<<
>>

Злоупотребление иными правами.

ФАС Волго-Вятского округа счел злоупотреблением правом обращение акционера в суд с требованием о признании недействительным решения совета директоров, которым был избран единоличный

'УНН

исполнительный орган, по истечении 12 лет с момента его принятия .

Признание решения совета директоров недействительным, возможно, в случае если оно нарушает права и законные интересы акционеров. Вместе с тем, необходимо учитывать тот факт, что признание решения недействительным должно преследовать цель восстановления нарушенных прав и законных интересов акционера. В обсуждаемом судебном деле, очевидно, что большой срок, прошедший с даты принятия решения, учитывая также то, что директор после этого решения несколько раз переизбирался, лишает какой-либо целесообразности действия акционера, обжалующего решение совета директоров.

Нельзя не отметить появление случаев фиктивной продажи акций с целью обхода ограничения, установленного п. 6 ст. 84.2 ФЗ «Об акционерных обществах», а именно: с момента приобретения более 30 процентов общего количества акций открытого общества, указанных в π. 1 ст. 84.2, и до даты направления в открытое общество обязательного предложения, соответствующего требованиям ст. 84.2, лицо, указанное в п.1 ст. 84.2, и его аффилированные лица имеют право голоса только по акциям, составляющим 30 процентов таких акций. При этом остальные акции, принадлежащие этому лицу и его аффилированным лицам, голосующими акциями не считаются и при определении кворума не учитываются.

Ранее мы упоминали подобные случаи, описанные Г. Ф. Шершеневичем, применительно к акционерным банкам, где в общем собрании, каждый акционер не мог располагать числом голосов, превышающих 1/10 часть голосов, принадлежащих всем участвующим членам собрания. Крупные акционеры преодолевали установленное законодательное ограничение, путем фиктивной уступки акций перед проведением собрания, допуская к участию и голосованию подставных лиц, с целью обойти ограничение[271].

При обнаружении судом подобной ситуации, акционеру, допустившему фиктивную уступку акций, должно быть отказано в признании недействительным решения общего собрания, на котором голоса подставных лиц не учитывались, по мотиву злоупотребления правом. В случае же, если такое собрание состоялось и акции, фиктивно уступленные перед собранием, учитывались при определении кворума и подсчете голосов, то такое решение подлежит отмене.

§ 2. Злоупотребление правом со стороны акционерного общества

Обсуждая природу злоупотребления правом в правоотношениях между акционером и акционерным обществом, мы, в том числе затрагивали вопрос о возможности злоупотребления правом со стороны акционерного общества. Тогда мы пришли к выводу, что в качестве таковых следует квалифицировать действия со стороны органов акционерного общества. Данный заключение следует, в том числе из анализа π. 1 ст. 53 ГК РФ, где указано, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Действия органов юридического лица, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей юридического лица, признаются действиями самого юридического лица.

Возможность злоупотребления правом акционерным обществом возникает по причине отсутствия должного контроля со стороны акционеров за действиями таких органов юридического лица, как совет директоров и единоличный исполнительный орган.

На подобный аспект проблемы обращал внимание еще Г. Ф. Шершеневич, говоря, что «акционерная форма представляет невыгоду вследствие недостатка и затруднительности контроля. Многочисленность товарищества, разбросанность акционеров, их незнакомство не только с делом, но даже с уставом, их малая заинтересованность приводят к тому, что ведение всего дела сосредотачивается в руках правления, не опасающегося серьезного контроля со стороны собрания акционеров»[272].

С этим утверждением трудно не согласиться, все контрольные механизмы акционерного законодательства (порядок одобрения крупных сделок, сделок с заинтересованностью и т.д.), направленные на защиту права и интересов акционеров зачастую бессильны перед недобросовестностью лиц, входящих в состав органов управления акционерного общества.

Так, вполне возможны ситуации, когда все требования закона формально соблюдены, но фактически сделки совершены с заинтересованными лицами. К примеру, чтобы обойти требования к порядку одобрения сделки с заинтересованностью, генерального директора на период заключения такой сделки увольняют, а после вновь избирают .

Одна из самых главных проблем российской акционерной действительности, это беззащитность акционеров перед недобросовестными действиями единоличного исполнительного органа. Казалось бы, конструкция злоупотребления правом является наиболее эффективным средством для восстановления нарушенных прав общества и акционеров. Однако, следует помнить о том, что грань между убыточной и выгодной сделкой весьма призрачна, нередко на момент заключения сделка кажется выгодной, но затем в связи с изменившимися рыночными условиями оказывается глубоко убыточной. Все это является частью предпринимательского риска. Закон должен охранять стабильность гражданского оборота, не допуская нарушения законных интересов контрагентов общества. Кроме того, не всегда причиной возникновения убытков у общества являются именно оспариваемые сделки, совершенные единоличным исполнительным органом. Так, ФАС Северо-Западного округа в одном из дел, отказывая в признании недействительными сделок по мотиву злоупотребления правом со стороны исполнительного органа общества, совершенно правильно указал на то, что ухудшение экономического состояния общества, само по себе не свидетельствует о том, что данное обстоятельство вызвано именно совершением спорных [273]

281

сделок .

И. А. Тимаевой было высказана мысль о том, что «со стороны общего собрания акционеров общества злоупотребление правом имеет место в случае принятия акционерами, обладающими большинством акций общества решений, не выгодных меньшинству акционеров» .

На наш взгляд подобная позиция является как минимум спорной. Принятие решений акционерами, обладающими преобладающим участием в капитале общества, не является чем-то неестественным, в конце концов, главным принципом акционерного права является зависимость степени корпоративного контроля над обществом от доли участия в капитале общества, что, конечно же, не исключает возможность и не оправдывает злоупотребления правом со стороны мажоритарного акционера.

Д. В. Ломакин приводит следующий пример, акционеры, владеющие не менее чем 10% голосующих акций общества, могут самостоятельно созвать и провести внеочередное общее собрание акционеров только в том случае, если в течении установленного законом срока совет директоров общества не принял решение о созыве такого собрания или принял решение об отказе в его созыве. Иначе, по мнению ученого, выбранный ими способ осуществления данного права следует признать ненадлежащим, а их действия оценить как злоупотребление правом . Выразим не согласие с такой оценкой, поскольку, в указанном случае, у акционеров отсутствует право на созыв общего собрания акционеров, и соответственно не возможно злоупотребить правом.

Нарушение акционерным обществом права акционера на дивиденд может выражаться в отказе общества от выплаты дивиденда при наличии достаточного показателя чистой прибыли. Д. В. Ломакин в частности говорит, что регулярный отказ общества от выплаты дивидендов, при [274] [275] [276] наличии достаточного показателя чистой прибыли, не может не нарушать имущественные интересы акционеров, заключающиеся в получении части прибыли от деятельности общества. Сами же действия акционерного общества, выражающиеся в систематическом уклонении от объявления дивидендов, могут быть охарактеризованы как злоупотребление правом . Для устранения указанной проблемы в литературе предлагают внести изменения в ФЗ «Об акционерных обществах», установив обязанность выплачивать дивиденды, если только 75% акционеров компании не проголосовали против их выплаты[277] [278]. Г.В. Цепов по этому поводу также высказывает предложение о внесении изменений в ФЗ «Об акционерных обществах», заключающиеся во введении обязанности общества выкупить по требованию акционеров, голосовавших за выплату дивидендов, их акции по рыночной стоимости, в случае принятия отрицательного решения по вопросу выплаты дивидендов[279].

А. Е. Молотников предлагает рассматривать злоупотребление правом со стороны коллегиальных органов акционерного общества немного под другим углом, в частности, ученый обращает внимание на злоупотребление правами лицами - членами коллегиальных органов, голосующих за принятие соответствующего решения[280]. Подобная точка зрения имеет право на существование, но лишь при известном допущении, а именно признании у лиц - членов коллегиальных органов наличия субъективных прав.

В принципе можно говорить о злоупотреблении органами акционерного общества, связанными с проведением общего собрания акционеров. В п. 4 Обзора, говорится, что суд на основании п. 2 ст. 10 ГК

РФ отказал в удовлетворении требования о признании недействительным постановления наблюдательного совета акционерного общества, поскольку счел, что истец, неоднократно предъявляя требования о созыве, действовал с намерением причинить вред ответчику (акционерному обществу).

В соответствии с абз. 1 π. 1 ст. 55 ФЗ «Об акционерных обществах» внеочередное общее собрание акционеров проводится по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества на основании его собственной инициативы, требования ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора общества, а также акционеров (акционера), являющихся владельцами не менее чем 10 процентов голосующих акций общества на дату предъявления требования. В данном случае по аналогии можно сказать, что будет являться злоупотреблением правом, когда по инициативе совета директоров (наблюдательного совета), либо по требованию ревизионной комиссии (ревизора) неоднократно созывается внеочередное общее собрание акционеров по одному и тому же вопросу. Однако целью в данном случае является причинение вреда акционерам, особенно в том случае если они территориально отдалены от места проведения собрания акционеров.

Часто подобное нарушение сочетается с определением места проведения общего собрания акционеров в месте отдаленном от места жительства большинства акционеров, либо даже вне пределов Российской Федерации. Так, в п. 5 Обзора, указано, что определение в уставе или внутреннем документе акционерного общества в качестве мест проведения общих собраний акционеров населенных пунктов, находящихся вне пределов Российской Федерации, по смыслу ст. 10 ГК РФ может быть квалифицировано судом как злоупотребление правом.

Акционеры, владеющие 16 процентами акций акционерного общества (далее - общество), обратились в арбитражный суд с иском к обществу о признании недействительным решения общего собрания акционеров о внесении в устав общества нового положения, предоставляющего совету директоров общества (далее - совет директоров) право определять место проведения собрания по выбору из двух названных в уставе городов, расположенных в странах дальнего зарубежья.

В обоснование заявленного требования истцы сослались на п. 2.9 Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденного Постановлением ФКЦБ России от 31 мая 2002 г. № 17/пс[281] (далее - Положение) в соответствии с п. 2 ст. 47 ФЗ «Об акционерных обществах». В силу этого пункта Положения общее собрание акционеров должно проводиться в поселении (городе, поселке, селе), являющемся местом нахождения общества, если иное место его проведения не установлено уставом общества или внутренним документом общества, регулирующим порядок деятельности общего собрания. Таким образом, по мнению истцов, устав или внутренний документ общества должен содержать конкретное указание на населенный пункт, определенный акционерами в качестве места проведения собрания.

Суд первой инстанции не согласился с доводами истцов и, полагая, что п. 2.9 Положения не может быть истолкован как допускающий определение в уставе общества лишь одного конкретного места проведения общих собраний акционеров, в иске отказал.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда было отменено, иск удовлетворен по следующим основаниям.

Суд апелляционной инстанции, поддерживая позицию суда первой инстанции о возможности закрепления в уставе общества положения, позволяющего совету директоров избирать одно из определенных в уставе мест проведения общих собраний акционеров, вместе с тем указал: из смысла п. 2.9 Положения вытекает, что возможные места проведения общих собраний акционеров должны определяться с учетом реальной возможности всех акционеров реализовать свое право на участие в собраниях.

Определение в уставе общества в качестве мест проведения общих собраний акционеров населенных пунктов, находящихся вне пределов Российской Федерации и отдаленных от места нахождения общества, создает возможность для воспрепятствования тем или иным акционерам (прежде всего физическим лицам) участвовать в общих собраниях акционеров, проводимых в данных городах, и является злоупотреблением правом по смыслу ст. 10 ГК РФ.

Таким образом, оспариваемое решение общего собрания акционеров нарушает право акционеров на равный доступ к участию в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции (п. 2 ст. 31 ФЗ «Об акционерных обществах»). Кроме того, суд апелляционной инстанции учел, что, как следует из материалов дела, общество и его акционеры не осуществляют какой-либо деятельности в тех иностранных государствах, где расположены соответствующие населенные пункты, в связи с чем определение их в качестве мест проведения общих собраний не связано с особенностями хозяйственной деятельности общества или местом пребывания его акционеров.

А. П. Сергеев, комментируя вышеуказанное дело, указал на возможность его разрешения без обращения к ст. 10 ГК РФ. По мнению ученого, принятым решением рядовые акционеры фактически отстранялись от участия в управлении обществом, что прямо нарушало их законные права, а это служит основанием для признания решения недействительным . Позволим себе не согласиться с подобной точкой зрения. Само главное, что упускает из виду исследователь, так это то, что определение места проведения общих собраний акционеров было выбрано в полном соответствии с требованиями п. 2.9 Положения. Специфика [282] конструкции злоупотребления правом как раз и рассчитана на применение в таких ситуациях. Принятие решения общего собрания акционеров об утверждении новой редакции устава, содержащего указания на недопустимое место проведения собраний, подлежало квалификации как злоупотребление правом со стороны акционера в силу того, что п. 2.9 Положения, допуская диспозитивное определение места проведения собраний, не предполагает возможности установления места проведения никак не связанного с местом нахождения или деятельности общества и его акционеров. Цель установления правила, предусмотренного п. 2.9 Положения, прежде всего гибкое регулирование процедурных вопросов деятельности общего собрания, а не лишение миноритарных акционеров возможности участвовать в управлении обществом.

Нельзя не заметить, что описанные случаи злоупотребления правом со стороны акционерного общества возможны в большинстве случаев только в отношении миноритарных акционеров, поскольку, акционер (акционеры), обладающие контрольным пакетом акций имеют возможность переизбрать, действующих подобным образом членов совета директоров, ревизионной комиссии.

А. Е. Молотников называет злоупотреблением правом со стороны мажоритарного акционера принятие решения о выплате чрезмерно завышенных дивидендов, поскольку при отсутствии финансирования внутренних проектов общества, это может нанести вред финансовом положению[283]. Квалификация подобных действий как злоупотреблений правом весьма обоснованна. Однако необходимо несколько уточнений. Во- первых, вряд ли это можно назвать злоупотребление правом со стороны мажоритарного акционера. Ведь в соответствии с п. 3 ст. 42 ФЗ «Об акционерных обществах» решения о выплате (объявлении) дивидендов, в том числе решения о размере дивиденда и форме его выплаты по акциям каждой категории (типа), принимаются общим собранием акционеров. При этом, размер дивидендов не может быть больше рекомендованного советом директоров (наблюдательным советом) общества.

Учитывая то, что ранее мы ранее пришли к выводу о том, что действия органов управления общества должны квалифицироваться как действия самого общества. Следовательно, в данном примере имеет место злоупотребление правом со стороны акционерного общества, так как размер дивидендов, в том числе, завышенный рекомендуется советом директоров, а решение об их выплате принимает общее собрание акционеров. Подобная точка зрения удобна и в смысле применения санкции за злоупотребление правом, а именно соответствующий корпоративный акт по иску акционеру будет признан недействительным.

Акционерное общество также имеет возможность препятствовать осуществлению акционером права на информацию. Согласно п. 2 ст. 91 ФЗ «Об акционерных обществах» документы, предусмотренные π. 1 настоящей статьи, должны быть предоставлены обществом в течение семи дней со дня предъявления соответствующего требования для ознакомления в помещении исполнительного органа общества. Общество обязано по требованию лиц, имеющих право доступа к документам, предусмотренным π. 1 настоящей статьи, предоставить им копии указанных документов. Плата, взимаемая обществом за предоставление данных копий, не может превышать затраты на их изготовление (выделено нами. - А.К.).

Именно последняя фраза обращает на себя внимание, поскольку понятие затрат на изготовление можно трактовать достаточно широко. Конструкция ст. 91 ФЗ «Об акционерных обществах» такова, что объем обязательства акционера по оплате изготовления копий фактически оставлен на усмотрение общества. Ведь то, каким путем происходит их изготовление, законом не оговаривается. Следовательно, вполне допустимо, если копирование документов будет поручено третьему лицу. Между тем, имеются прецеденты, когда общество при получении требования акционера заключает договор на выполнение работ по копированию документов со сторонней организацией. При этом в договоре указывается намеренно завышенная цена (стоимость копирования одного листа формата А4 может достигать несколько сотен рублей). В дальнейшем к акционеру предъявляются требования по оплате этих расходов. Формально в данной ситуации нарушение норм закона отсутствует.

Иными словами, акционерное общество может совершить действия, направленные на увеличение стоимости изготовления копий документов, с целью причинения вреда акционеру. Полагаем, что данном случае, очевидно, имеет место злоупотребление правом (π. 1 ст. 10 ГК РФ). И это не единственный пример, когда общество пытается включить необоснованные расходы в состав платы за изготовление копий. Подобные действия препятствуют осуществлению акционером права на информацию.

Следует отметить, что суды толкуют правила п. 2 ст. 91 ФЗ «Об акционерных обществах» ограничительно.

ФАС Дальневосточного округа в постановлении от 09 декабря 2002 г. указал, что выдача копий документов акционеру осуществляется за плату в размере, не превышающем затрат на копирование. Возмещение за счет акционера затрат, понесенных при изготовлении копий запрошенных документов, не может преследовать цель получения прибыли. При этом суд в своем акте заменил словосочетание «затраты на изготовление», употребляемое в ФЗ «Об акционерных обществах», другим, более узким —

291

«затраты на копирование документов» .

В другом деле ФАС Волго-Вятского округа отметил, что плата, взимаемая обществом за предоставление копий документов, должна быть соразмерна затратам на их изготовление и не может включать иных затрат. Стоимость девяти часов рабочего времени, стоимость проезда заместителя

291 _

См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 09 декабря 2002 г. по делу № Ф03-А51/02· 2/2555.

главного бухгалтера и НДС включению в состав указанных затрат не

292

подлежит .

ФАС Московского округа в постановлении от 23 июля 2008 г. отразил аналогичную позицию. Акционер обязан компенсировать обществу только те расходы, которые непосредственно связаны с изготовлением копий документов и которые общество не понесло бы без обращения акционера. Заработная плата работника и начисляемый на нее ЕСН относятся к расходам, которые общество несет вне зависимости от обращения акционеров. Следовательно, такие расходы не подлежат включению в

293

состав стоимости изготовления копии по запросу акционера .

К сожалению, пока судебная практика не выработала единого обоснования, почему те или иные расходы не подлежат включению в состав стоимости изготовления копии документов, способов определить разумность этой суммы. Окончательное решение проблема включения необоснованных расходов в состав затрат может получить только при условии формирования четкого представления о механизме определения соответствующей платы.

Возникающие проблемы, на наш взгляд, связаны с тем, что обязательство акционера по компенсации затрат общества на изготовление копий документов определено законом лишь в самом общем виде. Указание на то, что плата, взимаемая обществом за предоставление данных копий, не может превышать затраты на их изготовление, ничего не проясняет. Ведь фактически речь идет только о критерии, по которому те или иные затраты включаются в состав итоговой платы. На вопросы о разумности тех или иных затрат, каком-либо их предельном размере закон не отвечает. Впрочем, пробелы законодательства могут быть восполнены путем использования аналогии закона.

Пунктом 1 ст. 6 ГК РФ определено: в случаях, когда предусмотренные

292 _

См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 01 апреля 2008 г. по делу № А43-6695/2007-25- 208.

293 См.: Постановление ФАС Московского округа от 23 июля 2008 г. по делу № КА-А40/6562-08.

π. 1, 2 ст. 2 Кодекса отношения прямо не урегулированы

законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Правовая природа отношений акционера и акционерного общества в ситуации, когда по требованию акционера общество изготавливает копии необходимых документов, наиболее близка к отношениям подряда.

Согласно π. 1 ст. 702 ГК РФ, по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

В рассматриваемом случае нас интересуют правила, регулирующие порядок определения цены подлежащей выполнению работы.

В соответствии с π. 1 ст. 709 ГК РФ в договоре подряда указываются цена подлежащей выполнению работы или способы ее определения. При отсутствии в договоре таких указаний цена определяется в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК РФ.

В свою очередь п. 3 ст. 424 ГК РФ предусмотрено: когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

Фактически в п. 3 ст. 424 ГК РФ говорится о среднерыночной цене. В качестве доказательства того, что затребованная обществом плата за изготовление копий больше цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные работы, может быть использована информация органов статистики.

Сведения органов статистики являются официальными данными, поэтому их можно принимать во внимание при определении

соответствующих средних цен, действующих в регионе, где исполняется

294

сделка .

Применение правил, установленных п. 3 ст. 424 ГК РФ, при определении размера платы должно исключить необоснованное завышение акционерным обществом суммы расходов на изготовление копий. Подобные действия просто лишаются смысла, ведь все излишние расходы придется оплачивать самому обществу.

294

См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 25 ноября 2008 г. по делу № А12-2086/08-С34.

154

Заключение

Подводя итог, хотелось бы кратко остановиться на тех выводах, которые были сделаны по результатам проведенного исследования.

Во-первых, в общетеоретическом смысле, под злоупотреблением правом предлагается понимать осуществление лицом субъективного права в отсутствии признаваемого законом интереса или если осуществления права будет входить в противоречие с целью, которую пытался достичь законодатель, принимая норму права, из которой вытекает наличие субъективного права.

В качестве факультативного признака злоупотребления правом следует рассматривать наличие вреда, который должен исследоваться судом после установления всех остальных квалифицирующих признаков злоупотребления. Само по себе причинение вреда при осуществлении субъективного права не позволяет ставить вопрос о злоупотреблении правом.

Во-вторых, мы пришли к выводу, что правовая природа злоупотребления правом исходит из иных пределов осуществления гражданских прав, чем добросовестность и разумность. Надо признать, что эти правовые категории являются пересекающимися, но понятие недобросовестного поведения шире, чем понятие злоупотребление правом. При квалификации злоупотребления правом необходимо использовать максимально формализованные и объективные критерии, дабы сузить возможности судейского усмотрения. Критерии добросовестности и разумности таковыми не являются.

В-третьих, применительно к правоотношениям между акционером и акционерным обществом, признаком злоупотребления акционером своим правом будет то, что акционер осуществляет право без цели удовлетворения своего законного интереса как участника корпорации, либо если в результате осуществления права будет нарушен баланс частного и общего корпоративного интересов. В связи с этим, суды могут

Арбитражная практика 23 См.: Постановление

См.: Молотников А. Е. Указ. соч. С. 94.

279

отказывать в защите права акционера, в случае если действия последнего направлены не на удовлетворение своего корпоративного интереса, а на причинение вреда акционерному обществу.

Аналогично, все действия органов акционерного общества совершенные хотя и в пределах содержания права, но нарушающие корпоративные интересы акционеров могут быть лишены судом правовой защиты.

В-четвертых, последствием злоупотребления права будет отказ в его защите никаких иных специальных последствий закон пока не предусматривает. Полагаем это следствие осторожного отношения законодателя к проблеме.

Вместе с тем в соответствии с п. 3 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, законом могут быть закреплены исключения, и к их числу всегда может быть отнесено и злоупотребление правом.

Кроме того, мы пришли к выводу, что исключение административных органов из числа субъектов, которые могут применить санкцию в виде отказа в защите права, нам видится необоснованным. Безусловно, в ходе правоприменительной деятельности возможны ошибки, но их допускают и судебные органы. В целях наиболее полной и оперативной защиты прав и законных интересов акционерных обществ, терпящих от злоупотребления правом со стороны акционера, следует наделить административные органы правом отказывать в защите права, в случае установления факта злоупотребления правом. Для этого необходимо, дабы не нарушать логику построения КоАП РФ и с целью удобства правоприменения, часть 1 статьи 24.5 КоАП РФ, в которой перечислены обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении, дополнить пунктом следующего содержания: «действия лица были направлены на защиту от злоупотребления правом со стороны потерпевшего». Особо обратим внимание на то, что пункт 1 статьи 10 ГК РФ не содержит указания на то, что факт злоупотребления правом может быть установлен только судом, что позволит избежать каких-либо дополнительных законодательных изменений.

Также сделан вывод вывод о возможности применения меры в виде исключения акционера из закрытого акционерного общества в случае если последний злоупотребляет правами, в том числе правом голоса.

По результатам изучения форм и видов злоупотреблений правами, как со стороны акционера, так и со стороны акционерного общества, мы можем констатировать, что общие свойства конструкции злоупотребления правом остаются неизменными, что позволяет судебным органам предотвращать попытки злоупотребить правом.

Возросший в последнее время интерес к данной теме можно только приветствовать. Возможно, это происходит по причине того, что к научному сообществу, а также к правоприменителю пришло понимание той роли, которую может сыграть конструкция злоупотребления правом.

Однако необходимо предостеречь от огульного применения статьи 10 ГК РФ, так как сама конструкция злоупотребления правом, будучи сложной для понимания даже ученых-правоведов, при неправильном применении способна стать орудием целесообразности, поколебать основы законности.

По результатам предпринятого исследования нельзя не заметить, что все еще остаются проблемы как теоретического, так и практического свойства. В связи с этим надо отметить, что тема злоупотребления правом в правоотношениях между акционером и акционерным обществом, особенно в том, что касается последствий злоупотребления правом, отдельных видов злоупотребления правом, нуждается в дальнейших исследованиях.

<< | >>
Источник: КУЗНЕЦОВ АЛЕКСАНДР АНАТОЛЬЕВИЧ. ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ В ПРАВООТНОШЕНИЯХ МЕЖДУ АКЦИОНЕРОМ И АКЦИОНЕРНЫМ ОБЩЕСТВОМ. Диссертация на соискание научной степени кандидата юридических наук. Самара - 2012 г.. 2012

Еще по теме Злоупотребление иными правами.:

  1. § 2. Условия осуществления исключительных прав
  2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ, ТРУДОВЫХ И ИНЫХ ЛИЧНЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
  3. § 2. Злоупотребление акционерами своими правами
  4. § 1. Права и обязанности внешнего управляющего
  5. § 2.1. Структура, классификация и общие положения об осуществлении корпоративных прав
  6. Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав
  7. 2. ОБЪЕКТЫ ПРАВ И ОБЪЕКТЫ ПРАВООТНОШЕНИЙ
  8. § 1. Понятие злоупотребления должностными полномочиями
  9. Лишение родительских прав и их восстановление
  10. 1.5. Осуществление личных неимущественных прав
  11. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ СВОБОДОЙ СОВЕСТИ В СВЕТСКОМ ГОСУДАРСТВЕ
  12. § 3. Особенности злоупотребления правом в правоотношениях между акционером и акционерным обществом
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -