<<
>>

2. Конкурентные отношения е системе уголовно-правовой охраны

Введение в проблему. Проведение экономических реформ в России, пе­реход к рыночным отношениям потребовали переосмысления роли права в регулировании экономики в целом и ее многочисленных сегментов. В этих условиях законодатель должен был решить важнейшую задачу правового обеспечения складывающихся отношений уголовно-правовыми средствами.

Подтверждением реализации данной задачи может служить выделение им в системе УК РФ в разделе VIII «Преступления в сфере экономики» главы 22 «Преступления в сфере экономической деятельности». Преступления, вклю­ченные в эту главу, посягают на экономическую деятельность, то есть на деятельность по созданию материальных благ или оказанию услуг. В уголов­но-правовой литературе единое представление о видовом объекте указанных преступлений отсутствует, и данный вопрос является спорным. Объясняется это тем, что понятие экономическая деятельность законодательно не опреде­лено, а в экономической литературе экономика отожествляется с понятием экономическая деятельность и раскрывается через основные элементы: про­изводство, распределение, потребление и обмена[64].

Сложившееся положение с определением понятий экономики, эконо­мической деятельности породило контрадикторность в определении видово­го объекта[65].

Приведенное исследование научных позиций в отношении определения видового объекта свидетельствует не только об их многообразии, но и об их противоречивости. Более того некоторые авторы (Б.В. Волженкин, Б.М. Ле­онтьев) несколько раз меняли свою формулировку видового объекта престу­плений в сфере экономической деятельности.

Подробное изучение видового объекта преступлений в сфере экономи­ческой деятельности проведено в работе Н.А. Лопашенко[66], которая отметила сложность его определения в силу разбалансированности социально- экономических отношений.

Исходя из проведенного исследования, а также учитывая родовой и ви­довой принцип построения уголовного закона, видовым объектом преступ­лений в сфере экономической деятельности необходимо признавать систем­ный комплекс общественных отношений, регулирующих сферу экономиче­ской деятельности.

Полисемия взглядов на проблему видового объекта преступлений в сфере экономической деятельности не могла не отразиться и на их классифи­кации. Оценка преступлений и иных противоправных деяний невозможна без использования уголовно-правового механизма классификации[67]. Классифи­
кация преступлений относится к теоретико-практическому инструменту, по­зволяющему избежать ошибок в процессе применения уголовного закона. Поэтому в уголовно-правовой науке классификации уделяется особое внима­ние. Она признана одним из главных инструментов социального регулирова­ния, сопровождает и одновременно проникает внациональную правовую сис­тему на всем протяжении ее развития. Классификация выступает в качестве основного приема научного познания и направлена на решениецелого ком­плекса исследовательских задач. В частности, обеспечивает логичность и по­следовательность теоретического поиска; способствует выбору приемов, ме­тодов, форм структурирования научного материала; позволяет выявлять объ­ективно существующие закономерности; вскрывать взаимосвязи и взаимо­обусловленность исследуемых процессов; пониматьусложненные юридико- технические конструкции, разграничиватьмежду собоймногогранные и мно­гоаспектные явления[68].

Именно по этому, классификация имеет как фундаментальную, акаде­мическую значимость в плане развития правовой системы, а также законода­тельства, так и прикладную, практическую пользу. Это обосновывается тем, что проблема классификации в законодательстве разрабатывалась достаточно активно, она становилась самостоятельным объектом исследования в различ­ных научных отраслях. Но, решить поставленную проблему до настоящего времени так и не удалось.

В филологических источниках термин классификации понимается не­однозначно[69]: определено, что при установлении ее признаков в исследуемых
изданиях, понятие классификации неизменно отождествляется с понятием «деление», «разделение», «распределение»[70].

Доктринальные источники, раскрывая объект исследованиятакже пред­ставляют различные терминологические интерпретации понятию классифи­кации[71]. Кроме того, в зависимости от широты, классификация подразделя­ется на энциклопедическую (универсальную), специальную (отраслевую) и узкую, раскрывающую круг однородных явлений.

Полярность точек зрения объясняется многоаспектностью и много­функциональностью юридической природы классификации. Даже специаль­ная монографическаялитература, посвященная понятию классификации, не содержит решения всех дискуссионных вопросов. В частности, А.Л. Суббо­тин в своем доктринальном исследовании, взяв за основу первичные данные, выработанные различными научными отраслями, и, используя философско- методологический инструментарий, предпринял попытку сформулировать: целостное представление о классификации; эмпирических и теоретических оснований классификации; множественности естественных классификаций; видов классификаций, структуры классификаций[72], решить ее в полном объ­еме не смог. В еще одной монографической научной работе[73],были рассмот­рены методологические основы классификации в законодательстве, эвристи­
ческие особенности, сформулировали её признаки, теоретико-прикладное и функциональное значение. Но в заключение к ней было отмечено, что ре­шить данную проблему им не удалось.Однако, ими были сформулированы предложения по дальнейшему исследованию выявленной проблемы[74].

Учитывая вышеизложенное, ставится вопрос об определении роли, а так­же месте классификации как в праве в целом, так и в уголовном законодатель­стве в частности. Долгое время классификация в уголовном праве оставалась за границами специальных научных познаний.Она не получала должного на­учного внимания, однако сегодня поставленная нами проблема должна при­влекать особое внимание как со стороны научного сообщества, так и госу­дарственных органов, так как с ее помощью обеспечивается социальная цен­ность уголовного закона и его особый режим функционирования. Сегодня классификациядолжна стать основой при разработке законодательства.

Отметим, что в уголовном законодательстве классификация имеет перво­степенное значение при регулировании уголовно-правовых отношений, уясне­нии содержания уголовно-правовых запретов. Это будет позволятьне только объяснять, но и пониматьсодержание уголовно-правовых норм.Именно по это­му, уход от учета значения классификации уголовно-правовых норм, да и в це­лом уголовного законодательства создает трудности в правопонимании и пра­воприменении.

Проблемы классификации преступлении в сфере экономической дея­тельности.

Глава 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» занима­ет особое местов системе преступлений раздела VIII УК РФ «Преступления в сфере экономики». Определяется это тем, что экономическая деятельность
сегодня непосредственно связана с национальными интересами в области обеспечения экономической безопасности, выступает одним из приоритет­ных объектов уголовно-правовой охраны. Рассматриваемые посягательства подрывают основу рыночной экономики, дестабилизируют нормальное функционирование институтов экономической деятельности. Отрицательное влияние на экономику способствовалопоявлению и распространению разно­образных форм преступныхпосягательств на экономическую деятельность. Это стало причиной включения в главу 22 УК РФ значительного количества запретительных норм, описывающих указанные деяния, имеющих сущест­венные отличия друг от друга не только по характеру и степени обществен­ной опасности, но и объективным и субъективным признакам[75].

Поэтому, классификация деяний в сфере экономической деятельности как прием юридической техники связана с рядом объективных трудностей. Во-первых, она обусловлена сложностью в определении непосредственного объекта многих преступлений главы 22 УК. Во-вторых, казуистичным зако­нодательным описанием криминообразующих признаков составов преступ­лений в диспозициях норм уголовного закона. В-третьих, неточностьююри- дико-технической формы описания деяния его содержанию, отраженному в позже принимаемых законах и иных нормативных актах, обращение к кото­рым обязательно при установлении признаков преступления[76].

В системе преступлений в сфере экономической деятельности особое место занимают деяния, посягающие на конкурентные отношения. В резуль­тате совершения подобных деяний наносится ущерб интересам предприни­мательства и бизнеса, подрываются основы рыночных отношений. Место этих преступлений в системе преступлений в сфере экономической деятель­
ности законодателем четко не определено, что вызывает разногласия и в уго­ловно-правовой науке. В связи с этим представляется оправданным просле­дить доктринальные позиции в отношении существующих классификаций преступлений в сфере экономической деятельности. Такой прием позволит, во-первых, определить объект уголовно-правовой охраны и раскрыть его со­держание; во-вторых, проанализировать генезис преступлений, методы их оценки и масштабы, социально-экономические и логико-правовые последст­вия их совершения; в-третьих, отграничить признаки одного противоправ­ного деяния от другого; в-четвертых, выявить характер внутренних взаимо­связей между нормами Особенной части УК РФ[77].

Исследование доктринальных позиций показало, что в них в основу классификации преступлений в сфере экономической деятельности положе­ны различные основания[78]. К ним следует отнести наличиебольшого разно­образия непосредственных объектов, на которые посягают преступления, включенные в главу 22 УК РФ. В этой связи не случайно в уголовно­правовой теории учеными обосновано несколько концепций относительно их классификаций[79], носящих противоречивый характер. Его можно проследить на примере определения места преступлений, посягающих на конкурентные отношения, в системе преступлений в сфере экономической деятельности.

Предлагая классификации преступлений указанной главы, ученые де­
лятся на две группы: представители первой выделяют так или иначе преступ­ления, посягающие на конкурентные отношения, представители второй та­кую классификационную группу не рассматривают и преступления, пося­гающие на конкурентные отношения, относят к другим видам посяга­тельств[80]. В число ученых первой группы входят П. Н. Панченко, А. М. Яковлев, Т. Ю. Погосян, Н. А. Лопашенко, А. Э. Жалинский, И. В. Шишко Б. В. Волженкин, Л. Л. Кругликов, М. В. Талан, В. И. Тюнин, А. П. Кузнецов, В. Ф. Лапшин и др.

Так, П.Н. Панченко, классифицируя преступления в сфере экономиче­ской деятельности, выделяет группу преступлений, посягающих на монопо­листические действия, ограничение конкуренции и иные соединенные с об­маном преступления в сфере экономической деятельности (ст. 178-187, 195- 197, 200 УК РФ)[81].

В свою очередь, А.М. Яковлев к группе «монополизация рынка и недоб­росовестность конкуренции» относит ст. 178-181, 183, 184 УК РФ[82].

Т.Ю. Погосян, взяв за основу способ совершения деяния, выделяет пре­ступления, совершенные с использованием монопольного положения на рын­ке или принуждения (ст. 178, 179 УК РФ)[83].

Н.А. Лопашенко среди посягательств на общественные отношения по реализации принципа добросовестной конкуренции субъектов экономиче­ской деятельности называет ст. 178, 180-184 УК РФ[84].

С точки зрения А.Э. Жалинского к группе преступлений против порядка законной конкуренции на рынке относятся ст. 178-184 УК РФ[85].

И.В. Шишко выделяет группу преступлений, посягающих на добросовест­
ные конкурентные отношения (ст. 178-180,182-184 УК РФ)[86].

В.И. Тюнин предлагает выделять преступления, нарушающие отноше­

ния, поддерживающие конкурентоспособность хозяйствующих и иных субъ­ектов, правоспособного поведения их в рамках закона (ст. 178-180, 183, 184 УК РФ)[87].

Л.Л. Кругликов считает, что, можно выделить группу посягательств в сфере экономической деятельности, направленных против свободы товарно­го рынка (ст. 178-180 УК РФ и др.)[88].

М.В. Талан относит к преступлениям, направленным на допущение мо­нополистической деятельности и недобросовестной конкуренции ст. 178-184 УК РФ.

Б.В. Волженкин в первоначально предложенной классификации к числу преступлений, связанных с проявлениями монополизма и недобросовестной конкуренции относил только ст. 178 УК РФ[89]. Впоследствии, однако, он из­менил свою позицию и предложил новую классификацию, куда включил преступления, нарушающие отношения добросовестной конкуренции (ст. 178, 179, 180, 183, 184 УК РФ).

A. П. Кузнецов, Н.Н. Маршакова и С.М. Паршин к числу преступле­ний, посягающих на законные интересы субъектов экономической деятель­ности в сфере добросовестной конкуренции, относят ст. 178, 180, 184 УК РФ[90].

B. Ф. Лапшин среди преступлений экономического доминирования и недобросовестной конкуренции называет ст. 178-184, 1851yKPΦ[91].

C. В. Петров и Е.Е. Черных предлагают включать в группу преступле-
ний, посягающих на сферу антимонопольных отношений 10 статей: ст. 169, 178, 179, 180, 181, 183, 184, 1853, 1855, 1856 УК РФ. Свое решение они моти­вируют тем, что каждое из вышеуказанных деяний имеет непосредственное

94

отношение к антимонопольному законодательству .

Несмотря на то, что первая группа ученых выделяет преступления, посягающие на конкурентные отношения, но, как видно из вышеизложен­ного, перечень этих преступлений в классификационных группах разли­чен. Только ст. 178 УК РФ всеми авторами относится к рассматриваемой категории. Единой позиции придерживаются Б.В. Волженкин, И.В. Шишко и В.И. Тюнин, которые включают в одну группу ст. 178-180, 183, и 184 УК РФ. Также единство мнений наблюдается у М.В. Талан, А.Э. Жалинского и

A. М. Яковлева, относящих к данной группе деяний статьи 178-184 УК РФ. Разница между двумя приведенными точками зрения состоит только во включении в перечень ст. 181 УК РФ.

Вторая группа ученых (А.А. Аслаханов[92] [93], Л.Д. Гаухман[94], Н.Н. Афа­насьев[95], А.Ф. Истомин[96] [97], Б.В. Яцеленко", А.С. Дементьев[98], В.Е. Мельни­кова[99], Л.Д. Бирюков[100], Б.М. Леонтьев[101], С.В. Дьяков, А.А. Игнатьев,

B. В.Лунеев, С.В. Никулин[102], Э. Мурадова[103] и др.), вообще не выделяют преступления, посягающие на конкурентные отношения, в качестве клас­
сификационной группы. Однако следует отметить, что предлагаемые ими классификации подвергались обоснованной критике в связи с тем, что не все включаемые в классификационные группы преступления однородны, равны по объему и содержанию, а в ряде случаев требуют более точной дифферен­циации. В качестве примеров можно назвать следующие классификации: классификация, предложенная Н.Н. Афанасьевым,свидетельствующая о чрезмерной перегруженности группами преступлений, посягающих на обще­ственные отношения, регулирующие предпринимательскую и иную эконо­мическую деятельность хозяйствующих субъектов[104]; классификация Б.М. Леонтьева по сферам совершения экономических преступлений выстраивает­ся довольно непоследовательно[105], в классификации, разработанной Б.В. Яцеленко, отличается условностью и нечеткостью сформулированных классификационных групп. В перечень первой группы включаются и другие группы охраняемых объектов, что, естественно, нарушает основания класси­фикации. Понимая возникшие трудности, исследователь сознает условность предложенной классификации. Не случайно Б.В. Волженкин обратил внима­ние на несовершенство предложенной классификации, т.к. отнесенные авто­ром преступления ко второй, третьей и четвертой группам, совершаются как в сфере предпринимательской, так и иной экономической деятельности»[106]; классификация, предложенная С.В. Дьяковым, А.А. Игнатьевым, В.В, Лу- неевым, С.В. Никулиным, по мнению В.И. Тюнина, далека от совершенства, т.к. в ней авторынарушили принцип системности построения преступлений, основанный на единстве объекта посягательства, разработанного уголовно­правовой наукой. Предложенная классификация подчеркивает принципиаль­ное возражениеисследователейпризнавать в качестве объектов уголовно­правовой охраны отдельных преступлений отношения, складывающиеся в сфере экономической деятельности[107].

Изложенное свидетельствует о том, что, несмотря на предпринимаемые попытки, выработать единую концепцию научной классификации преступ­лений в сфере экономической деятельности, в том числе и посягающих на конкурентные отношения, ученым не удалось по ряду объективных и субъек­тивных причин. К первой объективной причине можно отнести специфику и неурегулированность экономических отношений, в частности, рыночного механизма - конкурентных отношений. Второй существенной причиной, объективно влияющей на недостатки в предлагаемых классификациях, необ­ходимо назвать юридико-технические ошибки, допущенные при формирова­нии системы преступлений в сфере экономической деятельности и включе­нии в главу 22 УК РФ целого ряда составов преступлений, которые нельзя отнести к экономическим[108]. Наконец, третьей, субъективной, существенной причиной, по нашему мнению, является использование многочисленных кри­териев, взятых за основу классификаций, что противоречит принципу науч­ной систематизации, требующей единства классификационного основания.

Проведенное исследование доктринальных и законодательных положе­ний в области классификации преступлений в сфере экономической деятель­ности позволяет предложить научной общественности в системе главы 22 УК РФ выделить группу из пяти преступлений, посягающих на конкурентные отношения[109].

Включение данных составов в классификационную группу преступле­ний, посягающих на конкурентные отношения, объясняется: во-первых, их признанием таковыми в исторических уголовно-правовых памятниках[110]; во- вторых, содержанием конкурентных отношений, получивших распростране-
ниє в условиях рыночной экономики[111], то есть однородностью признаков объекта преступления; в-третьих, сходством способов общественно опасных посягательств на охраняемые уголовным законом общественные отношения; в-четвертых, общностью причиняемых конкретизированных общественно опасных последствий;в-пятых, взаимодействием субъектов преступления с потерпевшим исключительно в рамках правового поля.

Критерием включения составов преступлений в сфере экономической деятельности (ст.ст. 178, 179, 180, 183, 184 УК РФ) в классификационную группу преступлений в сфере экономики выступает единство непосредствен­ного объекта посягательства, а именно, общественных отношений, которые складываются (обеспечивают) добросовестную конкуренцию в различных сферах экономической деятельности -конкурентных отношений.

Таким образом, под преступлениями, посягающими па конкурентные отношения (конкурентные преступления) следует понимать запрещенные уголовным законом и причиняющие ущерб общественным отношениям умышленные действия, совершаемые в процессе конкурентной деятельно­сти хозяйствующими субъектами или их представителями.

Выводы: 1. Проведенное исследование показало, что наиболее спор­ной в уголовно-правовой науке выглядит позиция определения видового объекта преступлений в сфере экономической деятельности. Главной причи­ной полисемии научных мнений является то, что до сих пор в России недос­таточно развиты социально-экономические отношения, влияющие на эконо­мическую деятельность, тем самым затрудняя установление объекта уголов­но-правовой охраны, в частности, видового объекта преступлений изучаемой группы. По мнению автора, видовым объектом преступлений в сфере эконо­мической деятельности необходимо признавать систему общественных от­ношений, складывающихся в сфере экономической деятельности.

2. Классификация преступлений главы 22 УК РФ связана с выявленны­ми объективными трудностями, выражающимися в сложности определения-
непосредственного объекта ряда преступлений указанной главы, казуистич­ном описаниикриминообразующих признаков составов преступлений в дис­позициях уголовно-правовых норм, несоответствии законодательной формы описания запрета его сущностному содержанию во вновь принимаемых нор­мативных актах, бланкетностью диспозиций.

3. В системе преступлений в сфере экономической деятельности особое место занимают преступления, посягающие на конкурентные отношения. Однако, далеко не все ученые, предлагая классификации преступлений в сфере экономической деятельности, выделяют преступления, посягающие на конкурентные отношения. Единая концепция научной классификации пре­ступлений в сфере экономической деятельности, в том числе и посягающих на конкурентные отношения, не выработана в силу объективных и субъек­тивных причин.

4. Предлагается в системе преступлений в сфере экономической дея­тельности выделить группу преступлений, посягающих на конкурентные от­ношения, и включить в нее пять статей (ст.ст. 178, 179, 180, 183, 184 УК РФ).

5. Под преступлениями, посягающими на конкурентные отношения (конкурентные преступления) следует понимать запрещенные уголовным за­коном и причиняющие ущерб общественным отношениям умышленные дей­ствия, совершаемые в процессе конкурентной деятельности хозяйствую­щими субъектами или их представителями.

<< | >>
Источник: БАЦИН ИВАН ВИКТОРОВИЧ. ИНСТИТУТ КОНКУРЕНТНЫХ ОТНОШЕНИЙ КАК ОБЪЕКТ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ: ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Чебоксары - 2017. 2017

Еще по теме 2. Конкурентные отношения е системе уголовно-правовой охраны:

  1. § 2. Общая характеристика условий функционирования уголовно-исполнительной системы и формирования политики в сфере исполнения уголовных наказаний и обращения с осужденными
  2. §4. Проблемы унификации инвестиционных правовых режимов в свете согласования последних с положениями антимонопольного законодательства стран-участниц АТЭС
  3. Метод правового регулирования.
  4. ГЛАВА IV. Право, мораль и свобода в трактовке современной западной юриспруденции
  5. § 2. Основные изменения права в Новейшее время. Изменение в источниках и системе права
  6. ПРИЛОЖЕНИЕ D СТЕНОГРАММА СИМПОЗИУМА «УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА И БИЗНЕС»
  7. § 1.3. Общественная опасность и криминализация незаконного корпоративного захвата (рейдерства).
  8. ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
  9. Оглавление
  10. Введение
  11. 1. Понятие, признаки, сущностная характеристика конкурентных отношений
  12. 2. Конкурентные отношения е системе уголовно-правовой охраны
  13. 2 Уголовно-правовая охрана конкурентных отношений в зарубежном законодательстве
  14. З. Проблемы конструирования, квалификации и разграничения преступ­лений, посягающих на конкурентные отношения
  15. Введение
  16. §2. Правовая природа недобросовестной конкуренции с позиций национального и международного законодательства
  17. Конкурентные действия, нарушающие права конкурентов
  18. § 1 Эволюция отечественного уголовного законодательства о противодействии недобросовестной конкуренции
  19. § 3. Правовая защита как составная часть правового статуса осужденных к лишению свободы
  20. § 4.1. Основные правовые концепции в судебной практике МОРЭИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -