<<
>>

4.3. Учёт индивидуально-личностных особенностей осуждённого и проблемы ресоциализации освобождаемого несовершеннолетнего из мест лишения свободы

Весьма сложной и многоуровневой проблемой в системе профилактики и предупреждения преступлений несовершеннолетних и молодёжи остаётся их исправление в местах лишения свободы и ресоциализация после освобождения из мест лишения свободы.

Пока недостаточно исследованным является процесс «заражения» сознания юношей и девушек криминальным «вирусом». Здесь немалую роль играет асоциально-криминальное поведение взрослых, стимулирующих развитие подобного рода проявлений в молодёжной среде. Пройдя стадии предварительного расследования, изоляторы временного содержания, следственные изоляторы и суд, часть подростков вдохновляются криминальной романтикой и преисполняются чувством гордости за совершённые правонарушения.

Социологические опросы показывают, что подростки, совершившие преступления, оценивают своё прошлое следующим образом:

- «дома - ругань, укоры, угрозы сдать в колонию» - 43 % опрошенных;

- «в школе считали меня хулиганом, потерянным для людей» - 56 % опрошенных;

«только на улице у меня были друзья, которые меня понимали» - 32 % опрошенных;

- «на улице с друзьями я мог делать то, что хочу - гулять, где хочу, курить, пить пиво» - 55 % опрошенных;

- «в семье меня били» - 20 % опрошенных;

- «в школе я учился плохо (очень плохо)» - 71 % опрошенных;

- «имею ближайших родственников, которые были осуждены» - 46 % опрошенных;

«сейчас мой родственник находится в местах лишения свободы» - 33 % опрошенных;

«те, кто хорошо учится - «ботаны», маменькины сынки, слабаки, трусы» - 66 %.

Результаты проводимых исследований специалистами (В. В. Новиков, А. И. Мокрецов, Г. Б. Калманов - НИИ ФСИН России) в 2004 году в карантинных отделениях исправительных учреждений в различных регионах страны показали, что 7 % опрошенных осуждённых начали употреблять алкоголь с 8-13 лет. Пример подавали близкие родственники и даже родители. Осуждённые, начавшие употреблять алкоголь с 14 лет, указывали на сверстников или более старших подростков.

Учитывая, что в Приморском крае только четверть подростков, совершивших уголовно наказуемые деяния, приговариваются судом к наказанию в виде лишения свободы (примирение сторон, отзыв заявлений потерпевшей стороной, назначение альтернативных видов наказания, призыв в Вооружённые Силы и т. д.), тревожит тот факт, что возрастная группа до 15 лет занимает не менее 10 % в составе контингента воспитательных колоний, то есть лиц, как правило, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления.

Данные свидетельствуют о том, что треть осуждённых подростков до совершения преступления, повлекшего изоляцию от общества, состояли в устойчивых подростковых группах, совершавших правонарушения, имели приводы в милицию, а многие задерживались неоднократно (хулиганство, участие в драках, употребление наркотиков и алкогольных напитков, бродяжничество). При этом криминальное поведение многих детей и подростков прогнозировалось и отслеживалось в 16 % случаев - с 10 лет, в 61 % случаев - с 12-15 лет, 23 % случаев - после 16 лет.

Необходимо иметь в виду, что подростки, вышедшие из неблагополучных семей с низким социальным уровнем, не испытывают страха перед тюрьмой, поскольку условия в местах лишения свободы для многих были лучше, чем дома. Однако более половины несовершеннолетних, которым определено наказание, связанное с лишением свободы, жили в относительно благополучных условиях, посещали школу, имели законопослушных родителей. Это говорит о том, что такие элементы гражданского общества и социальные институты, как семья, религия, школа, искусство и культура, наука, общественные организации и прочие не срабатывают.

Нельзя сбрасывать со счётов и стремление отдельных следственных структур улучшить показатели раскрываемости преступлений, используя правовую неосведомленность и неграмотность подростков и их родителей, а также имеющиеся пробелы в законодательстве. Всё это оказывает влияние на неадекватное поведение молодых правонарушителей.

Исследования показывают (В. В. Новиков , А.

И. Мокрецов , Г. Б. Калманов), что среди воспитанников колоний жители промышленных городов преобладают над сельскими подростками (78% и 22% соответственно). Это объясняется тем, что городские дети более активны, чаще имеют лёгкий доступ к психоактивным веществам. Кроме того, в городах правоохранительные органы работают более активно, здесь чаще возбуждаются уголовные дела. В сёлах и деревнях нередко преступник и жертва расходятся «полюбовно».

Осуждённые молодые люди чаще всего называли мотивы своего преступного поведения:

влияние сверстников; стремление к удовольствиям;

- конфликты в школе и дома; поиск денег на мелкие расходы; стремление заработать себе авторитет; групповая солидарность;

- обида на потерпевших, месть.

Следует отметить, что значительная часть несовершеннолетних осуждённых сожалеют о случившемся, однако отношение к потерпевшим характеризуется всё же безразличностью и формальностью. Собственную вину за совершённое преступление признает до 70 % воспитанников воспитательных колоний. Остальные виновными считают подельников, потерпевших, родителей, учителей. Другими словами, большинство подростков, поступивших в воспитательные колонии, сожалеют о случившемся, однако не считают содеянное тяжким преступлением, не испытывают чувство вины, легко усваивают неформальные тюремные нормы, нарушают режимные требования, имеют негативные установки относительно персонала. Их поведение нередко носит показной, демонстративный характер. При этом у несовершеннолетнего осуждённого фиксируется неоднозначное, противоречивое отношение к своему окружению. Он нередко становится обидчивым, агрессивным, обвиняя друзей и родственников в совершённом им преступлении. С другой стороны, у подростка нередко возникает острое желание высказаться, получить моральную поддержку. Это должны иметь в виду все заинтересованные лица, причастные к исправлению, воспитанию и ресоциализации подростков.

Есть основания полагать, что исправительное воздействие осуждённых несовершеннолетних сдерживается некоторыми факторами:

- недостаточной разработанностью научно обоснованных моделей психопрофилактики и психокоррекции нежелательного поведения подростков;

- отсутствие преемственности между специалистами воспитательных колоний и службами, осуществляющими работу с молодёжью на свободе;

недостаточным пониманием должностных лиц, осуществляющих исправительный процесс, психологических и физиологических процессов, происходящих в молодом организме;

недостаточный уровень индивидуально-воспитательной работы, слабый учёт индивидуально-психологических, уголовно-правовых, пенитенциарных характеристик личности несовершеннолетних преступников.

По мнению А.

Л. Ситковского и Ю. Р. Орловой (ВНИИ МВД России), выявленные особенности личности подростков, отбывающих наказание в воспитательных колониях, свидетельствуют о низкой эффективности профилактической работы с ними в местах лишения свободы, что влечёт совершение ими повторных преступлений в течение первого-второго года после освобождения. Очевидно, что механизм устрашающей роли наказания играет всё меньшую роль в преступном поведении лиц, неоднократно отбывающих наказание. Растёт эмоциональное безразличие осуждённых, следовательно, деградирует система воспитания, недостаток которого часто обусловливает недостатки всего процесса социализации.

Традиционно главным направлением воспитательной работы с осуждёнными является труд. Однако в условиях воспитательной колонии производственная база, как правило, однопрофильна или вообще отсутствует. Профобучение в основном ориентировано на подготовку специалистов для собственного производства и зачастую не учитывает потребности рынка труда в стране, регионе и уж тем более предпочтения конкретного осуждённого.

Большую роль в жизни исправительного учреждения могут сыграть постоянные контакты с представителями различных религиозных конфессий, общественных объединений, с уполномоченными по правам человека. Созданию нормального морально-психологического климата в колонии способствуют беседы, встречи, отправление различных религиозных обрядов. Кроме того, это помогает выявлять нарушения прав осуждённых, причин возникновения нарушений и принимать меры по их устранению.

Актуальной остаётся и задача оказания психологической помощи и поддержки осуждённых. Своевременная коррекция личности, грамотное профессиональное психолого-педагогическое воздействие способны свести к минимуму число эксцессов, наблюдаемых в местах лишения свободы, - суицидов, межличностных конфликтов, групповых беспорядков, нервных срывов и т. п.

Существенную роль играют нерешённые проблемы ресоализации, возникающие у отбывшего реальный срок подростка. Это, как правило, отчуждение от ближайшего родственного окружения, дистанцирование от людей, которые могли бы позитивно повлиять на социальный статус несовершеннолетнего, проблемы трудового и бытового устройства, преодоление пенитенциарной стигмации и другие.

Для успешной адаптации молодых людей к жизни на свободе имеют большое значение социально полезные связи, особенно контакты с семьей. Уголовно-исполнительный кодекс РФ существенно расширил возможности свиданий с родственниками и близкими в колонии, предусмотрел более широкий круг оснований для краткосрочных выездов осуждённых за пределы мест лишения свободы и другое. Но, к сожалению, не все нормы уголовно-исполнительного законодательства способствуют решению обозначенной проблемы. Может быть (об этом надо подумать учёным и специалистам), следует разрешить несовершеннолетним длительные свидания с родственниками за пределами колонии.

Пока формальный характер носит и предоставление осуждённым права выезда из исправительного учреждения для предварительного решения вопросов трудового и бытового устройства после освобождения. Не всегда выполняется сотрудниками органов и учреждений, исполняющих наказания, требования приказа Минюста РФ от 13 января 2006 года № 2 «Об утверждении Инструкции об оказании содействия в трудовом и бытовом устройстве, а также оказания помощи осуждённым, освобождаемым от отбывания наказания в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы» в части уведомления заинтересованных субъектов о возвращении несовершеннолетнего из мест лишения свободы.

Даниленко О. В., Владимирцев В. А. (Москва) отмечают, что социальная адаптация является необходимым условием для обеспечения оптимальной социализации, позволяет подростку не просто проявлять себя, быть активным участником социальных процессов, но и благодаря этому обеспечивать своё развитие. В связи с этим серьёзный повод для размышления даёт анализ практики условно-досрочного освобождения от наказания осуждённых. С одной стороны, ст. 79 УК РФ и ст. 175 УИК РФ достаточно чётко определяют основания и исчерпывающий перечень условий для его применения. Но, с другой стороны, по сложившемуся правилу фактически установлены дополнительные ограничения для реализации возможности применения к осуждённому этого вида освобождения от наказания.

Например, для положительного решения вопроса об условно-досрочном освобождении необходимо представить справку о наличии места жительства и о реальной возможности трудоустройства.

Важнейшим моментом в социальной адаптации лиц, освобождённых из воспитательных колоний, является своевременный обмен информацией с использованием новейших технологий о будущей жизни освобождаемого юного осуждённого, в том числе о месте его жительства. Администрация воспитательной колонии, выяснив его намерения, направляет в соответствующие органы милиции сведения об освобождаемом. Должностные лица органов милиции обязаны информировать администрацию воспитательной колонии о прибытии освобождённого, его трудовом и бытовом устройстве. Однако, как показывает анализ положения дел, только на половину запросов воспитательных колоний из ОВД приходят ответы (НИИ ФСИН России). Основной проблемой здесь является межведомственная разобщённость.

Таким образом, в рамках данной работы мы коснулись лишь некоторых вопросов, касающихся осуждённых юношей и девушек. Остаётся неразрешённым целый комплекс проблем, связанный с организацией исправительной и воспитательной работ в исправительных учреждениях, с ресоциализацией несовершеннолетних, освобождаемых из мест лишения свободы. Однако вывод вполне ясен: государство должно создать более эффективную систему профилактики и предупреждения преступлений несовершеннолетних и молодёжи, исправления осуждённых и ресоциализации освобождённых из мест лишения свободы.

<< | >>
Источник: Романов Ю.А.. Криминологическая характеристика преступности несовершеннолетних и молодёжи (по материалам Приморского края) : монография / Ю. А. Романов; ДФ ФГОУ ВПО Кузбасский институт ФСИН России - Новокузнецк: ФГОУ ВПО Кузбасский институт ФСИН России,2010. - 140 с.. 2010

Еще по теме 4.3. Учёт индивидуально-личностных особенностей осуждённого и проблемы ресоциализации освобождаемого несовершеннолетнего из мест лишения свободы:

  1. Глава 2. Особенности возбуждения уголовных дел в отношении несовершеннолетних
  2. § 2. Особенности производства следственных действий с участием несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых
  3. § 1. Особенности режима исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы
  4. § 6. Особенности исполнения наказания в виде лишения свободы в воспитательных колониях
  5. § 2. Особенности правового регулирования деятельности мест лишения свободы в годы первых пятилеток и предвоенные годы (1929—1940 гг.)
  6. § 2. Особенности воспитательной работы с осужденными в годы первых пятилеток и предвоенные годы (1929—1940 гг.)
  7. Глава 17. ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ В ВОСПИТАТЕЛЬНЫХ КОЛОНИЯХ
  8. Особенности исполнения наказания в виде лишения свободы в воспитательных колониях
  9. Глава I ПРЕСТУПНОСТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ С ПСИХИЧЕСКИМИ АНОМАЛИЯМИ КАК РЕЗУЛЬТАТ КРИМИНОГЕННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ВНЕШНИХ ЯВЛЕНИЙ И ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ
  10. Вопрос 4.Стадии процедуры административного надзора.
  11. Содержание
  12. 4.3. Учёт индивидуально-личностных особенностей осуждённого и проблемы ресоциализации освобождаемого несовершеннолетнего из мест лишения свободы
  13. Особенности предмета доказывания по уголовным делам несовершеннолетних
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -