<<
>>

§ 2. Оперативно-розыскная характеристика преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики

Как известно, в теории оперативно-розыскной деятельности выработано понятие «оперативно-розыскная характеристика преступлений» (ОРХП), и оно относится к числу наиболее важных в системе понятийного аппарата науки ОРД. При раскрытии содержания данного понятия называются значимые признаки преступных деяний, способы, места и время их совершения, совокупность тех или иных свойств личности преступника, иные существенные признаки, важные с точки зрения решения задач ОРД по борьбе с преступностью. При этом наблюдается дискуссия и неоднозначное мнение теоретиков и практиков относительно вопроса о том, какие признаки, свойства существенны с позиции решения этих задач.

Первоначально понятие ОРХП было привнесено в теорию и практику ОРД в 70-80-х годов XX века. Основоположником ОРХП считается Д.В. Гребельский, который под оперативно-розыскной характеристикой преступлений понимал «совокупность ряда информационных признаков, упорядоченных и взаимосвязанных между собой, почерпнутых из различных информационных источников, входящих прежде всего в криминалистическую, криминологическую, психологическую, со-

v. 44

циологическую, экономическую и другие характеристики преступлений» . [44]

В настоящее время большинство авторов в своем понимании ОРХП в целом придерживаются позиции Д.В. Гребельского[45]. Так, П.И. Иванов под ОРХП понимает научно обоснованное описание преступлений, контингента лиц, причастных к их совершению, а также взаимосвязанных с преступными посягательствами явлений, осуществляемое посредством использования как официальных, так и конфиденциальных сведений с целью разработки и применения на практике рекомендаций по организации и тактике оперативно - розыскной деятельности органов внутренних дел по борьбе с экономическими преступлениями. В содержании ОРХП П.И. Иванов условно выделяет две взаимосвязанные части:

а) совокупность сведений о преступности, получаемых из официальных статистических данных, по результатам социологических исследований;

б) информацию о преступности, получаемую из оперативных источников[46] [47].

Раскрывая их содержание, он указывает в качестве наиболее значимых

элементов ОРХП:

реальную распространенность правонарушений и сопутствующих им явлений;

динамику и структуру экономической преступности;

место и способ совершения экономических преступлений и предмет преступного посягательства;

47

черты личности преступника .

В частности, профессор В.Д. Ларичев считает, что в теории оперативнорозыскной деятельности как отрасли научного знания, изучающей преступность и преступления, необходимо конструирование самостоятельной оперативно - розыскной характеристики преступлений, в содержание которой необходимо включать только такие сведения, использование которых способствует эффективному применению разведывательно-поисковых сил, средств и методов оперативных аппаратов органов внутренних дел в борьбе с преступностью . Исходя из этого в содержание оперативно-розыскной характеристики преступлений В.Д. Ларичев включает следующие элементы: способ совершения преступлений; признаки преступлений, характеризующие установленные способы; наиболее типичный перечень документов, наиболее часто подделываемых, исправляемых, незаконно выдаваемых и т.д.; перечень предметов, оборудования, механизмов, на которых имеются следы преступления; перечень лиц, осведомленных о противоправных действиях преступников; лица, возможно, причастные к преступлению;

49

другие данные, характеризующие противоправные деяния .

В целом позиция В.Д. Ларичева и остальных исследователей о необходимости включения в ОРХП наиболее типичных оперативно значимых признаков преступления, знание которых является теоретической и информационной базой для разработки основных методических и тактических приемов выявления и раскрытия преступлений, нами поддерживается.

В то же время, на наш взгляд, нельзя не учитывать, что первоначально понятие ОРХП разрабатывалось учеными в отсутствие федерального закона, регламентирующего оперативно-розыскную деятельность. В связи с этим определение, данное В.Д. Ларичевым и его предшественниками, выглядит излишне общим с точки зрения того, для каких целей служит ОРХП. В определении В.Д. Ларичева, П.И. Иванова и др. употребляется словосочетание «борьба с преступностью» как некое идеальное состояние, которое необходимо достичь, в том числе применяя оперативно-розыскную характеристику. Однако в условиях четкой регламентации в законе федерального уровня задач оперативно-розыскной деятельности исполь- [48] [49] зование терминов, имеющих возможность подвергнуться расширительному толкованию, на наш взгляд, вряд ли оправданно.

Резюмируя сказанное, по нашему мнению, ОРХП является основополагающим для науки ОРД понятием, которое можно определить как совокупность присущих тому или иному виду преступлений характеристик, имеющих наибольшее значение для эффективного решения задач, сформулированных в ст. 2 Закона «Об ОРД»:

выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

добывание информации о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации;

установление имущества, подлежащего конфискации[50].

Основной критерий, которому должны отвечать те или иные элементы характеристики преступлений для включения их либо нет в ОРХП, состоит, как представляется, в основном в том, чтобы объединяемые в них данные с необходимой полнотой отражали сведения о существенных признаках и свойствах отображаемых в них явлений и позволяли правильно определить оперативно- розыскные силы, средства и методы в целях решения задач ОРД.

В этом плане следует согласиться с мнением А.В. Петухова в том, что объединяемые в оперативно-розыскной характеристике преступлений данные должны отражать сведения о существенных признаках и свойствах совершенных или совершаемых преступлений, важных с точки зрения выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений с использованием оперативно-розыскных сил, средств и методов[51] [52] [53].

Иначе говоря, назначение ОРХП должно строго соответствовать задачам, сформулированным в Законе «Об ОРД». Вместе с тем при формировании элементов ОРХП следует использовать отдельные существенные уголовно - правовые, криминологические и криминалистические и иные сведения, значимые для конкретного преступления или группы преступлений, объединенных на основе общего объекта преступного посягательства. Речь идет об уголовно - правовой характеристике, учении о личности преступника, способе совершения преступления, анализе криминогенной ситуации и др. Использовать достижения этих наук необходимо в качестве ориентира для определения оперативнорозыскных сил, средства и методов в целях борьбы с преступностью, при этом не подменяя существенных сведений оперативно-розыскного характера и рассматривая эти понятия с точки зрения их оперативно-розыскного содержания.

Что касается такого элемента ОРХП, как уголовно-правовые признаки, то, по мнению В.Д. Ларичева, «недопустимо включение в оперативно-розыскную характеристику уголовно-правовых признаков» . Мотивирует свою позицию автор тем, что знание оперативным сотрудником уголовно-правовых признаков является «азбучной истиной»: как может оперативный сотрудник выявлять преступления, не зная уголовного права . Кроме того, как отмечают в своей работе В.Э. Гаджиев и Б.А. Мкртычян, «не следует рассматривать конкретную оперативно-розыскную характеристику как «ликбез» для начинающего сотрудника оперативного подразделения, правоприменителей с низкой квалификацией»[54].

В рамках настоящего диссертационного исследования, на наш взгляд, не

стоит полемизировать о том, что возможно для преступлений экономической или общеуголовной направленности, для которых упомянутые авторы разрабатывали ОРХП, уголовно-правовая характеристика в полном объеме, содержащая все элементы (объект, субъект, объективная и субъективная сторона) возможно имеет не столь существенного значения, хотя мы считаем, что оперативный сотрудник всегда должен понимать, какая норма закона нарушена и какое конкретно преступление совершено.

Однако применительно к преступлениям коррупционной направленности, по нашему мнению, существенное значение при включении соответствующих элементов в ОРХП имеют уголовно-правовые признаки: главным образом, субъект преступления и объективная сторона преступления.

Основным аргументом нашего тезиса является то, что ключевым фактором, наличие которого способствует эффективному применению сил, средств и методов оперативно-розыскной деятельности в противодействии коррупционной преступности, является обеспечение законности на всех этапах ОРД, начиная от поисковой деятельности и заканчивая этапом реализации результатов ОРД и задержания с поличным.

В ходе выявления, документирования и раскрытия преступлений коррупционной направленности оперативный сотрудник должен четко установить, обладает ли предполагаемое лицо признаками специального субъекта, что влечет дальнейшее понимание им специфики доказательственной базы, законность дальнейшего проведения оперативно-розыскных мероприятий и задержания подозреваемых.

Иными словами, если не возвести во главу угла в ОРХ преступлений коррупционной направленности вопрос уголовно-правовой квалификации, то возможны отрицательные для правоохранительных органов последствия, например, случаи задержания лица, сопряженные с ограничением его свободы, впоследствии признанные незаконными по причине того, что подозреваемое в совершении коррупционного преступления лицо не обладало признаками должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой и иной организации. Также нельзя не упомянуть о возможности привлечения сотрудников оперативных подразделений к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий при осуществлении оперативного эксперимента (ст. 286 УК РФ) и иных преступлений.

Поэтому основной особенностью документирования преступлений коррупционной направленности является правильное установление признаков специального субъекта преступления, связи события преступления с наличием у лица необходимых полномочий, содержанием выполняемых функций, организационно - распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей.

Знание признаков субъекта преступления и других элементов уголовно- правовой характеристики необходимо не только следователю, который дает окончательную правовую оценку деяния при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, но и оперативному сотруднику. В процессе документирования преступлений коррупционной направленности важно, чтобы сотрудник оперативного подразделения еще до начала проведения оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) на основе полученных сведений дал максимально верную уголовно - правовую оценку деяний предполагаемого коррупционера. Как известно, некоторые виды ОРМ могут быть проведены только с учетом категоризации преступлений (ст. 15 УК РФ). Так, проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ч. 8 ст. 8 Закона «Об ОРД»).

Не менее острой является проблема установления объективной стороны преступлений коррупционной направленности. В обязанности правоохранительных органов входит выявление преступлений, но на момент обнаружения оперативный сотрудник изначально видит лишь деяния, содержащие признаки объективной стороны состава преступления. Признаки общественно опасного деяния и (или) общественно опасных последствий (если состав преступления материальный) специфичны в зависимости от того, какое преступление выявлено оперативными сотрудниками.

Далее оперативный сотрудник применяет оперативно-розыскные силы и средства, поскольку он обязан не только обнаружить признаки общественно опасного деяния, но и собрать сведения, касающиеся всех остальных признаков объективной стороны состава преступления, с целью установить, имело ли место преступление в реальной действительности, что невозможно без знания элементов уголовно-правовой характеристики[55].

Применительно к преступлениям коррупционной направленности, как, в частности, отмечает И.А. Лебедев, «установление способа получения неправомерной выгоды, учитывая многообразие используемых вариантов: наличные деньги, возможности современных платежных систем (глобализация экономики), финансовые инструменты для вознаграждения коррупционера, ценные бумаги, счета на предъявителя и пр. Однако самой острой проблемой становится установление целевого поступления вознаграждения, т.е. причинно-следственной связи между вознаграждением и итоговым результатом деятельности коррупционера»[56]. Очевидно, что первоначально признаки объективной стороны преступления устанавливает оперативный сотрудник, который при отсутствии соответствующих познаний может просто «пройти мимо» готовящегося, совершающегося и совершенного факта коррупции либо неправильно закрепить (либо вообще утратить) его доказательства.

Учитывая ограниченный объем настоящего параграфа, следует кратко остановиться на наиболее значимых уголовно-правовых признаках объективной стороны преступлений, связанных с проявлениями коррупции на объектах негосударственного сектора экономики, а именно ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями») и ст. 204 УК РФ («Коммерческий подкуп»), и охарактеризовать субъект этих преступлений в рамках оперативно-розыскной характеристики.

50

Объективная сторона злоупотребления полномочиями включает следующие обязательные признаки:

а) использование лицом полномочий вопреки законным интересам коммерческой или иной организации;

б) причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства;

в) причинную связь между использованием полномочий и наступившими последствиями.

Разъяснение содержания этих признаков содержится в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» (далее - постановление № 19) , п. 15 которого определяет: «Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы... следует понимать совершение таких деяний, которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями». Данные разъяснения применимы для квалификации преступления по ст. 201 УК РФ.

Результатом использования лицом полномочий вопреки законным интересам коммерческой или иной организации является причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан, организаций, общества или государства. Понятие существенного вреда оценочное и устанавливается индивидуально применительно к конкретным обстоятельствам преступления.

Существенный вред может быть как материальным, так и нематериальным. В ч. 1 ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК

РФ) указывается, что потерпевшим может являться юридическое лицо «... в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации» .

При оценке существенности вреда в определенной мере можно руководствоваться разъяснением, содержащимся в п. 18 постановления № 19, в котором говорится, что существенный вред может выражаться в нарушении прав и свобод юридических и физических лиц (в том числе работников организации), гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией РФ; подрыве деловой репутации организации; создании серьезных помех и сбоев в ее работе (например, выразившихся в необходимости сокращения производства продукции); причинении значительного имущественного ущерба и т.д. При оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

Таким образом, практическим работникам необходимо устанавливать и указывать в проверочных материалах и процессуальных документах, какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены и находится ли причиненный этим правам и интересам вред в причинной связи с деянием, допущенным лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, нарушением своих служебных полномочий.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 201 УК РФ) предполагает, что деяние повлекло тяжкие последствия. Понятие тяжких последствий также оценочное. Как показало изучение следственной и судебной практики, существенный вред и тяжкие последствия могут быть выражены, например, в угрозе отчуждения административного здания; в причинении материального ущерба в особо крупном размере, превышающем 1 млн руб.; в том, что в результате увольнения работников общество лишилось квалифицированных специалистов и это привело к парализации деятельности стратегически важного объекта, увеличению кредиторской задолженности

перед контрагентами, задолженности по налоговым обязательствам, возникновению дополнительных обязательств по уплате неустоек; введении процедуры банкротства организации, которые наступили в результате неправомерного поведения управленца; в неисполнении обязательств по строительству жилых домов.

Для правоохранительных органов, осуществляющих противодействие коррупции в негосударственном секторе, важное практическое значение имеет правильное определение того, каким именно охраняемым законом интересам общества или государства причинен вред, и о степени его существенности и тяжести последствий.

Конституционный суд РФ признал, что ст. 201 УК РФ не содержит неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать противоправность своего деяния и предвидеть наступление ответственности за его совершение. Разрешение вопросов о том, каким именно охраняемым законом интересам общества или государства причинен вред, и о степени его существенности, по мнению Конституционного суда РФ, должно осуществляться в системной связи с положениями иных нормативных правовых актов, регулирующими конкретную отрасль права[57].

Далее рассмотрим объективную сторону коммерческого подкупа (ст. 204

УК РФ). Следует отметить, что в ст. 204 УК РФ в отличие от аналогичных по объективной стороне ст. 290 и 291 УК РФ («Получение взятки и дача взятки») содержится одновременно два самостоятельных состава преступления: незаконная передача коммерческого подкупа - в чч. 1-4, а незаконное получение - в чч. 5-8.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК РФ, состоит из действий в виде незаконной передачи лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, предмета коммерческого подкупа, а равно оказания ему услуг имущественного характера, предоставление иных имущественных прав за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Недавние изменения в УК РФ[58] позволяют признавать преступлениями случаи, когда деньги, ценные бумаги, иное имущество передаются, или услуги имущественного характера оказываются, или иные имущественные права предоставляются не самому должностному лицу (лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации), а по его указанию другому физическому или юридическому лицу.

Деяния, указанные в диспозиции квалифицированного состава (чч. 2-4 ст. 204 УК РФ) полностью совпадают с ч. 1 ст. 204 УК РФ, но в отличие от последней имеют несколько квалифицирующих признаков, указывающих на совершение незаконной передачи предмета подкупа, а равно незаконного пользования услугами имущественного характера или другими имущественными правами:

а) в значительном размере;

б) крупном размере;

в) особо крупном размере;

г) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

д) за заведомо незаконные действия (бездействия).

Так, значительным размером признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера и иных имущественных прав, превышающие 25 тыс. руб., крупным - более 150 тыс. руб., а особо крупным - более 1 млн руб.

Передача коммерческого подкупа группой лиц по предварительному сговору имеет место в тех случаях, когда объективную сторону преступления (полностью или частично) выполняли два или более лица, заранее договорившихся о совместной передачи подкупа, с целью склонить лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, выполнить в их пользу законные или незаконные действия (бездействие). При этом не имеет значения, какая часть подкупа была передана каждым из этих лиц. Такое преступление окончено, когда любая часть подкупа передана хотя бы одним лицом.

Соучастие в дачи коммерческого подкупа в форме организованной группы предполагает наличие устойчивой группы как минимум из двух лиц, созданной по договоренности с целью неоднократной передачи подкупа лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации. В организованную группу могут входить лица, не выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации. В этом случае действия всех соучастников, вне зависимости от характера фактически совершенных действий, будут признаваться соисполнительством в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 204 УК РФ.

Для квалификации преступления по п. «б» ч. 3 ст. 204 УК РФ важное значение имеет факт передачи коммерческого подкупа при условии совершения лицом, обладающим управленческими функциями неправомерных действий, которые не вытекают из его служебных полномочий. Сами незаконные действия составом коммерческого подкупа не охватываются и подлежат самостоятельной юридической оценке. В частности, если лицо за подкуп совершает незаконные действия, не являющиеся преступными, то они не влияют на квалификацию, а получение подкупа при таких обстоятельствах все равно охватывается п. «в» ч. 7 ст. 204 УК РФ, а лицо, передавшее подкуп, несет ответственность по п. «б» ч. 3 ст. 204 УК РФ.

Уголовная ответственность за получение предмета коммерческого подкупа (ч. 5 ст. 204 УК РФ) предусматривает незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а также незаконное пользование им услугами имущественного характера или иными имущественными правами (в том числе, когда по указанию такого лица имущество передается, или услуги имущественного характера оказываются, или имущественные права предоставляются иному физическому или юридическому лицу) за совершение действий (бездействие) в интересах дающего или иных лиц, если указанные действия (бездействие) входят в

служебные полномочия такого лица либо если оно в силу своего служебного положения может способствовать указанным действиям (бездействию).

В соответствии с п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» (далее - постановление № 24)61 преступление будет считаться оконченным после незаконного получения предмета подкупа независимо от наступления последствий с момента принятия лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой и иной организации (в том числе иным физическим или юридическим лицом по указанию такого лица), хотя бы части передаваемых ему ценностей (например, с момента передачи их лично лицу, зачисления с его согласия на счет, владельцем которого оно является). При этом не имеет значения, получили ли указанные лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению.

Наличие либо отсутствие результата коммерческого подкупа, т.е. того самого обусловленного действия (бездействия), ради которого совершается подкуп, не является обязательным элементом объективной стороны рассматриваемого преступления.

Относительно момента окончания коммерческого подкупа следует отметить, что, руководствуясь п. 12 постановления № 24, в случае если условленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, действия которых были непосредственно направлены на их передачу или получение, их действия будут квалифицированы как покушение на коммерческий подкуп.

Исключение составляют случаи, когда получение или передача незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе осуществлялись в условиях оперативно-розыскного мероприятия. Вне зависимости от того, успело ли лицо, выполняющее управленческие функции к коммерческой или иной организации, распорядиться полученными ценностями либо они были сразу изъяты после их приня-

тия указанным лицом, такие действия должны квалифицироваться как оконченное преступление[59].

На основании ранее упомянутого Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 324-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» УК РФ был дополнен ст. 204.1, устанавливающей ответственность за посредничество в коммерческом подкупе, а также обещание или предложение посредничества в коммерческом подкупе, по аналогии со ст. 291.1 УК РФ. До этого момента в диспозиции ст. 204 УК РФ либо иной отдельной статьи не содержалось указания на возможность передачи или получения предмета подкупа через посредника, как во взяточничестве (чч. 1-4 ст. 291-1 УК РФ). Действия фактического посредника в случае коммерческого подкупа следовало квалифицировать как соучастие в передаче или получении незаконного вознаграждения.

Обещание или предложение посредничества в коммерческом подкупе (ч. 4 ст. 204.1 УК РФ) также уголовно наказуемо. Важно иметь в виду, что в отличие от ненаказуемого обнаружения умысла уголовная ответственность по ч. 4 ст. 204.1 УК РФ будет иметь место в случаях, когда обещание было направлено на доведение его до сведения других лиц в целях дачи им либо получения от них ценностей, а также в случае достижения договоренности между указанными лицами. Таким образом, согласно разъяснениям постановления № 24, просто вербальное обещание, не сопряженное с конкретными действиями, без наличия достигнутой договоренности по-прежнему не образует уголовной ответственности[60].

Квалифицирующими признаками получения предмета коммерческого подкупа являются совершение его группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; вымогательство; совершение его за незаконные действия (бездействия)

Предмет коммерческого подкупа надлежит считать полученным по предварительному сговору группой лиц (п. «а» ч. 7 ст. 204 УК РФ), если в преступлении участвовали два и более лица, выполнявшие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления путем принятия каждым из членов группы части незаконного вознаграждения за совершение каждым из них действий (бездействие) по службе в пользу передавшего незаконное вознаграждение лица или представляемых им лиц. В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия незаконно вознаграждения хотя бы одним из входящих в преступную группу лиц. При этом не имеет значения, какая сумма получена каждым из членов преступной группы.

Действия лиц, не обладающих признаками, специального субъекта, предусмотренного ст. 204 УК РФ, участвующих в получении предмета коммерческого подкупа группой лиц по предварительному сговору, квалифицируются как соучастие в коммерческом подкупе (ст. 204 УК РФ со ссылкой на ст. 33 УК РФ).

Исходя из положений ст. 35 УК РФ в организованную группу (п. «а» ч. 7 ст. 204 УК РФ), помимо одного или нескольких лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, могут входить лица, не обладающие признаками специального субъекта коммерческого подкупа. Это означает, что для квалификации по признаку организованной группы достаточно одного специального субъекта. При наличии к тому оснований участники организованной группы несут ответственность как исполнители, организаторы, подстрекатели либо пособники преступлений, предусмотренных ст. 204 УК РФ, без ссылки на ст. 33 УК РФ. В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия незаконного вознаграждения любым членом организованной группы.

Вымогательство предмета коммерческого подкупа (п. «б» ч. 7 ст. 204 УК РФ) означает не только требование лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, передать незаконное вознаграждение под угрозой совершить действия (бездействие), которые могут причинить вред законным интересам граждан, но и заведомое создание условий, при которых лицо вынуждено передать указанные предметы с целью предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов. При этом не имеет значения, была ли у лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, реальная возможность осуществить указанную угрозу, если у лица, передавшего предмет коммерческого подкупа, имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Под незаконными действиями (бездействием) лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации (п. «в» ч. 7 ст. 204 УК РФ) следует понимать действия (бездействие), которые: совершены лицом с использованием служебных полномочий, однако в отсутствие предусмотренных законом оснований или условий для их реализации; относятся к полномочиям другого лица; совершаются лицом единолично, однако могли быть осуществлены только коллегиально либо по согласованию с другим лицом или органом; состоят в неисполнении служебных обязанностей; никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать (п. 6 постановления № 24)[61].

Субъект передачи коммерческого подкупа (чч. 1-4 ст. 204 УК РФ) - общий, т.е. физическое, вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Субъект получения предмета коммерческого подкупа (чч. 5-8 ст. 204 УК РФ), а также злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК РФ) - специальный.

Далее рассмотрим понятие специального субъекта, содержащееся в п. 1 примечания к ст. 201 УК РФ, сфера действия которого распространяется на статьи гл. 23 УК РФ, в которых прямо указано лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также на ст. 199.2 и 304 УК РФ.

Из буквального толкования отмеченного примечания следует, что субъектом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, может быть признано лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа. В соответствии с п. 11 постановления № 19 к ним относятся, например, директор, генеральный директор, член правления акционерного общества, председатель производственного кооператива, руководитель общественного объединения, религиозной организации и т.п.

Важно отметить, что Федеральным законом от 13 июля 2015 г. № 265-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[62] внесены изменения и дополнения в ст. 285 и 293 УК РФ. Изменения ст. 285 УК коснулись нормы п. 1 (примечаний о понятии должностного лица). В новой редакции п. 1 примечаний к ст. 285 УК РФ расширен круг субъектов, относимых к должностным лицам: теперь таковыми признаются в том числе лица, выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в «государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям»[63]. В связи с этим перечисленные категории лиц не являются субъектами преступлений, предусмотренных гл. 23 УК РФ.

Понятие и признаки государственной компании раскрываются в ст. 7.2 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»[64]; правовое положение унитарных предприятий закреплено в

ст. 113, 114 ГК РФ и Федеральном законе от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»[65] [66]; в

специальной литературе под контрольным пакетом акций понимается «доля обыкновенных акций в акционерном обществе, которая позволяет их владельцам самостоятельно решать вопросы деятельности организации, а также назначать

69

совет директоров и руководителя» .

Лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации должны быть наделены организационно-распорядительными или административно-хозяйственными правомочиями.

Под организационно-распорядительными функциями понимаются такие полномочия, которые связаны с руководством трудовым коллективом коммерческой или иной организации, либо нахождением в подчинении работников, возможностью применения к ним мер поощрения и наложения дисциплинарных взысканий и т.д. Такими лицами могут являться, например, руководитель организации (президент, генеральный директор, управляющий партнер), его заместители, руководители структурных подразделений организации (например, начальник отдела) и др.

Административно-хозяйственные функции связаны с наличием полномочий по распоряжению имуществом и иными материальными средствами, которые находятся на балансе организации (например, главный бухгалтер, иное материально ответственное лицо).

В ходе выявления и документирования рассматриваемых видов преступлений признаки специального субъекта преступления должны быть установлены путем изучения круга его полномочий, т.е. относятся ли они к организационнораспорядительным и административно-хозяйственным функциям. С этой целью изучению подвергаются нормативные правовые акты, в соответствии с которыми лицо уполномочено осуществлять управленческие функции.

Познавательное значение также имеет изучение других элементов оперативно-розыскной характеристики рассматриваемых в настоящем исследовании преступлений с учетом их специфики. В связи с этим представляется обоснованным рассмотрение ОРХ преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики, выделяя следующие элементы (помимо уголовно-правовых признаков):

лица, совершающие коррупционные преступления в негосударственном секторе экономики;

способ совершения преступления.

Далее перейдем к раскрытию указанных элементов.

Элементом ОРХП в рассматриваемой сфере являются лица, совершающие преступления. Личность коррупционера в негосударственном секторе экономики существенно не отличаются от признаков личности большинства коррупционных преступников.

В криминологии существует несколько характеристик, используемых нами для исследования коррупционных преступников:

1) социально-демографическая (пол, возраст, образование, социальное положение, род занятий, семейное положение, материальное положение, место жительства);

2) нравственно-психологическая (ценностные ориентации, взгляды, интересы, мотивы, волевые свойства, интеллект);

3) уголовно-правовая (мотив преступного поведения, наличие прошлых судимостей, степень тяжести совершенного преступления).

Ряд авторов считают, что использование криминологической характеристики личности преступника при рассмотрении оперативно-розыскной характеристики неверно. По замечанию В.Д. Ларичева, криминология изучает личность преступника с двух позиций: а) почему данное лицо стало преступником; б) какие меры должны быть приняты для его исправления . Теорию ОРД, по его мнению, [67]

интересует криминальная личность как объект изучения ее типичных признаков,

-71

пригодных для выявления и раскрытия преступлении .

Учитывая ограниченный объем диссертации, включая объем настоящего параграфа, соискатель не вступает в полемику по данному вопросу и ограничивается лишь социально-демографическими данными и должностным положением лиц, совершивших преступление, а также должностным положением лиц, могущих быть потенциальными свидетелями совершения преступления.

Изучение социально-демографических признаков личности типичного коррупционера свидетельствует о том, что его современный портрет выглядит следующим образом: лицо мужского пола, 33 лет, имеющее высшее образование, занимающее государственную должность, семейное, ранее не судимое, имеющее высокий материальный достаток, корыстолюбивое, властное, не ува-

72

жающее закон .

В то же время изучение автором статистических данных о лицах, совершивших преступления по ст. 201, 204 УК РФ , позволяет дать характеристику социально-демографических признаков личности управленцев негосударственного сектора, злоупотребляющих полномочиями, и совершающих коммерческих подкуп.

Среди лиц, совершающих преступление по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями), преобладают лица мужского пола (около 80%), как правило, в возрасте от 30 до 49 лет (50%) или старше 50 лет (50%), имеющие высшее образование (около 75%). [68] [69] [70]

Портрет лица, совершающего коммерческий подкуп, выглядит следующим образом: мужчина (свыше 80%), как правило, в возрасте от 30 до 49 лет (50%) или старше 50 лет (50%), имеющий высшее образование (около 55%).

Таким образом, большинство преступлений коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики совершаются мужчинами зрелого (старше 30 лет) возраста с высшим образованием. К этому возрасту люди имеют семьи, детей, материальный достаток.

По изученным уголовным делам, возбужденным в период 2013-2016 гг., большинство привлеченных к уголовной ответственности лиц имели высшее образование, ранее к уголовной ответственности не привлекались, имели постоянную работу и, соответственно, стабильный источник дохода. Отмечаются случаи совершения коррупционных преступлений лицами с ученой степенью. В основном указанные лица состояли в браке (64%), доля разведенных граждан составила 33%, у большинства из них есть дети.

Как уже отмечалось, специфика должностного положения лиц, совершивших коррупционные деяния в рассматриваемой сфере, обусловлена признаками специального субъекта, установленными в ст. 201 УК РФ. В основном лицами, совершающими преступления, предусмотренные гл. 23 УК РФ, могут быть только лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации. Отличие между ними может заключаться лишь в специфике выполняемых ими полномочий, некоторые из которых установлены соответствующими законодательными актами Российской Федерации (частные нотариусы, частные аудиторы, частные детективы и работники частной охранной организации).

Если исходить из того, что лицо, совершившее преступление коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики, это в основном носитель функциональных прав и обязанностей, реализующий определенные полномочия, то ключевыми вопросами в оперативно-розыскной характеристике его [71]

личности являются:

наличие у лица признаков специального субъекта, предусмотренного ст. 201 УК РФ, т.е.;

соответствие выполняемых лицом полномочий установленным в ст. 201 УК РФ критериям;

полномочия данного лица должны быть закреплены за ним в соответствующем правовом акте.

По этой причине преступления коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики в силу особенностей специального субъекта преступления совершаются:

руководителями и сотрудниками коммерческих и иных организаций частных форм собственности, выполняющими организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции - руководитель организации (управляющий, директор, президент, генеральный директор и т.д.), его заместители, начальники отделов (например, юридического, отдела кадров и т.д.) и другие руководители структурных подразделений организации;

представителями СРО;

лицами, выполняющими в указанных организациях учет и контроль за расходованием денежных средств и товарно-материальных ценностей (главными бухгалтерами и др.).

В частности, изучение уголовных дел показало, что субъектами рассматриваемых преступлений; в 4% - представители СРО; в 24% случаев - представители коммерческих банков; 9% составили главные бухгалтеры (заместители главного бухгалтера) предприятия или организации. В 54% - преступления совершали руководители коммерческой организации (собственники, управляющие активами, генеральные директоры, их заместители), в остальных случаях - руководители среднего звена (начальники отделов, руководители юридической, экономической служб, службы безопасности, начальники производств).

К числу лиц, причастных к реализации коррупционных схем на объектах негосударственного сектора и могущих быть потенциальными свидетелями совершения преступления, относятся:

1) работники коммерческих и иных организаций, выполняющие возложенные на них должностные обязанности и функции, располагающие информацией о движении денежных средств с использованием банковского счета предприятия: бухгалтеры, секретари правления или совета директоров, сотрудники правового отдела, ответственные за регистрацию договоров предприятия, референты (секретари) руководителя и др.;

2) лица, не работающие в коммерческих организациях, но в силу служебных обязанностей вступающие с ними в различные деловые взаимоотношения: представители СРО - специалисты по оценочной деятельности, аудиторы, строительные эксперты и др.;

3) специалисты в области компьютерной информации и информационным технологиям;

4) представители организаций - операторов электронных площадок для проведения открытых аукционов в электронной форме в сфере государственных

75

закупок ;

5) сотрудники коммерческих фирм либо индивидуальные предприниматели, участвующие либо претендующие на участие в конкурсе (аукционе): специалисты хозяйственных подразделений, бухгалтеры, аудиторы, учетчики, работники производственных отделов, а также работники конкурирующих между собой за участие в торгах фирм;

6) специалисты государственных органов, осуществляющие контроль и надзор в сфере предпринимательской деятельности; отвечающие за проведение торгов; являющиеся участниками конкурсных комиссий, организаций по подго- [72] товке документации и проведению конкурсов (аукционов) в сфере закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд и др.

Обобщая представленные в данном параграфе сведения об оперативно - розыскной характеристике преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики, можно резюмировать, что ОРХП является основополагающим для науки ОРД понятием, которое можно определить как совокупность присущих тому или иному виду преступлений характеристик, имеющих наибольшее значение для эффективного решения задач, сформулированных в ст. 2 Закона «Об ОРД»:

выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

добывание информации о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации;

установление имущества, подлежащего конфискации.

Ранее данные учеными определения ОРХП содержат существенный недостаток - указывают, что ОРХП представляет собой набор значимых характеристик преступления в целях борьбы с преступностью, что нам представляется излишне общим, неконкретным, не соответствующим Закону «Об ОРД» и допускающим расширительное толкование.

В ОРХ преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики, по нашему мнению, наиболее значимыми являются следующие элементы:

уголовно-правовые признаки;

лица, совершающие преступления коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики;

способ совершения преступления.

В составе ОРХ преступлений коррупционной направленности уголовноправовые признаки являются исходными для данного вида характеристики преступлений. Их анализ позволяет правильно квалифицировать преступные деяния, определить характер поисковых мероприятий и направления документирования, обеспечить соблюдение законности при заведении дел оперативного учета, проведении оперативно-розыскных мероприятий и задержании разрабатываемых лиц. Неверная квалификация преступного деяния влечет за собой дальнейшие ошибки в документировании, что является наиболее распространенной причиной отказа в возбуждении уголовных дел, прекращения уголовных дел либо оправдания подсудимых.

Включение уголовно-правовых признаков в оперативно-розыскную характеристику преступлений в рассматриваемой сфере обусловлено необходимостью правильного установления оперативным сотрудником признаков специального субъекта преступления, связи события преступления с наличием у лица необходимых полномочий, содержанием выполняемых функций, организационно - распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей, на этапе выявления и документирования.

Знание признаков объективной стороны и субъекта преступления необходимо не только следователю, который дает окончательную правовую оценку деяния при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, но и оперативному сотруднику. В процессе документирования преступлений коррупционной направленности важно, чтобы сотрудник оперативного подразделения еще до начала проведения оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) на основе полученных сведений дал максимально верную уголовно-правовую оценку деяний предполагаемого коррупционера. Как известно, некоторые виды ОРМ могут быть проведены только с учетом категоризации преступлений (ст. 15 УК РФ). Так, проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ч. 8 ст. 8 Закона «Об ОРД»).

Основные криминологические характеристики личности коррупционных преступников в негосударственном секторе экономики выглядят следующим образом: мужчина зрелого (старше 30 лет) возраста, с высшим образованием, женатый, имеющий на содержании детей. Чаще всего занимает руководящую должность, является лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации или иной организации.

Изучение личности коррупционного преступника позволяет правильно выбрать вид и характер оперативно-розыскных мероприятий, необходимых для выявления коррупционных преступлений; определить эффективные меры по поиску лиц, осведомленных о факте коррупции и могущих указать на конкретных лиц, подготавливающих, совершающих либо совершивших преступление.

<< | >>
Источник: ПОТАПОВ Илья Николаевич. ВЫЯВЛЕНИЕ И РАСКРЫТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ, СОВЕРШАЕМЫХ В НЕГОСУДАРСТВЕННОМ СЕКТОРЕ ЭКОНОМИКИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Оперативно-розыскная характеристика преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -