исполнения уголовных наказаний
  4. § 2. Система, условия и порядок исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы
  5. § 1. Тюрьмоведение как наука в сфере исполнения уголовных наказаний
  6. § 1. Становление и развитие законодательной базы исполнения наказания в виде лишения свободы в 1917—1928 гг.
  7. § 1. Развитие научных исследований и создание теоретических основ кодификации законодательства об исполнении уголовных наказаний и его реформы
  8. § 2. Подготовка к реформированию законодательства об исполнении уголовных наказаний и его кодификация
  9. 2.1. Назначение уголовного наказания в виде ареста
  10. § 2 Место и роль норм и институтов Общей части уголовного закона в обеспечении уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина
  11. § 3. СОЦИАЛЬНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ И ЦЕЛИ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ
  12. § 2. Международно-правовые основы установления и применения административных наказаний
  13. § 1. Оптимизация системы мер процессуального принуждения — особых средств уголовно-правового воздействия
  14. § 2 Место и роль норм и институтов Общей части уголовного закона в обеспечении уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина
  15. 2.1. Назначение уголовного наказания в виде ареста
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -