<<
>>

§ 3. Характеристика и классификация способов совершения преступлений коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики

Как уже было отмечено, помимо уголовно-правовых признаков преступлений коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики и данных о лицах, совершающих преступления, в структуру оперативно-розыскной характеристики рассматриваемых преступлений входит такой важный элемент, как способ совершения преступления.

Теоретическое осмысление понятия «способ совершения преступления» рассматривается в числе ключевых проблем различных отраслей правоведения, задачей которых является обеспечение борьбы с преступностью.

В частности, исследованием способа преступления занимались многие ученые-криминалисты: Р.С. Белкин[73], Г.Г. Зуйков[74], И.Ш. Жордания[75], А.Н. Колесниченко[76],

Н.А. Селиванов , В.Г. Танасевич и другие.

Одни авторы рассматривают способ совершения преступления как детерминированный целым рядом субъективных и объективных факторов комплекс

действий субъекта (субъектов) по подготовке, совершению и сокрытию следов

82

преступного деяния .

Другие авторы расширяют данное определение, говоря о «взаимосвязанной системе действий по подготовке, совершению и сокрытию преступлений, детерминированных условиями внешней среды и психофизиологическими свойствами личности, могущих быть связанными с избирательным использованием соответствующих орудий или средств и условий места и времени» .

Как видим, под способом совершения преступления большинство из указанных авторов понимают систему (комплекс, совокупность) взаимосвязанных действий (актов, операций, приемов) по подготовке, совершению и сокрытию преступления.

В то же время группа авторов считают, что в определении способа совершения преступлений нет необходимости перечислять все элементы. Так, Г.А. Корнилов говорит, что выделение сокрытия в определении не совсем верно (нецелесообразно)79 [77] [78] [79] [80] [81] и свою позицию он обосновывает тем, что даже если оно и отделено по времени, месту от действий по изъятию ценностей, все равно предопределено особенностями способа совершения преступных действий и не может быть иным. Аналогично рассуждает И.М. Лузгин, считая, что сокрытие фактически пронизывает все этапы совершения преступлений .

Однако, по общему мнению криминалистов, способ преступления является основным элементом механизма совершения преступления. Именно в способе совершения преступления чаще всего содержится наибольший объем информации, позволяющей быстрее и правильнее сориентироваться в сути происшедшего в целом и его отдельных обстоятельствах, круге лиц, среди которых следует искать преступника[82] [83] [84].

Нельзя преуменьшить значение этого элемента и в структуре оперативно- розыскной характеристики преступлений. Способ совершения преступления как элемент ОРХП имеет важнейшее значение в раскрытии преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики. Именно знание этого элемента позволяет правильно определить тактику документирования подобных преступлений, выдвинуть версии и обеспечить доказательственную базу на этапе расследования преступлений. В процессе поисковой деятельности оперативные сотрудники выявляют признаки преступлений коррупционной направленности, которые совершаются различными способами и с применением разнообразных схем.

Определяя его роль в оперативно-розыскной деятельности, исследователями также подчеркивалось, что способ совершения преступления «выступает в роли признака, характеризующего качественное своеобразие противоправного деяния, показывающего его индивидуальные особенности, присущие действию в конкретной преступной ситуации, позволяющего выявить преступление, круг лиц, к нему причастных, и задокументировать их преступные действия» .

Нами полностью поддерживается точка зрения исследователей, определивших основное значение способа совершения преступления в

оперативно-розыскной работе следующим образом: «установление модели совершения преступления и конкретных приемов его подготовки и исполнения с последующим «наложением» на разработанную модель мероприятий по выявлению и раскрытию данного преступления. Это позволяет: определить признаки преступления; спрогнозировать развитие преступной деятельности; выдвинуть и обосновать оперативно-розыскные версии; определить перспективы применения организационно-тактических и технических приемов раскрытия преступлений, исходя из конкретно складывающейся оперативной обстановки;

выработать модели оперативно-розыскной деятельности по выявлению и раскрытию конкретных преступлений;

спланировать оперативно-розыскные мероприятия по документированию преступных действий лиц, совершающих преступления, и др.» .

В то же время в научном плане определенный интерес представляет позиция ряда ученых, которые предприняли попытку сформировать учение о криминальной фикции как «способе криминально-психологического воздействия на умы, чувства и действия должностных лиц, отдельных граждан или определенных групп населения», а также «процессе, направленном на производство клеветнической или иного вида заведомо ложной информации и ее реализацию, в одних случаях, путем распространения, а в других - путем использования в роли средства подготовки, совершения преступления (преступлений), противодействия правоохранительным органам для сокрытия преступления и (или) решения других пре-

89

ступных задач» .

В частности, О.В. Танимов пишет, что сущность противоправных фикций «.. .заключается в искажении содержания закона, выразившемся в отсутствии социальных связей между поведением субъекта и требованием закона, между инди- [85] [86]

видуальными притязаниями субъекта и общественно необходимыми требования-

90

ми правовых норм» .

В развитие изложенной позиции В.А. Образцов, Л.В. Бертовский, Н.Л. Бертовская определяют уголовно-релевантную[87] [88] [89] фикцию как «опирающуюся на тактическую легенду, дезинформационную систему, представляющую собой искусственный либо реальный объект с искусственно измененными признаками, создаваемый и реализуемый под видом подлинного в качестве средства психологического воздействия одного потенциального или реального участника (участников) досудебного уголовного производства (дезинформатора) на сознание другого потенциального или реального участника (участников) того же производства как оппонента по информационному противодействию, в расчете на введение последнего в состояние заблуждения относительно происходящего, проявление им не адекватных фактическим обстоятельствам психофизических реакций, соответствующих интересам и ожиданиям субъекта дезинформирования или/и его единомышленников» . По мнению этих авторов, «определяющими средствами материализации (воплощения в жизнь) криминалистически значимых фикций, как и любой иной формы дезинформации, служат имитационные действия субъектов дезинформирования и используемая ими заведомо ложная информация вербальной и/или невербальной природы»[90].

Криминальные фикции как подсистемы, имманентные отдельным элементам механизма преступного поведения, чаще всего играют роль способа или приема достижения преступного результата. Указания на такую роль фикции содержатся, например, в ст. 159 УК РФ, предусматривающей ответственность за мо- шенничество, т.е. хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Применительно к теме настоящего исследования нами выделяется группа фикций, которые можно обозначить «Преступные соглашения» («Фиктивные сделки»)[91]. Данные преступления в отдельную группу деяний в уголовном законодательстве не объединяются. Однако при всех различиях для них характерно сходство в части ряда признаков, присущих правовому понятию сделки (договора) как реального, возмездного соглашения двух или более сторон. Для такого рода криминальных соглашений, обычно заключаемых в устной форме, свойственно не только наличие свободного либо вынужденного волеизъявления сторон, но и совершение каждой из сторон каких-либо действий (либо не совершение нежелательных действий) в интересах другой стороны (например, передачи вещей или денег, предоставления услуг одной стороне и выполнение последней каких-либо обязательств в интересах другой стороны). Наглядным примером является ст. 204 «Коммерческий подкуп» («незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением»), также ст. 204.1 УК РФ «Посредничество в коммерческом подкупе» (передача предмета коммерческого подкупа (незаконного вознаграждения) по поручению лица, передающего предмет коммерческого подкупа, или лица, получающего предмет коммерческого подкупа, либо иное способствование этим лицам в достижении или реализации соглашения между ними о передаче и получении предмета коммерческого подкупа).

В том же ряду криминальных фикций находится и ряд других преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики. Например, дача взятки бизнесменом должностному лицу государственного и муниципального органа (ст. 291 УК РФ); посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ); оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса (ст. 184 УК РФ); мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ); вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия, иных незаконных способов психического или физического воздействия в отношении их родных, близких, а также в случае реализации этих угроз (ст. 163 УК) и др.

Для преступлений данной группы характерны два важных момента, которые необходимо учитывать в научной и практической деятельности.

Во-первых, во всех случаях должны устанавливаться обстоятельства общего характера, вытекающие из природы и особенностей двусторонних и многосторонних сделок (предмет сделки; кто именно, в каких целях, из каких побуждений участвовал и что конкретно делал в процессе подготовки, осуществления сделки и реализации ее результатов; когда, где, в каких условиях, в связи с чем и по чьей инициативе это происходило; какие последствия наступили в результате содеянного; причинная связь между действиями (бездействием) участников сделки и наступившими общественно опасными последствиями и т.д.).

Во-вторых, при решении вопросов о том, что и каким образом должно быть установлено по уголовному делу, необходимо учитывать специфику соответствующего вида расследуемого преступления, своеобразие характерного для него механизма подготовки, совершения, сокрытия и отражения, а значит и характера, круга, содержания обстоятельств, подлежащих доказыванию в уголовном производстве, а также организационно-тактических схем выявления преступлений данного вида, их раскрытия, пресечения, предотвращения.

Таким образом, конкретизация и развитие общих задач и средств борьбы с

противоправными, уголовно наказуемыми сделками осуществляется с учетом

специфики криминальных, оперативно-розыскных, следственных ситуаций и своеобразия признаков уголовно-правовой характеристики исследуемого вида преступлений.

Специфика способов совершения преступлений в негосударственном секторе, как показали результаты проведенного исследования, во многом определяются особенностями функционирования объектов негосударственного сектора экономики. Однако ввиду ограниченного объема настоящего исследования мы не будем останавливаться на рассмотрении данного вопроса[92].

Кроме того, в качестве факторов, определяющих специфику способов совершения преступлений в негосударственном секторе (криминальных фикций класса «Преступные соглашения»), являются особенности технологий производства, документооборота, нормативных требований, действующих в соответствующей подотрасли экономики, а также в отдельно взятой коммерческой организации.

В частности, в жилищно-коммунальном хозяйстве (ЖКХ) подобные преступления совершаются, как правило, путем внесения в конкурсную документацию условий, затрудняющих получение готового жилья от застройщика; завышения объема фактически выполненных работ либо выполнения работ с использованием более дешевых материалов и указания в актах приема выполненных работ фиктивных данных о применении более дорогих стройматериалов, а также путем выполнения работ частично или их полного невыполнения с присвоением денежных средств, поступивших в качестве предоплаты (оплаты).

В сфере распределения бюджетных средств преступления, носящие коррупционный характер, связаны с преступными действиями как должностных лиц (организаций-заказчиков, уполномоченных органов, аукционных комиссий), направленными на принуждение предпринимателей к согласию на получение «услуг» по лоббированию их интересов и покровительству, так и представителей коммерческих организаций-участников торгов, в том числе связанных с вымогательством денежных средств у добросовестных участников конкурсов при размещении государственного заказа за обеспечение победы или прекращение действий, направленных на срыв конкурса либо снижение цены контракта.

В сфере деятельности саморегулируемых организаций встречается следующая коррупционная практика, которая также может быть охарактеризована как криминальная фикция класса «Преступные соглашения». Для продажи активов коммерческой организации под видом неликвидного имущества ее руководителем либо лицом, уполномоченным на осуществление сделки, осуществляется сговор с оценщиком саморегулируемой организации для проведения «независимой» оценки с целью занижения его рыночной стоимости, в результате чего после проведения оценки оценщик получает незаконное вознаграждение. Далее имущество коммерческой организации, как правило, реализуется в адрес фирм-однодневок либо аффилированных организаций и перепродается по более высокой стоимости.

Например, в 2013 г. территории г. Москвы и г. Санкт-Петербурга были задержаны при получении от руководства ОАО «Московский завод киноаппаратуры «Москинап» первой части коммерческого подкупа в сумме 7 млн руб. (из 23 млн руб.) за составление отчета об оценке стоимости 100% пакета акций общества, содержащего заведомо недостоверные сведения о его стоимости на 160 млн руб. ниже рыночной, члены организованной преступной группы, в состав которой входили президент группы компании «Аверс» З., руководители ООО «Центр оценки «Аверс» М., С., Б. и руководитель ООО «Оценка плюс» А. (основные поставщики услуг Росимуществу по оценке рыночной стоимости приватизируемых акций).

Обобщение правоприменительной практики позволяет выделить следующие способы совершения преступлений коррупционной направленности в него-

96

сударственном секторе экономики :

96

См.: Потапов И.Н., Бертовский Л.В. Способы совершения преступлений коррупцион-

1. Злоупотребление полномочиями и коммерческий подкуп под видом гражданско-правовых сделок, договоров, соглашений о намерениях, достигнутых договоренностей на переговорах и т.д. Изучение архивных уголовных дел и материалов показало, что таким способом совершается около 15% рассматриваемых преступлений.

2. Вымогательство взяток со стороны представителей органов власти у работников коммерческих структур при проведении конкурсов и тендеров на поставку товаров или оказания услуг за обеспечение победы в конкурсе (данным способом совершается более 17% коррупционных преступлений).

3. Коммерческий подкуп между представителями бизнес-структур за отказ от участия в конкурсах и тендерах на поставку товаров или оказание услуг (указанным способом совершается около 10% коррупционных преступлений).

4. Заключение экономически не выгодных сделок с аффилированными (взаимозависимыми) компаниями руководителем коммерческой организации в том числе без одобрения совета директоров, собрания акционеров и иного управляющего органа коммерческой организации (таким способом совершается не более 5% рассматриваемых преступлений).

5. Незаконная сдача имущества коммерческой организации в аренду (злоупотребление полномочиями данным способом совершается в 17% случаев).

6. Незаконный вывод активов предприятия из оборота (этот способ используется в 22% случаев). Наиболее распространенной формой применения данного способа является перевод денежных средств со статей расходов на нужды предприятия (ремонт и т.д.) в счет заработной платы либо перевод денежных средств, полученных по государственным и муниципальным контрактам на личные нужды руководителя.

8. Совершение коммерческого подкупа путем бесконтактной передачи денежных средств с использованием средств безналичного расчета, в том числе возможностей информационно-коммуникационной сети Интернет и др. Данный ной направленности в негосударственном секторе экономики и методы их выявления // Проблемы экономики и юридической практики: журнал. М.: Юр-ВАК, 2017. № 3. С. 155 - 162.

способ совершения указанных преступлений, согласно проведенному исследованию, имеет место не более чем в 4% случаев.

9. Ситуативная передача наличных денег в виде коммерческого подкупа. Данный способ передачи ввиду простоты использования является наиболее распространенным - свыше 60%. Ему присуще скоротечность процесса «подкуп - услуга». Основным признаком ситуативного коммерческого подкупа является передача денег в наличной форме.

Учитывая изложенные способы, представляется целесообразным привести по некоторым основаниям оперативно-розыскную классификацию способов совершения преступлений коррупционной направленности на объектах негосударственного сектора экономики.

1. По субъекту совершения преступления такие преступления могут быть совершены: 1) лицом, являющимся руководителем организации; 2) иным лицом, находящимся с организацией в гражданско-правовых отношениях (учредитель, участник); 3) лицом, находящимся в трудовых отношениях (работник, наделенный управленческими полномочиями, например, главный бухгалтер), 4) физическим лицом, представляющим организацию как руководитель либо уполномоченное на представление соответствующих интересов организации лицо (лицо, действующее по доверенности, договору поручения, устному распоряжению); 5) коллегиальным органом управления юридического лица.

Традиционно, руководителем организации признается лицо, возглавляющее организацию и представляющее ее без доверенности. В то же время правоохранительные органы часто сталкиваются со случаями совершения преступлений коррупционной направленности не только руководителями, но и его заместителями, лицами, которые в соответствии с законом и на основании учредительных документов осуществляют руководство текущей деятельностью коммерческой организации по всем, нескольким или отдельным направлениям. Кроме того, имеют место случаи номинального руководства организацией, реально же обязанности руководителя выполняют другие лица, которые юридически не значатся работающими в данной организации.

По мнению В.В. Астанина, «обнаружение признаков коррупции в действиях (бездействии) представителей специализированных организаций, занятых торгами, не всегда определяет возможность их привлечения к уголовной ответственности по ст. 201 «Злоупотребление полномочиями» или ст. 204 «Коммерческий подкуп» УК РФ. Не каждый служащий коммерческой или иной организации (в рассматриваемом случае - специализированной) может нести уголовную ответственность за указанные преступления. Отсутствие возложенных полномочий в установленном порядке (приказ, доверенность) создает трудности привлечения виновного к уголовной ответственности как субъекта служебного преступления»[93].

В информационном письме Г енеральной прокуратуры РФ от 3 июля 2007 г. указано на сложность, которую для практики представляет проблема определения субъекта преступления и вины в случаях, когда решение о совершении руководителем заведомо противоправных и влекущих причинение крупного ущерба действий принималось коллегиальным органом управления юридического лица. Как отмечается в документе, за конкретное общественно опасное деяние, совершенное с использованием полномочий, которыми руководитель наделен в силу занимаемого им положения в организации, уголовную ответственность несет он сам независимо от того, действовал ли он противоправно во исполнение якобы обязательных для него распоряжений коллегиального органа управления организации. В данном случае члены коллегиального исполнительного органа юридического лица, принявшие заведомо для них незаконное решение, например, о таком распоряжении имуществом организации, которое привело к причинению крупного ущерба организации, ее работникам, кредиторам, несут уголовную ответственность как соисполнители либо как соучастники преступления, совершенного руководителем юридического лица.

Подобная позиция соответствует положениям гражданского законодательства, которое признает руководителя организации в качестве единственного лица, представляющего ее в гражданском обороте. Например, в п. 5 ст. 185 ГК РФ установлено, что «доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это его учредительными документами, с приложением печати этой организации».

Таким образом, в коммерческой или иной организации ответственность за совершение преступлений против службы возлагается на руководителя. Вместе с тем ответственность может нести и сотрудник организации, который на основании закона, учредительных документов, распоряжения руководителя организации и ином основании наделен соответствующими полномочиями или на которого в организации возложены соответствующие обязанности .

На практике сложность для правоприменителей нередко вызывают вопросы, связанные с неоднозначным толкованием исполнения соответствующих полномочий по доверенности, договору поручения, устному распоряжению. В частности, в деятельности следственных подразделений распространена позиция, согласно которой выполнять свои обязанности, пусть даже и временно, управленец как субъект преступлений, предусмотренных гл. 23 УК РФ, может только на основании приказа.

1. Случаи, когда субъектом совершения преступления выступает лицо, действующее по доверенности.

При противоречивости позиции следственных органов и прокуратуры по квалификации случаев совершения злоупотребления полномочиями и получения предмета коммерческого подкупа лицами, действующими по доверенности, которые не всегда признаются субъектами рассматриваемых преступлений, мотивируя такую оценку отсутствием соответствующего приказа о назначении лица на должность и трудового договора, практика судебной квалификации является в достаточной мере однозначной.

Так, Никулинским районным судом г. Москвы в 2011 г. вынесен обвинительный приговор по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 [94] ст. 204 УК РФ[95], в отношении Г., который по специальному полномочию на основании выданной от генерального директора ООО «А» доверенности выполнял административно-хозяйственные функции, причинил вред охраняемым законом интересам ООО «Б», незаконно получил от генерального директора вышеуказанной организации деньги за пассивное участие в проводимом аукционе и непонижение цены лота государственного контракта на выполнение работ по аварийному ремонту сантехнических систем. При вынесении Московским городским судом кассационного определения по делу № 22-10533 такой подход, примененный районным судом, по установлению обстоятельств, касающихся незаконного получения Г. денег, был признан правильным.

2. Случаи, когда субъектом совершения преступления выступает лицо, действующее по договору поручения.

Заинтересованные в совершении преступления участники (собственники), руководители юридического лица могут поручать совершение тех или иных противоправных действий лицам, специальные полномочия которых не оформлены письменно, и в связи с этим они формально не соответствуют признакам специального субъекта. Вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности лица, выполняющего управленческие функции, фактически без надлежащего (письменного) оформления полномочий является спорным.

Статьи 16, 61 и 67 ТК РФ устанавливают, что трудовые отношения могут возникнуть в том числе на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Действующий ГК РФ также закрепляет возможность наделения правом совершать юридически значимые действия от чужого имени, в том числе и от имени юридических лиц (например, договоры поручения, агентирования, коммерческого представительства). При этом возможны как письменная, так и устная формы договора (ст. 434 ГК). Кроме того, гражданское право допускает совершение юридически значимых действий от имени или в интересах другого физического или юридического лица без оформления полномочий. Согласно п. 2 ст. 183 ГК РФ сделка, совершенная хотя и не управомоченным лицом либо управомоченным, но с превышением полномочий, считается совершенной в интересах представляемого лица, если оно впоследствии прямо одобрило данную сделку[96].

На таких же позициях стоит и судебная практика по другим видам преступлений. Например, в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»[97] [98] указывается, что ответственности может подлежать лицо, фактически выполняющее обязанности или функции руководителя организации; в пп. 7, 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» говорится, что субъектом преступлений, предусмотренных ст. 199, 199.1 УК РФ, могут быть лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя или главного бухгалтера (бухгалтера).

Вместе с тем имеется пример из существующей судебной практики, в котором суд первой инстанции признал субъектом получения коммерческого подкупа лицо, действовавшее по договору поручения, но суд кассационной инстанции ввиду отсутствия наделения управленческими функциями по договору поручения признал такое лицо соучастником совершения преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 204 УК РФ.

Так, Ч.Е. согласно договора поручения, заключенного между генеральным директором ООО фирма «Д.» Ч.А. и ею, совершала от имени и за счет доверителя (ООО фирма «Д.») действия по осуществлению поиска потенциальных арендаторов и субарендаторов, ведение переговоров и оформление на условиях доверителя договоров с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями на сдачу в аренду и субаренду имущества предприятия, но без права подписи данных договоров и получения денежных средств по заключенным договорам. Во исполнение обязательств по договору поручения на оформление на условиях доверителя - генерального директора ООО фирма «Д.» Ч.А., выполняющего управленческие функции в коммерческой организации на основании Устава общества, договоров на сдачу в аренду помещений, Ч.Е. потребовала от П., намеревавшегося арендовать помещение, ежемесячно перечислять на расчетный счет ООО фирма «Д.» в качестве арендной платы денежные средства в размере 136 000 руб. и ежемесячно передавать ей неофициальный обеспечительный платеж в размере 318 500 руб. В июне 2011 г. приговором Хамовнического районного суда Ч.А. и Ч.Е. признаны виновными по п. «а» ч. 4 ст. 204 УК РФ в совершении коммерческого подкупа, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

По данному делу адвокатом была подана кассационная жалоба, в которой указывалось, что материалами уголовного дела установлено, что Ч.Е. являлась заместителем директора ООО фирма «Х.» и не состояла в штате ООО фирма «Д.», а договор поручения, на который имеется ссылка в приговоре, не наделял его подзащитную правом управленческих функций в коммерческой организации, в том числе в ООО фирма «Д.». Поскольку, как указывает адвокат, Ч.Е. не являлась должностным лицом и не выполняла управленческие функции в коммерческой организации, ее действия не могли быть квалифицированы по вмененной статье уголовного кодекса с квалифицирующим признаком «предварительный сговор группой лиц». Адвокат просил отменить обвинительный приговор в отношении Ч.Е. с прекращением в отношении нее уголовного дела.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в кассационном определении по данному делу согласилась, что Ч.А. и Ч.Е. виновны в совершении коммерческого подкупа. Однако, по ее мнению, суд первой инстанции ошибочно квалифицировал действия осужденных Ч.А. и Ч.Е. по п. «а» ч. 4 ст. 204 УК РФ. В кассационном определении указывается, что согласно сложившейся судебной практике предмет коммерческого подкупа надлежит считать полученным по предварительному сговору группой лиц, если в преступлении участвовали два и более лица, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления с использованием своего служебного положения. Судебная коллегия считает, что в материалах уголовного дела не представлено бесспорных доказательств тому, что осужденная Ч.Е. выполняла управленческие функции в коммерческой организации - ООО фирма «Д.». Заключенный договор поручения не наделял осужденную управленческими функциями в коммерческой организации. Суд кассационной инстанции обратил внимание на то, что Ч.Е. совершала действия, направленные на сдачу в аренду имущества предприятия, но не обладала правом подписи договоров аренды и получения денежных средств по заключенным договорам. В связи с этим, по мнению судебной коллегии, Ч.Е. выполняла роль пособника, содействующего совершению преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 204 УК РФ, лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой организации, т.е. генеральному директору ООО фирма «Д.» Ч.А. Поэтому судебная коллегия переквалифицировала действия Ч.А. на ч. 3 ст. 204 УК РФ, а действия Ч.Е. - на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 204 УК РФ. [99]

Таким образом, приходим к выводу, что судебная практика не всегда признает лиц, действовавших по договору поручения, в качестве субъекта преступлений, предусмотренных гл. 23 УК РФ, по причине отсутствия необходимых документальных данных, подтверждающих специальный статус таких лиц. Установление признака - наделение лица управленческими функциями - в ряде случаев является затруднительным. Поэтому для надлежащей уголовно-правовой квалификации имеет значение установление фактически действовавшего в организации порядка осуществления деятельности, круг полномочий лица, определенный устным или письменным распоряжением руководителя организации.

Для установления факта наделения лица управленческими функциями в таких ситуациях можно использовать, например, протоколы совещаний с упоминанием о его функциях, платежные ведомости, документы, составленные лицом, которые свидетельствуют о фактическом допущении к выполнению управленческих функций и др. Необходимо заранее иметь в виду, что это будут документы, не напрямую подтверждающие наделение лица управленческими правомочиями, т.е. косвенные доказательства. Тем не менее, на наш взгляд, устанавливать наличие фактически осуществляемых управленческих полномочий необходимо, так как, во-первых, имеются основания признания выполнения таких функций правомочными в силу закона (например, как отмечалось выше, при одобрении юридическим лицом сделки в порядке п. 2 ст. 183 ГК РФ), а во-вторых, имеется соответствующая положительная судебная практика, хотя бы и на уровне суда первой инстанции.

2. Принимая в качестве основания для классификации объективную сторону рассматриваемых преступлений, полагаем возможным выделить следующие способы их совершения: 1) действие, напрямую нарушающее законные интересы службы в коммерческих и иных организациях (совершение сделок без одобрения совета директоров или общего собрания акционеров, подделка этих документов, ситуативная передача коммерческого подкупа в виде наличных денег); 2) действие, на первый взгляд носящее законный характер, совершенное под видом гражданско-правовых сделок, соглашений о намерениях, достигнутых договорен- ностей на переговорах, перечислений по договору, в том числе бесконтактным способом, в виде добровольных пожертвований и взносов на счета подконтрольных организаций с последующим использованием их на собственные нужды и по собственному усмотрению.

С развитием технического прогресса традиционное представление о механизме совершения коррупционных преступлений стало претерпевать значительные изменения. Хотя получение взяток в виде наличных денег как самый простой из способов, по-прежнему процветает, за последнее время появилось множество новых схем получения незаконного вознаграждения.

Стремясь всячески скрыть факт коммерческого подкупа, получение денег наличными лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, постепенно замещается завуалированными под законные, на первый взгляд, сделки, взаиморасчеты и перечисления.

За последние годы подразделениями ЭБиПК был выявлен ряд подобных преступлений, появилась некоторая практика судебного рассмотрения таких дел.

Так, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда вынесла кассационное определение от 15 февраля 2012 г. по делу № 22-1026, оставляющее в силе приговор Лефортовского районного суда г. Москвы, квалифицировавшего по п. «б» ч. 4 ст. 204 УК РФ действия заместителя руководителя ОАО Д., вымогавшего у Ф., являющегося генеральным директором ООО, денежные средства в размере 3 560 000 руб. за нерасторжение договора, который был заключен между ОАО и ООО, и предоставление заказов. По условиям данного договора ООО напыляло цинковое покрытие на металлоконструкции, изготавливаемые ОАО. За период 2009 и 2010 гг. Ф. было совершено 22 платежа со счета ООО на личный счет Д. денежных средств в размере 2 100 000 руб., в платежных поручениях он указывал несуществующий договор. Также к указанному договору было заключено ряд дополнительных соглашений между ООО и ОАО.

При внесении решения судом учитывались представленные выписки из Сбербанка России по движению денежных средств по счету Д., платежные поручения, которые подтверждают факт поступления на счет Д. денежных средств со счета ООО, а также показания свидетелей, являющихся сотрудниками ООО, из которых следует, что летом 2009 г. Д. приезжал к ним в офис и вел переговоры с Ф. Д. требовал «откат», т.е. предоставление ему денежных средств за предоставление заводом работы, в противном случае объемы работ с завода поступать перестанут.

Отдельного рассмотрения заслуживает так называемая бесконтактная[100] передача денежных средств с использованием средств безналичного расчета, в том числе возможностей информационно-коммуникационной сети Интернет.

Распространение получили ситуации, когда подкупаемому лицу уже передаются не наличные деньги, а код доступа к электронному кошельку, в котором находится сумма, предназначенная в качестве коммерческого подкупа. В этом случае доказать факт получения предмета коммерческого подкупа лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации весьма проблематично, даже если коррупционера задержали с поличным при получении кода.

К наиболее распространенны электронным платежным системам относятся: «Единый кошелек», «Яндекс. Деньги», «MoneyMail», «Монета. РУ», «WebMoney Transfer», «CONTACT», «Migom», «Лидер», «WesternUnion», «Юнистрим» и т.д.

К другим способам бесконтактной передачи предмета коммерческого подкупа относятся: внесение подкуподателем денег на счет подкупополучателя, открытие лицевого счета на его имя; передача подкупополучателю расчетной (дебетовой) карты на сумму подкупа; пересылка денег по почте и др.

Так, имеется пример успешного привлечения к уголовной ответственности случая получения взятки[101] бесконтактным способом. Так, в 2011 г. сотрудники

ГУ МВД России по Нижегородской области выявили новую, ранее не встречавшуюся схему получения взяток доцентом НГТУ им. А., который во время проведения занятий недвусмысленно давал понять студентам, что от оформления страховки в указанной им компании, в которой он являлся страховым агентом, напрямую зависит успех при сдаче экзамена по преподаваемой им дисциплине «Высшая математика». Студенты оформляли страховку в указанной компании, которая в свою очередь перечисляла на банковскую карту И. агентское вознаграждение после оформления очередного страхового договора.

В основу доказательственной базы, позволяющей квалифицировать действия преподавателя по ст. 290 УК РФ, легли полученные из страховой компании документы, подтверждающие переводы денежных средств на банковскую карту И., черновые записи о студентах, оформивших страховку, ведомости сдачи экзаменов, а также свидетельские показания.

Нижегородский районный суд г. Н. Новгорода вынес обвинительный приговор и квалифицировал действия И. как получение взятки, было установлено свыше 150 эпизодов его преступной деятельности.

В другом случае следственным управлением по Смоленской области в 2015 г. возбуждено уголовное дело по п. «в» ч. 5 ст. и 290 УК РФ в отношении директора Института дистанционного образования ФГБОУ ВПО «Московский государственный строительный университет» М., который в соответствии с ранее достигнутой договоренностью получил через посредника взятку от студентов за положительные сдачу государственных экзаменов и защиту дипломных работ в размере 594 тыс. руб. путем зачисления денежных средств на личный банковский счет.

Из приведенных примеров следует, что для квалификации действий как получение предмета коммерческого подкупа в случае, если имела место бесконтактная передача денег, самое основное значение имеет установление факта того, что подкупаемое лицо знало, что ему перечислены денежные средства, проверило свой счет в соответствующем платежном терминале, банкомате или через Интернет, обратилось в специальную службу, предоставляющую услуги по обналичиванию денежных средств (Юнистрим, Лидер, WestemUnion и др.) с целью посмотреть, пришли ли деньги, и в дальнейшем не обратилось в соответствующую службу, если деньги, по его мнению, были перечислены ошибочно, либо заранее выразило свое согласие на зачисление денег на конкретный счет. Для наличия состава оконченного преступления по чч. 5-8 ст. 204 УК РФ не имеет значения факт непосредственного получения указанным лицом денег, их обналичивания и наличия возможности распорядиться ими по своему усмотрению[102].

3. В зависимости от предмета преступного посягательства следует выделить коррупционные преступления: 1) совершаемые с использованием денежных средств; 2) совершаемые с использованием иного имущества (ценные бумаги, вещи), а также услуг имущественного характера и предоставления имущественных прав.

Традиционно предметом коммерческого подкупа являются деньги. Однако на практике имеют место случаи, когда им могут являться ценные бумаги, иное имущество, а равно услуги имущественного характера и предоставление имущественных прав.

Так, в 2011 г. по ч. 3 ст. 204 УК РФ следователем следственного отдела УВД по Бугульминскому району Республики Татарстан было квалифицировано получение преподавателем одного из техникумов 5 м тюля стоимостью 1520 руб. за фиктивную сдачу экзаменов по физической культуре. В другом случае сотрудниками следственного отдела при ОВД в порту Новосибирск было признано коммерческим подкупом и квалифицировано по ч. 3 ст. 204 УК РФ получение председателем некоммерческого партнерства «Водно-моторный клуб „Металлург”» за предоставление места для стоянки маломерного судна от собственника судна трех бутылок коньяка «Арарат», емкостью по 0,5 л каждая.

Если понятия денег, ценных бумаг иного имущества как предмета коммерческого подкупа на практике не вызывают разночтений, то категории услуг имущественного характера и имущественных прав не столь однозначны.

Предметом коммерческого подкупа может быть не любая услуга, а только та, которая носит имущественный характер, т.е. представляет выгоду для служащего, в том числе освобождение его от имущественных обязательств. В п. 9 постановления № 24 в качестве примера приводятся следующие услуги такого рода: предоставление кредита с заниженной процентной ставкой за пользование им, предоставление бесплатных либо по заниженной стоимости туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи, передача имущества, в частности автотранспорта, для его временного использования, прощение долга или исполнение обязательств перед другими лицами.

К имущественным правам могут быть отнесены право на имущество, в том числе право требования кредитора, и иные права, имеющие денежное выражение (например, исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (ст. 1225 ГК РФ). Предоставление имущественных прав предполагает возникновение у лица юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным, требовать от должника исполнения в его пользу имущественных обязательств и др.

Необходимо иметь в виду, что переданное в качестве предмета коммерческого подкупа имущество, оказанные услуги имущественного характера или предоставленные имущественные права должны получить денежную оценку на основании предоставленных сторонами доказательств, в том числе при необходимости с учетом заключения эксперта.

4. Кроме того, рассматриваемые преступления коррупционной направленности могут быть классифицированы в зависимости от изменений, вносимых в документы в процессе хозяйственной деятельности организации. В таком случае преступления коррупционной направленности совершаются с использованием: 1) подделки незаконно выдаваемых документов (например, протокола несуществующего общего собрания акционеров либо решения совета директоров); 2) внесения недостоверных сведений в законно выдаваемые документы; 3) осуществления операций без соответствующих документов с нарушением положений нормативных правовых актов, регулирующих хозяйственную деятельность (например, незаконная сдача имущества коммерческой организации в аренду, заключение сделок руководителем без одобрения совета директоров и др.).

Можно привести в качестве примера следующее дело. Суд квалифицировал по ч. 2 ст. 201 УК РФ действия генерального директора закрытого акционерного общества, который вопреки требованиям устава и положения о генеральном директоре общества, запрещавших ему заключать сделки на сумму свыше 250 тыс. долларов США без одобрения совета директоров и общего собрания акционеров, в целях извлечения выгод для других организаций и причинения ущерба обществу заключил ряд экономически нецелесообразных сделок на сумму в несколько миллионов долларов каждая. В частности, в рамках одной из этих сделок закрытым акционерным обществом была приобретена технология производства лекарств, которая не могла использоваться обществом и не планировалась для использования из-за отсутствия необходимого оборудования и технических условий для начала производства. Как установил суд, генеральному директору заранее было известно, что по указанной причине условия заключенных сделок в полном объеме не будут выполнены. Суд констатировал, что директор заключил эти сделки, действуя вопреки законным интересам организации и «превысив свои полномочия, регламентированные нормативными документами предприятия и Закона „Об АО”, причинив организации материальный ущерб в размере около 200 млн руб., повлекший тяжкие последствия» .

Также возбуждено уголовное дело по заявлению исполняющего обязанности генерального директора ОАО «Енисейнефтегаз» гр. Ф. о неправомерных действиях бывшего руководителя данной организации гр. Ж. по факту продажи 5% и 17% доли в уставном капитале ООО «Енисейнефть» по заниженной цене; получения необоснованных кредитов в ЗАО АИКБ «Енисейский объединенный банк»; заключению экономически необоснованной сделки по приобретению векселей на общую сумму 35 млн руб. с фирмами-акционерами ЗАО АИКБ «Енисейский объ- [103]

единенный банк», а также продажи квартир, принадлежащих ООО «Енисейнефте- газ» за 50% от их балансовой стоимости, без их предварительной рыночной оценки. В результате действий Ж. предприятию причинен существенный вред, повлекший тяжкие последствия .

Приведенные нами способы совершения преступлений коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики не являются исчерпывающими. Кроме того, рассмотренные выше группы в свою очередь могут получить более развернутую и содержательную характеристику путем их классификации на более мелкие подгруппы по различным основаниям, но в рамках настоящего исследования все виды коррупции в негосударственной сфере вряд ли возможно охватить.

Исходя из изложенного в настоящем параграфе можно сделать следующие выводы.

Обобщение правоприменительной практики позволяет выделить следующие способы совершения преступлений коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики:

злоупотребление полномочиями и коммерческий подкуп под видом гражданско-правовых сделок, договоров, соглашений о намерениях, достигнутых договоренностей на переговорах и т.д. составили 15% от общего количества изученных уголовных дел;

вымогательство взяток со стороны представителей органов власти у работников коммерческих структур при проведении конкурсов и тендеров на поставку товаров или оказания услуг за обеспечение победы в конкурсе - 17%;

коммерческий подкуп между представителями бизнес-структур за отказ от участия в конкурсах и тендерах на поставку товаров или оказание услуг - 10%;

заключение экономически невыгодных сделок с аффилированными (взаимозависимыми) компаниями руководителем коммерческой организации, в том [104] числе без одобрения совета директоров, собрания акционеров и иного управляющего органа коммерческой организации, - 5%;

незаконная сдача имущества коммерческой организации в аренду - 17%;

незаконный вывод активов предприятия из оборота - 22%;

бесконтактная передача денежных средств с использованием средств безналичного расчета, в том числе возможностей информационно-коммуникационной сети Интернет и др. - 4%;

ситуативная передача наличных денег в виде коммерческого подкупа - более 60%.

Данные способы злоупотребления полномочиями или коммерческого подкупа следует отнести к общим, совершаемым с использованием различных специфических схем и приемов их совершения, которые достаточно разнообразны и многочисленны. Все многообразие способов совершения преступлений коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики диссертант классифицирует на следующие группы:

по субъекту совершения преступления: 1) совершаемые лицом, являющимся руководителем организации; 2) иным лицом, находящимся с организацией в гражданско-правовых отношениях (учредитель, участник); 3) лицом, находящимся в трудовых отношениях (работник, наделенный управленческими полномочиями, например, главный бухгалтер), 4) физическим лицом, представляющим организацию как руководитель либо уполномоченное на представление соответствующих интересов организации лицо (лицо, действующее по доверенности, договору поручения, устному распоряжению); 5) коллегиальным органом управления юридического лица;

по объективной стороне: 1) действие, напрямую нарушающее законные интересы службы в коммерческих и иных организациях (совершение сделок без одобрения совета директоров или общего собрания акционеров, подделка этих документов, ситуативная передача коммерческого подкупа в виде наличных денег); 2) действие, на первый взгляд носящее законный характер, совершенное под видом гражданско-правовых сделок, соглашений о намерениях, достигнутых до- говоренностей на переговорах, перечислений по договору, в том числе бесконтактным способом, в виде добровольных пожертвований и взносов на счета подконтрольных организаций с последующим использованием их на собственные нужды и по собственному усмотрению;

в зависимости от предмета преступного посягательства: 1) коррупционные преступления, совершаемые с использованием денежных средств; 2) совершаемые с использованием иного имущества (ценные бумаги, вещи), а также услуг имущественного характера и предоставления имущественных прав;

в зависимости от изменений, вносимых в документы в процессе хозяйственной деятельности организации: 1) подделка незаконно выдаваемых документов; 2) внесение недостоверных сведений в законно выдаваемые документы; 3) осуществление операций без соответствующих документов с нарушением положений нормативных правовых актов, регулирующих хозяйственную деятельность.

<< | >>
Источник: ПОТАПОВ Илья Николаевич. ВЫЯВЛЕНИЕ И РАСКРЫТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ, СОВЕРШАЕМЫХ В НЕГОСУДАРСТВЕННОМ СЕКТОРЕ ЭКОНОМИКИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Характеристика и классификация способов совершения преступлений коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -