<<
>>

Обстоятельства, исключающие юридическую ответственность, и основания освобождения от юридической ответственности по действующему российскому законодательству

B медицине для успешного лечения заболевания необходимо не только правильно диагностировать внешние проявления заболева­ния, но и установить его причины, скрытые от непосредственного восприятия.

Аналогично и в правовой сфере зачастую надлежит не только выявлять факты нарушения правопорядка и законности, но и дать адекватную юридическую квалификацию их природы, что позволит своевременно и эффективно предотвращать подобного рода противоправные деяния.

Как уже отмечалось, далеко не всякое противоправное поведе­ние можно квалифицировать как правонарушение. B жизни встре­чаются и такие его разновидности, как объективно-противоправное деяние, правоприменительная ошибка, относящаяся к разряду изви­нительных, и злоупотребление субъективным правом (юридической обязанностью), если таковое еще не образует состав конкретного правонарушения.

Bо всех подобных случаях, безусловно, должна следовать опре­деленного рода государственная реакция правового характера, на­правленная на восстановление нарушенного состояния конкретного правоотношения. Однако она не может быть выражена в привлече­нии к юридической ответственности лица, совершившего подобно­го рода противоправное деяние, так как общее правило гласит: нет правонарушения, нет и юридической ответственности. Bсе вышена­званные противоправные деяния следует во всех случаях квалифи­цировать как обстоятельства, исключающие юридическую ответст­венность со всеми вытекающими юридическими последствиями. Юри­дическая картина реакции государства выражается в том, что в дан­ном случае карательные санкции за нарушение норм права не под­лежат применению, а упор делается на санкции ничтожности, вос­становительные санкции, в определенных случаях — на поощри­тельные. Из общепрофилактических мероприятий, направленных на блокирование либо снижение самой возможности появления подобного рода фактов, следует назвать такие задачи государствен­ных и ряда общественных организаций, как:

• выявление, исследование, обобщение, анализ такого рода дея­ний и сопутствующих им обстоятельств;

• принятие своевременных и адекватных действий по совер­шенствованию действующего законодательства и текущей правоприменительной практики;

• проведение целенаправленной работы по повышению уровня правосознания соответствующих категорий лиц и т.п.

В действующем российском законодательстве есть отдельные правовые предписания, направленные против злоупотребления субъективным правом или служебными полномочиями. В п. 3 ст. 17 Конституции РФ записано, что «осуществление прав и свобод че­ловека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц», а ст. 10 ГК РФ «Пределы осуществления гражданских прав» расценивает как злоупотребление гражданскими правами такие действия физических и юридических лиц, которые предпринимают­ся «исключительно с намерением причинить вред другому лицу» либо в целях ограничения конкуренции или извлечения выгоды из своего доминирующего положения на рынке. Кроме того, данная статья указывает на «злоупотребление правом в иных формах», под­черкивая, что при любом таком злоупотреблении гражданскими правами суд может отказать физическому или юридическому лицу «в защите принадлежащего ему права».

Против злоупотреблений правами и юридическими свободами направлена и ст. 53 ГК РФ, возлагающая на лиц, действующих от имени хозяйствующих субъектов, обязанность «действовать в инте­ресах представляемого им юридического лица добросовестно и ра­зумно» и возместить причиненные ему убытки, если иное не преду­смотрено законом или договором.

Правовые предписания такой же направленности встречаются также в некоторых других отраслях права. Например, в п. 3 ст. 217 УК РФ «Ознакомление обвиняемого и его защитника с материала­ми уголовного дела» указывается: «Если содержащийся под стражей обвиняемый и его защитник явно затягивают время ознакомления с материалами уголовного дела, то на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 125 настоящего Кодек­са, устанавливается определенный срок для ознакомления с мате­риалами уголовного дела». Здесь, по сути, речь идет об ограниче­нии определенным (разумеется, разумным) сроком осуществления права на ознакомление дела при окончании предварительного след­ствия, если имеет место попытка использовать это право для затя­гивания судопроизводства.

B уголовном законодательстве содержатся нормы, признающие злоупотреблением или превышением власти действия определенной группы работников, когда эти действия выражаются в использова­нии служебных полномочий вопреки их назначению в корыстных или иных антиобщественных целях. B частности, ст. 201, 202 и 285 УК РФ при определенных условиях признают преступными дейст­вия менеджеров, частных нотариусов, частных аудиторов и должно­стных лиц, выражающиеся в использовании своих полномочий во­преки своим задачам, законным и служебным интересам.

B качестве административного проступка ст. 13.15 КоАП РФ квалифицирует злоупотребление свободой массовой информации, а именно «изготовление и (или) распространение теле-, видео-, ки­нопрограмм, документальных и художественных фильмов, а также относящихся к специальным средствам массовой информации информационных компьютерных файлов и программ обработки информационных текстов, содержащих скрытые вставки, воздей­ствующие на подсознание людей и (или) оказывающие вредное влияние на их здоровье». За это предусматривается наказание в виде наложения административного штрафа: на граждан — в раз­мере от 20 до 25 МРОТ с конфискацией предмета административ­ного правонарушения; на должностных лиц — от 40 до 50 МРОТ с конфискацией предмета административного правонарушения; на юридических лиц — от 400 до 500 МРОТ с конфискацией предме­та административного правонарушения». Подобного рода злоупот­ребления являют собой уже правонарушения в виде преступления либо проступка и соответственно предполагают возникновение юридической ответственности у соответствующей категории лиц.

Однако в целом проблема как правовой оценки злоупотребле­ний правом (полномочиями), не перерастающих в преступление или административное и дисциплинарное правонарушение, так и борьбы с этим вредоносным явлением, имеющим в достаточной степени острый характер, пока все еще не решена. Представляются совершенно необходимыми законодательно закрепленные меры, которые бы поставили заслон этому распространенному в россий­ской действительности социально-правовому злу, которые на наш взгляд, могут выражаться:

1) в четком обозначении в правовых нормах той цели, ради дос­тижения которой они, т.е.

эти нормы, устанавливаются;

2) в более строгом обозначении самих субъективных прав, юри­дических свобод и полномочий в диспозициях соответствующих норм права;

3) в тщательном определении пределов использования субъек­тивных прав, юридических свобод и полномочий с исчерпывающим перечислением вводимых законодателем ограничений;

4) в признании того, что использование субъективного права, юридической свободы или полномочий вопреки той цели, которая обозначена в соответствующей правовой норме, становится право­нарушением;

5) в последовательном определении государственных мер, кото­рые должны применяться к лицам, которые злоупотребляют своими правами, юридическими свободами или полномочиями как в том случае, когда их действия перерастают в правонарушение, так и в других ситуациях.

Эти меры должны указываться в санкциях правовых норм, ко­торые непосредственно нарушаются при злоупотреблении правом (полномочиями), либо примерно в том виде, как это сделано в ст. 10 ГК РФ или 217 УПК РФ, когда речь идет о других проявле­ниях данного вида отклоняющегося поведения.

Еще одной разновидностью отклоняющегося поведения служат объективно-противоправные деяния, под которыми подразумеваются действия, формально подпадающие под признаки того или иного правонарушения, однако по существу не содержащие его состава. B гражданском обороте таковыми являются, например, неисполне­ние обязательства из-за обстоятельств непреодолимой силы (форс- мажор), прекращение обязательств «невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает» или из-за смерти должника, «если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательст­во иным образом неразрывно связано с личностью должника» (ст. 416, 418 ГК РФ).

По новому Уголовному кодексу РФ «не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опас­ности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причи­нения вреда личности, обществу или государству» (ст.

14). Кроме того, не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны или при его задержании, ввиду крайней необходимости, в результате физического или пси­хического принуждения, при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели (ст. 37, 38, 39, 40, 41 УК РФ). Во всех таких случаях имеет место отклонение от правомерного поведения именно в форме объективно противоправного действия, которое лишено тех или иных признаков преступления.

Сюда примыкают также внешне противоправные деяния, со­вершенные душевнобольными (невменяемыми), малолетними (не­дееспособными) или несовершеннолетними, достигшими возраста, предусмотренного ч. 1 или 2 ст. 20 УК РФ, но вследствие отстава­ния в психическом развитии, не связанного с психическим рас­стройством, во время совершения общественно опасного деяния не осознающими в полной мере фактический характер и обществен­ную опасность своих действий (бездействия) либо не имеющими возможность руководить ими, т.е. неделиктоспособность (ст. 20 и 21 УК РФ). Такие действия объективно противоправны, однако не содержат необходимой суммы признаков правонарушения.

Природа юридической картины совсем иная, когда речь идет об основаниях освобождения от юридической ответственности. В по­добных случаях прежде всего следует констатировать следующие обстоятельства:

• в реальной действительности имело место событие, квали­фицируемое юридически как правонарушение со всеми его свойствами, образующими состав правонарушения;

• с момента совершения правонарушения у его исполнителя возникает юридическая ответственность как определенного рода юридическое состояние;

• в силу ряда причин, прямо предусмотренных по действую­щему законодательству, правоприменитель считает нецеле­сообразным ее дальнейшее продолжение (протекание);

• освобождение от юридической ответственности осуществля­ется посредством принятия правоприменителем правопри­менительного акта-решения, зачастую носящего форму пра­воприменительного акта-документа;

• правоприменитель принимает подобное решение с соблюде­нием предусмотренных процессуальным правом процедур (правоприменительных актов-действий);

• освобождение от юридической ответственности — это юри­дическая потенциальная возможность, которая лишь при наличии определенных юридически обозначенных фактов может стать фактической реальностью.

Подобные основания можно разделить как на общеправовые, так и на отраслевые.

К разряду общеправовых следует отнести:

• потерю общественной опасности противоправного деяния или лица его совершившего вследствие изменившихся об­стоятельств;

• истечения сроков давности привлечения к юридической от­ветственности (в различных отраслях права подобные сроки меняются).

B уголовном праве подобными обстоятельствами по определен­ной категории дел могут служить:

• деятельное раскаяние лица, совершившего противоправное деяние (ст. 75. УК РФ);

• примирение его с потерпевшим (ст. 76 УК РФ);

• акты амнистии (ст. 84 УК РФ) и помилования (ст. 85 УК РФ);

• смерть подозреваемого или обвиняемого лица (п. 1.4 ст. 24 УПК РФ).

B рамках гражданско-правовых отношений юридическая ответст­венность, носящая субсидиарный характер, может распространяться на правопреемников в случае смерти виновного лица (ликвидации юридического лица) либо его неделиктоспособности. Смерть сто­роны гражданско-правового деликта в соответствии со ст. 220 УПК РФ является основанием прекращения производства по делу лишь при условии, когда спорное материальное правоотношение не до­пускает правопреемства. Однако если в случае смерти стороны пра­вопреемство возможно, то дело не прекращается, а приостанавли­вается (ст. 215 ГПК РФ).

<< | >>
Источник: Ф.К. Зиннуров и др.. Правоведение: учеб. пособие для студентов вузов, обу­чаю щихся по неюридическим специальностям / [Ф.К. Зинну­ров и др.]; под ред. А.М. Артемьева, Ф.К. Зиннурова. — М.,2012. — 255 с.. 2012

Еще по теме Обстоятельства, исключающие юридическую ответственность, и основания освобождения от юридической ответственности по действующему российскому законодательству:

  1. § 3. Материальная ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю
  2. ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ
  3. Теоретические представления о сущности юридической ответственности
  4. § 3. Правонарушения в сфере труда как основание юридической ответственности по нормам трудового права
  5. 8. Ответственность за нарушение договора транспортной экспедиции
  6. §3. Участники следственных действий
  7. § 3. Юридические признаки повторности преступлений
  8. Регламентация возраста наступления уголовной ответственности по российскому законодательству
  9. ПРЕКРАЩЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ 9.1.1. Понятие и основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования
  10. Обстоятельства, исключающие юридическую ответственность, и основания освобождения от юридической ответственности по действующему российскому законодательству
  11. Административная ответственность
  12. СЛОВАРЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ
  13. Лекция 29. Юридическая ответственность.
  14. Освобождение от юридической ответственности и исключение юридической ответственности по российскому законодательству
  15. § 3. Эффективность уголовно-правовой охраны собственности в Российской Федерации и Кыргызской Республике
  16. Глава III. ЭФФЕКТИВНОСТЬ ДЕЙСТВИЯ НОРМЫ О НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЕ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РФ И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
  17. 4. Освобождение от юридической ответственности и исключение юридической ответственности по российскому законодательству
  18. Основания смягчения уголовного наказания в международных документах и законодательстве отдельных зарубежных государств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -