<<
>>

§ 332. Разделение гражданского процесса, на производство in jure и производство apud judicem

В начале периода республики гражданский процесс разделя­ется на производство in jure и произвоство apud judicem.

Производство in jure совершался перед римскими государст­венными органами, т. е. перед римскими магистратами, которые должны были установить правильный способ осуществления про­цессуальных действий и наличие предусмотренного правом требо­вания. Когда они убеждались в этом, то ставили стороны перед • избранным судьей, который должен был определить степень досто­верности фактических данных и вынести приговор.

Производство apud judicem совершалось перед избранным судь­ей или арбитром, который в ходе расследования проверял факти­ческие показания сторон. После рассмотрения доказательств он выносил приговор, которым завершалась эта часть процесса.

§ 333. Исчезновение самоуправства

Введение гражданского процесса в Риме повело к исчезнове­нию самоуправства как способа отставания своих прав собственны­ми силами. Вначале появилась альтернативная возможность защи­ты субъективных прав: выбрать гражданский процесс или само-

334 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право

управство. Самоуправство было запрещено по leges Juliae de vi pub-lica et de vi private, которыми оно стало считаться уголовным пре­ступлением, и по decretum divi Marci, запретившему насильствен­ное исполнение обязательств. (560) Тогда же было запрещено вся­кое насилие, даже направленное на защиту субъективных прав, за исключением случаев самообороны, т. е. в рамках, необходимых для отражения нападения или в состоянии крайней необходимости, т. е. при спасении собственного имущества. (561) С укреплением моно­полии государства гражданское производство стало единственным средством защиты прав граждан.

Глава вторая ЛЕГИСАКЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС

§ 334. Черты легисакционного процесса

Самым древним видом гражданского процесса являлся леги-сакционный процесс, который характеризовался легисакциями — исками, обладавшими несколькими основными чертами.

1. Все легисакции вводились и регулировались законом — per legem. Почти все легисакции были введены Законами XII таблиц.

2. Легисакции отличались строгим формализмом и обставля­лись ритуальными формулами и жестами, так что малейшее отсту­пление от ритуала приводило к проигрышу спора.

3. Легисакции отличались строгим формализмом, т. е. явля­лись actiones stricti juris и основывались на строгом цивильном пра­ве. Поэтому исковое требование (petitio) отклонялось, если хотя бы в малейшей мере расходилось с тем, что был должен должник (plus petitio).

4. С удовлетворением принципа bonae fidei легисакции стали непопулярны и весь легисакционный процесс был заменен форму­лярным.

А) Органы легисакционного процесса § 335. Органы легисакционного процесса in jure

Во времена республики правосудием занимались, в основном, консулы. Позднее правосудием начали заниматься и преторы, как городские так и перегринские. С тех пор консулы занимались лишь так называемым неисковым судопроизводством, если jurisdictio

Часть IV. Гражданский процесс

335

voluntaria, т. е. участвовали в правовых актах, схожих по форме со спорами, но в сущности не являющихся ими (например, adoptio). Преторы участвовали в jurisdictio contentiosa, или в исковом судо­производстве. Их деятельность в процессе in jure состояла в при­знании права иска и назначении судьи, в определении того, в чьих руках будет находиться спорный предмет до окончания спора, а также в наблюдении за регулярностью процессуальных действий, в признании искового права истца в случае, когда ответчик дейст­вовал вопреки предписаниям.

В исковом правосудии участвовали и эдилы, praefecti jure dicundo, douviri и правители провинций, каж­дый в рамках своей компетенции.

§ 336. Органы легисакционного процесса apud judicem

Органами судебного процесса apud judicem являлись судья, арбитры, рекуператоры и постоянные судьи.

Судья (judex unus или judex privatus) являлся частным лицом, римским гражданином, который как отдельный судья, по указанию магистрата, должен был вершить правосудие. Судьями могли на­значаться лица, имена которых были занесены в списки судей, как правило, сенаторы, а со времени Гракхов и квесторы, и только со времени- Августа — и граждане, обладающие имуществом свыше 200 000 сестерций.

Арбитры являлись судьями, независимыми от judex, обычно в спорах по разделу общего имущества. Арбитры судили в совете, а решение принималось большинством голосов. С течением времени различие между judex и арбитрами стерлось, и эти понятия стали употребляться как синонимы.

Рекуператоры являлись судьями, разрешающими споры меж­ду римскими гражданами и Перегринами, а также споры между Перегринами разных народностей. Поэтому они не зависели от пред­писаний jus civile. Рекуператоры судили в совете, а решение при­нимали большинством голосов.

Decemviri stitiubus judicandis являлся постоянным судом в Риме, который разрешал статусные споры, споры семейного, наследст­венного и вещного права. Это был суд, -избираемый на трибутных комициях.

Конец периода республики стал временем, когда суд децемви­ров был заменен судом центумвиров, составленным из десяти отде­лений. Стороны свободно выбирали: вести спор перед отдельным судьей или перед судом центумвиров.

336

Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право

Часть IV. Гражданский процесс

337

Б) Процесс in jure и apud judicem

§ 337. Легисакционный процесс in jure

Легисакционный процесс in jure характеризовался строгим формализмом и большой суровостью. Это проявлялось в следую­щем:

1. Для проведения легисакционного процесса in jure предна­значался только римский форум. Это место называлось "jus". Про­цесс был публичным, все происходило под открытом небом;

2. Для ведения производства in jure было точно определено время, или dies fasti — заранее утвержденные 40 дней, когда мож­но было вести процесс. Процессуальные действия были запрещены в dies nefasti, или в дни проведения религиозных церемоний;

3. Для ведения производства in jure были предусмотрены в мельчайших подробностях все процессуальные действия, которые можно было предпринимать. Для начала производства in jure было необходимо, чтобы обе стороны предстали перед магистратом. Ис­тец, или actor, имел право привести в суд ответчика, или reus-a. По законам XII таблиц от обязанности появления в суде освобожда­лись старые и больные лица, если они не обеспечивались транспор­том, а также лица, предоставившие истцу гаранта, или vindex-a. Последний гарантировал, что в предусмотренный срок обязатель­ство по отношению к истцу будет исполнено. (562)

4. Стороны, истец и ответчик, находясь перед магистратом, должны были произнести ритуальные формулы и осуществить сим­волические действия.

Завершающим и торжественным актом в процессе in jure яв­лялся litis contestatio, или утверждение предмета спора перед сви­детелями и направление спора судье для вынесения решения.

Litis contestatio имел двойное значение. Во-первых это было консумптивное значение litis contestatio, которое в связи с прави­лом ne bis idem, означающим запрещение тем же сторонам повтор­но вести спор, по поводу того же предмета и на том же основании, если однажды по этому поводу уже доходило до litis contestatio.

Во-вторых, это было новационное значение litis contestatio, так как после этого момента истец и ответчик имели право требовать выне­сения решения. Если должник после litis contestatio исполнял тре­бование, право истца добиваться вынесения решения не погаша­лось. До тех пор, пока решение не было вынесено, ответчик мог противостоять всякому новому иску посредством exceptio rei in judicem deductae, т. е. эксцепции, отклоняющей новые тяжбы меж­ду теми же лицами, по тем же вещам и на том же основании.

§ 338. Легисакционный процесс apud judicem

После litis contestatio стороны имели два дня на подготовку к процессу apud judicem. Процесс apud judicem проводился в пуб­личных местах во все дни, кроме дней публичных торжеств. В день, определенный для ведения главного процесса обе стороны, а также свидетели представали перед судьей. Сторона, не явившаяся в ус­тановленный день, считалась проигравшей спор. (563) В таком слу­чае судья выносил контумационное решение в пользу присутст­вующей стороны.

Основное производство велось перед судьей, когда присутст­вовали обе стороны. Устанавливалась достоверность фактов, при­веденных сторонами, приводились доказательства и, наконец, вы­носился приговор. Приговор был деклараторным, когда по нему ус­танавливалось, существует или не существует какое-либо право. Он был кондемнаторным (обвинительным), если принималось иско­вое требование, и абсолютарным (оправдательным), когда исковое требование отклонялось. Приговор, выносимый в процессе apud judicem, всегда был юридически действительным и окончательным, т. е. не мог отменяться из-за неверно установленного физического положения дел. При этом неверно вынесенный приговор имел кон­ститутивный характер, создавая новые права и обязанности.

В) Виды легисакции § 339. Деление легисакции

Легисакции являлись формализованными и строгими исками, '. устанавливаемыми по закону. Они были характерны для древнего права. Легисакции могли быть деклараторными, если имели целью установить, существует или не существует какое-либо право, и эк-зекуторными (исполнительными), если имели целью осуществить ^какое-либо право, существование которого было установлено ка-дм-либо решением или удовлетворением какого-либо требования.

§ 340. Legisactio sacramento

Legisactio sacramento выступал в качестве деклараторного иска. j Он имел характер генерального и общего иска, который применял-, когда законом не предусматривалась другая легисакция. Она (выступала в двух видах: in rem и in personam — в зависимости от [того, носило исковое требование вещно-правовой или обязательст-I венный характер.

a) Legisactio sacramento in rem служила для защиты вещных и | других абсолютных прав. Если спор велся о движимой вещи, пред-

I M

338

Книга П. Частное, имущественное и процессуальное право

"Часть IV. Гражданский процесс

339

мет спора должен был быть представлен магистрату, а если он пред­ставлял собой недвижимую вещь, представлялся какой-либо сим­вол предмета спора. Истец и ответчик должны были перед магист­ратом, в определенной форме, подтвердить свое требование на право квиритской собственности на предмет спора (vindicatio и contravin-dicatio). Потом они взаимно призывались дать залог или гарантию о сакраментуме, который первоначально подразумевал клятву, а позд­нее сумму денег.

После этого магистрат решал, кто должен хранить предмет до завершения спора.

Во второй части процесса судья определял, чей sacramentum является justum; в этом случае лицо выигрывало спор и ему воз­вращался залог, если таковой был перед этим внесен. Для опреде­ления этого судья должен был установить достоверность фактов, приводимых как истцом, так и ответчиком. Таким образом, фор­мально шел спор о sacramentum, а в сущности определялось право собственности на предмет спора или какое-либо другое право. Сто­рона, проигравшая спор, утрачивала залог в пользу римских хра­мов или римского государства.

б) Legisactio sacramento in person am служили для защиты прав с действием inter partes либо для защиты облигационных прав. Формальности были теми же, что и при legisactio sacramento in rem.

§ 341. Legisactio per judicis postulationem

Legisactio per judicis postulationem применялся для защиты обязательств при стипуляции, других вербальных договорах, как и для ведения споров по разделу имущества. Производство было проще по сравнению с legisactio sacramento, так как судья назначался сра­зу по требованию истца и не брался залог.

S -

§ 342. Legisactio per condictionem

Legisactio per condictionem был введен для требований certam creditam pecuniam, или определенной суммы денег, и certam rem, или определенной вещи.

Процесс перед магистратом был схож с процессом по legisactio sacramentum и legisactio per judicis postulationem.

§ 343. Legisactio per rnanus injectionem

Legisactio per manus injectionem являлся основным видом ис­полнительного иска, применявшимся в легисакционном процессе.

Он служил для наказания должника (персональная экзекуция).

Legisactio per manus injectionem проводился, когда обязательство

должника было подтверждено судебным решением на основании

I какой-либо легисакции или признано перед магистратом. До испол-

? нения доходило, если должник в срок 30 дней (париционный или

f положенный срок) после приговора не уплатил долг.

Процесс исполнения происходил следующим образом: креди-! тор приводил должника к магистрату, требуя от него исполнения решения, т. е. уплаты долга. Если должник не указывал vindex-a, который заплатил бы за него или оспорил бы право кредитора под­вергнуть его домашнему заточению, должник подвергался персо­нальной экзекуции и находился в домашнем заточении у кредито­ра 60 дней в оковах. За этот срок он трижды приводился на форум, чтобы кто-нибудь из друзей заплатил за него. Если должник или кто-то другой не уплачивал долг в срок, доверитель был правомо­чен убить должника или продать его в рабство trans Tiberium (564), (позднее, по lex Poetelia, предусматривалось, что должник может отработать свой долг).

§ 344. Legisactio per pignoris capionem

Legisactio per pignoris capionem являлась древнейшей испол­нительной легисакцией, имевшей целью осуществление определен­ных правовых требований. В особо определенных случаях креди­тор мог сам, без магистрата, отнять у должника вещь. Так как про­цесс по legisactio per pignoris capionem проходил внесудебно и на нем не обязаны были присутствовать обе стороны (565), некоторые римские юристы оспаривали это свойство данного вида легисакции. Преобладало мнение, что стороны все же должны присутствовать, так как исполнитель обязан был осуществить все необходимые фор­мальности, предписанные для достижения цели этой легисакции. (566)

Право пользоваться этой легисакцией и захватывать чужое имущество имели, например, воины у лица, которое им задолжало плату.

§ 345. Процесс per sponsionem

В Риме процесс per sponsionem появился с целью устранить уплату залога при вещно-правовых спорах. Процесс per sponsionem по форме был обязательственным, а по содержанию — вещно-пра-вовым. Решение о вещно-правовых отношениях предваряло реше­ние вопроса о существовании обязательств. (567)

340

Книга И. Частное, имущественное и процессуальное право

Истец, желающий предъявить виндикационный иск, чтобы избежать уплаты sacramentum-a, призывал ответчика к условной стипуляции. (568) Ответчик принимал такую стипуляцию, так как она означала для него устранение опасности утраты sacramentum-a.

Глава третья ФОРМУЛЯРНЫЙ ПРОЦЕСС

§ 346. Становление и черты формулярного процесса

Чрезмерный формализм римских легисакций, а также пассив­ное положение магистрата в производстве in jure привели к тому, что древнее судопроизводство стало тормозом в развитии римского правового оборота.

Радикальные изменения римского гражданского процесса были проведены с помощью lex Aebutia и duae leges Juliae (между 150 и 17 годом до н. э.). Ими был введен новый процесс, названный фор­мулярным.

Появление формулярного процесса было связано с деятельно­стью перегринского претора, который при осуществлении правосу­дия применял принципы bonae fidei. Вместо применения формаль­ностей легисакций он предложил сторонам свободно излагать все важные для спора факты. Потом он формулировал сказанное сто­ронами, проводил правовую квалификацию и передавал на реше­ние судье. Судья устанавливал достоверность фактов, приведен­ных сторонами^на основании которых претор основывал свою пра­вовую квалификацию спора и выносил решение. Позднее эту прак­тику перегринского претора применил и городской претор в спорах bonae fidei.

Таким образом, сначала, наряду с легисакционным процессом как вспомогательный процесс стал допускаться и другой процесс, названный формулярным. Однако после lex Aebutia и duae leges Juliae процесс per formulas стал единственным легитимным про­цессом, или judicum legitimum.

Основной характеристикой формулярного процесса являлась неформальность, так как стороны свободно выражали исковое тре­бование. Потом претор давал правовую квалификацию спора и со­ставлял краткую запись в конце процесса in jure, называемую фор­мулой. Формула передавалась судье, который после расследования приводимых фактов, содержащихся в формуле, выносил решение.

Существенной чертой формулярного процесса являлось уве­личение роли магистрата, который стал активным создателем фор­мулы и тем самым создателем новых правовых отношений, что су­щественно повлияло на развитие римского права.

Часть IV. Гражданский процесс

341

А) Органы формулярного процесса § 347. Органы формулярного процесса in jure

Органы формулярного процесса in jure были идентичны орга­нам легисакционного процесса. Между тем, особенно во время прин­ципата, правосудие в Италии для жителей, получивших status civitatis вершили juridici и consulares, в провинциях промагистра-ты, а в Риме преторы.

§ 348. Органы формулярного процесса apud judicem

Органы формулярного процесса in jure были такими же, что и органы легисакционного процесса. Между тем, список лиц, имеющих право судить, был расширен, особенно во времена Калигуллы. (569)

Б) Формулярный процесс in jure и apud judicem § 349. Формулярный процесс in jure

Время и место ведения легисакционного процесса in jure иден­тичны со временем и местом формулярного процесса in jure.

а) Вызов на суд происходил путем in jus vocatio. Вызванное лицо должно было ответить на приглашение или указать гаранта (vadimonium), гарантирующего, что вызванное лицо явится в суд в тот день о котором стороны договорились.

б) Когда обе стороны, истец и ответчик, представали перед магистратом, истец представлял исковое требование неформаль­ным способом, без ритуальных формул и жестов. Это знакомство ответчика с исковым требованием, изложенным истцом, называ­лось editio actionis.

До спора доходило, если ответчик противился исковому требо­ванию и оспаривал его. Магистрат мог признать право истца на иск, или editio actiones, или отклонить право на иск, или denegatio ac­tionis. Исковое требование магистрат мог отклонить по служебной обязанности, когда оно противоречило требованиям bonae fides и aequitas, либо когда оно противоречило предписаниям закона.

Затем магистрат или одобрял заранее составленное письмен­ное заявление, поданное ему, или составлял сам такое заявление ! т. н. формулу. Формулу, в присутствии свидетелей, магистрат пе­редавал истцу, который со своей стороны доставлял ее ответчику. Если ответчик принимал формулу, устанавливалась litis contestatio, а также обязанность ответчика предстать перед судьей, который и разрешит спор. Ответчик мог не принимать формулу, и тогда спор решался уже в процессе in jure.

342

Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право

1асть IV. Гражданский процесс

343

§ 350. Формула

Формулой являлась краткая запись, которую в конце процесса in jure магистрат передавал истцу, а последний — ответчику. Ис­ковое требование в формуле всегда являлось гипотетическим, по­тому что в ней излагалось гипотетически существующее состояние, из которого исходил магистрат, вынося решение одобрить иск ист­ца и направить его судье для вынесения решения.

Вначале преторы составляли особые формулы для каждого кон­кретного спора, а затем образцы формул стали излагаться в посто­янной части преторского эдикта. Применяя такие формулы-образ­цы, магистрат конкретизировал имена судьи, сторон и действитель­ное исковое требование, являвшееся предметом спора. Таким обра­зом, обобщенные формулы приспосабливались к конкретным отно­шениям.

С другой стороны, когда отдельное исковое требование не со­ответствовало формуле-образцу, магистраты одобряли специаль­ные формулы, необходимые судье для вынесения решения по кон­кретному случаю (actiones in factum). Таким образом, был широко открыт путь для приспособления права к существующим жизнен­ным условиям и для его творческого использования.

§ 351. Существенные части формулы

Существенными частями формулы являлись:

а) Judicis nominatio, или назначение судьи по именному списку судей (album judicum);

б) Intentio, или исковое требование, выраженное условно, по­тому что оправданность интенции требовалось установить допол­нительно в процессе apud judicem.

Известно следующее деление исковых требований.

В зависимости от того, основывались ли интенции на предпи­саниях jus civile, нормах jus civile, дополненных преторским пра­вом, или на jus honorarium, интеции проявлялись как intentiones in jus, intentiones fictiae и intentiones in factum.

Когда предметом спора являлось какое-либо вещное право, то речь шла об intentiones in rem. Если спор относился к облигацион­ному праву, речь шла об intentiones in personam.

Когда исковые требования относились к точно определенным вещам, говорили об intentiones certae. Если требования относились к определяемым вещам, речь шла об intentiones incertae.

Intentiones prejudiciales являлись исковыми требованиями, при которых судья должен был установить, существует ли какое-либо

ротношение, являющееся предпосылкой для осуществления какого­-либо права;

в) Demonstratio являлась частью формулы, служащей для бо­лее конкретного выяснения требования истца, если это не было ясно из интенции;

г) Condemnatio являлась частью формулы, содержащей пра-[ вомочия судьи осудить или освободить ответчика. Condemnatio не ^содержала разделительных и предварительных формул;

д) Adjudicatio являлась частью формулы при исках о разделе. : Ею разрешались отношения совместной собственности.

§ 352. Несущественные части формулы

Несущественные части формулы вносились по требованию за­интересованных лиц. Среди них числились:

а) Praescriptiones, вносилась по требованию истца или ответ­чика (praescri ptiones pro actore и praescri ptiones pro reo). По ним некоторые последствия иска ограничивались в определенном по­рядке, например, при помощи praescriptio pro actore определялось исковое требование в отношении времени, места и количества тре­буемой престации.

б) Exceptiones, или возражения, были в пользу ответчика. В | формулу их вносил магистрат по требованию ответчика, они могли {базироваться на различных правовых и фактических причинах.

Возражения ответчика (exceptiones), направленные против ис-\ нового требования, делились на несколько групп.

Exceptiones civiles являлись возражениями, проистекающими I из предписаний jus civile, в то время как exceptiones honorarie яв-i лялись возражениями, базирующимися на эдиктах римских маги-i стратов.

Exceptiones peremptoriae обладали постоянным действием, а exceptiones dilatoriae временным.

Exceptiones in rem являлись возражениями, применяемыми про­тив любого лица, a exceptiones in personam — лишь против опреде-ленных лиц.

Exceptiones personae cohaerentes применяли точно определен-ые лица, a exceptiones rei cohaerentes — все лица, находящиеся в Определенных отношениях по поводу какой-либо вещи.

в) истец не обязан был соглашаться с возражениями ответчи-1, и даже мог их оспорить (exceptio exceptionis). Возражения истца взывались репликами (replicatio). По поводу реплик истца ответ-лк мог выразить duplicatio, или возражение на реплику истца. На

новую реплику истца ответчик мог возразить путем tri plicatio, quad ri plica tio и т. д.

1

344

Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право

§ 353. Помощники и заместители сторон

а) Помощниками сторон являлись oratores и avocati. Первые выражали требования и предложения сторон с ораторским искус­ством, а вторые давали им юридические советы.

б) Заместителями сторон являлись лица, действующие перед судом вместо них. Они участвовали в формулярном процессе как cognitores, или заместители, назначаемые перед судом ритуальным способом и в присутствии противной стороны, или procuratores, или заместители, назначаемые неформальным способом и в отсутствие противной стороны.

§ 354. Litis contestatio

Litis contestatio являлась последней точкой процесса in jure. Она состояла в передаче формулы со стороны магистрата при сви­детелях истцу, который передавал ее ответчику.

Правовые последствия litis contestatio являлись следующими. Истец, который однажды начал спор и довел его до litis contestatio не мог более предъявлять новый иск по этому же делу, на том же основании и против того же лица (ne bis in idem). Это называлось консумпцией права на иск. Такой иск отклонялся с помощью ехсер-tio rei in judicium deductae. (570) Значимыми правовыми последст­виями litis contestatio были: новация (novatio necessaria), означаю­щая что прежнее обязательство (например, dare) трансформирова­лось в право и обязанность истца и ответчика на judicare, т. е. на ожидание решения: condemn ari oportere.

Точно также истец, который требовал то, что ему должен был должник, в момент litis contestatio не выражал свое требование, которое было бы отклонено из-за plus petitio.

§ 355. Формулярный процесс apud judicem

«

Формулярный процесс apud judicem в своей основе являлся тем же, что и легисакционный процесс apud judicem. Целью судьи являлось установить достоверность фактических доводов сторон и на основании установленной материальной истины вынести решение.

Доказательный процесс служил для установления материаль­ной истины. Стороны проводили доказательный процесс перед судь­ей. Истец был обязан доказать то, что утверждал: actori incumbit probatio. Это же имело силу и по отношению к ответчику, выдви­гающему возражения: in excipiendo reus fit actor. -.

Часть IV. Гражданский процесс

345

В доказательном процессе могли использоваться все доказа­тельства, выдвигаемые перед судьей. Действовали принципы уст-ности, состязательности, непосредственности, публичности и сво­бодного усмотрения судьи.

§ 356. Судебное решение

После основного расследования и проведения доказательного процесса, согласно установленным фактам, судья выносил реше­ние. Судья выяснял, существуют или не существуют какие-либо правовые отношения, т. е. выносил деклараторное решение. Декла-раторное решение являлось кондемнаторным, когда выносилось в пользу истца, и абсолютарным, когда выносилось в пользу ответчи­ка. Решение могло быть и конститутивным, означающим, что меж­ду сторонами установились новые правовые отношения. Такими были решения по спорам о разделе.

Решение сообщалось сторонам устно и в тот же день, когда спор был завершен.

Правовыми последствиями решения являлись:

а) обязанность истца и ответчика ждать решения (condenmari oportere) претворялась в обязанность judicatum facere oportere, или в обязанность исполнения решения. Таким образом, устанавлива­лась новация;

б) решение обладало консумптивным действием, т. е. истец не мог предъявить новый иск по той же вещи, против того же должни­ка и на том же основании. Если он совершал это, иск отклонялся с помощью exceptio rei judicatae;

в) правильно вынесенное решение порождало предпоположе-ние о том, что решение является истинным: res judicata pro veritate accipitur. И в этом контексте требовалось регулировать все отно­шения между сторонами;

г) предположение, что решение является истинным, относи­лось лишь к истцу и ответчику, т. е. обладало действием inter partes, а для всех других являлось res inter alios acta. Деклараторные ре­шения в статусных спорах обладали действием erga omnes;

д) в формулярном процессе решение обладало и действием судебной трансакции и поэтому должно было выражаться в налич­ных деньгах.

I

§ 357. Аннулирование судебного решения

Решение, которое не могло быть опровергнуто обычным право­вым способом, входило в юридическую силу сразу. В порядке ис-

•I

346

Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право

f Часть IV. Гражданский процесс

347

ключения, если решение было вынесено неправильным способом, можно было требовать от магистрата его аннулирования (revocatio in duplum). Стороны в течение года после вынесения решения мог­ли требовать его аннулирования. Магистрат мог разрешить возоб­новить процесс, но если revocatio отклонялась, стороны оплачивали двойную стоимость прежнего решения.

Если решение выносилось на основании обманных действий, была возможна restitutio in integrum ob dolum, по которой аннули­ровались и все последствия аннулированного решения.

§ 358. Исполнение судебного решения

Должник должен был исполнить престацию, наложенную на него решением в течение 30 дней (dies justi, положенный срок). Если должник не совершал этого, решение исполнялось. Иск, по которо­му требовалось исполнение решения, назывался actio judicati.

Решение исполнялось в отношении имущества должника (ре­альная экзекуция) или в отношении личности должника (персо­нальная экзекуция).

Исполнение в отношении имущества определенного должни­ка, согласно преторскому праву, вначале совершалось в виде соп-cursu-a и продажи всего имущества должника (venditio bonorum). Позднее этот способ был смягчен так, что совершалась распродажа отдельных вещей должника (distractio bonorum).

Персональная экзекуция совершалась, если продажей имуще­ства должника нельзя было удовлетворить всех требований креди­тора к должнику. Между тем, исполнение решения по отношению к личности должника было смягчено. От должника требовалось отра­ботать долг. Запрещалось его убивать или продавать в рабство.

§ 360. Actiones civiles и actiones honorariae

По формально-правовому критерию иски делились на actiones {civiles, или иски, исковое требование которых основывалось на пред­писаниях цивильного права, и actiones honorariae, или иски, кото­рые в римскую систему правосудия ввели судебные органы. Они делились на преторские (actiones praetoriae) и эдильские (actiones ediliciae).

В actiones honorariae входили и actiones utiles, при которых, согласно принципу aequitas, расширялась область действия и при­менения actiones civiles. Таким образом, происходило исправление древнего права. Так возникли actiones ficticiae, при которых маги­страты сознательно исходили из фикции, что какое-либо условие исполнено, хотя оно вообще не существовало, и actiones per trans-positionem, при которых допускалась замена субъектов.

Важнейшей группой actiones honorariae были actiones in fac-tum. Они были признаны исками, с тех пор как магистрат убедил­ся, что между сторонами возникают отношения, нуждающиеся в правовом регулировании. Таким образом римское право стало все­охватным.

§ 361. Actiones stricti juris и actiones bonae fidei

Actiones stricti juris являлись исками, при которых судья обя­зывался к строгому применению права — jus civile. Подобные иски назывались также condictiones.

Actiones bonae fidei являлись исками, при которых судья об­ладал широкими возможностями при вынесении решения, которое должен был основывать на принципах честности и справедливости (bona fides и aequitas).

В) Виды исков в формулярном процессе

' § 359. Деление исков в формулярном процессе

В формулярном процессе преторы, процессуальным путем вводя новые иски, приспосабливали древнее право jus civile к новым от­ношениям, возникающим в римском обществе (adjuvare, corrigere et suplere jus civile, или применение, исправление и дополнение jus civile). Поэтому по праву считается, что классическое римское пра­во являлось больше системой исков, нежели системой материаль­но-правовых норм.

§ 362. Actiones in rem и actiones in personam

Actiones in rem являлись реальными, или вещно-правовыми, исками, служащими для защиты вещных прав.

Actiones in personam являлись персональными, или личными, исками, служащими для защиты релятивных прав, или прав с дей­ствием inter partes.

§ 363. Actiones rei persecutoriae, actiones poenales, actiones niixtae

Actiones rei persecutoriae являлись исками, по которым истец | требовал у суда приказать должнику выполнить то, что он деист-

348

Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право

асть IV. Гражданский процесс

349

вительно должен был выполнить. Actiones poenalis назывались иски, при которых истец требовал у суда приказать ответчику уплатить штраф за совершенный деликт. Actiones mixtae были такими иска­ми, по которым истец требовал у суда приказать должнику испол­нить должное и уплатить штраф за то, что не исполнил обязатель­ства добровольно.

§ 364. Actiones populates

Иски, предъявляемые римскими гражданами для защиты об-, щественных или народных интересов, назывались actiones popular-iae. Они являлись исключением из правила, согласно которому пра­во на предъявление исков имели лишь лица, защищающие с их помощью свои личные права, так как actiones populares имели пра­во предъявлять все римские граждане ради защиты общественных интересов и интересов более широкого круга лиц.

§ 365. Actiones perpetuae и actiones temporales

Actiones perpetuae являлись исками для защиты прав, возни­кающих на основании jus civile, которые не ограничивались по вре­мени (не имели срока исковой давности). Actiones temporales явля­лись исками для защиты прав, возникающих на основании jus hon­orarium и ограниченных по времени, так как преторы в своих эдик­тах предусматривали преклюзивные, или строгие, сроки, в кото­рые стороны имели право предъявить иск. По истечении этого сро­ка не только прекращалось право предъявить иск, но прекраща­лось и само право, для защиты которого предъявлялся иск (пре-клюзия).

Когда в римском праве появился принцип praescriptio, посто­янными исками, или actiones perpetuae, стали считать иски о пра­вах, прекращавшихся после истечения срока в 10, 20, 30 или 40 лет, а временными (actiones temporales) стали считаться иски о правах, истекавших 'в относительно короткие сроки.

§ 366. Коллизия исков

Отдельные гражданско-правовые отношения были защищены несколькими исками. В этом случае наступала коллизия исков, и истец выбирал тот иск, который больше всего был ему удобен, при этом исключалась возможность предъявления других исков для защиты этого же права. В порядке исключения допускалось, чтобы

F

рстец против этого же должника, по поводу этой же вещи предъяв-

: несколько исков — кумуляция исков.

Глава четвертая

СПЕЦИАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРАВ

§ 367. Понятие специальных средств защиты субъективных прав

Специальными средствами защиты субъективных прав явля­лись любые вмешательства судебных органов, служащие для до­полнения, улучшения и устранения недостатков гражданского про­цесса или обычных правовых средств, предусмотренных для защи­ты субъективных прав.

§ 368. Интердикты

Интердикты являлись важным средством защиты субъектив­ных прав. Это были краткие указания, которые магистраты на­правляли индивидуумам по требованию заинтересованных лиц с целью основать новые, сохранить старые или восстановить нару-, шенные фактические отношения.

Было известно несколько групп интердиктов.

а) По первому принципу интердикты делились на: interdicta prohibitoria являлись интердиктами, которыми определенным ли­цам запрещалось какое-либо насильственное изменение существую­щих отношений. Interdicta restitutoria являлись интердиктами, ко­торыми приказывалось восстановить прежнее состояние. Interdicta exibitoria являлись интердиктами, с помощью которых осуществ­лялось основание новых отношений.

б) Вторым видом разделения интердиктов являлось следую­щее: intercdicta adipiscendae possessionis являлись интердиктами, которые издавали магистраты в интересах заинтересованных лиц с целью достижения ими владения вещью. Interdicta retinendae pos­sessionis являлись интердиктами, служащими средством защиты от препятствования владению. Interdicta recuperandae possessionis яв­лялись интердиктами, издание которых преследовало цель восста­новления состояния владения, существовавшего до требования ин­тердикта.

в) Третьим делением интердиктов было следующее: interdicta simplica являлись интердикты, направленные одному лицу. Inter-

350

Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право

dicta duplica являлись интердиктами, которыми магистрат запре­щал изменение существующих отношений обеим сторонам.

г) Интердикты часто имели целью подготовить ведение обыч­ных собственнических споров, заранее определяя отношения вла­дения. Владеющий вещью являлся пассивно легитимированным, а петитором, или активно легитимированным, являлся тот, кто не владел вещью.

д) Когда сторона, которой был направлен, указ^отказывалась его исполнить, возникал интердиктный процесс. Процесс sine poene являлся процессом без установления штрафа, в то время как по процессу cum poene накладывался штраф.

§ 369. Stipulationes praetoriae

Sti pulationes praetoriae, или преторские стипуляции, являлись вербальными договорами, заключаемыми сторонами по указанию магистрата, данного для конкретного случая или случая, преду­смотренного преторским эдиктом. Целью этой стипуляции явля­лась защита определенных интересов сторон, которые были непол­но защищены другими правовыми средствами.

Преторские стипуляции могли выступать как:

Stipulationes judiciales, служившие для регулирования правиль­ного проведения спора;

Stipulationes caution ales, являвшиеся внесудебными стипуля-циями, которые обязывались заключать какие-либо лица, имею­щие специальные обязательства, например, опекун;

Stipulationes comunes, являющиеся стипуляциями, заключае­мыми сторонами с целью обеспечения беспрепятственного проведе­ния процесса, если для проведения процессуальных действий это было необходимо.

§ 370, Missiones in possessionem

Преторы разрешали кредиторам устанавливать владение иму­ществом должника или отдельными частями его имущества, если кредиторы не могли другим способом вынудить должника испол­нить свою престацию, особенно в тех случаях, когда должник от­сутствовал, не являлся лицом sui juris, не желал предстать перед судом или отказывался предоставить соответствующее поручитель­ство.

Кредитор имел право продать имущество или сохранять его в зависимости от случая.

Часть IV. Гражданский процесс

351

§ 371. Restitutio in integrum

Restitutio in integrum, или возврат к прежнему состоянию, яв­лялась специальным правовым средством, при котором магистраты исходили из фикции о том, что оспариваемый правовой акт не был заключен, и поэтому отношения между сторонами должны быть такими, какими они были до заключения акта.

С помощью этого правового средства магистраты устраняли ущерб, наносимый определенным лицом, исполнившим какие-либо обязательства, являющиеся правильными по jus civile, но противо­речащие добрым деловым обычаям (bona fides).

Требование restitutio in integrum предъявлялось в срок до од­ного года со времени обнаружения причиненного вреда.

Причинами для разрешения restitutio in integrum являлись: отсутствие сторон, малолетство сторон, обман, заблуждение, утра­та статуса лицом sui juris и т. д.

Когда магистрат устанавливал достоверность приведенных сто­ронами фактов и убеждался в оправданности требования, он раз­решал возврат к прежнему состоянию. (572)

Глава пятая ЭКСТРАОРДИНАРНЫЙ ПРОЦЕСС

§ 372. Становление и основные черты экстраординарного процесса

, Экстраординарный процесс (cognitio extraordinaria) являлся £ последним этапом в развитии гражданского процесса. Первоначально он возник как исключение, когда отдельные спорные случаи реша­лись высокими государственными чиновниками вместо отдельного судьи, а в период империи, когда вся власть сконцентрировалась в руках императора и высшей бюрократии, он стал обычным и един­ственным видом гражданского процесса. Основные черты экстраор-|данарного процесса приводятся ниже.

; Единый принцип совершения процессуальных действий — все

г процессуальные действия велись перед государственным чиновни-

; КОМ.

, Наличие иерархии ступеней процесса — против решений чи-I новников низшего ранга, стороны могли протестовать подачей жа­лобы высшим чиновникам и даже самому императору.

Вместо прежней публичности, когда все действия проходили перед форумом, был введен принцип тайности судопроизводства.

352 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право

Поэтому все действия проходили в закрытом помещении, а госу­дарственные служащие работали в специальных канцеляриях.

Тайность производства выражалась и в том, что все процессу­альные действия совершались письменным путем.

Введение теории об оценке доказательной силы отдельных доказательств означало, что были предписаны правила, по кото­рым считалось, что какой-либо факт доказан. Таким образом, был отменен принцип свободного убеждения и принцип материальной истины.

Были установлены расходы по процессу, и это означало, что за всякое действие в процессе стороны должны были платить по предварительно утвержденной таксе.

Правомочные приговоры больше не выражались в определен­ной денежной сумме. Если шла речь о точно определенной вещи, приговор требовал передачи вещи.

§ 373. Органы экстраординарного процесса

Во времена Римской империи не существовало разделения властей. Поэтому судебная организация была идентична организа­ции управления.

Верховным судьей являлся император, и его решение не могло быть опротестовано.

Вторым по рангу являлись praefecti praetorio. Их решения тоже не могли быть обжалованы, так как считалось, что они судят вме­сто принцепса.

Сходные правомочия имели praefecti urbi в Риме и Константи­нополе, распространявшиеся и на сто миль вокруг этих городов. Решениям praefecto urbi мог противостоять лишь император.

Викарии диоцезов и правители провинций являлись верхов­ными судьями территорий диоцеза и провинции. Против их реше­ний разрешались жалобы более высоким органам.

В метрокомиях — общинах правителями провинций назнача­лись низшие судьи —- judices podanei, которые судили менее важ­ные дела.

§ 374. Компетентность судей

Вещно-правовые отношения находились в компетенции judic­es podanei во всех спорах, кроме тех, которые были отдельно отне­сены к компетенции других органов.

Местная компетенция определялась труднее. Основным пра­вилом для определения, кому из нескольких однородных судов

| Часть IV. Гражданский процесс

353

' надлежит судить в каждом данном случае, являлось forum prorog-atum, т. е. свободный выбор суда. Если стороны сами не определи-, лись в этом вопросе, действовали другие правила, например, actor j sequitur forum rei, т. е. компетентным считался суд ответчика, ко­торым являлся или forum originis, суд его родной общины, или fo­rum domicilii — суд в месте постоянного проживания ответчика.

Местную компетенцию судов можно было определять и дру­гим образом.

§ 375. Вызов в суд

Экстраординарный процесс возникал по инициативе истца. (573) Истец должен был составить иск или письменно изложить его пе­ред судом. Суд предоставлял иск ответчику с обязательством отве­чать по нему, и в определенный срок, который не мог превышать четырех месяцев, предстать перед судом. Принимая приглашение, ответчик должен был уплатить таксу служащему, вручившему его.

Если истец или ответчик не являлись к предусмотренному сро­ку, судья назначал новое заседание, и так — три раза. После третьего безуспешного назначения судья выносил приговор об ущербе от­сутствующей стороне (контумация). Сторона, приглашенная, но не явившаяся в срок, не имела права опротестовать приговор: contu-max non appellat. Однако, допускалась аппеляция приговора при нарушении правил ведения процесса и по причинам, указывающим на отсутствие контумации.

§ 376. Главное производство

Главное производство происходило в помещении суда (secre-tarium). Суды работали каждый день, кроме воскресенья, христи­анских праздников и судебных каникул, которые были в летние

ме-сяцы.

Главное производство начиналось, когда стороны представали перед судом. Прежде всего устанавливалась точность искового тре­бования.

Главное производство прекращалось, когда ответчик исполнял исковое требование. Когда ответчик признавал исковое требование, выносился контумационный приговор. Если ответчик молчал или требовал отмены искового требования или вынесенного приговора, начиналась тяжба. Это был момент litis contestatio. Единственным действием litis contestatio являлось преобразование временных и ненаследуемых исков в постоянные и наследуемые, и в обязанно-

13 — 614

354

Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право И Часть IV. Гражданский процесс

355

сти судьи входило установить исковое требование в том размере, который существовал в момент возникновения спора.

После litis contestatio начинался доказательный процесс. Сво­бодного усмотрения не существовало. В доказательном процессе разрешались все средства доказательства (допрос сторон, присяга, красноречие, индиции, свидетельствование и т. д.). Были преду­смотрены правила определения доказательств, так существовало правило, что высказывания одного свидетеля не имеют силу (testis unus, testis nullus), и многие другие.

§ 377. Судебное решение

Решение (sententia) составлялось судьей, который был обязан его объявить. Оно содержало диспозитив (распоряжение) и аргу­ментацию. Когда судья принимал исковое требование, диспозитив был кондемнаторным. А когда отклонял исковое требование, диспо­зитив был абсолюторным. Судья свободно оценивал оправданность и величину искового требования.

Диспозитив решения охватывал и постановление о расходах. Когда выносилось кондемнаторное решение, расходы возмещал от­ветчик, а при абсолютарном решении — истец. Судья сам возме­щал расходы в случае, когда забывал их установить.

В обосновании решения судья приводил аргументы в пользу вынесенного решения.

Решение выносилось не позднее трех лет со времени возник­новения спора.

§ 379. Исполнение судебного решения

Правомочными являлись решения, неподлежащие оспарива-F нию обычным путем. Правомочные решения исполнялись не сразу. Для их исполнения (res judicata) требовалось прохождение парици-онного срока в четыре месяца, когда должник должен был сам, доб­ровольно исполнить решение. Если решение в этот срок не испол­нялось, истец мог требовать судебного исполнения. Для этого необ­ходимо было применить actio judicati. Решение суда, по которому разрешалось исполнение приговора, представляло собой titulus executionis и направлялось в государственные органы.

Государственные органы приводили решение в исполнение од­ним из следующих способов.

Если решение гласило о возврате определенной вещи, она от-i нималась у осужденного (manu militari) и передавалась истцу. I Если решение гласило об определенной сумме денег, у осуж-

| денного отнимались вещи (pignus in causa judicati captum), которые через два месяца продавались на публичной лицитации.

До распродажи (venditio bonorum) доходило лишь тогда, когда того требовало большинство кредиторов, и если к этому вынуждал сам должник (cessio bonorum). Venditio bonorum состояла в прода­же всего имущества и сопровождалась инфамией, если должник добровольно не совершал цессию имущества, a distractio bonorum выражалась в продаже отдельных вещей имущества и не приводи­ла к инфамии должника.

' Если таким способом кредиторы не были удовлетворены, осу-

жденный мог быть арестован. По требованию исполнителя инсоль-вент (неплатежеспособный должник) арестовывался.

§ 378. Апелляция

Решения первой степени, вынесенные императором или ргае-fecti praetorio, являлись правомочными всегда. Решения, выноси­мые другими судьями, были правомочны не всегда, так как неудов­летворенной стороне разрешалось подавать жалобу (appellatio), тре­буя решения более высокого суда.

Жалоба подавалась сразу после вынесения решения. Письмен­ное обоснование причин для аннулирования решения предоставля­лось суду в срок от двух до трех дней. Суд первой степени (суд, вынесший решение) составлял сообщение более высокому суду и передавал его жалобщику для предоставления жалобы в более вы­сокий суд. Верховный суд повторно рассматривал предмет и выно­сил окончательное решение. •>№••'

§ 380. Виды специальных процессов

Существовало несколько видов специальных процессов. Реск-рипционный процесс являлся видом специального процесса, поя­вившимся в период принципата. Судья, отвечающий за решение какого-либо спора, направлял письмо императору, прося совета относительно того, как этот спор разрешить. В ответ на письмо император разрешал спор, исходя из предпосылки о том, что просьба основывалась на достоверных данных — "si preces vertate nituntur". Ответ принципса назывался rescriptum и обязывал судью. Судья выносил приговор, предварительно расследуя достоверность факти­ческих данных, приведенных сторонами, т. е. того, что послужило предпосылкой для правового решения, содержащегося в rescriptum-e.

Во времена экстраординарного процесса применение rescrip-tum-ов было расширено. Каждый индивидуум мог обратиться к

13*

356

Книга П. Частное, имущественное и процессуальное право

императору как верховному органу правосудия высказать свое мнение по решению какого-то судебного спора. Император рассмат­ривал правовую сторону спора и выносил решение, имеющее силу не только для данного спора, но и для всех подобных случаев (пре-цендентное право).

Суммарный или срочный процесс (summatim cognoscere) яв­лялся видом специального процесса, применяемым в случае, когда требовалось устранить опасность для сторон, которая реализова­лась бы, если бы велось обычное судопроизводство. Срочный про­цесс характеризовался краткими сроками, запрещением опротесто­вания и быстрым изучением доказательств.

356 Audientia episcopalis являлась видом специального процесса, проводимого перед церковными органами. Она допускалась лишь для христиан, при этом епископы судили и по светским вопросам.

<< | >>
Источник: Пухан Иво, Поленак-Акимовская Мирьяна. Римское право (базовый учебник). 1996

Еще по теме § 332. Разделение гражданского процесса, на производство in jure и производство apud judicem:

  1. Содержание
  2. § 332. Разделение гражданского процесса, на производство in jure и производство apud judicem
  3. Примечания
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -