<<
>>

§ 3 Экологические аспекты в международно-правовых актах права международной безопасности

Право международной безопасности является динамично развивающейся, значимой отраслью публичного международного права.

Э. И. Скакунов писал, что международно-правовые гарантии безопасности государств "...

предполагают существование соответствующих им норм международного права, объединяемых в рамках отрасли, получившей название "право международной безопасности"1.

Право международной безопасности как отрасль международного публичного права обладает сложной структурой. А. С. Малинин выделяет в данной отрасли четыре группы норм:

нормы, конкретизирующие принцип неприменения силы; нормы, посвященные разоружению и мерам, непосредственно к ним примыкающим;

нормы, регламентирующие индивидуальную и коллективную самооборону и другие формы самопомощи;

нормы, обеспечивающие функционирование механизма постоянных организаций безопасности2.

Нормы, посвященные разоружению и мерам, к ним примыкающим, некоторые исследователи, в частности, В.И. Менжинский и О. В. Богданов, относят к новой формирующейся самостоятельной отрасли международного права. Однако большинство ученых, например, Д. Б. Левин, С. А. Малинин, Л. А. Иванащенко, считают, что данные нормы входят в состав права международной безопасности3.

1 Скахунов Э.И. Указ соч. C.34.

7 Иванченко Н. С. Экология и разоружение в системе международной безопасности. - Спб. Изд-во С.-Петербургского ун-та. 1992. - С. 46. J Taw же. С. 32.

То обстоятельство, что разоружение является важным условием обеспечения экологической безопасности, не вызывает сомнений. Принимая во внимание последствия гонки вооружений, можно сказать, что все международно-правовые нормы, направленные на регулирование процесса разоружения, являются в то же время нормами, регулирующими экологическую безопасность. Однако экологический аспект в международно- правовых актах по вопросам разоружения проявляется в неодинаковой степени. В настоящее время существует тенденция повышения практики введения норм, регулирующих экологическую безопасность, в договоры по разоружению.

Рассмотрим правовую основу для решения экологических проблем в процессе разоружения на примере Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсиниого оружия и об их уничтожении 1972 года (далее - КБТО).

Биологическое оружие является оружием массового уничтожения. В соответствии с определением ООН, такое оружие "должно быть определено таким образом, чтобы включать оружие, действующее атомным взрывом, оружие, действующее при помощи радиоактивных материалов, смертоносное химическое и биологическое оружие и любое разработанное в будущем оружие, обладающее характеристиками, сравнимыми по разрушительному действию с атомной бомбой и другим упомянутым выше оружием"56. Применение оружия массового уничтожения нанесет окружающей среде серьезный, долговременный, широкомасштабный ущерб, что противоречит ряду международных договоров (например, Дополнительному Протоколу I к Женевским Конвенциям 1977 года) и принципам международного права окружающей среды. В деле о запрещении применения ядерного оружия Международный Суд ООН признал, что "окружающая среда находится сегодня под постоянной угрозой и что применение ядерного оружия действительно стало бы катастрофой"1.

Суд подтвердил: "Наличие общего обязательства государств осуществлять свою деятельность таким образом, чтобы она не причиняла вреда окружающей среде других государств или пространства вне национальных территорий, является частью обычного международного права по защите окружающей среды".

Следовательно, норма всеобъемлющего запрещения биологического оружия направлена на обеспечение экологической безопасности.

Биологическое оружие, в строгом понимании, - это боеприпасы или устройства для распыления биологических боевых агентов.

Биологические боевые агенты, согласно официальному определению ООН, - живые организмы, вне зависимости от их природы или их инфекционного материала, которые могут преднамеренно быть использованы так, чтобы вызвать болезнь или смерть людей, животных или растений. Их эффект зависит от их способности размножаться в пораженной личности, животном или растении.

Однако понятия биологическое оружие и биологические агенты зачастую используются как синонимы. Биологическое оружие, в широком смысле, состоит из микроорганизмов, включая вирусы, риккетсии, бактерии, грибки, простейшие, а также токсинов, которые по своей природе сходны с химическим оружием, но имеют естественное происхождение - выделены из живых организмов. Биологическое оружие может привести к потере дееспособности или смерти живых существ или ограничить функциональность их иммунных систем. Биологическое оружие может также быть использовано против домашних животных или для снижения урожайности с целью нанести ущерб экономической и продовольственной безопасности.

Биологическое оружие, по сравнению с другими видами оружия массового поражения, имеет ряд отличительных особенностей. Эффект от его действия не является мгновенным: симптомы могут проявиться в течение некоторого периода, варьирующего от нескольких часов до нескольких недель. Это вызвано тем, что микроорганизмам требуется время для размножения внутри пораженных существ перед тем, как болезнь проявится. Для достижения эффекта достаточно небольшого количества биологического оружия, так как биологические агенты могут размножаться внутри зараженного, следовательно, для инфицирования достаточно малых доз.

Применение биологического оружия может обладать побочным эффектом, когда болезнь будет передаваться от одного индивидуума к другому. При этом атака против локальной цели может привести к эпидемии, распространившейся в пространстве и во времени. Биологическое оружие не разрушает оборудование, то есть во время атаки биологическое оружие не причиняет вреда зданиям, технике и так далее. Заражаются только живые организмы.

В настоящее время существует огромное количество микроорганизмов, способных вызывать болезни, однако не все они могут применяться в качестве биологического оружия. Для того чтобы атака с такими агентами была эффективна, они должны соответствовать определенным требованиям. Например, такие микроорганизмы должны обладать способностью к выживанию в атмосфере или в пищевых продуктах в течение некоторого времени и должны быть способны возбудить серьезную, хотя и не обязательно смертельную, болезнь.

Для достижения желаемой цели агрессор должен располагать знанием о степени защищенности, возможностях вакцинации и лечения, гигиенических стандартах и степени сопротивляемости населения государства, на которое он собирается напасть. В открытой биологической атаке, для достижения своих целей наиболее эффективным способом, агрессор применяет биологическое оружие открыто и без ограничений. Однако биологическое оружие может использоваться скрытно. Жертва может не догадываться или не в состоянии доказать, что ее подвергли действию биологического оружия. Также жертва будет находиться в неведении, кто несет ответственность за нападение. Для скрытой биологической атаки характерно, что агрессор отдает предпочтение такому виду биологического оружия, которое вызывает болезни, сходные или соответствующие болезням, обычно возникающим в данном регионе естественным образом. Следовательно, болезнь, возникшую в результате нападения, агрессор хочет выдать за естественную эпидемию.

Еще недавно считалось, что военная пригодность биологического оружия является ограниченной. Однако в настоящее время ситуация изменилась: значительное количество государств участвуют в разработке биологического оружия, и их мнение об его пригодности может отличаться от традиционной точки зрения. Для таких стран ценность данного вида оружия определяется не столько его военной пригодностью - тактической или стратегической, сколько политической (например, для предотвращения интервенции). К тому же биологическое оружие относительно дешево и относительно легкодоступно. Его производство и содержание требует относительно скромных ресурсов. Именно поэтому общество высказывает обеспокоенность в связи с возможностью применения биологического оружия террористическими группами.

Широкомасштабное производство с технологической точки зрения более сложное. Однако в мире существуют большие заводы по производству бактерий, вирусов, необходимых для выработки вакцин, антибиотиков, отдельных клеточных протеинов. В последнее время наблюдается интенсивное развитие знаний о таких материалах и увеличивается количество людей, которые работают с микроорганизмами. Благодаря развитию микробиологии и молекулярной биологии сейчас возможно проводить генетическую модификацию биологических агентов с помощью так называемой технологии рекомбинированной ДНК (рДНК) с целью получения специальных свойств для применения в военных или террористических целях. Некоторые бактерии, рассматриваемые как биологическое оружие, могут вырабатывать особые и чрезвычайно устойчивые жизненные формы - споры - которые позволяют им выживать в наиболее враждебной экологической обстановке. В данной форме биологическое оружие может быть сохранено на многие годы.

В международном праве первой попыткой запретить биологическое оружие следует считать Протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или иных подобных газов и бактериологических средств 1925 года. К сожалению, данный Протокол, запрещая применение, не запрещал разработку, производство и накопление запасов оружия. Многие государства ратифицировали Протокол только после второй мировой войны (например, Япония - в 1970 году, США - в 1975 году), причем некоторые из государств - с оговорками, предусматривающими возможность ответного применения химического и бактериологического оружия.

Термин "бактериологические средства" не охватывал все возможные биологические боевые агенты.

Необходимость всеобъемлющего запрещения стала осознаваться только в 1968 - 1969 годах после доклада Генерального Секретаря ООН, посвященного химическому и биологическому оружию. Доклад появился в связи с озабоченность массовым применением американской армией гербицидов и слезоточивых газов во Вьетнаме. В 1969 году под эгидой "Конференции Комитета по разоружению" (в прошлом - "Комитет по разоружению восемнадцати государств") в Женеве началось обсуждение договора по всеобъемлющему запрещению. Данная Конференция была переименована в "Комитет по разоружению" в 1969 году, а с 1984 года и по сей день носит название "Конференции по разоружению".

В семидесятые годы развернулась дискуссия по поводу одного вопроса: должен ли договор, содержащий всеобъемлющее запрещение, охватывать все виды оружия, упомянутые в Протоколе 1925 года, или изначально только биологическое и токсинное оружие?

Западные страны придерживались идеи последовательного подхода: сначала договор о биологическом оружии, впоследствии - о химическом. СССР и страны социалистического блока предпочитали заключение конвенции, охватывающей и биологическое, и химическое оружие. Аргументы, которые выдвигались западными странами, основывались на том, что заключение КБТО представляется более легко достижимым благодаря тому, что биологическое оружие никогда не применялось и в военном отношении является менее значимым, чем химическое оружие.

В июле 1969 г. Великобритания представила проект Конвенции о всеобъемлющем запрещении биологического оружия, в котором, однако, не содержался механизм контроля. Двумя месяцами спустя блок социалистических стран представил проект конвенции, в которой говорилось о всеобъемлющем запрещении биологического и химического оружия. После долгих дискуссий в 1971 году социалистические страны приняли идею заключения двух отдельных договоров. Далее последовали двусторонние переговоры между СССР и США, и затем оба государства представили проект КБТО Конференции. КБТО была открыта для подписания 10 апреля 1972 года.

Как отмечает А. Н. Капядин, режим, созданный Конвенцией, "оказался слишком зависимым от наличия доброй воли и готовности се участников выполнять взятые ими обязательства, доверять друг другу и сотрудничать по вопросам соблюдения Конвенции. Будучи "продуктом эпохи холодной войны", Конвенция отражает подходы, господствовавшие в то время"57.

Несмотря на то, что КБТО на момент ее вхождения в силу в 1975 году являлась единственным и наиболее прогрессивным договором, запрещающим целый вид оружия массового уничтожения, у нее существовали существенные недостатки. Так, например, отсутствовали положения о международном контроле за исполнением конвенции. Это было подтверждено на конференциях государств-участников, посвященных соблюдению положений данной Конвенции. Обеспечение соблюдения обязательств осуществлялось в основном посредством мер национального контроля.

Другой недостаток состоял в том, что не были предусмотрены ясно выраженные санкции в отношении государств-нарушителей.

После третьей конференции в 1991 году группа правительственных экспертов (VEREX) собралась для дальнейшего рассмотрения возможных мер контроля с научной и технической точек зрения. Ее работа завершилась выработкой доклада, послужившего основой деятельности рабочей группы. В ее функция входило обсуждение будущего контрольного режима.

Другие недостатки КБТО были обусловлены самим характером биологического производства и возможностями его двойственного применения. Кроме того, отрицательно сказался на содержании документа тот факт, что в мирных целях разрешались исследование, разработка и производство патогенных микроорганизмов, которые могут использоваться в качестве биологического оружия.

Далее, в этой же статье наложен запрет на деятельность с микробиологическими и другими биологическими агентами или токсинами, каково бы ни было их происхождение или метод производства, таких видов и в таких количествах, которые не имеют назначения для профилактических, оборонных или других мирных целей.

Однако это положение вызывает много вопросов. Прежде всего, не ясно, какое количество биологического агента может оправдать оборонную деятельность: в Конвенции не указаны пороговые количества. Вот почему в настоящее время почти невозможно осудить подозреваемое государство за такую деятельность. По нашему убеждению, государства-участники Конвенции должны срочно обратиться к данной проблеме.

Кроме того, статья I обладала еще одним недостатком. Речь идет о запрете на деятельность с оружием, оборудованием или средствами доставки, предназначенными для использования биологических агентов или токсинов во враждебных целях или в вооруженных конфликтах. Двойственный характер оборудования, применяемого в биологическом производстве, уже отмечался. Различие между гражданским и военным использованием не является четким из-за того, что процесс их производства сходен, да и оборудование используется одно и то же.

Рабочая группа прилагает усилия по преодолению недостатков Конвенции, разрабатывая систему обязательных деклараций, подкрепленную проведением инспекций. Такой контрольный механизм уже содержится в положениях Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления и применения химического оружия и его уничтожении 1993 года. Причем разработка мер по преодолению недостатков КБТО не должна ущемлять интересы академических институтов и промышленности. Однако это является не простой задачей. У некоторых государств существуют сомнения по поводу соотношения проведения контрольных мер (особенно интенсивных инспекций) и сохранения конфиденциальности коммерческой информации и данных, затрагивающих национальную безопасность.

Еще одним пробелом в международно-правовом регулировании запрещения биолотчее кого оружия и недостатком Конвенции является несовершенство положений статьи II о соответствии деятельности по уничтожению биологического оружия и оборудования, указанных в статье I, требованиям экологической безопасности. В статье II говорится, что "при выполнении положений настоящей статьи должны быть приняты все необходимые меры предосторожности с целью защиты населения и окружающей среды".

В Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления и применения химического оружия и его уничтожении 1993 года (далее - КХО) указывается, что "каждое государство-участник в ходе уничтожения объектов по производству химического оружия уделяет первостепенное внимание обеспечению безопасности людей и защите окружающей среды". Следовательно, необходимо устранить недостаток КБТО с тем, чтобы при уничтожении биологического оружия и соответствующего оборудования государства-участники руководствовались, в первую очередь, безопасностью населения и экологической безопасностью.

Недостатки КБТО и необходимость их устранения признается всеми государствами-участниками Конвенции. Сейчас необходимость разработки эффективного механизма контроля уже не обсуждается. Проблемы формулируются более конкретно, а именно: какие меры проверки наиболее отвечают целям Конвенции? Протокол, который будет иметь обязательную юридическую силу и в котором будут содержаться данные меры, обсуждался на четвертой Конференции по исполнению КБТО в 1996 году58. Рабочая группа должна закончить проект Протокола и представить его на пятой конференции государств-участников, которая будет проходить в 2001 году. Однако председатель рабочей группы Тибор Тот стремится закончить переговоры как можно скорее: он разработал и распространил вариант первоначального "рабочего текста". Документ был представлен "с учетом .права делегаций на свою собственную позицию по вопросам, рассматриваемым Специальной группой"59. Однако участники переговоров еще далеки от достижения соглашения по окончательному документу.

В 1997 году Куба направила в адрес России, одного из трех государств- депозитариев КБТО, требование (первое из такого рода требований с момента вступления КБТО в силу в 1975 году) о созыве официального консультативного заседания для расследования факта совершения США нападения с применением биологических агентов в октябре 1996 года. Куба имела в виду инцидент с американским самолетом, который 21 октября 1996 года пересекал Кубу с разрешения кубинских властей и, якобы, распылял при этом неизвестные вещества.

18 декабря на Кубе были отмечены первые признаки нашествия Thrips Palmi, насекомого-вредителя, не характерного для данного региона. 28 апреля 1997 года в ноте, направленной Генеральному секретарю ООН, Куба обвинила США в ведении биологической войны. Официальное консультативное совещание проходило в Женеве, но после трех дней Переговоров его участники не смогли удовлетворить требования Кубы. Как выразился посол Великобритании, "было невозможно установить причинную связь между перелетом и массовым появлением вредителей".60 Как считают Жан-Паскаль Зандерс и Джон Харт, "данное обвинение и последовавшая за ним процедура еще раз свидетельствуют о самом серьезном недостатке КБТО - об отсутствии режима проверки"61.

Обновленная Конвенция должна содержать положения, проясняющие ситуацию предполагаемого несоблюдения и действия по отношению к

' нарушителям, а также нормы, посвященные мерам доверия и транспарентности.

Режим, основанный на обязательных объявлениях, систематических „„ инспекциях на месте и инспекциях на месте по запросу, не только увеличит эффективность КБТО, но также создаст атмосферу доверия между всеми государствам и-у части и кам и.

Систематические "инспекции на месте", безусловно, играют важную роль в контрольном режиме. Во-первых, они являются необходимым звеном между объявлениями и такими мерами с потенциально негативными политическими последствиями, как "инспекции по запросу". В случае необходимости, инспекции на месте могут проводиться также с целью прояснения и урегулирования любых вопросов, касающихся возможного несоблюдения положений Конвенции в тех случаях, когда проведение инспекции по запросу нежелательно.

Столь же необходимо, на наш взгляд, разработать меры для более эффективной имплементации статьи X, касающейся обмена оборудованием, материалами, научной и технической информацией об использовании бактериологических (биологических) средств и токсинов в мирных целях. В этом случае развивающиеся страны смогут более эффективно участвовать в режиме, устанавливаемом Конвенцией о биологическом оружии.

Имплементация статьи X при существовании механизма контроля, упомянутого ранее, чрезвычайно важна для целей обеспечения экологической безопасности, так как ее положения параллельно регулируют международное сотрудничество по борьбе с инфекционными болезнями, которые в настоящее время являются основной причиной смертей в мире. Ежегодно от них умирает более 17 миллионов человек, 9 миллионов из них - дети.

Таким образом, применительно к КБТО, принципы международного сотрудничества государств, экологической безопасности и разоружения тесно связаны . Наличие данной связи должно увеличить заинтересованность государств-участников в более эффею-ивном следовании положениям Конвенции и дальнейшей конкретизацией ее положений.

Однако КБТО не в состоянии предотвратить в полной мере потенциальное применение биологических агентов в военных или враждебных целях. Конечно же, террористические группы или индивидуумы

не будут подчинять свою деятельность нормам Конвенции. Примером может * •

-служить инцидент с сектой Аум Сенрике (правда, в атаке использовалось химическое оружие). Однако есть все основания полагать, что режим Конвенции с механизмом контроля создаст сеть наблюдения, при которой государствам, участвующим в запрещенной данной Конвенцией деятельности, будет трудно скрыть свою активность.

Вместе с тем существование строгого механизма контроля не должно препятствовать развитию новых перспективных биотехнологий и промышленности. Обязательной декларации будут подлежать только такие промышленные биотехнологические объекты или мощности, которые наиболее соответствуют требованиям, предъявляемым к производству биологических агентов. В случае применения концепции "управляемого доступа", во время инспекций на месте должна быть предоставлена возможность защитить конфиденциальную коммерческую информацию.

Несмотря на разработку механизма контроля, еще один недостаток КБТО остается не урегулированным. Мы имеем в виду проблему разграничения биологических программ для обороны и нападения. Например, принято считать, что производство вакцины относится к деятельности по обороне. Однако исследования и разработки, касающиеся ратогенных агентов или токсинов, могут проводиться как для целей обороны, так и нападения. Столь же трудно, почти невозможно, провести различие между запрещенной или разрешенной деятельностью из-за двойственного применения оборудования.

Следовательно, настаивая на запретительных положениях Конвенции, представляется важным создавать атмосферу доверия и прозрачности с тем, чтобы преодолеть данный недостаток.

В настоящее время никто уже не отрицает, что в ближайшем будущем 0 угроза применения биологического оружия возрастет. Быстрое развитие микробиологии, молекулярной биологии и генетики дают основания для такого рода предположений. Например, с применением так называемой рДНК-технологии можно будет создавать новые, генетически модифицированные биологические агенты с особыми свойствами, использование которых для военных целей будет очень удобным и эффективным. К сожалению, с помощью современных иммунологических средств и известных на данный момент вакцин и антибиотиков их будет трудно определить и, уж тем более, уничтожить. Не случайно в мире высказывается тревога, что такие биологические агенты могут быть использованы в будущих конфликтах, либо генетически модифицированные организмы могут выйти из-под контроля своих разработчиков. И тогда их распространение приведет к катастрофе мирового значения.

Назовем еще один аспект, связанный с опасностью применения биологического оружия в будущем. Поводом к тревоге служит широкое распространение знаний в области молекулярных исследований, микробиологии и генетики, физиологии и медицины. Очень многие научно- исследовательские центры всего мира работают сейчас над созданием компьютерных баз данных о микроорганизмах и их свойствах, о методах их изучения и модификации. Такие базы часто открыты для широкой публики и могут быть использованы для нужд террористических групп или государств, нарушающих положения КБТО.

Одна из фундаментальных проблем поддержания режима нераспространения связана с ускоренным развитием микробиологической промышленности. Многие развивающиеся страны имеют

микробиологические заводы по производству вакцин, антибиотиков, ферментов, витаминов, аминокислот. Подсчитано, что на данный момент более чем 100 государств обладают мощностями для производства • биологического оружия. В данном обстоятельстве можно увидеть то фундаментальное отличие КБТО от КХО, которое, в частности, объясняет, почему режим проверки и инспекционные процедуры, предусмотренные в КХО, невозможно "механически" скопировать и применить при составлении протокола к КБТО. Если КХО рассматривает тщательно разработанные технологии, вещества и процессы, которые существовали в течение продолжительного времени (иногда - с девятнадцатого века) и были широко распространены по всему миру, то режим КБТО должен соответствовать продолжающейся и по сей день "революции" в биологии.

Таким образом, проблема заключается в новаторских исследовательских разработках. Если такие разработки проводит невоенное учреждение, то их финансирование обходится для данного учреждения достаточно дорого, а результаты исследования (в том числе и прибыль от реализации продукции, полученная к тому же в обстановке жесткой конкуренции) могут реализоваться через несколько лет. Разглашение коммерческой тайны в результате инспекций может привести к банкротству предприятия. Например, торговая организация "Европабио", которая представляет более чем 600 европейских компаний, признает необходимость режима проверки, но опасается, что проведение инспекций на местах и отбор проб может поставить под угрозу коммерческую тайну.

В последнее время распространение инфекций считается угрозой экологической безопасности62. Поскольку эпидемии не знают национальных границ, их можно считать глобальной проблемой современности63. Важность и необходимость ее решения признается всем мировым сообществом.

Поводом для беспокойства служат такие факторы, как продолжающийся рост населения на земном шаре и увеличение потребности в пище и урожае. Так, по данным ООН, городское население будет возрастать, и в 2025 году пять миллионов человек, т. е. 60 % человечества станут жителями городов1. В Центре по предотвращению и контролю над инфекционными болезнями выяснили, что каждый год обнаруживается новый патогенный агент. Причем, ученые отмечают такую опасную тенденцию, как возрастающую устойчивость бактерий к антибиотикам.

Примерами современных эпидемий, которые представляют угрозу безопасности, являются эпидемия СПИДа в Индии, туберкулеза в Южной Африке и холеры в Перу 2.

Необходимо отметить, что все глобальные проблемы современности имеют трансграничный характер, и их изолированное, по отдельности, решение невозможно. Отсюда борьба с распространением инфекции как угрозой безопасности требует внимания не только на национальном, но и на международном уровне.

Разумеется, прямое применение биологического оружия - куда более серьезная угроза безопасности, чем распространение инфекций. Однако для решения обеих проблем необходимо сотрудничество государств, направленное, во-первых, на поддержание режима нераспространения, во- вторых, на развитие новых технологий по борьбе с инфекциями и получению новых вакцин для этой цели. Вот почему так важно, чтобы режим КБТО был сбалансированным: контрольный механизм не должен препятствовать международному научно-техническому сотрудничеству государств в мирных целях.

Режим всеобъемлющего запрета биологического оружия, на наш взгляд, должен быть усилен созданием организации по запрещению

1 Linden Ь. The exploding cities of the developing world H Foreign «flair*. - 1996. - Jan.-Feb. - P. 53.

3 См.: Do I in P.J., Raviglione M.C.. Kohli A. Global tubericulesis incidence and mortality during 1990- 2000 // Bulletin of the World Health Organization . Л 72.--PP. 213-220.

биологического оружия, аналогичной Организации по запрещению химического оружия. Организация по запрещению биологического оружия для эффективной работы должна иметь бюджет, учитывающий относительно высокую стоимость проведения систематических инспекций на месте. Кроме того, она должна обладать высокой степенью политической независимости. Это, по нашему убеждению, обеспечит высокую эффективность международной проверки соблюдения положений Конвенции. В целях обеспечения экологической безопасности представляется необходимым тесное сотрудничество такой организации с другими международными (например, с ВОЗ) и региональными организациями (в частности, с ОБСЕ). Такое институциональное сотрудничество должно найти отражение в тексте Конвенции.

В целом можно сделать вывод о том, что дальнейшее совершенствование режима нераспространения биологического оружия предусматривают такие необходимые меры, как-то: -

совершенствование механизма контроля; -

создание Организации по запрещению биологического оружия; -

укрепление международного научно-технического и институционального сотрудничества в рассматриваемой области.

Все эти меры должны найти отражение при переработке текста Конвенции и принятия протоколов к ней.

Все вышесказанное даст основание утверждать, что в условиях нового подхода к экологическим проблемам, как к проблемам безопасности, существующий режим КБТО оказывает неоднозначное влияние на обеспечение экологической безопасности. Он должен более адекватно, гибко, эффективно реагировать на новые тенденции в мире.

<< | >>
Источник: Галяметдинова Анна Юрьевна. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ВЕЗОПАСНОСТИ / Диссертация / Казань. 2000

Еще по теме § 3 Экологические аспекты в международно-правовых актах права международной безопасности:

  1. Классификация прав и свобод
  2. Конституционные и административно-правовые гарантии права на безопасность.
  3. 2.2. Роль «мягкого права» в отдельных сферах международных отношений
  4. § 1. Экологическая безопасность и международном гуманитарном праве
  5. § 2. Обеспечение экологической безопасности н международное космическое право
  6. § 3 Экологические аспекты в международно-правовых актах права международной безопасности
  7. § 1. Концепция экологической безопасности и международное право
  8. § 4. Сущность, специфика и соотношение экологической безопасности при пользовании недрами с иными видами безопасности
  9. ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА: ИСТОРИЯ УЧЕНИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ КАК ИНСТРУМЕНТЫ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИСКОИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКЕ
  10. Роль международных организаций в поддержании мираи обеспечении международной безопасности
  11. § 2.2. Роль резолюций Г енеральной Ассамблеи ООН в процессе формирования международно-правового режима космической деятельности
  12. Правовые средства охраны окружающей среды во внутренних водах России
  13. §2. Международно-правовые средства борьбы с ННН рыбным промыслом
  14. §1. Международно-правовые проблемы управления морским биоразнообразием
  15. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  16. §2. Тенденции развития международно-правовой борьбы с терроризмом в проекте Всеобъемлющей конвенции о международном терроризме
  17. Международно-правовой анализ концепции «разделяемой ответственности» (shared responsibility) в контексте ответственности за нарушение обязательств, вытекающих из норм jus cogens
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -