<<
>>

Квалификация принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ)

Непосредственный объект преступления,

предусмотренного ст. 179 УК, образуют общественные отношения, регулирующие установленный законом порядок и условия совершения гражданско-правовых сделок.

Данным преступлением непосредственно нарушается фундаментальный принцип гражданского права - свободы договора.

С точки зрения расположения рассматриваемой нормы в системе норм Особенной части УК РФ, эти отношения и являются непосредственным объектом отмеченного преступления, однако с этим согласны не все ученые.

По мнению И.А. Клепицкого, принуждение к совершению к сделке или отказу от нее не всегда связано с экономической деятельностью. Так, возможно принуждение к отказу от иска в споре о детях. Юридически такое действие является односторонней сделкой, и принуждение к нему представляет опасность не меньшую, чем принуждение к совершению любой другой сделки. Поэтому ст. 179 УК неправильно помещена в гл. 22 УК РФ. По существу - это преступление против свободы человека[CLXX].

С юридической точки зрения, сложно не согласиться с приведенным мнением, однако следует обратить внимание на то обстоятельство, что в диспозиции ч. 1 ст. 179 УК РФ законодатель хотя и не конкретизировал виды сделок, к совершению или к отказу от совершения которых
принуждается потерпевший, но, поместив данную ст. в главу 22 УК РФ (Преступления в сфере экономической деятельности), сориентировал правоприменителя не на все виды сделок, а только на сделки, связанные с экономической деятельностью.

В связи с указанным, наиболее точным определением непосредственного объекта рассматриваемого состава является свобода в действиях граждан и юридических лиц, направленных на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей в сфере экономической деятельности. Это определение исходит из ключевого понятия «сделки» (ст. 153 ГК РФ). Следует отметить, что в объект этого преступления не входят имущественные права граждан.

Преступления, предусмотренные ст. 179 УК РФ, посягают на автономию воли, имущественную самостоятельность участников гражданско-правовых отношений в части совершения ими правомерных сделок. Потерпевшими по уголовным делам данной категории могут быть как физические, так и юридические лица. Вместе с тем психическое воздействие в любом случае будет направлено на физическое лицо, которое может являться руководителем (представителем) юридического лица и совершать сделку либо отказываться от ее совершения от имени и вопреки интересам юридического лица. При этом следует иметь в виду, что принуждение может быть как к многосторонним (в частности двусторонним), так и к односторонним сделкам[CLXXI].

Объективная сторона данного преступления характеризуется действием в виде принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения, при отсутствии признаков вымогательства. Способ (угроза применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут
причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких) в этом составе преступления является обязательным признаком.

Состав преступления формальный, преступление окончено с момента предъявления подкрепленного угрозой требования совершить сделку или отказаться от ее совершения.

Существуют проблемы разграничения принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ) и вымогательства (ст. 163 УК РФ).

С объективной стороны вымогательство, как и принуждение к совершению сделки или отказу от нее, характеризуется активными действиями, которые выражаются в требовании к потерпевшему:

- передать имущество;

- передать право на имущество (как правило, воплощенное в документе);

- совершить какие-либо действия, которые принесут имущественную выгоду виновному в ущерб потерпевшему;

При принуждении к совершению сделки или отказу от нее виновный требует:

- стать участником какой-либо сделки;

- отказаться от участия в ней;

В последнем случае имущественные права потерпевшего формально не нарушаются, но он может понести ущерб в виде упущенной выгоды, что не предусматривается объективной стороной данного состава преступления.

Другой признак объективной стороны рассматриваемых составов преступлений заключается в том, что вышеуказанные требования предъявляются потерпевшему под угрозой:

- применения насилия;

- уничтожения или повреждения чужого имущества;

- распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких;

- распространения иных сведений, которые могу причинить существенный вред вышеуказанным лицам.

Характер насилия законодателем не конкретизирован, и судебно-следственная практика исходит из того, что он может быть любым. Конечно, угроза применения насилия должна восприниматься потерпевшим как реальная, способная вызвать обоснованные опасения в ее реализации.

В определенных ситуациях о реальности угрозы может свидетельствовать принадлежность субъекта преступления к криминальным группировкам или его предшествующее противоправное поведение. Например, подобные угрозы имели место в отношении других лиц, которые были вынуждены совершить требуемые от них действия.

Так, приговором Краснодарского краевого суда от 2 июля 2002 г. по п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ был осужден Б. Его действия выразились в том, что он в составе организованной группы заставил руководителя ПТ «Модем» П. продать ему по более низкой цене несколько комплектов оборудования для компьютеров. При этом он высказывал в его адрес угрозу применить насилие. Б. был известен как человек, входящий в одну из преступных группировок, а до этого эпизода он вымогал у другого потерпевшего Р. деньги. Характеристика Б., его противоправные действия в отношении иных лиц свидетельствовали о реальности высказанной им угрозы[CLXXII].

Предметом физического насилия является, как правило, биологическая сущность человека, когда непосредственное влияние оказывается на органы, ткани и физиологические функции физического лица. Наличие психического насилия обусловлено применением так называемого информационного способа воздействия на человека, который состоит в передаче лицом с помощью речи или конклюдентных действий
сведений другому лицу и в восприятии последним этих сведений1.

Следует согласиться с мнением Ю.А. Красикова и А.М. Алакаева в том, что «сила слова по своему воздействию в некоторых случаях во много раз превосходит физическое воздействие и может вызвать самые тяжкие последствия, вплоть до смерти»[CLXXIII] [CLXXIV].

Анализ материалов уголовных дел и опубликованной судебной практики свидетельствует о том, что понятия угрозы «уничтожения» и «повреждения» чужого имущества, как правило, не вызывают у правоприменителей затруднений при квалификации. Под уничтожением чужого имущества следует понимать такие действия виновного, которые привели имущество в полную негодность или физически ликвидировали его. Уничтожение имущества означает то, что оно навсегда теряет экономическую ценность и не может быть использовано согласно своему бытовому и хозяйственному назначению. Под повреждением имущества следует понимать определенную степень утраты имуществом своих свойств и качеств, когда оно частично или на какое-то время становится непригодным для использования по своему назначению, нуждается в ремонте и восстановлении. В результате повреждения уменьшается стоимость имущества и снижается коэффициент его потребительской полезности[CLXXV].

По конструкции объективной стороны составы вымогательства и принуждения к совершению сделки или отказу от ее совершения относятся к виду формальных составов[CLXXVI]. Такой точки зрения в своих работах

придерживаются многие ученые, однако, по нашему мнению, это не совсем верно. Судебная и следственная практика исходит из того, что моментом окончания этих преступлений является предъявление к потерпевшему любого из требований, указанных в диспозициях рассматриваемых ст. УК, под любой из указанных там же угроз. Последствия причинения имущественного ущерба или возможных убытков от недействительной сделки охватываются основным составом этих преступлений и не требуют дополнительной квалификации, поэтому было бы точнее считать принуждение к совершению сделки и вымогательство преступлениями с усеченным составом.

Проблемы применения норм ст. 179 УК РФ так же, как и проблемы применения норм ст. 163 УК РФ, в основном сводятся к сложностям доказывания применения виновными лицами психического насилия или шантажа к потерпевшим.

Помимо устных высказываний угроза принуждения к совершению сделки или отказу от ее совершения может выражаться в демонстрации оружия, иных предметов, используемых для нанесения телесных повреждений или лишения жизни; специальных средств, которыми можно уничтожить или повредить имущество; в устрашающих жестах, которые при дальнейшей их завершенности могут причинить вред как здоровью и жизни потерпевшего, так и имуществу.

Шантаж может выражаться как в устном сообщении угрозы распространить какие-либо сведения, так и в показе документов или иных письменных свидетельств, содержащих сведения, распространение которых может причинить вред правам и законным интересам потерпевшего или близких ему людей.

В процессе квалификации преступлений, сопряженных с принуждением к совершению сделок, в качестве совершения следует расценивать только действия по заключению сделки, а не по ее исполнению, т.е. выполнению условий договора. В
противном случае может возникнуть ситуация, когда одна из сторон договора будет принуждать другую сторону к исполнению обязательств по ранее заключенному между ними договору.

Следовательно, уголовная ответственность за данные деяния может наступать только в случае принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения, когда между гражданами отсутствуют те отношения, на которых настаивает преступник. Значит, под «совершением» следует понимать заключение сделки, при этом злоумышленник требует согласия контрагента на принятие им обязательств по отношению к виновному, так же как вымогатель требует расписку, чтобы в дальнейшем получить имущество1.

Не образует также состава принуждение к совершению сделки, которую лицо обязано совершить в силу предписаний закона или добровольно принятого им обязательства. Например, в настоящее время родители двоих и более детей имеют возможность погасить взятый ими ипотечный кредит за счет средств так называемого материнского капитала. Одним из условий перечисления данных средств банку пенсионным фондом является принятие родителями обязательств в будущем (после полного погашения кредита) оформить часть квартиры или дома в собственность детей. Если впоследствии родители будут уклоняться от передачи в собственность детей части квартиры или дома, то действия по принуждению их к этому состав преступления образовывать не будут[CLXXVII] [CLXXVIII].

Как видим, правовая оценка преступлений, сопряженных с принуждением к совершению сделок или к отказу от их совершения, в правоприменительной практике вызывает немало трудностей, так как по формальным признакам эти деяния попадают под действие сразу двух ст. УК РФ - 163
(Вымогательство) и 179 (Принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения).

Диспозиции обеих ст. практически полностью совпадают, за исключением дополнения, содержащегося в ст. 179 УК, - «при отсутствии признаков вымогательства». Возникает вопрос, о каком отсутствии признаков вымогательства может идти речь, если в самой ст. о вымогательстве дается его столь объемлющая характеристика, под которую подойдет любое действие с препятствием к сделке или понуждением к ее совершению, в частности, в диспозиции ч. 1 ст. 163, где говорится о «совершении других действий имущественного характера». Содержание последних уже традиционно понимается как выполнение юридически значимых для потерпевшего действий, в результате которых сам вымогатель либо подставные лица получают имущественную выгоду либо избавляются от материальных затрат. В одном из комментариев к УК приводится несколько примеров из судебной практики о вымогательстве, где имеет место согласие потерпевшего на заключение убыточной для него сделки1.

Для разрешения данной проблемы обратимся к анализу опубликованной судебной практики. Подобное преступление (в виде склонения к заключению явно убыточной сделки) рассматривалось Владимирским областным судом[CLXXIX] [CLXXX].

Кировским городским судом Владимирской области И. и М. осуждены по п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 179 и п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ за то, что с целью незаконного обогащения они требовали от Ф. обменять принадлежащую ей благоустроенную квартиру на неблагоустроенную. Чтобы принудить Ф. к обмену, они избивали (в том числе и в ее присутствии) ее сына, угрожали ему убийством, увозили Ф. на другую квартиру и не разрешали выходить. Опасаясь
расправы над сыном, Ф. была вынуждена согласиться на предлагаемый ей обмен квартиры, куда затем и переехала, получив в качестве «компенсации» 1,5 млн. рублей (неденоминированных). Квартира же гр. Ф. была реализована за 36 млн. рублей, из которых 30 млн. рублей получили И. и М.

Президиум Владимирского областного суда приговор отменил, указав на следующее.

Виновность И. и М. в совершении вымогательства установлена. Их действия квалифицированы правильно. Вместе с тем их осуждение за принуждение Ф. к совершению сделки по обмену ее квартиры нельзя признать обоснованным.

В соответствии с диспозицией ст. 179 УК РФ уголовная ответственность за принуждение к совершению сделки наступает в том случае, когда действия виновного не содержат состава другого преступления - вымогательства.

В данном случае принуждение Ф. к обмену ее квартиры судом обосновано квалифицированно как вымогательство. Соответственно дополнительной квалификации действий виновных по ст. 179 УК РФ не требовалось.

Разъяснения президиума Владимирского областного суда не вызывает каких-либо сомнений. Критерий в разграничении рассматриваемых преступлений следует искать не в признаках объективной стороны преступления, а в объекте их составов, так как схожие по диспозиции нормы находятся в разных главах уголовного закона. При вымогательстве таким объектом является право собственности, а при принуждении к совершению сделки или отказу от ее совершения в качестве объекта выступают общественные отношения, связанные с осуществлением экономической деятельности. Принуждая к совершению сделки или отказу от ее совершения, субъект не стремится завладеть чужим имуществом, а преследует иную некорыстную цель[CLXXXI]. Например, проживать в конкретной квартире, так как она расположена недалеко от места его
работы или проживания его родственников. Квалифицировать по ст. 179 УК РФ следует деяния, направленные на принуждение потерпевшего, например, к равноценному обмену, купле-продаже при полной оплате стоимости жилья, отказу от приобретения конкретной квартиры и т.д. Таким образом, непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 179 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие ведение предпринимательской и иной экономической деятельности на основе свободного волеизъявления ее субъектов, которое не допускает давления контрагентов друг на друга1.

По мнению Т.В. Устиновой, расположение данной нормы в гл. 22 УК РФ дает основание для утверждения, что она направлена на охрану субъектов экономической деятельности в самом широком смысле этого слова. Сфера ее применения распространяется на индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, осуществляющих свою деятельность на товарном и финансовом рынках. Принуждение гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем, например, произвести строительные работы (без признаков вымогательства и за определенное вознаграждение) нельзя квалифицировать по ст. 179 УК РФ. Такое деяние подлежит уголовно-правовой оценке в рамках тех ст. уголовного законодательства, в которых установлена ответственность за конкретные действия, выразившиеся в принуждении: угроза убийством, причинение вреда здоровью и т.п[CLXXXII] [CLXXXIII].

С приведенным мнением трудно согласиться, так как в нормах ст. 179 УК РФ признаки лиц, которые могут быть потерпевшими, не конкретизируются. В этой связи, следует поддержать мнение тех авторов, которые считают, что потерпевшим от рассматриваемого преступления может
выступать любое лицо, принуждаемое к заключению той или иной сделки или отказу от ее совершения1.

По ст. 179 УК РФ могут быть квалифицированы действия

виновных лиц, которые принуждают потерпевших к отказу от

заключения конкретной сделки и к отказу от ведения

предпринимательской деятельности. Судебной практике

известны случаи, когда действия лиц, требующих прекратить

торговлю в том или ином месте, были квалифицированы по - 2

указанной ст. уголовного закона .

Принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения следует отличать от самоуправства (ст. 330 УК РФ). Объективная сторона этого преступления имеет много общего с вымогательством, принуждением к совершению сделки или к отказу от ее совершения, однако законодатель сконструировал этот состав как материальный: преступление окончено, если действиями виновного причинен существенный вред. Но основное отличие самоуправства от вымогательства заключается в признаках субъективной стороны преступления. При самоуправстве виновный полагает, что он изымает, требует передачи своего имущества (прав на имущество), или имущества, незаконно, по его мнению, удерживаемого потерпевшим. Совершая вымогательские действия, виновный точно знает об отсутствии у него какого-либо права на требуемое имущество.

Так, постановлением Президиума Кировского областного суда от 23. Об. 1999 г. действия Щеглова и Торбеева были переквалифицированы с п. «а» насти 2 ст. 163 (вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору) на настъ 2 ст. 330 (самоуправство, совершенное с применением насилия или угрозой его применения). Все имеющиеся в деле данные [CLXXXIV] [CLXXXV]
свидетельствовали о том, что Щеглов и Торбеев хотели забрать, как они полагали, незаконно удерживаемую Козловым золотую цепочку1.

Насильственное принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (и. «б» ч. 2 ст. 179 УК) следует отличать от насильственных монополистических действий, предусмотренных ч. 3 ст. 178 УК. Во-первых, эти преступления отличаются по основному непосредственному объекту. Объектом ст. 178 являются отношения свободной, добросовестной конкуренции, правила которой определены антимонопольным законодательством[CLXXXVI] [CLXXXVII]. «Именно конкуренция в условиях рыночной экономики является главным рычагом прогресса, вынуждая предпринимателей и других хозяйственных субъектов в борьбе за потребителя работать эффективнее, качественнее, повышать производительность труда, осваивать новые технологии, снижать себестоимость и т. д.»[CLXXXVIII]. Объектом ст. 179 УК, как уже отмечалось, является свобода лица при заключении различных сделок. Объективную сторону ст. 178 УК составляет любое из указанных в диспозиции монополистических действий. Кроме того, законодатель сконструировал состав этой ст. как материальный: преступление окончено с момента причинения крупного ущерба, который, согласно примечанию к статье, составляет один миллион рублей. И, наконец, если субъектом преступления, предусмотренного ст. 179 УК, может быть любое лицо (субъект преступления - общий), то к монополистическим действиям (соглашениям) может принуждать более узкий круг лиц: как правило, это лица, осуществляющие хозяйственную деятельность.

Кроме этого, следует иметь в виду, что лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. 179 УК РФ, не во всех
случаях может преследовать корыстную цель. Нередко в качестве цели выступает месть или ведение недобросовестной конкуренции. В этой связи, принуждение к заключению убыточной сделки, причиняющей имущественный вред потерпевшему, не во всех случаях должно квалифицироваться как вымогательство. Если в результате такой сделки действия субъекта не направлены на завладение чужим имуществом или правом на него, то содеянное следует квалифицировать по ст. 179 УК РФ, а в ряде случаев еще и по совокупности со ст. 178 УК РФ (Недопущение, ограничение или устранение конкуренции).

Анализ уголовных дел свидетельствует о том, что наиболее распространенными ошибками при квалификации преступлений, связанных с принуждением к совершению сделки или к отказу от нее, являются ошибки, связанные с применением других норм уголовного закона по совокупности нескольких преступлений.

Вопрос, образует ли реальное причинение вреда здоровью потерпевшему или его близким, при вымогательских действиях виновного совокупность двух преступлений: самого вымогательства с применением насилия (ч. 2 ст. 163) и реального причинения соответствующей тяжести вреда здоровью, вызывает наибольшие сложности при квалификации. Для множественности преступлений имеет значение не количество совершенных деяний, а то, сколько осуществлено составов преступлений1. Чтобы по конкретному уголовному делу решить, совершено одно или несколько преступлений (имеется ли совокупность преступлений), необходимо руководствоваться следующим правилом. Если законодатель предусмотрел в одной уголовно-правовой норме несколько объектов преступления, то такое деяние не образует идеальной совокупности преступлений. В большинстве случаев это правило применяется в отношении
квалифицированных составов, однако причинение любого вреда здоровью, кроме тяжкого, охватывается основными составами таких преступлений, как изнасилование (ст. 131 УК) и разбой (ст. 162 УК). Так, квалифицированные составы ст. 163 и 179 УК предусматривают насилие (дополнительный объект) как средство достижения основной цели - получение имущества, права на имущество или совершение сделки. Далее встает вопрос о причиненном размере вреда здоровью при совершении рассматриваемых преступлений. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» вп. 21 разъясняет: «Применение насилия при разбойном нападении, в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации не требует. В этих случаях содеянное квалифицируется по части первой ст. 162 УК РФ...»[CLXXXIX]. По некоторым признакам составы разбоя и преступлений, сопряженных с принуждением к совершению сделок или к отказу от их совершения, совпадают и реальное нанесение побоев (ст. 116 УК), причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 и 115 УК) не требует дополнительной квалификации по этим статьям. В этом случае действия виновного будут квалифицированы по и. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ (вымогательство, совершенное с применением насилия) или по и. «б» ч. 2 ст. 179 УК РФ (принуждение к совершению сделки или отказу от нее с применением насилия) как единичное преступление. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК), при выдвижении виновным вымогательских требований (требований совершить сделку), также не образует идеальной совокупности двух преступлений.

При совершении преступлений, сопряженных с принуждением к совершению сделок или к отказу от их
совершения, дополнительной квалификации требует реальное повреждение или уничтожение виновным чужого имущества виновным (ст. 167 УК).

Руководствуясь рассмотренными правилами, можно заключить, что причинение тяжкого вреда потерпевшему при вымогательских действиях представляет единое преступление - особо квалифицированный состав вымогательства, предусмотренный и. «в» ч. 3 ст. 163. И так как такой особо квалифицированный состав не предусмотрен законодателем в ст. 179 УК, то причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему (его близким) при принуждении к совершению сделки или отказу от ее совершения образует идеальную совокупность преступлений и требует дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью).

Если при принуждении к совершению сделки тяжкий вред причинен двум или более лицам, то такое деяние следует дополнительно квалифицировать по п. «б» ч. 3 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в отношении двух или более лиц). Сложнее квалифицировать причинение тяжкого вреда близким лицам при совершении виновным вымогательства. Особо квалифицированный состав этого преступления предусматривает тяжкий вред здоровью только в отношении потерпевшего, и, значит, такое деяние необходимо дополнительно квалифицировать по соответствующей части ст. 111 УК РФ.

Убийство (ст. 105 УК) не охватывается квалифицированными составами преступлений, сопряженных с принуждением к совершению сделок или к отказу от их совершения, значит, в этом случае оно образует совокупность с преступлением, предусмотренным ст. 179 УК РФ.

При рассмотрении особенностей квалификации преступлений, связанных с принуждением к совершению сделки или к отказу от ее совершения, встает вопрос об окончании этих преступлений. Проблема заключается в том,
что эти преступления могут быть растянуты во времени и иметь многоэпизодный характер. В частности, необходимо иметь в виду, что одним преступлением признаются неоднократные требования заключить сделку или отказаться от ее совершения, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом или правом на него.

Так, если виновный требует заключения договора, по которому потерпевший будет обязан в течение длительного срока передавать виновному какое-либо имущество или оказывать ему имущественные услуги, подкрепляя свое требование любой из рассмотренных угроз, то такое длящееся во времени деяние должно квалифицироваться как единое, не образующее реальной совокупности преступлений. Если же субъект преступления потребовал увеличить сумму регулярных выплат или сменить партнера по сделке, то такие требования образуют реальную совокупность двух преступлений.

Субъективная сторона преступления может характеризоваться только прямым умыслом.

Субъект преступления общий, т.е. физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

В ч. 2 ст. 179 УК РФ предусмотрены следующие квалифицирующие признаки:

1) совершение преступления с применением насилия;

2) организованной группой.

Мы умышленно не останавливаемся на детальной характеристике указанных признаков, поскольку они либо уже были предметом обстоятельного анализа других составов преступлений (в частности, преступлений против собственности), либо не вызывают особых проблем при квалификации.

7.3.

<< | >>
Источник: В.И. Гладких. Квалификации преступлений в сфере экономики. Курс лекций: под ред. проф. В.И. Гладких. - М., 2014.-430 с.. 2014
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Квалификация принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ):

  1. 2.3. Проблемные вопросы разграничения вымогательства с другими корыстно-насильственными преступлениями
  2. Глава 3. Уголовно-правовое понятие шантажа и проблемы ответственности за его совершение
  3. 2.3. Проблемные вопросы разграничения вымогательства с другими корыстно-насильственными преступлениями
  4. 4. Квалификация преступлений при конкуренции и коллизии норм
  5. 8. Преступления, посягающие на материальные и иные блага потребителей
  6. Статья 179. Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств
  7. 2.1. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом их объекта
  8. Квалификация при смежных составах преступлений
  9. Квалификация при конкуренции составов преступлений
  10. Глава четвертая. ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ БОРЬБЫ СО СЛУЖЕБНЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ В СФЕРЕ ЧАСТНОЙ ОХРАННОЙ И ДЕТЕКТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ПОСЯГАЮЩИМИ НА СОБСТВЕННОСТЬ И ИНТЕРЕСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  11. СЛОВАРЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -