<<
>>

2.2.- Добросовестность и недобросовестность приобретателя

В первой главе диссертации было показано, каким образом шел процесс развития виндикации в гражданском праве через ее ограничения по различным основаниям (в том числе по кругу лиц) Критерием ограничения лиц, в пользу которых ограничивалась виндикация, послужила добросовестность приобретения имущества Одновременно добросовестность и недобросовестность выступают характеризующими признаками незаконности владения в виндикационном процессе

В литературе нередко обращалось внимание на то, что правовое понятие добросовестности обнаруживает единство с этикой Так, по мнению Т Е Абовой, понятие «добросовестность» имеет «не только правовое, но и нрав-

Гражданский кодекс РФ Часть 1 Научно-практический комментарий / Отв ред Абова Т Е , Кабалкин А Ю , Мозолин В П - М , 1996 С 486 2 Комментарий к части первой Гражданского кодекса РФ / Под ред О Н Са-дикова -М, 1997 С.

552

95 стъенное значение»' АП Сергеев утверждал, что смысл требования дейст вовать добросовестно «заключается в том, чтобы ориентировать субъектов, а также правоприменительные органы на обязательный учет в своей деятель ности правил общепринятой морали» . І В Емельянов считает, что «под разумностью и добросовестностью

следует понимать интеллектуальные и нравственные качества личности, проявляемые при реализации гражданских прав и имеющие правовое значение в указанных законом случаях»3

На родство понятий добросовестности, справедливости нравственным нормам и обычному праву указывает Л В Щенникова4

Бесспорно, с данными высказываниями нельзя не согласиться Действительно, взаимосвязь понятий добросовестности, которые законодатель применяет именно в общей для всех указанных случаях моральной и этической составляющих

Однако, не следует забывать, что к морально-этической прибавляется и конкретно-юридическая составляющая, более узкое значение, потому как в каждом конкретном случае понятие добросовестности имеет свое значение

Нельзя не согласиться с замечанием Е А Сухановым, который указал, что гражданское право имеет дело со сферой имущественного оборота, где нельзя обойтись без таких оценочных понятии, как, в частности, добросовестность участников оборота, определить которые заранее невозможно ввиду

Гражданский кодекс Российской Федерации Часть первая Научно-практический комментарий / Отв ред ТЕ Абова,АЮ Кабалкин, В П Мозолин -М,1996 с 28

2 Гражданское право. Учебник. Часть 1 / Под ред А.П Сергеева, Ю К Тол стого -М?1997 С 251.

3 Емельянов В. Пределы осуществления гражданских прав, // Российская юс тиция 1999 №6 С 45.

4 Щенникова Л В Вещные права в гражданском праве России Учебное по собие -М, 1996 С 119.

96 тесной связи с конкретной ситуацией, а потому толкование этих вопросов следует предоставить судам, правоприменительной практике1

Действительно, нравственные нормы используются в процессе всей правоприменительной деятельности, но наиболее часто при анализе и юри- \ дической квалификации фактов общественной жизни и при вынесении акта

по применению норм права". В интересующем нас случае, например, в качестве такой нравственной нормы можно было бы рассматривать само понятие «добросовестность», ведь почти любое моральное понятие (долг, честь, совесть и т п X как известно, может выступать и в роли нравственной нормы, и в роли критерия моральной оценки Именно в этимологической основе понятия «добросовестность» на самом деле и берут свое начало БСС рассуждения о связи с этикой

В Ф Маслов считает, что «уже из смысла самого термина «добросовестный», «недобросовестный» владелец вытекает, что это различие основано на субъективном критерии, на убеждении самого незаконного владельца, его совести»

Однако такое понимание добросовестности существенно отличается от юридического значения добросовестности при приобретении вещи от не-управомоченного отчуждателя

Философский словарь определяет понятие добросовестности как форму способности приобретателя к моральному самоконтролю, выражает сторону его самосознания, включает в себя мотив поведения и самооценку уже со-

Интервью с доктором юридических наук, профессором, заведующим кафедрой гражданского права, деканом юридического факультета МГУ им MB ЛомоносоваЕА Сухановым //Законодательство 1998 №10 С 2

2 Русинов Р К Использование норм нравственности при применении норм права Автореф дис канд юрид наук -Свердловск 1967 С 13

3 Харчев А Г К итогам дискуссии о категориях этики // Философские науки 1965 №З.С 127

4 Маслов В Ф Осуществление и защита личной собственности граждан в СССР -MJ961 С 210

97 вершенных действий по приобретению имущества на основе понимания своей ответственности перед обшеством и проявляется как в рациональной форме осознания нравственного значения своих действий, так и в комплексе эмоциональных переживаний1

Современное законодательство, на наш взгляд, вкладывает в термин добросовестности «бесспорную формулу» «нс знал и не мог знать»

Вместе с тем, если обратиться к основополагающим началам российского гражданского законодательства об осуществлении и защите гражданских прав (глава 1 и 2 ГК РФ) нельзя не отметить, что действия участников гражданских правоотношений с намерением причинения вреда другому лицу находятся за пределами осуществления гражданских прав

Намерение совершить действия во вред другому лицу, в качестве обязательного элемента, включает в себя знание этим лицом незаконности своих действий, так же как и знание незаконности наступивших последствий Вот это знание и будет означать недобросовестность данного участника гражданского оборота

Таким образом, можно сделать вывод о том, что отсутствие у лица подобного знания, вернее сказать, неосведомленность о незаконности совершаемых действий и их последствий будет означать его добросовестность

Однако все вышеуказанные рассуждения не могут дать точного понятия добросовестности, используемого в винднкационном процессе Для того чтобы прояснить ситуацию, необходимо обратиться к истокам возникновения добросовестности и ее появления в виндикационном иске

Как и большая часть юридических понятий и явлений в гражданском праве, добросовестность обязана своим возникновением Древнему Риму Римские юристы выделяли незнание факта и незнание права Причем различие проводилось по юридическим последствиям, которые влекли за собой незнание факта или незнание права Хотя уже в то время незнание права не

1 Философский словарь /Подред ИТ Федорова -MJ987 С 433-434

98

носило оправдательного характера « во всяком случае, заблуждение в праве не должно занимать того же места, как незнание факта, так как право может и должно быть определенным, а объяснение фактов часто смущает и муд рейших людей»1 t Применительно к правоотношениям между собственником и незакон-

ным владельцем приобрела значение bona fide (добрая совесть), то есть полная уверенность липа в правомерности приобретения вещи и владения ею Притом bona fide заняла центральное место в actio Pubhciana, который предназначался для защиты владения лица, приобретшего вещь у несобственника По мнению известного цивилиста начала XX века И А Покровского, благодаря этому иску в истории римского права возник новый преторский инсти-іут добросовестного владения, которое перестало быть только простым фактом, а возвысилось до степени некоторого относительно-вещного права2.

Одновременно в римском праве добросовестность выступает составным элементом приобретательной давности, где « bona fide представляет собой добросовестное заблуждение в отношении истинного объема вещного права отчуждателя »*

Как видно, уже в римском праве добросовестность закрепилась в качестве разграничителя в споре по поводу принадлежности вещи между собственником и незаконным владельцем

Рассматривая данный вопрос, необходимо, прежде всего, разграничить добросовестное приобретение и добросовестное владение

Фигура добросовестного приобретателя впервые появилась в Германском Гражданском Уложении, отличного от римского права, разрешавшего коллизию прав и интересов собственника и добросовестного приобретателя4

1 Памятники римского права Законы XII таблиц. Институции Гая Дигесты Юстиниана -MJ997 С 527

2 Покровский И А История Римского права -Пг, 1918 С 368 3ДождевДВ Римское частное право -М, 1997. С 369

4 Скловский К И Собственность в гражданском праве -М,2000 С 95-102

99

ГК РФ содержит правило, аналогичное немецкому «Hand muss Hand wahren», воспроизведенному в других европейских кодексах, но с некоторы ми различиями а) данное правило касается как движимых вещей, так и не движимости, б) ст 302 ГК РФ ничего не говорит о том, субъектом какого У вещного права и с какого момента становится добросовестный приобрета-

тель Данное умолчание по поводу момента возникновения права собственности чревато вариантами толкования' право собственности возникает (в соответствии с системой traditio) с момента передачи вещи1, право собственности возникает в момент истечения срока приобретательной давности Аргументы в пользу второй точки зрения «недействительная сделка не порождает правовых последствий, в том числе не порождает титул у приобретателя2», «зачем же тогда введена приобретательная давность*?»

По поводу этих разногласий слелует отметить, что, ни ст 302, ни глава 14 ГК РФ не определяют момент возникновения права собственности для добросовестного приобретателя. Данное положение позволяет К И Склов-скому отождествлять фигуры добросовестного приобретателя и добросовестного владельца. Он полагает, что в случае, когда закон определяет момент возникновения права собственности у добросовестного приобретателя в момент достижения соглашения или в момент передачи вещи (в зависимости от принадлежности к traditio или consensus), то и здесь имеет место течение давности приобретательной» но оно «сокращено до одного мгновения»3

Умолчание законодателя способно породить самые разные толкования, аргументы, возражения В связи с этим особое значение имеет решение данной проблемы правоприменительными органами Доказательством приверженности Высшего Арбитражного Суда РФ первой точки зрения являются

1 Гражданское право Ч 1 / Под ред А П Сергеева, Ю К Толстого - М ? 1997

Витрянский В-В Недействительность сделок в судебно-арбитражной практике -М,1999 С 139, 3СкловскийКИ Собственность в гражданском праве -М,2000 С 258.

100 положения п 25 постановления Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 г №8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав «Если собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате имущества, переданного покупателю, и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявленным к добросовестному приобретателю (ст 302 ГК РФ), в удовлетворении исковых требований должно быть отказано»1

С точки зрения основ гражданского процессуального права данное положение неверно суду предлагается выйти за пределы исковых требований (применение реституции), установить факты, не относящиеся к предмету доказывания по делу (добросовестность приобретателя), и в связи с этим обстоятельством сделать вывод об отказе в иске, когда налицо будут основания для признания сделки недействительной. Здесь суд по своей инициативе меняет предмет иска (виндикация вместо реституции) и основание (устанавливает добросовестность приобретения), разрешает спор, отличный от заявленного Однако всем известно действие принципа диспозитивно сти в гражданском процессе «нет судьи без истца» Эти рассуждения верны, если только не предполагать, что в цитируемом постановлении в процессуальном аспекте изложено немецкое «Hand muss Hand wahren», определяющее возникновение при передаче имущества права собственности у добросовестного приобретателя Действительно, в такой ситуации нельзя изъять имущество независимо от используемого способа защиты (виндикация, реституция)

Правоту рассуждений о моменте и основании возникновения права собственности подтверждает ч 3 п 25 цитируемого постановления' «Если право собственности подлежит государственной регистрации, решение суда

'Вестник ВАС РФ. 1998 №10.

" Грось А.А, Защита гражданских прав сравнительный анализ институтов римского частного права и действующего гражданского законодательства и гражданского процессуального права //Правоведение 1999 №4 С 97-98

101 является основанием для регистрации перехода права собственности покупателю»

В связи с изложенным следует констатировать добросовестный владелец и добросовестный приобретатель - два различных субъекта и поэтому их положение определяется и регулируется ГК РФ по-разному

Добросовестным владение в римском праве признается в тех случаях, когда владелец не знает и не должен знать, что он не имеет права владеть вещью (например, лицо, приобретшее вещь от несобственника, выдавшего себя за собственника) Примером недобросовестного владения может служить владение вора, который знает, что вещь не его, и тем не менее ведет себя так, как будто вещь принадлежит ему

Различие добросовестного и недобросовестного владения имело значение в ряде отношений, так, только добросовестный владелец мог приобрести по давности право собственности, в тех случаях, когда собственник предъявлял иск об изъятии его вещи от фактического владельца, недобросовестный владелец вещи строже отвечал за сохранность вещи, за плоды от вещи и т д, чем добросовестный владелец, и пр

По мнению А Б Годеса, деление приобретателей на добросовестных и недобросовестных весьма характерно для буржуазного гражданского оборота, являющегося формой движения частной собственности Отправным пунктом для деления приобретателей на добросовестных и недобросовестных является тот факт, что буржуазный гражданский оборот в принципе недобросовестен Этот факт не могли скрыть даже сами буржуазные юристы Больше того, они вынуждены были признать, что буржуазное іражданекое общество не в силах вести борьбу против этой недобросовестности в гражданском обороте1

Годес А Б Защита прав личной собственности в СССР // Советская юстиция 1938.№10 С4о

102

Дореволюционный русский цивилист ВИ Синайский писал «гражданское право (в том числе и наше право) принимает свои меры против недобросовестности Оно понимает, что недобросовестность главное ало, которое губит оборот, что это зло необходимо искоренить Однако сложность современного оборота, построенного к тому же на принципах свободной борьбы за право и уважение к свободной человеческой личности, препятствует до сих пор создать какие-либо боле действительные средства для борьбы с недобросовестностью»1

Анализируя статьи ГК РСФСР 1922 г А Б Годес указывал, «что деление приобретателей на добросовестных и недобросовестных и связанное с ним ограничение виндикации в пользу добросовестного приобретателя, видимо, понятие устаревшее и не отвечающее настоящему дню, и поэтому в интересах наиболее полной защиты собственности это деление, равно как и ограничение виндикационного иска должно быть снято в Гражданском кодексе СССР»2

Однако Гражданский кодекс РСФСР 1964 года в статье 152 закрепил, что добросовестным приобретателем признается субъект, который не знал и не должен был знать, что лицо, у которого он приобретает вещь, не имеет право ее отчуждать Нарушение индивидом принципа добросовестности, как отметил В П Грибанов, «означает пренебрежение к требуемому социалистическим правопорядком поведению и составляет вину данного лица»3

Для того чтобы определить степень и форму вины приобретателя, достаточных для признания его недобросовестным, необходимо, во-первых, установить какое значение законодатель вкладывает в слова «знал» и «должен был знать» Под первым, по нашему мнению, подразумевается, что лицо не только должно быть осведомлено о том, что приобретает имущество у лица,

3 Синайский В Л Русское гражданское право - М, 1902. С 39,

2 Годес А.Б. Защита прав личной собственности в СССР // Советская юсти ция 1938 №10 С 5

3 Грибанов В П Советское гражданское право- - М , 1959 С 446

103 не наделенного правами по его отчуждению, но и осознавать, что своими действиями нарушает права и интересы других лиц Слово «знал» может иметь такое значение, когда приобретатель либо нарушает интересы других лиц умышленно, либо совершает такие действия по небрежности (грубая не- І осторожность)

Понятие «должен был знать» содержит в себе случаи, когда лицо, приобретая вещь у неуправомоченного приобретателя, не был осведомлен об отсутствии у последнего права на отчуждение имущества, но мог и обязан был это знать

Известный исследователь Г Н Амфитеатров, полагал, что слова «не должен был знать» выражают требование об отсутствии в действиях приобретателя не только грубой, но и простой неосторожности1

Некоторые авторы считают, что основанием для признания приобретателя недобросовестным может служить лишь факт его грубой неосторожности при приобретении имущества от неуправомоченного отчуждателя2 Но нельзя не принимать во внимание то, что в противоправном поведении любая степень и форма вины будет признаваться сознательным психическим актом, который осуждается обществом

С точки зрения Ю К Толстого, признание приобретателя недобросовестным в случаях отсутствия у него осведомленности о неправомерности отчуждения вещи, происшедшей по его вине в форме простой неосторожности, означает обязанность участников гражданского оборота «скрупулезно выспрашивать у своих контрагентов, на каком правовом основании владеют они

Амфитеатров ГН Вопросы виндикации в советском гражданском праве // Советское государство и право 1941 №2 С 43

2 Иоффе О С , Ю К Толстой Основы советского гражданского законодатель-сггва-Л, 1962 С 81

104 отчуждаемой вещью, если условия отчуждения не вызывают никаких сомнений в праве продавца на вещь»

Об отсутствии оснований в неправомерности отчуждения имущества можно говорить лишь, когда приобретатель принял все меры для выявления нарушений при приобретении имущества, но не обнаружил никаких обстоятельств, позволяющих полагать, что контрагент является неуправомоченным отчуждателем

Таким образом, незнание приобретателя об отсутствии у отчуждателя прав на реализацию имущества дает основание для признания его недобросовестным

В Ф Маслов, рассматривая данную проблему, указал, что в одних условиях приобретатель имущества должен считаться недобросовестным только при наличии в его действиях грубой небрежности, а при других обстоятельствах даже простая неосмотрительность, исключившая возможность получения надлежащей информации, может явиться основанием признания субъекта недобросовестным

Однако такое положение в некоторых случаях признает добросовестным приобретателя, правомерность действий которого можно поставить под сомнение

По утверждению В Емельянова, лицо «следует считать добросовестным в том случае, когда оно действует без умысла причинить вред другому лицу, а также не допускает самонадеянности и небрежности по отношению к возможному причинению вреда» С точки зрения В А Белова, «добросовестным может считаться только тот приобретатель, который приобрел чужую

1 Толстой Ю К Содержание и гражданско-правовая защита права собствен ности в СССР -Л, 1955 С 120

2 Маслов В Ф Основные проблемы права личной собственности в период строительства коммунизма в СССР -М,1968 С 303

3 Емельянов В Пределы осуществления гражданских прав // Российская юс тиция 1999 №6, С 16

105 вещь невиновно, то есть в его действиях не усматривается ни умысла, ни осторожности»1 По нашему мнению, именно такой смысл должен вкладываться в формулировку «не должен был знать»

В подтверждение указанного положения можно привести постановление Конституционного Суда РФ, указавшего в п 2 Постановления от 21 апреля 2003 года по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобами граждан М , Н , С , Ш , что добросовестный приобретатель проявляет при заключении сделки «добрую волю, разумную осмотрительность и осторожность»2

На наш взгляд, при признании приобретателя недобросовестным, должны учитываться следующие элементы, во-первых, ооьективньїе условия (условия совершения сделки, цена спорного имущества итп), во-вторых, субъективные критерии (выяснение реальности прав отчуждателя, личность приобретателя, итп) Кроме того, необходимо учитывать обстановку сделки (могла ли она оказать то или иное воздействие на сознание или волю приобретателя), обратную связь (например осведомленность о негативной характеристике отчуждателя). Все вышеуказанные условия влияют на определение формы и степени вины приобретателя

Нельзя не согласиться с К И Скловским, который справедливо замечает, что «покупатель, проявивший достаточную осмотрительность, считается добросовестным, причем разумная осмотрительность не должна пониматься в смысле чрезмерной осторожности»3 По этой причине не могут быть признаны обоснованными выводы суда о неосмотрительности приобретателя, имевшего в силу действующего порядка регистрации недвижимости реаль-

Белов В А Защита интересов добросовестного приобретателя ценной бумаги//Законодательство 1997 №6 С 34

2 Собрание законодательства РФ 28 04 2003 г. №17 Ст 1657

3 Скловский К И Приобретение собственности от неуправомоченного отчу ждателя //Право и экономика 1999. №6 С 18

106 ную возможность «проверить подлинность документов и наличие у продавца полномочий на отчуждение имущества» .

С точки зрения О В Ушакова, приобретатель не может быть признан допустившим простую неосторожность в выборе контрагента, отсутствие полномочий которого на отчуждение имущества не смогли выявить даже специально уполномоченные на то органы (БТИ и нотариус) Конечно, приобретатель мог бы не удовольствоваться результатами анализа представленных отчуждателем документов, проведенного нотариусом, а потом и регистрирующим органом, а использовать возможности дальнейшей проверки подлинности указанных документов вплоть до проведения почерковедческих, графологических экспертиз, задействовать в этих целях иные доступные способы, например, нанять частного детектива, прибегать ко всем мыслимым и немыслимым уловкам с единственной целью изобличить отчуждателя, но такая осмотрительность явно чрезмерна по условиям гражданского оборота В литературе неоднократно обращалось внимание на сложность установления принадлежности вещей, особенно движимых, входящих в постоянно обновляемую, находящуюся в движении товарную массу поставляемой продукции В этих случаях достоверное установление собственника зачастую «практически невозможно без проведения комплексного аудита, а значит, должно признаваться выходящим за рамки обычно предъявляемых требований внимательности, заботливости и осмотрительности

Широко распространенный взгляд на добросовестное приобретение как действие противоправное (нарушающее субъективное право собственности) обязывает ученых, признающих добросовестным приобретателя, допустившего простую неосторожность, рассматривать его действия в качестве правонарушения В свою очередь, те ученые, которые склонны относить к числу

1 Бюллетень Верховного Суда РФ 1999. №8 С 16-17

Ушаков О В Добросовестное приобретение от неуправомоченного лица -Ижевск 2003 С 36-37

107 добросовестных только невиновных приобретателей, очевидно, усматривают в добросовестном приобретении признаки лишь объективно противоправного деяния Рассуждения первой группы исследователей приводят к выводу, что существуют правонарушения, не только не влекущие юридической ответственности, но и не связанные с иными мерами принуждения, как и вообще с негативными последствиями, так как закон ограждает от таковых добросовестного возмездного приобретателя имущества, выбывшего из владения управомочешюго лица по его воле В этой связи такой подход вряд ли может быть признан верным

Как показывает практика, нормы, закрепляющие способы защиты добросовестных приобретателей, по-прежнему истолковываются и применяются судами неоднозначно, порой вступая в противоречие с тем смыслом, который R них заложен законодателем, что приводит к нарушению конституционных прав граждан и юридических лиц В свою очередь, это позволяет заинтересованным лицам, используя правовую конструкцию добросовестного приобретения, добиться своей корыстной цели - лишить законного собственника его имущества Восстановить свои права и вернуть имущество в такой ситуации бывает достаточно сложно

Одно из акционерных обществ незаконно приобрело в собственность федеральное имущество Соответствующий договор купли-продажи, в соответствии с Постановлением Президиума ВАС РФ, был признан ничтожной сделкой Кроме того, судом в качестве применения последствий недействительности сделки предписано выселить ответчика из спорных помещений Однако, как выяснилось позже, акционерное общество за несколько дней до рассмотрения дела Президиумом ВАС РФ продало здание иностранной компании, которая в свою очередь также перепродала его другой оффшорной компании Собственник имущества, который все это время фактически использовал для своих целей помещения, и суд даже не были об этом уведомлены

103

Не согласившись с подобным положением вещей, собственник обратился в арбитражный суд с новым иском и заявил требования о признании заключенных сделок и выданного свидетельства о праве собственности недействительными Истец посчитал, что акционерное общество - первый приобретатель по ничтожной сделке не приобрело никаких законных прав (в том числе права собственности) на спорное помещение По этой причине общество не вправе было заключать договор купли-продажи с иностранной компанией, поскольку этим нарушаются права законного собственника, установленные ст 35 Конституции РФ и ст 209 ГК РФ Согласно указанным нормам именно собственнику принадлежит право владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, в том числе по своему усмотрению отчуждать его в собственность других лиц Никто не может быть лишен своего права иначе, как по решению суда

На основании ст 168 ГК РФ все сделки, влекущие отчуждение имущества от акционерного общества к последующим приобретателям, помимо воли собственника являются ничтожными и не влекут никаких юридических последствий

В такой ситуации вполне предсказуемой была позиция ответчиков в ходе судебного разбирательства, когда они заявили о том, что последний покупатель яатяется добросовестным приобретателем С их слов, на момент подписания договора купли-продажи спорного помещения ответчик не знал и не мог знать о том, что приобретает имущество у лица, не имеющего права его отчуждать, ознакомился с документами, подтверждающими факт и основание внесения продавца в государственный реестр прав на недвижимое имущество, произвел предусмотренный договором платеж за приобретаемое имущество Кроме того, по мнению ответчика, заявленные исковые требования о применении последствий недействительности сделок носят виндикаци-онныи характер, поскольку их основной целью является возврат спорного имущества из чужого и незаконного владения Однако в силу п 1 ст 302 ГК

109

РФ отсутствуют условия, при которых возможно истребование имущества и у добросовестного приобретателя В разъяснениях Пленума ВАС РФ, содержащихся в п 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г № 8\ указано если при рассмотрении иска о признании недействительной сделки кушш-продажи и возврате ему имущества, переданного покупателю, будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю, в удовлетворении исковых требований должно быть отказано

Арбитражный суд, не исследовав в полной мере фактические обстоятельства дела, поддержал позицию ответчиков и отказал в иске

Действительно, на практике бывает очень сложно доказать недобросовестность приобретателя. Вдвойне приходится трудно, когда имеешь дело с профессиональными игроками по захвату чужой собственности, активно использующими административный, судебный и силовой ресурсы Профессиональные юристы, работающие на такого рода компании, максимально обеспечивают юридическую безопасность сделки, во всяком случае, внешне поведение покупателя носит исключительно добросовестный характер

Однако суд первой инстанции не учел, что виндикация как способ защиты права собственности - это иск не владеющего собственника к владеющему несобственнику В нашем же случае спорные помещения фактически не вышли из владения собственника и использовались им самостоятельно по их целевому назначению Согласно Постановлению ВАС РФ от 30 января 2001 г № 5482/002 для признания лица добросовестным приобретателем в порядке, предусмотренном ст 302 ГК РФ, необходимо, чтобы он фактически владел спорным имуществом Подобное понимание сущности добросовестного приобретения нашло отражение и в Постановлении КС РФ

1 Сборник постановлений ВАС РФ -М, 2002. С 371

2 Сборник постановлений ВАС РФ -М,2002 С 384

по

По этой причине не обоснованы заявления ответчика, высказанные в ходе кассационного производства по делу о том, что под владением недвижимым имуществом следует понимать не только и не столько фактическое владение, как факт нахождения лица в том или ином помещении, сколько владение юридическое, те владение посредством фиксации своего права в государственном реестре прав на недвижимое имущество

Поскольку ответчик фактически не владеет спорным имуществом, то у него отсутствуют основания считать себя добросовестным приобретателем, и истец, следовательно, не нуждается в защите своего права собственности путем заявления требований об истребовании его имущества из чужого незаконного владения

Арбитражный суд кассационной инстанции согласился с этими доводами и в доказательство правоты истца указал, что судом первой инстанции не было установлено, выбывало ли из владения собственника спорное имущество и приобреталось ли оно покупателями фактически Незаконное решение было отменено, а дело передано на новое рассмотрение

В настоящее время в деятельности правоохранительных органов возникают сложности при выявлении на территории России похищенного за рубежом автотранспорта, принадлежащего добросовестному приобретателю, при установлении его собственника

На практике, в подобных случаях органы внутренних дел обычно изымают указанный автотранспорт, перегоняют его на стоянку, либо помещают на специально оборудованную площадку до окончания проверки В некоторых случаях автотранспорт передается под «сохранную расписку» фактическим (титульным владельцам)

В соответствии с положениями Инструкции о порядке изъятия, учета хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и

Ill

судами1, при условии признания вещественным доказательством, автомобиль может быть передан на хранение под «сохранную расписку» владельцу, его родственникам, другим лицам или организациям Многие из выявленных в качестве разыскиваемых автомобили, не будучи признаны в качестве вещественных доказательств, без соответствующего постановления следователя или международного поручения, передаются под расписку титульным владельцам В отношении последних сведения о недобросовестности приобретения автотранспорта обычно отсутствуют, хотя во многих случаях недобросовестность имеет место Это приводит к тому, что указанные владельцы, сознавая возможность изъятия у них автотранспорта, любыми средствами сбывают его, разукомплектовывают, реализуют запчасти и т д

Следует отметить, что если факт недобросовестности приобретателя {фактического владельца) автомобиля не установлен, лишение его права собственности на транспортное средство при отсутствии международного поручения (об изъятии автомобиля в качестве вещественного доказательства) либо судебного решения недопустимо (ст 235 ПС РФ) Данное транспортное средство не может быть задержано, а лило не может быть ограничено в правах пользования или распоряжения ИМ (СТ. ст 209, 305 ГК РФ)

Обнаруженный таким образом автомобиль вправе в соответствии со ст 302 ГК РФ истребовать первоначальный собственник Однако, поскольку титульный владелец не заинтересован в возвращении автомобиля, его изъятие возможно только в судебном порядке Это, как известно, очень длительная процедура, и добросовестный приобретатель может продать автомобиль либо совершить иные действия, исключающие его истребование Часто обнару-

1 Письмо Генпрокуратуры СССР от 12 02 1990 г № 34/15, Верховного Суда СССР от 12 02 1990 г № 01-16/7 - 90, МВД СССР от 15 03 1990 г №1/1002, Минюста СССР от 14.02 1990 г№к-8- 106, КГБ СССР от 14 03 1990 г №441 - Б «Об Инструкции о порядке изъятия, учета хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами» от 18 10 1989 г №34/15

112 женный и переданный «под сохранную расписку» автомобиль задерживается повторно уже с новым владельцем

Бесспорно, реальная необходимость установления соответствующего порядка, позволяющего законно задерживать выявленные в качестве разы- f скиваемых автотранспортные средства, а так же гарантировать их сохран-

ность и реальную возможность передачи законным владельцам существует На наш взгляд, существует необходимость закрепления на федеральном уровне норм, регулирующих основания задержания транспортного средства, перечень необходимых действий по проверке (в том числе наличие добросовестности фактического владельца автотранспорта)

ЕВ Богданов отмечает, что правильное понимание содержания категории «добросовестность» имеет большое значение, прежде всего для практики, поскольку согласно п. 3 ст 10 ГК РФ в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права добросовестно, предполагается добросовестность участника правоотношения Таким образом, в гражданском праве действует специальная презумпция добросовестности субъектов и бремя доказывания обратного возложено на сторону, оспаривающую этот факт

В первую очередь необходимо определить понятие добросовестности приобретателя имущества В отношении ценных бумаг данное определение содержится в Законе о рынке ценных бумаг , а общее определение отсутствует в силу возможности выведения его из анализа положений пункта 1 ст 302 ГК РФ ЕВ Богданов формулирует определение более широкого явления -добросовестности участников гражданских правоотношений, под которой следует понимать субъективную сторону их поведения, т е когда они не зна-

1 Богданов ЕВ Категория «добросовестности» в гражданском праве // Рос сийская юстиция -1999 №9 С 12

2 О рынке ценных бумаг Федеральный закон от 22 апреля ] 996 г в ред Фе дерального закона от 8 июля 1999 г // Собрание законодательства РФ - 1996 № 17 Ст 1918,1998 №48 Ст 5857,1999,№28 Ст. 3472

113 ли и не могли знать о правах третьих лиц на соответствующее имущество или об иной своей неунравомоченности

Анализ гражданско-правовых норм позволяет следующим образом оп ределить понятие добросовестного приобретателя имущества - это лицо, ко- f торое приобрело имущество и в момент приобретения не знало и не могло

знать о правах третьих лиц на это имущество, если не доказано иное

Правовое значение данного определения проявляется в том, что закон предоставляет безусловную защиту прав собственника против недобросове стного приобретателя То есть, «требование собственника об изъятии вещи у недобросовестного незаконного приобретателя подлежит удовлетворению во всех случаях Недобросовестный приобретатель обязан возвратить собствен- г пику вещь в том виде, в каком она находилась в момент завладения, и несет

ответственность за всякое виновное уменьшение ее ценности»

Напротив, в противостоянии с добросовестным приобретателем собственник может защитить свои права лишь в установленных законом случаях Е А Суханов назвал это «ограничением виндикации» в отношении добросовестного приобретателя чужого имущества

Рассматривая понятия «добросовестность» и «недобросовестность», 1 нельзя не коснуться приобретения права собственности по давности владе-

ния Одним из основных элементов давпостного приобретения является добросовестность приобретателя Этот институт имеет целью придать существующим фактическим отношениям юридическое значение, служит устойчивости права и гражданского оборота Подразумевается, если собственник имущества долгое время не выражал желания признать его своим, смирился с

Богданов Е В. Категория «добросовестности» в гражданском праве // Российская юстиция. 1999, №9, С. 12,

2 Гражданское право. Часть первая Учебник / Под ред А Г Калпина, А И Масляева - М, 1997, С 339.

3 Гражданское право. В 2 т ТЛ Учебник / Отв ред Е А Суханов - М , 1998 С 618

114 ее утратой, и при отсутствии презумпции государственной собственности, законодатель признает такое имущество собственностью добросовестного фактического владельца Таким образом, институт приобретательной давности защищает права настоящего владельца против прежнего

В Римском праве этот институт появился с целью облегчить положения собственника Право признало в давности способ приобретения права собственности и предписало судебную защиту владения вообще и давностного владения в особенности

Надо очметить, что далеко не все правовые системы вводят этот реквизит В частности, он не был известен дореволюционному русскому праву Между тем, нет никаких оснований для того, чтобы обращать в право собственности владение недобросовестное, сколько бы оно ни продолжалось Данный институт, по мнению Б Б Черепахина, был введен в интересах владельца «Но для этого владелец должен заслуживать нашего внимания и заботы в данном вопросе Если владелец недобросовестен, если он незаконно добыл данную вещь и знает об этом, нет основания прикрывать его недобросовестное владение какими бы то ни было сроками»

В зарубежном законодательстве послереволюционного периода (Германское гражданское уложение ст. 937, Швейцарское гражданское уложение ст 728) устанавливали добросовестность давностного владельца во все время владения как обязательное требование Другие законодательства, в частности Французский гражданский кодекс (ст 2269), закрепляли лишь добросовестность приобретения, не требуя добросовестности в течение всего времени владения С этой точки зрения можно считать добросовестным в достаточной мере также и того, кто впоследствии узнал о незаконности своего приобретения

Черепахин Б Б Приобретение права собственности по давности владения // Советское государство и право, 1940 №4. С 51

115

С принятием ГК РСФСР 1922 г , законодатель проявляет особую строгость к давностному приобретению В частности, при добросовестности приобретения необходимо было, чтобы давностный приобретатель не только не знал, но и не должен был знать о незаконности своего приобретения (ст 183 ГК) Но в дальнейшем ходе его владения законодатель не требовал от него непрерывной настороженности, подозрений и сомнений в правильности своего приобретения Следовательно, добросовестность давностного владельца должна была предполагаться

С 1964 года мнение о наличии в нашем праве института приобретения собственности добросовестным приобретателем практически не подвергалось сомнению и обычно при этом нормативным основанием указывалось ограничение виндикации

Но по мнению К.И Скловского, «данная проблема решена путем толкования, которое, и это главное, не находит прямых подтверждений в тексте закона, ведь норма ст 183 ГК РСФСР 1922 г не была воспринята в дальнейшем гражданским законодательством, в том числе и ныне действующим Но и практически такой подход таит неразрешимые трудности»

Несомненно, что если добросовестный приобретатель стал собственником вещи в момент ее приобретения независимо от наличия права на отчуждение у продавца, то виндикация к нему уже невозможна, так как он больше не владелец, а собственник Таким образом, наличие в законодательстве нормы об ограничении виндикации в пользу добросовестного приобретателя не подтверждает, а скорее опровергает допущение, что этот же приобретатель уже стал собственником

Впрочем, даже при широком распространении этого допущения в нашем законодательстве того времени оставалось еще незаконное владение вещами, которые уже никак невозможно было ввести снова в оборот

1 Скловский К И. Собственность в гражданском праве - М , 2000 С 249

116

Необходимость Б приобретательной давности стала возрастать с оживлением гражданского оборота, что объясняется увеличением значением развития обмена для этого института, содержание которого в наибольшей степени объясняется именно потребностями оборота

Приобретательная давность является последним средством вернуть в оборот вещи, выбывшие из него, и потому следует за виндикацией и приобретением веши от неуправомоченного отчуждателя (если эта норма имеется в позитивном законодательстве), как бы подбирая те вещи, которые не смогли попасть во власть собственника

С принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР 1991 г, приобретательная давность впервые стала фактом гражданской кодификации в российском праве

В современном законодательстве (ст 234 ГК РФ) закреплено, что лицо не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность)

Наиболее точное понимание добросовестности в данном случае сводится к требованию обязательного наличия у владельца обоснованной уверенности, что имущество принадлежит ему на праве собственности Однако существует и иное толкование добросовестности как «убеждение приобретателя, что вещь получена им «без неправды», пусть и не в собственность, но таким образом, что позволяет осуществлять владение как своим собственным» .

Практически важным обстоятельством является вопрос, достаточно ли добросовестности только в момент завладения либо она должна сопровождать весь срок владения Например, предъявление виндикациоиного иска к добросовестному владельцу хотя и влечет отказ в выдаче возмездно приобре-

1 Хвостов В М Система римского права - М , 1996 С 253

117 тенной вещи, но в то же время означает, что собственником является истец Следовательно, ответчик, сохраняя владение, уже не может считать себя собственником

Д И. Мейер по этому поводу указывает, что «если добросовестный владелец чужого имущества извещен о предъявленном к нему собственником иске, то он с отого моментам не утрачивает добросовестности, хотя «со стороны ответственности становится в положение, близкое к положению недобросовестного владельца»1

По нашему мнению, в этом случае добросовестность, так как имеется ввиду приобретение по давности, не утрачивается и продолжается течение сроков приобретательной давности хотя бы потому, что ст 234 ГК не вводит в этом случае перерыва течения срока Вывод из этих рассуждений если владение начато добросовестно, последующие изменения не влекут утраты прав, возникающих из приобретательной давности

Если приобретатель добросовестен, то собственник вправе истребовать у него имущество лишь тогда, когда оно выбыло из владения собственника либо лица, которому оно было передано собственником во владение, помимо их воли Однако законодатель делает из этого правила два исключения 1) если имущество приобретено добросовестным приобретателем улица, которое не имело права его отчуждать, безвозмездно, собственник может истребовать его при любых обстоятельствах (даже если оно выбыло из владения собственника по его воле), 2) деньги и ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя ни при каких обстоятельствах Более подробно данный вопрос будет рассмотрен нами позднее

Из содержания и 1 ст 302 ГК РФ однозначно следует, что нельзя говорить о пороке воли собственника в том случае, когда собственник передал имущество какому-либо лицу, которое этим имуществом распорядилось, хо-

1 Мейер Д И Русское гражданское право Ч 1 -М,1997 С 268

113 тя таких прав и не имело В то же время именно в такой ситуации зачастую признают возможным истребовать имущество у добросовестного приобретателя, ссылаясь при этом на то, что воля собственника не была направлена на отчуждение имущества

Например, на торгах, состоявшихся в феврале 1999 года, по долгам акционерного общества в качестве имущества, ему принадлежащего, продано здание магазина С победителем торгов - предпринимателем С заключен договор купли-продажи, и здание ему передано по акту приема-передачи Вступившим в законную силу решением арбитражного суда торги признаны недействительными, однако к тому моменту здание уже было продано предпринимателю К

Комитет по управлению муниципальным имуществом обратился в арбитражный суд с иском об истребовании здания магазина от предпринимателя К , поскольку проданное здание являлось муниципальной собственностью и не должно было продаваться по долгам акционерного общества (ранее по этим же основаниям торги признаны недействительными) Арбитражный суд исковые требования удовлетворил, сославшись на то, что спорное здание выбыло из владения комитета по управлению муниципальным имуществом как представителя собственника помимо его воли, поскольку комитет здание не продавал

Такая позиция суда представляется ошибочной В данном случае спорное здание было передано акционерному обществу по договору о передаче на праве полного хозяйственного ведения (договор безусловно недействителен, но передача состоялась), но выбыло из владения собственника по его воле еще задолго до продажи здания на торгах Отсутствие воли комитета по управлению муниципальным имуществом на продажу здания правового значения для истребования имущества от предпринимателя К не имеет

Отменяя решение суда, кассационная инстанция указала на следующее Из п 1 ст, 302 ГК РФ следует, что возможность истребования имущества от

119 добросовестного приобретателя зависит от того, каким образом - по воле или помимо воли собственника - имущество первоначально выбыло из владения собственника и попало к лицу, которое не имело права его отчуждать

Таким образом, не всегда правильно судами применяется 302 ГК РФ, защищающая добросовестного приобретателя от истребования имущества

Вопрос о том, кто должен доказывать добросовестность или недобросовестность при виндикации и прежде волновал российских юристов По этому поводу профессор И Н Трспицын писал « Правда, собственнику трудно доказывать недобросовестность приобретателя Но мы предлагаем и здесь сохранить такой же порядок, какой имеет место при приобретениях от лиц управомоченных, ни в ту, ни в другую сторону привилегий быть не должно, а потому приобретатель - ответчик должен сохранить свои обычные права защищающегося" пусть свое право на виндикацию доказывает истец »

Другое мнение высказывал Л И Петражицкий « ответчику надлежит доказывать свою добросовестность »3

Современные зарубежные цивилисты признают существование в гражданском праве добросовестности в форме презумпции в спорных взаимоотношениях меящу собственником и незаконным владельцем, хотя и не приводят, при этом, определенно строгого разграничения в доказывании добросовестности или недобросовестности приобретения спорной вещи

Вопрос о том, должен ли ответчик в виндикационном процессе подтверждать свою добросовестность либо истец должен доказывать недобросовестность приобретения спорного имущества ответчиком, не может быть

'ШпачеваТ Добросовестный приобретатель эж-ЮРИСТ, 2003. №8 С 8

2 Трепицын И Н Приобретение движимостей в собственность от лиц, не

имеющих права на их отчуждение - Варшава 1907. С. 523-

5 Петражицкий ЛИ Права добросовестного владельца на доходы - СПб ,

1897 С 120

4 Маттеи У, Суханов Е А Основные положения права собственности - М,

1999 С 164-168.

120 разрешен категорически в ту или иную сторону, даже при наличии презумп ции добросовестности в гражданском законодательстве, поскольку к тому не имеется ни материальных, ни процессуальных правовых оснований Более того, с утверждением в законодательстве принципа состязательности споря щих сторон (ст 123 Конституции РФ), распределение бремени доказывания между ними становится более формальным (условным) В связи с чем, если по ходу виндикационного процесса станет очевидным подтверждение истцом права собственности на спорное имущество, то ответчик будет вынужден до казывать добросовестность своего приобретения имущества с целью решения спора в свою пользу, не полагаясь изначально только на то, что истец не до кажет обоснованность исковых требований ( Презумпции вообще свойственно быть опровергнутой, иллюстрацией

чего в виндиканионном процессе является доказывание истцом недобросовестности приобретения спорной вещи ответчиком, В то же время презумпция не освобождает от подтверждения (доказывания) действительного существования самого презумируемого факта

После рассмотрения вопросов появления добросовестности приобретателя в гражданских правоотношениях, ее презумпции и процессуальных особенностей доказывания в «индикационном процессе, следует вновь обратится к самому понятию добросовестности приобретателя

Проведенное исследование показывает, что добросовестность отнюдь не исключает объективную противоправность поведения приобретателя, так как с позиции действующего законодательства при получении имущества от неуправомоченного отчузвдателя на стороне приобретателя имеет место противоправное поведение, выразившееся в незаконном владении и характеризуемое такими чертами, как неосмотрительность, небрежность К тому же, с точки зрения права, незаконное владение - есть гражданское правонарушение

121

В гражданском законодательстве предусматриваются меры гражданско-правовой ответственности за совершение правонарушения и установлено общее правило презумпции виновности лица, допустившего правонарушение Причем виновность также характеризуется такими признаками как неосмотрительность, небрежность

Законодатель не установил обязанности незаконного владельца, в императивной форме предписывающей последнему возвратить имущество собственнику, предоставив последнему право истребовать свое имущество их чужого незаконного владения Поэтому при судебном разбирательстве в вин-дикационном процессе своеобразной «мерой гражданско-правовой ответственности» будет присуждение спорного имущества собственнику

Неосведомленность приобретателя о неуправомо ценности отчуждателя не позволяет отождествлять его правовое положение с положением виновного причинителя вреда и неисправного должника в обязательственных отношениях В то же время незнание приобретателем факта отсутствия у контрагента правомочий на отчуждение вещи не может служить основанием для безразличного отношения со стороны права к объективно состоявшемуся правонарушению Тем более что собственник вовсе не причастен к обстоятельствам противозаконного приобретения имущества ответчиком

Давнее противостояние частных и публичных интересов, обусловленное развитием имущественного оборота, как одной из сторон общественного прогресса, повлекло придание внутреннему (психическому) отношению приобретателя к своей неосведомленности о нсуправомоченности отчуждателя, формы презумпции, которая, по сути, была противоположностью виновности

В отечественном гражданском праве, в разное время, добросовестность приобретателя (незаконного владельца) представлялась как незнание о нсуправомоченности отчуждателя (ст 529 т X ч 1 Свода законов Российской империи, ст 892 Проекта Российского гражданского уложения), с различны-

122 ми оттенками неосмотрительности когда приобретатель «не знал и не должен был знать» (ст 60 ГК РСФСР 1922 г , ст 152 ГК РСФСР 1964 г), когда приобретатель «не знал и не мог знать» (ст 302 ГК РФ)

Таким образом, в правилах о виндикации добросовестность представляет собой внутреннее отношение приобретателя к своей неосведомленности о неуправомоченности отчуждателя, и потому не может в полной мере уравновесить отсутствие обязанности последнего во всех случаях подтверждать полномочия на отчуждение Следовательно, при виндикации движимых вещей добросовестность владения приобретателя означает презумпцию его права собственности

Исходя из вышеизложенного, мы можем дать определение понятия добросовестного приобретателя имущества это лицо, которое приобрело то или иное имущество, и в момент приобретения не знало и не могло знать об обстоятельствах, препятствующих приобретению этого права

На наш взгляд, определение добросовестности приобретателя в ст 302 ГК РФ должно соотноситься с определением добросовестности владения как частное с общим

Кроме того, по нашему мнению, нельзя смешивать понятия «добросовестный (недобросовестный) приобретатель», которое рассматривается как одно из положении возможной виндикации и понятия «добросовестный (недобросовестный) владелец», которое используется при решении вопроса о расчетах при виндикации (что будет нами рассмотрено позднее)

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 г. №8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и иных вещных прав» установлено, что приобретатель должен доказать, что он приобрел имущество возмездно и что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего право на его отчуждение Но такая интерпретация п 1 ст 302 ГК РФ полностью опровергает закрепленную в п 3 ст 10 ГК РФ презумпцию

123 добросовестности участников гражданских правоотношений При приобретении имущества от неуправомоченного лица добросовестность приобретателя должна предполагаться, лицо, ссылающееся на недобросовестность приобретателя, должно доказать ее В целях обеспечения оборота нельзя возлагать на приобретателя обязанность проверять право собственности отчуж-дателя и тем самым осмотрительно относиться к любому отчуждателю Так, если приобретатель не проверил данные государственной регистрации недвижимого имущества или полномочия руководителя юридического лица, предоставленные ему учредительными документами, это не является доказательством, что приобретатель является недобросовестным

Насколько оправдано квалифицировать добросовестность (недобросовестность) с помощью названных признаков покажет практика применения соответствующих норм гражданского законодательства, так как в основном правоприменительная практика служит базой для теоретических исследований и последующего совершенствования законодательства

<< | >>
Источник: Блохина, Ирина Викторовна. Истребование имущества из чужого незаконного владения [Электронный ресурс]: виндикация : дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. - М.:,. - (Из фондов Российской Государственной Библиотеки).. 2007

Еще по теме 2.2.- Добросовестность и недобросовестность приобретателя:

  1. 3. Добросовестное приобретение
  2. Запрет на недобросовестное и неразумное поведение при осуществлении гражданских прав.
  3. Истребование имущества у приобретателя
  4. § 2. Понятие, признаки и классификация недобросовестных условий договоров
  5. 1.1. Возникновение института виндикации
  6. 2.1. Незаконность владения
  7. 2.2.- Добросовестность и недобросовестность приобретателя
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  9. 39.4. Субсидиарное применение обязательств из неосновательного обогащения
  10. XIII. Недобросовестная конкуренция
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -